Меню

Шум мечети

jesus_allahov

Председатель ассоциации

Доброе время суток, господа. Сегодня я буду жаловаться, и не на кого–то там, а на городскую мечеть. Так сложилось, что я живу на одной с ней улице, в шестистах метрах по прямой. Мой дом расположен на одной стороне улицы, она – на другой.

«Так вот у мусульман есть такая вещь – намаз. Не буду особенно вдаваться в процедуру отправления намаза, достаточно будет сказать, что это обязательная для всех совершеннолетних мусульман ежедневная молитва, которая совершается как минимум пять раз в день в определенное время – два раза утром (фаджр), четыре раза в полдень (зухр), четыре раза перед вечером (аср), три раза вечером (магриб) и четыре раза ночью (иша). Время отправления намаза строго зависит от положения солнца, поэтому для каждого региона и для каждого дня будет свое расписание. Существуют различные способы для расчета времени молитв, поэтому даже для самих мусульман этот вопрос является дискуссионным. Я использовал способ расчета, принятый Духовным управлением мусульман России, поскольку он наиболее точно удовлетворяет моим наблюдениям. Для моего города расписание намаза на 5 августа выглядит примерно так:
4:23–6:34,
14:34–18:41,
18:41–22:23,
22:23–00:26,
00:26–02:28.
В указанные промежутки времени в мечети включается звукоусиливающая аппаратура, и муэдзин (служитель мечети) начинает читать молитвы, в том числе азан (призыв к молитве). Особенно это чувствуется в четыре утра и в час ночи, когда я из–за этого шума просыпаюсь и не могу заснуть до его окончания. Не знаю, для чего им такая громкость, но, видимо, для мусульман это удобно тем, что: 1) не нужно помнить расписание намаза; 2) заслышав молитвы, они объединяются в едином порыве любви к Аллаху (Аллаху акбар!). Молитвы слышны настолько прекрасно и четко, что кажется, будто мечеть стоит у меня во дворе.

Обращаюсь к Аллаху за защитой от проклятого шайтана: не эгоизм ли это чистой воды, когда ваши последователи плюют на спокойный сон своих сограждан на территории светского государства? Почему я должен быть свидетелем того, как ваши последователи отправляют свои обряды? Почему это нужно делать ночью, когда большинство нормальных людей спят? Я еще могу понять церковные колокола, которые издают приятный звон в 7 утра, почти как будильник, но зачем кричать молитвы в два часа ночи на всю округу? С какой стати они используют звукоусиливающую аппаратуру, если их предки обходились без нее и ходили в мечеть без напоминания? Какими это мусульманскими обычаями предусмотрено? Где в адатах, шариате, Коране написано про микрофоны? Я этого не понимаю. Говорят, пророк Мухаммед говорил тихо, но его слышали все, тогда почему нашим мусульманам слабо? Очевидно, что если затрагивать тему религии и мусульманских традиций, то муэдзин должен призывать верующих на молитву своим голосом, а не использовать для этого технические средства.

Уровень шума из мечетей, оказывается, беспокоит не только меня. Например, в Астрахани за нарушение тишины оштрафовано руководство соборной мечети имени Махмуда Эфенди. Жители окрестных домов пожаловались властям на то, что руководство мечети ежедневно в 4:00 и в 23:00 использует звукоусиливающую аппаратуру для призыва мусульман на молитву. Специалисты Роспотребнадзора провели экспертизу и установили, что сила звука действительно превышает допустимые для ночного времени нормы. Прокуратура наложила на мечеть штраф, размер которого не сообщается. Согласно закону Астраханской области «Об административных правонарушениях», размер штрафа за нарушение тишины и покоя граждан варьируется в пределах от одной до двадцати тысяч рублей для организаций. Ранее руководству мечети имени Махмуда Эфенди выносилось прокурорское предостережение о недопустимости нарушения тишины, но призывы на молитву не прекратились. Дмитрий Фролов, проживающий по улице Газовая в г. Казань, пожаловался на то, что по утрам не высыпается из–за громкого звука призыва на молитву из репродукторов мечети «Энилер». По его мнению звуки азана нарушают права человека, так как по закону в утренние часы шуметь нельзя. По словам казанца, под звуки азана он вынужден просыпаться уже несколько лет в пять утра. Он пытался обращаться в полицию, однако стражи порядка утверждали, что громкость звука во время призыва на молитву не превышает положенную норму. Тогда Дмитрий Фролов обратился в Конституционный суд Татарстана, потребовав отменить местный закон о тишине, поскольку если закон «О соблюдении покоя граждан и тишины в ночное время» не мешает муэдзину мечети «Энилер» созывать людей на молитву через громкоговорители каждое утро, то он противоречит Конституциям России и Татарстана, которые гарантируют права и свободы граждан. Конституционный суд Казани Фролова не поддержал, однако сейчас в мечети «Энилер» убавили громкость азана до возможного минимума. Теперь возмущена татарская общественность: призыва совсем не слышно.

А теперь юридическая сторона вопроса. Вполне возможно, что после недавнего принятия Федерального закона от 29 июня 2013 г. N 136–ФЗ «О внесении изменений в статью 148 УК РФ и отдельные законодательные акты РФ в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан» мусульманам плевать на мой сон с высоты своей мечети, и мое недовольство намазом грозит мне штрафом до 300 т.р., но есть ведь и другие законы.
Например, в соответствии со ст.14 Конституции РФ, Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.
В соответствии со ст. 15 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству РФ. Государство уважает внутренние установления религиозных организаций, если указанные установления не противоречат законодательству РФ.
В соответствии со ст. 23 Федерального закона «О санитарно–эпидемиологическом благополучии населения» жилые помещения по уровням шума должны соответствовать санитарно–эпидемиологическим требованиям в целях обеспечения безопасных и безвредных условий проживания независимо от его срока.
Еще есть Стандарт СН–3077–84 «Санитарные нормы допустимого шума в помещениях и жилых зданиях» и Санитарно–эпидемиологические правила и нормативы СанПиН 2.1.2.2645–10, предусматривающие допустимые уровни шума и обязательные для соблюдения всеми государственными органами и общественными объединениями, предприятиями и иными хозяйствующими субъектами, организациями и учреждениями, независимо от их подчиненности и форм собственности.

Примечательно, что Курултаем Республики Башкортостан принят Закон от 18.07.2011 № 430–з «Об обеспечении покоя граждан и тишины в ночное время», который устанавливает, что в ночное время, под которым понимается период времени с 23 часов до 7 часов местного времени, не допускается совершение действий, влекущих нарушение покоя граждан и тишины, в частности, использование звукопроизводящих устройств и (или) устройств звукоусиления. Вместе с тем, в законе имеются исключения, и лицо не может подвергаться административному наказанию в случае, если осуществляются действия, влекущие нарушение покоя граждан и тишины при совершении богослужений, других религиозных обрядов и церемоний. То есть Государственное Собрание РБ на уровне законотворчества прямо указывает на приоритет религии над здравым смыслом. На мой взгляд, этот закон подлежит отмене, поскольку он противоречит Конституции РФ, однако это никогда не произойдет. У Дмитрия Фролова, который пытался признать неконституционным аналогичный закон в Татарстане, это не вышло. Догадайтесь, из кого состоит Конституционный Суд Республики Татарстан?

«Некоторые мусульмане в дискуссиях о целесообразности микрофонного призыва к намазу передергивают в сторону христианских колоколов: мол, колокола звучат громче на n децибел, но никто на них не жалуется. Похоже, они не в курсе, что в промежутке 00:26–02:28 наши колокола точно не бьют. Я слышал их только накануне православных праздников и не более. В настоящее время будничные звоны явление вообще очень редкое, а вот намаз отправляется каждый день. Еще мусульмане часто ссылаются на перечень «10 удивительных звуков, которые стоит услышать», в который якобы входит пение в мечети, но, сколько я ни старался, не увидел в этом пении никакой музыкальной ценности.

Смотрите так же:  Крит мечети

Подводя итоги, можно сказать следующее: религиозные и юридические нормы сходятся на том, что использование звукоусиливающей аппаратуры при осуществлении религиозных обрядов на территории РФ неоправданно. Это не дань какой–то религиозной традиции, а личная инициатива мусульман, которые забывают, что живут в светском государстве. Даже если бы наше государство было мусульманским, они забывают, что живут рядом с обычными людьми, которым не нужен намаз, которым нужно вставать утром на работу, которым нужно убаюкать ребенка, которым для нормального отдыха нужны тишина и покой. У меня все.»

Досигналился: шведу грозит тюрьма за шум у мечети

22-летнему шведу грозит до 6 месяцев тюрьмы за «препятствование религиозной деятельности». Прокуратура Стокгольма хочет наказать его за то, что он ездил на своем автомобиле вокруг мечети и громко сигналил в тот момент, когда муэдзин созывал местных мусульман на молитву. С подробностями европейский корреспондент «Вестей ФМ» Регина Севостьянова.

Во вторник вечером стокгольмский суд рассмотрит дело 22-летнего шведа, который обвиняется в препятствовании религиозной деятельности. На наказании настаивает местный прокурор Кристина Вейландер, которая утверждает, что 3 мая этого года подозреваемый ездил на своем автомобиле вокруг мечети в районе Фиттия и сигналил, мешая муэдзину созывать местных мусульман на молитву. Вейландер удалось заручиться свидетельскими показаниями местных жителей. Теперь по законам Швеции молодому человеку, чья личность не раскрывается, грозит до 6 месяцев тюремного заключения за «намеренное нарушение религиозной или духовной деятельности, в том числе свадеб и похорон».

Сам обвиняемый все отрицает. Он утверждает, что не собирался срывать молитву, а сигналил потому, что перед его машиной перебежали дорогу несколько человек, когда он парковался у озера. О том, что нарушает режим тишины в районе, не подозревал, поскольку даже не знал о существовании мечети рядом.

Это не первый подобный случай в данном районе. 26 апреля нынешнего года двое мужчин на красном Volvo также устроили «шумовую атаку» во время первого за историю мечети призыва муэдзина через громкоговоритель. Этого права мечеть добивалась с момента своей постройки в 2007 году. В Швеции уже 19 лет действует закон, запрещающий использовать громкоговорители для призыва мусульман на молитву. В апреле 2013 года власти страны и города удовлетворили просьбу. Предварительно представителям мечети пришлось добиться согласия от жителей домов в радиусе одного километра. Впрочем, там живут в основном последователи ислама. Таким образом, мечеть в районе Фиттия стала первой в Швеции, добившейся такого права. Согласно закону, муэдзин может призывать верующих на молитву по пятницам между полуднем и часом дня на протяжении не более 5 минут.

«Почему Россия всем должна?»

СОЛОВЬЁВ: «Хочу сказать сразу, что искренне рад тому, что Тина Гивиевна, услышав мою критику и разбор одного из постов, посвященных Грузии в Телеграм-канале, тут же мне написала, попросила возможности прийти, чтобы впрямую высказать свое мнение, чтобы это не превращалось исключительно в телефонное интервью».

«Оптимизм в отношении Зеленского нулевой»

САТАНОВСКИЙ: «Оптимизм в отношении замечательного кавээнщика Зеленского у меня какой-то очень-очень нулевой. Почему-то. Так есть, так было, так будет. Поэтому, может быть все, что угодно. Сделка Трампа? Большая сделка. А большая сделка о чем? Они перестанут себя вести так, как они себя ведут?»

На Украине восторжествовала новая «историческая справедливость»

АРМЕН ГАСПАРЯН: «Я считаю, что мало переименовать, надо всюду установить огромный бюст хана Куя. Мало того: надо, чтобы вот этот бюст был как петушок на шпиле, чтобы он вращался и головой хана Куя всегда обращался в разные стороны, чтобы все понимали, где на самом деле – настоящее ханство. И тогда, действительно, можно не обращать внимания на какие-то досадные мелочи – рост тарифов ЖКХ, распилы денег, отсутствие транша МВФ и так далее».

Жители Волжского попросили Путина помешать строительству мечети

Сбор подписей против строительства мечети в Волжском проходит в Интернете. Уже подписавшие петицию жители города считают, что в регионе есть более важные проблемы. Соборная мечеть региону нужна, но поднимать шум по этому поводу неуместно, считает имам Волжского Абдулла-Хаджи.

Информация о строительстве мечети в Волжском испугала жителей города

Петицию против строительства мечети в Волжском разместил на сайте change.org житель города Александр Жихарев 16 марта.

За неполную неделю число подписантов петиции увеличилось более, чем в 3 раза. Так, на 17.40 мск 17 марта под ней подписалось 249 человек, а на 16.00 мск 23 марта здесь стоит уже 901 подпись.

Сбор подписей в Волжском проходит на фоне признания ответственности за теракты в Брюсселе террористической организацией «Исламское государство» (ИГ, ранее ИГИЛ), запрещенной в России.

В петиции сообщается, что информация о строительстве в Волжском мечети «повергла жителей города в шок».

«Губернатор Андрей Бочаров накануне посетил республику Татарстан, где глава Татарстана Рустам Минниханов попросил Андрея Бочарова поддержать строительство мечети в нашем городе. Эта информация распространилась в СМИ и напугала жителей Волжского. Особенно на фоне лоббирования губернатором строительства огромного храма в центре Волгограда, несмотря на массовые протесты местных жителей против вырубки парка для строительства храма. Губернатор вместо строительства и ремонта дорог, вместо развития транспорта, только и занимается возведением храма за миллиарды рублей», — говорится в петиции.

Жители Волжского боятся за свой город, своих близких и детей, а наличие мечети может способствовать появлению радикально настроенных элементов, считает автор петиции, напоминая о терактах в Волгограде в декабре и октябре 2013 года.

«Мы не хотим постоянно жить в страхе. Мы любим наш город и хотим, чтобы наш город был всегда безопасен для нас и наших детей», — указывается в петиции.

Подписавшие ее жители города считают, что в регионе есть более важные проблемы, на которые нужно направлять финансовые средства.

«Я хоть и татарин по матери, но категорически против, когда вместо развития технологий общество возвращают к религиям и мифологиям. Нужно не мечеть строить, а строить новые предприятия», — написал, в частности, комментируя петицию Ринат Ортабаев из Волжского.

«Я подписываю потому, что уверен и считаю, что есть более необходимые и значимые объекты, требующие строительства, реставрации и реконструкции. Более того, существует место для сбора и посещения наших земляков мусульманского вероисповедания. Одно из таких мест расположено в Ворошиловском районе города-героя Волгограда. Там собирается «львиная» доля верующих мусульман», — отметил в комментариях волгоградец Павел Шевченко.

«Россия — светское государство, оно отделено от религий и обязано заботиться о безопасности жителей, а не провоцировать межрелигиозные конфликты», — написала в комментариях Людмила Усачева из Волгограда.

Петиция уже направлена президенту России Владимиру Путину и премьер-министру Дмитрию Медведеву.

При этом в сети есть комментарии, в которых местные жители говорят, что нет ничего страшного в строительстве мечети.

«Мусульмане тоже имеют право молиться в священном месте. И насколько я знаю, в Волжском, очень большая и дружелюбная диаспора татар. Ни к какому напряжению строительство мечети не приведет», — написал пользователь под ником «Гость» в комментарии к соответствующей новости на портале «V1.Ru».

«Неистово неверующему человеку бесполезно что-то доказывать, у них нет Бога — они всего боятся, слабые! Хотя я Православный, но Вас понимаю. », — в ответ на сообщение «Гостя» написал читатель под ником «Алексей».

В Волжском, по неофициальным данным, проживает порядка 20 тысяч мусульман. Неофициально число верующих достигает 50-70 тысяч человек, передает, не указывая источников этой информации IslamNews.

Абдулла-Хаджи: соборная мечеть в регионе нужна

На данный момент в Волжском мечеть не строится, сообщил имам Волжского, председатель Совета алимов по Волгоградской области Абдулла-Хаджи, отметив, что в 2010 году в городе была выделена земля под строительство соборной мечети.

Смотрите так же:  Мечеть хасана второго в касабланке

«Но потом начались проблемы, земля оказалась в промзоне. В конце концов администрация пошла нам навстречу и выделила в 2011 году довольно большую территорию около гектара с двумя зданиями на острове Зеленый в Волжском. Одну половину оборудовали под молельный зал, в данный момент там находится наша мечеть, проводятся обряды», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» Абдулла-Хаджи.

При этом он отметил, что местные мусульмане выступают за исламский культурный центр. «Инициатива о необходимости построения таких центров исходит от президента России. И на его развитие направлены наши усилия», — подчеркнул Абдулла-Хаджи.

Он сообщил, что инициатива строительства мечети исходит не от него.

«Любой храм нужен, город большой. В районах, прилегающих к городу, тоже много мусульман. Я думаю, от враждебности к строительству храма божьего, ущемлении других происходит и радикализм, и экстремизм. Чем мы будем отличаться от ИГИЛ, которое разрушало христианские храмы, если не будем принимать другие конфессии? Я думаю, что вокруг вопроса поднят ненужный шум, это неуместно и нехорошо», — высказал свое мнение имам.

По его словам, люди показывают свою враждебность, когда, наоборот, должны показать единство и патриотизм. «Мы должны поддерживать все религии, чтобы не было экстремистских и радикальных течений. Мы должны помочь людям, которые хотят распространять истинный ислам. В нашем мире нужно больше гармонии, ненависть и шумиха не нужна», — отметил Абдулла-Хаджи.

Он также добавил, что «настоящих больших мечетей в регионе нет».

«В этом смысле это бедный регион. Ни в Волгограде, ни в Волжском нет соборной мечети. В Волгограде есть мечеть на Дар-горе в частном секторе. Она не удовлетворяет потребностей прихожан. Есть небольшая мечеть в Кировском районе. Соборная мечеть не помешала бы. Это храм божий, и поднимать шум по этому поводу неуместно», — заключил Абдулла-Хаджи.

Котельников: в регионе надо восстанавливать существующие храмы

В Волгоградской области есть некий диссонанс между решениями о строительстве новых монументальных храмов и мечетей и полнейшим равнодушием к судьбам таких же религиозных зданий прошлых веков, считает председатель совета волгоградского регионального «Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры» Валерий Котельников.

«В районах области храмы стоят в ужасающем разрушенном состоянии. В любом районе как минимум один — два таких храма 18-19 веков. Их не восстанавливают, они заброшены», — рассказал корреспонденту «Кавказского узла» Валерий Котельников.

Напомним, что в Волгограде началось возведение фундамента для собора Александра Невского, который будет построен в центре города на площади Павших Борцов. Как писал «Кавказский узел», перед началом строительства была опубликована онлайн-петиция с требованием его отмены. В начале марта Андрей Бочаров лично возглавил сбор средств на строительство храма. После этого в интернете появилась еще одна петиция, автор которой призвал отправить Бочарова в отставку. При этом стоит отметить, что проект планировки собора и межевания территории для его постройки был утвержден и одобрен на публичных слушаниях в ноябре 2019 года, а средства на строительство выделяют частные инвесторы.

Автор: Татьяна Филимонова; источник: корреспондент «Кавказского узла»

Законопроект о «шумовом загрязнении» возмутил мусульман Косово

Новый законопроект, нацеленный на приведение уровня «шумового загрязнения» в Косово в соответствие со стандартами Евросоюза, подвергся критике мусульманской общины из-за опасений введения запрета на традиционный призыв к молитве.

Насколько громко то, что воспринимается как «слишком громко»? И есть ли звуки, которые являются более приемлемыми, чем остальные?

Это некоторые из вопросов, которые горячо обсуждаются на дебатах в Косово по предлагаемому проекту закона, направленного на сокращение «шумового загрязнения». Документ, инициированный министерством окружающей среды и пространственного планирования, призван привести законодательство страны в соответствие с нормами Европейского союза.

И хотя законопроект пока еще не был официально представлен на рассмотрение парламента, бурные споры по нему ведутся уже несколько недель как в СМИ, так и в социальных сетях.

СОГЛАШЕНИЕ «О ГРОМКОСТИ ЗВУЧАНИЯ АЗАНА»

Многие члены превалирующей в стране мусульманской общины интерпретировали закон как запрет на азан — призыв к молитве. Они выступают против того, чтобы азан был отнесен к категории «шума» или «загрязнения».

В попытке развенчать эти опасения министр окружающей среды Дардан Гаши встретился 3 февраля с высокопоставленными представителями Исламской общины Косово (BIK).

— На данный момент ни у правительства, ни у министерства не было намерения или идеи запретить азан. Лично я был бы против любых попыток запретить азан. С самого начала речь шла о достижении соглашения между гражданами, правительством и [BIK] о громкости звучания азана, издаваемого различными динамиками. BIK отнесся к этому с пониманием. Но вмешиваются те, кто хочет злоупотребить ситуацией ради политической выгоды, — сообщил Дардан Гаши Балканской редакции Азаттыка.

Гаши добавляет, что нормы закона, относящиеся к азану — или другим религиозным звучаниям, таким как колокольные звоны христианских церквей, — будут выделены в отдельную часть закона и не будут квалифицированы как «шумовое загрязнение».

По его словам, министерство и Исламская община Косово договорились о начале пилотного проекта в Приштине, согласно которому азан в столице будет раздаваться изо всех мечетей в одно и то же время и с одинаковой громкостью.

Пресс-секретарь BIK Ахмет Садриу говорит, что мусульманская община удовлетворена изменениями.

— [Законопроект] не имеет ничего общего с запретом азана. Здесь мы имеем дело с определением уровня громкости в течение определенного периода времени. Мы договорились совместно выбрать форму правоприменения. Однако важно упомянуть здесь — и может быть, именно поэтому у нас была такая реакция — это вопрос о категоризации религиозных объектов как источников шума. В то же время мы согласились на то, что это будет отнесено в специальную главу [предлагаемого закона], — говорит Ахмет Садриу.

НЕ ВСЕ СОГЛАСНЫ

Но члены косовской исламистской партии «Движение Исламского объединения» (LISBA) не удовлетворены компромиссом. Они начали выступать против данного законопроекта в социальных сетях и — несмотря на переговоры между правительством и BIK — продолжают противостоять любым попыткам изменения громкости азана.

«Если он храбр, пусть придет и запретит азан» — такой вызов бросила Дардану Гаши партия, разместив заявление в социальных медиа.

Дардан Гаши обвинил LISBA в эксплуатировании вопроса в собственных интересах для того, чтобы «манипулировать общественностью и производить впечатление самопровозглашенных хранителей ислама».

Со своей стороны, Ахмет Садриу обвинил СМИ в создании напряженности по этому вопросу. Также он настаивал, что Исламская община Косово является единственным мусульманским учреждением, которое может законно рассматривать данный вопрос с правительством.

— Мы, исламская община, заслуживающий доверия институт, ответственный за благоденствие [исламской] жизни в Косово. Мы не нуждаемся в том, чтобы кто-то взял нас под свою охрану и пытался взять на себя ответственность за такой институт, как исламская община, — говорит Ахмет Садриу.

Никакой реакции от православных христиан Косово до сих пор не последовало.

Генеральный викарий Римско-католической церкви в епархии Косово Дом Луш Гжерджи говорит, что католическая церковь служит «примирению и согласию» в соответствии с международными законами и стандартами Евросоюза, когда дело доходит до защиты окружающей среды от шумового загрязнения.

— Мы служим Богу и народу, и мы хотим, чтобы люди чувствовали себя лучше и более расслабленно, — сказал он Балканской редакции Азаттыка.

В подготовке материала участвовали Антуан Блуа, Арбана Видишики, Беким Бислими и Алиса Вальсамаки.

Край поэтов, мечетей и роз: следы персидской культуры от Каспия до Памира

ДУШАНБЕ, 28 дек — Sputnik, Рубен Гарсия. После узорчатых сводов и молчаливых ночных площадей Исфахана мы сидели как на иголках в ожидании поездки в Шираз.

Еще бы! Кто же не хочет побывать у могилы великого Хафиза, посетить знаменитые мечети, чей узор соткан из золота, витражей и зеркал. И это не считая Персеполя — древней столицы могучей Ахеменидской империи, воздвигнутой среди гор и пустыни 2500 лет назад и мгновенно утратившей все свое величие под ударами копий воинов Александра Македонского.

Смотрите так же:  Джума мечеть в буйнакске

И вот — опять вокзал. Снова нас провожает мудрым взглядом с портрета молодой аятолла Хомейни, снова ждут мягкие кресла автобуса, снова за окном проплывает гипнотический пейзаж скалистой пустыни … Спустя 7 часов, мы приближаемся к самому сердцу персидской культуры — к Ширазу.

Селфи посреди стеклянных роз

Правда, до знакомства с этой культурой было еще далеко. Сперва предстояло решить сразу две проблемы. Первая — найти хоть какой-то ночлег в незнакомом городе, вторая — спокойно поесть. Простенький хостел на окраине города мы отыскали быстро. Без всяких изысков, предназначенный больше для самих иранцев, чем для туристов, зато тихий и прохладный.

А вот с едой нас ждало сплошное разочарование. Даже в самом небольшом городе Таджикистана было куда проще найти кафе, чайхану или хотя бы продуктовый магазин, чем в туристическом центре Ирана.

В Ширазе в 21.00, уже час плутая среди темных переулков, мы обнаружили — 3 магазина с автозапчастями, пару овощных лотков, 1 полулегальную кальянную, спрятанную от посторонних глаз на задворках стройки, а также лавку гостеприимного торговца, предложившего нам купить до десяти видов разноцветной туалетной бумаги на выбор.

Но увы, ни одной, даже скромной забегаловки. Так мы узнали очень важную вещь: в Иране, если у вас нет кухни или приличного продуктового магазина у дома, поесть здесь лучше днем и поближе к центру города.

Первое утро в Ширазе началось с прекрасного. А если быть точнее, с шедевра персидской архитектуры XIX века — Насир оль-Молька, «Розовой мечети». Названа она так неслучайно. Если сидеть и тихо наслаждаться роскошным калейдоскопом витражей и мозаикой на стенах, можно заметить, что главный расписной элемент мечети — это розы.

Увы, долго любоваться внутренним убранством нам не пришлось.

«Сфоткай меня в профиль! Хорошо я получилась? А давай селфи? Ребята, стойте рядом — будет групповой снимок», — такие возгласы сопровождают сотни туристических групп, будь то европейцы, китайцы или русские, бесконечной чередой прибывающие сюда спустя полчаса после открытия мечети.

Правда, осуждать их я не берусь, так как мы были ничем не лучше. Уйти отсюда без фотографии на память оказалось невозможно.

После «Розовой мечети» наш путь лежал к могиле великого Хафиза. О его жизни осталось мало достоверных фактов, но очень много мифов и легенд. Самая известная — о встрече поэта с полководцем Тамерланом, Великим Хромцом, завоевавшим Восток и Азию и предавшим древний Шираз разграблению.

Но я вспомнил не сказания о поэте, ставшим легендой еще при жизни, а то, как раз за разом перечитывал переплетающиеся строки его стихов в одной из музейных библиотек Таджикистана. И как тогда решил обязательно поехать в Иран. Вот уж воистину культурный мост между странами!

Однако могила поэта была далеко не единственной достопримечательностью Шираза, нитью связывающей Иран и Таджикистан.

«Это же один в один крепость Хулбук в Хатлонской области!» — удивился я, глядя из окна машины на стены и башни, окруженные клумбами роз.

Конечно же, цитадель Карим Хана, своеобразного правителя, отказавшегося принять титул шаха, при ближайшем рассмотрении на Хулбук похожа очень отдаленно. Хотя бы потому, что крепость в Таджикистане — это фактически красивые стены вокруг древнего городища, где проводятся археологические раскопки.

Тогда как цитадель в Ширазе — целый дворцовый комплекс с музеем и прекрасным фруктовым садом внутри. Есть у него и свой, восточный аналог знаменитой Пизанской башни: падающая башня Шираза — причудливый изыск персидских зодчих.

Оставшиеся полтора дня были потрачены на прогулку по местному базару — запутанному лабиринту прилавков, где предлагают купить сто видов специй, мягчайшие ковры-копии известных картин и «настоящие золотые часы Rolex всего за 5 долларов».

А в двух шагах от базара в тот же день проходил политический митинг, посвященный годовщине захвата американского посольства в Тегеране в 1979 году. Причем смеющихся детей и молодежи, идущей колонами в зеленых жилетах, на митинге было больше, чем взрослых мужчин. И если бы не звуки марша из динамиков и плакаты с горящими американскими флагами, можно было подумать, что ты просто оказался на каком-то особо массовом детском утреннике.

С рассветом нас ждал Персеполь, великий символ древнего наследия Ирана. Со школьных лет многие помнят микроскопические изображения каменных изваяний и колон на страницах учебников и контурных карт. В формате картинки 2Х2 сантиметра они, признаться, не впечатляют.

А вот дворцовый комплекс в натуральную величину поражает гигантскими масштабами и атмосферой. Даже плазменные экраны музеев, зонтики местных кафе, сувенирные лавки и толпы путешественников с фотоаппаратами нисколько не умаляют величие и древность ахеменидской столицы.

Казалось, прикоснувшись к барельефам, что запрещали делать надписи на табличках, незадачливый путник может немедленно «провалиться» на 25 веков назад, в мир каменных сфинксов и суровых бородатых воинов с копьями. Такая вот иранская машина времени.

Увы, жизнь златоносного Персеполя окончилась стремительно. Оставленный царем Дарием, спасающимся от Александра Македонского, дворец стал добычей эллинских воинов, которые не слишком уважали персидскую культуру, зато очень ценили воинскую доблесть и золото. А потому в считанные дни разграбили дворец, а после сожгли, продолжив преследование отступающего врага.

Еще большее впечатление производит Накше-Рустам — последнее упокоение четырех могучих ахеменидских владык. Людей вокруг памятника — почти никого. А на высоте 20-30 метров высеченны в скалах черные пасти древних склепов, чьи исполинские размеры делают человека внизу крохотным и ничтожным.

Из Шираза мы уезжали молча, впечатленные и немножко подавленные увиденным.

Путь в Москву лежит через пустыню

Дальше нас ждал город Йезд, а там — самый теплый прием за все время нашего путешествия. Жаром пустыни и низкими улочками меж глинобитных домов город напоминал скорее Мавританию, чем Персию.

Вообще Йезд — это сплошное ощущение восточной сказки. То покинутый жителями город-призрак в 60 километрах от города; то мрачноватые Башни молчания, где зороастрийцы оставляли своих мертвецов на съедение диким птицам и зверям; то молодой парень на крыше дома, лицом похожий на диснеевского Алладина. Да и сам наш хостел с дастарханами, расшитыми коврами и журчащим фонтаном смотрелся бы отличной декорацией к сказкам 1001 ночи.

К слову, в Йезде мы впервые попробовали шедевр иранской национальной кухни — дизи. Спасибо за это нашему русскоговорящему гиду Амину. Странную смесь, нечто среднее между борщом и картошкой с тушенкой, нам принесли в солидных чугунных ступках. Вычерпав весь бульон, полагается растолочь оставшуюся часть блюда пестиком и тогда приступать к застолью, что мы с огромным аппетитом и проделали.

А меж тем даты на авиабилетах подсказывали, что пора собирать вещи, упаковывать сувениры, купить в дорогу отличное местное пиво (разумеется, безалкогольное) и выдвигаться обратно в сторону Тегерана.

Но это Иран, и без приключений не обошлось: на полпути до аэропорта Хомейни у такси с издевательским хлопком лопнула покрышка, оставив нас обреченно смотреть на часы и наблюдать, как водитель неспешно ищет домкрат в недрах багажника.

Дальше — длинный утомительный перелет, подозрительная таможня и покрытая первыми заморозками Москва. Согревал нас только яркий калейдоскоп впечатлений от встречи с иранской культурой. Ну и еще радость обладания иранской керамикой невозможной красоты и персидский горьковатый чай.

Но Иран, как и Таджикистан, радует все-таки не красивой посудой и теплым климатом. Да и расписные мечети с дворцами — далеко не самая важная часть персидского наследия. Искренне гостеприимство, ненавязчивое дружелюбие и трепетное уважение к собственной истории и людям, которые ее писали — вот главное достоинство современных наследников культуры Хафиза, Рудаки и Фирдоуси.

И это ровно та причина, по которой очень хочется взять билет до Шираза или Душанбе еще раз. И может даже выучить фарси и прочитать Шахнаме в оригинале.

По крайне мере для нас московский аэропорт стал именно перевалочным пунктом между двумя концами персоязычного мира.