Меню

Мечеть на мариупольской в казани

«Мало, что ли, места в городе!»: казанцы бунтуют против строительства мечети под своими окнами

Эхо противостояния в Екатеринбурге, где в боевом таране сошлись сторонники и противники строительства православного храма в сквере, раздалось в Казани. Жильцы домов на улице Ак. Павлова в Авиастроительном районе бунтуют против строительства мечети под своими окнами, где мусульманской общине выделили обширный земельный участок.

Стоит заметить, что в отличие от конфликта в Екатеринбурге, который в считаные дни разгорелся до федерального масштаба, конфликт по поводу строительства мечети на Годовикова в Казани тлеет уже много лет. Впервые «Вечерняя Казань» написала об этой ситуации в 2013 году: местные жители пожаловались в газету, что, не спрашивая их мнения и в обход всех санитарных правил, горисполком выделил участок под строительство мусульманского храма прямо под окнами их домов, к тому же эта земля — часть пришкольной территории. В ответ на запрос «ВК» в исполкоме тогда ответили, что жильцы правы лишь отчасти: школе эта земля не принадлежит, участок действительно передали в безвозмездное пользование приходу мечети «Рахматулла» сроком на три года, однако строить там ничего нельзя, пока не будут проведены публичные слушания, подготовлен проект и дано разрешение на строительство. Поскольку разрешения на строительство мечети на тот момент выдано не было, то после вмешательства прокуратуры и суда стройка благополучно заглохла, хотя на территории уже стоял деревянный сруб и забор из сетки-рабицы.

Новая попытка возобновить строительство мечети была предпринята в 2019 году и снова потерпела неудачу.

И вот спустя четыре года буквально за один день, в минувшую пятницу, тот самый участок вновь обнесли забором, теперь уже глухим, из профнастила. Вывешенный на заборе паспорт объекта гласит, что согласно выданному 23 января 2019 года казгорисполкомом разрешению к третьему кварталу 2022 года на улице Годовикова будет построена белокаменная мечеть с двумя минаретами и если кто-то хочет поучаствовать в богоугодном деле, то вот телефоны и расчетные счета для пожертвований.

В итоге жильцы окрестных домов, которые в принципе ничего не имеют против мусульманского храма, но категорически не хотят, чтобы культовое учреждение разместилось у них под окнами вместо деревьев и кустов, снова пошли в бой.

Вчера вечером двор дома № 23а по ул. Ак. Павлова гудел, словно разворошенный кочергой гигантский пчелиный улей: в надежде переубедить друг друга здесь встретились местные жители и представители мусульманской общественности, всего около 200 человек.

— Мы против! — гневно кричала блондинка средних лет в очках, угрожающе потрясая пальцем у носа молодого мужчины с характерной бородой и подвернутыми до щиколоток брюками. — Здесь будут ходить наши дети!

— А мы что, помойку здесь, что ли, строить собираемся? — пытаясь перекричать блондинку, напрягал связки мужчина.

— Да что же это такое? Почему все кричат? Что плохого в мечети? — громко причитала пожилая женщина в плотно повязанном на голове платке. — Мы живем в Татарии и имеем право на мечеть! Хотим и будем строить!

— Если бы тут церковь построили, вы бы так не выступали, — раздался из толпы уверенный мужской голос.

Ответом стал срывающийся на фальцет женский крик:

— При чем тут церковь-то? Мы не против татар, но это место для детской площадки, а не для мечети!

— Как ваш депутат я выясняю законность выделения данного участка, — попытался внести немного здорового конструктивизма в общий хаос депутат Казгордумы Марат Бикмуллин. — Если нарушения будут найдены, то мы будем обращаться в суд с требованием, чтобы данный землеотвод был отменен. Если нарушений нет, то закон не позволяет нам в одностороннем порядке расторгнуть договор. Если все по закону, то самое лучшее будет нам договориться с мечетью о том, как она будет выполнять требования, которые налагает на нее нахождение в жилом микрорайоне.

Гумар Агишев из дома № 19 на ул. Ак. Павлова напомнил, что весь этот путь жильцы уже проходили и прокуратура признала строительство незаконным. Да и что тут, дескать, искать нарушения, если по СанПиНам санитарная зона для культового объекта должна быть равна 50 метрам, а от окон дома до блестящего забора нет и двадцати!

— Вот такая ситуация. Пусть строят! Или мечеть, или храм, или синагогу, или пагоду, но пусть строят не там, где наши дети растут. Не учли мнение жильцов, нахально поставили в течение суток этот чертов забор. Воткнулись на пятачке! Места, что ли, мало в Казани! — возмущался Агишев, и нестройный хор одобрительных голосов его поддерживал.

— Я живу на улице Трамвайной и работаю на заводе в Авиастроительном районе, — взял слово от защитников мечети Ильдар Зарипов. — В пятницу я езжу в ближайшую мечеть на Мариупольской. Но там очень много людей. Там есть основное помещение, и оно полностью бывает занято. Есть еще отдельный зал для женщин, но последние лет десять там тоже молятся мужчины. В месяц Рамадан собирается так много людей, что все пришедшие не умещаются ни в основном зале, ни в дополнительном, и мы спускаемся в подвальное помещение. Чуть опоздаешь — и места вообще нет. Что касается места, где хотят построить мечеть, там всегда была заброшка. Мне 28 лет, и я всю жизнь живу в Авиастроительством районе. В школьные годы приходил сюда на баскетбольную площадку — всегда здесь сидели в основном люди в подпитии. Никогда никому это место не было нужно, никто не выходил с инициативой, чтобы его облагородить. Школа тоже никаких шагов не предпринимала. Но как только решили построить мечеть, оказалось, что это очень ценное и важное место, и люди начали протестовать.

Ругались сторонники и противники долго, не охладил их пыл даже мелкий холодный дождичек. Окончательно разошлись лишь спустя почти два часа, каждый уверенный в своей правоте.

Смотрите так же:  Ходить в мечеть женщине

Мечеть «Рахматулла»: за и против

Сход жильцов по поводу строительства мечети «Рахматулла»

No media source currently available

Сход жильцов по поводу строительства мечети «Рахматулла»

Вчера, 22 мая, противники строительства мечети «Рахматулла», которую предполагается построить на пересечении улиц Симонова и Годовикова в Казани, ?вновь устроили сход. Сторонники строительства также присутствовали. Корреспондент «Idel.Реалии» выслушала аргументы обеих сторон.

На сход ждали главу районной администрации. Но он не приехал. Местную власть представляли два человека: директор школы № 62 Татьяна Габдрахимова и депутат Марат Бикмуллин. Не считая многочисленных полицейских, которые, впрочем, молча следили за происходящим.

Поначалу сход, состоявшийся за школьной хоккейной площадкой, и вовсе напоминал родительское собрание: Татьяна Габдрахимова пожурила собравшихся за то, что кто-то указал: встреча пройдет в школе. И — не в первый раз — попросила не делать дырки в заборе.

Габдрахимова объяснила: в 2001 году мэрия Казани передала во временное пользование школе территорию, где сейчас предполагается строить мечеть. Через пять лет (на такой срок передавался участок) его у школы забрали. В 2011 году город передал часть территории мусульманской организации.

— Я подняла документы. Школе этот участок никогда не принадлежал, — подытожила директор.

Депутат Казанской городской думы Марат Бикмуллин (Караваевский избирательный округ, фракция «Единая Россия») заверил: его команда занимается тем, чтобы выяснить правовые основания выделения земельного участка и выдачи разрешения на строительство.

После того, как картина прояснится, сообщил Бикмуллин, «мы будем или действовать через суд, или договариваться».

Дальше, как и двумя днями ранее, общение свелось к ожесточенной перепалке.

Какие аргументы приводят противники строительства мечети? Тех, что могут лежать в области права (и соответственно, стать доводами в суде, если до него дойдет) — два.

Первый — принадлежность участка школе (но, напомним, по словам директора, это не так).

Второй — несоответствие санитарным нормам и правилам (СанПиН). На это обстоятельство (не соблюдено расстояние в 50 метров) участники встречи ссылались многократно, но пояснить о каких именно нормах идет речь, не смогли.

По всей видимости, имеется в виду СанПиН 2.1.2882-11 «Гигиенические требования к размещению, устройству и содержанию кладбищ, зданий и сооружений похоронного назначения».

Пункт 2.10. гласит, что «расстояние от зданий и сооружений, имеющих в своем составе помещения для хранения тел умерших, подготовки их к похоронам, проведения церемонии прощания до жилых зданий, детских (дошкольных и школьных), спортивно-оздоровительных, культурно-просветительных учреждений и учреждений социального обеспечения должно составлять не менее 50 м».

В 2019 году в Барнауле суд привлек к ответственности приход храма во имя равноапостольной княгини Ольги за то, что это расстояние не было соблюдено. Внутри храма, указывается в решении суда, находилось «помещение похоронного назначения». Отпевать в церкви суд запретил (в этом и состояло наказание).

Что раздражает противников строительства мечети? Ключевых обстоятельств — также два.

Первое — участок мал и зажат между домами. Капитальное строение (неважно, какое) будет его загромождать. На сходе собирали подписи за строительство детской и спортивной площадок вместо строительства мечети.

Второе — во время пятничных намазов дворы и проезды будут забиты автомобилями.

Уточним, что за несколько часов до схода Совет аксакалов Духовного управления мусульман Татарстана пообещал, что на территории мечети «Рахматулла» не будут проводиться обряды ритуального жертвоприношения и не будет использоваться звукоусиливающая аппаратура во время призыва на намаз.

ДУМ прокомментировало ситуацию вокруг мечети, строительство которой вызвало споры

— На данном этапе везде все застраивается. Детских площадок нет. Мы хотим, чтобы здесь была хорошая детская площадка открытого типа, — обосновал свою позицию Роман Киселев, выступающий против любого капитального строительства.

Он убежден: это территория школьного двора.

— Здесь рос я сам. Здесь играли мои дети, — объяснил он.

Какие контрдоводы у сторонников строительства мечети?

Ключевой — один. Острая нехватка мечетей в округе.

— В нашей мечети на Мариупольской, куда я езжу, очень много пенсионеров, которым тяжело добираться. Я сам лично развожу по домам. На ночной намаз не могут прийти. На утренний, — рассказал сторонник строительства Руслан (живет на Лукина, 11).

Всей округе «был бы плюс», считает Руслан.

— Мы не пьем, не курим. Сами собираем на строительство деньги. Что город дал, то и взяли. Мы ни с кем не боремся. На всё воля Аллаха. Если суд решит не в нашу пользу, даже посодействуем в строительстве детской площадки. Я лично буду содействовать, — пообещал собеседник.

На то, что мечетей в округе нет, ссылается Совет аксакалов. В опубликованном вчера комментарии отмечается, что «на сегодняшний день» в Авиастроительном районе Казани «действует пять мечетей», «все они находятся в отдаленных поселках» и это «свидетельствует об острой нехватке мечетей в данном муниципалитете».

Кроме того, обещает Совет, «на месте со строительством духовного учреждения планируется благоустроить прилегающую территорию и установить игровую площадку, доступную для всех детей».

Соавтор проекта мечети «Рахматулла» Искандер Насыров, также участвовавший во встрече, заверяет: все нормы, которые положено соблюсти, соблюдены. Иначе бы проект не согласовали и не выдали разрешение на строительство.

В частности, уточнил он, соблюдены нормы по противопожарному разрыву (расстояние между строениями, зависит от разных факторов) и по инсоляции.

Что касается СанПиН 2.1.2882-11 (еще раз подчеркнем — мы только предполагаем, что речь идет о нем), в случае с мечетью «Рахматулла» он не применим: обряда прощания с усопшими здесь отправлять не будут.

Насыров добавил, что после того как конфликт вспыхнул, проектной группе звонили из УАиГ. Сказали, что еще раз в срочном порядке перепроверили все расчеты и убедились, что они верны.

Кроме того, рассказал архитектор, в Казани не хватает порядка 80 мечетей. Эти расчеты, пояснил он, опираются, в частности, на исследования РИУ. Если бы недостатка в мечетях не было, нагрузка на каждую была бы меньше и не наблюдалось бы большого скопления людей (возможно, только в Соборной мечети).

Смотрите так же:  Крит мечети

Марат Бикмуллин предложил встретиться в следующий раз 27 мая. К этой дате сторонники мечети пообещали своим оппонентам подготовить строительную документацию.

Строительство Соборной мечети в Казани: что известно на данный момент

В Казани построят Соборную мечеть, которая должна стать духовным центром мусульман Татарстана и самым большим подобным объектом в республике. В том, кто и на какие средства построит мечеть, разбирался Inkazan.

В марте этого года экс-мэр Казани, председатель совета учредителей Болгарской исламской академии Камиль Исхаков заявил, что идея строительства Соборной мечети в столице Татарстана появилась еще восемь лет назад. Тогда город вел другую масштабную стройку, готовясь сначала к Универсиаде, затем к чемпионату мира по футболу.

В сентябре 2019 года о необходимости строительства Соборной мечети в Казани заявил муфтий РТ Камиль Самигуллин. В октябре появилась соответствующая петиция, адресованная главе РТ Рустаму Минниханову и мэру города Ильсуру Метшину. Тогда же официальный представитель Казанского Кремля Лилия Галимова заявила, что власти РТ рассматривают такую возможность.

Нужна ли Казани Соборная мечеть?

Самигуллин заявил Inkazan, что есть разные мнения о целесообразности строительства Соборной мечети. Однако инициатива вызвана объективным положением дел — существующие религиозные учреждения не вмещают всех желающих. Опрос имамов осенью 2019 года показал, что джума (пятничный) и гает-намазы (на Ураза-байрам) посещают 33 тысячи человек.

«На праздничных намазах во время Курбан-байрама и Ураза-байрама мечети переполняются так, что мусульманам приходится занимать даже женские залы», — сказал муфтий РТ. Мечеть планируется построить вместимостью минимум на 10 тысяч человек. По словам Самигуллина, она заполнится в первый же намаз.

Внешний вид VS содержание

«По моему мнению, нужно рассматривать возможность использования здания Соборной мечети не только для религиозных, но и научных, образовательных, воспитательных, культурных мероприятий», — сказал Самигуллин. Он добавил, что в работе мечети более важное значение имеет ее содержательная часть, нежели архитектура, но сказал, что она должна «радовать глаз».

Муфтий отметил, что татары традиционно строили несколько видов мечетей. «Аль-масджид» – в ней читался ежедневный пятикратный намаз. «Аль-джами» – мечеть, где совершались джума-намазы. «Аль-джами аль-кабир» – главные городские мечети, которые выделялись своей величиной и монументальностью. В крупных городах существовали еще «мусалля», — сказал он.

«Можно сколько угодно рассуждать о стилистике архитектуры татарской мечети – главное, чтобы она по содержанию была татарской. Речь, духовные ориентиры, традиции, махалля – вот что определяет татарскую мечеть, в первую очередь», — заявил Самигуллин.

Митрополит Казанский и Татарстанский Феофан положительно оценил идею строительства Соборной мечети. «Я всегда отношусь доброжелательно, мы с ним (с муфтием РТ Камилем Самигуллиным – Inkazan) трудимся вместе, воспитываем вместе в духе любви и взаимоотношений. А где и как – это вопрос умы мусульманской», — заявил он Inkazan.

Где построят Соборную мечеть?

Построить мечеть предлагали на месте парка Тысячелетия. Рассматривалась площадка под обанкротившейся обувной фабрики «Спартак» или на берегу Казанки. В ноябре прошлого года Галимова заявила, что с местом ее расположения еще не определились, но мечеть будет расположена в центре города.

В Казани горожане в очередной раз выступают против строительства мечети

В Казани жители выступают против строительства мечети во дворе жилого дома на улице Симонова, жалуясь в исполком и прокуратуру. Это не первое подобное противостояние, однако все предыдущие закончились не в пользу горожан, не желающих соседствать с религиозным учреждением.

Впервые ММРО «Приход мечети «Рахматулла» обратилась к городским властям с просьбой выделить участок под строительство мечети в Авиастроительном районе в 2007 году. В то время здесь было несколько свободных территорий, однако на них уже было запланировано возведение жилых и инфраструктурных объектов.

В 2011 году исполком Казани предоставил участок на пересечении улиц Годовикова и Симонова в безвозмездное пользование на три года. Управление должно было обратиться к городским властям для организации общественных слушаний по поводу строительства объекта. Территорию оградили забором.

Однако это вызвало недовольство части местных жителей. Они заявили, что участок принадлежал школе. В ДУМ РТ сообщили, что «учебным заведением участок никоим образом не использовался» и «находился в плачевном состоянии и стал местом складирования мусора от алкогольных напитков, использованных шприцов и собачьих экскрементов».

Управление за короткое время собрало более 300 подписей жителей округи в поддержку строительства мечети. Противники возведения культового учреждения пожаловались в исполком на непроведение общественных слушаний. Результаты проверки ушли в прокуратуру и Госстройнадзор РТ. В конечном счете суд приостановил строительство.

Повторное постановление о выделении участка ДУМ РТ исполком Казани опубликовал в 2019 году. В 2019-м была предпринята новая попытка начать строительство, когда было обнародовано постановление о проведении публичных слушаний. Тогда возведение культового объекта тоже не началось. К проекту вернулись в мае этого года.

30 апреля этого года стало известно, что компания «Ханский дом» начала строительство мечети по адресу улица Симонова, 2. Участок оградили, на заборе появился паспорт объекта. На этой неделе жители соседних домов вышли на улицы с требованием остановить строительство. В толпе присутствовали как его противники, так и сторонники — всего около 100 человек.

На место приехал депутат Казгордумы Марат Бикмуллин . Впоследствии в группе «ВКонтакте», посвященной строительству мечети было опубликовано сообщение его помощницы Алсу , которая заявила, что был проведен опрос собственников 40 квартир в соседних с участком домах, жители 36 из них высказались против возведения мечети.

«Сейчас наша задача провести общественную экспертизу на законность предоставления участка для строительства мечети. Для этого мы создали группу из заинтересованных (за/против) людей. Изучайте документы сами, задавайте здесь вопросы, подключайте в группу специалистов, юристов, земельщиков», — написала она в чате в WhatsApp.

Сообщение о необходимости проведения проверки, по словам Алсу, было направлено в исполком Казани и прокуратуру. «По итогу экспертизы и проверки в случае, если будут выявлены нарушения, мы обратимся в суд об отмене строительства мечети, если нарушений нет, то проведем встречу жителей и представителей мечети», — сказано в сообщении.

Отмечается, что в таком формате предстоит выработать договоренности по поводу размещения объекта близ жилых домов. Все три попытки начать строительство объединяет не сопротивление граждан возведению культового объекта, а их заявления о нарушении санитарных норм, согласно которым от стены дома до религиозного учреждения должно быть не менее 50 метров.

Смотрите так же:  Мечеть химки

В данном случае, как неоднократно говорили сами жители, расстояние составляет только 20 метров. Несмотря на это, согласно информации на паспорте объекта, исполком Казани выдал разрешение на строительство 23 января этого года. Найти это постановление в сборнике официальных документов и открытом доступе не удалось.

Возведение мечети должно стартовать во втором квартале текущего года и завершиться в третьем квартале 2022-го. На эти цели собираются пожертвования — реквизиты банковской карты, на которую можно перевести деньги, также указаны на стенде. Там же напечатан номер имама будущей мечети Рустама Ясавиева .

«Когда начинаешь такое дело, сначала нужно собрать команду, чтобы привлечь средства. Это долгие годы кропотливой работы, работы с людьми, поэтому пришлось набрать команду единоверцев, единомышленников», — заявил он Inkazan. По его словам, инициатива о строительстве мечети шла от верующих жителей.

На 70 тысяч человек жителей центральной части Авиастроительного района нет ни одной мечети. Имам сообщил, что мечети, которые находятся в поселках, переполнены. Ясавиев заявил, что сейчас информационный поток о сборе средств на строительство не силен — сведения только начинают распространять в интернете и СМИ.

Сейчас законность получения разрешения на строительство проверяет прокуратура. «Это нормальный рабочий момент», — сказал имам. Он сообщил, что 450 квадратных метров на территории мечети будут отданы под доступную для всех жителей района детскую площадку, рядом появится артезианская скважина.

Нарушение санитарных норм — не единственная претензия противников строительства. Горожане опасаются, что им будут мешать звуки, исходящие от мечети, например, призыв на молитву, который традиционно доносится из громкоговорителей. В ДУМ РТ заявили, что в этом учреждении не будет использоваться звукоусиливающая аппаратура.

Впрочем, законодательство Татарстана не предусматривает наложение ограничений на соблюдение тишины в ночное время на религиозные организации. В 2010 году это стало поводом обращения Дмитрия Фролова , проживавшего на улице Павлюхина близ мечети «Энлиер» в Конституционный суд РТ.

Он оспаривал то, что закон «о тишине» не распространяется на юридические лица при осуществлении ими религиозных обрядов в рамках канонических требований, и требовал принудить Госсовет РТ внести изменения в законодательство. То есть запретить мечетям использовать звукоусиливающую аппаратуру. Однако в 2012-м суд встал на сторону Госсовета.

Жители улицы Симонова также высказали опасения, что в дни религиозных праздников на территории мечети будет проводиться забой животных, что ухудшит санитарную обстановку. В ДУМ РТ пообещали, что обряды ритуального жертвоприношения на территории данного учреждения проводиться не будут.

Это не единственный случай, когда казанцы выступают против строительства мечети. В 2019 году жителей улицы Хороводная в Вахитовском районе пригласили на общественные слушания по вопросу возведения культового учреждения на соседнем с их домом участке. Были собраны подписи против строительства, людям сообщили, что их мнение учтено.

Жители заявляли, что появление мечети судит проблемы с парковкой, ухудшение санитарного состояния из-за забоя скота. «Мы не против религии, но мы против строительства любого религиозного сооружения, будь то мечеть, синагога или буддийский храм», — сказал Inkazan один из противников строительства. Однако возведение мечети началось.

Экс-заместитель муфтия РТ Рустам Батров заявлял, что людей беспокоит сама идея близости мусульманского молельного дома, потому что приверженцев этой религии связывают с экстремистскими течениями. Однако он отметил, что инициатором строительства не стоит настаивать на продолжении работ, если это вызывает негативный отклик.

Тогда активисты сообщали, что договорились с застройщиком, который пообещал найти альтернативный участок для возведения мечети в этом районе. Тем не менее, работы продолжились . На данный Момент строительство завершено, мечеть является действующей и располагается по адресу Хороводная, 58.

Опасения жителей, о которых говорил Батров, объяснимы: в 2013 году силовики закрыли мечеть на улице Декабристов, 111, переделанную из котельной. Люди сообщали не только о шуме, но и о подозрительных личностях. Впоследствии сообщалось, что ее посещали приверженцы террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (запрещена на территории РФ).

Тогда старое здание мечети сравняли с землей и объявили о реконструкции — фактически новом строительстве. Жители выступили против, во-первых, из-за нарушения санитарных норм — до жилых домов от мечети менее 10 метров, во-вторых, из-за опасений возникновения шума. Они обращались в исполком города и прокуратуру, но мечеть построили.

Обсуждение развернулось и вокруг места строительства Соборной мечети, которая должна стать главной для мусульман Татарстана по аналогии с Храмом Казанской иконы Божьей матери у православных. Были высказаны разные предложения: возвести ее на месте парка Тысячелетия, обувной фабрики «Спартак» и даже национального культурного центра «Казань».

В апреле этого года стало известно, что мечеть могут построить в буферной зоне Казанского Кремля, на противоположном от него берегу Казанки. Зампредседателя общества охраны памятников Фарида Забирова заявляла, что это будет «большой проблемой». Тогда ситуацию прокомментировала официальный представитель Казанского Кремля Лилия Галимова .

Она заявила, что строительство будет вестись с учетом мнения населения, а на данный момент окончательного решения по этому вопросу нет. Сегодня Галимова прокомментировала возведение культового сооружения в Авиастроительном районе. По ее словам, глава РТ Рустам Минниханов в курсе сложившейся ситуации, в принятии решений он руководствуется интересами граждан вне зависимости от их вероисповедания, сказала она.

Галимова добавила, что найти решение проблемы можно только через компромисс. Впрочем, найти его могут люди, которые в этом задействованы. «У нас культовые учреждения, будь то православные храмы или мусульманские мечети строятся исключительно по запросу самих граждан. В этой части власть не принимает участие, ни в строительстве, ни в принятии решения», — заявила она.

По России прокатилась волна акций против строительства религиозных учреждений. Все началось 13 мая, когда жители Екатеринбурга вышли на стихийный протест против возведения Храма святой Екатерины на месте сквера у Театра драмы, потребовав сохранить зеленую зону. Акция переросла в столкновение сторонников и противников строительства.