Меню

Хамза мечеть

В Башкирии вокруг уфимской мечети «Хамза» разворачивается конфликт

Единственная в Октябрьском районе Уфы мечеть после смерти своего основателя Хамзы Галлямова стала предметом раздора среди различных групп верующих. Близкие покойного имама утверждают, что тихой сапой контроль над культовым учреждением переходит от основателей мечети к иным лицам, а ранее независимая духовная община находится под контролем ЦДУМ России Талгата Сафа Таджуддина.

Накануне нового года члены местной религиозной организации Махалля № 1615 и члены БФ Имам Хазрат Хамза Хаджи обратились к председателю ЦДУМ России Талгату Сафа Таджуддину с просьбой сменить действующего имам-хатыба Тулкинжона Каримбердиева. Они обвиняют имама в захвате имущества. Вместе с тем именно при этом имаме община смогла оформить мечеть в собственность религиозной общины и право аренды земли вокруг нее.

Еще долгое время мечеть в Сипайлово будет ассоциироваться с именем своего основателя и первого имам-хатыба Хамзы-хаджи Галлямова. Дело не только в названии и имени, но и в том, что усилиями Хамзы-хаджи по всей республике было построено около десятка мечетей, а он сам был признан почетным жителем 13 населенных пунктов. Десятки благодарственных грамот напоминают о заслугах покойного имама, который в 2003 году начал строительство этой мечети.

Для этого он оформил договор аренды земли на месте бывшей стоянки в Сипайлово с городской администрацией. Срок договора был всего на один год, но планировалось, что он будет продлен. На территории вокруг будущей мечети появились торговые киоски и предполагалось, что за их счет будет происходить частичное финансирование строительства.

В 2006 году мечеть наконец была возведена, окружающие ее торговые точки уже занимались лишь халяльной торговлей. Созданная местная религиозная организация (МРО) Октябрьского района должна была оформить землю и мечеть. Но тут начались проблемы. Районная и городская администрации долгие годы отказывали организации в оформлении договора аренды земли.

— Хамза-хаджи строил мечети по всей республике, а не делился деньгами с чиновниками. Ему неоднократно намекали, что надо бы делиться, но он не захотел. К тому же у него не сложились отношения с бывшим замглавы администрации города Владимиром Дмитрюком. Поэтому ему так и не давали до самой смерти возможности оформить аренду, — утверждает одна из учредителей фонда Асия Галлямова.

Время от времени спор местной религиозной общины и администрации вяло возобновлялся, но сохранялся статус-кво. До 2019 года вот так без всяких правоустанавливающих документов мечеть работала, как и ряд торговых точек.

В 2019 году имам-хатыб Хамза Галлямов умер. Какое-то время в Фонде имени Хамза-хаджи не знали, что делать.

— Возник управленческий вакуум, службы шли, прихожане ходили в мечеть, но что будет дальше, мы не понимали, — рассказывает бывший муэдзин мечети Дим Хабиахметов.

Но мечеть не может быть без имам-хатыба. Если первого имама формально избирала община, то Тулкинжон Каримбердиев был назначен Председателем ЦДУМ России Талгатом Таджуддином. При этом сейчас выступающие против действующего имам-хатыба члены общины признают, что сами голосовали за кандидатуру Тулкын-хазрата.

— Тулкын-хазрата мы считали своим, поэтому мы согласовали его кандидатуру. Формально выборов не было, но мы для себя выбирали не самого лучшего среди мусульман, а того, кто был среди нас. Не думали, что он станет таким, — жалуется Асия Галлямова.

Слова вдовы покойного основателя мечети как бы убедительно не звучали, все же являются субъективной оценкой.

— Должность имама не передается по наследству. Согласно уставу ЦДУМ России фарман издает верховный муфтий. Однако все прихожане четко помнят, как в 2019 году на празднике Ураза-байрам покойный Хамза-хаджи высказался в пользу Тулкын-хазрата. Об этом он потом говорил не раз, — парирует один священнослужитель мечети Хаммат-хазрат.

Но смена имама означала не только смену лиц, но и другие перемены. Тулкын-хазрату удалось за короткий промежуток времени оформить аренду земельного участка и мечеть в собственность.

— Нам трудно понять, как землю нам не оформляли 12 лет, а тут вдруг неожиданно за три месяца аренду город дает. Нет ли здесь коррупционной составляющей? – задается вопросом один из руководителей фонда Айрат Халитов.

Вопрос, конечно, интересный. Но на него может быть и другой ответ. Махалля № 1615, пришедшая на смену МРО Октябрьского района была перерегистрирована как каноническая часть ЦДУМ России. Представители фонда Хамза-хаджи утверждают, что покойный муфтий и его Фонд раньше вели свою деятельность независимо от ЦДУМ России. Они делали пожертвования на проекты муфтиата, в том числе помогали Российскому исламскому университету ЦДУМ, но были независимы. Возможно, что прежде независимая от крупных мусульманских организаций община не очень устраивали администрацию. Очевидна и выгода для ЦДУМ России, так как теперь часть пожертвований направляется в этот муфтиат.

Однако эти слова идут в разрез с уставными документами МРО Махалля № 1615, по которым она изначально относилась к ЦДУМ России. К тому же многие помнят, что именно Шейх-уль-Ислам Талгат Таджуддин в начале 2000-х годов ходатайствовал о выделении земли под мечеть. Сам Хамза-хаджи вообще некоторое время возглавлял Региональное духовное управление мусульман в структуре Талгата Таджуддина.

Неприятно это говорить, но, как нам кажется, любой дележ власти всегда связан с финансовыми потоками. Мы уже упоминали, что на прилегающей к мечети территории расположены торговые киоски халяльной продукции. Между новым имам-хатыбом и Фондом имени Хамза-хаджи начали возникать споры по хозяйственным и бытовым вопросам. Кто-то не пускает кого-то в помещения для омовения, кто-то не делает ремонт. Стороны обвиняют друг друга в неисполнении взятых на себя обязательствах по оплате услуг ЖКХ. Но кроме этого чувствуется, что присутствует и денежный вопрос. Представители фонда не очень хотят распространяться по этому поводу.

— Хамза-хаджи придумал очень интересную схему финансирования строительства и содержания мечети. Все эти предприниматели платили не арендную плату за торговлю на эти точках, а делали пожертвования в мечеть. Мне кажется – это очень интересная модель содержания культового сооружения, — считает Айрат Халитов.

Схема действительно интересная, так без оформления дочерних структур и налогов можно получать прямое финансирование. Но к такой схеме возникают и вопросы. Арбитражные суды различных инстанций уже вынесли решение по требованиям администрации Октябрьского района о выселении некоторых предпринимателей.

— Договор аренды предполагает, что прилегающая территория должна благоустраиваться. Но вместо этого там осуществляется коммерческая деятельность. Мы просили хоть один раз часть поступлений с аренды направить именно на это. Но понимания в фонде не получили, — говорит собеседник из администрации Уфы.

Смотрите так же:  Бедия мечеть

Впрочем, чиновникам в этой ситуации все равно, кто будет производить благоустройство. Но ни фонд имени Хамзы-хаджи, ни Махалля под руководством имам-хатыба особого рвения не выражают.

В основе нашей деятельности лежат шариат и законы Российской Федерации. Мы хотим, чтобы все было законно. Очень прискорбно говорить о конфликте в нашей общине. Лично я думаю, что за ним стоят третьи лица, которые натравливают на меня наследников Хамзы-хаджи. Нужно помнить, что шариат и законы не говорят о том, что мечеть наследуются. Самое главное, что в мечети сейчас идет духовная деятельность. Я уверен, что Аллах ниспошлет всем нам силы для преодоления этой ситуации, — комментирует имам-хатыб Тулкын-хазрат.

В пресс-службе ЦДУМ России нам сообщили, что Верховный муфтий не готов комментировать обращение Асии Галлямовой и ее сторонников.

— По уставу МРО Махалля № 1615 решение о недоверии может вынести общее собрание членов махалли, состоящее из прихожан и священнослужителей. Повестку же дня собрания определяет Совет махалли. Такое решение направляется на рассмотрение председателю ЦДУМ. В этом же случае имеется протокол, подписанный лишь несколькими лицами. Представители Благотворительного фонда Имам Хазрат Хамза Хаджи значительно представлены в органах управления Махалли № 1615 и ревизионной комиссии. У них есть вполне реальные рычаги для влияние в общине, — говорит источник близкий к мечети.

С другой стороны, нам вполне понятны эмоции тех людей, которые вместе с Хамза-хаджи стояли у истоков мечети в Сипайлово, а теперь чувствуют, что их обошли в решении вопросов ее функционирования.

Лучше всех об этом сказала предпринимательница Таскира Хисамова.

— С первых дней я была здесь. Мы все вместе строили мечеть. Асия-апа всегда была рядом с Хамзой-хаджи. Когда его пытались пугать полицией, она была рядом. Когда ему не давали аренду и требовали денег, она всегда помогала. Мы за все эти годы многое прошли, лишней копейки ни у кого не было, но мечеть мы строили. Я всегда раньше была в мечети, а сейчас я в нее заходить не хочу, там все для меня чужие. А хайер (пожертвование) я лучше теперь дам детям-сиротам.

Ну что тут скажешь? Все это неприятно и больно. Но при этом конфликт вокруг этой мечети является не единственным в республике. То в ДУМ РБ конфликт вокруг мечети в Белорецке доходит до рукоприкладства, то различные группы мусульман обвиняют друг друга в ваххабизме. А скандал со строительством мечети «АР-Рахим» на проспекте Салавата Юлаева уже приобрел политический характер, когда Глава РБ показал неспособность быстро решать конфликты в этой тонкой сфере.

Вячеслав Пятков, Председатель Совета по государственно-конфессиональным отношениям при Главе РБ:

Мы в курсе данной не очень приятной ситуации и рекомендовали администрации Октябрьского района пригласить все конфликтующие стороны на диалог с участием представителей Центрального духовного управления и паствы. Государственные органы в свою очередь сделали все возможное для работы этой мечети, я думаю, что общий язык будет найден.

Шрамы на храме: эхо нападения на «Муниру»

Закончено следствие по делу о нападении на уфимскую мечеть «Мунира», произошедшее 22 февраля этого года. «АН» писал об этом в материале «Он испытает каждого, кто говорит: «Я уверовал» (№ 10 за 2010 г.).

Светлана ИСТОМИНА

Фото Николая БАЙРАМОВА


В мечеть с бедой

Напомним: в декабре 2009 года в мечеть обратился за помощью 28-летний уфимец Денис Микрюков. По его словам, он оказался в трудной жизненной ситуации: поссорился с близкими, ушел из дому, искал кров и работу. Поиски привели его в мечеть «Мунира», настоятельницей которой является Мунира Байгильдина. Прожив в мечети около месяца, мужчина по собственному желанию покинул храм.

А поздно вечером 22 февраля на Муниру и ее мужа Рамиля было совершено дерзкое разбойное нападение. Женщину избили и проломили голову, супруг получил травмы рук. В одном из нападавших Мунира узнала недавнего постояльца.

«Узник ислама»

Сегодня подозреваемый в нападении задержан и находится в СИЗО (второй, по версии следствия, родственник Микрюкова, пока в бегах). Мужчина ведет себя неадекватно: меняет показания, забрасывает органы следствия посланиями, в которых дает простор своей буйной фантазии. В одном из обращений он обвиняет пострадавшую в вымогательстве, шантаже и угрозе убийством. В следующем письме информирует органы о том, что Мунира Байгильдина причастна к террористам и ваххабитам, а у себя в мечети держит склад оружия.

В послании от 13 июля, последнем на сегодня, Денис Микрюков раскаивается, молит о прощении и тут же добавляет: «Вы же знаете, что это не я».

– Во время очной ставки Денис упал мне в ноги и стал твердить, что я для него родной, близкий человек, поддержала, когда от него отвернулись родные, – говорит Мунира-ханум. – Тут же к нему подлетел адвокат, отвел в сторону и через минуту Денис заговорил по-другому: «Я вас не знаю, впервые вижу». Поэтому я отказалась от очных ставок – у меня не то здоровье, чтобы каждый раз испытывать такой стресс. Но сегодня даже следствие, похоже, убедилось в том, что он сам запутался в своих показаниях.

Иногда Денис позиционирует себя узником мечети: якобы, Байгильдина чуть ли не захватила его в заложники и силой принуждала к рабскому труду.

– Он свободно перемещался по городу, жил с нами под одной крышей, ел за одним столом. Стал почти членом семьи, и никаких инцидентов у нас не было, – рассказывает Мунира-ханум.

Свою причастность к преступлению Денис упорно отрицает, прикрываясь мнимым алиби: якобы, в день нападения он находился в Стерлитамаке. Смотрим распечатку звонков с его мобильника, сделанную по запросу органов МВД: днем 22 февраля, в день нападения, он действительно звонил своей сожительнице из Стерлитамака. А следующий звонок сделан 24 февраля: в этот день подруга отправила ему смс: дескать, тебя ищут, не вздумай показываться здесь. Микрюков тут же уехал в Санкт-Петербург.

Мечеть ждет прихожан

Мунира-ханум старается реже вспоминать о случившемся. У нее просто нет на это времени: надо заканчивать благоустройство территории мечети и ремонт водопровода, устанавливать ворота и кованую ограду. Работает и созданное Байгильдиной Мусульманское дамское общество. А недавно в мечети прошел традиционный мусульманский праздник разговения, собравший около 50 гостей. Единственное, на что сетует хозяйка, – в храме не так много прихожан, как хотелось бы. А между тем она всегда рада принять гостей, помочь словом и делом любому, кто в этом нуждается.

Смотрите так же:  Султан ахмет мечеть в стамбуле

– После случившегося я стала больше ценить время, – признается Мунира Лябибовна. – За этот период сделала больше, чем до болезни. Ведь Аллах дает силы тем, кто уповает на него.

После февральского инцидента один из мусульманских духовных лидеров республики сообщил «АН», что нападения на мечети в Башкирии чрезвычайно редки, ведь в мусульманских храмах нет крупных материальных ценностей. Но Мунира-ханум считает по-другому:

– Когда это случилось, все были в шоке. Но тут же выяснилось, что и другие мечети Уфы – «Ихлас», «Хамза», «Гуфран» – подвергались нападениям, просто об этом умалчивали.

В ответ на вопрос об оставшихся после нападения на лице шрамах, Мунира Лябибовна грустно улыбается:

– Буду ли делать пластику? Вряд ли. Душевные раны пострашнее физических, их не сотрет никакая пластика. А близкие сказали, что для них я все равно самая красивая.

Тем временем

23 августа настоятель уфимской мечети «Хамза» Хамза Галлямов получил постановление за подписью главы администрации Октябрьского района г. Уфы о сносе коммерческих ларьков, расположенных поблизости, и прекращении строительства Дома никаха.

Сам Хамза-хаджи считает незаконными требования властей: якобы истинной причиной конфликта является нежелание предпринимателей платить «дань» чиновникам. Как утверждает Хамза-хаджи, киоски, расположенные на территории мечети, не торгуют спиртными и табачными изделиями, а в продажу поступают исключительно халяльные продукты. Ликвидация торговых павильонов, считает Хамза-хаджи, будет означать прекращение деятельности мечети, поскольку арендная плата является главным источником ее содержания.

Комментарий пресс-службы МВД:

– В настоящее время определяются окончательные формулировки статьи и количество фигурантов по этому делу, поэтому какие-либо конкретные комментарии давать рано. На днях уголовное дело будет передано в суд.

Башкирское региональное приложение к газете «Аргументы недели», №33, 26 августа 2010 г.

От запрета минаретов до сноса действующей мечети. Как зовут того, кто решил снести мечеть?

Руководитель Октябрьского района г. Уфы при поддержке уфимской мэрии или мэра, время покажет, планируют закрыть, а затем снести Соборную мечеть«Хамза-Хаджи», расположенную в самом густонаселенном микрорайоне «Сипайлово».
Трудно себе представить, что конкретные имена этих людей, если они отважатся на такое богохульство, не будут известны широкой общественности, в том числе и каждому правоверному мусульманину.

«Мечеть строилась на протяжении 10 лет и была открыта в 2006 году на частные средства мусульманина Хамзы-хаджи Галлямова. Как всегда, когда дело касается ислама, администрация города Уфы и Октябрьского района вместо поддержки в благом начинании на протяжении всего этого времени делала все, чтобы помешать деятельности мусульманской общины.
Как известно, Уфа является столицей Республики Башкортостан, где более 60 % населения состовляют мусульмане — башкиры, татары, а также мусульмане, прибывшие из других регионов РФ. По сравнению с Казанью, где мусульманское население составляет такой же процент и работает около 60 мечетей, в столице Башкортостана действует всего навсего 5 мечетей и 2-3 временных мест для молитв. И вот при плачевной такой обстановке, власти, не боясь гнева Аллаха, а также без учета мнения запуганного народа, вознамерились снести дом Аллаха. до такого кощюнства и богохульства не дошли даже западные исламофобы, которые выступили против строительства минаретов, но до сноса мечети не дошли.
В нашем городе-миллионнике всего 5 мечетей, и новых мечетей почти нет», — жалуются члены мусульманской общины города в обращении, направленном в редакцию «Ислам.Ру».

Официально причиной закрытия является отсутствие технического паспорта на полностью завершенную мечеть. Но под разными предлогами власти, вот уже на протяжении стольких лет, вместо того, чтобы оформить документы, ведут подковерную деятельность для того чтобы мечеть снести .
Мечеть «Хамза-Хаджи» действует с 2006 года, и сейчас, к удивлению мусульман, оказалось, что это строение, по мнению чиновников, является незаконным. Можно только догадываться о причине такого подхода. Вполне можно предположить, что всему причиной удобное месторасположение мечети, которое уже пообещанно для очередного выгодного коммерческого проекта.

Авторы письма уверены, что данная мечеть является защитой для мусульманина. «Если подсчитать, сколько людей получили помощь и поддержку в этой мечети, сколько мусульман оставили своих грехи и покаялись, сколько молодых заключили никях, сколько получили основы мусульманских знаний. Наверно, будут внушительные цифры. И теперь нас хотят лишить этого блага. В Уфе есть другие мечети, но Сипайлово является самым многочисленным микрорайоном города, и в Сипайлово эта мечеть – единственная», — отмечают мусульмане Уфы.

Совет улемов Духовного управления мусульман Российской Федерации определил закят аль-фитр в 2019 году в размере:

— для людей малоимущих — 100 р.

— для людей со средним достатком — 300 р.

— для состоятельных людей — от 500 р.

Закятуль-фитр (садакатуль-фитр, фитр садакасы) милостыня разговения, выплачиваемая от каждого члена семьи до начала праздника Разговения (Ид-аль-фитр, Ураза-байрам). Она является заключительным условием для принятия Творцом соблюденного поста.

Фидия садака:

— минимальный размер за пропущенный день составляет 250 р.

Фидия садака это милостыня-искупление, состоящая в том, что за каждый пропущенный день обязательного поста надо накормить одного нищего так, чтобы на него израсходовалось средств примерно столько, во сколько обходится в среднем обед (а лучше — среднесуточные затраты на питание).

Хамза-хазрат Кузнецов: земля под мечеть в Хабаровске еще даже не выделена

Муфтий Хамза-хазрат Кузнецов: «В Хабаровске уже много православных храмов, есть синагога, почему не быть мечети?»

Как попытку прославиться расценил сбор подписей против возведения в Первом микрорайоне Хабаровска мечети муфтий Духовного управления мусульман Дальнего Востока в составе ЦДУМ России Хамза-хазрат Кузнецов. Как уже сообщало «Восток-Медиа» это обращение передано сегодня мэру Хабаровска Александру Соколову и губернатору края Вячеславу Шпорту. По словам инициатора акции, лидера местного отделения партии «Демократический выбор» Алексея Ворсина, ответ им обещали дать через месяц, согласно закону о рассмотрении обращений граждан.

«Партия новая, им как-то надо дать знать о себе, видимо, решили сыграть на этой теме. Возможно, пытаются спровоцировать нас на полемику. А если по сути, то могу сказать, что участок земли под мечеть еще даже не выделен. А даже если мы его и получим, там будет меньше гектара. И ни о каком исламском центре и общежитии для мигрантов не может быть и речи, по крайней мере, сейчас. А мечеть мы хотим построить мемориальную, в память о татарах и башкирах, погибших во время Великой Отечественной войны. И потом, вот смотрите: в Хабаровске уже много православных храмов, есть синагога, почему не быть мечети?», — недоумевает Кузнецов.

Смотрите так же:  Заповедной мечети

Он опроверг слова тех, кто утверждает, что мусульман в Хабаровске всего 12 тысяч. «Их 20 тысяч, не меньше. Все же мы про себя знаем больше, чем кто-либо. А молимся мы сейчас в частном секторе, и места там не хватает», — сказал полпред верховного муфтия в интервью корреспонденту «Восток-Медиа». Он добавил, что сначала рассматривались и другие варианты для культового сооружения. В частности, на улице Калинина, где до революции стояла небольшая мечеть. Но там сейчас находится жилая высотка.

В свою очередь, Алексей Ворсин утверждает, что акция по сбору подписей не имеет никакого отношения к предстоящим осенью выборам мэра и губернатора. Он пояснил, что еще в декабре было подано первое обращение к властям города и края по поводу возможного появления мечети. Но тогда активисты партии получили отписку. «Вот мы и решили перейти к более активным и масштабным действиям, и это просто совпало по времени с началом предвыборной активности. На самом деле такие вещи повседневные, и не нужно искать тут какой-то политической подоплеки», – сказал Ворсин.

Что общего у Абу Хамзы с французскими братьями Куаши

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Не исключено, что зажигательные проповеди 56-летнего египтянина Абу Хамзы, в пятницу приговоренного в Нью-Йорке к двум пожизненным заключениям, косвенным образом вдохновили братьев Куаши, которые устроили кровавую расправу над редколлегией парижского сатирического журнала Charlie Hebdo.

По данным британской газеты Daily Telegraph, 32-летний Шериф Куаши являлся учеником алжирца Джемаля Бегала, с которым познакомился 10 лет назад в тюрьме.

Бегал, который, как считают спецслужбы, завербовал Ричарда Рида, пытавшегося взорвать авиалайнер спрятанной в кроссовке бомбой, и Закариаса Муссауи, так называмого «20-го угонщика», был, в свою очередь, большим поклонником Абу Хамзы. Он настолько преклонялся перед своим ментором, что иногда называл себя Абу Хамзой.

В конце 1990-х гг. Бегал был завсегдатаем известной мечети в Финсбери-парке на севере Лондона, где тогда базировался Абу Хамза (настоящее имя Мустафа Камель Мустафа).

Бегал принадлежал к столь радикальной группировке, что, как говорится в британских судебных документах, сам Усама бин Ладен считал, что она переходит все границы.

Daily Telegraph цитирует некоего алжирца умеренных взглядов, по словам которого члены этой группировки убили бы собственного отца, если бы застукали его за курением или употреблением алкоголя.

Бегал хвастался, что создал сеть джихадистских ячеек в Великобритании, Германии, Франции и Испании. В 2001 году он был арестован во Франции по обвинению в принадлежности к преступной организации, готовившей взрывы посольства США в Париже, и приговорен в 10-летнему сроку.

В тюрьме он подружился с Шерифом Куаши, попавшим туда за организацию поездок джихадистов в Ирак. Они остались близки и после освобождения. В апреле 2010 года французская группа наружного наблюдения сфотографировала в Кантале на юге Франции, как они играют в футбол с двумя другими исламистами, осужденными за терроризм.

Кроме Абу Хамзы Бегал называл своим ментором иорданского экстремиста Абу Катаду, который в 1990-х гг. считался духовным лидером операций «Аль-Каиды» в Европе и в 2013 году был экстрадирован обратно в Иорданию.

«Произошедшее в Париже является наследием Абу Катады и Абу Хамзы, — резюмировал в интервью Daily Telegraph Реда Хассейн, который на рубеже тысячелетий был платным осведомителем британской спецслужбы MI5 в мечети в Финсбери-парке. — Это абсолютно новое поколение, которое никогда не встречалось с этими людьми в Лондоне, косвенным образом прониклось их идеологией и теперь готово умереть на фронтах джихада».

Дело Абу Хамзы вызвало большой интерес нью-йоркской прессы, не в последнюю очередь благодаря колоритному виду седобородого обвиняемого, который слеп на один глаз и лишен кистей обеих рук. Долгое время думали, что его увечья — это память об афганской кампании 1980-х, когда Абу Хамза, инженер по образованию, воевал с советскими войсками.

Но Абу Хамза был одним из считанных обвиняемых в терроризме, которые вызвались давать показания на своем процессе. В числе прочего он сообщил, что его увечья являются результатом случайного взрыва в Пакистане, где он работал инженером на строительстве.

Показания Абу Хамзы сыграли против него, поскольку председательствовавшая на его процессе судья Кэтрин Форрест в пятницу обвинила его перед вынесением приговора во лжи под присягой.

Он также не расположил к себе присяжных, заявив в своем выступлении, что любит бин Ладена. В конце месячного процесса они единогласно признали его виновным по 11 пунктам.

Два пожизненных срока достались осужденному за инцидент 28 декабря 1998 года, когда исламисты атаковали в Йемене колонну внедорожников с 16 западными туристами, в том числе двумя американскими гражданами, и захватили их пассажиров в заложники.

На следующий день йеменская армия предприняла операцию по спасению заложников. Похитители отстреливались, пользуясь своими пленниками в качестве живых щитов. В конечном итоге четверо заложников лишились жизни, и несколько были ранены.

Как отмечала прокуратура, перед захватом туристов Абу Хамза публично предупреждал «неверных», что им не следует ездить в Йемен. За пять дней до захвата заложников йеменские власти арестовали пасынка Абу Хамзы и нескольких его людей. Заложникам было заявлено, что целью их захвата было добиться освобождения друзей похитителей.

Перед налетом на туристов Абу Хамза снабдил вожака похитителей спутниковым телефоном и неоднократно созванивался с ним во время операции, давая ему советы.

Впоследствии он беседовал у себя в мечети с одним из бывших заложников и сказал ему, что, согласно исламу, захват туристов был благим делом, что он предостерегал их от поездок в Йемен, что их планировали держать до тех пор, пока правительство не отпустит его людей, и что похитители захватили их для обмена.

Судья Форрест также приговорила Абу Хамзу к 100 годам тюрьмы по остальным пунктам обвинения, включавшим попытку создать учебный лагерь террористов в Орегоне и отправку своих последователей к талибам в Афганистан.

В своем последнем слове Абу Хамза, который был экстрадирован в США из Лондона в 2012 году, повторил, что он ни в чем не виноват. Он пожаловался на увечья, диабет, некомплект зубов и вросшие ногти пальцев стопы и просил поместить его в больницу.

Судья сказала, что этот вопрос будет решать не она, а тюремное управление США.

Она назвала действия осужденного варварскими и неприемлемыми в цивилизованном обществе.