Меню

Река калка в рязани

Сражение на реке Калке

В 1223 г. дружины русских князей, пришедших на помощь половцам, на реке Калке впервые столкнулись с новым противником, монголами.

Половецкий ханКотян обратился за помощью к князю Мстиславу Удалому (Галич) и другим русским князьям. Те оценили опасность и на «съезде» в Киеве постановили выступить на защиту половцев. В совете участвовали князья Мстислав Романович Киевский, Мстислав Святославич Черниговский, Мстислав Мстиславович Галицкий, Даниил Романович Волынский и другие.

Неверно, что у монголов было подавляющее превосходство смертельно враждовавших с половцами. Русское войско погубило отсутствие хоть какой-нибудь координации между дружинами князей. Мстислав Удалой переправился за Калку и начал сражение, но при этом не предупредило своём решении ни киевского, ни черниговского князей. Численное превосходство союзников было не столь велико, что Мстислав решил одолеть монголов собственными силами, не деля честь победы с другими князьями. Причиной поражения было то, что в битве участвовали лишь передовые силы армии союзников.

В начале сражения русские потеснили монголов, но затем попали под удар главных сил противника и обратились в бегство. Мстислав Киевский так и не вывел своё войско из укреплённого лагеря, который он успел построить на правом берегу Калки. Монголы преследовали бегущих, окружив киевлян несколькими незначительными отрядами. После трехдневного сопротивления Мстислав Киевский сдался.

Поход на Русь

После смерти Чингисхана в 1227 г. Ханом стал его сын Угэдэй. Западную часть империи наследовал Бату (сын Джучи, внук Чингисхана). В 1235 г. на курултае было принято решение об общемонгольском походе на Запад.

Княжества Северо-восточной Руси, погружённые в усобицы, не могли договориться о совместной обороне даже перед лицом смертельной опасности. В конце 1237 г. Бату направил послов в Рязань. Послы передали требование Бату о покорности и уплате десятины. Рязанцы отвергли ультиматум и заявили послам: «Аще нас не будет всех, то всё то ваше будет».

Рязань была фактически брошена. Князь Юрий Рязанский, решил положиться на крепостные укрепления и оборонять столицу. На реке Воронеж монголы разбили передовые рязанские отряды. Через Пронск монголы двинулись на Рязань и 16 декабря 1237 г. осадили город. Потеряв надежду на помощь извне, князь Юрий после девяти дней осады (25 декабря) сдался на милость победителей. Монголы убили князя и его семью.

От Рязани монголы двинулись по льду Оки к Коломне. В начале 1238 г. Владимирско-рязанская рать сошлась с монголами под Коломной. По словам новгородского летописца, русские «бишася крепко», но устоять не смогли.

От Коломны монголы повернули наМоскву,взяли и сожгли город и двинулись на Владимир. Владимирские полки значительно поредели после коломенской битвы, и великий князь Юрий Всеволодович не решился оборонять столицу. Разделив оставшиеся силы, он с частью войска отступил на север. По понятиям современников Владимир, располагавший тремя поясами укреплений, был неприступной крепостью.

Татары приступили к осаде Владимира 3 февраля 1238 г.По сообщению южнорусской летописи, Всеволод вышел из города с малой дружиной, неся с собой «дары многий». Дары не смягчили Менгу. Его воины ворвались вдетинеци подожгли Успенский собор. Находившиеся там люди погибли в огне .

Детинец – внутреннее укрепление в средневековом Русском городе, прикрывавшее княжескую резиденцию и двор церковной владыки. Термин «детинец» употребляется в летописях до 15 в., заменяясь позже названием «кремль».

Князь Юрий бежал на север, отправив гонцов за помощью. Он надёжно укрылся от татар, разбив лагерь в лесистой местности на реке Сить к северу от Волги.

За 16 переходов, через Тверь и Ярославль, войско монголов вышло на реку Сить. 4 марта 1238 г. монголы по командованием нойона Бурундая обрушились на русский лагерь, где княжеские рати поспешно только лишь строились к битве. Монгольские источники подтверждают, что сражения на реке Сить фактически не было. «Князь той страны Георгий старший убежал и скрылся в лесу, его также взяли и убили».

В течение февраля монголы разгромили 14 суздальских городов, множество слобод и погостов. Их передовые отряды заняли Тверь и вступили в пределы Новгородской земли. 20 февраля они приступили к осаде Торжка. В течение двух недель татары пытались разрушить стены города с помощью осадных машин. Жители города отчаянно защищались, уповая на помощь Новгорода. Город был взят. Захватив 5 марта Торжок, татары двинулись к Новгороду. Их разъезды появились в 100 вёрстах от Новгорода. Однако возле урочища Игнач Крест монголы повернули назад.

Переяславль был последним городом, который монгольские царевичи взяли «сообща». Под Переяславлем монголы собрали совет и идти «решили туменами , облавой и всякий город, области и крепость, которые им встретятся, брать и разорять». Разгромив рязанские и владимирские полки, Бату и его братья решили вернуться в степи, отказавшись от похода на Новгород, Смоленск и города Южной Руси.

На обратном пути Бату вошёл в пределы Черниговского княжества и попытался с ходу захватить небольшую крепость Козельск. Русские и монгольские источники одинаково определяют длительность осады – от семи до восьми недель. Жители Козельска сопротивлялись, пока не были перебиты до последнего человека. Бату потерял за время осады 4 тысячи воинов.

Месячная задержка под Козельском показала, что в конце похода монгольское войско стало терять боеспособность. Бату потратил три месяца на разгром Северо-Восточной Руси и два месяца стоял под Козельском. Бату не мог завоевать Русь в течение одной кампании. Его войско понесло большие потери. Наступила весна, и монголы лишились возможности использовать замёрзшие реки для перевозки осадных машин. Монгольские войска с трудом двигались по узким лесным дорогам.

Они отошли за Волгу, в половецкие степи на отдых.

Новое вторжение началось в конце 1239 г. Практически с ходу был взят, разграблен и сожжён Чернигов. От Чернигова монголы двинулись на Киев. Князь Михаил Всеволодович бежал в Венгрию. Все предложения монголов о сдаче были отвергнуты, и Менгу-хан приказал начать штурм. Через несколько недель сопротивление было сломлено, и «мать городов русских» пала.

Дата добавления: 2019-05-31 ; просмотров: 1858 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Город, которого нет. Слава и смерть древней Рязани

16 декабря 1237 года войска Батыя начали штурм Рязани.

Далеко не все, кто приезжает в современную Рязань и любуется ее красотами, знают, что город, в котором они находятся, носит, по сути, чужое имя. Нынешняя Рязань была основана как Переяславль-Рязанский, и лишь впоследствии приняла имя от города, который навсегда исчез с лица земли.

В полусотне километров от современной Рязани расположено место, которое магнитом притягивает к себе профессиональных археологов и любителей древней истории.

Древнерусское государство, граничившее со степью, привыкло жить в борьбе с кочевниками. Одолев хазар, половцев и печенегов, русские не сразу заметили приближение куда более сильного и опасного врага.

В начале 1220-х годов войска Чингисхана совершили разведывательный поход к границам русских земель. 31 мая 1223 года в битве на реке Калке русские дружины Киевского, Галицко-Волынского, Черниговского, Смоленского и других русских княжеств потерпели жестокое поражение.

Дальше армия, ведомая полководцами Чингисхана Джэбэ-нойоном и Субэдэй-багатуром, не пошла. Русским было отпущено еще полтора десятка лет на то, чтобы подготовиться к отражению нашествия.

В 1236 году ведомые внуком Чингисхана ханом Батыем татаро-монгольские войска покорили Волжскую Булгарию. На приграничные русские княжества обрушился поток беженцев. С их слов довольно быстро стало ясно, что задуманный кочевниками поход на Запад Булгарией не ограничится. На Русь надвигалась смертельная угроза.

Обсуждение возможных совместных действий между князьями шло вяло. Те, чьи владения располагались дальше от степей, рассчитывали, что, как и раньше, опасность до них не дойдет.

Рязанское княжество на подобное рассчитывать не могло — путь завоевателей неизбежно должен был пройти здесь. Рязанский князь Юрий Игоревич, готовясь принять удар на себя, все еще рассчитывал, что дружины других княжеств придут к нему на помощь.

Мужество князя Федора

Осенью 1237 года войско Батыя подошло к реке Воронеж. Огромная армия готовилась нанести сокрушительный удар. Юрий Игоревич предпринимал отчаянные попытки заручиться помощью соседей, отправляя к ним гонцов. Чтобы выиграть время, в ставку Батыя было отправлено посольство во главе с сыном князя Федором Юрьевичем.

«Повесть о разорении Рязани Батыем» утверждает, что предводитель монголо-татар не захотел разговаривать с послами как с равными. От Рязани потребовали уплаты дани, а самому Федору Юрьевичу в знак выражения покорности было предложено отдать в наложницы собственную жену.

Княжеский сын Федор Юрьевич видел размеры монгольского войска и понимал, что Рязань не выстоит в одиночестве против такого врага. Но даже такому врагу он не позволил унижать себя и свою супругу.

«Не годится нам, христианам, водить к тебе, нечестивому царю, жен своих на блуд. Когда нас одолеешь, тогда и женами нашими владеть будешь», — ответил Федор Юрьевич.

Смотрите так же:  Катер движется по течению реки 11

За дерзость и непокорность Батый приказал убить послов. Пощадили только одного человека, которому было приказано отправиться к рязанскому князю и сообщить о происшедшем. Батый требовал от Юрия Игоревича признать власть хана и заплатить огромную дань.

Позор страшнее смерти

Жена Федора Юрьевича, Евпраксия Рязанская, славилась своей красотой. Наложницей Батыя она не стала — когда гибель Рязани стала неизбежной, она с маленьким сыном на руках бросилась с крыши княжеского терема, предпочтя плену и позору смерть.

После гибели сына Юрий Игоревич, так и не получив помощи ни от кого, кроме муромских князей Юрия Давыдовича и Олега Юрьевича, принял решение дать монголам сражение в поле.

Это был смелый шаг, однако, с учетом огромного преимущества войска Батыя в численности, он был обречен на провал. В битве на реке Воронеж рязанцы продемонстрировали свою стойкость и мужество, но все равно потерпели тяжелое поражение.

Рязанский князь, уцелевший на поле боя, вернулся в Рязань. Ему оставалось только одно — оборонять свой город, опираясь на его мощные укрепления.

Горожане держались пять дней

Во время нашествия Батыя именно оборона городов наносила максимальный ущерб кочевникам. Однако в распоряжении хана были позаимствованные в Китае стенобитные машины, которые и решали исход подобных сражений.

16 декабря 1237 года начался штурм Рязани. Княжеская дружина понесла тяжелые потери в битве на реке Воронеж, и профессиональных воинов в городе оставалось мало. Но на защиту Рязани поднялись мирные жители от мала до велика.

Пять дней рязанцы стояли насмерть, множа потери нападавших. Но к Батыю подходили все новые отряды, ранее посланные на захваты других городов княжества. Защитникам Рязани же помощи ждать было неоткуда.

В ночь с 20 на 21 декабря 1237 года Батый отдал приказ начать решающий штурм. В дело были пущены тараны и катапульты. Проломив стену, монголы ворвались внутрь.

На улицах города развернулись яростные рукопашные схватки. Рязанцы, зная о жестокости монголов, на их милость не надеялись, стараясь отдать свои жизни подороже.

«Убитый мужчина прижимал к груди маленького ребёнка»

Жестокость армии Батыя — не выдумка. Археологи, проводя раскопки на том месте, где раньше была Рязань, находили подтверждение летописным сообщениям о массовых расправах: «Пленникам рубили головы: при раскопках А. В. Селивановым Спасского собора обнаружены скопления из 27 и 70 черепов, некоторые со следами ударов острым оружием. Юношей, девушек и молодых женщин, оставшихся в живых, вероятно, разделили между воинами. Найден скелет женщины, которая была беременна, убитый мужчина прижимал к груди маленького ребёнка. У части скелетов проломлены черепа, на костях следы сабельных ударов, отрублены кисти рук».

Князь Юрий Игоревич разделил судьбу своего народа — он погиб во время штурма.

По приказу Батыя ограбленный и опустошенный город был сожжен.

Рязанцы, которых не было в городе в момент его гибели, возвратились на пепелище, чтобы отдать последнюю дань уважения погибшим. О гробах и одиночных могилах речь не шла — трупов было столько, что хоронили их в огромных братских могилах, похожих на котлованы.

После похорон те, кто мог держать оружие, уходили мстить за убитых близких и друзей. Так поступил легендарный рязанский боярин Евпатий Коловрат, мужество и доблесть которого признал сам Батый.

Рязань стала лишь первым большим русским городом, разоренным в ходе монголо-татарского нашествия. Та же участь впоследствии ждала Коломну, Москву, Владимир, Киев и многие другие города.

Кто-то, пережив разорение, поднимался из пепла. Рязани такая судьба была не суждена. Новый князь перенес столицу в Переяславль-Рязанский, который примерно через сто лет стали именовать просто Рязанью. Однако официально переименование состоялась только во времена Екатерины Великой, в 1778 году.

Почти восемь веков тому назад, 31 мая 1223 года, произошла знаменательная битва на реке Калке, в которой русские князья потерпели поражение…

События, предшествовавшие битве, разворачивались годом раньше. Было это в 1222 году. Тогда монголо-татарское войско под командованием военачальников Чингисхана Джэбэ и Субэдэя вошло в половецкие степи со стороны Северного Кавказа. Хронисты пишут, что русские князья получили известие об этом весьма скоро. Ответ их на это событие был бурным и исполненным праведным гневом. По крайней мере, известны слова киевского князя Мстислава на предмет сего события: «Пока я нахожусь в Киеве – по эту сторону Яика, и Понтийского моря, и реки Дуная татарской сабле не махать».

Тем временем несчастные половцы, которых монголы стремительно и беспощадно гнали вглубь территории, отвоевывая, таким образом, для себя все новые и новые земли, вынуждены были просить подмогу у русских князей, но не обычным способом в виде нижайшей просьбы, а шантажом. Ключевой была следующая фраза: «Сегодня они отняли нашу землю, а завтра ваша взята будет».

Аргумент был весомым, и князья, посовещавшись, решают, что половцам надобно помочь, тем паче, что некоторые из них и вовсе приходились половцам родственниками по женской линии. Наличие тесных родственных связей обязывало киевских князей к решительным действиям (все-таки негоже бросать близких в беде!). Была у киевлян и еще одна причина выступить в поход: слишком был велик риск, что половцы, оказавшись лицом к лицу с войском неприятеля, перейдут на сторону врага, и тогда силы воинов-захватчиков возрастут неимоверно!

Поразмыслив, князья решили в Киеве держать совет. Дружина князя Юрия Всеволодовича Владимирского на киевский сбор не поспела. Не дождавшись князя Владимирского, возглавили совет три князя: Мстислав Романович, Мстислав Мстиславич и Мстислав Святославич. Тем временем половцы, для которых положительное решение совета было жизненно необходимо, присылают князьям богатые дары, дабы умилостивить их. Более того, половецкий хан Бастый, весьма, кстати, влиятельное лицо, даже принял православие. Чего не сделаешь ради общего блага… Итак, совет постановил: «Лучше встретить врага на чужой земле, чем на своей». Стали собирать дружину. В итоге получилось немалое войско, у которого, увы, был единственный, но существенный недостаток: отсутствие целостного командования. Дружины подчинялись приказам только своих военачальников.

Получив сведения о сборах дружин в войско, монголы, имевшие, кстати, весьма неплохой разведывательный аппарат с, говоря на современном языке, профессиональной шпионской агентурой, в тот же час снарядили послов к князьям с предложением объединиться и «дружить» против половцев. Объяснение было незатейливым: мол, от них, то бишь половцев, русским тоже житья не было и не будет, а потому лучше уж держаться вместе. Послов внимательно выслушали, покивали головой, как бы соглашаясь, но убеждение, что враг, от которого знали, чего ждать, лучше нового, но непознанного друга, перевесило все разумные доводы. Распоряжение – «всех послов убить!» – было выполнено немедленно. Это было возмутительным нарушением неписаного закона, который наделял послов статусом неприкосновенных: «Посла не куют и не вяжут и головы ему не рубить!». Лишив послов жизни, Россия тем самым представила себя страной с возмутительной дипломатической безграмотностью, поступок киевских князей расценивался как настоящее варварство. Как следствие, со стороны монголов резко ухудшилось отношение не только к князьям, но и к русичам в целом.

С пришедшим на переговоры вторым монгольским посольством русские князья поступили благоразумней: их оставили в живых. Те пришли со следующей вестью: «Вы послушали половцев и перебили послов наших; теперь идёте на нас, ну так идите; мы вас не трогали: над всеми нами Бог». Послов выслушали и отпустили с миром.

В то время русские дружины, шедшие с разных сторон Южной Руси, объединились и, переправившись на левобережье Днепра, увидели передовой неприятельский отряд. После непродолжительного, но чрезвычайно тяжелого боя, неприятеля заставили отступить. Затем, в течение двух недель, русские шли на восход солнца до тех пор, пока не пришли на берег реки Калки.

Где было русло этой речки – никто не знает до сих пор. Версий великое множество. Ученые полагают, что это, скорее всего, река Кальчик, правый приток реки Кальмиус, длиной около 88 километров. Скорее всего, река Кальчик — это и есть та самая Калка. Но это всего лишь гипотеза, предположение. Тщательные раскопки археологов по берегам реки оказались безрезультатны. Осложняло поиски местонахождения битвы отсутствие хоть каких-то монет, которые смогли бы пролить свет на эту загадку. Потому-то место, где проходила жаркая битва, до сей поры неизвестно.

Спустившись к реке, союзники уничтожили ещё один отряд монголов и стали перебираться на противоположный берег.

Достоверных данных о количестве воинов в русско-половецком войске не обнаружено. Сведения хронистов разнятся. Некоторые утверждали, что оно составляло от 80 до 100 тысяч человек. Точка зрения историка В.Н. Татищева такова: русское войско состояло из 103 000 человек пехоты и 50 000 половецких всадников – ну явный перебор, характерный для историографии того времени. Некоторые современные историки утверждают, что русских воинов было около 40–45 тысяч человек, но это что-то очень уж много.

Смотрите так же:  Емба река

Количество воинов в монгольском войске в самом начале насчитывало порядка 30 000 человек, но потом тумен – отряд числом в 10 000 человек, возглавляемый Тохучар-нойоном, потерял в иранском сражении изрядное количество своих воинов. На момент первого появления монгольского войска на Кавказе (в 1221 г.) численность его составляла около 20 000 человек. В 1221 г. передовые части войска монголов захватили несколько среднеазиатских городов. Среди них были Мерв и Ургенч. Джелал-ад-Дин, продолжатель рода султана Хорезма, был разбит в сражении при реке Инд, вслед ему Чингисхан послал погоню числом в два тумена. Субэдэю и Джэбэ было определено направление в Восточную Европу в обход Грузии, и вновь тем же числом, не меньше двух туменов.

Первым перебрался вброд через Калку князь Галицкий Мстислав Удатный. Свое красноречивое прозвище князь получил за смекалку, удачливость, неординарность мышления и победы в сражениях. Он и здесь был первым. Переправившись на противоположный берег, лично решил разведать обстановку. Оценив расстановку сил неприятеля, князь отдал приказ войску готовиться к сражению. Начало боя было назначено на раннее утро 31 мая.

Галицкий князь отправил вперёд половецкую конницу, следом за ней двинулась дружина Мстислава Удатного, свернула вправо и встала вдоль берега реки. Дружина Мстислава Черниговского расположилась у переправы на берегах Калки, а дружина князя Даниила Романовича получила задачу идти вперёд как ударная сила. Мстислав Киевский занял положение за переправой рядом с берегом. Воины-киевляне стали строить укрепления из повозок. Они ставили их на ребро, связывали между собой цепями, а на стыках поставили колья.

Тогда в конце мая (считай лето!) стояла невыносимая жара… Она тоже сыграла свою роковую роль в сражении. Бой начался весьма неплохо для русских. Даниил Романович, первым вступивший в бой, стал теснить монгольский авангард, поливая их тучей стрел. Те стали отступать, русские решили их догнать, и… строй был потерян. А потом произошло то, чего, скорее всего, боялись русские дружины. Затаившиеся до поры до времени в резерве монголы, нежданно-негаданно для преследователей пошли в атаку и разбили многочисленные половецкие и русские войска. В свете начавшихся событий невольно напрашивался вопрос: как же так получилось, что русские с половцами просмотрели в открытой степи притаившиеся монгольские войска? Может быть, местность, где произошла битва, была испещрена холмами и оврагами, которые враг использовал как естественную защиту? Холм у реки, кстати, имел место быть… Помимо прочего, следует помнить и о специфике конного боя. Коннице, тем более тяжелой, бесспорно, необходимо много места, а также достаточное количество времени для начала боевых действий, ведь пойти в атаку «с наскока» она никак не может!

Тем временем монгольские полководцы, пристально наблюдавшие за полем брани, заметили, что русские всадники, выбравшись на берег реки, вынуждены будут выбираться на возвышенность, а, следовательно, наступление сбавит свой темп. Благополучно спрятав свою конницу на противоположном склоне холма, монголы, по сути, организовали самую настоящую засаду. И когда русская конница рассыпалась по степи и начала погоню за отступающими монголами, предвкушая скорую победу, тут-то и пришел черед воинов из засады. Не исключено, что монгольская конница уже получила приказ о наступлении. Когда разгоряченная конница монголов внезапно выросла на вершине холма перед русскими и половцами, те спешно стали поворачивать коней назад, понимая, что такую тьму на спуске холма ничем не удержишь!

Как все было на самом деле, не знает никто. Шутка ли, 793 года прошло с той поры, срок немалый. Ипатьевская летопись, как один из немногих уцелевших до наших дней источников, детально рассказывает лишь о том, что произошло в самый разгар битвы, и соотносит бегство русских дружин с мощнейшим натиском подошедшего подкрепления со стороны монгольских войск. Новгородская первая летопись называет причиной поражения бегство половцев.

Ошеломленные таким стремительным наступлением половцы дрогнули и устремились к переправе, внеся при этом хаос и сумятицу в рядах войска Мстислава Черниговского, которые уже были готовы выступать. Мстислав Удатный и Даниил Романович успели первыми добраться до Днепра, погрузиться в лодки, а пустые ладьи, оттолкнув от берега, отправили вниз по течению, дабы избежать погони.

Стан князя Мстислава Киевского тем временем пыталась взять в осаду вторая половина монгольского войска. Мстислав и его дружина храбро бились целых три дня. Сдались лишь после того, как на четвертый день посланная на переговоры делегация во главе с воеводой-бродником Плоскыней пришла на переговоры. Плоскыня целовал крест и обещал, что если русские дружины сложат оружие, то смогут спокойно ехать домой и никто их не тронет. «А кто захочет остаться, а вы хорошие воины, того в отряд примем…». Смутное предчувствие подсказывало русским воинам, что нельзя верить сладким речам. Но… Жара неимоверная, воды нет. Мстислав Киевский соглашается. Он и другие князья при оружии на своих боевых конях по тропе спускаются вниз. У подножия холма стоят монгольские всадники. Растет гора сданного оружия… Когда все до последней стрелы было брошено в кучу, и воины стали беззащитны аки младенцы, на безоружных людей они со свистом и гиканием напали. Мало кто уцелел тогда. Князей же обезоружили, связали и взяли в плен.

Монголы решили отомстить за своих погибших послов. Делать это они умели изощренно, со знанием дела. Следуя канонам монгольского «рыцарского» боевого кодекса, они решают отомстить, опозорив воинов. А что может быть позорней бесславной смерти воина? Не на поле боя, не с мечом в руках, защищая себя и истекая кровью от ран боевых…

Связанных князей придавливали щитами, на них же потом и танцевали-пировали. Пленные были раздавлены. Стоны несчастных слышны были еще утром следующего дня. Кстати, историки утверждают, что монголы клятвенно обещали, что «ни одна капля крови князей не прольется», поэтому теоретически слово свое они сдержали, следуя букве закона Ясы. Но тот же закон требовал беспощадной смерти тем, кто убивает послов… Вот такая справедливость по-монгольски…

Предположительно в этом побоище выжила только десятая часть от всего русского войска. Генрих Латвийский в «Хронике Ливонии», написанной около 1225 г., приводит потери русских в том сражении в численном выражении, да и то весьма приблизительно, вот что он пишет: «И пал великий король Мстислав из Киева с сорока тысячами воинов, что были при нём. Другой же король, Мстислав Галицкий, спасся бегством. Из остальных королей пало в этой битве около пятидесяти».

Потери со стороны противника неизвестны. Хотя нетрудно догадаться, что и они были достаточно велики. Об этом можно судить по тому, что Субэдэя и Джэбэ не стали продолжать военных действий. Прознав о подходе подкрепления у русских, они предпочли воздержаться от похода на стольный град Киев и отошли на Волгу. Там, у Самарской Луки, они приняли сражение с волжскими булгарами, проиграли его, и вынуждены были вернуться обратно в Среднюю Азию. Следующий поход на Русь был предпринят 13 годами позже…

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Монгольское нашествие на Русь

В XII веке монголы кочевали в Центральной Азии и занимались скотоводством. Данный вид деятельности требовал постоянной смены мест обитания. Для приобретения новых территорий нужна была сильная армия, которая у монголов была. Ее отличала хорошая организация и дисциплина, все это обеспечило победное шествие монголов.

В 1206 году состоялся съезд монгольской знати – курултай, – на котором хана Темучина избрали великим ханом, и он получил имя Чингис. Сначала у монголов вызывали интерес обширные территории в Китае, Сибири и Средней Азии. В дальнейшем они направились на запад.

Первыми на их пути встали Волжская Булгария и Русь. Русские князья «познакомились» с монголами в сражении, которое состоялось в 1223 году на реке Калке. Монголы напали на половцев, а те обратились за помощью к своим соседям, русским князьям. Поражение русских войск на Калке было обусловлено разобщенностью и неорганизованными действиями князей. В это время русские земли были значительно ослаблены междоусобицами, а княжеские дружины больше заняты внутренними разногласиями. Хорошо организованное войско кочевников сравнительно легко одержало первую победу.

П.В. Рыженко. Калка

Нашествие

Победа на Калке была только началом. В 1227 году умер Чингисхан, и во главе монголов встал его внук Батый. В 1236 году монголы решили окончательно разобраться с половцами и в следующем году разбили их возле Дона.

Теперь настала очередь русских княжеств. Шесть дней сопротивлялась Рязань, но была захвачена и разрушена. После наступила очередь Коломны и Москвы. В феврале 1238 года монголы подошли к Владимиру. Осада города продолжалась четыре дня. Ни ополченцы, ни княжеские воины не смогли защитить город. Владимир пал, княжеская семья погибла в пожаре.

Смотрите так же:  Где находится река нарва

После этого монголы разделились. Одна часть двинулась на северо-запад, осадила Торжок. На реке Сити русичи потерпели поражение. Не доходя ста километров до Новгорода, монголы остановились и двинулись на юг, разоряя попутно города и села.

Южная Русь всю тяжесть нашествия ощутила весной 1239 года. Первыми жертвами стали Переяславль и Чернигов. К осаде Киева монголы приступили осенью 1240 года. Защитники отбивались три месяца. Взять город монголы смогли только с большими потерями.

Последствия

Батый собирался продолжить поход уже в Европу, но состояние войск не позволило ему этого сделать. Они были обескровлены, и новый поход так и не состоялся. А в отечественной историографии период с 1240 по 1480 год известен как монголо-татарское иго на Руси.

В этот период практически прекратились все контакты, в том числе и торговые, с Западом. Монгольские ханы контролировали внешнюю политику. Сбор дани и назначение князей стали обязательными. Всякое неповиновение жестоко каралось.

События этих лет нанесли русским землям значительный урон, они сильно отстали от европейских стран. Экономика была ослаблена, земледельцы уходили на север, пытаясь обезопасить себя от монголов. Многие ремесленники попали в рабство, и некоторые ремесла просто перестали существовать. Не меньший ущерб понесла культура. Многие храмы были разрушены, а новые не строились в течение долгого времени.

Взятие Суздаля монголами.
Миниатюра из русской летописи

Однако некоторые историки считают, что иго приостановило политическую раздробленность русских земель и даже дало в дальнейшем толчок для их объединения.

«Одни посечены, другие сожжены, а иные потоплены»

780 лет назад хан Батый вторгся в Рязанское княжество

780 лет назад началась пятидневная осада монголами Рязани — одного из главных и наиболее развитых центров Древней Руси. После разграбления города и истребления его защитников хан Батый продолжил завоевательный поход во Владимиро-Суздальских землях. Следующие 250 лет над русскими княжествами довлело ордынское иго.

В декабрьские дни 1237 года на территории между Волгой и Окой стояли трескучие морозы. Вообще-то холод не раз приходил на помощь русским воинствам, становясь верным союзником в самые драматичные периоды истории. Прогонял от Москвы Наполеона, сковывал по рукам и ногам нацистов в промерзлых окопах. Но против татаро-монголов ничего сделать не смог.

Строго говоря, давно сложившийся в отечественной традиции термин «татаро-монголы» корректен только наполовину. В смысле этнического формирования пришедших с Востока армий и политического ядра Золотой Орды тюркоязычные народы не занимали в этот момент важных позиций.

Чингисхан покорил расселенные на просторах Сибири татарские племена в начале XIII века — всего за несколько десятилетий до похода своих потомков на Русь.

Естественно, татарские ханы поставляли ордынцам своих рекрутов не по доброй воле, но по принуждению. Здесь было куда больше признаков отношений сюзерена с вассалом, чем равноправного сотрудничества. Роль и влияние тюркской части населения Орды возросла много позже. Ну а для 1230-х годов называть иноземных захватчиков татаро-монголами — все равно что именовать дошедших до Сталинграда нацистов германо-венгеро-хорватами.

Россия традиционно была удачлива против угрозы с Запада, но часто капитулировала перед Востоком. Достаточно вспомнить, что всего несколько лет спустя после нашествия Батыя Русь разгромила на Неве, и затем на Чудском озере отлично экипированных скандинавских и германских рыцарей.

Прокатившийся по землям русских княжеств в 1237-1238, продлившийся до 1240 года стремительный вихрь разделил отечественную историю на «до» и «после». В хронологии не зря применяется термин — «домонгольский период». Оказавшись на 250 лет под чужеземным игом, Русь потеряла убитыми и угнанными в рабство десятки тысяч своих лучших людей, забыла многие технологии и ремесла, разучилась возводить сооружения из камня, остановилась в социально-политическом развитии.

Многие историки убеждены: именно в ту пору оформилось отставание от Западной Европы, последствия которого не преодолены по сей день.

До нас «дожили» всего несколько десятков памятников архитектуры домонгольской эпохи. Прекрасно известны Софийский собор и Золотые ворота в Киеве, уникальные церкви Владимиро-Суздальской земли. На территории Рязанщины не сохранилось ничего.

Особенно жестоко ордынцы расправлялись с теми, кто имел смелость оказать сопротивление. Не щадили ни стариков, ни детей — русских вырезали целыми селениями. В ходе Батыева нашествия, еще до осады Рязани, были преданы огню, навсегда стерты с лица земли многие важные центры древнерусского государства: Дедославль, Белгород Рязанский, рязанский же Воронеж — сегодня уже невозможно в точности установить их расположение.

Собственно, и столица Великого княжества Рязанского — мы называем ее Старой Рязанью — находилась в 60 километрах от современного города (тогда — маленького поселения Переславль-Рязанский). Трагедия «Русской Трои», как называли ее поэтичные историки, во многом символична.

Как и в воспетой Гомером войне на берегу Эгейского моря, здесь нашлось место и героической обороне, и хитроумной задумке атакующих, и даже, возможно, предательству.

Был у рязанцев и свой Гектор — героический богатырь Евпатий Коловрат. По преданию, в дни осады Рязани он находился с посольством в Чернигове, где безуспешно пытался договориться о помощи страдающему краю. Вернувшись домой, Коловрат застал лишь руины и пепелища: «…государей убитых и множество народу полегшего: одни убиты и посечены, другие сожжены, а иные потоплены». Вскоре он оправился от шока и решил мстить.

Настигнув ордынцев уже на Суздальщине, Евпатий со своей немногочисленной дружиной уничтожил их арьергард, одолел ханского родственника батыра Хостоврула, но в середине января погиб и сам.

Если верить «Повести о разорении Рязани Батыем», потрясенные мужеством павшего русича монголы выдали его тело уцелевшим воинам. Древние греки были менее милосердными: старику-царю Приаму пришлось выкупать труп своего сына Гектора за золото.

В наши дни история Коловрата была извлечена из небытия и экранизирована Джаником Файзиевым. Художественную ценность картины и историческое соответствие реальным событиям критикам пока еще предстоит оценить.

Но вернемся в декабрь 1237-го. Разорив города и села Рязанщины, на земли которой пришелся первый, самый мощный и сокрушительный удар за всю кампанию, хан Батый долго не решался приступить к штурму столицы.

Опираясь на опыт предшественников, хорошо представляя себе события битвы на Калке, внук Чингисхана, очевидно, понимал: захватить и, главное, удержать в подчинении Русь возможно только путем централизации всех монгольских сил.

В определенной степени Батыю, как Александру I с Кутузовым, повезло с военачальником. Субэдэй, талантливый полководец и соратник еще его деда, серией верных решений внес огромный вклад в последовавший разгром.

Еще послужившие прологом к осаде боевые действия, в первую очередь, на реке Воронеж, отчетливо показали все слабости русских, чем умело воспользовались монголы. Отсутствовало единое командование. Князья из других земель, памятуя о многолетних усобицах, отказывались прийти на помощь. Локальные, но глубоко засевшие обиды на первых порах были сильнее страха перед общей угрозой.

Если витязи конных княжеских дружин ни в чем не уступали по боевым качествам элитным воинам ордынской армии — нойонам и нукерам, то основа русского войска, ополченцы, была слабо обучена и не могла тягаться в военных умениях с опытным врагом.

Системы укреплений возводились в городах для защиты от соседних княжеств, обладавших аналогичным боевым арсеналом, а вовсе не от степных кочевников.

По историку Александру Орлову, в сложившихся условиях рязанцам ничего не оставалось, как только сосредоточиться на обороне. Иную тактику их возможности объективно не предполагали.

Русь XIII века — это сплошные непроходимые леса. Во многом поэтому Рязань ждала своей участи до середины декабря. Батый был осведомлен о внутренних распрях в стане противника и нежелании черниговского и владимирского князей прийти на выручку рязанцам. Когда мороз крепко-накрепко замуровал реки льдом, тяжеловооруженные монгольские батыры прошли по руслам словно по шоссе.

Для начала монголы потребовали покорности и десятую часть накопленного имущества. «Если нас всех не будет, все ваше будет», — последовал ответ.

Рязанцы во главе с великим князем Юрием Игоревичем оборонялись отчаянно. Швыряли камни, с крепостных стен поливали неприятеля стрелами, смолой и кипятком. Монголам пришлось вызывать подкрепление и наступательные машины — катапульты, тараны, осадные башни.

Борьба продолжалась пять дней — на шестой в укреплениях образовались бреши, ордынцы ворвались в город и учинили самосуд над защитниками. Смерть принял и руководитель обороны, и его семья, и практически все простые рязанцы.

Попировав на костях, монголы двинулись дальше по льду Оки.

В январе пала Коломна — важнейший форпост на границе Рязанщины и Владимиро-Суздальской земли, ключ к Северо-Восточной Руси.

Затем пришел черед Москвы: пять дней оборонял дубовый кремль воевода Филипп Нянка, пока не разделил участь соседей. Как рассказывает Лаврентьевская летопись, все церкви были сожжены, а жители перебиты.

Победное шествие Батыя продолжалось. До первых серьезных успехов русичей в противостоянии с монголами оставались долгие десятилетия.