Меню

Соломон построил храм

Самым великим делом Соломона было строительство Иерусалимского храма. Храм был начат в четвертый год его царствования. Это был четыреста восьмидесятый (по греческому переводу — четыреста сороковой) год по исходе евреев из Египта. Он был воздвигнут на горе Мориа на месте жертвенника, сооруженного царем Давидом после прекращения моровой язвы. На этом месте Давид увидел Ангела Господня, который поражал народ.

Фундамент потребовал гигантских работ. Достаточно сказать, что гора Мориа была поднята искусственным образом более чем на семьсот футов (около двухсот тридцати метров). Как и скинию, евреи называли храм Домом (Байт). Храм не был местом собрания верующего народа: он был исключительно жилищем Господа, недоступным для непосвященных. Простой израильтянин не мог в него войти. Этим символизировалось то, что Царство Небесное до искупительной Христовой жертвы было затворено для Израиля.

Храм, построенный Соломоном, не отличался большими размерами: шестьдесят локтей в длину, двадцать локтей в ширину, тридцать локтей в высоту (в метрической системе — 31,5 м, 10,5 м, 15,75 м). Он был только в два раза больше скинии, но великолепием оформления далеко превосходил ее. Перед храмом был притвор: 10,5 м в ширину и 5 м в глубину.

Стены — из камня, но внутри обложены кедром, а пол устлан досками из кипариса. Иерусалимский храм имел три части: притвор, святое и святое святых. В святое вела двухстворчатая кипарисовая дверь. Святое и святое святых разделяла стена из кедровых досок, в которой была дверь из масличного дерева. Здесь была завеса. Стены, двери и ворота храма были украшены резными изображениями Херувимов, пальм, цветов, а также драгоценными камнями и отделаны золотом. Пол был покрыт золотыми листами (см.: 3 Цар 6, 21, 30). В своем великолепии храм должен был быть видимым изображением славы невидимого Бога.

Перед храмом было два двора, обнесенных стенами. Внутренний двор предназначался для священников (см.: 2 Пар 4, 9), другой двор — для народа. Во внутреннем дворе стоял медный жертвенник всесожжения.

Существенной принадлежностью двора было Медное море и десять передвижных подстав с умывальницами. Справа и слева вход украшали два медных столпа по восемь локтей высоты, которые в 3-й книге Царств и 2-й Паралипоменон названы Воаз и Иахин. Возможно, это были гигантские светильники, увенчанные чашечками для елея.

В святом стоял жертвенник, на котором возжигался фимиам, десять золотых семисвечников и десять столов. На одном из них находилось двенадцать хлебов предложения. В святое святых первосвященник мог входить только раз в год в день очищения. Здесь находился ковчег завета. О размахе строительных работ можно судить по тому, что восемьдесят тысяч хананеев были бессменно заняты высеканием и обтесыванием камней в горах, а семьдесят тысяч человек — доставкой.

Ветхозаветный храм был прообразом тайн новозаветных. Когда пророки предсказывали будущую славу Христовой Церкви, они указывали на обширность и великолепие храма Соломонова. Например, в видении пророка Иезекииля изображается слава новозаветного храма под образами храма Иерусалимского (см.: Иез, гл. 41–44). Сам Иисус Христос, предсказывая Свою смерть и воскресение, указывал на Иерусалимский храм как образ храма Своего тела (см.: Ин 2, 19). Храм Иерусалимский по отношению к Иисусу Христу был прообразом Его вочеловечения. Как храм устроен был по чертежу отца-строителя — царя Давида, — так воплотился Сын Божий согласно с волей Бога Отца. Великолепие и богатство храма символически указывают на сокровища премудрости и разума в Иисусе Христе (см.: Кол 2, 3).

Освящение храма состоялось в седьмой месяц (афаним) еврейского календаря. Как и при освящении скинии, явилось облако — зримый образ славы Господней. Царь Соломон обратился ко Господу с молитвой стоя лицом к храму (это вошло в обычай: где бы ни был израильтянин, он обращался при молитве лицом к храму). Во время освящения храма Соломон молился на медном амвоне высотой в три локтя, поставленном среди двора, воздев руки к небу и преклонив колени. Молитва царя была исполнена высоких чувств и твердого упования на Бога: Господи Боже Израилев! нет подобного Тебе Бога на небесах вверху и на земле внизу; Ты хранишь завет и милость к рабам Твоим, ходящим пред Тобою всем сердцем своим. Да будут очи Твои отверсты на молитву раба Твоего и на молитву народа Твоего Израиля, чтобы слышать их всегда, когда они будут призывать Тебя (3 Цар 8, 23, 52).

По словам преподобного Ефрема Сирина, многочисленные жертвы (двадцать две тысячи крупного скота и сто двадцать тысяч мелкого), которые принес царь Соломон в день освящения храма, указывают на всемирную жертву Спасителя, которою Он освятил Свою Святую Церковь.

О мудрости Соломона стало известно далеко за пределами Израиля. Его посетила царица Савская. Иисус Христос указывает на это событие: Царица южная восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона (Мф 12, 42).

Слава Соломона стала для него великим нравственным испытанием, которое он не смог выдержать. Постепенно Соломон становится обладателем колоссальных богатств. Все сосуды для питья у царя Соломона были золотые, и все сосуды в доме, построенном из ливанского дерева, были также из золота. Самое печальное было в том, что Соломон стал делать то, что запретил Господь через пророка Моисея, говоря о будущем царе: чтобы не умножал себе жен, дабы не развратилось сердце его, и чтобы серебра и золота не умножал себе чрезмерно (Втор 17, 17). У Соломона было тысяча четыреста колесниц. Но самое неугодное Богу было в другом. У него было множество жен и наложниц, которые развратили его сердце. Господь определяет ему наказание — разделение царства.

Гнев Божий на Соломона был тем сильнее, чем больше были прежние милости Господа к нему, выразившиеся в двукратном явлении Божьем ему (см.: 3 Цар 3, 5; 9, 2–3).

Разделение Израильского государства на два царства было делом Божественного определения за грехи царя. Произошло оно уже после его смерти при сыне его — Ровоаме, но грозные признаки появились еще при жизни Соломона. Принес ли Соломон покаяние? Святитель Филарет Московский пишет: «К сожалению, обращение Соломона не столько достоверно, как его заблуждения. Однако Кирилл Иерусалимский, Епифаний, Иероним думают, что он предварил смерть покаянием. Книга Екклесиаст, по-видимому, есть памятник сего покаяния» («Начертание церковно-библейской истории»).

Лекция 16.2. Строительство храма. Царь Соломон

О храме Божием

Как создавался храм Соломона? Это очень интересная история. Чтобы понять место Иерусалимского храма в истории Израиля и еврейского народа, надо подробно рассмотреть, что происходило в те дни, когда Соломон строил храм.

Храм намеревался построить еще Давид – Бог ему запретил, но дал пророчество, что храм построит потомок Давида, который сядет на престоле вместо него. Многие читающие Священное Писание приходят к выводу, что речь идет о Соломоне; так думал и сам Соломон. Он так и говорит: пророчество было Давиду, я сижу на престоле Давида, поэтому я должен построить храм. А на самом деле пророчество-то мессианское.

Когда Бог открыл это Давиду, Давид умилился, прославил Бога и сказал: это уже по-человечески, так как он-то услышал в этом свидетельстве пророчество о Мессии. Понять, что речь идет о Мессии, можно только сквозь призму Нового Завета, сквозь призму тех слов, которые сказал Христос о храме и о Себе Самом, сквозь призму слов, которые апостол Павел говорил о храме в Послании к Евреям. Из этого становится понятным, что на самом деле вкладывал Дух Святой в слова, которые говорил Давиду.

Речь идет не о Соломоне, а о том, что будет Сын Давидов, истинный Царь Израилев, Который действительно построит дом Господень. Настоящий дом. Помните, Христос говорил: «Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его». Он говорил о храме Тела Своего. Вот истинный храм! Апостол Павел говорит: «Во Христе обитает вся полнота божества телесно», то есть Христос есть Храм Божий – в Нем пребывает Бог во всей Своей полноте; ни в одном храме Он не пребывает так. Господь избрал Себе не храм, сделанный из камней – люди должны быть живыми камнями того храма, где действительно будет вновь обитать вся полнота Божества телесно, мы – тот храм, в котором намеревается жить Бог: Церковь Христова, именно мы все (не каждый из нас – хотя и каждый из нас тоже) составляем полноту церковную.

Обещая Давиду, Бог именно об этом храме говорит, о том, что будет царь, который именно такой храм построит.

А Соломон понял, что это ему нужно построить храм. В Ветхом Завете есть такой эпизод: когда Соломон взял намерение построить храм, ему открылся Бог и говорит: «Ты строишь Мне храм» (не «Я повелел построить»): вот, ты строишь храм; если ты будешь ходить по уставам Моим, и поступать по определениям Моим и соблюдать все заповеди Мои, поступая по ним, то Я исполню на тебе слово Мое, которое Я сказал Давиду, отцу твоему, и буду жить среди сынов Израилевых, и не оставлю народа Моего Израиля, Я это принимаю, – говорит Бог.

Создание храма – это наша инициатива, наша любовь к Богу, но не повеление Божие. То, к чему призван каждый – из самих себя создавать храм Святого Духа. Вот это уже обязанность. В данном случае Бог принимает жертву Соломона и говорит: хорошо, строй. В строительстве участвует весь народ, вся полнота Израиля – кто приношениями, кто трудом. Даже захваченные народы, не израильтяне, участвуют в строительстве храма. Его строят 7 лет.

Смотрите так же:  Храм софия в турции

Бог принимает народную жертву и освящает то, что принес Ему народ. В этом проявляется, собственно говоря, Евхаристический смысл человеческой жизни, который поныне остается определяющим во всей нашей церковной жизни (и должен быть основой жизни каждого) – мы должны все, что имеем, принести Богу и сказать: мы приносим Тебе дар – это все Твое. И в ответ, если мы действительно искренне хотим послужить Богу, Он снисходит к нашему приношению и освящает его – обычные наши таланты и наша повседневность вдруг через это духовное действие становятся освященными: человека решил отдать Богу голос – и голос приобретает такую силу, что люди, слыша его, обращаются к Богу, прославляют Его; и поющий для Бога освящается этим пением, как, например, Роман Сладкопевец – он известен не только как певец, но и как человек, написавший очень много церковных песнопений. И так во всем. Андрей Рублев принес свой живописный талант Богу, и через это и он сам, и его творчество освятились и освящают тех, кто к нему так или иначе прикасаются – перед его фресками, иконами проникаются благодатью, которая через его творчество нисходит на всех. Вспомните – Бог приходит в Кану Галилейскую, и там тоже происходит освящение обычной человеческой жизни…

Так вот, Бог, несколько раз за время строительства открываясь Соломону, предупреждает его: «Если же вы и сыновья ваши отступите от Меня и не будете соблюдать заповедей Моих и уставов Моих, которые Я дал вам, и пойдете и станете служить иным богам и поклоняться им, то Я истреблю Израиля с лица земли, которую Я дал ему, и храм, который Я освятил имени Моему, отвергну от лица Моего. И о храме сем высоком всякий, проходящий мимо его, ужаснется и скажет: «за что Господь поступил так с сею землею и с сим храмом?» И скажут: «за то, что они оставили Господа Бога своего. и приняли других богов, и поклонились им, и служили им, – за это навел на них Господь все сие бедствие» (3 Цар. 9, 6–9); на самом деле ценность храма не абсолютна – она обусловлена тем, как живет народ, насколько верят царь и люди, ходящие в этот храм. Если люди теряют веру, перестают соблюдать заповеди Господни, то Бог оставляет храм и он никого ни освятить, ни спасти не может. Об этой трагедии – оставлении храма Богом – повествуется в Книге пророка Иеремии. С плачем и болью пророк Иеремия описывает, как слава Господня поднимается от храма, уходит, а люди продолжают надеяться на храм, они говорят: не может быть ничего с этим местом, потому что здесь храм. Он говорит: «не надейтесь на место, потому что это место помогает и спасает только тогда, когда люди чтут Бога, а само по себе оно спасти не может».

И это касается вообще отношения человека к храму. Какую роль храм играет в жизни человека? Конечно, очень важную. Но храм остается местом освящения только если человек, община действительно стараются жить по заповедям Божиим. Если они в массе своей начинают попирать Закон Божий, то получается как с израильским народом или с вакханалией разрушения храмов, которая постигла нашу страну в годы революции.

Соломон, как прообраз Христов

Совсем не случайно в Деяниях святых апостолов первомученик архидиакон Стефан подчеркивает именно относительную значимость храма. Когда его призывают на суд первосвященника, он очень подробно рассказывает, как жил народ Израиля в Египте, как перешел через Чермное море, как ходил по пустыне, и доходит в своем повествовании до Соломона и говорит: и Соломон построил Ему храм. На этом его повествование обрывается, он начинает обличать первосвященника и книжников, показывая, что на самом деле они не понимают, что храм ценен не сам по себе, но потому что Бог живет в нем, и Он будет жить в этом храме только тогда, когда вы будете чтить Его. И говорит такую вещь: Бог в нерукотворенных храмах живет.

Но ведь и Соломон это знает. Когда он приступает к освящению, с ним что-то происходит. Во-первых, непонятно, почему Соломон начинает освящать храм – должен освящать первосвященник, а освящает Соломон. Как только храм построили, на него сходит облако, все погружается в это облако, священники не могут стоять перед лицом этого облака; а облако надо понимать именно как место присутствия Бога. В Священном Писании еще раз упоминается это облако на горе Преображения, когда три апостола пошли за Христом на гору Фавор, – Господь преобразился перед ними, и они услышали глас из облака, который говорил им: се Сын Мой Возлюбленный. А Соломон может по какой-то причине предстоять этому облаку и возглашать молитву, фактически руководя всем чином освящения храма. Так вот, с ним происходит какое-то внутреннее изменение, и он начинает пророчествовать. Пророчествовать именно в ветхозаветном, библейском значении этого слова, то есть не только предсказывать будущее, но именно прославлять Бога, своими словами свидетельствовать о правде Божией, о судьбах Божиих и о последних судьбах мира, в том числе о Мессии, о судьбе израильского народа. Он предсказывает, что будет с народом, когда иудеи отступят от Бога, предсказывает, как они будут угнаны в плен, как будут молиться и тосковать по храму, находясь в земле изгнания.

Если раньше своим человеческим разумением он считал, что действительно можно построить Богу дом, то теперь говорит: Поистине, Богу ли жить с человеками на земле? Если небо и небеса небес не вмещают Тебя, тем менее храм сей, который построил я. То есть он понимает, приступая к этому облаку, насколько суетно его желание сделать дом для Того, Кто не вмещается в Небеса. Он понимает – и все-таки просит, чтобы Бог освятил храм, чтобы народ чтил Бога и, обращая свой взор к этому месту, всегда мог быть Им услышан: человеку необходимо сознание, что есть место на земле, особым образом освященное Богом.

И предстоя Богу в момент освящения храма, пророчествуя, он являет собой прообраз Христа – Соломон здесь не просто священник и не просто царь, но царь и священник одновременно. Как потом про Христа скажет апостол Павел: Ты священник вовек по чину Мелхиседека, то есть того, который был одновременно и царем, и священником.

В данном случае царь Соломон по действию Духа Святого, сошедшего в храм в облаке, приобретает силу совершать освящение храма, прообразуя Того, Кто сможет действительно быть Предстоящим перед Богом.

Хотелось бы хотя бы вкратце описать, что являл собой тот храм. Это было необыкновенное изобилие драгоценностей, золота и серебра – представлять его каким-то каменным сараем было бы неправильно. На него собирали приношения золотом и серебром еще в самом начале царствования Давида, даже Самуил собрал около 100 тысяч талантов золота на строительство храма. Давид, поняв, что ему не удастся построить храм, отложил часть золота своего на строительство. Соломон, приступив к строительству, собирает народ, и народ приносит еще. В итоге получается, что на строительство этого храма было истрачено 2 500 тонн золота – не 2 тонны золота, а 2 500 тонн золота! И примерно 240 000 тонн серебра.

Наше сознание не вмещает таких количеств. Нам всем очень нравятся золотые купола, но это все-таки особая техника нанесения золота на купол – такой техники не было, и купола не было: все было покрыто обкатанным листовым золотом снаружи и внутри, все сосуды были сделаны из чистого золота в алтарной части, жертвенник из чистого золота, ковчег из чистого золота, херувимы покрыты золотом, и так далее. Кто хочет подробно посмотреть все эти цифры, они приводятся не в Третьей Книге Царств, а в Книге Паралипоменон – указаны конкретно, правда, в талантах, надо просто перевести в килограммы, и все будет понятно. Это было действительно грандиозное сооружение, и совсем не случайно говорится, что ничего подобного тогда мир не видел. Это великолепное зрелище действительно являло собой и славу Бога, как тогда могли вместить люди, и славу, которую Бог даровал Своему народу, – окружающие народы ничего подобного тогда осуществить не могли.

Хотя Первый Иерусалимский Храм был построен царем Соломоном, но приготовления к его постройке были начаты еще в предшествующее царствование. Царь Давид приобрел место для храма, сделал обширные заготовления строительного материала, составил план храма, скопил денежные средства.

Иерусалим того времени был гораздо меньше нынешнего, из четырех его холмов был заселен только один — гора Сион. После занятия города Давид обнес его стеною. К Сиону с восточной стороны примыкала довольно высокая гора Мориа. Она была занята полем одного местного жителя, иевусея Орны. Среди поля, на верхнем хребте горы, было устроено гумно. Царь Давид купил эту гору у Орны за 50 сиклей серебра (по другим источникам, за 600 сиклей золота). Вполне возможно, гора покупалась по частям: сначала небольшая часть ее за 50 сиклей серебра, а потом и другие прилегающие к ней участки — всего на 600 сиклей золота.

Смотрите так же:  Храмы горят

После приобретения места Давид немедленно освятил его созданием жертвенника. По преданию, это было то самое место, на котором Авраам готовился принести в жертву своего сына Исаака.

Заготовленный царем Давидом строительный материал для храма — это золото, серебро (хотя оно в отделке Храма Соломона не упоминается), медь, драгоценные камни, железо, кедровые балки, мрамор, камень. Иерусалимский Храм был единственным для всего израильского царства и поэтому требовал всевозможного великолепия.

Давид выполнил план Храма в общем и частностях, переданных им наследникам в торжественном завещании и с настойчивым требованием исполнить его.

Несмотря на множество заготовленного Давидом строительного материала, его было недостаточно даже для начала работ, особенно мало было камней и строевого дерева. Поэтому царь Соломон, приступая к постройке Храма, заключил соглашение с тирским царем Хирамом, по которому тот обязывался — снабжать Соломона кедровым и кипарисовым деревом, тесаными готовыми камнями с ливанских гор; вырубку строевого леса и обработку камней предоставлять людям, присланным Соломоном, но для руководства поставить над ними еще и финикийских мастеров, как более опытных в деле, деревянные брусья доставлять с Ливана морем на плотах до Яффы, ближайшей к Иерусалиму пристани. Со своей стороны Соломон должен был поставлять в Тир пшеницу, вино, масло. Есть свидетельство, что подобный договор царь Соломон заключил и с египетским царем.

На месте строительства Храма не было слышно ни топора, ни молота, ни другого железного орудия: работы по отделке дерева и камня производились в Ливане, литейные работы исполнялись в иорданской долине.

Прежде чем приступить к постройке Храма, требовалось найти для него соответствующее плану место. В первоначальном виде хребет горы Мориа был очень обрывистым, на нем едва могли разместиться корпус храма и жертвенник. Для дворов, которые должны были со всех сторон окружать Храм, места не было совсем.

Кроме того, по своему первоначальному направлению хребет горы. Шел по диагонали — не прямо с севера на юг, а с северо-запада на юго-восток. А Храм и его дворы должны были быть четко ориентированы (подобно скинии) в правильном отношении к четырем сторонам света. Поэтому при подготовке к строительству Храма требовалось: а) расширить верхнюю часть горы до размеров, предусмотренных планом Храма, б) изменить или выровнять направление кряжа так, чтобы приготовленная для Храма площадь была, возможно, точнее обращена к четырем сторонам света.

И царь Соломон придумал мудрый план: построить по восточной стороне горы, начиная от ее подошвы, среди проходящей здесь Кедронской долины, большую и твердую каменную стену в направлении, которое должна была иметь стена двора Храма (то есть прямо с севера на юг), а промежуток между стеной и склоном горы засыпать землей.

В общем, Храм Соломона был построен по плану, данному для скинии Моисеевой, только в больших размерах и с теми приспособлениями, какие были необходимы в богатом неподвижном святилище. Храм разделялся на Святая Святых, святилище и притвор, но был обширнее и великолепнее скинии Кругом внутреннего отделения Соломонова Храма была устроена большая площадь — отделения для народа (или большой двор). Второй внутренний двор, или двор священников, по размерам вдвое превосходил скинию. Соответственно умывальнику скинии при жертвеннике Храма имелась целая система сосудов омовения: 10 художественно сделанных омывальников на подставках и большой бассейн для воды, по величине своей называвшийся морем Притвор храма представлял собой коридор 20 локтей в длину (по ширине корпуса Храма) и 10 локтей в глубину. Перед ним стояли две большие медные колонны.

Внутренняя величина Храма была частично удвоенною, частично утроенною величиной скинии.

Святая Святых и святилище разделялись каменной стеной с дверью из масличного дерева. Стены самого Храма были выложены из массивного тесаного камня, снаружи обложены белым мрамором, но, как и двери скинии, внутри были покрыты деревянной обкладкою, а потом еще обложены листовым золотом. Золотом же были покрыты и двери, и потолок, и кипарисовый пол Храма.

На стенах скинии были изображены фигуры тех же херувимов, что и на расшитом покрове, который драпировал ее внутренние стены. И на стенах Храма Соломона были изображены херувимы, только прибавился еще орнамент в виде растений. Внешне вид Храма поражал своим величием, массивностью и крепостью, а внутри — богатством и великолепием, не слыханными даже в древнем мире Вся внутренность Храма была выложена деревом — стены и потолок кедром, а пол — кипарисом, так что камня внутри Храма не было видно. Стенные доски были украшены резьбою из вырезанных внутрь (а не выступавших вперед) рельефов, глубоко вырезанные главные сюжетов картин никогда не выдавались выше плоскости стены.

На картинах опять же были изображены фигуры херувимов, но к ним прибавились еще изображения пальм, колокинтов (род диких огурцов) и распустившихся цветов. Выбор пальмы объясняется не только тем, что это было самое красивое и полезное дерево — символ красоты, величия и нравственных совершенств. По признанию древних, родиной пальмы была Палестина, откуда она распространилась по всему древнему Востоку. Пальма в иерусалимском Храме была символом торжества Божия в земле обетованной. В скинии же изображений пальмы не было, так как это было святилище пустыни, устроенное еще только на пути в Палестину.

Деревянные доски, покрывавшие каменные стены (решетки в окнах, потолок, пол, ступени, ведущие в Святая Святых), в свою очередь были покрыты листовым золотом.

Каждый гвоздь, которым были прибиты золотые листы, тоже был золотой. По золоту еще были расположены разноцветные драгоценные камни для украшения. По своим наружным формам Храм напоминал корабль, расширяющийся к верху, или Ноев ковчег. Возвышавшиеся одна над другой внутренние платформы выходили наружу из нижней основной части стен и тремя выступами. Эти выступы требовали особых подпор, которыми и являлись три ряда колонн с четвертым рядом кедровых пилястров. Таким образом, вдоль трех стен Храма (северной, южной и западной) образовались колоннады (или крытые аллеи) под широкими навесами выступавшей в верхних частях стены.

Когда Храм был готов, царь Соломон призвал к освящению его всех старейшин и множество народа. При звуке труб и пении духовных песней внесен был Ковчег Завета и поставлен в Святая Святых под осенение двух новых колоссальных херувимов, простиравших свои крылья так, что концы внешних крыльев касались стены, а внутренние крылья склонялись над Ковчегом. Слава Господня в виде облака наполнила Храм, так что священники не могли продолжать богослужение. Тогда Соломон взошел на свое царское место, пал на колени и стал молить Бога, чтобы Он в этом месте принимал молитвы не только израильтян, но и язычников. По окончании этой молитвы сошел с неба огонь и опалил жертвы, приготовленные в Храме.

Вавилонский царь Навуходоносор захватил Иерусалим, разграбил его, сжег и разрушил до основания Храм Соломона. Тогда же погиб и Ковчег Завета. Весь народ иудейский был отведен в плен (589 год до н. э.), только самые бедные иудеи были оставлены на своей земле для обрабатывания виноградников и полей. В разрушенном Иерусалиме остался пророк Иеремия, который плакал на развалинах города и продолжал учить добру оставшихся жителей.

Иудеи находились в вавилонском плену 70 лет. Персидский царь Кир, в первый же год своего владычества над Вавилоном, разрешил иудеям возвратиться в свое отечество. Такая продолжительная неволя привела их к осознанию, что только Храмом Иеговы может стоять Иерусалим и все иудейское царство. Это убеждение было настолько твердо в них, что они покинули Вавилон, только заручившись царским разрешением вновь строить Храм в Иерусалиме.

Сорок две тысячи иудеев отправились в свою землю. Оставшиеся в Вавилоне оказали им помощь золотом, серебром и другим имуществом и сверх того богатыми пожертвованиями на Храм. Царь отдал иудеям священные сосуды, которые были взяты Навуходоносором из Храма Соломона.

Возвратившись в Иерусалим, иудеи сначала восстановили жертвенник Господу Богу, а на другой год положили основание Храму. Через девятнадцать лет строительство Храма было окончено. Новый Храм был не таким богатым и великолепным, как Храм Соломона, и старцы, помнившие великолепие прежнего Храма, плакали о том, что Второй Храм беднее и меньше прежнего.

Но в царствование Ирода (37–4 годы до н. э.), который приложил много усилий для его расширения и украшения, Храм достиг особенного расцвета и великолепия. Иосиф Флавий оставил следующее описание Храма: «Храм блистал так ярко, отражая солнечные лучи, что никто не мог смотреть на него. А на расстоянии он выглядел, как сверкающая снегами горная вершина. Террасы Храма состояли из огромных гранитных глыб до 20 метров длиной. Эти каменные блоки были тщательно подогнаны друг к другу с тем, чтобы их не сдвинуло даже землетрясение.

Местами они возвышались сплошной стеной до 150 м высоты. Стена заканчивалась двойной колоннадой, которая окружала Храмовый двор для неевреев. От него поднимались лестницы к девяти золотым и серебряным воротам. Они вели во дворы для женщин и мужчин иудеев. Над ними располагался Двор для священников, а еще выше поднимался 50-метровый фасад собственно Храма. Все сооружения были украшены белым мрамором и золотом, и даже шипы на крыше Храма, сделанные специально, чтобы голуби не садились на нее, были золотыми».

Во время Иудейской войны Иерусалимский храм был вторично разрушен в 70 году новой эры, причем разрушение Второго храма произошло «девятого аба» по еврейскому летоисчислению, в день разрушения Первого храма — через 500 с лишним лет.

Смотрите так же:  Храм сергия радонежского в туле

Сегодня о величественном сооружении, бывшем средоточием духовной жизни еврейского народа, напоминает лишь сохранившаяся часть западной стены, окружавшей Храмовую гору Мориа, на вершине которой стоял Иерусалимский храм. Эта часть стены, сложенная из огромных каменных монолитов, имеет длину 156 метров.

Она называется «Стеной плача» (или «Западной стеной») и является национальной святыней еврейского народа.

Первый Храм (950–586 гг. до н.э.)

Библия повествует, что во всё время, пока евреи должны были воевать за свою независимость с соседними народами, Бог не хотел обитать в «Доме», а странствовал «в шатре и Скинии».

Первый Иерусалимский храм или Храм Соломона (950 — 586 до н. э.).

Создание центрального Храма в древнем Израиле олицетворяло объединение Израильского царства и могло произойти лишь во время упрочения этого единства.

И действительно, согласно Библии, Храм был воздвигнут в период самого высшего проявления национального единства еврейского народа, в царствование Соломона. Соломону удалось осуществить план постройки грандиозного Храма, к которому устремлялись бы на поклонение евреи со всех концов Израиля.

Царь Давид завоевал столицу иевусеев Иерусалим и торжественно перенёс Ковчег Завета туда, где поместил его в специально предназначенную для него скинию и лично принёс в ней жертвы Богу.

Иерусалим находился на территории между наделами колена Иуды (Иехуды) (к которому принадлежал Давид) и колена Вениамина (Биньямина) (к которому принадлежал первый царь Израиля Саул (Шауль).

Перенеся Ковчег Завета — символ присутствия Бога — в город, не принадлежавший ни одному из колен и бывший в личном владении царя, Давид, тем самым, превратил свою столицу в святой город, вокруг которого концентрировалась религиозная жизнь всех двенадцати колен Израиля.

В Иерусалиме, Давид купил у иевусита Аравны гору Мориа, где воздвиг на месте гумна жертвенник Богу Израиля, чтобы остановить поразившую народ эпидемию.

Согласно Библии, это и есть гора Мориа, где происходило жертвоприношение Исаака. Давид намеревался соорудить на этом месте Храм, однако, вняв словам пророка Нафана (Натана), оставил эту миссию своему сыну Соломону.

Строительство Храма Соломона

За годы своего правления царь Давид произвёл значительные приготовления для строительства Храма. Добытые им в войнах, а также полученные в дар металлы и сосуды из золота, серебра и меди он посвятил Богу.

Он оставил Соломону огромные запасы золота и серебра и несметное количество железа и меди. Из остатков первоначальных жителей Ханаана он составил кадры рабочих для добывания и доставки тёсаных камней для Храма. Знаменитые ливанские кедры доставили ему морским путем финикийцы.

Передавая царство Соломону, Давид завещал ему строительство Храма и приказал всем начальникам Израиля помогать его преемнику в выполнении этого великого дела.

Перед своей смертью Давид созвал представителей всех колен и всех начальников и предложил им сделать пожертвования в пользу строительства.

Соломону Давид передал и разработанный им, совместно с Верховным Судом (Синедрионом), план Храма. Описание проекта Храма Давид завершил словами:

«Всё это (сказано) в писании от Господа, — который вразумил меня о всех работах предначертанных.».

Соломон (970 — 930 гг. до н. э.) приступил к строительству Храма на четвёртый год своего царствования, в 480 г. после Исхода евреев из Египта, в начале второго месяца. За содействием он обратился к Хираму, царю финикийского Тира. Тот прислал опытного зодчего по имени Хирам-Абиф, плотников и других ремесленников.

Кедры и кипарисы, самый дорогой материал того времени, также доставил из Ливана Хирам.

Камни (песчаник) добывали там же на горе, где их обтёсывали каменотесы Соломона и Хирама и жители финикийского города Гебал.

Уже в готовом виде их доставляли на место постройки, так что «ни молота, ни тесла, ни всякого другого железного орудия не было слышно в храме при строении».

Потребность в меди для храмовых колонн и утвари, по-видимому, обеспечивалась поставками с медных копей Соломона в Эдоме. Военные трофеи Давида и торговые предприятия Соломона обеспечивали строительство серебром. Всех работников было 30 тыс. израильтян и 150тыс. ханаанеев и финикиян, 3,3 тыс. специально назначенных надсмотрщиков руководили работами.

Строительство самого Храма длилось 7 лет: с 957 по 950 гг. до н.э. (по другим данным, с 1014 по 1007 гг. до н.э.). Работа была завершена в восьмом месяце 11-го года царствования Соломона.

Празднование освящения Храма было произведено на следующий год, в седьмом месяце, перед праздником Суккот (Кущей), и было отпраздновано с величайшей торжественностью, при участии старейшин Израиля, глав колен и родов.

Ковчег Завета был торжественно установлен в Святая святых, и Соломон вознёс публичную молитву, начало которой гласит:

«Господь сказал, что Он благоволит обитать во мгле; я построил храм в жилище Тебе, место, чтобы пребывать Тебе во веки» (3Цар.8:12,13).

Вместе с тем, Соломон подчёркивает:

«Поистине, Богу ли жить на земле? Небо и небо небес не вмещают Тебя, тем менее сей храм, который я построил» (3Цар.8:27).

Празднование освящения Храма длилось 14 дней и его описание свидетельствует о том, что строительство Храма было делом величайшей важности для всего народа.

Храм являлся частью комплекса царского дворца и, несомненно, доминировал над окружающими постройками. Дворец, над возведением которого трудился, вероятно, тот же финикийский зодчий Хирам, располагался рядом с Храмом и сообщался с ним посредством отдельного входа.

Недалеко от Храма Соломон также построил свой летний дворец и дворец для дочери египетского фараона, которую взял в жёны. Строительство всего храмового комплекса длилось 16 лет.

Статья подготовлена по материалам: Wikipedia, CC BY-SA 3.0.
Фото: James Jacques Joseph Tissot, Public Domain.

Соломон построил храм

Чудеса света. Храм Соломона

«Храм, который построил царь Соломон Господу, длинною был в шестьдесят локтей, шириною в двадцать и вышиною в тридцать локтей.
Когда строился храм, на строение употребляемы были обтесанные камни; ни молота, ни тесла, ни всякого другого железного орудия не было слышно в храме при строении его.»

Третья книга Царств, глава 6

Согласно Ветхому Завету, Соломон построил храм на священной горе Мориа. Арабское название этой горы Харам аш-Шариф переводится как «благородное святилище». Эта гора является священным местом для иудеев и мусульман.

В настоящее время она находится в юго-восточной части Старого Иерусалима.

СЛОВАРЬ

Херувим—ангел, который, согласно Ветхому Завету, охраняет вход в рай.

Финикийцы—древние семитские племена, жители Финикии, находившейся на восточном побережье Средиземного моря (на территории современных Ливана, Сирии и Израиля). Финикийцы были известны в истории как умелые купцы, великие мореплаватели, изобретатели алфавита.

Первый Иерусалимский Храм, или Храм Соломона, является самым древним памятником еврейской архитектуры. Храм был построен царем Соломоном. Строительство самого храма длилось 7 лет: с 957 по 950 год до н. э., а весь храмовый комплекс возводился в течение 16 лет. Спустя 400 лет после возведения храма Иудея была завоевана Вавилоном, город и храм были разрушены, жители угнаны в плен. В 538 году до н. э. персы завоевали государства Ближнего и Среднего Востока. Они позволили евреям вернуться на родину и построить в Иерусалиме так называемый Второй Храм, который просуществовал около 600 лет.

Строительство храма

Археологические раскопки на Храмовой горе никогда не проводились, основными источниками, по которым можно составить впечатление о внешнем и внутреннем устройстве храма, — это книги Ветхого завета. Соломон приступил к строительству Храма на четвертый год своего правления, за помощью он обратился к финикийскому царю, который отправил к Соломону своих архитекторов и строителей. Камни для возведения храма добывали и обтесывали в Ливане, оттуда же доставлялся дорогой строительный материал — кедры и кипарисы. У входа в храм стояли две бронзовые колонны Яхин и Боаз (по-древнегречески «иахин» означает «он учреждает», а «воаз» — «в нем сила»). С древних времен при входе в священные места стояли две колонны, символизирующие врата в неизведанное.

Здание храма

Здание храма состояло из трех смежных помещений — Притвора (Улам), Святилища (Хейхал) и Святая святых (Двир). Внутренние стены храма были обшиты кедром и покрыты золотом. Богослужение велось в Святилище, это помещение было самым большим в храме (15x10x15 м). В глубине его находилась Святая святых (Двир). Она была кубической формы (10x10x10 м), в ней отсутствовали окна. Святая святых предназначалась для хранения священных предметов. В ней находился Ковчег Завета, являющийся величайшей святыней еврейского народа. Ковчег был установлен на каменном пьедестале.

В юго-восточной части храмового комплекса был установлен сосуд для омовения. Резервуар был выполнен из бронзы, поэтому и получил название «бронзовое море». Его диаметр — 5 м, высота — 2,5 м. Резервуар был установлен на 12 бронзовых быках, которые символизировали силу и плодородие.

Перед входом в Притвор стоял большой медный жертвенник, на котором совершались жертвоприношения животных. К нему вела многоступенчатая лестница.

МИФЫ И ЛЕГЕНДЫ

КОВЧЕГ ЗАВЕТА

Ковчег Завета — это место хранения Скрижалей Завета с Десятью заповедями, которые Моисей получил от Бога на горе Синай. Ковчег представляет собой ящик, изготовленный из древесины акации и позолоченный внутри и снаружи. На крышке ковчега были установлены два херувима, вылитые из золота, с распростертыми крыльями. Царь Давид перенес Ковчег Завета в Иерусалим. Воздвигнутый храм Соломона стал достойным местом для хранения святыни.