На венгерских мечеть

Мечеть на Венгерских: «Спокойствие, только спокойствие!»

Казалось бы, только что улеглись страсти вокруг махачкалинской мечети «Ан-Надирия», как в социальных сетях появилась новая «острая» информация на ту же тему.

Речь идет о том, что муфтият Дагестана якобы намерен сменить имама в другом «проблемном» религиозном учреждении – так называемой мечети на Венгерских (расположена на улице генерала Омарова, бывшей улице Венгерских бойцов).

И тут версии текущих событий звучат точно так же: силовики намерены закрыть мечеть из-за «геополитической обстановки в регионе».

Напомним, совсем недавно жители Махачкалы стали свидетелями конфликта вокруг мечети «Ан-Надирия», расположенной на улице Котрова. Еще в конце ноября силовые структуры провели в мечети рейдовые мероприятия и задержали несколько десятков прихожан. А спустя некоторое время представители Духовного управления мусульман республики сменили имама мечети, принудительно назначив туда представителя муфтията РД. Затем имама от духовенства сменил действующий имам центральной Джума-мечети Махачкалы Мухаммад-Расул Саадуев, но и он пробыл на этой должности недолго. В последние дни ноября Саадуев покинул свой пост, став первым заместителем муфтия Дагестана, а мечеть «Ан-Надирия», или так называемая Котровская мечеть, была закрыта для богослужений.

Точно по такому же сценарию, как выдвигают предположения некоторые средства массовой информации, хотели поступить и с другой салафитской мечетью Махачкалы – на бывшей улице Венгерских бойцов. В некоторых интернет-изданиях уже появлялись публикации по этому поводу, где обсуждалась вероятность смены имама, а также перехода данной мечети под личный контроль таркинского поселкового джамаата и ее имама (Тарки – поселок, входящий в состав Махачкалы).

Имам мечети поселка Тарки Рахмутдин Бадрутдинов сам факт подобного обращения от муфтията не подтверждает:

«Как такового, обращения со стороны муфтията по вопросу смены имама и перехода под контроль поселка мечети на Венгерских не было. Мне звонили знакомые и спрашивали: если с подобной просьбой обратятся, то как отреагирует на это община поселка и сам имам? На это я ответил, что в данной ситуации у нас будут вопросы как к общине мечети на Венгерских, так и к самому муфтияту. А сейчас, пока ничего подобного нет, то нет и смысла обсуждать эту тему».

Духовенство республики также отрицает факт обращения к имаму и общине поселка Тарки с вопросом о смене имама в мечети на Венгерских и взятии культового учреждения под контроль поселкового джамаата.

«Со стороны муфтията республики не было никаких заявлений или обращений по вопросу смены имама в мечети на улице Венгерских бойцов в Махачкале. Не знаю, кому это было нужно – распускать подобные слухи. Но эти разговоры, к сожалению, имеют место»,

– сообщил пресс-секретарь Духовного управления мусульман Дагестана Адиль Ибрагимов.

Народная мудрость гласит: «Худой мир лучше доброй ссоры». Однако не всех, видимо, это устраивает. Налицо явная попытка искусственно раскачать обстановку в республике, спровоцировать конфликт там, где ситуация более или менее стабильна.

Да, возможно, кто-то, используя предположения и догадки, не исключает вероятность повтора сценария со сменой имама, как это было в Котровской мечети. Но факты текущего дня говорят о другом: нигде и никем не озвучивалось, что вокруг мечети на Венгерских инициируются какие-то активные действия. Кому же и зачем не терпится стравить салафитов и суфиев?

Обе стороны этого, во многом надуманного, конфликта, прежде всего, – мусульмане, которые хоть и отличаются взглядами на некоторые вопросы в трактовке религии, но каждый из них придерживается норм Ислама. Между тем, критерий взаимодействия религиозных организаций и их прихожан со светскими властями очень прост и прозрачен. Государство гарантирует свободу совести и религиозных отправлений граждан, а верующие строго исполняют законы государства, в котором живут. И любые спекуляции помимо этой схемы направлены на дестабилизацию обстановки в республике.

«Ислам – это миролюбивая религия, призывающая к терпению и состраданию. Она не может иметь ничего общего с насилием и экстремизмом. Любые попытки позиционировать Ислам с терроризмом должны пресекаться»,

– с этими словами из обращения участников состоявшейся в текущем году республиканской конференции «Роль религии в сохранении мира и стабильности в обществе» трудно не согласиться.

В Дагестане Ислам имеет характерные черты, определенные этнокультурными особенностями мусульманских народов республики. Он осуществляет разные роли и имеет структурное многообразие. Практически все сферы жизнедеятельности общества так или иначе связаны с религией. Но Ислам – это не только религия. Это идеология, культура, особая цивилизация, в которой сложились свои духовно-нравственные ценности.

Сегодня Дагестан не тот, что был несколько лет назад. Со сменой главы в республике сменился и подход к решению проблем, прежде всего связанных с обеспечением мира и стабильности в регионе.

Немаловажную роль сыграли институты гражданского общества – это религиозные, молодежные и творческие организации в школах и вузах, где активно пропагандируется необходимость обеспечения мира, стабильности и оздоровления общества, проведения духовно-нравственного воспитания молодежи, просвещая и помогая преодолеть некоторые негативные тенденции, особенно в части разногласий и раскола мусульманской уммы, а также антиисламских настроений.

Этой теме посвящен и III Конгресс религиозных лидеров Северного Кавказа в Махачкале, который только что открылся в Махачкале. Основным направлением работы на нем станет принятие Комплексной программы противодействия идеологии терроризма в Республике Дагестан на 2019 год и научно-практическое понимание места и роли Российского Кавказа в общем историко-культурном, политико-цивилизационном и информационном пространстве страны. Остается пожелать успехов участникам конгресса в их благих стремлениях.

В Дагестане немало проблем, как, впрочем, и в любом другом регионе Российской Федерации. Но главное условие их решения – гражданский мир и согласие, в том числе и в религиозной сфере.

По этому поводу уместно привести слова главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, произнесенные на одной из встреч с представителями исламских средств массовой информации республики.

«Многое у нас сейчас принято критиковать, в том числе и в сфере религии. Но надо отметить и немало позитивного, что сделано. И то, что в последнее время мы видим налаживание взаимоотношений между представителями разных ветвей Ислама, – это очень важный показатель»,

– отметил руководитель региона.

Завершая разговор, уместно призвать представителей республиканских СМИ и сетевых ресурсов более ответственно и взвешенно подходить к обсуждению важнейших тем жизни республики. Особенно религиозных.

«Мечеть открыта — и нам нечего скрывать»

Вокруг махачкалинской мечети «Тангъим», более известной как «мечеть на Венгерских бойцов», много разговоров и домыслов. В прошлом номере мы предложили присылать вопросы имаму мечети Ниматулле Раджабову. В интервью «Новому делу» он отвечает на них и рассказывает об истории мечети и ситуации вокруг нее.

— Расскажите об истории мечети — когда и кем она была построена, как развивалась. И, если можно, немного о себе: где учились, как стали имамом?

— Наша мечеть основана в 1992 году по инициативе жителей 4-го поселка Махачкалы, которые зарегистрировали религиозное общество, получили от города землю для постройки мечети возле средней школы №15 и станции юных натуралистов, — говорит Раджабов. — Название «Тангъим» было выбрано по аналогии с названием известной исторической мечети Айши (да будет доволен ею Аллах), жены пророка Мухаммада — эта мечеть находится близ Мекки, на границе вхождения паломников в Заповедную территорию. В обществе закрепилось название нашей мечети как «мечети на Венгерских бойцов» по названию улицы (сейчас улица носит имя генерала Омарова), но правильно, конечно, называть ее «Тангъим».

Изначально мечеть была небольшой, вмещала в себя до 100 человек. Из-за увеличения количества людей на пятничных молитвах здание было расширено и вмещало уже до 400 человек. Но даже этого было недостаточно в связи с продолжавшимся ростом числа прихожан мечети, поэтому было построено новое здание, которое вмещает до 5 тысяч человек.

Я происхожу из религиозной семьи, родом из Закатальского района Азербайджана, по национальности — цахурец. Мой дедушка Насих-афанди был уважаемым исламским ученым, устазом, хорошо известным в этой местности и в Южном Дагестане. Свои первые религиозные знания я получил именно от дедушки. В 1993 году я специально приехал в Махачкалу для получения исламских знаний, чтобы поступить в исламский университет имени имама аш-Шафии (да смилуется над ним Аллах). После поступления в университет стал одновременно обучать чтению Священного Корана в медресе при мечети. Учился с удовольствием и хорошо, был старостой нашей группы. В университете преподавали известные в Дагестане имамы, например, ныне покойный имам мечети возле здания МЧС Мухаммад-Амин Губденский (да смилуется над ним Аллах), имам мечети на улице Гагарина Шарапутдин, Рукнутдин, Мухаммад-Хаджи Параульский. Я никогда не мечтал стать имамом — хотел просто изучать свою религию. Но именно я в числе немногих из нашей группы стал имамом: после того как окончил университет в 1999 году, совет старейшин мечети выбрал меня имамом, кем я и являюсь по настоящее время.

Женат, четверо детей. Живу с семьей в небольшом (40 кв.м.) домике при мечети. Я человек открытый, простой — застать меня в мечети можно в любое время, на молитвах и между ними

— Сколько прихожан у мечети? Какого возраста это люди в основном?

— Постоянно на ежедневные молитвы приходит обычно не так много людей — до 100. На пятничные молитвы в мечети, бывает, набирается до 2000 человек. В месяц Рамадан, конечно, еще больше. Приходят и молодые люди, и люди среднего возраста, и пожилые, которые посещают нашу мечеть еще с момента ее основания.

Смотрите так же:  Мечеть рисовать поэтапно

— Какие отношения у вас с муфтиятом Дагестана?

— Мы взаимодействуем. Я вхожу в Совет имамов Махачкалы, каждый месяц бываю на собраниях. С муфтием Дагестана Ахмад-хаджи Абдулаевым встречались, и не раз. Общаемся и с представителями других муфтиятов. Нашу мечеть посещали муфтий Духовного управления мусульман Азиатской части России Нафигулла-хазрат Аширов, муфтий Северной Осетии–Алании Хаджимурад Гацалов.

— Мечеть называют «саляфитской», «ахлю-с-сунна уа-ль джама’а». Объясните, что это за термины? Какому направлению в исламе вы следуете?

— «Ахлю-с-сунна уа-ль джама’а» — те, кто придерживается того же, чего придерживался пророк Мухаммад и его сподвижники, да будет доволен ими Аллах, — это и есть спасшаяся группа в исламе. И тех, кто следуют за путем праведных предшественников, ученых первых трех поколений ислама (саляфу-ссалих), следуют Корану и Сунне согласно их пониманию, называют саляфитами.

К сожалению, из-за политических и пропагандистских усилий религиозному термину «саляфит» придан негативный оттенок в понимании общества: враги ислама по всему миру хотят представить мусульман экстремистами, радикалами, людьми против общества, хотят внушить, что саляфиты — это самые страшные террористы.

На самом деле, все мусульмане хотят себя относить к этому правильному направлению. Например, и сам муфтий Дагестана Ахмад-хаджи Абдулаев не раз говорил, что считает себя саляфитом. Саляфитами называют себя и известные исламские ученые из-за рубежа, которые приезжали в Дагестан в последнее время по приглашению муфтията.

Но сегодня этим термином пользуются, чтобы часть мусульман отделить от других, представить в негативном свете. А мы не сторонники разделения мусульман — мы всегда призываем к объединению на истине, к единству и сплоченности мусульман.

Да, мы считаем себя «ахлю-с-сунна уа-ль джама,а», «саляфитами», следующими за праведными предшественниками, признающими авторитетных исламских ученых как прошлого, так и современности. И мы против, чтобы делить мусульман под разными названиями.

К примеру, сам я, как и многие в Дагестане, учился и следую в основном мазхабу, научно-правовой школе, имама аш-Шафии (да смилуется над ним Аллах), при этом в отдельных вопросах признавая мнения и других авторитетных ранних и современных ученых.

И нашу мечеть и прихожан тоже хотят отделить от общества, хотя в нее ходит много людей, самые разные представители общества, в том числе и хорошо известные в республике.

— Почему и кто хочет представить мечеть как неблагона-дежную?

— С момента основания мечети никаких вопросов со стороны государственных и правоохранительных органов к нам не было. Со стороны муфтията — тоже. Ни разу никто не приходил, не жаловался на мечеть, на ее прихожан. Я подчеркиваю — ни разу. Повышенное внимание к мечети и последовавшие за этим действия со стороны правоохранительных органов я связываю с тем, что в 2019 году один из известных проповедников, который ранее, в 2013 году, периодически выступал с лекциями в мечети, Надир Медетов, оказался в ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация. — «НД»).

— Муссировалась информация, что он якобы был имамом мечети, проповедовал в ней радикализм и впоследствии уехал в ИГИЛ…

— Он был одним из нескольких проповедников, которые выступали с лекциями перед прихожанами мечети. Подчеркиваю, имамом мечети он не был, хотя многие как раз хотят представить все так, что он им был и призывал к экстремизму прямо в мечети. Но за то время, что он у нас выступал, ни к каким радикальным действиям он не призывал. Все его выступления в мечети есть в открытом доступе в Интернете. И никаких претензий правоохранительные органы к нему в то время не предъявляли, а руководство мечети само еще в 2019 году отстранило Медетова от проповедей в мечети в связи с возникшими разногласиями по отдельным вопросам теологического характера.

И только спустя полгода после этого им заинтересовались правоохранительные органы, и то по обвинению не в экстремизме, а в хранении оружия, и заключили его под домашний арест. Уже находясь под домашним арестом, Медетов выехал из страны, оказался в ИГИЛ. И к кому вопрос, как он там оказался: ко мне или к правоохранительным органам? Я повторяю, что к тому моменту не видел его уже более полугода и в мечеть он не приходил все это время.

После этого начались регулярные полицейские рейды, прихожан мечети доставляли в отделы полиции, причем часто в незаконной, провокационной форме. Людей ставили на так называемый «профилактический» учет. Поступали угрозы фабрикации уголовных дел, требования закрыть мечеть. При этом в адрес руководства мечети стали поступать угрозы и со стороны приверженцев ИГИЛ. Таким образом, мы в мечети оказались между двух огней.

— Что было предпринято в этой ситуации руководством мечети?

— Работой по взаимодействию с государственными органами и противодействию угрозам радикализма в мечети занялись общественный и ученый советы, совет старейшин, в составе которых люди, пользующиеся авторитетом среди прихожан мечети. Составили план работы, действий по ограждению мечети и ее прихожан от незаконных претензий, разъяснению общественности и представителям государственных органов реальной ситуации в мечети, снятию негативных «ярлыков».

Были встречи с руководством многих ведомств, занимающихся вопросами религии и общественного порядка (в том числе и районного отдела полиции, ЦПЭ, МВД, Комитета по делам религий и муфтията, Общественной палаты и правозащитных организаций, прокуратуры и ФСБ, главного федерального инспектора).

Направляли письменные обращения, привлекали внимание и средств массовой информации. На каждой встрече аргументированно показывали и доказывали, что в этой мечети не призывают, а наоборот, ограждают от радикализма…

— Какова позиция мечети по отношению к проблемам терроризма и экстремизма?

— Наша позиция основана на мнении признанных исламских ученых — ислам не имеет никакого отношения к террору, убийству невинных людей, особенно женщин, детей, стариков, в исламе это строго запрещено. Ни один из известных и признанных ученых не призывает к этому. И у нас в мечети к этому никогда не призывали!

Никакого экстремизма в мечети нет — и в этом может убедиться любой, кто посетит ее, послушает проповеди. Но, видимо, почему-то кто-то заинтересован выставлять нас экстремистами.

Не считая того, что в пятничных проповедях затрагиваются эти темы, я лично выступал с обращениями с осуждением радикализма, открыто заявлял о своей позиции в разных СМИ, в том числе неоднократно и в «Новом деле». Все мои проповеди открыто находятся в Интернете, в социальных сетях — с ними можно ознакомиться.

Это ясная позиция, что ИГИЛ — искусственно созданный проект, дискредитирующий ислам.

— Каковы результаты ваших обращений в государственные органы?

— Определенного взаимопонимания удалось достичь. Наши письменные обращения в различные органы в конечном итоге направлялись в прокуратуру Дагестана, где было привлечено внимание к ситуации вокруг мечети. Оттуда мы получили несколько официальных ответов, и на какое-то время ситуация вокруг мечети, можно сказать, успокоилась.

Однако в последние месяцы опять начались полицейские рейды, прихожане мечети доставляются в отделы полиции — как еженедельно, после пятничных молитв, так и в другие дни, до и после совершения молитв. Сотрудники полиции хотят представить это «мероприятиями по поиску оружия и наркотиков», при этом забирают одних и тех же людей, которые постоянно ходят в мечеть.

Может быть, руководство МВД не знает об этих мероприятиях? Но при этом возле нашей мечети бывают сотрудники не только Советского, по территориальности, но и Ленинского и Кировского райотделов полиции, и чины из руководства УВД Махачкалы. Мы слышим об оперативно-розыскной работе, но, оказывается, никакой оперативности и розыска не нужно, когда можно окружить мечеть по периметру, забрать прихожан и сделать себе показатели. Мечеть рассматривают как «курицу, которая несет золотые яйца» — зарабатывают себе «палки» и «звездочки»?

Да, мы понимаем, что прихожане мечети не обладают достаточной юридической квалификацией, чтобы обжаловать незаконные действия сотрудников полиции, поэтому стараемся объяснять им, чтобы они обращались к адвокатам, юристам, правозащитникам, журналистам. К примеру, последний случай в Воронеже, когда тамошние полицейские хотели доставить в отдел полиции чеченских девушек, показал, что фиксирование действий сотрудников полиции на камеру телефона и распространение этой информации вызывает большой общественный резонанс и осуждение таких действий правоохранителей со стороны общества. А у нас в Дагестане такими доставлениями прихожан мечети в полицию занимаются наши полицейские чуть ли не каждый день.

Мы никому не запрещаем приходить в нашу мечеть. Но как относиться к тому, что прихожан мечети забирает полицейский, который приходит на молитву, становится с нами в один ряд, а после доставляет людей в отдел полиции? Был и такой случай. Или когда нетрезвый полицейский, не снимая обуви, ходит по коврам в мечети, нецензурно выражается, угрожает забрать в отдел всех, кто находится в мечети.

сожалению, подобные случаи и продолжающиеся действия сотрудников полиции не вызывают должной реакции со стороны общества и государства, а это дискредитирует не только саму правоохранительную структуру, но и в целом руководство государственных органов, искусственно создавая протестные настроения у десятков тысяч людей. Ведь у каждого из тысяч приходящих на молитву есть семья, родственники, друзья и знакомые, которые слышат, что людей притесняют только потому, что те ходят в мечеть.

Смотрите так же:  Мечеть в новокуйбышевске

Что мешает прийти в мечеть, объяснить, если есть какие-то претензии? Мы готовы ответить на вопросы, нам нечего скрывать. Если люди не нарушают закон, почему их преследуют, разделяют и стравливают?

Мы в мечети призываем к порядку, к правильному поведению, к уважению прав других людей. Но когда мы призываем прихожан к этому, а они сами сталкиваются с произволом со стороны отдельных представителей правоохранительных органов, объяснять, убеждать становится все труднее. Какое мы можем дать объяснение, особенно молодым людям, несправедливого отношения к ним?

Складывается впечатление, что создается искусственная ненависть к государственным органам. Почему эти действия не пресекаются руководством республики, прокуратуры и ФСБ?

Вместо того чтобы потенциал использовать на благо, развитие общества…

— Кроме молитв и проповедей какая-то еще общественная работа проводится в мечети?

— Мы в меру своих возможностей, на пожертвования прихожан, помогаем нуждающимся, сиротам — как в течение года, так и особенно в месяц Рамадан и на праздники. Только в конце Рамадана около 400 семей получили от мечети продуктовые наборы закяту-ль-фитра. На праздник жертвоприношения раздаем мясо. Мы благоустраиваем территорию возле мечети, следим за чистотой и порядком. Прихожане мечети навещают стариков, ветеранов, отвечают на просьбы о помощи.

Вся работа в мечети — это повседневная деятельность с прихожанами и теми, кто приходит в мечеть с какими-то вопросами, за помощью. Нужно как объяснять людям основы религии, так и избавлять от сомнений и заблуждений, невежества и радикализма из-за недостаточного или неправильного понимания религии.

Мы не можем открыто привлекать к мечети людей из-за необоснованно пристального внимания сотрудников полиции, которые чинят препятствия. Если бы нам не мешали, мы могли бы больше помогать. Люди, которые хотели бы оказать помощь от имени мечети, боятся возможных преследований, а такие факты есть.

Мы бы хотели работать и с родителями наших молодых прихожан, потому что знаем, что в семьях между ними и детьми тоже бывают проблемы из-за недопонимания в различных вопросах.

Мы планируем провести «день открытых дверей» для всех желающих посетить нашу мечеть, для родителей наших прихожан, для представителей государственных органов и для журналистов в том числе.

Сейчас, в преддверии одного из главных мусульманских праздников ‘Ид-аль-адха, праздника жертвоприношения, мы находимся в первых десяти днях месяца Зуль-хиджа, о которых пророк Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Нет дней, более великих перед Аллахом, чем эти десять дней, и нет дней, в которых совершенные дела были бы более любимыми Им, чем эти десять дней». Я призываю всех к совершению благих дел и оставлению дурного — особенно в эти дни.

Мы живем в непростое время, когда в мире много несправедливости и проблем. Но я думаю, что люди могут исправить это положение, начав с себя и одного важного правила. Жизнь человека, даже если она наполнена наслаждениями и роскошью, лишена всякой ценности, если человек не чувствует себя в безопасности. А безопасность невозможна без искренней веры в Аллаха и честности. Честность — мать всех достоинств и источник спокойствия, а также — один из признаков веры и богобоязненности. Честность очень важна и имеет огромное значение, потому что именно она препятствует ущемлению прав и неисполнению обязанностей. К проявлениям честности также относятся соблюдение прав других и исполнение своих обязанностей должным образом. Если люди будут пренебрегать своими обязанностями, нормальная жизнь общества нарушится и распространятся нечестие и порок.

Бойтесь Аллаха, будьте честными, исполняйте свои обязанности, придерживайтесь прямоты и творите добро.

Будьте честными, потому что честность приводит к праведности, и праведность приводит к Раю.

Бойтесь Аллаха и следуйте наставлению, чтобы мусульманская община всегда была сплоченной и сильной, будьте достойными последователями праведных предшественников, которых Всевышний Аллах похвалил в ясном аяте Своей Книги, сказав: «Вы являетесь лучшей из общин, появившейся на благо человечества. Вы побуждаете к одобряемому, удерживаете от порицаемого и веруете в Аллаха».

Прокурор пообещал проверить жалобы на притеснения прихожан мечети в Махачкале

Представители мечети «Тангим» пожаловались прокурору Дагестана на регулярные рейды силовиков и задержания прихожан. Прокурор обещал содействие, но если давление на прихожан не прекратится, руководство и общественный совет мечети будут добиваться встречи с Владимиром Васильевым, сообщили участники встречи.

Как писал «Кавказский узел», представители общественного совета и имам махачкалинской мечети «Тангим», расположенной на улице Омарова в Махачкале, 7 марта встретились с главным федеральным инспектором по Дагестану Алексеем Гасановым. Они рассказали о проблеме регулярных рейдов вблизи мечети, обратили внимание чиновника на то, что на прихожан мечети навешивают ярлык «экстремистов». Представители мечети просили Гасанова поспособствовать их встрече с главой Дагестана, но чиновник предложил встретиться сначала с прокурором республики, отметив, что решением озвученных проблем должны заниматься в первую очередь надзорные органы.

Рейды силовиков близ махачкалинской мечети на улице Генерала Омарова проводятся, как правило, каждую пятницу. 15 февраля были задержаны не менее двух верующих, их отпустили без составления протоколов. 22 февраля силовики задержали четверых прихожан мечети на улице Омарова и провели еще один рейд у мечети в поселке Семендер.

Пять представителей мечети «Тангим» встретились с прокурором Дагестана Денисом Поповым 12 марта.

Как рассказал корреспонденту «Кавказского узла» представитель общественного совета мечети Ахмед Чилилов, эта встреча также была посвящена проблеме регулярных рейдов сотрудников МВД Дагестана вблизи мечети.

Чилилов отметил, что задержания после пятничных молитв продолжаются. Прихожан мечети задерживают в рамках рейдовых мероприятий, проводимых вблизи мечети.

«[Задержания по пятницам] продолжаются. В другие дни редко, но бывают [рейдовые мероприятия]», — рассказал он.

Представители мечети также на встрече подняли вопрос имиджа мечети. Как отметил Чилилов, имидж экстремистской мечети, тиражируемый в обществе, прежде всего выгоден для самих сотрудников полиции, дабы оправдать в глазах общества и государства действия вроде пятничных рейдов и постановки прихожан этой мечети на профилактический учет.

По словам Чилилова, участники встречи просили отменить закон, согласно которому прихожан мечети ставят на экстремистский учет.

На «Кавказском узле» размещена инструкция ПЦ «Мемориал» для людей, которых пытаются поставить на профилактический учет. В марте 2019 года глава МВД по Дагестану сообщил об уничтожении приказов о профучете по категории «экстремист», однако правозащитники заявляют о сохранении практики учета верующих.

Представитель общественного совета мечети положительно оценил встречу с Поповым и выразил надежду на решение вопросов, озвученных в ходе встречи. «Прокурора реакция нас удовлетворяет. Удовлетворяет то, что этот человек понимал ситуацию внутри и понимал религиозные нюансы », — пояснил Чилилов.

Выслушав делегатов, Денис Попов обещал «выправить ситуацию», отметив, что для этого ему необходимо время. При этом прокурор не назвал срок, за который надзорное ведомство даст оценку ситуации, сложившейся вокруг мечети «Тангим», добавил Чилилов.

По его словам, если ситуация вокруг мечети не нормализуется и сотрудники полиции не прекратят проводить рейдовые мероприятия, руководство и общественный совет мечети будут добиваться встречи с Владимиром Васильевым. «Мы посмотрим, будет ли в этом нужда. Если не будет должного реагирования на то, что мы говорим, то будем дальше продолжать [добиваться встречи с Васильевым]», — отметил он.

Имам мечети «Тангим» Ниматулла Раджабов также положительно оценил встречу с прокурором. Имам отметил, что Денис Попов внимательно выслушал все требования делегации и сказал, что будут изменения в ситуации вокруг мечети, но указал, что для этого ведомству нужно время. «Встреча прошла положительно, я думаю. Мне понравилось то, как человек слушал [делегатов]», — рассказал корреспонденту «Кавказского узла» Ниматулла Раджабов.

Информации о встрече Дениса Попова с представителями мечети «Тангим» на сайте прокуратуры Дагестана, по данным на 12.20 мск 13 марта, нет.

Раджабов заявил, что прихожане периодически обращаются к нему с заявлениями о задержании своих родственников в ходе полицейских рейдов вблизи мечети. После встречи с Алексеем Гасановым ситуация с рейдами осталась прежней, считает имам.

8 марта, уже после встречи с Гасановым, полицейские также проводили рейд вблизи мечети «Тангим», сообщил журналист «Нового дела» Идрис Юсупов, присутствовавший на встрече с чиновником. О том, сколько человек было задержано и когда их отпустили, Юсупову неизвестно.

По его мнению, главными отпугивающими от мечети «Тангим» факторами являются навешиваемый на нее «ярлык экстремистской мечети» и еженедельные пятничные рейды около мечети. Юсупов убежден, что именно еженедельные профилактические мероприятия способствуют созданию отрицательного имиджа мечети «Тангим» и отпугивают прихожан.

«Многие люди опасаются ходить в эту мечеть не потому, что они не согласны с тем, что происходит в мечети. Соответственно, людям, которые ходят в эту мечеть, говорят: если будете ходить в эту мечеть, то у вас будут проблемы, а если не будете, то проблем у вас будет меньше», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» Идрис Юсупов.

Правозащитники считают задержания прихожан у мечети одной из форм давления на салафитскую общину Дагестана и катализатором радикализации ее представителей. «Кавказский узел» подготовил хронику закрытия мечетей в Дагестане.

Напомним, 12 марта Юсупов прилетел в Москву, но покинуть аэропорт он смог только после «профилактической беседы» с силовиками. Полицейские объяснили свое внимание к журналисту просьбой коллег из Дагестана, а сам Юсупов связал «профилактическую беседу» с недавним визитом делегации мечети «Тангим» в приемную президента России в Дагестане. Отметим, что 8 февраля журналист снимал задержание верующих у мечети «Тангим» и сам был доставлен в отдел полиции в Махачкале. Впоследствии его отпустили без объяснений. В декабре 2019 года силовики также задерживали Юсупова за видеосъемку очередного рейда около мечети, он был обвинен в неповиновении распоряжению сотрудника полиции (ст.19.3 КоАП).

Смотрите так же:  Самая высокая башня мечети

Автор: Магомед Ахмедов; источник: корреспондент «Кавказского узла»

Работники мечети на улице Венгерских бойцов заявили о планах сменить имама

Муфтият Дагестана предлагает сменить имама салафитской мечети на улице Венгерских бойцов в Махачкале, сообщили работники мечети. Представители Духовного управления мусульман Дагестана эту информацию не подтверждают.

«Кавказский узел» писал, что 20 ноября в мечети на Венгерских бойцов прошел рейд силовиков , в результате которого прихожане были доставлены в полицию. В тот же день рейд прошел и в салафитской мечети на улице Котрова, после чего, по словам прихожан, представители Духовного управления мусульман сместили имама мечети и назначили своего.

В мечети на Венгерских бойцов ранее проповедовал известный салафитский проповедник Надир абу Халид. После того, как в мае абу Халид принес присягу «Исламскому государству» (ИГ, ранее ИГИЛ признано террористической организацией в России и ряде других стран, — прим. «Кавказского узла») от руководства мечети потребовали закрыть ее. В июне за мечеть на Венгерских бойцов вступился муфтий Азиатской части России, сопредседатель Совета муфтиев России Нафигулла Аширов. Он потребовал прекратить давление на руководство мечети, подчеркнув, что общину нельзя наказывать за действия одного человека.

27 ноября в Махачкале прошла встреча муфтията Дагестана с имамом и общественным советом мечети на Венгерских бойцов, сообщил корреспонденту «Кавказского узла» на условиях анонимности работник мечети. По его словам, на встрече муфтият предложил сменить имама мечети.

«Муфтият объясняет эту необходимость тем, что силовики в случае отказа сменить действующего имама на представителя Духовного управления закроют мечеть. Поэтому нельзя исключить, что в мечети на Венгерских бойцов попытаются провести тот же сценарий, что и на Котрова», – пояснил источник.

По словам работника мечети, прихожане взволнованы этой информацией.

«Они, разумеется, против подобных действий», – добавил он.

Информацию о содержании встречи корреспонденту «Кавказского узла» также подтвердил официальный представитель мечети на Венгерских бойцов Магомед Магомедов.

«Имама мечети избирает шура – совет мечети. Нынешний имам Нигматулла Раджабов был избран в 98-99 годах. Он устраивает прихожан», – подчеркнул Магомедов.

Земля на постройку мечети была официально выделена администрацией города в 90-е годы. Документы на строительство мечети зарегистрированы на мусульманскую общину. Мечеть была открыта в 1992 году как поселковая. После расширения, которое было осуществлено «силами и средствами прихожан», она вмещает до четырех тысяч человек, рассказал Магомедов.

«Около четырех тысяч человек тут собираются каждую пятницу. Уже это не только жители поселка – сюда приезжают со всей Махачкалы, Каспийска и других близлежащих поселков», – рассказал Магомедов.

Конкретные кандидатуры, которые могли бы быть рекомендованы ДУМ в качестве нового имама, представитель мечети назвать затруднился. На сегодняшний день обстановку в мечети он охарактеризовал как спокойную.

Конфликт вокруг смены имамов в салафитских мечетях Дагестана грозит радикализацией молодежи, заявили посетившие республику эксперты 27 ноября на круглом столе в Москве.

Магомедов также сообщил, что 27 ноября представители общественного совета мечети на Венгерских бойцов прилетели в Москву для встречи с председателем Совета муфтиев России Равилем Гайнутдином. На встрече планировалось обсудить ситуацию, складывающуюся в Махачкале вокруг мечетей.

«В связи с тем, что шейх Равиль Гайнутдин в настоящее время находится в командировке, с нами встретился сопредседатель Совета муфтиев России, председатель, главный муфтий Духовного управления мусульман Азиатской части России Нафигулла Аширов», – рассказал Магомедов.

Для выяснения ситуации муфтий Нафигулла Аширов позвонил в ДУМ Дагестана, чтобы переговорить с муфтием республики, которого на месте не оказалось. Муфтий провел телефонный разговор с имамом Центральной мечети Махачкалы Магомедрасулом Саадуевым. Саадуев сообщил, что, по его сведениям, по отношению к мечети на Венгерских бойцов «никаких действий не предполагается», заключил Магомедов.

Эту информацию корреспонденту «Кавказского узла» подтвердил источник в ДУМ Дагестана. Он сказал, что не располагает данными о возможной смене имама в мечети на Венгерских бойцов.

«Я ни о чем подобном не слышал», – пояснил источник.

Напомним, 24 ноября имам Центральной мечети Махачкалы Магомедрасул Саадуев назвал смену имама в мечети на Котрова вынужденной мерой. Он также заявил, ссылаясь на слова муфтия республики, что » подобной смены имамов в других мечетях, в том числе в мечети на улице Венгерских бойцов, не будет».

источник: корреспондент «Кавказского узла»

Чем живет мусульманская община в самом сердце Европы

Венгрия – маленькая страна на карте Восточной Европе, которую обычно мало кто знает за пределами Европы. Ислам в Венгрии имеет давнюю историю, и главной причиной этой истории является 150-летняя османская оккупация.

К сожалению, в последнее время Ислам стал чем-то чуждым в стране. Здесь проживает около 26 000 мусульман, преимущественно арабского турецкого происхождения, однако и количество новообращенных мусульман-венгров возрастает.

Корреспондент OnIslam . net побеседовал с руководителем Организации мусульман Венгрии Султаном Сулоком, чтобы больше узнать о положении верующих в Будапеште, их проблемах и успехах.

— Расскажите об Организации мусульман Венгрии. Давно ли существует мечеть Будапешта?

Организация мусульман Венгрии была создана 22 сентября 2000 г. согласно закону о свободе вероисповедания. Но по сути наша организация не была новой – она интегрировала в себя весь опыт исламской деятельности в Венгрии начиная с 1987 г, когда существовала Мусульманская студенческая ассоциация.

Мы начинали с нуля, делили одну площадь с другой общиной, Дар Ас-Салям. Спустя какое-то время у нас появилась возможность переехать в другое здание, вмещавшее около 100 верующих. Но община стала разрастаться, и нам потребовалось расширить площадь.

Мы стали обращаться за помощью в разные мусульманские страны, и, хвала Аллаху, нашли мецената в одной из стран Персидского залива. Нам удалось купить здание и превратить его в мечеть, и так появилась мечеть Будапешта.

Ворота мечети впервые открылись в Рамадан 2011 г. Это крупное здание из 3 этажей, с парковкой. Помимо прихожан, оно способно вместить 200 учеников нашей субботней школы.

С тех пор прихожане мечети приносят кое-какие пожертвования, которые тратятся на нужды мечети. Честно говоря, трудно содержать целую мечеть, когда получаешь столько счетов к оплате. Гораздо проще найти спонсоров за рубежом, если есть необходимость издать мусульманскую литературу или организовать летний лагерь для детей-мусульман, хотя содержание мечети и должно быть обязанностью молящихся в ней людей. К сожалению, большинство мусульман Венгрии имеет доходы ниже среднего и не может вносить регулярные пожертвования в адрес мечети.

Есть ли какие-то ограничения на деятельность вашей организации со стороны правительства?

Я бы не назвал это ограничением, но недавно мы пережили непростое время. Закон от 1990 г о свободе вероисповедания очень либерален, и в Венгрии появилось более 300 зарегистрированных религиозных организаций, большая часть которых не имела ничего общего с религией, а занималась скорее бизнесом. Поэтому был принят новый закон, чтобы убрать такие организации. И тут начались наши проблемы. Мы больше года добивались регистрации в качестве религиозной организации, хвала Аллаху, нам удалось получить официальное разрешение.

Теперь мы считаемся одной из 35 «церквей» различных религий, как говорится в законе.

— Какие виды занятий вы предлагаете мусульманам?

— Помимо ведения мечетью Будапешта мы организуем летние лагеря в различных частях Венгрии и субботнюю школу для детей. Мы переводим и компонуем исламские книги из различных источников, поскольку мы не следуем какому-то одному конкретному мазхабу. Каждую субботу мы проводим лекции о различных аспектах Ислама, время от времени организуем тематические курсы, например, в этом месяце мы проводим курс лекций о воспитании детей в Исламе.

Мы пытаемся представлять Ислам и мусульман на всевозможных форумах, участвуем в межрелигиозном диалоге, чтобы прояснить предрассудки об Исламе.

— Как вы охарактеризуете мусульманскую общину Будапешта? Только ли венгры посещают мечеть?

— Большая часть мусульман Венгрии проживает в столице, 60% из них имеет арабское происхождение, 30% — турецкое, персидское и африканское, и 10% составляют коренные венгры.

Пятничные проповеди и некоторые лекции мы проводим на арабском языке с переводом на венгерский, а в школе и на субботних лекциях общение ведется на венгерском.

— Недавно мечеть Будапешта открыла субботнюю школу для детей-мусульман. Расскажите нам о том, что изучают юные мусульмане в этой школе и сколько в ней учеников?

— Субботнюю школу в мечети Будапешта мы открыли 2 года назад . В настоящее время в школе Нур обучается более 200 детей, по-моему, достаточно большая цифра, альхамду лиЛлях. В школе занимаются дети от 7 до 16 лет, которые изучают арабский язык, таджвид, основы фикха и религиозной практики – как молиться, как совершать омовение и т.д.

— Как в мечети относятся к немусульманам? Трудно ли заниматься исламским призывом в Венгрии?

— Мы предлагаем курсы арабского языка бесплатно и открыты для всех, кто хочет придти к нам и задать вопросы об Исламе. Наша организация участвует в межрелигиозных дебатах и разнообразных форумах, куда приглашают мусульман. Например, есть проект Университета национальной обороны в Будапеште на тему меньшинств страны, и нам предложили подготовить для него учебное пособие об Исламе и мусульманах.

Беседовала Айя Тимеа

Перевод с английского языка Зарины Саидовой специально для Ансар. Ru

На главном фото: Мечеть в Будапеште

Related Post

Как проехать в мечеть

Мечеть шейха Зайда: Обзор Мечеть шейха Зайда (Sheikh Zayed Mosque) — одна из крупнейших мечетей в мире и настоящее архитектурное сокровище, расположенное в столице Объединённых Арабских Эмиратов — городе Абу-Даби.

Мечеть в южном оренбург

50 жемчужин Оренбурга: Караван-Сарай Архитектурный ансамбль Караван-Сарая, безусловно, является одним из наиболее впечатляющих памятников архитектуры Старого Оренбурга. Известный краевед, архитектор и историограф Оренбурга В.В. Дорофеев назвал Караван-Сарай символом города. А

Путин построил мечеть в москве

Путин: Соборная мечеть в Москве станет важнейшим духовным центром и источником просвещения