Меню

Смолино курган храм

Свято-Духовная церковь п.с.т. Смолино, пер. Малый, 12

Объект, представляющий собой историко-культурную ценность (166)

Курганские приходские церкви имели приписные храмы, которые были выстроены в подгородных деревнях и не имели собственного причта. Для совершения обрядов и на праздники приезжали из Кургана служить священник с псаломщиком, а иногда и с диаконом. Первым приписным храмом к Троицкому собору была церковь во имя Святого Прокопия Устюжского, освященная в 1895 г. в Смолино.

К нему же была приписана, пока не получила собственного причта, и Свято-Духовская церковь в Рябково, построенная в 1901 г. История Рябковского храма, который тогда было решено открыть вместо Троицкого, тянется с 1897 года. Деревня Рябковая, она же Новая, что при речке Черной, Тобольской губернии, Курганского уезда, Мало- Чаусовской волости. В январе деревенский староста Харитонов Иван Михайлович объявляет о сельском сходе. Собирается 127 человек. «Мы имеем сердечное желание, — аккуратно запечатлеет для истории писец решение этого схода, — построить в своей деревне Рябковой на свои собственные сбережения церковь-школу грамоты с колокольней и с престолом Во имя сошествия Святого Духа на Апостолов». Курганский архитектор Н.А.Юшков чертит план церкви и выбирается место. 6 мая 1901 года по церковному чиноположению церковь была заложена. 2 сентября 1901 года протоиерей Дмитрий Кузнецов с Н.А.Юшковым в присутствии жителей деревни Рябковой осмотрели вновь построенное здание церкви-школы и нашли, «что здание выстроено на каменном фундаменте из соснового хорошего леса согласно плана». Сначала храм являлся приписным к Троицкой церкви, но в 1915 году, когда деревня переросла в большое село Рябковское, Император подписал указ об открытии при церкви села Рябковское самостоятельного прихода.

В 1963-1964 гг. приходская община поселка Рябково города Кургана была переведена властями для совершения служб в молитвенный дом поселка Смолино. В Смолино перевезли также церковную сторожку и пустовавший жилой дом для священника. На новое место доставили церковную утварь, иконы, богослужебные книги, облачения для священнослужителей. 25 апреля 1963 года власти официально зарегистрировали религиозное общество православных верующих молитвенного дома в поселке Смолино города Кургана. Его, как и храм в Рябково, освятили в честь Святого Духа. Побывавший в мае того же года в новом молитвенном доме епископ Свердловский и Курганский Флавиан, высказал свое удовлетворение. Настоятель Г.А. Пономарев укрепил общину группой активных прихожан из Нижнего Тагила, где с 1955 по 1962 год являлся настоятелем Казанского собора. По данным официальных государственных органов, молитвенный дом в поселке Смолино в обычные дни посещали 35-50 человек, а в большие религиозные праздники 150-250 человек.

Архиерейское Подворье храм Святого Духа п. Смолино, г. Курган

г. Курган, пос. Смолино, пер. Малый, 12.

Настоятель — Правящий Архиерей митрополит Курганский и Белозерский Иосиф.

Ключарь – игумен Иларион (Лоскутников).

Телефон: 8 (3522) 23-93-06

В деревне Смолиной исстари существовала православная деревянная часовня. Дату ее основания следует отнести к началу XVIII, а может быть и к концу XVII столетия. По сведениям 1720 года часовня уже существовала, и при ней постоянно проживал часовенный дьячок. Часовня была освящена в честь Святого Прокопия Праведного, Устюжского Чудотворца, память которого 8 июля особенно чтилась как в Смолиной, так и в окрестных деревнях и в самом Кургане, вероятно потому, что первые насельники этой местности были переселенцами из области Великого Устюга.

Очевидно, что за долгое время существования часовни здание ее неоднократно ремонтировалось, а возможно и перестраивалось. Известно, что к концу 1840-х годов оно в очередной раз обветшало, поэтому указом Тобольской духовной консистории от 11 декабря 1852 года разрешено было его исправить, а в 1854 году деревянная часовня была обновлена.

В 1890 году она была перестроена местными жителями в церковь-школу. В Смолинской часовне издавна имелась старинная икона Святого Праведного Прокопия, которая ежегодно с крестным ходом приносилась к всенощной 7 июля в Курганскую Троицкую церковь, а 8 июля после литургии таким же порядком возвращалась в часовню, где приходскими священниками в эти дни проводились богослужения.
Когда и по какому поводу был установлен этот крестный ход неизвестно, но в середине XIX века он уже существовал и проводился, очевидно, до освящения в деревне Смолиной в 1895 году собственного храма, так как в последующем не упоминается. Не установлена и дальнейшая судьба образа Праведного Прокопия Устюжского.

Дело о постройке церкви в деревне Смолиной началось в 1887 году, но по некоторым обстоятельствам затянулось надолго. Имеющаяся здесь Прокопиевская часовня к 1887 году снова пришла в ветхость. В связи с этим 30 августа этого года соединенный сход крестьян деревни Смолиной и близких к ней деревень Мало-Чаусовой, Глинок и Вороновки Курганского Троицкого прихода по предложению причта обсуждал вопрос о поправке ветхой часовни и приговором постановил ее перестроить.

Тобольская духовная консистория 12 октября 1887 года разрешила проведение работ, но только с тем, чтобы часовня была расширена и к ней были сделаны пристройки: помещение для алтаря на случай устройства здесь приписной церкви, а также особая комната, в которой могли бы помещаться священнослужители при приезде в деревню Смолину для богослужения, а в случае надобности могла бы быть открыта церковная школа. Когда указ об этом был предъявлен крестьянам вышеупомянутых деревень, последние постановили, что постройка эта будет для них обременительной, и заявили, что они согласны поправить часовню, но без всякого расширения, а жители деревни Вороновки отказались и от этого.

Между тем, деревни эти были отделены от приходской Троицкой церкви рекой Тоболом, что затрудняло сообщение с храмом, поэтому образование в одной из них в будущем самостоятельного прихода было делом недалекого будущего.

Убеждения причта, очевидно, подействовали на прихожан и в 1889 году в Тобольскую духовную консисторию поступило прошение крестьян деревни Смолиной о высылке им плана на часовню. Консистория указом от 23 мая 1889 года рекомендовала руководствоваться при перестройке планом молитвенного дома-школы, изданным Санкт-Петербургским епархиальным братством во имя Пресвятой Богородицы.

Строительство здания, которое велось на средства жителей деревни Смолиной и пожертвования прихожан Курганской Троицкой церкви, было начато в 1890 году и в том же году окончено. Вместо простой и скромной часовни, какая предполагалась сначала, была выстроена небольшая деревянная церковь-школа.

К 1892 году в храме был устроен иконостас и подновлены старые киоты. До 1895 года здание это стояло в виде часовни, богослужения в которой совершались причтом Троицкой церкви 7 и 8 июля, а также в дни Великого поста. Кроме того, здесь служились молебны на пасхальной неделе и во время крестных ходов с иконами по полям. В 1895 году крестьянами Смолинского сельского общества постановлен был 28 мая приговор, в котором заявлено, что, так как вся церковная утварь приобретена, то сход возбуждает ходатайство об освящении часовни в церковь во имя Праведных Прокопия и Иоанна Устюжских Чудотворцев.

Ходатайство это было удовлетворено, и 5 октября 1895 года церковь-школа была освящена местным благочинным, протоиереем Димитрием Кузнецовым. Церковно-приходская школа в ее помещении, очевидно, так и не была открыта. После освящения храм значился приписной церковью, состоящей при Курганском Троицком приходе. По документам она чаще упоминается, как посвященная Святому Праведному Прокопию Устюжскому. Богослужения здесь совершались приходским причтом по воскресным и праздничным дням.

К концу 1920-х годов Смолинская церковь оставалась приписной к Троицкому приходу, поэтому службы здесь проводились редко, не больше двух раз в году. Под этим предлогом местные власти в 1927 году пытались открыть в ней школу, но жители храм отстояли, и он продолжал действовать еще одно десятилетие.

Только 27 апреля 1936 года собрание граждан во главе с председателем колхоза постановило церковь закрыть и переоборудовать под школу. Курганский райисполком уже 28 апреля это решение поддержал и ходатайствовал об его утверждении перед Челябинским облисполкомом. Однако, в это время при храме уже образовалась община, которая подала жалобу на действия властей. Местный сельсовет и председатель колхоза 3 мая провели колхозное собрание по вопросу о закрытии церкви, о чем не знали даже многие колхозники. Только 7 человек из них дали свое согласие на закрытие храма.

Смотрите так же:  Уразово храм

Верующие вновь подали жалобу в облисполком, а так как до решения вопроса церковь продолжала действовать, сельсовет предложил им отремонтировать здание. Президиум Челябинского облисполкома 2 октября 1936 года постановил церковь закрыть и использовать помещение под школу. По окончании ремонта 8 октября 1936 года храм был закрыт. В ноябре 1936 года община направила жалобу на действия местных властей в комиссию по вопросам культов при Президиуме ВЦИК РСФСР, но чем кончилась эта переписка неизвестно. Скорее всего, решение о закрытии церкви было окончательно утверждено.

В последний раз здание Прокопиевской церкви в поселке Смолино упоминается в 1945 году как переоборудованное под школу. По некоторым сведениям в дальнейшем оно сгорело.

К нему же была приписана, пока не получила собственного причта, и Свято-Духовская церковь в Рябково, построенная в 1901 г. История Рябковского храма, который тогда было решено открыть вместо Троицкого, тянется с 1897 года. Деревня Рябковая, она же Новая, что при речке Черной, Тобольской губернии, Курганского уезда, Мало-Чаусовской волости. В январе деревенский староста Харитонов Иван Михайлович объявляет о сельском сходе. Собирается 127 человек. «Мы имеем сердечное желание, — аккуратно запечатлеет для истории писец решение этого схода, — построить в своей деревне Рябковой на свои собственные сбережения церковь-школу грамоты с колокольней и с престолом Во имя сошествия Святого Духа на Апостолов». Курганский архитектор Н.А.Юшков чертит план церкви и выбирается место. 6 мая 1901 года по церковному чиноположению церковь была заложена. 2 сентября 1901 года протоиерей Дмитрий Кузнецов с Н.А.Юшковым в присутствии жителей деревни Рябковой осмотрели вновь построенное здание церкви-школы и нашли, «что здание выстроено на каменном фундаменте из соснового хорошего леса согласно плана». Сначала храм являлся приписным к Троицкой церкви, но в 1915 году, когда деревня переросла в большое село Рябковское, Император подписал указ об открытии при церкви села Рябковское самостоятельного прихода.

Церковь была деревянная, одноэтажная, с одним куполом и колокольней. Площадь ее составляла 173 кв. метра. В 1933 г. Свято-Духовская церковь была закрыта, и в ней последовательно размещались зернохранилище, клуб, начальная школа. 1 октября 1956 года здание снова передали под церковь, но 24 января 1963 г. было принято решение облисполкома: «снести здание церкви в поселке Рябково в связи с планом реконструкции г. Кургана». Разрешили только перевезти в Смолино, на место давно сгоревшей церкви во имя Св. Прокопия Устюжского, крестильный дом площадью 68 кв.м. и к нему сделать пристрой алтарной части. Так в Смолино появилась Свято-Духовская (Духовная) церковь.

Решением Курганского горисполкома от 15 июля 1974 года общине было разрешено возведение кирпичного пристроя с южной стороны молитвенного дома размерами 4 на 4 метра, в котором разместился второй престол. В последующие годы молитвенный дом в документах все чаще стал именоваться церковью.
В настоящее время храм действует, внутри он расписан, имеется трехъярусный иконостас, происхождение которого не установлено. В последующие годы при Свято-Духовском храме поселка Смолино появилась колокольня, а внутри церковной ограды были выстроены крестильный храм, звонница с колоколами и архиерейский дом, в котором с 1993 по 2008 годы проживал Преосвященный епископ Михаил Курганский и Шадринский.

Архиерейское подворье храм Святого Духа в Смолино

Долгое время он был единственным действующим в Кургане

В деревне Смолиной исстари существовала деревянная часовня, построенная в конце ХVII — начале ХVIII веков. Первое упоминание о часовне в официальных церковных документах относится к 1720 году. Часовня была освящена в честь праведного Прокопия Устюжского, видимо, потому, что первые жители этих мест были выходцами с русского севера — из Великого Устюга. А не так далеко от Смолино, в селе Чернавском Притобольного района, есть замечательный храм в честь святого Прокопия Устюжского. Люди помнили родные северные места, сохранив память о них в названиях храмов.

В 1854 году деревянная часовня была обновлена, а в 1890?м перестроена местными жителями в церковь-школу. Здесь пребывала древняя икона праведного Прокопия Устюжского, судьба которой, к сожалению, не известна. В церкви молились жители близлежащих деревень — Мало-Чаусово, Глинок, Вороновки. Добираться до большого Троицкого храма в Кургане, отделенного Тоболом, было затруднительно. После освящения храм в Смолино являлся приписной церковью при курганском Троицком приходе.

После революции в 1927 году власти пытались закрыть церковь, но верующие воспротивились. В 1936 году решением президиума Челябинского облисполкома храм в Смолино все-таки закрыли, передав здание под школу. В последний раз, по данным историков, здание бывшего Прокопиевского храма упоминается в 1945 году. По некоторым сведениям, в дальнейшем оно сгорело.

История храма в Смолино неразрывно связана со Свято-Духовской церковью в Рябково, построенной в 1901 году. Тогда это была деревня Рябковая, она же Новая, расположенная у реки Черной. Строительство рябковской церкви начинается с 1897 года, когда сельский сход обратился с прошением о строительстве на свои собственные сбережения нового храма во имя сошествия Святого Духа на апостолов. Курганский архитектор Н. А. Юшков создает проект храма. Здание церкви было выстроено на каменном фундаменте из соснового хорошего леса. Сначала церковь являлась приписной к курганскому Троицкому храму, а в 1915 году стала самостоятельным приходом. Церковь была деревянная, одноэтажная, с одним куполом и колокольней.

В 1933 году Свято-Духовская церковь была закрыта, и в здании размещались то зернохранилище, то клуб, а затем начальная школа. 1 октября 1956 года здание вновь передали церкви, но ненадолго. 24 января 1963 года было принято решение Курганского облисполкома: «снести здание церкви в поселке Рябково в связи с планом реконструкции города Кургана». Следует отметить, что Свято-Духовская церковь была тогда единственной действующей в Кургане. Времена по отношению власти к православию стали все-таки чуть-чуть помягче: разрешили перевезти какую-то часть здания церкви в Смолино — на место давно исчезнувшего храма в честь праведного Прокопия Устюжского. По словам сегодняшнего ключаря Свято-Духовского храма игумена Илариона (Лоскутникова), перевезти удалось только иконостас, иконы, богослужебные книги, церковную утварь. Он продолжает: «И место-то определили самое плохое, видимо, специально. Здесь ничего не сеяли — не росло. Да и место низкое, затопляемое. Были годы, когда храм затопляло по самые окна. Я внутри храма на резиновой лодке плавал».

Но верующие люди и такому месту были рады. 25 апреля 1963 года власти официально зарегистрировали православную общину молитвенного дома в поселке Смолино. Постепенно здание отстраивали. Сейчас это действующий Свято-Духовский храм. Здесь два придела — в честь Святого Духа и Алексея — человека Божиего. Алексеевский престол недавно освятил великим чином митрополит Курганский и Белозерский Иосиф, который является настоятелем Свято-Духовского храма. Здесь же, на архиерейском подворье, находится резиденция митрополита Иосифа, главы Курганской митрополии.

…Благодатным солнечным сентябрьским днем мы приехали в храм. Нас гостеприимно принял отец Иларион — ключарь храма. И первое, о чем мы говорим, — об уникальной роли Свято-Духовского храма в жизни православных людей Кургана в 60?70?е и особенно в 80?90?е годы прошлого века. Ведь долгое время храм был единственным действующим в городе, являясь чистым и светлым окном в мир православной веры. Приезжали в храм не только горожане, но и со всей округи, даже не приезжали, а шли пешком до Смолино. Митрофорный протоиерей Николай Чирков, являвшийся в 90?е годы настоятелем Свято-Духовского храма, вспоминает: «Поток людей был огромным, мы крестили до ста человек в день». Отец Иларион рассказывает: «На Пасху к храму было ни подъехать, ни подойти… Это было паломничество сотен и тысяч людей, открывавших для себя мир православной веры». Многие и многие курганцы здесь крестились, венчались, встречали Пасху, Рождество… Поистине неоценима роль Свято-Духовского храма в духовной жизни нашего города.

Храм удивительно теплый, уютный, домашний. Вверху видишь замечательные росписи, созданные еще в 70?е годы при настоятеле Иоанне Бигаре. Делали их украинские мастера — дети и родственники отца Иоанна. Лики святых, тончайшая вязь — краски за пятьдесят лет не потускнели, даже реставрации не требуется. Отец Иларион говорит: «Сейчас и красок-то таких уже нет».

Сокровище храма — старинные иконы, написанные в конце ХIХ — начале ХХ веков. Здесь практически нет новодельных икон, что создает атмосферу иного, еще дореволюционного, времени. Происхождение многих икон неизвестно. Отец Иларион говорит: «Привозили из деревень, ведь храм сначала в Рябково, а затем в Смолино был единственным в Кургане и на всю округу, где иконы находили достойное место. Люди это знали. Вот и привозили иконы, порой поврежденные, ставшие душой нашего храма».

Смотрите так же:  Храмы российской империи

Описать все иконы невозможно — так их много. Вот старинная икона Спасителя, пребывающая в крестильном храме, расположенном на территории архиерейского подворья. Сначала, по словам отца Илариона, была она совсем темная, светлел только лик Спасителя, но со временем чудесным образом обновляется, светлеет. Владимирская икона Божией Матери. Тоже конца ХIХ века. Многие иконы очень редкие, уникальные, например, пророков Моисея и Илии. Блестящая по письму икона святого Георгия Победоносца. Все, повторяю, не описать — нужно приезжать, видеть, молиться. Такому собранию икон может позавидовать любой православный храм. Есть особо ценные иконы Афонского письма, которые сейчас находятся на реставрации.

Прихожане храма, православные люди не только нашего города бережно хранят память о замечательном батюшке — отце Григории Пономареве, многие годы служившем в Свято-Духовской церкви. Отец Иларион рассказывает: «Помню отца Григория, когда был еще мирянином, ходил к нему на исповедь. Это был удивительный батюшка, имевший к людям высокую, подлинную жалость от Бога. 16 лет за свою веру он провел в тюрьмах. Но сохранил глубокую душевность к людям, каждый к нему обращался, получая духовную помощь и поддержку». Отец Григорий и супруга его, матушка Нина, ушли из земной жизни в один день и час, как святые Петр и Феврония. Рядом с храмом находится их могила, которой мы поклонились.

В Свято-Духовский храм все чаще приезжают паломники из разных уголков страны. Например, недавно — из Краснодарского храма. Здесь, на территории архиерейского подворья, расположена уютная гостиница для паломников, приезжающих в Зауралье. Жизнь Свято-Духовского храма, сыгравшего столь уникальную роль в жизни православного Кургана, продолжается.

В 1962 году архиепископ Свердловский флавиан назначил отца Григория настоятелем Свято-Духовской церкви в поселке Рябково города Кургана.

Несколько месяцев прослужил батюшка в рябковской церкви, к тому времени уже «приговоренной» городскими властями к переоборудованию под кинотеатр. А вскоре верующим предложили новое место под строительство молитвенного дома в поселке Смолино, который и был построен с Божьей помощью трудами отца Григория и его духовных чад.

Престол нового молитвенного дома освятили в честь Святого Духа. Из рябковского храма перенесли церковную утварь, иконы, богослужебные книги и священнические облачения, и богослужения возобновились. Много лет отец Григорий, окормляя созданный им приход, служил один. Он и строитель, и настоятель, и требный батюшка одновременно. Жизнь его была настолько спрессована во времени, что с новой силой звучит в его духовном дневнике тема значения и силы часа.

В те годы он служил один. За всю свою жизнь батюшка, можно сказать, не имел полноценного отпуска. Он служил круглый год. Вставая в 4-5 часов утра, батюшка готовил себя к Божественной Литургии. Потом сразу же крещение, венчание, панихида. А в городе уже ждут его с требами. Сообщение с Курганом было тогда через поселок Восточный. Через Тобол переправлялись в то время различными способами: и лодки, и плотики, иногда — мостки почти без перил. С требным чемоданчиком со Святыми Тайнами при температуре 25-30 градусов жары добирался ба-

тюшка в любую точку города и близлежащих поселков на общественном транспорте или пешком. Где-то ждали его на исповедь и причастие, где-то — на соборование, но как бы далеко и сложно не было добираться, он никогда никому не отказывал. Домой приходил белее мела, чтобы сбросить насквозь промокшую одежду и. быстрее в храм ко всенощной. Только вечером он давал себе немного отдышаться, обдумать проведенный день и еще успеть подготовиться к следующему, такому же. Конечно, только Господь давал ему силы. Что такое отпуск, он просто не знал.

Лет 13-15 батюшка жил такой напряженной жизнью. Но ему готовились новые испытания.

Свои трудности и переживания он тщательно скрывал, стараясь оградить близких от лишних волнений, но его душевная боль вылилась в стихи, явно не рассчитанные на читателя:

Бедное сердце! О, сколько тревоги

Ты испытало со мною в пути!

Сколько раз чувствуя тяжесть дороги,

Ты учащенно стучало в груди.

Но и теперь ты, почуяв ненастье,

Что собралось над твоей головой,

Бьешься, волнуешься, хочешь,

Снова лилось полноводной рекой.

Полно, утихни же, в мире коварном,

Где суждено нам с тобою шагать,

Больше ты будешь, родное, печально,

Много придется терпеть и страдать.

Долго придется тебе еще биться

И волноваться в стесненной груди,

Пусть тебе сладкое счастье не снится

В жизненном нашем тяжелом пути.

Пусть тебе видятся шумные грозы,

Бури, ненастья и море скорбей,

Ненависть дикая, только не розы

И не хвала от коварных людей.

Так обновимся в служении верном,

Путь христианский со мной продолжай

И своим стуком тревожным,

Ты уже больше меня не пугай.

Писано 10/II 1975 года.

Папа был слишком закрытым человеком, чтобы посвящать в свои тяготы близких. Кроме мамы, конечно. Поэтому я не могу объяснить причины его переводов сначала в Шадринск,

вскоре в Куртамыш, потом в Усть-Миасс и так палее. Скорее всего, это было связано с отношением к нему уполномоченного по делам религиозных организаций Курганской области. Но факт остается фактом: мои престарелые родители, живя в Кургане, стали «перелетными птицами». Церковный дом, где они жили все годы службы в Свято-Духовском храме, им пришлось освободить, и они купили маленький домик здесь же, в Смолино, где и жили до самой смерти.

Уезжая на воскресные и праздничные дни в другие приходы, они оставались там на неделю, иногда на полторы, и возвращались в Курган, чтобы снова ехать на очередную субботнюю и воскресную службу. Переехать совсем на каждое из мест нового назначения родители не могли, так как понимали, что это носит временный характер и переводы с прихода на приход спонтанны и необъяснимы. За ними, как по команде, следовали многочисленные духовные чада ба-

тюшки, верные им и в радостях, и в трудностях. И храмы маленьких городков и поселков епархии наполнялись церковным пением и чтением милых курганцев.

Приезжая в Курган, я совершала вместе с ними эти беспокойные поездки. Как я отметила для себя, чтобы добраться из дома в Смолино до очередного районного храма, они должны были преодолеть около четырех пересадок. Первая — из дома через Тобол до городского рынка; вторая — от рынка до автовокзала; третья — на рейсовом автобусе до районного центра, четвертая — на местном автобусе до храма. Иногда бывало, что они шли пешком около 11 километров, например, в Усть-Миасс.

Такая жизнь у моих престарелых уже родителей продолжалась не год или два, а лет пять или шесть. и прекратилась лишь тогда, когда у отца Григория резко обострилась давно возник-

шая желчно-каменная болезнь, на болевые приступы которой он не обращал до поры внимания. Произошло это в Куртамыше: острейший приступ желчнокаменной болезни, осложненный перитонитом. Почти умирающего его на машине привезли в Курган. На волоске от смерти он был прооперирован, практически без какой-либо надежды. Уже позднее, когда его перевели из реанимации в отделение, студенты-медики приходили посмотреть на выжившего после почти безнадежной операции пациента. Свершилось чудо, он поправился и еще более 10 лет служил Господу и Его Церкви, помогая верующим духовными советами и молитвами.

После перенесенной операции батюшка еще иногда выезжал служить в небольшие приходы. Он уже не был настоятелем в родном Свято-Духовском храме, и служить там ему теперь удавалось все реже. Это обстоятельство отец Григорий тяжело переживал — тут и новый приток молодого священства, и, конечно, уходящие силы самого батюшки. Надо было видеть лицо отца Григория, когда он приходил из смолинского храма и говорил: «А я завтра служу Литургию!» При этих словах он весь прямо светился. Очень любил батюшка служить в маленьком храме крестильного дома при Свято-Духовской церкви.

Еще в 1970 году, когда отец Григорий постоянно служил в церкви Смолино, он, видимо, уже почувствовал грядущие скрытые гонения, выраженные в

необъяснимых хаотичных переездах с одного прихода на другой. Для себя он написал в это время молитву на каждый пень. Молитва была найдена в его архиве уже после преставления, его и матушки.

Молитва отца Григория

«Только на нынешний день»

Господи! Я не молюсь о будущем, далеком и о нуждах завтрашнего дня; лишь ныне сохрани меня под покровом Твоим, только нынешний день.

Смотрите так же:  Храмы мнайдра

Спаситель! Будь со мной в труде моем и молитвах, помоги мне быть добрым в делах и словах только нынешний день. О, пусть я не буду настойчив в исполнении своей воли.

Не попусти, Господи, чтобы я произнес слова бесполезные, оскорбительные, преступные. Внуши устам моим слова ободряющие, утешающие и радующие всех, с кем я встречаюсь в нынешний день.

Благость Пречистой Матери Твоей, Господи, да сопутствует мне и поможет при встречах с людьми.

Пусть я не буду причиной чьих-либо страданий, печали и слез на нынешний День.

Господи! Бедствие приближается ко мне: дай мне силы встретить беду без ропота и уныния, как вестницу Твоей правды и любви ко мне на нынешний день.

Не прошу я, Господи, о завтрашнем дне; завтра, быть может, я буду близ Тебя, но пощади меня, научи меня, сопутствуй мне только нынешний день. Аминь.

17. 11. 1970 года

Много лет отец Григорий и матушка Нина ездили исповедоваться к отцу Павлу Ездакову — скромному, глубоко настроенному священнику, который служил в одном из сельских приходов. Отец Павел соответственно исповедовался у отца Григория. Их обоих связывала глубокая сердечная дружба и взаимная привязанность. Встречаясь, они часто и подолгу беседовали на темы духовного и нравственного воспитания паствы. От отца Павла батюшка и матушка всегда возвращались домой духовно обновленные, с особым душевным подъемом. После ухода из жизни отца Павла батюшка Григорий подолгу, с особой глубиной и серьезностью молился за упокой его души. Чувствовалось, что отцу Григорию очень не хватало общения с отцом Павлом, воз-

можности поделиться своими мыслями, трудностями, проблемами духовной жизни прихода и просто человеческого общения.

«Слава Тебе, явившему мне красоту вселенной. »

(Из акафиста «Слава Богу за все»)

В памяти моей всплывают моменты общения отца Григория с природой. Глядя на поля, деревья, травы, цветы, он не уставал повторять: «Как много дал нам Господь, и как порой мы бываем к этому бесчувственны и неблагодарны». Скромный полевой цветок мог восхитить его и вызвать расстроенные чувства своим совершенством. Особенно любил он смотреть на небо, говоря, что нет ничего прекраснее неба в любое время.

Летом я приезжала к ним сначала на каникулы, а потом, уже работая, во время отпуска. Родители мои жили тогда в Смолино, в церковном доме, огород которого подходил прямо к обрыву, к реке. По узкой тропочке можно было спуститься к воде.

С обрыва нам открывались такие

бескрайние дали! Под ногами плескался тогда еще довольно чистый Тобол. На другой его стороне — пологой и песчаной, вольно раскинулись огромные поляны, овраги и овражки, заросшие дикой вишней, мелким кустарником, камышом и полевыми травами. А маленькие болотца и ручейки бывшей старицы Тобола были приютом всякой летающей, плавающей и ползающей живности, резвящейся среди водяных лилий, кувшинок и высоких, нарядных стеблей иван-чая.

Поля, еще не распаханные и не застроенные коллективными садами, наполняли все вокруг дивными, целительными ароматами. Река гасила шумы города, и только иногда проходящий по Омскому мосту поезд, похожий издали на игрушечный тепловозик с вагончиками, привлекал к себе внимание или гудком, или ненавязчивым перестуком колес.

Батюшка сколотил у нашего забора на краю обрыва скамеечку и теплыми вечерами, уже после службы, любил посидеть, подумать, послушать тишину, любуясь красотой и гармонией наступающего вечера.

С удовольствием принимал он в свою компанию и нас с мамой. С этого

места мы особенно любили смотреть на небо, которое завораживало своим необъятным куполом.

А какие волшебные краски доводилось видеть нам чаще всего при закате солнца! Казалось, невозможно так тонко, искусно соединить нежную лазурь, где-то вспыхивающую изумрудной полосой, переходящую вдруг в нестерпимо ярко блестящее золотое облачко, с багровыми клубами, похожими на гигантские люстры, которые, медленно выцветая и переливаясь через все оттенки розового, истаивали вдали.

Наше светило, устав за день, медленно опускалось за городом, но феерия красок и света не заканчивалась. Вот поплыли по необъятному небу, как по морю, белые, кудрявые деревья, подсвеченные розовым. Вот они почти незаметно для глаз превратились в длинные узконосые палевые ладьи, а те, в свою очередь, слились в огромный, старинных очертаний парусник. Ну, прямо «Летучий Голландец» какой-то. А вот из него возник замок с башенками, бойницами, но только где же этот ошеломляющий золотисто-палевый цвет? Его уже и в помине нет. И замок-то голубой, даже серо-сизый, и в посте-

пенно надвигающихся сумерках можно еще видеть, как из него вытянулось длинное, забавное лицо в шляпе. Шляпа-то уж совсем потемнела. Вот и первая звезда.

С реки вдруг потянуло уже ночной сыростью. Тихо так, что слышно, как плеснула рыба, а с противоположного берега из камышей стали медленно выползать, вытягиваясь, длинные полупрозрачные ленты тумана, окутывая кусты и почти ложась на воду, усиливая тишину настолько, что, кажется, звенит в

ушах. Или это комары? Ну, конечно, да еще какие злющие.

— Пошли скорее домой, — говорит матушка.— Чай, наверное, давно остыл.

Папа с просветленным лицом, словно умывшись в этой вечерней свежести и красоте, неторопливо встает.

В глазах отца Григория еще отражается небо, и лицо светится теплом и благодарностью к Создателю.

Уничтоженные храмы Кургана: Приписные храмы: Церковь во имя Святого-Духа при Троицкой церкви

Вторым приписным храмом к Троицкой церкви была приписана, пока не получила собственного причта, Свято-Духовская церковь в деревне Рябково, или Рябковая, она же Новая, что при речке Черной, Тобольской губернии, Курганского уезда, Мало-Чаусовской волости, построенная в 1901 г. История Рябковского храма, который тогда было решено открыть вместо перенесенного Троицкого, тянется с 1897 г. В январе деревенский староста Иван Михайлович Харитонов объявляет о сельском сходе. Собирается 127 человек. «Мы имеем сердечное желание, — аккуратно запечатлеет для истории писец решение этого схода, — построить в своей деревне Рябковой на свои собственные сбережения церковь-школу грамоты с колокольней и с престолом во имя сошествия Святого Духа на Апостолов». Курганский архитектор Н. А. Юшков чертит план церкви и выбирается место. 6 мая 1901 г. по церковному чиноположению церковь была заложена. 2 сентября 1901 года протоиерей Дмитрий Кузнецов с Н. А. .Юшковым в присутствии жителей деревни Рябковой осмотрели вновь построенное здание церкви-школы и нашли, «что здание выстроено на каменном фундаменте из соснового хорошего леса согласно плана». Сначала храм являлся приписным к Троицкой церкви, но в 1915 году, когда деревня переросла в большое село Рябковское, Император подписал указ об открытии при церкви с. Рябковское самостоятельного прихода. Церковь была деревянная, одноэтажная, с одним куполом и колокольней. Площадь ее составляла 173 кв. метра.

В 1933 г. Свято-Духовская церковь была закрыта, и в ней последовательно размещались зернохранилище, клуб, начальная школа. 1 октября 1956 г. здание снова передали под церковь, но 24 января 1963 г. было принято решение облисполкома: «Снести здание церкви в поселке Рябково в связи с планом реконструкции г. Кургана». Здание церкви было разрешено перевезти в пос. Смолино, на место сгоревшего здания церкви во имя Святого Прокопия Устюжского, в котором располагалась в последнее время школа. Так в Смолино появилась Свято-Духовская церковь. В Смолино перевезли также церковную сторожку и пустовавший жилой дом для священника. На новое место доставили церковную утварь, иконы, богослужебные книги, облачения для священнослужителей. 25 апреля 1963 года власти официально зарегистрировали религиозное общество православных верующих молитвенного дома в поселке Смолино города Кургана. Его, как и храм в Рябково, освятили в честь Святого Духа. Настоятель протоиерей Григорий Пономарев укрепил общину православными христианами из Нижнего Тагила, где с 1955 по 1962 гг. являлся настоятелем Казанского собора. Решением Курганского горисполкома от 15 июля 1974 г. общине было разрешено возведение кирпичного пристроя с южной стороны молитвенного дома размерами 4 на 4 метра, в котором разместился второй престол. В последующие годы молитвенный дом в документах все чаще стал именоваться церковью.

В настоящее время храм действует, внутри он расписан, имеется трехъярусный иконостас, старинные иконы и иконы афонского письма. В последующие годы при Свято-Духовском храме пос. Смолино появилась колокольня, а внутри церковной ограды были выстроены крестильный храм, звонница с колоколами и архиерейский дом. Все строительные работы осуществлялись на средства православных христиан г. Кургана.

Внесите свой посильный вклад в развитие сайта о Югской иконе Божией Матери