Меню

Кремлевский дворец зал 3d

педагогическая практика

Интерактивные инструменты виртуального Кремля

Один из самых амбициозных отечественных интерактивных проектов это сайт «ОТКРЫТИЕ КРЕМЛЯ. Виртуальные туры», являющийся составной частью портала «Президент России». Технология интерактивной фотопанорамы здесь близка к совершенству.

Сайт стал доступным пользователям летом 2006 года. Виртуальные экскурсии включили 51 панорамное и полупанорамное изображение высокого качества, представленное на сайте в пяти разделах: «Кремль с высоты птичьего полета», «Улицы и площади Кремля», «Сенатский дворец», «Большой Кремлевский дворец» и «Куранты».

Виртуальные туры знакомят не только с хорошо известными достопримечательностями Московского Кремля, но и с закрытыми для массового посещения объектами, входящими в комплекс кремлевской резиденции Президента РФ.

Это придаёт особую значимость проекту.

Панорама прокручивается на 360 градусов. Изображение можно приближать и удалять, выбирать направление движения. Причем можно пользоваться не только традиционными для интерактивных фотопанорам командными кнопками, но и левой кнопкой мыши для передвижения и скроллером мыши для приближения или удаления объекта.

1 сентября 2009 года открылась обновлённая версия президентского портала. Ссылка на виртуальные туры сменилась с openkremlin.ru на tours.kremlin.ru. Однако на количестве и качестве виртуальных туров это не отразилось.

1. Хорошая, интуитивно понятная навигация. Очень легко перейти от одной интерактивной фотопанорамы к другой. Как правило, это своеобразное продолжение виртуальной прогулки. Впрочем, пользуясь главным меню, в каждом из пяти разделов вы сможете найти интересующий вас объект и передвинуться сразу туда.

2. Карта-навигатор с локатором.

Карта помогает быстро разобраться с местоположением и оперативно перейти к другому объекту. Полупрозрачный луч желтоватого цвета — своего рода локатор, определяющий направление перемещения.

Можно передвигаться с помощью локатора, чтобы получить представление о направлении движения.

Карту легко сворачивается, если мы не хотим, чтобы она закрывала часть изображения.

3. Контекстная информация.

Щёлкнув по командной кнопке I, занимающей среди кнопок крайне правое положение, вы можете получить подробную текстовую информацию о выбранном объекте.

4. Закадровый голос А. Баталова.

24 панорамы сопровождаются бархатным голосом народного артиста СССР А.В. Баталова. Это придаёт виртуальным турам особую теплоту. Алексей Владимирович с большой ответственностью и с особым трепетом отнёсся к участию в проекте.

«Дорогие посетители сайта! Помогая коллегам в работе над этим проектом, я сам с интересом прошел всю виртуальную экскурсию по Московскому Кремлю — от начала и до конца. Конечно, я бывал в Кремле много раз, видел и его великолепные дворцы — в строгом, сером убранстве прошлых десятилетий. Видел и их возрождение. Но то, что можно найти здесь, на этом сайте, действительно уникально. Удивительно, насколько красива Москва, если взглянуть на нее с купола Большого Кремлевского дворца. А какой тонкий, сложный механизм скрывается за стенами Спасской башни! К сожалению, ни одна настоящая экскурсия не покажет вам того, что можно увидеть здесь. Но к счастью — есть этот виртуальный тур… Московский Кремль живет, его история не прерывается. И его появление в Интернете — это, наверное, тоже продолжение истории, это небольшой шаг в будущее».

1. Видимо, для 2006 года это был, действительно, уникальный проект. Однако в наши дни не может не огорчать качество изображений. Создателями сайта подчёркивается, что любой объект можно «рассмотреть вплоть до мелких архитектурных деталей и фрагментов интерьера».

На самом деле после нескольких щелчков на увеличение мы получаем размытую картинку.

2. Управляющие кнопки «вверх», «вниз» имеют крайне маленький диапазон перемещения в другой режим. Обзор крайне ограничен. Мы не имеем возможности даже охватить всю высоту стен зданий и залов.

А в 20-ти панорамах вертикальные кнопки вообще бездействуют.

«Вид с крыши «дома на Набережной», «Вид с храма Христа Спасителя»,

«Рабочий стол Президента», «Рабочий кабинет Президента»,

«Президентская библиотека», «Выставочный зал. Ордена и медали»,

все панорамы Большого Кремлёвского дворца: «Южный вход», «Аванзал», «Георгиевский зал. Общий вид», «Георгиевский зал. Проход в Александровский зал»,

«Александровский зал», «Андреевский зал. Фрагмент», «Владимирский зал», «Лестница в терема», «Терема. Престольная палата», «Святые сени», «Красное крыльцо», «Грановитая палата», «Внутренний двор», «Под куполом БКД».

Получается, что посетитель виртуального Кремля обделён. Он не видит всего убранства, не может полюбоваться украшенными потолками, роскошными паркетами.

Очень жаль, что создателям такого замечательного ресурса не хватило терпения и усердия закончить на высокой ноте такой замечательный проект.

Александр Можаев

В глазах широкой общественности древний Кремлёвский дворец представлен лишь двумя памятниками — Грановитой палатой да известными по фотографиям режимными Теремами. Ну да, нарядные вещички, даже пожалуй странные, но на царские хоромы из сказок Ершова да Пушкина явно не тянут. Не волнуйтесь, у нашего царя всё было нормально. Пёстрая крыша Теремного дворца, смутно проглядывающая меж громадами так называемых БКД и КДС — лишь вершина удивительного айсберга, затёртого глупыми и неуклюжими кораблями последующей современности.

Предлагаемый вашему вниманию материал основан на анализе фактов, разрозненных по ряду научных сборников. Полагаем, что краткое обобщение разрозненной информации о древней истории Государева двора послужит общему благу и поможет хотя бы представить былое великолепие этого обширнейшего, но почти полностью утраченного ансамбля.

Публикация в жанре архитектурного путеводителя по городу 17 столетия будет состоять из трёх частей, первая — жилые и парадные покои Кремлёвского дворца. Далее последуют казённые дома Государевой половины и прочие (патриаршие и боярские) дворцы и строенья. Названия полностью утраченных памятников в тексте будут выделены буквами . Подписи к картинкам всплывают при наведении курсора, сами картинки кликабельны. Итак, пройдёмте, а если вам покажется, что вы заблудились — сверьтесь с картой (экспликация здесь).

А. Жилые и приёмные палаты Государева двора.

Ансамбль построек Кремлёвского дворца начал складываться между нынешними Боровицкими воротами и Соборной площадью, вероятно, с конца 13 века (согласно данным археологии, ранее княжеский двор находился у Фроловских ворот). С конца 15 столетия дворец строится в камне, постепенно складываясь в сложную череду хозяйственных подклетов, над которыми поднимались объёмы парадных и жилых палат, главы домовых церквей. В описи середины 18 века отмечено: «В оном Кремлёвском дворце всех покоев и с погребами находится до тысячи номеров и не малое число открытых площадок или галерей».

На реконструкции дворцового комплекса начала 16 века, выполненной С.С.Подъяпольским, выделяются четыре основных блока: выходящая на площадь Грановитая палата, Набережная палата (ограничивает двор с юга), Золотая палата (с востока) и Постельные палаты (с севера). Здания соединялись переходами, имели множество крылец и всходов. В 16 веке велось каменное строительство в западной части внутреннего двора (Переднего, или Сытного), поэтапно обустраивался расположенный севернее Задний (Кормовой) двор. В начале 17 столетия комплекс дополнен южным Набережным двором с каменными постройками на склоне холма. В 3й четверти 17 в. ведётся активное строительство в западной части Заднего двора, на женской половине царской усадьбы.

Обмерные чертежи середины 18 века, выполненные командами Ухтомского и Бланка, позволяют представить всю сложность удивительного комплекса, окончательно сложившегося к концу 17 столетия: с лабиринтом подклетов (около двух сотен комнат разного размера и целым лесом колонн в основании Боярской площадки), с висячими садами, десятком дворцовых храмов и тремя большими внутренними дворами, обнесёнными переходами на аркадах. Парадный фасад смотрел на Соборную площадь, к Москве-реке была обращена садовая терраса, в северо-восточной части располагалась женская половина, вдоль западной границы участка тянулись хозяйственные постройки. В 1669 году к Государеву двору отошла усадьба И.Д.Милославского, расширив территорию дворца почти до Троицких ворот.

Древний дворец неоднократно перестраивался в 18 столетии, однако большая его часть была окончательно разобрана к 1840-м годам. Сохранившиеся фрагменты, чертежи и письменные источники позволяют в целом представить былое великолепие этого ансамбля.

ПАРАДНЫЕ ЗАЛЫ ДВОРЦА.

А1. Первой каменной постройкой дворца стал тронный зал Великого князя, получивший название Грановитой (Большой) палаты. Одно из самых богатых зданий русского средневековья было построено в 1487-1491 гг. итальянскими зодчими Марко Фрязином и Пьетро Антонио Солари. Изначально Грановитая палата имела иной образ — двойные «готические» стрельчатые окна, высокая кровля. Но главным отличием было то, что здание имело облик дворца-крепости — нижний ярус не имел дверей, руст продолжался до самого цоколя, а цоколь, ныне скрытый культурным слоем площади, имел вид мощного, вполне крепостного контрфорса. Не случайно иноземные послы называли дворец «замком Великого князя» — с юга, запада, и возможно с севера он был огорожен собственной зубчатой стеной, а с восточной стороны был доступен только избранным, поднимающимся на верхнюю террасу маршами парадных, отгороженных золочеными решетками лестниц.

Стены изначально были красно-белого цвета (сочетание белого камня и поверхности кирпичной кладки, крашенной суриком); в 1630-е здание получило более сложную полихромную окраску, а шатёр был позолочен. Известно, что до 1684 года под карнизом Грановитой находилась «подпись по медным листам» — царский титул, подобный подписям на главе Ивана Великого и на фасаде Золотой палаты, устроенный, вероятно, в 16 веке. В 1680-е шатёр кровли был расписан цветными с золотом узорами, но вскоре (1696) сгорел и более не восстанавливался.

В 1682 году зодчий Осип Старцев изменяет декор фасадов, украсив растёсанные окна резными наличниками без фронтонов. От итальянской редакции уцелело лишь круглое окно второго света на северном фасаде; исследованиями 2011 года в правой части фасада обнаружены также фрагменты двойного арочного окна и венчающего карниза, полностью переложенного при ремонте 1684 г. Ныне в верхней части фасда также находится загадочный бюст, ранее предполагалось, что он может быть портретом кого-то из итальянских мастеров. Исследования Г.Евдокимова показали, что это — один из водомётов, изначально бывших частью венчающего карниза здания.

Нижний этаж здания — хозяйственный подклет из пяти помещений, изначально не имевший входов со стороны Соборной площади. К четырем квадратным палатам примыкал подклет сеней, перекрытый коробовым сводом. Меж сенями и северо-западной палатой обнаружена арка, в которой располагалась печь. Во внутренней стене, разделяющей южные комнаты, изначально были окна (вероятно, для лучшего освещения части, затененной примыкающим с юга крыльцом).

Верхний этаж — огромный (459 кв. м при высоте в 9 м) одностолпный зал, украшенный золочёной ренессансной резьбою порталов и четырехгранного столба. Верхняя килевидная часть портала, по мнению А.В. Гращенкова, относится ко второй половине 17 века, а столб в настоящее время украшает весьма условная гипсовая имитация 1969 года, сделанная на основе фрагментов сбитого подлинника и слепка 19в. Древняя, конца 16 века «бытейная и аллегорическая» роспись палаты и сеней не сохранилась, нынешняя выполнена по её подобию в 1882 году.

С запада к залу примыкают просторные Святые сени, серьёзно переделанные в 19 веке (от 15-го сохранились лишь восточная и северная стены). На сводах Святых сеней располагается антресоль, в углах которой прежде были выгороженные Осипом Старцевым тайники — «две полатки для воровского от пришествия», «для поклажи древния утвари», с каменными стенами и деревянными потолками. Одна из них (южная) соединялась окном с пространством тронного зала, дабы за торжествами и приёмами могли наблюдать царица и царские дети (окно со «смотрильной решеткой» существовало и до строительства старцевских потайных полаток).

Смотрите так же:  Дворец ска карта

Фасад сеней, обращенный на Постельное крыльцо (позже — Боярская площадка), в 1680-е получил богатый резной декор, видимый на прижизненных изображениях площадки, хотя не исключено, что двойные окна по бокам двери могли быть изначальными. Дверь также пробита в 17 веке — в древности со двора в Сени попадали через небольшую комнату, находящуюся на стыке Постельных и Грановитой палат (включающий её объём хорошо виден от церкви Ризположения). Предполагают, что этот «лишний» угол, появившийся в процессе строительства Грановитой, свидетельствует об изменении замысла планировки дворца в самом конце 15 столетия, после смерти Антонио Солари.

Ранее считалось, что Постельное крыльцо, равно как и прочие галереи, окружавшие передний двор, изначально были открытыми. Однако нынешние исследователи предлагают иной вариант реконструкции, опираясь на исторические сведения о ремонте текущих кровель (1616). По этой версии двор украшала двухъярусная аркада, верхний ярус которой соединял церковь Рождества с Красным крыльцом Грановитой палаты. Исходя из этого предполагается, что верхняя площадка крыльца изначально также могла быть крытой.

Красное (Золотое) крыльцо, ведущее к сеням Грановитой палаты с Соборной площади, предназначалось для больших царских выходов. Его лестница была открытой, а на парапетах перил с левой стороны лестницы, на трёх площадках-отдыхах сидели золочёные изваяния львов. В 17 веке крыльцо было крыто кровлей на каменных столбах, с шатровыми и бочковитыми рундуками (следы их примыкания раскрыты на южном фасаде), но в 1680-х приняло знакомый нам облик парадной лестницы с декоративными арками входов. Фриз портала, украшенный аллегорическими изображениями всадника и дракона, относится к 19 веку, согласно изображению 1809 года, ранее здесь находились двое лежащих львов. Крыльцо перестроено заново в начале 1840-х, полностью разобрано в 1930-м и воссоздано в 1994 году.

А2. Южнее крыльца Грановитой палаты на площадь выходила ещё одна парадная лестница (Средняя, Золотая или Золотая решетка), бывшая входом в Великокняжеский дворец для послов нехристианских государств. Обе лестницы вели на Переднее крыльцо — открытую галерею, протянувшуюся вдоль восточного фасада дворца от Благовещенского собора до расписных Красных дверей (запирали выход на Постельное крыльцо позади сеней Грановитой палаты). В нижнем ярусе справа от Золотой решётки находилась арка Красных (Передних) ворот, которые прорезали дворцовый подклет и вели на дворцовый передний двор, к храму Спаса на Бору. В 17 веке, после расширения подклетов пристройками, образовавшими Боярскую площадку, длина этого проезда составляла около 40 метров.

В центре Переднего крыльца, правее Золотой лестницы, располагался богатый резной портал, который вёл в сени Золотой (Средней) палаты, построенной в 1499-1508 гг. итальянцем Алоизио де Карезано (Алевиз Фрязин). Сама Золотая палата, служившая для официальных приёмов, находилась к югу от сеней, а к северу располагались меньшие по размеру комнаты, именовавшиеся Проходной (позже Шатёрной) и Постельной «посторонь Проходной» палатами. Известно, что уже в 16 веке интерьеры перечисленных залов были расписаны (имеется опись сложных космогонических сюжетов, украсивших Золотую палату в 1547-м). При ремонте 1561 года были вызолочены кровли, по карнизу пущена золочёная титульная надпись «из подзорных штук». Также есть непроверенная информация о том, что во дворце появились каменные изваяния «по образцу Фидиевых».

С запада к Г-образной в плане Средней палате примыкали четыре небольших комнаты, известных по документам как «чердак Государыни Анастасии Романовны», очевидно пристроенные к основному объёму в середине 16 века (№№ 9-12 на вышеприведённой схеме Подъяпольского). Ещё западнее, ближе к Спасу на Бору, с начала 16 века располагалась стоящая на сводах подклета Столовая брусяная изба (в 1681 году Столовая перенесена в Набережные палаты). Её шатёр хорошо виден на приведённом выше рисунке из «Книги об избрании…» Это единственная достоверно известная деревянная постройка на переднем дворе 16-17 вв. По площади (по крайней мере в 17 веке) была сравнима с Грановитой. Имеется может и не вполне достоверное, но выразительное описание Столовой избы в 1599 году: «Палата так велика, что от дверей с трудом различишь, что делается в конце её. Своды и фонари поддерживаются через известные промежутки 40 деревянными золочёными колоннами, украшенными резьбой в виде крупных листьев и иных орнаментов; толщина колонн такова, что два человека с трудом могут её обхватить». Изба неоднократно возобновлялась, в частности, в 1662 г. Алексей Михайлович выстроил новую Столовую на подволоке которой было написано «звездотечное небесное движение, 12 месяцев и беги небесные», «блуждающие кометы и неподвижные звёзды».

В 1743 году верхние этажи юго-восточной части комплекса были разобраны при строительстве дворца по проекту Растрелли, подклеты окончательно ликвидированы в 1830-е. Однако недавно выяснилось, что часть северного фасада подклета Золотой палаты сохраняется до наших дней в составе дворца, выстроенного К.А.Тоном. В процессе исследований 1990-х была обнаружена кирпичная стена начала 16 века, сохранившая фрагменты двух дверей и четырёх окон (прежде смотревших на Постельные хоромы), а также следы первоначального терракотового декора.

А3. Набережные (Ответные) палаты ограничивали двор Великого князя с юга, стоя вдоль бровки холма. Высказывались мнения, что основаны они были ещё в 1484 (1487?) году Марко Фрязином, но достоверно известно, что здание было выстроено Алевизом (Алоизио да Карезано) в 1502-1508 гг. Двухэтажные на подвале палаты чаще всего использовались для рабочих дипломатических встреч и угощения рядовых участников посольств. Парадный этаж состоял из большой одностолпной палаты с востока (Сборная, Панихидная, с 1681 — Столовая), парадных сеней (Ответная палата, где послы получают ответ Государя) и двух помещений (малая палата и «комната, где бояре судят») к западу. При Ответной палате имелся тайник с круглой лестницей от северных переходов, откуда государь мог наблюдать за переговорами. По описи 1720-х пол в Ответной «гончарный, набран узорами».

С Соборной площади гости (только крещёные) попадали в Набережную палату по самой парадной из внешних дворцовых лестниц — паперти Благовещенского собора (её значение подтверждается тем, что выходящие на паперть порталы были убраны богатой ренессансной резьбой одновременно со строительством дворца), и далее поднимались открытым арочным переходом на широкую площадку между Набережной и Золотой палатами. Напротив дверей Набережной располагался вход в Столовую брусяную избу, использовавшуюся для приёмов и пиршеств. Отсюда ещё одна лестница (Фряжская, ибо примыкала к «погребам, что с заморскими питьями») вела вниз, на Сытный двор, к проезду под Сретенским собором.

Фасады здания были украшены тонким декором ренессансного характера, также зафиксированным обмерами Ухтомского. В 1990-е при реставрации подклета Грановитой палаты были обнаружены многочисленные обломки желтых и зеленых поливных изразцов, близких к изображенным на чертеже 1751 года. Исследователи связывают их с деятельностью артели, украшавшей фасады соборов Старицы и Дмитрова, и относят к перестройке дворца и Набережной палаты, произведенной в 1550-60-годы по указу Иоанна Грозного.

ЖИЛЫЕ ПОКОИ МУЖСКОЙ ПОЛОВИНЫ.

А4. Стилистически близки к Средней и Набережной палатам были построенные тогда же в северной части двора Постельные хоромы. Корпус сохранился и ныне составляет три нижних этажа Теремного дворца. Это подвал, подклет и жилые покои, выстроенные между 1499 и 1508 годами всё тем же Алоизио да Карезано. Исследованиями 1990-х установлено, что дворец имел выраженные черты ренессансной архитектуры, от терракотового и каменного декора до деревянных кессонированных потолков в жилых комнатах верхнего яруса (учёные люди предполагают, что подобные золоченые потолки тогда же дали название Золотой палате дворца). Подвал и подклет занимали ледники, кладовые (в 17 веке специализировавшиеся на питейных запасах Сытного двора), мыльни, мастерские и пр. Крайнее западное помещение изначально открывалось широкими воротами на обе стороны дворца, их назначение пока не ясно.

В плане дворец представлял вытянутое строение, верхний этаж которого образуют девять палат, объединённых в три пары просторными сенями. Сени имели выходы на оба продольных фасада, вдоль южного тянулась арочная галерея перехода (вероятно двухъярусная), к северному примыкали три каменных, вероятно вполне бытовых крыльца, спускающихся на хозяйственный двор. В нижней части главного, южного фасада обнаружены следы примыкания изящной аркады на прямоугольных столбах, которым вторили пилястры с резными капителями на стене здания.

Единственный доступный обозрению фрагмент древнего (восточного) фасада ныне смотрит в сторону Успенского собора. Он сохранил исключительно развитой ордерный антаблемент венчающего карниза и терракотовые наличники двух окон парадного этажа (среднее пробито позже). За этими окнами располагается Золотая Царицына палата, получившая название после особо роскошного благоустройства интерьера в 1589 году — на стенах частично сохраняется сюжетная роспись этого времени. Подпружные арки, разбивающие пространство «сферообразной храмины» появились при перестройках 17 столетия.

Резной портал входа в Золотую палату обращён в наиболее просторные из трёх сеней — Проходные (в 17 веке они именовались Жилецкой палатой, ибо в ней располагались близкие к государю дворяне-жильцы). Сени парадного этажа изначально были перекрыты сводами на резных каменных кронштейнах, жилые комнаты (как говорилось, изначально имевшие балочные потолки) перекрыты сводами в середине 16 века. Торцевая западная комната в парадном этаже Постельного дворца была в своё время известна как Приёмная палата Елены Глинской.

В 1630-е Постельные палаты стали нижней частью Теремного дворца (см. ниже) и получили название Мастерских палат.

А5. В западной части Государева двора, за алтарями храма Иоанна Предтечи, находилась самая загадочная часть дворцового комплекса, назовём её пока условно вторыми набережными палатами . И.Забелин предполагал, что в конце 15 века на этом месте, вместе с деревянными теремом, сенником и повалушей, стояли каменные приёмные палаты Софьи Палеолог и что именно они стали основой корпуса, стоявшего здесь до середины 18 столетия. Однако наверняка известно лишь то, что в 1560 году на бровке Боровицкого холма, к западу от Набережной палаты Иван Грозный «повелел делати двор особный детем своим» с домовым Сретенским собором и Хоромами царевичей (этим словом называли как деревянные, так и каменные постройки, так что в принципе речь могла идти и о рубленных теремах, и о палатах, и о покоях на каменном подклете). На краю холма образовался ещё один прямоугольный двор, с севера ограниченный хоромами и собором, стоящим над проездом к Сытному двору, а с юга — располагающимися уровнем ниже хоромами «на взрубе» (то есть на укреплённом склоне холма). Впрочем, П.Сытин объединяет верхние и нижние хоромы вместе, т.е. предполагает, что Хоромы царевичей располагались именно на взрубе.

На рубеже 16-17 веков эта часть дворца была перестроена Борисом Годуновым. На относящемся к этому времени плане «Кремленаград» показано гульбище на аркаде, протянувшееся вдоль фасада жилых палат у Сретенского собора (выстроенных заново или вобравших в себя каменную основу Хором царевичей) и красивая лестница, спускающаяся от собора во двор. К южному торцу палат также примыкала лестница, ведущая на верхнюю террасу Запасного дворца. На планах 18 века показано ещё одно крыльцо у заднего фасада, которое вело от Иоанна под Бором в сени второго этажа палат, а также в верхнее помещение башни Гербовых ворот.

Смотрите так же:  Дворец генерал-губернатора в москве

На чертеже 1751 года здание изображено двухэтажным на подклете, но уже с полностью обезличенным фасадом. Характерно, что в литературе у этого явно выдающегося памятника (ранней дворцовой постройки, размерами сопоставимый с Постельными палатами) нет устоявшегося названия. То ли это перестроенные Хоромы царевичей, то ли верхний (и в таком случае главный, но никогда так не называемый!) корпус Запасного дворца Годунова. В 17 веке здание называлось просто «палатами у Боровицких ворот», его занимали дворцовые мастерские, в том числе Иконный терем (именно так оно подписано на схеме Бартенева). В подклетах располагались производственные палаты «водочного сидения», в западном торце здания — Резные и Столярные палаты, с 1681-го их место заняла царская аптека, в 1699 — Бурмистрская палата (Ратуша). Однако в документах 1702 года к западу от Сретенского собора поминаются Разстригинские палаты. Можно предположить, что причиной забвения постройки стало то, что во время правления Лжедмитрия она была частью примыкавших к ней с юга «блуднических палат» (см. ниже), считалась осквернённой и впоследствии не использовалась для жилья и приёмов.

А6. В 1601-1603 годах на месте хором «на взрубе» Борисом Годуновым также выстроеныдвухэтажные на подклете каменные палаты глаголем, получившие название Запасного дворца (высказывалось предположение, что строительством мог заведовать «государев мастер» Фёдор Конь). Название, вероятно, связано с тем, что Годунов затеял стройку с основной целью занять работой голодающее и склонное к бунту население, про запас. Тем не менее, это была крупнейшая дворцовая постройка России того времени, протяженность южного фасада составляла более 100 метров. В подклетах южного крыла дворца, врезанного в склон Боровицкого холма и игравшего роль подпорной стены, располагались погреба и мастерские, в том числе Монетный двор.

Монолитный объём Годуновского дворца стал как бы пьедесталом для поднимающихся позади него хором и дворцовых храмов. Недолгое время композицию дополняли жилые деревянные покои царя Бориса — вероятно, их сложный трехчастный объем изображен правее Колымажных ворот на «Кремленаграде». Хоромы то ли примыкали к Дворцовому приказу с запада и имели каменный подклет, то ли были надстроены над приказом, т.к. имеется сообщение 1606 года о «каменном фундаменте деревянного дома Бориса, сломанного по приказанию Дмитрия». Образ Запасного дворца окончательно оформился в 17 веке, когда его скатная кровля была заменена гульбищем-садом, лежащим в уровне дворцовых переходов.

Прямо за апсидами церкви Иоанна Предтечи под Бором находилась изгибающаяся под прямым углом въездная арка, называемая Кривыми воротами — через неё попадали в окруженный галереями двор Запасного дворца. Другие ворота, обращенные со двора к востоку, позже стали входом в Нижний набережный сад.

В 1605 году Лжедмитрий I возвел на сводах Запасного дворца бревенчатые хоромы «на польский манер» (вероятно, это определение в первую очередь относилось к роскошно убранным интерьерам). После смерти Самозванца избранный боярами царь Василий Шуйский, не пожелав жить в оскверненных лжецарем «блуднических палатах», разобрал их и на том же месте соорудил для себя и царицы «брусяные хоромы». Но уже в 1623 году царь Михаил Романов обустроил на сводах Верхний Набережный (Красный) сад, в котором росли фруктовые и декоративные деревья (к началу 18 века — полторы сотни, не считая кустарников), располагался выложенный свинцом пруд, а также фонтаны, снабжавшиеся водой из водопровода, устроенного в 1633 году Христофором Галовеем.

От Гербовых ворот в Верхний сад вела открытая лестница, примыкавшая к торцу палат у Сретенского собора (Разстригинских). Сад окружала стена с равномерно расставленными 109-ю проёмами, через которые открывалась панорама Замоскворечья. По углам Верхнего сада в последней четверти 17 века были построены две небольшие палаты «что на дворце», исполнявшие роль садовых павильонов. А.С. Гращенков полагает, что в период между 1667 и 1682 фасад дворца мог быть украшен белокаменным, раскрашенным и позолоченным фризом с титульной надписью, обломки которого обнаружены в восточной части Тайницкого сада.

В 1681 году с востока к Запасному дворцу примкнула ещё одна садовая терраса, устроенная на более старых каменных подклетах и окруженная оградой с окнами и решетками — Нижний набережный сад. Со стороны Тайницких ворот к ней примыкала круглая угловая башня и при ней четыре украшенных живописью палаты. Каменная ограда сада также была расписана изнутри «преспективным письмом», исполненным иноземным мастером Петром Энглесом.

Запасной дворец в основном был разобран в 1770 году, однако на акварели Ф.Алексеева 1800 года ещё можно видеть руины его могучего белокаменного подклета.

А7. Одним из символов возрождения столицы после смутного разорения стало строительство нового царского дворца, поднявшегося в самом центре ансамбля в 1635-1636 годы. Терема возвели на сводах Постельных палат для царя Михаила Федоровича взамен существовавших ранее деревянных жилых этажей (например, упоминается строительство Постельных избы и комнаты после пожара 1619 г. и достройка к ним двух мыленок, избушки и сенничка в 1624). Терема строили каменных дел мастера Бажен Огурцов, Антип Константинов, Трефил Шарутин и Ларион Ушаков. Вместе с надстройкой высота здания составила пять этажей на подвале. Дворец обрел характер ступенчатой пирамиды с тремя ярусами гульбищ. Он возвышался над старыми палатами и был кульминацией всего комплекса. Здание, во многом новаторское для русской архитектуры того времени, Адам Олеарий называл «великолепным дворцом на итальянский манер».

Нижний ярус занимали служебные и деловые комнаты (в разные годы здесь также находились «мыленка» и «потешная палатка» царевича). Средний ярус Теремов — жилые и приёмные покои Государя: Передняя (она же Проходные сени, Трапезная), Думная (Соборная, Крестовая), Престольная (Золотая, Государева комната, кабинет, при ней — Буфетная комната) и Моленная (при ней Опочивальня). Венчает здание Теремок (Каменный чердак) с круглой смотрильной башенкой, построенный для царевичей, но бывший также залом заседаний боярской думы. Его окружает открытое гульбище, именовавшееся Верхним каменным двором — самая недоступная терраса Дворца, с которой Государь мог лицезреть свой город.

Отделка интерьеров Теремов в основном относится к 1830-40 гг., воспроизводя в общих чертах характер убранства 17 века. Тогда же к Теремку с северо-востока была пристроена стилизованная шатровая лестничная башня, а с запада — входной тамбур у смотровой вышки.

Фасады надстройки украшены богатой каменной, в т.ч. сюжетной резьбой и поливными изразцами (в значительной степени реплики 19в.). Нижний этаж Теремов изначально не имел резьбы, его окна оформляли простые наличники с чередующимися полукруглыми и треугольными фронтонами. Существующий резной декор этого яруса выполнен в 1830-е, также как и наличники на заднем фасаде среднего яруса (на «дореставрационных» чертежах он имеет иную расстановку окон).

С востока в Терема вело парадное Золотое крыльцо, полностью переложенное в 1843 г. и скрытое в интерьере тоновской пристройки. С запада к дворцу примыкает домовая церковь Рождества Богородицы на Сенях, строившаяся поэтапно, с конца 14 до конца 17 столетия. Видимо, в 16 веке у её южного фасада, над Постельным переходом возникла сводчатая паперть (на месте верхней галереи «итальянского» периода), позже аналогичная паперть появилась у Верхоспасского собора. Таким образом, в 17 столетии открытая терраса, тянувшаяся вдоль Теремов от Святых сеней до церкви Рождества, фланкировалась сводчатыми аркадами, что хорошо видно на акварелях Ф.Алексеева.

Золотое крыльцо Теремов соединяло их с Верхоспасской площадкой (она же Передний каменный двор, открытый переход в Теремные церкви — комплекс из нескольких разновременных храмов, в 1680 году объединённых общей 11-главой кровлей). С севера площадка ограничивалась высокой преградой, которую с 1677 года украшало большое живописное полотно «Видение царя Константина, како явися ему крест». Позади преграды располагался ещё один, изолированный от парадной зоны открытый переход, соединявший жилые покои с Теремными храмами и палатами царевен. К северному фасаду Теремов примыкал довольно внушительный ризалит с выходом на это гульбище — его нарядный фасад с порталом виден на одной из гравюр «Венчания на царство…» правее Терема. В нём же располагалась Истопничья палата, ведавшая отоплением, освещением и уборкой дворца, а также комнаты стражи.

Не позже 1680-х (а вероятно ещё при Алексее Михайловиче) возникла невысокая пристройка на площадке с запада от церкви Рождества. Изначально это были палаты для богомольцев, позже стали «помещениями для женщин, готовящих постели». На планах середины 18 столетия они выглядят как П-образный корпус, который примыкает к нижнему ярусу Теремов, образуя внутренний дворик, обозримый лишь с площадки Верхнего каменного двора. Эта пристройка переделывалась в 1730-е годы и заменена новым объёмом при реставрации 19 столетия.

С обращённой к югу Верхоспасской площадки Золотая лестница, украшенная золочеными скульптурами львов, спускалась на просторную Боярскую площадку (Постельное крыльцо), бывшую местом сбора площадных дворян. Это парадное гульбище было устроено на сводах двухъярусного подклета, именовавшегося Жилецким . Подклет, примыкавший с запада к Грановитой палате, сложился на протяжении 16 -17 вв. и состоял из множества небольших разновысоких комнат, объединённых открытым во двор коридором. Часть из них использовалась для хозяйственных нужд, часть для пребывания дежурных дворян-жильцов, а часть — для правли и временного заточения этих же дворян в случае необходимости.

Жилецкий подклет и площадка разобраны при строительстве нового дворца в 1840-е гг.

Ниже площадки располагался передний двор, окруженный хозяйственными подклетами, в основном использовавшимися для хранения разнообразного провианта, и оттого называвшийся Сытным двором. В центре его стояла древняя церковь Спаса на Бору, ставшая приходским храмом служителей дворцовых приказов. Далее находились Колымажные (Гербовые) ворота, ограничивающие двор с запада. Из дворца (с Боярской площадки) на Сытный двор спускались по примыкающей к Теремам Постельной лестнице. Таким образом, Теремной дворец воспринимался как пирамида, четыре ступени которой обозначали иерархию Кремля 17 столетия: холопы, знать, ближние придворные и Государь, обозревающий столицу с высоты Верхнего каменного двора. Выше Теремка были только золотые купола соборов, ниже его — весь остальной город.

ЖИЛЫЕ ПОКОИ ЖЕНСКОЙ ПОЛОВИНЫ.

А8. К северу от Постельных палат с 16 века располагался трапециевидный задний двор, с запада и севера ограниченный корпусами Кормового и Хлебного дворцов (о них подробнее в следующей части публикации), а по восточной границе — постройками старого Патриаршего дома . Центральную часть двора занимали часто перестраивавшиеся деревянные жилые хоромы, традиционно примыкавшие к Теремам с севера. В 17 веке здесь стали строиться каменные хозяйственные постройки — в 1625 году позади дворца появились каменные ледники и пивоварни. Позже стали подводить каменные этажи под деревянные покои, например, имеется подрядная запись от 1681 года о строительстве каменных столбов с арками и сводами в качестве подклета под сложный комплекс брусяных хором, появившихся позади Теремов после первой свадьбы царя Фёдора Алексеевича. К концу столетия эти подклеты образовали объём, по ширине равный соседним Постельным палатам вместе с галереей. Их объединял корридор, тянувшийся вдоль Постельных и имевший выход во двор Хлебенного дворца через ещё одну открытую лестницу.

Смотрите так же:  Летний дворец в летнем саду архитектор

К концу 17 века на северной половине дворца сформировался невероятно сложный архитектурный комплекс, почти полностью утраченный в ср.18-н.19 вв. и очень слабо изученный поныне.

Бытовое назначение заднего двора подчёркивает название его северных Куретных ворот — по находившейся рядом одноимённой палате, ведавшей поставкою птицы для царского стола. С 1671 по 1679 год к северу от вышеупомянутых подклетов, в самом центре хозяйственного двора были выстроены величественные покои самой хозяйки. Д ворец царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной, второй жены Алексея Михайловича, представлял собой сложносочинённое двухэтажное каменное здание на подвале, на просторной плоской кровле которого возвышались три деревянных этажа — «житья» царицы и малолетнего наследника Петра Алексеевича. Дворец был богато украшен каменной и деревянной резьбой, интерьеры — росписями на библейские сюжеты. При раскопках 1959 года были найдены фрагменты фасадной каменной резьбы, имевшие следы яркой красной и синей покраски.

Дворец был поставлен на склоне и ряд комнат в его основании, продолжаемый к северу рядом каменных портомоен, играл роль подпорной стены между более высокой восточной частью и хозяйственной западной. Он также отделял полностью изолированный от постороннего глаза собственный двор женской половины. С востока к дворцу примыкало высокое парадное крыльцо, обращённое во внутренний двор, к противолежащему крыльцу дворца царевен. Правее него, в углу двора, находился каменный рундук над входом в Судейскую палату царицы, а также выходом к Поваренной и Портомойной палатам (о них в след. части).

В 1684 году на столбах и сводах нижних этажей была поставлена каменная пятиглавая церковь Петра и Павла (она возвышалась над северо-западным углом дворца, с небольшим отступом от его фасада). За алтарём был устроен висячий сад с небольшим прудом (опись начала 18 века указывает на площадке к югу от церкви «дом, где сушат рыбу»). Прилегающая к саду часть гульбища именовалась Потешной площадкой и служила для забав наследника. В нижних этажах под садом, церковью и хоромами располагались Судейские, Казённые и Мастерские царицыны палаты, а также три вытянутых в плане комнаты, в которых жили «государевы богомольцы».

Обветшавшее после ряда пожаров здание было разобрано в 1753 году.

А9. Вдоль восточной границы заднего двора тянулся комплекс Патриаршего дворца, формировавшийся с середины 15 века (подробнее о нём будет рассказано в третьей части публикации). Однако в 1655-м году патриарх Никон переезжает в ныне существующее здание к северу от Успенского собора, а постройки старого Патриаршего двора отходят к женской половине Государевой усадьбы и вскоре становятся подклетом, на котором возводят деревянные хоромы для царевен. Это сложное сооружение зафиксировано на рисунках из «Книги об избрании на царство…» 1674 года. В частности, видны клумбы и дорожки обнесённого дощатой оградой сада, устроенного на сводах подклета.

В 1683 или 84-м году над древними подклетами вместо сгоревших деревянных были выстроены каменные Комнаты царевен . Основу композиции сложного в плане трёхэтажного здания составил Г-образный корпус, соединённый богато убранными переходами с Екатерининской и Верхоспасской церквями. В нижнем ярусе палат по настоянию царевны Софьи Алексеевны была устроена комната «где сидеть с бояры — слушать всяких дел». Верхние этажи состояли из групп в две-пять комнат, объединённых сенями — по числу дочек Фёдора Алексеевича и их теток, дочерей Михаила Фёдоровича. Изнутри комнаты были расписаны живописью религиозного содержания.

Сени этих этажей, бывшие местами девичьих встреч и увеселений, соединялись каменными винтовыми лестницами. Одна из этих лестниц продолжалась в уровень чердака и вероятно оканчивалась смотрильной башенкой, аналогичной башенке Верхнего каменного двора Теремов. Ещё одна круглая лестничная башня примыкала к западному фасаду палат. Парадное крыльцо выходило в замкнутый двор между дворцами царевен и царицы, ровно напротив церкви Петра и Павла. Этот двор также стоял на рельефе и представлял собой две вытянутые террасы, разделявшиеся каменным парапетом и соединявшиеся лестницами, центральная из которых была пятигранной.

С востока и юга к Комнатам примыкали два верхних сада. Первый принадлежал самим царевнам, обращённые к нему глухой стеною Патриаршие палаты и патриаршая церковь Трёх святителей Московских скрывали садовую террасу от города, делая её самой интимной частью Дворца. Второй сад принадлежал Государю Федору Алексеевичу, чьи деревянные хоромы примыкали с запада к Екатерининской (Евдокеинской) дворцовой церкви. Царский сад был перенесён сюда в 1679 году (ранее царю Фёдору принадлежал некий Красный сад, что на сенях) и также располагался на сводах подклета. Напоминанием о нём служит сохранившаяся северная паперть церкви Екатерины, достроенная в 1682 году — некогда её арки были обращены к стоящей среди плодовых деревьев царской беседке, украшенной резными досками и расписанной цветными узорами.

A10. Немногим позже к северо-восточному углу Палат царевен были достроены Наугольные палаты вдовствующей супруги царя Фёдора Марфы Матвеевны. Этот трёхэтажный, торцом обращенный к девичьему саду корпус, также имел круглую межэтажную лестницу и крыльцо на западном фасаде. Оно выходило в маленький собственный дворик, отделённый от девичьего двора и портомоен аркой каменных переходов. Они соединяли дворец царевен с домовой церковью Спаса Нового (1660-е) и надстроенной над её трапезной в 1680 году церковью Успения Богородицы. С юга к Спасской церкви примыкала паперть и небольшая палата, обращённая в храм двумя окошками, с собственным местом царицы Марфы.

У северо-восточного угла Наугольных палат находился небольшой, но близкий им по высоте объём, в котором располагалась царицына мыльня. От мыльни и сеней вдоль восточного фасада палат тянулся открытый переход к комнатному саду царевен. Возможно, изначально этот переход соединялся также с внутренними галереями Патриаршего двора.

A11. С севера территорию заднего двора ограничивало крыло Хлебенного дворца, которое прорезала арка Куретных ворот, известных с 1565 года и ведущих к Троицкому подворью и Троицким воротам Кремля. Забелин сообщает о строительстве над Куретными воротами Светличной палаты для царицыных швей , но указывает две разных даты — 1625 и 1635 гг. Авторами постройки названы Б.Огурцов, А.Константинов, Т.Шарутин и Л.Ушаков — бригада, строившая в 1635-36 гг. Терема и западные Гербовые ворота. Логично предположить, что Светлица, оформлявшая северные ворота дворца, была частью именно этого общего замысла (тем паче, что в 1625-м Бажен Огурцов был занят на других работах в Москве и Можайске). Известно, что Светлица состояла из больших сеней и ряда хорошо освещенных рабочих комнат. Одновременно, она была местом, откуда царевны могли наблюдать въезды гостей на женскую половину дворца (экипажи останавливались у ворот, далее приезжие боярыни проходили под их сводами и поднимались на переходы по Светличной лестнице, находившейся в северо-западном углу заднего, Кормового двора).

Обмеры 18-го века не показывают непосредственно над Куретными воротами отдельного объёма, который можно было бы соотнести со Светличной палатой. Зато непосредственно у Светличной лестницы наличествуют «покои верхние что на углу», Г-образная надстройка, повышавшая северо-западную часть Хлебенного дворца до четырёх этажей. Богато убранный объём был образован шестью просторными, хорошо освещёнными квадратными палатами. Три из них, по описям, играли роль сеней, видимо, соединяясь с нижним этажом деревянными винтовыми лестницами (одна из них, квадратная в плане, присутствует в центре восточного помещения на плане 18 века). Эти палаты, серьёзно пострадавшие в пожаре 1701 года, к тому моменту носили название Особых Государевых покоев (Забелин пишет, что их т очное время строительства и предназначение неизвестно). Можно предположить, что надстройка, поставленная на Хлебенных палатах у самых Куретных ворот, и была рабочей Светлицей царевен и их мастериц. В середине 17 столетия, когда женская половина была расширена за счёт Старого Патриаршего двора и усадьбы Милославского, Светличная палата могла стать местом присутствия Государя в этой удалённой части комплекса.

Нетрудно представить, что эта, вроде бы задняя часть ансамбля также была весьма представительной: к Троицким воротам Государев двор был обращен рядом сложных объёмов церквей «у царевен на сенях», Куретных ворот с пристройками (на обмерах присутствует двухэтажный ризалит правее ворот, называемый «покоями вне дворца») и Особых покоев (Светлиц?). По сторонам этот комплекс фланкировали столь же выразительные силуэты храмов Троицкого подворья и Потешного дворца. О внешнем убранстве палат задней половины дворца, обветшавших уже к середине 18 века, почти ничего не известно. Тем не менее, очевидно, что этот сложный, необычный и яркий комплекс был исключительно важным звеном дворцового ансамбля, одного из лучших в русском зодчестве 17 века. Археологическая информация о памятнике была почти полностью погублена при строительстве Дворца съездов, но сохранившиеся описи и поэтажные планы дают возможность в дальнейшем более полно реконструировать его диковинный облик.

Огромная благодарность Дмитрию Яковлеву за консультации.

1. Памятники архитектуры Москвы, 1 том. М., 1983.
2. Забелин И.Е.
Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях. Кн. 1: Государев двор, или дворец. М., 1990.
3. Забелин И.Е. История города Москвы. М., 1990.
4. Бартеньев С.П. Московский кремль в старину и теперь. Книга 1. М., 1916.
5. Подъяпольский С.С.
“Московский Кремлёвский дворец в XVI веке по данным письменных источников” В кн. “Древнерусское искусство”, СПБ, 2003.
6. Подъяпольский С.С., Евдокимов Г.С., Рузаева Е.И., Яковлев Д.Е. Новые данные о Кремлёвском дворце рубежа XV-XVI вв. Там же.
7. Троскина Н.Д. Строительная история Большого Кремлёвского дворца. В кн. «Архив наследия — 1999», М., 2000.
8. Словарь архитекторов и мастеров строительного дела Москвы XV — середины XVIII века. Под ред. И.А.Бондаренко и И.Л.Бусевой-Давыдовой, М., 2007.
9. Иностранцы о древней Москве. Сост. М.Сухман. М., 1991.
10. Сытин П.В. «Из истории московских улиц», М., 1958.
11. Евдокимов Г.С., Рузаева Е.И., Яковлев Д.Е. “Архитектурная керамика в декоре московского великокняжеского дворца в середине 16 века”. Там же. (Тезисы одноименного доклада —
здесь).
12. Майкл Флайер. «К семиотическому анализу Золотой палаты Московского Кремля». Там же.
13. Насибова А.С.
Грановитая палата Московского Кремля. Сост. А.Насибова. л. Аврора. 1981.
14. Э.М.Козлитина. Документы XVII века по истории Грановитой палаты Московского Кремля.Материалы и исследования ГММК, выпуск I, М., 1973.
15. Гращенков А.В. Резьба столпа Грановитой палаты. В кн.: Московский Кремль XV столетия. М., 2011.
16. Гращенков А.В. Порталы великокняжеского дворца. В кн.: Художественные памятники Московского Кремля, М., 2003.
17. Гращенков А.В. Царский титул на фризах дворцов Московского Кремля. В кн.: Кремли России, М., 2003.
18. Векслер А.Г. Палаты Натальи Кирилловны в Московском Кремле (опыт реконструкции по документам и археологическим данным). В кн.: Древности Московского Кремля. Материалы и исследования по археологии СССР. Материалы и исследования по археологии Москвы, т. IV, № 167. М., 1971.
19. Потапов А.А. Очерки древней русской гражданской архитектуры. В кн.: Древности: Труды Московского археологического общества. Т. 19. Т. 20., М., 1901-03.
20. А.А.Тиц. Русское каменное жилое зодчество 17 века. М., 1966.