Меню

Заброшенные храмы урала

Заброшенные храмы Урала

В забытых храмах Урала есть какая-то пугающая и изумительная красота. Эти напоминания об ушедшей богатой православной культуре хранятся во многих городах и селах Свердловской области. Когда-то почитаемые, они были в свое время покинуты по разным причинам — главным образом, в связи с меняющимися реалиями современного мира. Сегодня большинство заброшенных храмов находится в состоянии упадка. Но даже подобные руины притягательны для многих туристов. В фотоленте Туристер.ру — впечатляющие снимки екатеринбургских путешественников и исследователей Владислава Деревянных и Алексея Медведева.

Галкинское. Боголюбская церковь

Куровское. Церковь Николая Чудотворца.

Знаменская церковь. с. Замараевское Шадринского района.

Анохинское. Церковь Иоанна Предтечи.

Заброшенная Церковь Спаса Нерукотворного Образа. с Сладкокарасинское.

Церковь Покрова с Барневское Шадринского района.

Першина. Церковь Покрова Пресвятой Богородицы.

Заброшенная Церковь Константина и Елены. с. Максимово Шадринского района

Стриганское. Церковь Троицы Живоначальной.

Николаевская церковь с. Рычково Алапаевский район, каменная, однопрестольная.

Крутихинское. Церковь Михаила Архангела.

Заброшенный храм Иоанна Предтечи. с. Шаламово Мишкинский район.

Чернорицкое. Церковь Николая Чудотворца.

Килачевское. Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Антоново. Церковь Троицы Живоначальной.

Шогринское. Церковь Николая Чудотворца.

Петропавловская церковь. с. Купай Мишкинский район.

Заброшенные храмы Каменского района. Часть II

В Каменском районе Свердловской области деревни всегда были богатыми, а посему даже в самой маленькой деревушке крестьяне могли возвести каменный храм.

Чтобы получить разрешение на строительство храма, община должна была доказать свою состоятельность, ведь мало было отсроить церковь, ее необходимо было еще и содержать.

Точная дата основания села Смолинское неизвестна. Также не сохранилась и история появления названия села. По преданию, село так названо по фамилии крестьянина Смолина, основавшего село, либо же имя получено от смолистого леса, окружающего деревню.

Первая церковь в деревне Смолинское была построена еще во второй половине 17 века (точная дата постройки неизвестна). Но в 1822 году сильно пострадала при пожаре. Год спустя смолинцы заложили каменный храм во имя Пророка Илии с двумя теплыми пределами- правым в честь Воздвижения Креста Господня и левым — во имя св. Великомученика Димитрия Солунскаго.

Место для строительства храма всегда выбирали центральное, на возвышенности, чтобы церковь было видно за много верст.

И сейчас, лишь въезжаешь в деревню, виден храм. Стоит он безглавый, вместо трапезной — полуразрушенная арка, оба предела уничтожены. Входим внутрь, пахнет воском и ладаном.

Фрески в заброшенных церквях сохраняются редко, чаще всего они сбиты или покрыты копотью. В храме Пророка Илии сохранилась яркая роспись по библейским сюжетам, но только сверху. К слову сказать, фрески эти были нанесены гораздо позже. Изначально церковь была просто беленая. В 1887 году смолинцы смогли пригласить художника, который работал над фресками до 1893 года.

Вообще мы впервые в подобном храме. Реставрационные работы тут пока что не ведутся, и по всем законам заброшенных объектов здесь должен валяться мусор и бутылки, пахнуть туалетом. В Смолинской церкви этого нет. Мы впервые встретились с тем, что в полуразрушенном храме ведутся службы, что любой желающий может прийти и помолиться. Несмотря на то, что храм остается без присмотра, здесь открыты двери, неказистые предметы церковного обихода никто не трогает. Проемы заколочены досками, скромный иконостас собран из подручных средств.

На входной двери висят правила поведения в храме, история села и церкви, а также расчетный счет для благотворительных взносов.

Церковь была закрыта в далеком двадцать восьмом году, как и многие другие культовые сооружения. Пережив десятилетия забвения, постепенно возвращаются они к жизни.

Так, буквально недавно началась реставрация одной из старейших церквей Каменского района — церкви в честь Тихвинской иконы Пресвятой Богородицы в селе Рыбниковское.

Село Рыбниковское впервые упомянуто в документах 1682 года. В рыбниковской церковной летописи сказано, что деревню основал ссыльный Рыбников, крепостной крестьянин из Центральной России. Скорее всего, по его фамилии село и названо. Так же есть версия, что название получено от всегда хорошего улова на Сунгуле.

В 1816 году на высоком берегу озера Большой Сунгуль был заложен первый камень будущего храма. Спустя 23 года храм освятили. Как и все церкви того времени, строительство велось из красного местного кирпича, храм был побелен и выглядел нарядно и торжественно.

Заброшенные храмы Каменского района. Часть I

В 30-ые годы село Рыбниково насчитывало более 1700 человек жителей, многие из которых были против закрытия церковного прихода. Благодаря этому храм действовал до начала «Большого террора». Окончательно церковь закрыли в 1940 году.

Священник Старцев Василий Дмитриевич, протоиерей церкви села. Рыбниково Каменского района и благочинный церквей Каменского округа приговорен 27 октября 1937 года к расстрелу. Приговор приведен в исполнение.

Видео: Дмитрий Сурин, Анна Рыбакова

Кто и зачем на Урале напоминает о забытых храмах?

Село Хромцово. 75 километров от Екатеринбурга. Небольшое, низенькое, занесенное снегом. Посреди села вырастают каменные стены храма во имя Пресвятой Троицы. Собственно, стены – это всё, что осталось от некогда оного из красивейших приходов Урала. Храм давно забыт сельчанами. Но сегодня около него немало людей. В их руках блокноты, фотоаппараты, географические карты; они приберутся, запишут истории местных жителей, сделают фотографии и поедут дальше. Вскоре по их следам поедут многочисленные туристы и просто неравнодушные… А там и до возрождения застывшей в камне веры недалеко. Ближе, чем кажется.

Высадившийся в Хромцово десант – это волонтеры проекта «Забытые храмы Урала». Сообщество возникло в 2010 году в социальных сетях и собрало сотни молодых людей – от студентов до директоров музеев. Теперь в свои выходные активисты не идут на шопинг, в кино или в клуб – они садятся в машины и объезжают заброшенные церкви, собирают о них информацию в архивах, устраивают фотовыставки, выпускают фотоальбомы… Зачем? Это необычная история.

Всё началось с рекламщика Александра Зиновьева, тогда еще студента Гуманитарного университета. Александр много ездил по родному краю. Тут и там среди полей и сел возникали невероятной архитектурной красоты здания. Старые церкви. Они даже без окон и без дверей, без куполов, исписанные вандалами, потрепанные временем и ветром, поражали воображение путешественника. Впечатления усиливала звучащая в наушниках песня «Церквушки» его любимой группы «Черный кофе». «Стоят церквушки по Руси забытые – забитые…»

Смотрите так же:  Усть-вымские храмы

«Такое путешествие меняет привычный мир, – рассказывает Александр, – вот ты живешь в городе в центре большой страны и не задумываешься о том, что было до и будет после, но вдруг тебе открывается совершенно другой мир. Сначала ты видишь величественные здания и прекрасные фрески, созданные людьми, которые жили здесь до тебя и о существовании которых ты и не подозревал (а ведь многие храмы превосходят по масштабам и декору не только храмы “миллионников”, но даже столиц). Затем ты видишь, что сделали с этими творениями люди и время. Задаешься вопросом: почему, как?»

И так как Саша блестяще знал историю – ответы его пугали. Дело в том, что Православие на Урале принималось очень тяжело. Первые храмы, деревянные тогда, местные жители-язычники сжигали. Потом настал переломный момент. И уральцы уже за Православие готовы были умирать. Но тут очередная перипетия – революция 1917 года. И уральцы делятся не на белых и красных, а на ревнителей и гонителей веры. В итоге – об этом нужно говорить прямо – сами же некогда воцерковленные люди эти церкви сжигали, взрывали, превращали в склады, в овчарни, в клубы. Причем и в то, и в другое, и в третье одновременно. Но православные тоже не лыком были шиты: на Урале звон колоколов можно было слышать вплоть до 1940-х годов. Известны случаи, когда православная общественность готова была идти на бунт, чтобы отстоять свой храм. И вот сегодня – уже в XXI веке – всё это забыто. Храмы заброшены; по некоторым оценкам, их на Урале около 500, они стоят мощные, но одинокие, обрастают мифами. Как в той же песне, что помнится Александру: «Стоят одни на пустырях, / Другие плачут у дорог, / Забыли люди о церквях…»

Своими впечатлениями и мыслями о судьбе храмов рекламщик Зиновьев начал делиться с друзьями и одногруппниками. Решили: начать путешествовать и всеми способами привлекать внимание к «объектам». Тем более что в это время как раз пошла мода на индустриальный туризм. В первое путешествие по забытым храмам отправился целый отряд. Для кого-то это было приключение, для кого-то – попытка понять историю, кто-то поехал за компанию. Назад они вернулись другими людьми.

Знакомый Зиновьева, индустриальный турист Павел Мельник был членом той самой первой экспедиции зарождающегося сообщества.

«Все ехали за своим. Александру, например, нравилось узнавать истории, которые рассказывали местные жители, – вспоминает он, – мне же нравилось бывать в забытых, но по-прежнему сильных местах. Своя атмосфера, некое ощущение трепета и величественности места. Доставляло удовольствие просто найти, доехать, походить по объекту и подумать о своем».

В то время Павел начал увлекаться фотографией и видео. Он вместе с еще одним знакомым, Алексеем Белоглазовым, стал делать сотни кадров в каждом месте, где они бывали. Просто потому, что увиденное не хотелось забывать. «Фотографом я не был и не являюсь, – говорит Алексей, – а фотографировал просто потому, что есть фотоаппарат и хотелось запечатлеть настоящую красоту для себя и для группы».

Группа – это страница сообщества в социальных сетях. После каждого путешествия там действительно появлялись фотографии забытых храмов с отчетом о поездках и историческими справками. Группа довольно быстро стала популярной в Екатеринбурге, где и родилась, а затем и по всему Уралу. Те, кто когда-то сам по себе интересовался историей Православия в регионе, свободно добавлялись в сообщество. За два года его существования только у группы «ВКонтакте» почти 4 тысячи подписчиков.

Фотография ангела и другие истории

Сообщество «Забытые храмы Урала» на самом деле уникальное место в интернет-пространстве. Оно, что называется, «работает»: участники знакомятся, объединяются, отправляют рассылки в другие сообщества, привлекают новых участников, добиваются публикаций в СМИ, принимают участие в различных обсуждениях на тему Православия. В так называемой «раскрутке» движения на начальном этапе Александру Зиновьеву, конечно, помогли его профессиональные знания рекламщика. В остальном же ее успех – бескорыстное желание людей прикоснуться к веками намоленным местам.

«Главное для нас, – подчеркивает Александр – это всё же организация регулярных путешествий к храмам. За время активной деятельности группы только в путешествиях, организованных администрацией сообщества, поучаствовали более тысячи человек, а сколько было самостоятельных – не счесть».

За три неполных года волонтеры рассказали о 200 забытых храмах Урала. Всего же в регионе, по примерным подсчетам активистов, около полутысячи разрушенных церквей. И лишь 100 из них в последнее время восстанавливаются. В некоторых случаях местных жителей на восстановление провоцируют участники сообщества. Вот лишь один из примеров.

Храм во имя великомученика Георгия Победоносца в селе Камышево еще несколько лет назад был мало кому известен. Хотя это настоящий памятник архитектуры. Церковь построена в первой половине XIX века тем же архитектором, который спроектировал главный собор – Крестовоздвиженский – в Верхотурье, православной столице Среднего Урала.

Но 70 лет, после того как в 1930-х его окончательно закрыли, храм в Камышево привлекал внимание только местной шпаны: молодчики устраивали внутри ежевечерние пьянки и оставляли поверх фресок нецензурные надписи. Правда, были и те, кто приходил в этот храм молиться. Удивительно, но там всё это время стоял подсвечник, который почему-то никто не украл.

?Храм в Камышево волонтеры движения «Забытые храмы Урала» посетили одним из первых. И поняли: если не начать его восстанавливать, он просто рухнет. О храме и его истории соратники принялись рассказывать во всех доступных им страницах в интернете и в СМИ. Стали выходить на местных жителей, но они только отмахивались: мол, вера в наши края не вернется, а символ веры в нашей деревне не спасти. И тут произошло чудо.

Настоятель храма в соседнем Черноусово отец Георгий Масленников, тоже загоревшийся идеей сохранить церковь в Камышево, приехал сюда оценить фронт работ. Взял с собой фотоаппарат. Наделал десятки снимков. И только дома увидел в кадре облако. Отец Георгий уверен: это ангел. И вероятно, он в этот момент здесь появился неслучайно.

Фотография ангела тоже пробуждала интерес к храму. Тогда местные жители задумались. Вскоре священнослужители, сельчане и активисты взялись за дело. Сегодня на храме уже заблестели купола.

«Наше движение полезно тем, что мы популяризируем храмы в деревнях, которым не хватает финансирования, – рассказывает один из активных участников сообщества, директор Екатеринбургского музея истории и развития Трамвайно-троллейбусного управления Алексей Медведев. – К сожалению, деревни вымирают. И средств местных жителей не хватает, чтобы сохранять и поддерживать такую красоту в достойном виде. Надеюсь, что олигархи вместо того, чтобы клубы футбольные покупать, на храм пожертвуют. Ведь они не только символ веры – они еще и памятники архитектуры, истории».

Смотрите так же:  Уразово храм

Вообще Алексей искренне верит, что храмы рано или поздно восстановят. Хотя в самой группе по этому поводу часто разгораются споры. Даже те, кто когда-то пригласили Медведева в сообщество – Ольга и Михаил Популовских, – высказываются против восстановления. Потому что, по их мнению, это будут уже другие храмы.

«Фрески XVI–XVII веков скроются под штукатуркой, в проемы вставят пластиковые окна, на сейфдвери навесят пудовые замки, – перечисляет «перспективы» восстановления Ольга, – внутри будет всё красиво и блестяще, напоминая яркую открытку. Это уже не будет тот храм, куда хочется войти и поговорить с Богом».

Однако это споры о вкусе; они, как и дискуссии о вере, разгораются в сообществе регулярно. Никто не сомневается лишь в том, что напоминать о забытых храмах – это полезное и доброе дело. Ради этого программист Ольга Популовских и ее брат Михаил (он гидрометаллург и фотограф) придумали свой способ достучаться до уральцев, особенно до тех, кого не выманишь из дома в поездку. С помощью панорамных фотографий и компьютерных технологий они устраивают виртуальные туры по забытым храмам.

«Это уникальная возможность показать людям намного больше, чем может простая фотография, – убежден Михаил, – они могут, не покидая дома, прогуляться по храму, увидеть его таким, каким его видели мы, изнутри; обернуться, посмотреть под ноги, пройти по всем помещениям и так далее».

Сам Михаил – один из возрастных участников проекта: ему 43. Интерес к забытым храмам у него с детства. Как-то отец принес кипу черно-белых фотографий: кто-то, немало поездив по селам в советские годы, собрал большую коллекцию снимков православных церквей. Эти фото так подействовали на Михаила, что он поклялся: вырастет – увидит все их вживую. И увидел. А потом решил показать эти храмы другим. Вскоре Популовских обещают все свои виртуальные путешествия разместить на отдельном сайте. Пока же их можно найти в группе «Забытые храмы Урала» «ВКонтакте».

В забытых храмах – очередь, на приходах – жизнь

Фотографии заброшенных церквей участники сообщества представляют в Екатеринбурге, выставки проводятся регулярно, привлекая неподдельный интерес общественности. Многие приходят, чтобы не только своими глазами увидеть фотографии, но и попытаться понять феномен известного уральского сообщества. Как им удалось из страницы в социальной сети сделать столько для истории и Православия?! Выставки и всё, чем занимаются активисты, не оставили равнодушной и Екатеринбургскую епархию. Фотографии, сделанные волонтерами сообщества, были использованы при создании одноименной фотокниги, выпущенной издательством епархии.

Сегодня, и это факт, храмы Урала нельзя назвать «забытыми». Разрушенные – да, но не забытые. По маршрутам, которыми когда-то ездили волонтеры, турфирмы устраивают экскурсии. Многие уральцы их проезжают самостоятельно. Один из первых организаторов движения индустриальный турист Павел Мельник жалуется мне: «Теперь, чтобы попасть в заброшенный храм, иногда приходится выстоять очередь».

«Мы добились своего: сотни храмов описаны, каталогизированы, о них узнали многие люди», – вторит Павлу Мельнику Александр Зиновьев. А еще – он никогда из-за скромности не скажет об этом, но – всё-таки сообществу удалось призвать к восстановлению не одного храма. В некоторых уже кипит приходская жизнь.

«Еще один наш итог таков, – продолжает Александр, и видно, что ему важно об этом сказать, – в нашем сообществе много людей, и не все они верующие, есть даже с радикально атеистическими взглядами. И, конечно, споров и разговоров о Церкви среди неверующих участников было с лихвой, но их старались “не выносить”. Главное: от противников Церкви мы добились уважения к Православию – хотя бы как к значимой части истории и культуры Урала».

Число подписчиков сообщества в социальных сетях растет с каждым днем.

Заброшенные храмы Каменского района. Часть I

Каменский район Свердловской области когда-то славился своими богатыми селами и деревнями. До XX века даже в самой маленькой деревушке возводили каменный храм. И простояли бы эти церкви ни одну сотню лет, если бы не революция.
Сегодня мы предлагаем вам небольшое путешествие по нескольким селам Каменского района. Вспомним историю, полюбуемся забытыми храмами, порассуждаем о будущем.

По некоторым данным село Маминское было основано выходцем из Кунгура Игнатием Ивановым в 1682 году. Но свое нынешнее имя деревня получила много позже, когда уроженец села Василий Игнатьевич Мамин-Попов стал первым священником в деревне. По его имени и был назван приход, а позже и весь населенный пункт. Его потомка мы все прекрасно знаем — это известный уральский писатель Мамин-Сибиряк.

Несмотря на то, что здесь всегда была очень плохая почва, деревня быстро превратилась в зажиточное село. А все потому, что в Маминском нашли золото. Золотая лихорадка пришлась на ХIХ век, именно в это время разбогатевшие золотоискатели стали строить свои дома из кирпича.

О богатстве местных жителей также говорит и то, что во многих дворах для хранения продуктов использовался не просто подпол, а целые погреба, выложенные камнем. В таком погребе холодно летом и поддерживается комфортная температура для хранения продуктов зимой. До сих пор многие местные жители используют такие погреба в качестве холодильников.

К слову сказать, почти каждый восьмой дом был кирпичный. Кирпич был местный и очень высокого качества. Из него строили хоромы себе, дома для прислуги, придомовые постройки. На данный момент в деревне сохранилось порядка 40 кирпичных построек того времени.

Заброшка в Челябинской области

Говорят, что местным кирпичом был выложен ход, который вел от церкви за деревню. Но действительно ли это так, неизвестно. Ведь от храма до конца села почти 2 километра.

Хотя в 80-е годы прошлого столетия вдруг стали проваливаться коровы. Вначале списали это на старые колодцы, затем стало понятно, что не может быть столько колодцев на одной прямой.

А вот то, что из местного кирпича был построен один из самых грандиозных храмов Свердловской области это факт. В 1831 году начали строить храм Архангела Михаила в память победы русского народа в войне 1812 года. Каждый двор старался поучаствовать в строительстве. Кто медяком, кто рублем, а кто и трешкой. Тем не менее, строительство храма велось около 40 лет. Говорят, что имя каждого, кто пожертвовал на храм больше рубля, было высечено на стене. Но, скорее всего, просто внесено в церковную книгу.

Смотрите так же:  Храмы галицко-волынского княжества

В строительстве использовали один миллион двести кирпичей, кладка была ручная на известковом растворе и куриных яйцах, их тоже ушло ни один миллион.

Храм Архангела Михаила был закрыт в 1937 году, до 90-х он разрушался, сейчас ведутся реставрационные работы. Забелили старые фрески, установили несуразные купола. Я помню его еще обезглавленным, со старой винтовой лестнице, которая вела на колокольню. Если заблудишься в лесу, выйдешь в поле и сразу понятно в какой стороне деревня — храм было видно издалека. Сейчас водрузили на него золотые купола, и потерял он свой облик.

Удивительно, как умели наши предки выбирать пространство для своих культовых сооружений. В какой бы деревне мы ни были, церковь всегда стоит на своем месте.

Далматовский мужской монастырь

Исетское само по себе находится вдали от больших дорог. Небольшая, уютная деревушка, и церковь здесь такая же. Она просто само олицетворение скромности, сдержанности и простоты.

И жалко, что рушится и страшно, что испортят новоделом, как это случилось с храмом в Маминском. Хотя, об этом можно не беспокоиться, Николаевкая церковь не включена в список на реставрацию и восстановление в едином реестре РПЦ, разве что найдется спонсор. Несмотря на то, что с 2001 церковь является памятником архитектуры областного значения. реставрировать ее пока что не собираются.

Церковь во имя святого Николая, архиепископа Мирликийского, была освящена 13 марта 1852 г. Правый придел во имя пророка Илии, освящен ранее, 6 декабря 1845 г. Здесь крестили, венчали и отпевали. Не одно поколение прошло свой жизненный путь в стенах этой церквушки. Говорят, что убийца последнего настоятеля храма Александра был крещен именно здесь. В 1918 году он совершил свой грех, в 1930 году церковь окончательно закрыли, а через некоторое время, убийца настоятеля повесился рядом с Божьм домом. Но замолить его грехи было уже некому.

Вообще, подобные мрачные истории достаточно часто рассказывают о заброшенных церквях.
Не менее зловещая история произошла в церкви в честь Святой Живоначальной Троицы в селе Троицком. Когда снимали колокола, произошел несчастный случай, погибло несколько человек и лошадей. Насколько это правда, неизвестно, но подобные легенды свято хранятся местными жителями.

Обычно храм воздвигают в центре деревни, по всей видимости, так оно и было в 1801 году, когда был заложен фундамент. Сейчас же, кажется, что церковь стоит в стороне от центральных улиц, от больших дорог.
Облик ее необычен для традиционной русской церкви. Кто-то узрел в ней готические элементы, мне она напомнила Долматовский монастырь.

Храм несколько раз перестраивали. Все дело в том, что трапезная и колокольня постоянно давали трещины. Специалисты предполагают, что храм был построен на месте, где когда-то добывали золото, возможно под храмом находятся шахты.

В 1929 году расстреляли священника, в 1937 церковь окончательно закрыли. Поначалу здесь хранили зерно, потом превратили в складское помещение, в конце концов, за ветхостью сооружения и их закрыли.

Пол давно сгнил, глазницы окон заколочены, фрески сбиты, рассыпается кирпичная кладка. Попасть внутрь можно через небольшой лаз, в подкупольном пространстве достаточно опасно, свисают балки и часть кровли. Если быстро проскочить в алтарную часть, то можно рассмотреть остатки фресок. Ни ладана, ни аналоя, ни престола давно уже нет.

Что станется с храмом, когда мне стукнет 70? Скорее всего, он переживет меня и моих внуков. А дальше? А дальше превратится в пыль.

Забытые молитвы: путешествие по заброшенным церквям Свердловской области

Не так давно Екатеринбург и всю Свердловскую область охватывали ярые баталии по поводу строительства Храма-на-воде. Епархия посчитала возведение храма лучшим подарком жителям города к 300-летию Екатеринбурга. И действительно, постройка обещала быть грандиозной: резные золотые купола, площадь на 2 тысяч человек вместимостью, отдельная насыпь и мостики для удобства входа. А в это же время на «задворках» Свердловской области умирает многовековая православная история Урала, растворяясь под гнетом суровых природных условий и человеческого безразличия.

Придя к власти, большевики развернули полномасштабное строительство социалистического, плавно переходящего в коммунистическое, государства. Однако для этого недостаточно было уничтожить капиталистическую систему, богатых людей и старые законы. Необходимо было провести полную перезагрузку сознания народа, уничтожив и идеологические основы старой России – старую школу, традиционную семью и, конечно, религию.

Именно религия стала главным врагом коммунистов на пути к совершенному политическому строю. Ленин, продвигая лозунг «Религия – это опиум для народа», утверждал, что религия является главным орудием буржуазии, имея задачей усыплять работоспособность трудящихся обещаниями лавров в загробной жизни.

В рамках антирелигиозной политики начались гонения на священнослужителей, которых расстреливали или ссылали в концлагеря и верующих людей; все церкви и храмы были закрыты и разграблены, духовные учебные заведения ликвидированы. К концу 30-х годов во многих, даже больших городах, не осталось ни одной церкви. Многие закрытые церкви превращались в склады, клубы, кинотеатры, антирелигиозные музеи.

Памятники данной эпохе становления современной России, в виде полуразрушенных церквей, разбросаны по всей Свердловской области. Буквально в каждой деревушке возвышается православная обитель с осыпающейся штукатуркой и дырой вместо купола. Во многих деревнях это единственные имеющиеся церкви.

Путешествие по заброшенным церквям

Команда «Нашего Урала» посетила 8 заброшенных церквей в 8 населенных пунктах.

Село Галкинское: Боголюбская церковь

Первой в списке посещения стала Боголюбская церковь в селе Галкинское.

Церковь была заложена в 1842 году и является главным храмом в честь Боголюбской иконы Божией матери, написанной в память явления Божией Матери Святому Благоверному, Великому князю Андрею Боголюбскому в 1157 году.

Закрыли храм в 1938 году. С тех пор он так и стоит пустой, медленно обрастая дикой растительностью и пряча под своей крышей гнезда сорок.

Двери церкви заколочены, поэтому забраться туда можно лишь через окно. Также через лаз в стене можно забраться на крышу. Однако никаких лестниц и прочего там нет, поэтому в одиночку сделать это будет затруднительно.

Вся крыша давно поросла различными кустами и травой.

Зато отсюда можно более детально рассмотреть купола церкви и звонницу (точнее то, что от них осталось).