Меню

Мечеть в южном оренбург

50 жемчужин Оренбурга: Караван-Сарай

Архитектурный ансамбль Караван-Сарая, безусловно, является одним из наиболее впечатляющих памятников архитектуры Старого Оренбурга. Известный краевед, архитектор и историограф Оренбурга В.В. Дорофеев назвал Караван-Сарай символом города. А в Башкирии наш Караван-Сарай называют не иначе как «святыня башкирского народа».

«Отдельно стоящее грандиозное здание своей редкой и чудной постройкой приковывает глаз», – писал немецкий исследователь Теодор Базинер, совершивший в 1842 году путешествие в Хиву через Оренбург.

«Солнце только что закатилось, когда я переправился через Сакмару, и первое, что я увидел вдали, это было розового цвета огромное здание с мечетью и прекраснейшим минаретом. Это здание называется здесь Караван-Сарай, недавно оно воздвигнуто по рисунку Брюллова», — так отзывался о нашем памятнике архитектуры великий украинский поэт Тарас Григорьевич Шевченко, прибывший с конвоем в ссылку в Оренбург летом 1847 года.

«Очень интересен Караван-Сарай. Это прекрасное здание с превосходным архитектурным памятником посредине…», — отмечал нарком просвещения Анатолий Васильевич Луначарский, посетивший Оренбург в 1929 году в поездке по Среднему Поволжью.

«Все, кому пришлось посетить Оренбург, в своих высказываниях о городе непременно упоминают о Караван-Сарае как об оригинальном и прекрасном сооружении, придающем городу особый колорит», — пишет в 1966 году в своей книге доктор архитектуры из Уфы Барый Гибатович Калимуллин.

История

Идея постройки в Оренбурге Караван-Сарая и ее воплощение связано с Василием Алексеевичем Перовским – оренбургским военным губернатором в 1833-1842 годах и генерал-губернатором Оренбургским и Самарским в 1851-1857 годах. В то время Башкирия административно подчинялась ему. Первоначально архитектурный комплекс Караван-Сарая предназначался для размещения органов управления так называемого Башкиро-мещеряцкого войска.

Василий Перовский

Начало Башкирскому войску было положено в 1798 году, когда из башкир Оренбургской, Самарской, Уфимской, Вятской и Пермской губерний было сформировано иррегулярное войско, делившееся на 12 кантонов. Башкирское иррегулярное войско принимало участие в Отечественной войне 1812 года. После войны к этому воинскому подразделению присоединили ещё пять кантонов мещеряков, составлявших до этого отдельное войско. Таким образом сформировалось Башкиро-мещеряцкое войско, состоящее из 17 кантонов.

Башкиры – народ тюркской языковой группы, населяющий территорию современной Республики Башкортостан и соседние территории Южного Урала.

Мещеряки – народность тюркской языковой группы, живущая в районах Среднего Поволжья; говорят на диалекте татарского языка, в настоящее время сливаются с татарами.

Поскольку органы управления Башкиро-мещеряцким войском находились в Оренбурге, то башкирам и мещерякам часто приходилось приезжать в наш город по служебным делам, а также по своим надобностям. Как писал в служебном письме в правительство В.А. Перовский, «они не имеют никакого пристанища в городе, принуждены бывают останавливаться порознь в разных частях города и слободок, по дворам знакомых, или даже нередко платить за проживку на постоялых дворах». Поэтому «в отвращение этого неудобства» Оренбургский военный губернатор Перовский решил построить постоялый двор или Караван-сарай, где башкиры и мещеряки могли бы останавливаться бесплатно.

В 1836 году военный губернатор В.А. Перовский объявил, что в Оренбурге будет построен Караван-Сарай для находящихся на военной службе башкир, «чтобы они имели более удобное помещение для себя и своих лошадей», а также:

«…чтобы башкиры имели полную возможность исполнять по своему закону требы и молитвы. Этим желали показать народу, что правительство России далеко от мысли насильственно обращать магометан в христианство…, напротив, правительство строит на свои средства мечеть, и не простую, а превосходящую все известные в крае мечети», — пишет И.В. Чернов.

Сам Василий Перовский в письме в Петербург подтверждал, что «постройка Караван-Сарая есть затея не моя, а казенная», то есть осуществляемая по Высочайшему повелению.

Караван-Сарай планировалось возвести к северу от исторического центра Оренбурга, на свободном от застройки месте. Автором проекта стал выдающийся русский архитектор Александр Павлович Брюллов, с которым Перовский находился в близкой дружбе. Проект Караван-Сарая был выполнен к январю 1837 года. Приехав в Петербург, военный губернатор В.А. Перовский представил его императору Николаю I, который 19 января 1837 года утвердил проект Караван-Сарая. 29 мая 1837 года проектные материалы были доставлены в Оренбург.

Караван-Сарай строился в 1837-1846 годах. В 1842 году комплекс был в целом готов, оставались некоторые работы по мечети и минарету. Первоначально в С-образном двухэтажном корпусе хотели разместить квартиру командующего Башкирским войском, помещения войскового управления и канцелярию, училище для башкирских детей, квартиры для обслуживающего персонала, а также помещения для временного проживания приезжающих башкир. Возведение войсковой мечети с минаретом потребовало более длительных сроков строительства. Много времени ушло на отделку интерьеров. Наконец в августе 1846 года произошло освящение мечети.

Необходимо отметить, что общепринятое значение названия «караван-сарай» не вполне уместно по отношению к оренбургскому Караван-Сараю. На востоке «караван-сараями» называют постоялые дворы для торговых караванов и купцов с товарами. Оренбургский Караван-Сарай никогда не был постоялым двором, и никакие караваны сюда не приходили. Для торговых караванов в Оренбурге был предназначен огромный Меновой двор, находившийся за рекой Урал в двух верстах от города. Караван-Сарай был построен для размещения органов управления Башкирским войском, даже мечеть в нём была войсковой. Получился прекрасный архитектурный ансамбль дворцового характера в мусульманском стиле. Странное для военного комплекса название – «Караван-Сарай», тем не менее, точно отражает восточный колорит его архитектуры.

После постройки Караван-Сарая первоначальные планы начальства в отношении его использования радикально поменялись. По распоряжению нового военного губернатора В.А. Обручева (1842-1851 годы) в помещениях двухэтажного корпуса разместились казармы башкирского конного полка. Во время второго правления генерал-губернатора В.А. Перовского (1851-1857 годы) созданное им Башкирское войско еще продолжало кое-как существовать, хотя военной необходимости в таких воинских частях и подразделениях уже не было.

После упразднения Башкирского войска (1863 год) возникли проблемы с дальнейшим использованием Караван-Сарая. В «Трудах оренбургской ученой комиссии» (выпуск ХV111, 1907 год) генерал-майор И.В. Чернов пишет о Караван-Сарае:

«Помещения для башкир и не думали открывать, и никто из них там не останавливался. Обращение здания в постоялый двор стоило бы дорого по отоплению и содержанию в чистоте и ремонту. Правый фасад обратили в канцелярию, а левый был отдан для губернатора».

Приезжающие в Оренбург официальные лица, жители и гости нашего города всегда искренне удивлялись тому, что построенный в мусульманских архитектурных формах Караван-Сарай с мечетью и минаретом стал дворцом оренбургского губернатора, исповедующего православие.

Дело в том, что во время правления последнего оренбургского генерал-губернатора Н.А. Крыжановского (1864-1881 годы) Караван-Сарай стал его резиденцией. Причем переезд Николая Андреевича из Губернаторского дома на берегу Урала в Караван-Сарай был далеко не случаен. В это время Россия переживала период необыкновенного подъема русского национального самосознания.

«Иноземные формы должны замениться русскими» – таково было категоричное отношение высшей российской власти к объектам архитектуры. Появились и всячески насаждались «русский» и «русско-византийский» архитектурные стили. Генерал-губернатору Н.А. Крыжановскому категорически не нравилось, что при въезде со стороны Москвы город Оренбург открывался комплексом Караван-Сарая с мечетью и минаретом. По свидетельству историографа Н.Н. Модестова, «…Крыжановский, заняв Караван-Сарай под свою квартиру и под губернские присутственные места, пришёл к мысли перенести Караван-Сарайскую мечеть на другое место». По мнению генерал-губернатора, совместное существование действующей мечети и губернского управления создавало значительные неудобства как для власти, так и для верующих мусульман. Сложилось также мнение общественности о том, что «неблаговидно и неестественно видеть действующую магометанскую мечеть посреди архитектурного комплекса, занятого русскими присутственными местами». Особенно это было неудобно для начальствующих лиц и приезжающих высокопоставленных гостей, которым такое положение казалось противоестественным.

В 1867 году генерал-губернатор Н.А. Крыжановский направил ходатайство в Министерство внутренних дел «о переносе мечети с минаретом, находящихся при Караван-Сарае, на другое место». Однако тогдашний российский министр внутренних дел П.А. Валуев ответил отказом и постановил «оставить означенную мечеть с минаретом на месте, ею ныне занимаемом». После такого решения в Оренбурге можно было наблюдать «довольно своеобразную картину, когда рядом с губернаторской квартирой и губернскими присутственными местами стояла мусульманская мечеть с минаретом, с высоты которого слышались призывы на молитву».

Меновой двор

Известный дореволюционный писатель В.Л. Кигн-Дедлов в конце 1890-х годов назвал Караван-Сарай «дворцом оренбургского губернатора в азиатском вкусе». Кроме резиденции губернатора здесь также размещались губернская канцелярия, губернские присутственные места, комиссия по размежеванию земель, типография и редакция «Оренбургской газеты». «В Караван-Сарае сосредотачивается административная часть управления как городом, так и губернией», — писал историограф П.А. Столпянский, подчёркивая исключительно важную роль Караван-Сарая для дореволюционного Оренбурга. В разные годы Караван-Сарай посетило великое множество высокопоставленных персон и выдающихся деятелей, получивших признание в нашей стране и за рубежом. Например, в 1876 году, когда была построена и открыта железная дорога до Оренбурга, приезжал в наш город граф Лев Николаевич Толстой. Он посетил генерал-губернатора Николая Андреевича Крыжановского, с которым они вместе участвовали в обороне Севастополя (1854-1855 годы) во время Крымской войны 1853-1856 годов.

После Февральской революции 1917 года в Караван-Сарае находился комиссар Временного правительства и работал Оренбургский совет рабочих и солдатских депутатов. В 1918 году оренбургский Караван-Сарай стал на некоторое время местом размещения руководящих органов вновь образованной Башкирской республики. В 1921-1936 годах в Караван-Сарае находился Башкирский педагогический техникум.

В 1930 году мечеть Караван-Сарая была закрыта, а в 1932 году в мечети устроили клуб для студентов. После ликвидации Башкирского педтехникума здание бывшей мечети некоторое время пустовало. Наконец в 1954 году в бывшей мечети устроили планетарий. Богатое убранство интерьера мечети оказалось полностью скрытым за внутренним деревянным куполом, предназначенным для демонстрации звездного неба. Возвращение мечети верующим произошло в 1993 году. В настоящее время в мечети располагается мусульманское религиозное объединение «Караван-Сарай».

С 1940-х годов в основном двухэтажном корпусе Караван-Сарая размещалась воинская часть. В 1960 году здесь обосновалось крупное производственное объединение «Оренбурггеология», проработавшее до своей ликвидации в начале 2000-х годов. В настоящее время все вернулось на круги своя. В «Караван-Сарае» работают различные учреждения и организации. При этом действует мечеть и с высоты минарета из микрофонов слышатся сладкозвучные призывы на мусульманскую молитву.

Поделитесь новостью на своей странице в соцсети

Официальный сайт ММРО с. Татарская Каргала Сакмарского района Оренбургской области

Ислам в истории Татарской Каргалы

Этнографическая экспедиция Российской АН, которая организована в Петербурге под руководством известных ученых Палласа в 1769 году и Фалька в 1774 году проезжала многие внутренние губернии России. Она посетила Оренбург и Сагитову слободу (Каргалу). В опубликованных записях членов экспедиции отмечается основательность и благоустроенность поселка, «где каждый из 300 домов (тогда) состоит из 2—3 белых, чистых комнат, обитатели которых отличаются аккуратностью и чистоплотностью, в одевании бросается в глаза изящность, вкус…» Посетившего слободу в 1774 году Фалька поразили «трезвый образ жизни жителей, неравнодушие их к редкой домашней утвари, коврам, серебряной и фарфоровой посуде, которых у них немало».
(П. С. Паллас. Материалы экспедиции Академии Наук Российской империи. Петербург. СПБ. 1786—88).

Слобода (впоследствии город) сохранила с первых дней основания свою самобытную культуру, обычаи, уклад жизни. Довольно высоко было развито и просвещение. Первые медресе-школы здесь был при мечетях. До середины 19 века учащиеся получали религиозное образование, затем открывались новометодные школы. А в 1897 году стала работать и учительская школа, готовящая учителей для татарских, башкирских и казахских школ южной части Башкирии Урала, и Западного Казахстана. Дети виднейших башкирских терханов, казахских ханов и знатных татар, да и способные юноши получали образование в Каргале. Здесь работали для свое го времени лучшие имамы, образованные преподаватели, которые сами когда-то учились в Оренбурге («Хусаиния»), Бухаре, Стамбуле и Каире.

Смотрите так же:  Церковь и мечеть картинки

В медресе-школах раздельно велось обучение мальчиков и девочек. Последних обучали грамоте, чтению, письму, арифметике и законам шариата. В то же время они получали то воспитание, те необходимые для жизни навыки, без которых не могла существовать ни одна мусульманская семья. Это уроки нравственности, этики, милосердия, умение рукодельничать, шить, вязать, готовить, В 1911 году в Каргале на средства купцов Хусаиновых открыта женская учительская школа, выпускницы которой успешно трудились во многих уголках России, где проживали татары и башкиры. Несколько лет творчески работал общественный центр по воспитанию будущих учителей-женщин «Жемшяте Хэйрия», куда входила сама школа, библиотека, изба-читальня, класс для рукоделия. Как в медресе, а также в учительских школах, преподавание велось на родном язык на арабской графике. Лишь после революции, с 1929 года перешли на латиницу.

Волна жестокости сталинизма не обошла стороной и этого поселка с самобытным укладом жизни. Почти все мечети, начиная с 1930 года, были разрушены. Предметы культа и книги расхищены, уничтожены и сожжены. Вот что пишет мне заслуженный учитель школы РСФСР, ныне пенсионер, житель села Асекеево Сафи Зайни: «В 1933 году, мы, студенты-историки, я и И. Фахретдинов, во время прохождения практики в Каргалинской школе обнаружили дом, окна и двери которого были заколочены. По предложению властей мы зашли в дом и оцепенели от увиденного (дом принадлежал известному имаму, ученому и коллекционеру редких книг и рукописей, по уточненным данным Айдарову). Хозяина давно уже не было, но в комнате лежала гора книг, старинных рукописей, журналов, подшивок газет на арабском, русском, татарском и персидском языках. Беглый просмотр книг и журналов показал, что они представляли большую научную и духовную ценность, рассказывали о тесных связях Российского государства со Средней Азией, Ираном, Турцией, Арабским востоком, научные трактаты по домашней педагогике, воспоминания путешественников и другие.

В тот же день председатель колхоза имени Сталина выделил нам две подводы и всю эту находку, нагрузив до верху, мы отвезли в Оренбург, в пединститут, где учились, Дальнейшая судьба этого наследия более чем печальна. В 1937 году оно полностью было уничтожено только потому, что написано по-арабски».

Та же участь постигла и служителей культа, преподавателей. По словам старожила Нуретдина Сапимова, многие были арестованы, сосланы на север, в Сибирь, некоторые строили москанал имени Сталина. А один из них, Гумер Давлетьяров, не выдержав пыток и унижений, бросившись в колодец, покончил жизнь самоубийством.

Р. Искандаров
Каргала – центр духовного просвещения мусульман Поволжья и Южного Урала

Село Татарская Каргала для татарского, да и для башкирского народов в 2 половине 18-19 веков, да и для начала 20 веков была своего рода духовной столицей. Основой служило возникновение довольно богатой татарской купеческой прослойки.

Накоплению капитала в руках купцов стимулировало организации обучения детей, открытия школ, медресе. Медресе открывали обычно при мечетях, и поэтому возведению мечетей и медресе шло одновременно.

Строительство мечетей началось со дня основания слободы. Количество построенных мечетей к 1969 году достигло 9, затем к началу 20 века их стало 10. при некоторых из них работали медресе уровня средней школы, а при 1,2 и 5 мечетях существовали учебные заведения наиболее авторитетные в татарском мире.

Медресе уровня семинарий выпускали мулл, муэдзинов, мугаллимов (учителей) для начальных школ, давали религиозное образование. Начиная с 90-х годов 19 столетия, преподавали в них и светские дисциплины: математику, естествознание, астрономию, географию.

Строили мечети сами каргалинцы – богатые купцы и даже некоторые имамы на свои средства. Во время сильных пожаров деревянные мечети горели, как и большая часть посада. Возводили храмы на месте сгоревших, из красного, белого кирпича, искусно обтёсанного камня. Некоторым мечетям так и давали название по цвету строительного материала – голубая мечеть, красная мечеть, белая мечеть или по имени человека строившего на свои средства.

Мечети с остроконечными минаретами, Гостиный Двор, торговые дома, склады, красивые дома с куполообразными и арочными воротами богатых купцов и имамов придавали слободе особенный восточный колорит. На стыке Европы и Азии Каргала выделялась своеобразной архитектурой.

Знаменитые каргалинские мечети давно уже не существуют. Время их не пощадило, но известны имена тех, кто их строил и даты их возведения. Потомкам будет интересно узнать такие сведения, взятые из архивных источников.

1 мечеть была построена в 1749 году, 2-ая-в 1775-ом, 3-я-в 1795-ом, 4-ая-в 1802-ом, 5-ая-в 1816-ом, 6-ая – в 1816-ом, 7-ая-в 1883 -ем, 8-ая-в 1884-ом, 9-ая-в 1886-ом, 10-ая в 1909-ом.
Старожил Каргалы, летописец села Нуретдин Мухетдинович Салимов из своего личного архива любезно предоставил сведения о том, кто сооружал на свои деньги. Здесь же приводим фамилии имамов и мударисов медресе.

1 мечеть – имам Абубакер Габдулмукменов и Гатаулла Мухаррямов, медресе при мечети строил Мухаметбаки Салих.
2 мечеть – Габдулла Габрахманов.
3 мечеть (белая) – Мухаметбаки Салиха сын.
4 мечеть Каргалы – Вали кари Габрахманов. Деревянная сгорела, каменную строил Гали Габбасов.
5 мечеть (впоследствии – старый клуб) -Мухаметкол Бикчентаев. Он и его сыновья Искандер и Абубакер погибли от рук Пугачёва.
6 мечеть (без полумесяца – айсыз мэчет) – строил Габделмукмен Локманов.
7 мечеть (красная – из красного кирпича) Мухаммет Габделжалилов. В медресе этой мечети получали знания от 300 до 500 шакирдов, в основном иностранного происхождения, в большинстве казахские юноши.
8 мечеть – строил Мухамметрахим Магдиев. Девятым по счёту имамом, перед закрытием здесь служил известный целитель, ишан Халиулла Газизуллович Даутов,
9 мечеть – (Дунайское предместье) -строил купец Мустафа (фамилия в документах отсутствует), сыновья его Сибгатулла, Нигматулла, Рахматулла. Медресе при мечети построена на средства купцов 1 -ой гильдии Гания, Махмута, и Ахмета Хусаиновых. Имамами служили знаменитые Аюб Ибрагимов Бугульмави и Котдус Нуретдин Курматов.

Историки, знатоки культур других национальностей, такие как С. М. Соловьёв, В. Д. Смирнов, Н. И. Воробьёв, Л. Н. Гумилёв, М. г. Худяков, Н. Ф. Катанов, П. И. Рычков, описывая такое мощное нравственно-духовное воспитание процветавшее в Каргале, объясняли этот феномен естественной потребностью населения.

Большинство священнослужителей являлись каргалинцами, получившими образование в высших духовных училищах страны и за рубежом. Имелись и приглашённые со стороны. Это были наиболее подготовленные имамы и преподаватели, учившиеся в знаменитых медресе Казани, Уфы, Бухары, Стамбула, Каира и других.

Р. Искандаров
Историческая справка о с. ТАТАРСКАЯ КАРГАЛА

Благодаря своему уникальному положению Каргала в течение долгих лет служила своеобразным мостом, объединяющим поволжских татар со странами Востока, превратившись в крупнейший религиозный, образовательный и культурный центр на Южном Урале. До учреждения в 1788 г. Оренбургского магометанского духовного собрания каргалинские священнослужители играли ведущую роль в этом регионе. Авторитет местного духовенства, его влияние распространялись не только на окрестные татарские села, но и на южные районы Башкирии и даже казахские степи. Показательно, что именно в Сеитовой слободе экзаменовали кандидатов на высокое духовное звание ахуна (проповедника). К 1916 г. Каргала насчитывала уже 10 мусульманских приходов, которые финансировались за счет местных богатых торговцев.

При всех приходах действовали попечительства из числа зажиточных каргалинцев. Так, наследственными попечителями крупнейшего 1-го прихода была известная семья Хаялиных вплоть до самого начала XX в. Мечети располагали значительным вакуфным имуществом, за счет которого оплачивался труд мусульманского духовенства, производился ремонт и решались иные хозяйственные вопросы. Так, в 1879 г. сеитовский купец Мухаммед Абубакирович Алкин завещал в пользу мечетей 500 руб. и доходную каменную лавку. С самого возникновения Каргалы при мечетях стали создаваться мусульманские начальные и средние образовательные учреждения (мектебе и медресе). Как следствие, среди ее жителей был высокий уровень грамотности. По данным 1870 г., из 6409 жителей Каргалы 1684 человека были грамотными (26,3%), правда, лишь 8 человек умели читать и писать по-русски. Ежегодно в каргалинские медресе прибывали десятки новых учеников из Среднего Поволжья, где зачастую они не имели возможности получить традиционного образования из-за действующих ограничений со стороны властей.

В 1869 г. здесь обучались уже 496 шакирдов из числа татар, башкир и казахов. На рубеже XIX—XX вв. Каргала насчитывала 9 медресе, количество учеников в которых возросло до 700 человек. Выпускниками каргалинских медресе были многие выдающиеся деятели татарской культуры: крупнейший татарский поэт XVIII века, автор многочисленных трактатов по философии, мусульманскому богословию, этике, праву, филологии Габдерахим Утьиз-Имяни (1754—1834), поэт и дипломат Абульманих Каргалый (1782— после 1833), автор популярных религиозно-дидактических сочинений Хибатулла Салихов (1794—1867), основатель одного из первых в Казани медресе «Халидия» Габденнаср Рахманкули (7—1835), первые муфтии Оренбур¬гского магометанского духовного собрания Мухамеджан Хусаинов (1756—1834), Габдессалям Габдрахимов (1765— 1840), Габдулвахид Сулейманов (1786—1862) и др. Однако не менее значимым является то, что на протяжении долгого времени комплекс образовательных учреждений в Сеитовском посаде обеспечивал мусульманскими священнослужителями и педагогами (мударисами) абсолютное большинство приходов Оренбургского края, создавая единое культурное пространство. К 1904 г. в Каргале действовало уже 23 мусульманских училища, в которых обучался 981 человек.
Каргалинцы старались идти в ногу со временем, учитывая новые потребности и запросы в плане культурного развития, образования, здравоохранения. В 1895 г. все каргалинские мектебе перешли на новый звуковой метод обучения. В 1901 г. по инициативе и при финансировании крупных татарских купцов братьев Хусаиновых на базе медресе при 9-й собор¬ной мечети открылись Всероссийские курсы для переподготовки учителей по новому методу. В них приняли участие до 50 человек из Оренбургской, Уфимской, Самарской, Симбирской, Нижегородской, Саратовской, Вятской, Пермской, Тобольской губерний и Дагестана. К 1913 г. в соответствии с новыми принципами были реформированы 4 из 10 каргалинских медресе: при 1-й, 2-й, 5-й и 9-й соборных мечетях. Лавки Абубакира Надирова, Хасана Абдульманова и Губайдуллы Якупова обеспечивали жителей посада книгами известного казанского издательства братьев Каримовьих. В 1908 г. было учреждено «Мусульманское общество Сеитовского посада”, которое ставило перед собой просветительские и благотворительные цели: По его инициативе в 1911 г. была открыта бесплатная библиотека-читальня, планировалось также устройство школы – мастерской для обучения ремеслам детей из малоимущих семей.

Со строительством новых мечетей при поддержке мусульманского купеческого капитала, в 1761 году в Каргале было 38 крупных купцов, а в Оренбурге – 60, возникли медресе при второй мечети (построено в 1760 году), при третьей мечети (в 1773 году), при четвёртой (в 1789 году) при пятой (в 1802 году). К 1869 году в Каргале действовало 9 медресе, в которых обучались 496 шакирдов (учащихся) из татар, башкир , казахов. В стенах каргалинских медресе также учились, пусть не в большом числе, и узбеки, иранцы, арабы – дети купцов и мударисов из Бухары, Самарканда, Хивы, Хорезма, Ирана, Аравии. К концу 19 века число шакирдов (учащихся) возросло до 700, а жителей в Каргале к этому времени было 8951 человек.
Каргалинские медресе были мусульманскими учебными заведениями среднеазиатского типа. В них поддерживались, восточные традиции прошедшими курс бухарских, самаркандских медресе мударрисами и уроженцами известных мировых религиозных центров, такими как Шинияз бин Ширнияз из Хорезма (ум. В 1791 году), Валиэтдин бин Хасан из Багдада (1747 – 1831 гг.). на рубеже 18-19 веков постановкой учебно-воспитательного дела отличалось медресе Габдрахмана бин Мухаммадшарифа (Габдрахман Шарипов – 1743-1826 гг.) о нём остались очень лестные высказывания. Башкирский энциклопедист Мухамметсалим Уметбаев писал «Во время преподавательской деятельности мударриса Габдрахмана оренбургское село Каргала как центр религиозных наук никак не отставал от Бухары», а известный татарский историк, учёный востоковед Шигабутдин Маржани говорил, что Габдрахман Шарипов был «самым известным учёным своего времени».

Смотрите так же:  Тату мечети

В Каргалинских медресе за период их существования, с 1746 по 1919 годы учились, трудились сотни людей, оставившие заметный след в истории Каргалы. Приходилось слышать, что «через Каргалу прошли 500 светлых голов». (Это недалеко от действительности). Это духовные лица, поэты, писатели, общественные, государственные и военные деятели, деятели культуры и образования.

Оренбург. Южный город России

Оренбург – город с необычной историей, он трижды закладывался как крепость в разных местах, четырежды становился губернским и областным центром, трижды – уездным, трижды переименовывался… Но официальная дата “рождения” – 1743 год.

Расстояния от крупных городов: Екатеринбург – 883 км, Челябинск – 773 км, Самара – 400 км, Пермь – 910 км, Курган – 1037 км, Уфа – 375 км, Тюмень – 1208 км

Оренбургская область на карте России

Особенность города в том числе в том, что он назван по названию реки Орь, хотя расположен от этой реки более чем в 250 километрах. Как же так получилось?

Впервые крепость была заложена И.К. Кирилловым на берегу реки Орь – на месте нынешнего города Орска – 31 августа 1735 года. С тех пор за поселением и закрепилось его название.

Вид от памятника Чкалова (из-за его спины) на историческую часть старого Оренбурга

После смерти Кириллова от туберкулеза, начальником Оренбургской экспедиции был назначен великий русский историк В.Н. Татищев. Место, на котором расположилась Оренбургская крепость, Татищеву не понравилось. Тем более, весной ее затапливало.

Татищев выбрал для Оренбурга другое место (Красная гора), на котором вскоре развернулось строительство. Однако построить не успели – назначенный вместо Татищева И.И. Неплюев выбрал другое, более подходящее на его взгляд место. И не прогадал. В 1743 году Оренбург перенесли на то место, где находится исторический центр современного Оренбурга. 1743 год и считается годом рождения города.

Оренбургские казаки с верблюдами. Фотография второй половины XIX века

Этот город многим примечателен, в том числе и тем, что стоит на границе Европы и Азии.

Оренбург строился, как город-крепость, которая стала опорным пунктом линий крепостей по рекам Яик (ныне – Урал), Самаре и Сакмаре. Вскоре Оренбург стал крупным торговым центром, в котором процветала торговля между Россией и Средней Азией.

Памятник Казачеству в Оренбурге

Уже в 1744 году Оренбург стал центром огромной Оренбургской губернии. Границы губернии менялись много раз. В советское время (с 1920 по 1925 год) Оренбург вовсе стал столицей… Киргизской АССР. Лишь в 1934 году окончательно оформились границы Оренбургской области.

Всемирную же славу Оренбург получил еще в XIX веке, благодаря популярным оренбургским платкам, точнее, особенному пуху местных коз. Иностранные купцы не раз пытались вывезти редких животных, но без уральских морозов шерсть козочек теряла свои уникальные свойства.

Одно из интересных мест, которые обязательно стоит посмотреть в Оренбургестаринная часть города, которая делиться на три составляющие: Губернский и Купеческий районы и Форштадт, который, если судить по историческим картам, в прошлом был казачьим районом. Но пять мечетей придают Оренбургу особенную восточную пикантность.

Раньше Оренбург был военной крепостью, поэтому во все богатые дома владельцы должны были пускать офицеров на постой. Такое правило, естественно, было бременем для хозяина. Особенно он волновался за женскую половину своей семьи и не напрасно, по этой причине родилось немало детишек. Когда же губернатор отменил этот закон, на берегу реки Урал состоятельные владельцы на радостях поставили памятник-обелиск.

Оренбург. Екатерининские ворота

Сейчас этого памятника нет, но память о нем осталась. На том же месте, возле реки, в честь юбилея Оренбурга Екатерининские ворота были восстановлены.

Среди местных жителей есть примета: если молодой человек хочет, чтобы любимая отдала ему своё сердце, ему надо непременно сфотографироваться с девушкой под Екатерининскими воротами.

Купол Караван-Сарая (Оренбург)

Караван-сарай – еще одно место, которое нужно обязательно увидеть, это настоящая гордость башкир, одна из важнейших достопримечательностей Оренбурга. Замечательный памятник национальной истории и культуры – великолепная мечеть розоватого цвета с прекраснейшим минаретом, построенная в середине XIX века. Его строили с 1837 по 1846 годы по проекту архитектора А.П. Брюллова. По форме он стилизован под традиционный башкирский аул. Главная доминанта Караван-Сарая – восьмиугольная мечеть. Строили ее сами башкиры – сами собирали деньги, сами сплавляли лес и вырабатывали камень… Сейчас здесь находится Торгово-промышленная палата. Лучше всего прийти сюда на закате (Караван-сарай располагается недалеко от центра – на Парковом проспекте, д. 6) – в это время от него не оторвать глаз.

Куда пойти, если в запасе совсем немного времени?

Не мучайте себя вопросом, куда вам пойти в первую очередь, если времени у вас немного, а погода не располагает к прогулкам. Сразу идите в Краеведческий музей, расположенный на Советской улице в старинном доме начала XIX века, там вы вкратце узнаете обо всех ключевых моментах в истории города.

Оренбург. Памятник Чкалову

Памятники Оренбурга

С 1938 по 1957 годы городом носил имя известного летчика Валерия Чкалова. При том, что сам Валерий Павлович в нем ни разу не был!

В 1953 году в честь 50-летия летчика на набережной реки Урал был установлен грандиозный памятник Чкалову. Шестиметровая скульптура легендарного летчика стоит на семиметровом пьедестале. Это самый грандиозный монумент Оренбурга.

Говорят, что автор памятника, скульптор И. А. Менделевич, отливал его для установки в Москве, но товарищ Сталин, попыхивая трубкой, сказал буквально следующее: “Я лично знаком с товарищем Чкаловым, так вот, это не он“. Судьба памятника была решена, и он отправился в Оренбург, который в тот момент назывался Чкалов.

Впрочем, немало в Оренбурге и других интересных памятников. Прежде всего, стоит отметить памятник оренбургскому казачеству (ул. Чкалова, 8) и памятник выдающемуся цирковому атлету XX века Александру Засс – Русскому Самсону (ул. Кобозева, 45).

Оренбург. Памятник “Русскому Самсону” Александру Зассу

Памятник Александру Пушкину и Владимиру Далю. Этот монумент установлен в память визита великого русского поэта, прибывшего сюда 18 сентября 1833 года, в поисках живых следов, оставленных бунтовщиком Пугачёвым. Здесь он встретил составителя словаря русского языка Владимира Даля, с которым был знаком еще по Петербургу. 20 сентября Пушкин и Даль выехали из Оренбурга и следовали по правому берегу Урала (Яика), по местам, где за 60 лет до того были крепости, захваченные Пугачевым. Результатом этой поездки стало написание повести “Капитанская дочка”.

Памятник “Пушкин и Даль в Оренбурге”

Музеи города

В Оренбурге около десятка музеев. Наиболее интересны: Оренбургский областной историко-краеведческий музей, мемориальный комплекс-музей «Салют, Победа!», Музей изобразительных искусств, Музей истории Оренбурга, мемориальный музей-гауптвахта Т.Г. Шевченко, мемориальный музей-квартира Юрия и Валентины Гагариных, мемориальный музей-квартира Леопольда и Мстислава Ростроповичей, музей «Дом Памяти», Музей космоса.

Музей истории Оренбурга

Оренбургский областной краеведческий музей – один из старейших в России. Он был основан в 1831 году военным губернатором, графом П.П. Сухтеленом. Музей располагается в особняке купца Еникуцева – памятнике архитектуры XIX века. Среди уникальных экспонатов – подлинная посмертная маска с лица А.С. Пушкина, пушка Пугачевского войска, дамский столик императорского дворца начала XIX в., жалованные сабли императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II Оренбургским казакам и многое другое.

Л.Ф. Лагорио “Батум”. 1881. Оренбургский областной музей изобразительных искусств

Музей истории Оренбурга основан в 1983 году к 240-летию города Оренбурга. Музей истории города Оренбурга находится в здании с башней и часами, построенном в стиле псевдоготики в XIX веке. Музей рассказывает об истории города с древнейших времен. В экспозициях немало интересного.

Оренбургский областной музей изобразительных искусств расположен в старом здании 1814 года постройки, где помещались городская дума, городовой магистрат и сиротский суд. Основа коллекции музея – собрание произведений академика живописи, художника-реалиста демократической направленности, уроженца Оренбургской губернии Лукиана Васильевича Попова (1873-1914).

Оренбург. Канатная дорога

Также представлены коллекции древнерусского искусства, русского, советского и западноевропейского искусства, начиная с конца XVI века, в том числе живопись, графика, скульптура, декоративно-прикладное искусство.

Мемориальный музей-квартира Юрия и Валентины Гагариных представляет квартиру семьи Валентины Горячевой – в замужестве Гагариной. Она размещалась на втором этаже бывшего купеческого особняка. Здесь в ноябре 1957 года состоялась их свадьба.

Юрий и Валентина Гагарины

Первые месяцы молодая семья Гагариных проживала именно в этой квартире. И уже позже, когда семья обосновалась в Звездном городке. В экспозиции представлены подлинные вещи семьи первого космонавта.

Музей-квартира семьи Ростроповичей представляет собой дом, в котором в 1941-1943 проживала семья Ростроповичей во время эвакуации. Здесь нет подлинных вещей семьи Ростроповичей, но точно воссозданы обстановка, интерьер быта середины прошлого века. Музей знакомит с оренбургскими корнями великого музыканта.

Достопримечательности города

В Оренбурге есть драматический театр имени М. Горького, театр кукол «Пьеро», областной театр кукол, театр музыкальной комедии, татарский драматический театр имени М. Файзи, а также филармония и цирк.

Одна из главных визитных карточек города Оренбурга – набережная реки Урал, так называемая Беловка. Здесь живописный спуск к реке, красивая набережная, пешеходный мост через реку, кабинки на канатной дороге. Сюда были перенесены каменные Елизаветинские воротасимволические ворота в Азию. Их велела установить еще в 1755 году императрица Елизавета Петровна. Здесь непременно должен побывать всякий турист, приезжающий в Оренбург.

Оренбург. Набережная и пляж

В Оренбурге жили в ссылке композитор А.А. Алябьев, поэты А.Н. Плещеев и Т.Г. Шевченко. А.С. Пушкин здесь собирал материалы о Пугачеве. С Оренбургом связаны имена историка Н.М. Карамзина, лексикографа Владимира Даля, баснописца Ивана Крылова, поэтов Г.Р. Державина и Мусы Джалиля, музыканта Мстислава Ростроповича, геолога Евграфа Федорова, партийного деятеля Георгия Маленкова, мультипликатора Гарри Бардина, политика Виктора Черномырдина и других.

Оренбургская детская железная дорога

Эта дорога выгодно отличается тем, что аккуратно вписалась в пейзаж центральной части города, а именно в кульминационный выход улицы Советской к мосту через Урал. Отсюда рельсы ведут в лесные массивы вдоль долины реки к домам отдыха и детским лагерям.

Оренбургская детская железная дорога

Пару лет назад ДЖД капитально реконструировали, так что она выглядит очень аккуратно и ново. Недостатка в маленьких пассажирах здесь нет, поэтому дорога очень живая и с настроением.

Сотрудник “Оренбургской детской железной дороги” Остальные – дети

Пожалуй, детские железные дороги самые человечные и живые. Хотя выглядят как игрушки; хочется взять этот поезд и покатать рукой, приговаривая “тудух-тудух” ??

Что привезти из Оренбурга?

Знаменитые оренбургские пуховые платки (шали, палантины, свитера и многое другое) из лучшего в мире пуха оренбургских коз. Из шерсти тонкорунных овец вяжут паутинки – тонкие ажурные, кружевные шали, палантины и пр. Их можно продеть через обычное обручальное кольцо. Впрочем, историческое «гнездовье» пуховязальщиц находится довольно далеко от Оренбурга, в райцентре Саракташ и селе Желтое.

Смотрите так же:  Картинки мечеть в чечне

Татарская Каргала (Сеитова слобода) в Оренбургской области

На фото – жители Татарской Каргалы и студенты Оренбургского татарского агро-педагогического института. 1931 г.

Татарская Каргала (Сеитова слобода) в Оренбургской области

Село Татарская Каргала или Каргалинская слобода (Сеитова слобода, Сеитовский посад) – старинное село в Сакмарском районе Оренбургской области. Его основание связано с организацией торговых путей между Центральной Россией и Средней Азией

В 1730-1738 гг. стала прокладываться караванная торговая дорога из Поволжья до берегов Яика (ныне Урал). Границы Российской империи обрывались на южной окраине будущего Оренбурга, где была учреждена таможня и построен Меновой двор, дальше простирались степи Малого Жуса (Джуза) Казахстана. Вот здесь-то и нужен был населенный пункт, жители которого могли бы стать надежными торговыми посредниками между Российским государством и странами Средней Азии и Востока. Им стала Татарская Каргала.

В начале 1744 г. казанские купцы просили поселиться в Оренбурге с целью ведения торговли. 2 марта 1744 г. оренбургский губернатор Неплюев сделал в Сенате доклад о предложении казанских купцов. Сенатским указом было разрешено набрать к поселению при Оренбурге до двухсот семей казанских татар для развития торговли с народами Казахстана и Средней Азии с правом построения мечети и освобождения от воинской повинности. По имени первопоселенца Сеита Аитова сына Хаялина она получила название Сеитовой слободы, а по реке – Каргалинской.

Основано село было 19 сентября 1744 г. выходцами из Казанской губернии во главе с 52-летним Сагидом Хаялиным с сыновьями. Правительство выдало ему указ-грамоту, определяющую условия поселения, территорию и льготы. Поселение стало называться по имени основателя, то есть Сагитова слобода, потом Сеитова слобода или Сеитов посад, ныне Татарская Каргала.

Основное население Каргалы первоначально занималось земледелием. Указом губернатора отводилось 20 тысяч десятин земли, но размеры ее были гораздо больше. ЛОсновная часть пашен и пастбищ находилась в руках башкирского общества, у богатых крестьян Атласовых, Хаялиных и Кайсаровых, которые занимались оптовой торговлей зерном и мукой. На 20 водяных мельницах, расположенных на близлежащих реках, мололи зерно не только каргалинцы, сюда приезжали из деревень, находящихся за 30-50 верст.

В центре посада было возведено здание ратуши – совета, было 11 мечетей, при каждой из них существовало медресе-школа. В 1752-1758 гг. каргалинские торговые татары были даже более самостоятельнее, чем оренбургские купцы.

Население Сеитовой слободы росло очень быстро. В 1760 г., то есть всего через пятнадцать лет после ее основания, в ней насчитывалось, по данным П.И. Рычкова, уже около 300 дворов с населением одного мужского пола 1158 человек. Кроме казанских татар в Слободе селились выходцы из Средней Азии и Хан-Кермана (ныне г. Касимов на р. Оке, на кладбище села много надмогильных плит с надписью «Из Хан-Кермана»).

Каргалинские медные песчаники разрабатывались не только владельцами Оренбургских заводов. Немало медеплавильных заводов Башкирии использовали медистые песчаники Каргалинского месторождения. Однако, разработки Каргалинских медистых песчаников давно прекращены, место, где ранее производились разработки медистых песчаников в настоящее время носит название «Батыр тау» (Медная гора).

В это время на 109 торговавших в Оренбурге купцов приходилось: каргалинских -38, казанских – 20, касимовских – 13. В этой связи показательно предложение депутата оренбургского купечества Ильи Коченева. Он, выступая в 1766 г. в комиссии по составлению нового уложения, предлагал “переселить в Оренбург сеитовских купцов, достаточно капитал имеющих, могущих держать в своих всю Оренбургскую торговлю”. Всю эту задачу торговли с иностранными государствами взяли на себя каргалинские торговцы.

Если в 1760 г. здесь числилось более 300 дворов с населением 1 158 душ мужского пола, то в 1897 г. — около 13 тысяч. В центре посада было возведено здание ратуши-совета. Действовало около десяти мечетей. В этом небольшом городке проживали татары, башкиры, семьи казахов-кочевников, перешедших на службу к богатым купцам, а также бухарцы, хивинцы, лезгины, хоросанцы, кашгарцы, персы и арабы.

Часть жителей Каргалы участвовала в Пугачевском восстании. Один из штабов Емельяна Пугачева в период осады Оренбурга находился в Каргале. Повстанцы называли его «Серебряной ставкой царя Петра III». «Золотая ставка» находилась в соседнем Бердском казачьем поселке. При написании истории Пугачевского восстания А.С. Пушкин посетил эти места, был и в Сеитовом посаде.

Город состоял сначала из двух частей – предместий Каргалинское и Сакмарское. Позже появилось Дунайское предместье.

Кроме мечетей было много деревянных и каменных зданий, сооружений. До наших дней дошли склады бакалейной торговли, дом Хаялина, в большом числе хорошо сохранившиеся и полуразрушенные лавки-магазины, склады.

Белая мечеть села Татарская Каргала

В городе было развито ремесло. Многие жители занимались добычей камня, из которого возводили здания в самой Каргале и в Оренбурге. По словам старожилов, камень добывали и обтесывали «кубиками» испокон веков в Гребенской гряде (Еланчык тавы), в грядах Сафал, Этеч, которые входили в границы Каргалы. Коммунальные конторы Оренбурга каргалинскую продукцию всегда покупали охотно.

Беглые крестьяне, не имевшие никаких льгот, заняты были в производстве кирпича-сырца, в чугуноварении, в лесосплаве, на мельницах, каменоломнях. Из поколения в поколение передавались умения добротно строить дома, украшать их, шить обувь, одежду и головные уборы, выделывать кожу, делать мебель. Работали мастера по изготовлению украшений из драгоценных металлов и камней: колец, браслетов, серег, подвесок. В изготовлении женских украшений главным образом основными специалистами были сами женщины.

В 1769 г. Оренбург и Сагитову слободу посетила этнографическая экспедиция Петербургской Академии наук под руководством П. С. Палласа в 1769 г.

В своих путевых записях П.С. Паллас так описал Каргалинскую Слободу.

«Каргалинская Слобода имеет приятное положение на северном или правом берегу Сакмары, между среднею и нижнею речкой Каргалкою. Число построенных на каменном фундаменте домов, в коих по две или три светлицы, простирается до трех сот. Мечеть построена преизрядно. Здешние татары произошли от казанских; по большой части отправляют торги, и все люди зажиточные».

Далее академик П.С. Палас писал: «Около Каргалы сеют много пшеницы и приготавливают из оной хорошую муку. Хотя пашня не столь хороша, и положение места не так выгодно, как во многих других местах, в коих, однако, по мнению крестьян, пшеница родится не очень хорошая. Лесу при реке Сакмаре очень мало, и растет в основном березняк и тополевое дерево. Страна вдоль речек Каргалок, а особливо между среднею и верхнею Каргалою, столь богата рудою, что между оными речками нет ни на версту такого расстояния, где бы не находилось маркшердейских столбов или других признаков для рудокопий, которые принадлежат к разным Оренбургским заводам. Но число действительно разработанных рудников не столь велико, потому что здешняя руда по большей части не очень хороша. Наипаче показываются песчаные руды в песчаном слоице, и местами небольшие гнезда медного колчедана или богатой зелени».

В опубликованных записках членов экспедиции отмечается основательность и благоустроенность поселка, «где каждый из 300 домов состоит из 2-3 белых, чистых комнат, обитатели которых отличаются аккуратностью и чистоплотностью, в одевании бросается в глаза изящность, вкус, а в поведении людей, особенно женщин, чувство достоинства, немало у них украшений и драгоценностей». А посетившего слободу в 1774 г. И. П. Фалька поразили «трезвый образ жизни жителей, неравнодушие их к редкой домашней утвари, коврам, серебряной и фарфоровой посуде, которых у них немало» .

В конце XVIII в. слобода представляла собой крупный торговый центр Оренбургской губернии. В 1787 г. получила статус города – населения насчитывалось около 13 тысяч.

Деловой город со своими бакалейными, галантерейными, мясными лавками, торговыми рядами и ярмарками привлекал из далеких мест желающих поторговать своими товарами. Русские обычно привозили овощи, казахи — изделия из кожи, башкиры — рогожи, уголь, деготь, мед.

С первых дней основания слобода сохранила свою самобытную культуру, обычаи, уклад жизни. Развито здесь было просвещение. Первые мектебы и медресе открывались при мечетях. Среди преподавателей было немало тех, кто сам когда-то учился в Оренбурге, Бухаре, Стамбуле и Каире. Так, в 1809 г. посетившие училища Оренбургской губернии адъюнкт И. И. Запольский и магистр Казанского университета П. С. Кондырев докладывали, что «в слободе Татарской Каргалы, Сеитово тоже, каменных мечетей, весьма великолепных семь и две деревянные. При всякой мечети находится особливое татарское училище. Частью в покоях под самими мечетями, частью при них в особливых домах».

До XIX в. учащиеся получали религиозное образование, затем стали открываться и новометодные школы. Обучение (до конца XIX в.) велось в основном по рукописным книгам.

Мечеть Куш манара села Татарская Каргала

Значительное число книг везли из Бухары, где каргалинские купцы бывали весьма часто по торговым делам. Следует подчеркнуть, что каргалинские медресе одними из первых в Оренбургской губернии перешли на новый метод обучения. А в 1899 г. здесь открылись летние курсы для учителей, где прибывшим из разных губерний России преподавателям медресе разъясняли суть обучения по-новому.

Учиться в Каргалу приезжали из ближних и из дальних мест. Как говориться в одном из архивных документов, «учащиеся, кроме здешних и приезжие из других стран России, бывают из Хивы, Бухарин и разных Азийских княжеств, люди с различными познаниями и поступающие в училище для различных целей; сколько учиться — предоставлено на волю, есть ученики лет 45, а бывают, говорят еще и старше; учатся иногда малое время, иногда лет около двадцати, одни по охоте, другие для достижения духовного чина».

Люди, связанные с селом: Исмаил Бекмухамедов (XVIII в., род. и умер в Каргалинской (Сеитовской) слободе, в дальнейшем с. Татарская Каргала) — путешественник XVIII века; Рахматулла Янбулатов (1750-до 1831) – секунд-майор, мурза, князь, крупный землевладелец, участник русско-турецкой войны. В Каргале получали образование дети виднейших башкирских тарханов, казахских ханов и знатных татар. В разное время учились, жили и творили Утыз Имяни, Ибатулла Салихов, Сагди, Каргалый, Кадыри, Фатых Карими и другие впоследствии видные деятели культуры.

В настоящее время в селе действуют три мечети. Две исторические – Куш манара и Белая мечеть, а также новая – Ас-салям. Всего же в период с XVIII до начала XX веков в селе было построено десять мечетей: 1-я – в 1746 г., 2-я – в 1760 г., 3-я – в 1767 г., 4-я и 5-я – в 1773 г., 6-я – в 1790 г., 7-я – в 1792 г., 8-я – в 1795 г., 9-я – в 1884 г. и 10-я – в 1909 г. При мечетях действовали медресе и мектебы. Здания 8-й и 10-й мечети сохранились и действуют как мечети Куш манара и Белая.

Краткая информация о селе Татарская Каргала

Год основания: 1744. Регион: Оренбургская область. Телефонный код: 35331. Автомобильный код: 56. Почтовый индекс: 461431. Код ОКАТО: 53240834000. Разница во времени с Москвой: +2 ч. Население: 3800 чел.

Село Татарская Каргала или Сеитова слобода в Оренбургской области