Меню

Храм на попова белгород

Храм на попова белгород

Церковь Преображения Господня построена в 1813 г, на месте пришедшего в ветхость храма на средства прихожан.

Архитектор — Васильев Е. Л. По его проектам построены Уни-верситетская церковь и колокольня Успенского собора в Харькове.

В начале XX в. церковь насчитывала 186 прихожан, имела двухклассную иерковно-приходскую школу. В конце 1920-х гг., в связи с закрытием Троицкого собора, Преображенская церковь получила статус кафедрального собора. В 1962 г. собор был закрыт.
В 1990 г. часть здания передана Церкви. В июле 1991 г. собор полностью возвращен верующим. В сентябре 1991 г. в Преображенский собор, при участии Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, были торжественно перенесены мощи святителя Иоасафа.

Иоасафовский собор
(г. Белгород, ул. Попова 56, т: 26-19-70)

Николаевская кладбищенская церковь (с 1962 г. — Иоасафов-ский собор) построена в 1799 г. на средства прихожан. В 1837 г. к ней пристроена трапеза, а в 1867 г. расширен алтарь и приделы.

В начале XX в. место ее расположения — Новое городское кладбище. (См.: А, Н. Крупенков. Белгородский некрополь. -Белгород, 1993). Иконостас собора — один из немногих сохранившихся иконостасов XIX в. (ранее он находился в Преображенском кафедральном соборе г. Белгорода).

Смоленский собор
(г. Белгород, ул. Ленина 60,
т: 27-89-82, 27-76-54)

В 1705 г. была построена первая Смоленская деревянная церковь, а в 1727 г. по благословению Преосвященного архиепископа Белгородского Петра заложена двухэтажная каменная церковь: в нижнем этаже с престолом Смоленской иконы Пресвятой Богородицы, называемой Одигитрией (Путеводительницей) (освящен в 1743 г.); в верхнем этаже с престолом первоверховных апостолов Петра и Павла (освящен в 1763 г.).
В XIX в. церковь претерпела значительные изменения. В пластической проработке фасадов первоначально были использованы декоративные приемы русской архитектуры конца XVII в., затем классические приемы середины XIX в. Крупные средства церкви жертвовал М. К. Мачурин.
После 1917 г. церковь была разграблена, в ней размещался склад. В годы Великой Отечественной войны значительно разрушена. В 1958 г. и 1974 г. предпринимались попытки окончательно разрушить храм.
В конце 1980-х гг. начались работы по его восстановлению. В 1992 г. он передан Церкви. 13 декабря 1994 г. после завершения восстановления первого этажа был освящен нижний храм Высоко-преосвященным Ювеналием, архиепископом Курским и Рыльским, а 11 июля 1996 г. отреставрированный верхний храм освящен Преосвященным Иоанном, епископом (ныне архиепископом) Белгородским и Старооскольским.
В апреле 1995 г. на колокольню храма подняты уникальные работы современных русских мастеров колокола, с чудесным ясным голосом. При соборе действует воскресная школа для детей и взрослых, открыты курсы псаломщиков.

Крестовоздвиженский храм
(г. Белгород, ул. Везельская 54, т: 31-76-91)

Крестовоздвиженская церковь построена в 1863 г. на средства графини А. В. Ластовской и купцов братьев Мухановых — Николая и Егора.

Главной святыней храма является чудотворный Крест, расположенный слева от иконостаса. Крест был прислан помещику Юрию Выродову его братом, послушником Афонского монастыря. (Датируется первой половиной XVIII в.).
Большой деревянный крест с хорошо сохранившейся живописью, изображающей распятие Христа, вместе с металлическим обрамлением помещен в деревянный киот.
В 1909 г. при храме была церковно-приходская школа, приход насчитывал 357 человек. Церковь действующая. Памятник архитектуры. С сентября 1997 года при храме открыта воскресная катехизаторская школа для взрослых.

Свято-Михайловский храм
(г. Белгород, ул. Донецкая 84, т: 35-51-55)

Михайловская церковь построена в 1844 г. в пригородной слободе Пушкарная на средства прихожан и белгородского купца Михаила Константино- вича Мачурина.

Каменная Церковь двухпрестольная: главный престол освящен во имя Архистратига Михаила, второй (приставной) — преподобной мученицы Великой княгини Елизаветы.

Иконостас Михайловской церкви изготовлен в середине XIX в., выполнен в барочных формах, состоит из четырех ярусов.
В начале XX в. церковь насчитывала 1855 прихожан, при ней имелась церковно-приходская школа. Церковь действующая. Памятник архитектуры.

Покровский храм (Марфо-Мариинской обители)
(г. Белгород, ул. Пушкина 19, т: 22-41-37)

Покровская церковь впервые упоминается в 1626 г. в Писцовых книгах г. Белгорода Керекрейского В. А.

Последнее упоминание о древней деревянной Покровской церкви в Белгороде относится к 1787 г.

Каменный храм построен в 1791 г. Имеет два придела — южный во имя святителя Митрофана Воронежского (1837 г.), северный — во имя святителя Тихона Задонского (1865 г.). В советское время закрыта.
Здание церкви использовалось как помещение механических мастерских. Реставрационные работы начаты в 1991 г. В 1993 г. в храм из с. Зимовеньки был перенесен центр Марфо-Мариинской обители.

От Преображенского собора до Смоленского собора

Пешеходная экскурсия по исторической части города Белгорода: Преображенский собор – мощи Святителя Иоасафа – Соборная площадь – Монумент воинской славы – мемориальный комплекс «Вечный огонь» – памятник М. С. Щепкину – дом Вейнбаума – Смоленский собор.

Преображенский собор

На одной из центральных улиц Белгорода – Преображенской – можно полюбоваться одним из красивейших православных храмов – Преображенским кафедральным собором, главным храмом Белгородской и Старооскольской епархии. Здесь хранятся две самые почитаемые святыни земли белгородской – нетленные мощи святителя Иоасафа и чудотворная икона Николая Ратного.

История собора восходит к началу XVII века.

Первая деревянная Преображенская церковь в Белгороде упоминается в Писцовой книге 1626 года, когда город-крепость находился на левом берегу Северского Донца, на месте современного Старого города. В 1650 году Белгород был перенесен на правый берег реки. На новое место перенесли и храмы. По исследованиям профессора А. И. Ильина Преображенская церковь была поставлена на левом берегу реки Везелка, поблизости от Рождество-Богородицкого женского монастыря.

В начале XIX века архиепископ Курский и Белгородский Феоклист решил объединить две обветшавшие церкви – деревянную Преображенскую и каменную Ильинскую – в одну.

Место для нового храма предложил белгородский городничий И. П. Леонтьев на Базарной площади, по улице курской (ныне Танкиста Попова). Каменный храм строился на средства прихожан и других благотворителей по проекту харьковского архитектора Е. Ф. Васильева.

В 1813 году новая двухэтажная церковь, построенная в честь победы русских войск над Наполеоном, была открыта и освящена. В первые два десятилетия она называлась Преображенско-Ильинско-Александра Невского, так как в ней было три престола: два – Преображения Господня и пророка Илии, перешедшие от старых церквей в один новый – в честь святого князя Александра Невского. Впоследствии он был упразднен, и вместо него созданы три новых: в честь Жен-Мироносиц, Богоявления господня и иконы Божией матери «Знамение».

После Октябрьской революции для Преображенской церкви, как и для других храмов, настали тяжелые времена. В церкви стали появляться люди в черных кожаных куртках и шинелях, которые срывалибогослужения, вели атеистическую пропаганду, производили изъятия.

В августе 1920-х годов, когда был закрыт главный храм епархии – Троицкий собор мужского монастыря – Преображенская церковь получила статус кафедрального собора. Верующие взяли тайно из Троицкого собора чудотворную икону Николая Ратного и перенесли ее в Преображенский собор, что спасло святыню от уничтожения.

В конце 1920-х годов началась кампания по подготовке общественности к закрытию храмов.

16 июня 1934 года президиум белгородского райисполкома принял постановление «О закрытии Преображенской церкви и передаче здания местному полку под клуб». В 1939 году храм уже не действовал, в нем разместился пункт «Заготзерно».

Во время фашистской оккупации Белгорода Преображенский собор снова был открыт и действовал в течение всей войны.

Более 15 лет после окончания войны в соборе проводились богослужения, но в 1962 году он был снова закрыт и передан под областной музей. Не помогли письма верующих белгородцев ни в местные органы власти, ни к руководителям государства Н. С. Хрущеву и Л. С. Брежневу. После затянувшегося на целое десятилетие ремонта 22 октября 1973 года музей был открыт и размещался в храме долгие 17 лет.

Возвратили храм верующим только в 1990 году. 19 августа, в престольный праздник Преображения Господня, архиепископ Курский и Белгородский Ювеналий в сослужении вновь назначенного настоятеля собора, протоирея Олега Кобец и других священнослужителей собора совершил первую после почти тридцатилетнего перерыва Божественную литургию. В сентябре собору была передана часть Ильинского придела, где начали совершаться ежедневные богослужения.

Мощи Святителя Белгородского Иоасафа

Главной святыней Преображенского кафедрального собора являются нетленные мощи святителя Иоасафа, епископа Белгородского.

Свт. Иоасаф Белгородский вышел из знатного малороссийского рода Горленко. Он родился в день Рождества Пресвятой Богородицы, 8 сентября 1705 года, в городке Прилуки Полтавской губернии и при крещении наречен был Иоакимом. В семь лет мальчика отдали в школу Киевского братского монастыря. Его отец тяжело переживал разлуку и часто размышлял о судьбе ребенка. В один из таких часов ему было даровано видение, указывающее на будущее служение сына: преклонив колени, у ног Божией Матери стоял Иоаким, а ангел Божий покрывал дитя архиерейской мантией. «Довлеет Мне молитва твоя», – с любовью произнесла Пречистая Богоматерь мальчику. Уже с детства Иоакима влекло к трудам и подвигам во славу Божию. Сам он говорил, что возлюбил монашество одиннадцати лет. В восемнадцать лет Иоаким под предлогом продолжения обучения в Киевской академии тайно удалился в Киево-Межигорский монастырь и принял монашеский постриг с именем Иларион. Через два года монаха Илариона перевели в воспитавшую его Братскую академию учителем. Здесь он был пострижен в мантию и назван Иоасафом.

На Белгородскую кафедру Свт. Иоасаф вступил на 43 году от рождения. В течение шести лет он управлял обширнейшей епархией, которая включала в себя свыше 1 000 приходов. Безграничное милосердие, любовь и снисхождение к немощам, наряду с ними повелительная строгость и непреклонность воли характеризуют святителя.

Провидя близость кончины, Свт. Иоасаф повелел соорудить склеп для своего погребения, а сам отправился на родину для последнего свидания с родными. На обратном пути он смертельно заболел. 10 декабря 1754 года Свт. Иоасаф отдал свою праведную душу Богу.

Иоасаф еще при жизни пользовался благоговейным уважением паствы за истинно благочестивую и подвижническую жизнь. Спустя 2 года после погребения Иоасафа некоторые из духовных чинов кафедрального собора, зная святую жизнь архипастыря, тайно пошли в его усыпальницу и открыли гроб, обнаружив не только тело святителя нетленным во всех своих составах, но и его одежд, покрова и самого гроба не коснулось даже малейшее тление, хотя и чувствовалась достаточная сырость в воздухе при открытии склепа.

В течение более полутора веков хранились его нетленные мощи в Троицком соборе монастыря в Белгороде. Почитание Иоасафа в народе как святого и чудотворца, вокруг имени которого сложился ряд сказаний, а также исцеления и чудеса, совершившиеся у его гроба и на могиле, послужило основанием для многочисленных прошений о его канонизации.

В декабре 1908 года епископ Курский Питирим (Окнов) представил Святейшему Синоду ряд прошений о прославлении епископа Иоасафа от духовенства и мирян. Синодом была образована комиссия под председательством Питирима; на основании представленных свидетельств и акта освидетельствования мощей синод направил всеподданнейший доклад, на котором 10 декабря 1910 года Николай II начертал: «Приемлю предложения Св. Синода с искренним умилением и полным сочувствием».

Рака для святых мощей Святителя Иоасафа Белгородского и сень над нею в Свято-Троицком соборе были изготовлены по проекту архитектора В. А. Покровского (1910–1911 года; утрачены).

Торжества канонизации и открытия мощей состоялись 4 (17) сентября 1911 года при Курском Преосвященном Питириме (Окнове) и викарном Белгородском епископе Никодиме. До декабря 1920 года мощи покоились в Свято-Троицком соборе города Белгорода. В это время они были вскрыты большевиками и отправлены сначала в Курск, затем в Москву, в Музей наркомздрава. Но нетленные мощи святителя Иоасафа и в Москве оставлять становилось «опасно». К ним шли толпы паломников, чтобы приложиться. Мощи срочно вывезли в Ленинград, в Казанский собор (тогда в нем располагался Музей истории и атеизма).

Вначале мощи пытались выставлять напоказ в северном приделе собора – напротив могилы М. И. Кутузова. Но тогда в точности повторилась московская история.

В 1970 году директор Ленинградского музея истории религии и атеизма получил указание убрать имеющиеся мощи из музея. Но мощи святителя Иоасафа решили перепрятать на чердаке Казанского собора работники музея А. В. Соколов и В. И. Прудников. Этот факт они более двадцати лет хранили в строжайшей тайне. И только в 1991 году тайна была раскрыта Аркадием Васильевичем своей дочери. В том же году вновь обретенные мощи после проведенной идентификации привезли в Москву, где они до сентября находились в патриаршем Богоявленном соборе. Затем раку с нетленными мощами перевезли в Курск.

И ровно через восемьдесят лет после канонизации Православной Церковью епископа Иоасафа мощи святителя вернулись в его престольный град. 16 сентября 1991 года при участии Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II мощи святителя были торжественно перенесены крестным ходом в Преображенский собор.

С середины 1990-х годов в епархии установилась новая благочестивая традиция: ежегодно 19 августа, в праздник ПреображенияГосподня, мощи святителя крестным ходом переносятся из Преображенского кафедрального собора в Николо-Иоасафский собор, где пребывают до 17 сентября, когда после малой вечерни с акафистом переносятся крестным ходом в Преображенский собор.

В Преображенском соборе с 1991 года существует воскресная школа. Ее ученики изучают Закон Божий, церковный устав, совершают паломнические поездки, проводят рождественские елки и другое.

В 1992 году в соборе было организовано Православное братство во имя святителя Иоасафа, епископа Белгородского. Члены этого братства – люди самых разных профессий – инженеры, архитекторы, педагоги, библиотекари – вели духовно-просветительскую работу среди населения. С их помощью был восстановлен источник Корсунской иконы Божией Матери в Монастырском лесу.

В Преображенском соборе находится одна из самых почитаемых святынь земли Белгородской – чудотворная икона Николая Ратного, считавшаяся навсегда утраченной.

По преданию, она защитила жителей шебекинского села Устинка от нападения монголо-татарских войск. Увидев неприятеля, насельники Николаевской пустыни, находившейся в селе, вышли навстречу ему с иконой святителя Николая Чудотворца. Переправившиеся через реку татары, увидев крестный ход, остановились, начали тесниться и падать с плотины в воду. Остальное войско повернуло назад. Образ славился по всей России, был внесен в путеводители по святым местам.

Смотрите так же:  Храме святого станислава

Еще одной святыней Преображенского собора является икона Божией матери «Знамение». Она была изготовлена в начале XX века. В качестве музейного экспоната икона была представлена на выставке, посвященной жизни и трудам святителя Иоасафа. В один из дней работы выставки сотрудники музея заметили, что лики Богоматери и Богомладенца просветляются. Руководством музея было принято решение – передать необычную икону в Преображенский собор. Случилось это в начале декабря 1998 года.

В 1992–1994 годах в соборе был произведен капитальный ремонт. Были установлены новые купола, сооружена ограда. Изменилось и внутреннее оформление. Группой скульпторов из Одессы и бригадой во главе со скульптором А. И. Серпуховым из Белгорода изготовлен новый двухъярусный, трехчастный позолоченный иконостас. Иконы для собора были написаны белгородскими художниками и мастерами иконописи из Троице-Сергиевой лавры.

Мы подошли к центральной площади города, ныне Соборной. Центральная площадь любого города, как и Белгорода, вне всяких сомнений является своеобразным истоком истории города. Она зримое свидетельство движения жизни, направления мыслей и чувств тех, кто создавал этот городской ансамбль, украшая ее узнаваемыми лицами, воплощенными в граните и бронзе, мемориалами, памятниками истории, культуры и архитектуры. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ее нередко называют «сердцем» города.

На плане Белгорода 1768 года она обозначена как «Большая площадь». Площадь действительно была большая – занимала 15 гектаров. В 1920 году ее называли площадью Жертв контрреволюции, 20 декабря 1926 года переименовали в площадь Жертв революции, но так как жертвы были с обеих сторон – и красных, и белых, то в первой половине 1930-х годов ее называли площадью Революции. Это название площадь носила около 70 лет. Торговой же, как это принято считать, в XVIII веке она не называлась.

Соборной она тоже не называлась, это название было закреплено за нынешним Свято-Троицким бульваром у перекрестка с проспектом Богдана Хмельницкого, именно там находилась настоящая Соборная площадь. Насколько понятно из описаний XIX века, центральная площадь однозначного и официального названия не имела, а называлась по месту своего нахождения – площадь перед женским монастырем. Из-за близости к самой Соборной площади ее стали называть также.

За все время существования площадь не раз меняла свою конфигурацию и размеры.

В 1934 году воронежский архитектор П. Ф. Платонов создал проект планировки и застройки площади Революции, но он не был осуществлен. К сожалению, проектные материалы не сохранились, поэтому представить, какой могла стать площадь в довоенные годы, мы не можем.

В 1945–1946 годах архитектор Московского Гипрогора Н. Иванов подготовил схему генерального плана города. В основу его была положена исторически сложившаяся планировка Белгорода, центром которого продолжала оставаться площадь Революции.

В 1948 году курские архитекторы А. Н. Иванов и О. В. Маригодов выполнили новый проект планировки центра города, мало чем отличавшегося от схемы проекта 1946 года.

В связи с развитием промышленности и ростом населения Белгорода появилась необходимость в изменении архитектурного облика центра Белгорода и его главной площади. В 1951 году курский архитектор С. И. Федоров выполнил проект, согласно которому размеры площади Революции значительно увеличивались. В декабре 1952 года курский облпроект подготовил новый проект центральной площади города. Ее предполагалось застроить каменными административными зданиями. Ленинский сквер планировалось расширить и превратить в зеленый массив «с постановкой в нем клуба или театра на одной оси с домом советов и установкой монумента В. И. Ленину перед зданием клуба или театра».

В 1953 году группа ленинградских архитекторов подготовила проект Дома Советов и гостиницы «Белгород» на площади Революции.

30 января 1954 года, когда Белгород уже был областным центром, Белгородский облисполком принял решение о реконструкции центральной площади города. Эскизный проект ее застройки подготовили специалисты Ленинградского проектного института под руководством архитектора В. В. Васильева. С этого времени началось планомерное уничтожение старинной площади и создание новой.

По воспоминаниям первого секретаря белгородского обкома партии Николая Федоровича Васильева:

Площадь стала украшением всего города. Одно из красивейших зданий на площади – Дом Советов, который является ведущим архитектурным сооружением, определяющим ансамблевую застройку как центральной площади, так и прилегающих к ней улиц.

10 июня 1954 года на площади Революции состоялся митинг, посвященный закладке фундамента Дома Советов. Возводил новое монументальное здание Белгородский строительный трест № 149 (начальник работ – Н. И. Саенко).

Перед зданием бывшего Дома Советов 6 ноября 1957 года был открыт памятник В. И. Ленину. Его авторы – заслуженные деятели искусств России (скульптор Г. В. Нерода и архитектор-художник И. А. Француз).

Городской совет Белгорода принял решение о переносе памятника Ленину с Соборной площади на Народный бульвар. На его месте установлена стела «Город воинской славы».

Монумент воинской славы

В соответствии с Указом Президента РФ Путина В. В. от 1 декабря 2006 года, в каждом городе, удостоенном звания «Город воинской славы», должна быть установлена стела, посвященная этому событию. 5 августа 2013 года, в день 70-летия освобождения Белгорода от немецко-фашистских захватчиков, на Соборной площади состоялось торжественное открытие памятника-стелы «Город воинской славы».

Памятник представляет собой единую цельную композицию из нескольких архитектурных элементов. На тематически и стилистически оформленной площадке выполнен симметричный квадратный стилобат, на плоскости которого размещены все детали памятника. Центральным объектом является каменный обелиск, вокруг которого на углах стилобата установлены массивные каменные блоки – стелы. На четырех стелах размещены художественные рельефы, на которых изобразительными средствами запечатлены основные вехи ратной истории города. Особенность обзора ансамбля в том, что он одновременно рассчитан на восприятие как с дальних точек, так и на непосредственное прочтение его элементов вблизи (рельефов, текстов). Основной материал – полированный гранитный камень. Помимо традиционных для монументов облицовочных плит, здесь использованы крупные монолиты. Тумбы, колонна, ее пьедестал выполнены из цельных каменных блоков. Хотя это бесспорное решение с точки зрения эстетики и долговечности, стоимость такого памятника очень высока. Для Белгорода был выбран гранит Балтийского месторождения под Выборгом. Этот сорт отличает благородный глубокий темно-коричневый цвет с черным и розовым зерном и редкими красивыми прожилками. Кроме того использован серый гранит (ступени, брусчатка). Общий вес камня, использованного при строительстве стелы, составляет более 50 тонн.

Скульптурные элементы выполнены из бронзы. Применены типовые декоры колонны, венчающий гербовый орел и индивидуальные художественные детали. Общий вес бронзы – более 600 килограммов.

Площадка имеет сплошное мощение цементной плиткой разного цвета. Рисунком мощения выделены условные дорожки к лестницам памятника со всех четырех сторон, выполнен орнамент в виде георгиевской ленты, окружающей композицию.

Композиционным центром памятника является обелиск в виде круглой колонны дорического ордера, наиболее заметный и несущий основное смысловое содержание элемент. В отличие от остальных полностью симметричных частей, колонна имеет ориентацию на две стороны света – север и юг. Колонна увенчана полушарием, на нем установлен небольшой шар, завершенный фигурой двуглавого орла – элементом герба России. Фигура и ее основание – из бронзы, позолочены (габариты орла 1,2х1,4 м). Общая высота – 10,8 метров. На южном фасаде обелиска установлена металлическая доска, оформленная как картуш, с текстом указа президента РФ о присвоении Белгороду звания «Город воинской славы». Бронза, тонирование, позолота. Под картушем – бронзовый рельеф: лавровые и дубовые ветви переплетены лентой. Символический смысл – единство воинской доблести, силы, славы. На северном фасаде установлена литая бронзовая доска с изображением герба Белгорода.

Архитекторы проекта – Воскресенский Игорь Николаевич, Перфильев Василий Валерьевич (Москва), Перцев Виталий Владимирович, Турченко Вячеслав Алексеевич (Белгород). Скульптор проекта (тематические рельефы) – Щербаков Салават Александрович.

Мемориал «Вечный огонь»

С западной стороны площади сооружен мемориальный комплекс – «Вечный огонь» – братская могила активистов советской власти, погибших в 1918–1919 годах, а также тех, кто пал в борьбе с фашистскими захватчиками в 1941–1943 годах. Последние захоронения были произведены здесь в конце октября 1943 года: хоронили воинов, погибших при тушении пожара, возникшего при налете вражеской авиации на станцию Белгород в ночь с 25 на 26 октября 1943 года.

Открывают комплекс две высокие стелы, высеченные из известняка, на которых изображены воины с опущенными знаменами.

Над братской могилой возвышается скульптурная композиция: скорбящая мать и ребенок. В руках мальчика – венок со словами на ленте: «Слава героям!» У подножия монумента горит Вечный огонь. Авторы архитектурно-скульптурной композиции – скульптор, народный художник РСФСР и член-корреспондент Академии художеств СССР (с 1967 года) Георгий Васильевич Нерода и архитектор, книжный график, один из авторов Мавзолея Ленина и трибун на Красной площади в Москве Исидор Аронович Француз. Открыт памятник 5 августа 1959 года.

Недавно здесь были заменены инженерные коммуникации и благоустроена территория. Прежде чем приступить к реконструкции, Вечный огонь погасили. Такого в истории Белгорода еще не было. Было решено, что частица Вечного огня будет храниться до окончания реконструкции в Белгородском историко-краеведческом музее.

Почетное право передать частицу пламени заслужили лучшие кадеты города. Вместе с ветераном Великой Отечественной войны Александром Дончаком они зажгли лампаду от Вечного огня. Вечный огонь у мемориала «Скорбящая мать» снова зажгли уже в канун празднования 70-летия Победы.

На мемориальных плитах у памятника – более 160 фамилий. Однако многие воины погибли и похоронены неизвестными.

Памятник М. С. Щепкину

С южной стороны Соборной площади находится здание Белгородского государственного академического драматического театра им. М. С. Щепкина.

Автором является архитектор проектной конторы «Белоблпроект» Виталий Михайлович Лимаренко. Здание театра украшает восьмиколонный портик, а к его входным дверям ведет широкая с гранитными ступенями лестница.

Первые упоминания о нем, сохранившиеся в архивах, датируются октябрем 1936 года – именно тогда начал свою работу Белгородский колхозно-совхозный театр, открывший сезон спектаклем Леонида Рахманова «Беспокойная старость». Театр тогда располагался в одном из старинных зданий на Гражданском проспекте, вероятнее всего, построенном накануне Первой мировой войны.

Переломным в истории края и театра стал 1954 год – в этот год была образована Белгородская область, а театр получил статус областного.

В 1956 году театру было присвоено звание выдающегося русского актера М. С. Щепкина, основоположника реализма в русском сценическом искусстве. А в 1962 году театр был перенесен в новое здание на площади Революции. В 1999 году театр получил звание академического.

У здания театра – памятник М. С. Щепкину. Скульпторами памятника стали: Вячеслав Михайлович Клыков – советский и российский скульптор, президент Международного фонда славянской письменности и культуры, Лауреат Государственной премии СССР (1982 год); Анатолий Александрович Шишков – известный белгородской скульптор, заслуженный художник России; архитектор Станислав Сергеевич Михалев – заслуженный архитектор России, автор многих зданий, украсивших улицы Белгорода (Михалев принимал участие в проектировании наиболее известного музейного комплекса – музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление»).

Памятник был установлен в ноябре 1988 года к 200-летнему юбилею М. С. Щепкина на Гражданском проспекте перед зданием Смоленского собора. В 1998 году памятник был перенесен к зданию Областного драматического театра.

На Гражданском проспекте – одной из главных улиц города – прямо напротив Смоленского собора стоит красивый двухэтажный дом под № 41, имеющий богатую историю. В старину этот дом в Белгороде знали все. Да и сегодня многие пожилые белгородцы по старинке называют областное управление культуры домом Вейнбаума.

Еще в 1970-х годах на западном торце здания под крышей сквозь слои побелок проступала надпись «Типография и магазин Вейнбаума».

До 1917 года здесь размещались гостиные номера, магазин и типография известного в городе купца Александра Александровича Вейнбаума.

Точная дата постройки дома не установлена. И все же его история прослеживается полнее, чем история других зданий, хотя и со значительными пробелами. Известно, что в Белгороде XIX веке имелась типография. Первое упоминание о ней относится к 1871 году, когда в уездном Белгороде начали издаваться и печататься «Курские епархиальные ведомости». Владельцем типографии был Минес Моисеевич Гордон. Размещалась она сначала в доме Григорьевой по улице Смоленской, а в 1873 году – в доме купца Павла Ивановича Конакова на южном углу улиц Корочанской и Старомосковской.

В 1892 году типография стала принадлежать А. А. Вейнбауму.

О последнем владельце типографии сегодня мало кто знает. Родился А. А. Вейнбаум в 1867 году и проживал в Белгороде с женой Августой и дочерью Ниной. Происходил он из обрусевших венгров и принадлежал к купеческому сословию. Кроме типографии, содержал гостиные номера, открывшиеся в 1904 году, и магазин, который располагался в том же доме по улице Корочанской.

В типографии печатали различную продукцию: бланки, афиши, объявлении, конверты, обложки для ученических тетрадей и так далее.

В типографии Вейнбаума отпечатали 1250 экземпляров объявлений о переименовании улицы Корочанской в улицу Императора Николая II, вскоре после его посещения Белгорода в 1904 году.

А. А. Вейнбаум дорожил своим делом и вкладывал в него все свои знания, силу, энергию и немалые средства. В 1910 году он добивается у городской управы разрешения на монтаж в доме электрического двигателя с динамо-машиной, что было новшеством в Белгороде. Через два года устанавливает в типографии новые скоропечатные машинки, благодаря которым цены на продукцию значительно снизились. К 1917 году типография имела четыре типографские машины – по одной линовальной, конвертной, резальной, вшивальной машине – и золотильный пресс. Все машины работали от электричества. В типографии трудились 42 рабочих и 8 учеников.

Занимался Александр Александрович и общественной деятельностью. В течение многих лет он состоял членом сиротского суда по Белгородскому уезду.

В декабре 1919 года А. А. Вейнбаум вынужден был покинуть Белгород и скрываться в Харькове, где и был арестован, приговорен к высшей мере наказания – расстрелу – из-за причастности к белому движению.

После революции типография Вейнбаума была национализирована и получила название «1-я Советская типография». В июне 1919 года при наступлении белых печатные машины были разобраны, все имущество типографии эвакуировано. Остались только пустые полки и поломанная техника. После возвращения через полгода красных печатные машины собрал, в типографии снова началась работа.

Смотрите так же:  Традиционные религии народов россии войдем в православный храм

С правой стороны дома и сегодня имеется мемориальная доска, которая сообщает:

В этом здании в ноябре-декабре 1917 года находился штаб сводного отряда революционных матросов, солдат и красногвардейцев во главе с членом Петроградского Военревкома И. П. Павлуновским, разгромивший под Белгородом батальоны корниловцев.

В конце 1980-х годов, когда по городу прокатилась волна разрушения старинных зданий, нависла опасность и над этим памятником истории. По замыслу главного архитектора города С. С. Михалева на его месте планировалось строительство нового пятиэтажного дома. Под давлением общественности главному архитектору пришлось уступить, но не отказаться от своих планов.

Он заявил, что можно сохранить фасад дома, который войдет в переднюю стену нового дома. Этот вариант не устроил возмущенную общественность, может быть поэтому после проведенной реставрации оно по сей день украшает современный город.

Большую ценность в наше время представляют брошюры, изданные А. А. Вейнбаумом. Их было немного, печатались они небольшим тиражом и сегодня являются библиографической редкостью (И. Кулегаев «Заметки о преподавании естествоведения в младших классах городских училищ» (1903 год), «Смоленский собор гор. Белгорода. К 200-летию прославления чудотворной иконы Божией матери (2 октября 1703 года) 1703–1903»).

В течение более десяти лет издавал А. А. Вейнбаум рекламную газету «Белгородский листок», в которой печатались различные объявления и реклама.

На противоположной стороне проспекта, за зданием Строительного колледжа возвышается и искрится куполами архитектурная «жемчужина» и один из красивейших храмов Белгорода – Смоленский собор.

Для Белгородского региона это редкий тип двухэтажного храма, построенного в стиле московского барокко. Самые характерные черты московского барокко – обрамления оконных и дверных проемов, яркие, контрастные колеры: синий, лазурно-голубой с белым, желтый с белым и другие, при одновременном введении позолоты и белой жести для кровельных покрытий.

Уникальность собора в том, что в одном здании существует два престола: главный Смоленский и верхний в честь Петра и Павла – Петропавловский.

История Смоленского собора восходит к началу XVIII века. Согласно преданию, в полночь с 1 на 2 октября 1703 года находившийся на посту часовой Белгородского полка Мефодий Иванов увидел необыкновенное зрелище: на городских воротах от образа Смоленской Пресвятой Богородицы блеснул свет, а от него сама собой зажглась чудесным образом появившаяся восковая свеча. Трижды часовой тушил свечу, но она загоралась снова и снова. В том же 1703 году на месте чудесного явления была воздвигнута часовня. Уже тогда люди заметили, что многие больные и увечные, приложившись к образу, получали исцеление. Поток богомольцев к чудодейственному образу увеличивался с каждым днем. В 1705 году рядом с существовавшей часовней была воздвигнута деревянная Смоленская церковь. Однако она простояла недолго – сгорела во время часто случавшихся в городе пожаров. А в 1737 году была заложена двухэтажная каменная церковь с нижним престолом Смоленской иконы Пресвятой Богородицы и верхним во имя святых апостолов Петра и Павла.

К сожалению, о первых священниках и настоятелях Смоленской церкви ничего неизвестно.

15 апреля 1760 года храм из обычной приходской церкви был возведен в ранг собора. Первым настоятелем Смоленского собора стал протоиерей Феодор Жебокритский. В истории храма он остался в первую очередь благодаря тому, что его стараниями был изготовлен оклад из золота и серебра для чудотворной иконы Смоленской Божией Матери.

На протяжении почти двух столетий церковными старостами Смоленского собора были уважаемые и авторитетные белгородцы, много делавшие для его процветания, вносившие крупные пожертвования на ремонт и благолепие храма. Среди них – Н. П. Страхов (отец известного русского литератора, мыслителя и философа Н. Н. Страхова), протоиерей П. П. Братчиков, Ф. А. Молчанов, несколько поколений Муромцевых и Мачуриных.

Говоря о Смоленском соборе, нельзя не вспомнить еще об одном уроженце земли белгородской – великом русском актере Михаиле Семеновиче Щепкине. В своих известных «Записках актера Щепкина», созданных по настоятельной просьбе А. С. Пушкина, Михаил Семенович вспоминает годы учебы в Белгороде и сообщает, что преподавателем Закона Божия и церковной истории у него «был протоиерей из прихода Смоленской Божие Матери отец З». По этой фразе можно предположить, что и сам он мог быть прихожанином Смоленского собора, а возможно, и проживал где-то поблизости от него. Думается, именно поэтому памятник великому русскому актеру, который находится сейчас у Белгородского академического драматического театра, открытый к 200-летию со дня рождения М. С. Щепкина, первоначально был установлен именно у Смоленского собора.

В советское время собор закрыли. В начале 1930-х годов в нем недолгое время на втором этаже размещался краеведческий музей, а на первом – склады стрелкового полка, потом Белгородский райпотребсоюз, который накануне войны свалил в храме 20 вагонов соли, чем нанес стенам большой вред. По воспоминаниям старожилов, при фашистской оккупации собор был открыт и некоторое время действовал. Во время освобождения Белгорода в августе 1943 года гитлеровцы превратили храм в сильно укрепленную огневую точку и вели с крыши и колокольни шквальный огонь. При штурме города нашими войсками собор был поврежден.

После войны, в марте 1946 года, второй этаж собора был передан под склад зерна.

Во второй половине XX века неоднократно предпринимались попытки, с одной стороны восстановить Смоленский собор, с другой – уничтожить его. За восстановление бывшего храма боролась общественность, за его снос – городские власти. Так, здание собора пытались передать краеведческому музею в 1955 году, затем пытались реконструировать под Дом молодежи, но срок реконструкции так и не был определен еще долгие годы. В 1958 году городские власти предприняли попытку уничтожить старинный храм, и только чудом удалось общественности Белгорода предотвратить акт вандализма.

16 марта 1973 года комиссия по охране памятников истории и культуры РСФСР совместно с управлением культуры Белгородского облисполкома вновь обследовала техническое состояние Смоленского собора и пришла к следующему выводу:

Учитывая историко-культурную ценность памятника, его хорошее общее техническое состояние, считаем необходимым использование его для культурных нужд города, разместив в нем выставочный зал, художественную и музыкальную студию, филармонию…

Но городские власти не оставили свою сумасбродную идею и вскоре после отъезда московских членов комиссии предприняли вторую попытку уничтожить памятник старины.

Только во второй половине 1980-х годов начались работы по восстановлению собора. И неизвестно, как сложилась бы судьбы этого удивительного памятника архитектуры, если бы его своевременно не передали епархии. В 1994 году была освящена нижняя церковь собора, а в 1996 году – верхняя, расписанная сценами из Нового завета, ликами пророков и вновь причисленных святых. На колокольню храма в апреле 1995 года подняты колокола – уникальные работы современных русских мастеров. При соборе действует Воскресная школа для детей и взрослых, работают курсы псаломщиков.

В 2006 году Банком России в серии «Древние города России» была выпущена монета достоинством 10 рублей, на которой изображен древний Смоленский собор, ставший одним из символов города Белгорода.

Фото, видео, заметки и статьи из прошлого

Главный храм Белгорода

На протяжении более трёх столетий главным храмом Белгорода был Троицкий собор. В 1923 году собор был закрыт, а его преемником стала Преображенская церковь.

Сегодня Преображенский собор — главный храм Белгородской и Старооскольской епархии. История его уходит в глубь веков.

Преображенская церковь впервые упоминается в 1626 году в самом раннем источнике по истории Белгорода — Писцовых книгах В.А. Керекрейского: «В Стрелецкой слободе церковь Преображения Господня да придел Дмитрея Солунскаго». Точное место расположения этой церкви определить трудно. С полной уверенностью можно только сказать, что находилась она в Остроге, на «ногайской стороне», то есть на территории современного Старого города.

Существовала Преображенская церковь и после переноса Белгорода на правый берег Северского Донца. По исследованиям профессора А.И. Ильина находилась эта церковь ниже нынешнего Государственного академического театра им. М.С. Щепкина со стороны современной улицы Танкиста Попова.

В начале XIX века начал обсуждаться вопрос о строительстве в Белгороде нового каменного храма. Интересные документы, связанные с его строительством, обнаружил в начале XX века курский историк А.А. Танков. Это — «Дело о постройке в Белгороде вместо двух церквей — Преображенской и Пророко- Ильинской одной каменной трёхпрестольной: Преображения Господня, Св. Пророка Ильи и Св. Благоверного князя Александра Невского». По материалам этого «Дела» Анатолий Алексеевич подготовил и опубликовал в 1903 году в «Курских епархиальных ведомостях» очерк «К истории Белгорода», благодаря которому мы сегодня и знаем о строительстве Преображенской церкви, история которой тесно связана с другой белгородской церковью — Ильинской.

Деревянная Ильинская церковь в древние времена располагалась в Посаде, её земли — «на Нагайской стороне реки Донца под Разумницким лесом». После переноса Белгорода в 1650 году на новое место перенесли и Ильинскую церковь. В XVIII веке она была уже каменная, но к началу XIX столетия сильно обветшала и имела неприглядный вид. В связи с этим архиепископ Белгородский и Обоянский Феоктист (Мочульский) обратился к благочинному протоиерею Иоанну Ильинскому с предписанием следующего содержания:

«Ведомства вашего Преображенская церковь и Ильинская находятся на дальнем расстоянии. Первая — деревянная, приходит в ветхость и малоприходна; на место ея устроить каменную прихожане не в состоянии. Вторая хотя и каменная, но для прихожан невместительна и стоит не у места.

О сем Курский губернатор П.И. Протасов и в бытность свою в Белгороде, и в бытность мою прошлого года в Курске, напоминал мне с таким предположением, чтобы вместо двух устроить одну церковь на приличном и по общему желанию граждан месте. Я изъявил на это согласие; потребно к этому согласие прихожан. Предлагаю возыметь с кем следует сношение и спросить прихожан,

пожелают ли они того и о по- следствиях представить мне. Июля 6-го 1805 года».

Отец Иоанн в своём представлении подтвердил, что «Ильинская церковь старинная, без всякой архитектуры и не к месту, чем много отнимает красу у города и вид планный…».

Белгородский городничий И.П. Леонтьев предложил место для нового объединённого храма:«наиприличнейшее место быть церкви на Базарной площади, близ Курской улицы (ныне Танкиста Попова. -Авт.), по плану, сделанному Харьковским господином архитектором».

В 1970-х годах на страницах местной печати имела место дискуссия: кто автор проекта Преображенской церкви в Белгороде? Высказывалось предположение, что это творение великого Карла Росси. Забытый очерк «К истории Белгорода» А.А. Танкова помог установить автора проекта. В письме к архитектору в Харьков архиепископ Феоктист называет его Евгением Алексеевичем. Без сомнения, это был известный харьковский архитектор Е.А. Васильев.

Евгений Алексеевич родился в 1779 году в Петербурге. Обучался в Петербургском училище под руководством Д. Кварнеги и в студии Порто. С 1803 года он уже адъюнкт университета в Харькове, с 1817-го — эктраординарный профессор, архитектор университета. Евгений Алексеевич стал автором проектов и руководителем строительства многих зданий города Харькова. В числе сохранившихся до наших дней — несколько бывших университетских корпусов на Университетской улице, колокольня Успенского собора, Николаевская церковь на Цементной улице. Перед талантливым архитектором открывались большие возможности, но в расцвете творческих сил жизнь его оборвалась.

Именно этому талантливому архитектору было поручено подготовить проект и возглавить строительство храма в Белгороде. В письме Е.А. Васильеву преосвященный Феоктист предлагал часть денег, предназначенных для строительства колонн, «употребить на построение колокольни великолепной с часами и курантами для красы и славы всего города, поелику сия церковь будет между присутственными местами и красными рядами…».

Деньги и строительные материалы для нового храма собирали, как принято было издавна на Руси, всем миром. Священник старой Преображенской церкви Шумов доносил, что прихожане обещают доставить «потребное количество материалов из собственного их кошту». Крупную сумму в 2 тысячи рублей пожертвовала на строительство церкви вдова белгородского купца Стефанида Танбовцева со своим семейством. Двое неизвестных прихожан Ильинской церкви передали на строительство 1000 и 200 рублей, «прочие же прихожане и сограждане доброхотным подаянием не оставить обещаются тогда, когда онаго храма основание утвердится». Жители слободы Красной «обещались на первый случай доставить извести 300 четвертей или из их общественной суммы 100 р.». Для начала строительных работ этих средств было достаточно.

В 1813 году двухэтажная церковь, построенная как принято считать в честь победы русских войск над Наполеоном, была открыта и освящена. Прихожанами новой церкви стали жители Белгорода: купцы, мещане, однодворцы, крестьяне, а также малороссияне пригородной слободы Красной.

Более двух десятилетий, с 1894 года церковным старостой был известный белгородский купец Почетный гражданин Иван Николаевич Голев (по улице Преображенская № 102 сохранился один из домов купца Голева). Много добрых дел сделал Иван Николаевич для благолепия храма.

На Старом городском кладбище сразу за алтарной частью Николо-Иоасафовского собора (бывшей кладбищенской Николаевской церковью) стоит надгробный камень. Массивный каменный крест, когда-то украшавший надгробие, давно исчез, а само надгробие наполовину «ушло» в землю. Но надпись на нем читается: «Протоиерей Виссарион Полянский». Это единственное на кладбище сохранившееся захоронение священнослужителя XIX века.

Виссарион Иоаннович Полянский родился в семье дьякона Ярославской губернии. Окончив в 1835 году Киевскую духовную академию со степенью кандидата богословия, был направлен инспектором и учителем в Слуцкое духовное училище Минской епархии, где проработал всего лишь полгода. 9 марта 1836 года Виссарион Полянский был определён на должность преподавателя словесности в Белгород в духовную семинарию. Кроме словесности он преподавал гражданскую историю и ряд других предметов. Проработав 16 лет учителем духовной семинарии, был определён смотрителем Белгородского духовного училища, располагавшегося при семинарии, где проработал ещё десять лет.

Более четверти века посвятил Виссарион Полянский духовному воспитанию молодёжи Белгорода. За усердную и плодотворную работу он неоднократно поощрялся по службе: в 1844 году ему было назначено квартирное пособие, в следующем году объявлено одобрение преосвященного Илиодора, в 1851 году награждён набедренником. Но самая большая благодарность была от воспитанников, которые всегда вспоминали его как доброго и сострадательного учителя. В 1850 году Виссарион Полянский принял сан священника и в течение 12 лет служил в Преображенской церкви, а с 1862 года и до смерти — в Белгородском Рождество-Богородицком женском монастыре.

Смотрите так же:  На какой улице храм матроны

Большим уважением и авторитетом пользовался в своё время у прихожан и протоиерей Преображенской церкви Иоанн Софронов. Родился Иоанн Григорьевич в семье священника Христорождественской церкви села Верхнего Ольшанца Корочанского уезда. Обучался в Белгороде в духовной семинарии. Во время учёбы на высшем отделении преподавал греческий язык ученикам низшего отделения. После окончания семинарии рукоположен архиепископом Курским и Белгородским Илиодором в священника Архангельской церкви села Непхаево Белгородского уезда в кладбищенскую Николаевскую церковь г. Белгорода, а 12 сентября 1855 года переведён в Преображенскую.

Отец Иоанн принимал самое активное участие в жизни города и уезда: был благочинным по Белгородскому уезду, сотрудником епархиального попечительства, членом Белгородского духовного правления и педагогического собрания правления Курской духовной семинарии, законоучителем Белгородского уездного училища и женской прогимназии, состоял в должности назидателя заключённых, содержавшихся в Белгородском тюремном замке и пересылаемых через Белгород, назидателя в сборном пункте для совершения священнодействий при Белгородской дружине и подкрепления усердия ратников. За большой вклад в духовную жизнь города и уезда отец Иоанн был награждён набедренником, наперсным бронзовым крестом на Владимирской ленте в память войны 1853-1856 гг., бархатной фиолетовой скуфьёй, камилавкой, а в 1878 году ему было преподано благословение Святейшего Синода. Умер протоиерей Иоанн Софронов в 1889 году и был похоронен на городском кладбище.

Вспомним и других священнослужителей Преображенского храма, немало потрудившихся на поприще духовного воспитания белгородцев. Это Иоанн Косьминский, Сергей Романов, Прокопий Спасский, Алексей Попов и многие другие.

В первые годы советской власти не обошла стороной и Преображенский храм кампания по изъятию церковных ценностей. Накануне этой акции 7 апреля 1922 года в 6 часов утра в храм прибыл чиновник Белгородского уездного исполкома В. Покшев и предложил избрать от президиума общины пять представителей в подкомиссию по изъятию церковных ценностей. Сам же тем временем обратился к присутствующим в храме с «пропове­дью», в которой оправдывал действия властей и приводил примеры из библейских времён, когда и «царь Давыд пророк поел хлебы во время голода. которые были священны и что христианские общины в первобытное время за церковные ценности выкупали из рабства своих братьев». Верующие внимательно слушали атеистическую пропаганду. Они искренне поверили незваному проповеднику, что церковные ценности действительно будут направлены голодающему Поволжью, поэтому с пониманием отнеслись к его призыву и никаких знаков протеста не высказали. Это дало В. Покшеву повод отметить в своём докладе в уисполком: «Все прошло гладко, так что можно действовать свободно по изъятию ценностей». От президиума общины церкви в комиссию избрали пять человек: А.К. Невского (председатель общины), А.П. Калуженова, Г.М. Муравецкого (секретарь общины), Т.А. Исаева и И.А. Лапина. Они также были согласны отдать ценности голодающим в Поволжье. Только с единственной просьбой обратились члены президиума общины к подкомиссии: «Не приступать к изъятию ценностей не ранее как после Пасхи, так как с наступлением праздников все ценности очень важны для религиозного культа, а к тому же до 25 апреля с. г. будет происходить церковная служба».

24 апреля 1922 года подкомиссия изъяла в Преображенской церкви 88 серебряных предметов весом 5 пудов 29 фунтов и 75 золотников: 6 крестов, 3 чаши, 3 дискоса, 2 звездицы, 3 лжицы, 3 тарелочки, ковшик, 2 кадила с цепочками, 4 дарохранительницы с ящиками, ручку, ризу с Распятия, 48 риз с икон, 1 ободок, 10 лампад, обложку с Евангелия.

Но и этого оказалось не достаточно. В 1923 году вновь было произведено изъятие, в результате которого из храма забрали 2 покрышки с Евангелия, 2 гробнички, 2 ризы, кадило, сосуд, крест, дискос и блюдечко.

В августе 1923 года был закрыт старинный Троицкий собор мужского монастыря, и Преображенская церковь получила статус кафедрального собора. Чтобы спасти от уничтожения одну из главных святынь земли Белгородской, икону Николая Ратного, верующие тайно взяли её из Троицкого собора и перенесли в Преображенский. Директор вновь открытого в Белгороде музея краеведения П.И. Барышников докладывал в 1925 году своему руководству: «В Преображенской церкви находится древняя икона Николая Ратного, имеющая до 400 лет, взятая самовольно из муж. Монастыря для крестных ходов в Устинку и подлежащая согласно ст. 5 декрета 7/1, 1924 г. отобранию в музей, как значащаяся в описях».

В конце 1920-х годов в Белгороде началась кампания по подготовке общественности к закрытию других храмов. В трудовых коллективах по инициативе местного отделения Союза безбожников начали организовываться письма в газеты с требованием закрыть оставшиеся в городе действующие церкви, в том числе и Преображенскую. Газета «Белгородская правда» поместила на своих страницах полное гнева письмо воинствующего атеиста:

«Почему не закрыты Преображенская и Смоленская церкви, самые удобные для ссыпки хлеба?

Дожди начались. Хлеб не может дальше оставаться под открытым небом. Нужны помещения. Надо немедленно не «поднять вопрос» — он уже поднят давно, а попросту закрыть Преображенскую и Смоленскую церкви. Расположенные в самом центре базара, поблизости от ссыпных пунктов, они наиболее удобные для ссыпки хлеба».

И все же местные власти не решились тогда закрыть главный храм города. Это произошло спустя несколько лет, когда общественное мнение было уже подготовлено к планируемой акции.

В Государственном архиве Курской области авторам очерка удалось разыскать документы, опровергающие устоявшееся мнение, будто бы в довоенное время Преображенский храм не закрывался. Увы! И его постигла участь многих других храмов.

16 июня 1934 года президиум Белгородского райисполкома принял постановление «О закрытии Преображенской церкви в гор. Белгороде и передаче здания местному полку под клуб». Мотивировалось это постановление тем, что находится церковь в центре города, где сосредоточены преимущественно государственные, советские и общественные учреждения, базар, торговые ряды, 136-й стрелковый полк, а так как «ранее существовавшая религиозная община Преображенской церкви распалась, а оставшиеся её члены проводят религиозные обряды в другой кладбищенской церкви (в гор. имеется всего 13 церквей), и имея в виду отсутствие в городе Белгороде соответствующих помещений для общественных культурных учреждений, в каковом нуждается и полк — возбуждено ходатайство граждан города, проживающих на территории расположения Преображенской церкви о закрытии последней и решение Белгородского горсовета — подтвердить и просить облисполком санкционировать закрытие Преображенской церкви и передачу здания её полку под клуб».

Было ли выполнено это постановление или нет — неизвестно, архивных документов за последующие пять лет не сохранилось. Но в 1939 году Преображенский храм уже не действовал, в нем разместился пункт «Заготзерно», который вёл изнурительную тяжбу с горсоветом за право занимать храм. В марте 1942 года, во время фашистской оккупации, Преображенский собор снова был открыт и действовал в течение всей войны. 10 августа 1945 года церковная община заключила с Белгородским горисполкомом в лице его полномочного представителя — заведующего городским коммунальным отделом В.И. Вершининым договор о том, что она приняла от горисполкома Преображенский собор в бессрочное и бесплатное пользование. После Великой Отечественной войны в течении более 15 лет в Преображенском соборе проводились богослужения и казалось, что теперь уже никогда не сгустятся чёрные тучи над куполами старинного храма. Но в 1960 году в коридорах власти вновь был поднят вопрос о закрытии Преображенского собора и уже в первых документах того времени шла речь об открытии в храме музея и планетария. Необходимость закрытия собора мотивировалась тем, что Преображенская церковь «по своему местонахождению наносит вред воспитанию молодого поколения».

Первоначально вопрос о закрытии храма обсуждался на партийных собраниях в Белгороде, а затем началась широкая кампания по созданию общественного мнения.

Неблаговидная роль быть инициаторами закрытия Преображенского собора выпала на долю студентов педагогического института, размещавшегося напротив собора в здании мужской классической гимназии имени его королевского высочества герцога Альфреда Эдинбургского (ныне здесь размещается теологический факультет Белгородского государственного университета). Именно молодому поколению, которому, по мнению властей, храм «наносит вред», было поручено дать старт кампании по закрытию храма.

Начался сбор подписей среди населения. Всего за закрытие храма подписалось 10 тысяч 31 человек 45 коллективов и улиц по месту жительства. Такая активная позиция белгородцев дала повод уполномоченному Совета по делам религии А. Сорочкину рапортовать своему начальству: «Подавляющая часть населения поддержала инициативу студентов пединститута о закрытии собора».

Да, многие белгородцы выступили за закрытие храма. И всё же, при 73-тысячном населении города Белгорода того времени не было «подавляющего большинства». Даже в те годы всеобщего одобрения и единодушия нашлось немало людей в городе, которые встали на защиту святыни. В разные инстанции обращались они с просьбой отменить кощунственное решение, писали письма в самые высокие структуры власти, Патриарху Московскому и всея Руси Алексию I (май 1961 г.), Председателю Президиума Верховного Совета СССР Л.И. Брежневу (июль 1961 г.), Первому секретарю ЦК КПСС Н. С. Хрущеву (февраль 1962 г., 14 мая 1962 .

Никто из руководства страны не поддержал верующих белгородцев. Все их письма вернулись назад в Белгород.

Силы в борьбе за храм оказались неравными. Проигнорировав все обращения верующих, горисполком принял решение о закрытии Преображенского собора.

После затянувшегося на целое десятилетие ремонта и перепланировки, изменивших интерьер храма, 22 октября 1973 года музей был открыт. В его шестнадцати залах, занимавших площадь 1116 квадратных метров на двух этажах, разместилось около четырех с половиной тысяч экспонатов и исторических документов с древнейших времен до начала 1970-х годов. От планетария пришлось отказаться из-за недостатка площади. У входа в православный храм, ставший музеем, установили изваяние каменной языческой «бабы» и пушку времён Полтавской битвы, с северной стороны храма по улице Коммунистическая поставили на «вечную» стоянку танк Т-34 и пушку времён Великой Отечественной войны, а с восточной, по улице Попова, — трактор 1930-х годов и огромную глыбу руды.

Двадцать семь лет в Преображенском соборе размещался музей. Вряд ли кто из белгородцев в те годы мог предположить, что пройдёт время, и собор снова вернут верующим. Ведь когда в 1973 году в здании собора торжественно открывался областной краеведческий музей, все полагали, что переселяется он сюда навсегда.

Но вот во второй половине 1980-х годов начало меняться отношение к Церкви. Повсеместно в стране стали раздаваться сначала робкие, а потом всё более настойчивые требования о передаче храмов верующим. В Белгороде в то время часто можно было видеть в самых оживлённых местах города группу молодых людей, собиравших подписи с требованием перенести музей из Преображенского собора и вернуть храм верующим. Многие поддерживали этих молодых людей и охотно ставили свои подписи.

В 1990 году по воскресеньям к Преображенскому собору начали приходить верующие люди. У крыльца они читали акафист святителю Иоасафу, усердно молились, чтобы Господь возвратил поруганную святыню.

19 августа того же года, в престольный праздник Преображения Господня, архиепископ Курский и Белгородский Ювеналий (Тарасов) в сослужении вновь назначенного настоятеля собора протоиерея Олега Кобец, секретаря епархиального управления игумена Иоанна (Попова) и других священнослужителей епархии, на крыльце Преображенского собора совершил первую после почти тридцатилетнего перерыва Божественную литургию.

В сентябре 1990 года собору была передана часть Ильинского придела , где начали совершаться ежедневные богослужения. В августе 1991 года храм был полностью освобождён в связи со вторым обретением мощей святителя Иоасафа, епископа Белгородского.

16 сентября 1991 года в Преображенский собор, при участии Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, крестным ходом были торжественно перенесены мощи святителя Иоасафа, прибывшие к этому дню из Курска. Так святитель Иоасаф вновь вернулся в свой кафедральный город своим присутствием освятил Белгород — место его последних подвигов. Десятки тысяч горожан приняли участие в крестном ходе. Перед Божественной литургией 17 сентября местными органами власти были возвращены Церкви в лице Святейшего Патриарха Алексия серебряные евхаристические сосуды, изготовленные ко дню прославления святителя Иоасафа в 191 1 году. До этого они находились в Белгородском краеведческом музее.

В 1992 году в Преображенском соборе было организовано Православное братство во имя святителя Иоасафа, епископа Белгородского. Члены этого братства — люди самых разных профессий — инженеры, архитекторы, педагоги, библиотекари, рабочие, вели духовно-просветительскую работу среди населения, помогали Русской Православной Церкви в восстановлении храмов, часовен, занимались благотворительностью. С их помощью был восстановлен источник Корсунской иконы Божией Матери в Монастырском лесу. В ноябре 1994 года с благословения архиепископа Курского и Белгородского Ювеналия, вышел в свет первый выпуск газеты Православного братства «Фавор». На страницах этой газеты печатались приходские новости, материалы по истории христианства, статьи духовно-про- светительского характера.

При Преображенском соборе с 1991 года существует воскресная школа. Ученики воскресной школы изучают Закон Божий, церковный Устав, совершают паломничес­кие поездки, проводят Рождественские ёлки и другие праздники.

Преображенскому собору требовался срочный капитальный ремонт. В 1992-94 годах были укреплены стены храма, установлены новые купола, сооружена ограда. Изменилось и внутреннее оформление собора. Группой скульпторов из Одессы и бригадой во главе со скульптором А.И. Серпуховым из Белгорода изготовлен новый двухъярусный, трёхчастный позолоченный иконостас. Иконы для иконостаса написаны белгородскими художниками и мастерами иконописи из Троице-Сергиевой лавры.

В 1993 году произошло второе обретение чудотворной иконы Николая Ратного, считавшейся навсегда утраченной. Эта одна из самых почитаемых святынь земли Белгородской находится теперь в Преображенском соборе.

В правом углу храмовой части, возле иконостаса, размещается рака с мощами святителя Иоасафа, епископа Белгородского. Резная сень над ракой выполнена резчиком И.В. Олейником. Им же выполнена резная сень над Плащаницей в левом углу храмовой части. В 1999 году группой художников под руководством А.С. Работнова был расписан купол храма. Работы по росписи стен храма завершены в 2005 году.

В 2004 году при кафедральном соборе был открыт образовательно-методический центр «Преображение», а на Рождество 2007 года состоялось освящение новой трапезной, разместившейся в отреставрированном здании бывшей приходской школы.

С каждым годом всё краше и краше становится главный храм Святого Белогорья и всё больше людей приходит сюда с молитвой, верой и надеждой, что этот дом Божий теперь всегда будет служить своему прямому предназначению — возрождению и преображению душ человеческих.