Меню

В каком заповеднике разводят зубров

Зубры: могучие потомки древних быков, нуждающиеся в защите

Когда-то по Европе бродили огромные стада диких быков — близких родственников американских бизонов. В древности народы Кавказа поклонялись этим мощным животным, олицетворяющим сокрушительные силы природы. Увы, статус священного животного не спас зубров — к ХХ веку из-за деятельности человека они оказались на грани исчезновения.

Почему зубры занесены в Красную книгу

Зубр — величественное и удивительное животное, чьи размеры поражают: взрослый самец может весить около тонны, а его высота в холке — около 180–188 см. Это сравнимо с ростом высокого мужчины! Зубр вооружен внушительными рогами. Есть даже версия, что его название происходит от слова «зуб», которым в славянских языках обозначался любой острый предмет.

Зубры живут маленькими стадами по 10–20 особей. Основу такой «социальной группы» составляют самки и молодняк. Взрослые самцы обычно пасутся в одиночестве и присоединяются к стаду только в период спаривания. Лидером группы всегда является старшая самка, так что можно сказать, что стада зубров организованы по принципу матриархата. Эти дикие быки могут жить до 30 лет, а взрослыми особи становятся примерно в четыре года.

Еще во времена Средневековья зубры были распространены очень широко. Но уже к XVII веку для них настали сложные времена. Люди охотились на зубров и вырубали леса, лишая их естественной среды обитания. К XIX веку поголовье диких быков существенно сократилось. Вероятнее всего, к тому моменту зубры сохранились только на Кавказе и в Беловежской Пуще.

Сегодня во всем мире осталось лишь около 5000 особей. И даже это можно считать чудом: в начале ХХ века этот вид чуть было не исчез с лица земли полностью. В 1921 году в Беловежской Пуще застрелили последнего равнинного зубра, а в 1926 году был убит последний дикий кавказский зубр. В какой-то момент на всей планете осталась лишь дюжина представителей этого вида, разбросанных по различным зоопаркам и заповедникам. Будущее зубра было как никогда мрачным.

Это интересно

Самые древние ископаемые останки зубров относятся к эпохе плиоцена, их возраст насчитывает около полутора миллионов лет.

Огромная работа по сохранению популяции позволила избежать полного вымирания. Все ныне живущие зубры являются потомками той крошечной популяции из 12 оставшихся в живых особей. И хотя ее низкое генетическое разнообразие серьезно угрожало выживанию вида, специалистам все же удалось достичь успеха: в 1950-х первые зубры, рожденные в неволе, были выпущены в леса Беловежской Пущи.

С тех пор прошло почти 70 лет, но зубры все еще в опасности. Они по-прежнему занесены в Красную книгу РФ, а природоохранные организации и правительство РФ разрабатывают меры по сохранению и увеличению популяции вида.

Территория зубра — заповедники России

На территории России крупнейшее стадо чистокровных зубров — 350 особей — обитает в национальном парке «Орловское полесье» (Орловская область), заповеднике «Калужские засеки» (Калужская область) и региональном заказнике «Карачевский» (Брянская область). Кроме того, 23 особи живет в заповеднике «Брянский лес» (Брянская область), 36 — в федеральном заказнике «Муромский» (Владимирская область), 22 особи — в заказнике «Клязьминско-Лухский» (Владимирская область), 54 — на территории Усть-Кубинского охотничьего хозяйства (Вологодская область), 17 — в Петровском охотничьем хозяйстве (Калужская область), 5 — на территории национального парка «Угра» (Калужская область), 22 — в Скнятинском охотничьем хозяйстве (Тверская область) и всего три особи — на территории Талдомского охотничьего хозяйства (Московская область).

Зубры обитают и на Северном Кавказе: 66 особей живет на территории федерального заказника «Цейский» (Республика Северная Осетия), 32 — на территории Тебердинского заповедника (Карачаево-Черкесская Республика).

Помимо этого, в России действуют два специализированных питомника зубров: в Окском заповеднике обитает 19 зубров и в Приокско-Террасном заповеднике живет 44 особи. Причем если говорить о последнем, то это один из самых миниатюрных биосферных заповедников нашей страны, его территория — всего около 50 кв. км. Но на этой небольшой площади живет более 50 видов животных, в том числе зубры и американские бизоны, а также 139 видов птиц.

Центральный зубровый питомник на территории Приокско-Террасного заповедника был создан еще в 1948 году известным натуралистом М.А. Заболоцким. Здесь не только разводят зубров в условиях, максимально приближенных к естественным, но и изучают особей, наблюдая за их поведением. Молодых зубров, выращенных здесь, выпускают на волю или отправляют в другие заповедники и заказники для поддержания генетического разнообразия изолированных популяций. За годы работы в разные зоопарки и заказники было отправлено более 300 зубров.

Окский питомник, работающий с 1959 года, также добился заметных успехов, хотя стадо, живущее здесь, вдвое меньше.

Однако, чтобы восстановить популяцию зубров, требовались и требуются решительные и масштабные меры. Еще в конце 1990-х годов при участии экспертов Всемирного фонда дикой природы была создана «Стратегия сохранения зубра в России». Ее целью стало создание в разных регионах страны некоторого числа крупных популяций, по 500–1000 особей в каждой, а также определение самых важных территорий, где зубры могли бы жить и размножаться. Одной из таких территорий стал Кавказ.

Увы, на Северном Кавказе к тому моменту популяция зубров была все еще очень мала. Поэтому WWF России, заручившись поддержкой ОАО «Курорты Северного Кавказа», привез и выпустил на волю несколько выращенных в питомниках зубров. Они влились в популяцию, однако эта акция имела не только экологическое, но и общественное значение. Выпуск зубров привлек внимание СМИ, и люди заинтересовались проблемой исчезновения диких быков.

Но просто выпустить животных на волю было мало. Нужно было также убедиться, что они хорошо себя чувствуют и смогут выжить. Для этого проводилось множество биотехнических мероприятий. Например, подкормка зубров в зимнее время и мониторинг численности стада. Кстати, эти меры реализуются до сих пор.

За последние годы из российских питомников на Северный Кавказ привезли 36 молодых зубров. Это положило начало формированию двух достаточно крупных групп животных, одна из которых обитает в Цейском заказнике, расположенном в Северной Осетии, а вторая — в Тебердинском заповеднике в Карачаево-Черкесии.

Однако этим меры по сохранению зубра в естественной среде обитания, конечно, не ограничиваются. Работа только начата. В 2012 году WWF России и Правительство Северной Осетии подписали соглашение о сотрудничестве, согласно которому предпринимаются масштабные меры по охране и разведению зубров. Сейчас идет работа по созданию третьего питомника зубров в России — он станет первым кавказским зубровым питомником. Кроме того, зубров поселят в еще одном заповеднике — в Турмонском заказнике. Здесь уже построен огромный карантинный вольер площадью пять гектаров. В нем животные, присланные из заказников Европы и России, будут дожидаться выпуска в дикую природу.

Совсем скоро будет разработана еще одна Стратегия сохранения зубра. Необходимо не только поддерживать уже имеющиеся популяции, но и создавать новые, а также расширять охраняемые территории и искать новые места, где стада зубров могли бы хорошо себя чувствовать. Мы чуть было не потеряли этот вид, однако благодаря усилиям неравнодушных к судьбе дикой природы людей он все же был спасен. Тем не менее зубры все еще в опасности, и до дня, когда они покинут страницы Красной книги, очень далеко.

Как можно спасти зубра сегодня?

Мероприятия по сохранению зубра требуют внушительных средств. Так, например, WWF для удобства своих сторонников разработал множество программ помощи. Если вы хотите поддержать зубров (или любую другую деятельность WWF), можно сделать разовое пожертвование или настроить ежемесячное списание средств, приобрести экосувениры или благотворительные сертификаты фонда. WWF благодарен за любую помощь и всегда аккуратно отчитывается перед всеми своими сторонниками за потраченные средства: на сайте вы можете найти финансовые отчеты и результаты аудиторских проверок.

P. S. WWF — крупнейшая природоохранная организация в стране.

Сохранение зубра в России

Марина Катыс: Последний живущий на воле зубр был убит на Кавказе в 1927 году. До этого, в феврале 1921 года, в Беловежской пуще был убит последний белорусский зубр. Таким образом, к 1927 году прошлого века в природе зубр был полностью истреблен.

Дело в том, что в Западной Европе с зубрами расправились еще раньше. На Британских островах и в Испании зубры исчезли в первых веках нашей эры. Во Франции последнего зубра застрелили в начале VI века. В 1762 году был убит последний зубр в Румынии (кстати, гербом этого государства является изображение головы зубра). В 1793 году некий Дитер Шметтерлинг добыл последнего зубра Саксонии.

А когда-то этому мощному и красивому зверю поклонялись как одному из символов родной земли.

Ольга Переладова — руководитель программы Всемирного фонда дикой природы в Центральной Азии.

Ольга Переладова: В начале ХХ века зубров оставалось очень мало. Их начали разводить из 12-ти зубров-основателей по всему миру, из которых один был кавказский, остальные — беловежские. И исходя из этого, образовались две линии — Беловежско-кавказская и чисто Беловежская.

В России после распада Советского Союза с популяцией зубров стало плохо, потому что основные популяции зубров, которые создавались в Советском Союзе, остались на Украине, Белоруссии, немножко — в Прибалтике.

И на Кавказе, где большинство из них пало жертвой ситуации, в том числе — политической. Остались крохи. Осталась популяция гибридного зубра, в крови которого, кроме зубра, есть американский бизон, поэтому по племенным книгам он не считается настоящим зубром. И остались остатки в Цейском заповеднике, но — именно остатки: то, что уцелело от браконьеров.

А собственно в России, в европейской части России, практически ничего не осталось, и мы все создаем снова. Все — сначала.

Марина Катыс: Какова численность российского стада зубров?

Ольга Переладова: По Кавказу: максимум — 50, по всем мелким группам. Хотя 50 — это очень оптимистичная оценка.

А в европейской части — это популяция, которая сейчас создается в Орловско-Брянско-Калужском регионе и Владимирской области. Здесь была выявлена территория, которая годится для того, чтобы на ней существовала так называемая самоустойчивая автономная популяция. Для того чтобы популяция диких животных была такой, она должна достигать численности от 500 до 1000 голов.

Здесь, в лесах и лесостепях этой части России, фактически с 1996 года Всемирный фонд дикой природы начал программу восстановления зубров при очень плотном взаимодействии с местной администрацией, в первую очередь — Орловской области. Господин Строев и администрация Орловского региона своим решением создали национальный парк «Орловское полесье» и выделили часть средств для этой программы.

Первые животные брались из наших питомников, из Окского и Приокско-террасного заповедника. Но тут животных оказалось недостаточно, потому что питомники находятся, мягко говоря, в не очень хорошем состоянии.

Часть животных нам дарят из Европы. Мы уже завозили животных из Голландии, Германии, Швейцарии, Финляндии, причем это всегда — подарок. Кроме этого, эти же страны находят часть денег для транспортировки зубров. Привозятся животные, которых какое-то время передерживают, затем смешивают с нашими зубрами и выпускают.

Сейчас дикая группировка зубров в «Орловском полесье» уже сильно за 70. К этой программе очень активно подключилась администрация Владимирской области, которая тоже выделила свои деньги. В общем, создаются очаги, которые, разрастаясь, будут взаимодействовать и образуют такую стабильную популяцию.

Марина Катыс: Действительно, в 1997 году губернаторами трех областей — Орловской, Калужской и Брянской — была утверждена межрегиональная Программа сохранения российского зубра. Она предусматривает разведение и последующий выпуск в природу молодых зубров.

Но что заставляет администрации тех же Владимирской и Орловской областей вкладывать деньги в восстановление численности зубра на этих территориях? В чем их резон?

Ольга Переладова: Может быть, понимание того, что наша природа — это непреходящая ценность. Может быть, в какой-то мере вопросы престижа. Трудно сказать. Но это — вещь очень позитивная, это можно только приветствовать. Они делают очень хорошее и полезное дело.

Сейчас, после распада колхозов и совхозов, очень много земель заброшено — на них не пашут, на них не пасут. Почему их не использовать для восстановления природы? А восстановление природы — это не просто «не трогать», это восстановление всего комплекса. Растительный комплекс никогда не восстановится, если нет животного комплекса, вершина которого — крупные животные, которые, кроме всего прочего, очень украшают ландшафт, привлекают экотуристов.

В национальном парке большой поток туристов, там есть что посмотреть, есть что показать. Это — вполне престижное мероприятие.

Смотрите так же:  Названия российских заповедников

Марина Катыс: Главной опасностью для зубра, не имеющего в природе естественных врагов, остается человек.

Уже были случаи браконьерского отстрела зубров?

Ольга Переладова: Хуже всего с этим было как раз в Брянской области, для отправки туда плохо сформировали группу зубров. Мы формировали группу не по тому, как ее надо формировать по социальной структуре и взаимодействию животных, а по тому, какие животные были у нас в наличии. Для Брянской области была сформирована группа молодежи, и в основном — европейской. А европейские зубры отличаются тем, что они привыкли к обитанию в открытых, но не в лесных условиях. Они привыкли к ухоженным домикам и к уходу. И когда они оказались перед выбором — где им оставаться, они начали уходить полями, они начали пытаться примыкать к стадам коров, часть из них ушла на Украину, то есть они все разбрелись кто куда. И тут очень многие животные попали под выстрелы. А те три зубра, которые уцелели, вернулись и стали выпихивать коров с фермы, и нам пришлось их вывозить обратно в заповедник.

Теперь в Брянскую область нужно будет сформировать новую группу, где будет наша, привыкшая к лесу корова-предводительница, которая не будет выпускать молодняк для конфликта с сельским хозяйством.

Марина Катыс: Это довольно, с одной стороны, комическая, а с другой стороны — трагическая ситуация, когда на колхозную ферму в достаточно глухой деревне приходит зубр. И что — он, действительно, начинает выгонять из помещения фермы коров?

Ольга Переладова: Именно так это и выглядело. Есть видеофильм. Сначала он попасся вместе со стадом коров, затем — вошел в эту деревянную ферму (просто сарай с воротами). Зубр туда вошел, и после этого оттуда с вытаращенными глазами вылетели телочки и бычки, а потом вышел такой довольный зубр: он теперь — хозяин. Действительно: и трагично, и комично. Пастух верхом на лошади пытался отгонять зубра от коров, но не преуспел, потому что зубр — зверь достаточно серьезный. Но с другой стороны, агрессии-то не было, ему просто стало неуютно. Молодые зубра привыкли к людям, к общению, а тут они остались такие бедные-бедные:

Марина Катыс: Российские ученые подключились к программе восстановления зубра после окончания Второй мировой войны.

К 1991 году на территории СССР уже существовали 24 вольно живущие группы зубров общей численностью почти полторы тысячи особей. Действовали 2 специализированных питомника.

Однако после распада СССР — к 1998 году — численность зубров снизилась в два раза, а на Северном Кавказе — более чем в три раза. Полностью были истреблены зубры в Ассиновском заказнике и Сунженском охотхозяйстве. В Цейском заповеднике стадо зубров сократилось почти в 6 раз. Только в Тебердинском заповеднике еще сохраняется стабильное стадо около 20 голов, но и эти данные недостоверны.

Рассказывает наш корреспондент в Ставропольском крае Лада Леденева.

Лада Леденева: Тебердинский государственный природный биосферный заповедник — один из самых живописных уголков Карачаево-Черкесии и всего Северного Кавказа. Занимающий территорию 86 тысяч гектаров, он расположен на границе России с Грузией. В верховьях рек, берущих начало на территории заповедника, еще 80 лет назад встречались огромные, величавые животные — кавказские зубры или «домбаи», как их называло местное население.

Рассказывает сотрудник Пятигорского бюро путешествий и экскурсий Валерий Безлепкин.

Валерий Безлепкин: Домбайское ущелье — место обитания древнейших замечательных животных — зубров. Само слово «домбай» — с карачаевского языка переводится как «зубр». Зубры обитали в этих местах, и было их очень много, но, увы, хищническое истребление привело к тому, что этих животных практически не стало. Предположительно последний зубр был убит в 1927 году у подножия горы, которую впоследствии так и назвали Домбай-Ульген, что значит «мертвый зубр».

Позже этих животных завезли из Приокско-террасного заповедника, а также из Беловежской пущи и выпустили в Тебердинском заповеднике.

Марина Катыс: К середине 80-х годов популяция насчитывала 1300 особей. Зубры жили на территории более 150 тысяч гектаров горно-лесных угодий.

Продолжает Лада Леденева.

Лада Леденева: В Тебердинском заповеднике восстановления поголовья зубров началось в 1968 году. Рассказывает директор по науке Тебердинского заповедника Омар Семенов.

Омар Семенов: Группа из 20-22 особей двумя партиями была завезена в 1968 году в Архыз, где есть Архызское отделение Тебердинского заповедника, и там была проведена реаклиматизация. С 1968 года, после того, как сюда были завезены зубры, начался постепенный рост их численности. Это достаточно обычное явление, поскольку любой вид, более-менее сходный с экологическими нишами, в которых он был раньше и в которые его поместили в настоящее время, как правило, в большинстве случаев в первые годы дает рост численности.

Это мы наблюдали до конца 80-х годов, максимальная численность достигла 56 зубров. После этого, поскольку не было притока новой крови, не было обмена генами ( ау популяции есть свои механизмы и способы регулирования численности, когда идет близкородственное скрещивание) начался имбридинг.

У нас есть подозрения на это. Но провести исследования в этом направлении достаточно тяжело, а главное — очень дорого, и мы пока не можем себе этого позволить. Это — очень серьезная проблема.

Последние учетные данные показали, что у нас осталось около 18-20 особей. Очень бы хотелось, конечно, получить хотя бы маленькую партию из четырех самцов и четырех самок кавказско-беловежской расы, чтобы вновь обновить кровь.

И еще: зубр — это символ Кавказа и символ Карачаево-Черкессии, в частности, с ее знаменитым Домбаем. Хотелось бы, чтобы он был здесь всегда.

Марина Катыс: И снова я обращаюсь с вопросом к руководителю программы Всемирного фонда дикой природы в Центральной Азии Ольге Переладовой.

В Тебердинском заповеднике существует проблема имбридинга — там сохранилось небольшое стадо и им нужна свежая кровь. Получить ее довольно тяжело, особеннно — в условиях, когда заповедник не работает с Всемирным фондом дикой природы (WWF). Около 400 долларов стоит только анализ крови, еще — надо получить животное, перевезти его — заповеднику это не под силу.

Не приведет ли такая ситуация к тому, что существующее уже в Тебердинском заповеднике поголовье зубров деградирует как популяция?

Ольга Переладова: Во-первых, такая проблема существует в каждой маленькой группе — не только в Тебердинском заповеднике. Все зубры разводятся в зоопарках или питомниках, везде маленькие группы, и везде эти проблемы — и имбридинга, и генетически передаваемых заболеваний, и понижения продуктивности.

Именно в связи с этим, необходим обмен половыми партнерами. Пытаются для этого использовать не транспортировку собственно зубров, а пользоваться современными технологиями — например, перевозить замороженную сперму.

Именно это — одна из задач группы Международного союза охраны природы по зубрам. Они должны это планировать и рекомендовать: кому откуда подвезти, чтобы были наиболее дальнородственные животные. Но это — в идеале. В реальности, конечно, все не так просто, и очень многое из того, что нужно было бы делать, не делается.

С другой стороны, в группе, которая живет в природе, последствия имбридинга сказываются гораздо меньше, чем в группе, которая живет в зоопарке. В природе популяция проходит состояние «бутылочного горлышка» — когда идет очень большой отход, в том числе — отход молодняка, то есть все фактически нежизнеспособные особи вымирают, и дальше природа берет свое, диапазон генетической изменчивости дает всплеск — и ничего особо страшного не происходит.

Хотя, конечно, подвезти в Тибердинский заповедник животных кавказско-беловежской линии, но — не близкородственных к тем, которые у них сохранились, было бы очень полезно.

Марина Катыс: Сегодня встретить дикого зубра в Тебердинском заповеднике крайне сложно: во-первых, численность их невелика, а во-вторых, это — дикие животные, избегающие контакта с человеком.

Рассказывает Валерий Безлепкин.

Валерий Безлепкин: В дикой природе мне зубра приходилось видеть только издалека. Дело в том, что я работал раньше инструктором по горному туризму. И вот однажды мы увидели издалека зубра, бинокли были нарасхват, конечно. Ведь это большая редкость — увидеть его. Мы были потрясены, восторг был неописуемый. Это вполне миролюбивые животные.

Марина Катыс: Директор по науке Тебердинского заповедника Омар Семенов изучает зубров много лет, и его наблюдения также свидетельствуют о миролюбивом характере этих животных.

Омар Семенов: Во-первых, это очень мощное животное, высота его в холке достигает 2 метров, это — почти тонна веса.

Удивительное дело, в Архызе я тропил по следу зубров (мы изучали их жизнь, суточную активность). Я, когда проходил бурелом, шел след в след зубру. Сколько весит он — килограммов 800-900, и сколько вешу я — килограммов 80-90. И вот, когда я наступил на его след, я провалился, а он — нет. Удивительно, да? Удивительно, но факт.

Мне стало интересно. Я провалился в снег где-то по пояс. Я раскопал это место, чтобы посмотреть: оказывается, он наступил на пересечение двух деревьев, толстых сучьев, поставил ногу именно на это пересечение, а я ошибся буквально на два сантиметра, поэтому я соскользнул вниз, а он прошел. Чутье:

Мы неоднократно их наблюдали, были и встречи. Самое близкое расстояние, на которое мне удалось подползти к ним, — 20 метров. Они уже полностью одичали, они реагируют на запах, на дым. Они уже совершенно не ручные, какими были раньше, когда подпускали людей на довольно близкое расстояние и спокойно можно было их фотографировать. А сейчас — уже нет, сейчас уже полностью они одичали.

Марина Катыс: На Северном Кавказе охрана зубров от браконьеров осложняется не вполне доброжелательным отношением дислоцированных там военных к работе сотрудников заповедника. Значительный ущерб заповеднику нанесли военнослужащие погранзаставы Северокавказского регионального погрануправления.

Продолжает Омар Семенов.

Омар Семенов: Недавно пограничники срубили на территории Кавказского заповедника деревья — около 100 кубов леса.

Когда приезжали «контрактники» и стояли в Архызе, они расстреляли все наши горные избушки, разобрали полы — в печку, разрушили сарай, где мы держали лошадей. А попробуйте высоко в горах построить хотя бы одну избушку. Это — колоссальный труд, средства, время.

Это — большая проблема. Мы писали по этому поводу бывшему командующего Пограничной службы Итоцкому, но никаких мер принято не было. Это — наша большая проблема, поскольку запретить находиться пограничникам там мы не можем. Это -федеральная служба, мы — тоже федеральная служба. Но они живут по-своему, мы живем по-своему.

Марина Катыс: Уже 7 лет Всемирный фонд дикой природы осуществляет в Орловской области долгосрочную программу создания вольно живущих популяций зубра. В 2002 году к программе присоединилась Владимирская область.

Сейчас в национальном парке «Орловское полесье» вольно живут около 70 зубров, каждый год появляются телята, которые, когда вырастут, станут настоящими дикими зубрами.

И снова я обращаюсь с вопросом к руководителю программы Всемирного фонда дикой природы в Центральной Азии Ольге Переладовой.

Первоначально, до того, как деятельность человека вытеснила зубра с его территории, каков был ареал обитания зубров в России?

Ольга Переладова: Практически — вся Европа. Далеко на север он не шел, но он поднимался практически до Владимира. Ареал его обитания — лесостепи всей Европы: не только российской ее части, но и центральной Европы, и Кавказ. Это были два разных подвида, адаптированные, соответственно, к равнинным местам обитания и к горным.

Марина Катыс: На Кавказе последний зубр был убит в 1927 году. Тогда оставался один зубр кавказского подвида, который, видимо, находился в заповеднике, и от него пошла беловежско-кавказская линия. Сейчас удается сохрангить эти две разные линии — кавказского и среднерусского?

Ольга Переладова: Исходно, как начали их разводить и восстанавливать, зубров держат как отдельные линии — чисто беловежскую и беловежско-кавказскую. И на всех зубров ведется Международная племенная книга, где отслеживается происхождение абсолютно каждого животного. И разводят их отдельно.

Марина Катыс: За последние 4 года в рамках программы сохранения европейских зубров Всемирный фонд дикой природы перевез в Россию 58 животных. В орловских и брянских лесах уже живут 76 зубров, за это время у них родилось 30 телят.

Но опасность гибели этих редких животных от рук браконьеров сохраняется. Существует ли ответственность за отстрел зубра?

Ольга Переладова: Существует. В законодательстве Российской Федерации. Штрафы должны накладываться, и очень серьезные, это — энное количество тысяч долларов. Но вы должны задержать этих браконьеров:

Марина Катыс: Был хоть один прецедент, когда человека.

Смотрите так же:  Рисунки про заповедник

Ольга Переладова: Были, конечно, и не один, а много. И не только в Теберде, в Кавказском заповеднике. Но на Кавказе это совсем не просто. На Кавказе вопросы браконьерства — не самый главный приоритет. На Кавказе браконьерство было, есть и, я думаю, будет всегда. Борьба с браконьерством тоже есть, и инспекторы гибли неоднократно.

Марина Катыс: Зубр, в отличие, допустим, от тигра или леопарда, — это — просто мясо.

Ольга Переладова: Совершенно верно. Еще трофей — голова с рогами, но это — редко. У нас в тех ситуациях, когда нужно отстрелять в питомнике уже совсем старого, уже больного, негодного для воспроизводства зубра, тогда (получив на его отстрел разрешение Минприроды и все прочее) на этот отстрел продается лицензия. Потому что есть любители получить такой трофей.

Но это — другое. А вот то браконьерство, которое процветает на Кавказе, это — просто мясо, совершенно верно.

В советские годы на Кавказе браконьерство на мясо (в том числе — на территории Кавказского заповедника) велось промышленными масштабами, когда залетал вертолет, били оленей и зубров (их там тогда уже было больше тысячи), и вертолетом же вывозили. И если егеря пытались задерживать, то были случаи перестрелок.

Когда люди из деревень стреляют одно животное на прокорм своей семьи или соседей — это вещь понятная. Но когда идет промышленная заготовка мяса для торговли и использования в ресторанах, это — особая вещь.

Марина Катыс: Как вы оцениваете перспективы зубра?

Ольга Переладова: Я, вообще, очень большой оптимист. Наша центрально-европейская популяция растет.

Сейчас в рамках европейской инициативы по крупным травоядным аналогичная группировка создается в Карпатах — на границе Польши, Румынии, Белоруссии и Украины. Единственно, там она будет отличаться тем, что будет «очаговая», потому что горные ущелья не дают возможности образовывать сплошную популяцию. Тем не менее, это еще один очаг.

Очаг беловежский существует. Там было распространено заболевание, но это не инфекция, а условно-патогенная флора. Эта популяция имеет свое будущее.

Так что я верю, что (при том, сколько внимания сейчас привлечено к этому виду) будущее у зубра, безусловно, есть.

Марина Катыс: Это только благодаря тому, что восстановление зубра стало международным проектом, и в нем участвует много стран, идет обмен генофондом, животными, и привлечены большие деньги.

Ольга Переладова: Совершенно верно. В любом случае, сотрудничество возможно только на международном уровне. Уже есть возможность восстановления центрально-европейской популяции, основы заложены. Если — не будет браконьерства, не будет повального избиения животных. Очень важный аспект — работа с населением и объяснение: зачем мы это делаем, почему мы это делаем, почему возвращаем в природу символ русских лесов.

Марина Катыс: В настоящее время в России планируется создание крупных — до тысячи голов — популяций зубра в нескольких регионах. Первый — Смоленская, Брянская, Калужская и Орловская области. Второй — Рязанская и Владимирская области. Третий — Новгородская и Вологодская области.

На это потребуются в течение 20 лет ежегодные расходы в размере 60 тысяч долларов.

На Кавказе, по мнению ученых, желательно сохранить существующее поголовье зубра, но в связи с нестабильной современной политической ситуацией дальнейшие работы в этом регионе не рассматриваются как первоочередные.

По мнению большинства специалистов, если у зубра есть будущее — то именно в России. В Центральной и Южной Европе практически не осталось районов, пригодных для обитания зубра, почти все равнинные и предгорные территории уже освоены человеком. В России же пока еще возможно создание крупных популяций этих животных.

Зубр (Bison bonasus) — дикий лесной бык, самое крупное копытное животное Европейского континента, которого по праву считают современником мамонта. Длина тела быка доходит до 3 – 3,5 метров, высота в плече 1,7 – 2 метра, вес может достигать одной тонны. Шерсть у зубра на передней части туловища густая, мягкая и длинная, от чего зрительно он кажется еще более массивным и мощным. А вот голос у зубра скорее похож на глухое хрюканье и плохо соответствует создавшемуся впечатлению животного – великана.

Письменные данные о зубре известны еще с III столетия до н.э., а ископаемые останки предков зубров относят к плиоцену (1,5 млн лет назад). Для большинства народов этот мощный и красивый зверь олицетворял силы природы, имел традиционное культовое значение, ему поклонялись как одному из символов родной земли.

Зубр – символ всего природоохранного движения по спасению редких и исчезающих видов животных. Благодаря разведению в питомниках он стал единственным в мире видом, сохранившимся только в неволе, и успешно возвращающимся в природу!

Только человек виноват в исчезновении зубра в дикой природе. Браконьерство, вырубка и выжигание лесов, ничем не ограниченный отстрел животных в периоды войн, народных волнений и революций привели к тому, что к 1927 году в природе зубр был полностью истреблен. В 1927 году во всем мире, причем только в неволе, осталось всего 48 зубров в зоопарках Европы. С 1933 года по 1939 год в СССР проживал один-единственный чистокровный зубр по кличке Бодо, чудом сохранившийся в заповеднике под Херсоном.

Благодаря деятельности питомников и зоологических садов зубр был спасен от полного исчезновения. Сейчас численность мирового поголовья зубров около 4500 голов, из них около 3000 зверей живут на воле.

Как долго живут зубры?

Зубров нельзя отнести к числу долгожителей среди животных. Их век сравнительно короток и не превышает 30 лет. Самцы обычно живут лет на 10 меньше, чем самки. Зарегистрированный предельный возраст самцов равен 23 годам, но большинство из них погибает от старости в возрасте 19-20 лет. Растут зубры довольно медленно. Полного физического развития самцы достигают к 10 годам, самки — к 7 годам.

Сколько длится беременность зубра?

Первого зубренка самки приносят по достижении трехлетнего возраста. Беременность продолжается около 9 месяцев. Девяти-десятимесячных телят отсаживают от матерей. Большая часть зубрят появляется на свет в мае-июне.

Чем питаются зубры?

Зубры питаются травянистыми и древесными растениями. Пасутся преимущественно на лесных полянах и в поймах небольших речек и ручьев, а осенью на скошенных полянах, поедая отаву. Самые любимые из древесных пород: ива, осина и дуб. Зубры объедают тонкие ветви с листьями, с молодых деревьев обдирают и едят кору. Очень любят желуди.

В питомнике в летнее время зубров дважды в сутки подкармливают комбикормом и древесными кормами, а зимой добавляют еще сено и сочные корма — резаную свеклу или морковь. В среднем взрослая зубрица за одно кормление получает около 2 кг комбикорма, а взрослый зубр – 3 кг. Зубрята начинают получать сухие корма с двухмесячного возраста. В каждом загоне имеется соль-лизунец с минеральными добавками.

Какой у зубра характер?

По своему характеру зубры скорее робкие, застенчивые животные. В лесу на свободе они обычно избегают встреч с человеком и, увидев его, убегают. В загонах питомника держатся гораздо смелее, хотя и подчиняются зуброводам. Очень хорошо зубры запоминают звуки, сопровождающие раздачу корма. Например, в питомнике зубры на завтрак и ужин (обеда у них нет) приходят на звук охотничьего рога или горна.

Чем отличаются зубр и бизон?

Различия между зубром и американским бизоном незначительны. У зубра более высокий горб, отличающийся по форме, более длинные рога и хвост. Голова зубра поставлена выше, чем у бизона. Тело зубра вписывается в квадрат, а у бизона — в вытянутый прямоугольник, то есть у бизона длиннее спина и короче ноги. В жаркое время года задняя часть бизона покрыта очень короткой шерстью, почти лысая, в то время как у зубра во все времена года шерсть развита по всему телу. Оба вида примерно одинаковы по величине, хотя американский бизон за счет приземистости выглядит компактнее и сильнее.

Мирослав Мадейски о проблемах разведения зубров в Беларуси и России

Одной из приоритетных задач по сохранению разнообразия живой природы является разработка стратегий и практических мер по сохранению редких и исчезающих видов животных и растений, занесенных в Красные книги. Среди них европейский или беловежский зубр (Bison bonasus L.).

«23» января 2019 года Министерство Природных Ресурсов опубликовало информацию о результатах заседания Рабочей группы по вопросам сохранения европейского зубра в РФ, обсудившей планы дальнейшего пополнения существующих в природе группировок зубра в России. Также были рассмотрены вопросы, связанные с программой Союзного государства Российской Федерации и Республики Беларусь по сохранению европейского зубра и формированию стада зубров в Национальном парке «Смоленское Поозерье».

Некоторое время тому назад мне в руки попался текст программы Союзного государства Российской Федерации и Республики Беларусь по формированию оптимального ареала европейского зубра как гарантии его долговременного сохранения, утвержденной «20» декабря 2013 года Министерством природных ресурсов и экологии РФ (Донской С.Е.) и Министерством природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь (Цалко В.Г.).

Это соглашение я посчитал тогда революционным подходом к восстановлению того, что уничтожило человечество, но как-то не вписывающимся в реальные действия, направленные на развитие зубров, особенно в России. И как дело сдвинулось с мёртвой точки, я посчитал нужным поглубже изучить программу и ознакомиться с существующими группировками зубров.

Целенаправленно сокращаю оригинальный текст, чтобы сохранить только суть программы. С полным текстом можно ознакомиться на официальном сайте МПР http://www.mnr.gov.ru Информацию из других источников и свое собственное мнение, сложившееся на основании личного знакомства с некоторыми группировками зубров в России, выделяю наклонным шрифтом.

Зубр – единственный сохранившийся на европейском континенте дикий вид рода бизонов (Bison) и самое крупное копытное животное фауны Евразии. Благодаря красоте и мощи на протяжении веков он был не только желанным охотничьим трофеем для высшей знати, но и объектом поклонения и восхищения, символом первобытного леса и дикой силы природы. В течение 600 лет беловежский зубр и его последнее пристанище – Беловежская пуща находились под опекой вначале литовских князей, польских королей, а затем и русских императоров. Но постоянная техногенная экспансия на природные места обитания, сопровождающая развитие цивилизации, вырубка и выжигание первозданных лесов, передаваемые от домашнего скота болезни, наряду с бесконтрольным истреблением зверей в природе, войнами, народными волнениями и революциями привели к полному истреблению зубра в дикой природе в начале ХХ века. И только благодаря сохранившимся в неволе 12 способным к воспроизводству животным (основателям) ученым удалось предотвратить полное исчезновение вида с лица земли и начать планомерную работу по его возрождению и возвращению в естественную среду обитания.

В данном случае для восстановления исчезающего вида животных важнейшим является обеспечение и поддержание численности минимальной жизнеспособной популяции вида, т.е. такой численности, при которой гарантируется ее способность к самовоспроизводству в течение неопределенно долгого времени, а также наличие генетической изменчивости, достаточной для того, чтобы за счет естественного отбора адаптироваться к изменениям условий природной среды.

Официально определено, что европейский зубр от исчезновения спасен, и угроза его вымирания в ближайшее время устранена. Однако проблема сохраняется и заключается в том, что для обеспечения гарантии его долговременного сохранения как биологического вида недостаточно существования тех сравнительно небольших группировок. Сейчас по данным 2011 года на земном шаре 4663 зубра, в т.ч. в Польше – 1238, Республике Беларусь – 1084, России – 660, Германии – 549, Украине – 254, Франции – 123, Швеции – 109, Литве – 106, Румынии – 97, других странах — 443.

Главной задачей является обеспечение максимально возможного генетического разнообразия формируемых популяций для придания им способности поддерживать определенную степень пластичности для адаптации к изменяющимся условиям среды обитания.

В Западной и Центральной Европе не сохранилось естественных участков территорий, по площади достаточных, по мнению современных специалистов, для обитания полноценной популяции вида; такие пространства для размещения 1000 и более особей на территории Европы сохранились только лишь в России. Однако возникает вопрос: почему авторы документа посчитали, что это должно быть 1000 особей? Даже в России, где имеются огромные пространства заброшенных сельхозпроизводителями земель, нет больших территорий, непосещаемых человеком. Лесорубы, охотники, рыболовы, отдыхающие на базах, дачах и прочее существуют повсеместно. Из этого следует, что такая группировка изолировано обитать просто не может. Скорее всего, реально добиться лишь того, чтобы разводить группировки из нескольких десятков зубров в определенном регионе, обеспечивая возможность миграции между ними (группировками). Такой подход облегчил бы специалистам возможность проведения контролируемого генетического обмена, с чем у зубров всегда проблема, поскольку они создают закрытую организованную общину с чёткими иерархическими отношениями.

В Беларуси создано 6 новых территориальных группировок зубра, а общая численность в 2013 г. составила около 1150 особей (с учетом зубров, содержащихся в неволе). Однако в силу высокой освоенности территории Беларуси в настоящее время невозможно обеспечить свободный контакт и генетический обмен между отдельными группировками, что в дальнейшем может привести к усилению потерь генетического разнообразия и жизненного потенциала из-за инбридинга.

Смотрите так же:  Заповедник черноморского побережья

Кроме того, в некоторых группировках уже наблюдается превышение экологически оптимальной численности общим числом в 200 — 250 особей. Таким образом, в пределах национальной территории Беларуси главную проблему по созданию полноценной жизнеспособной популяции, даже в 1000 особей и более, решить невозможно. Однако имеется значительный резерв полноценных особей зубров для использования их в качестве основателей новых популяций в кооперации с Россией.

В России, несмотря на достигнутые успехи в период существования СССР, общая численность зубров уже в 1998 г. снизилась по сравнению с 1992 г. с 569 до 274 особей, из которых 185 особей жили в вольерах. Аналогичным образом изменялась ситуация и с беловежско-кавказским зубром. Из-за политической нестабильности в регионе Северного Кавказа возникла угроза полного истребления акклиматизированных здесь зубров. В 1998 г. по сравнению с учетом 1992 г. численность упала с 384 до 103 особей и продолжала падать. В 2007 г. численность составила около 350 особей.

В результате реализации программы по сохранению российского зубра, запущенной в 1997 году и утвержденной губернаторами трех областей (Орловской, Калужской и Брянской), было создано 10 новых группировок зубров, общей численностью около 200 особей. Однако низкие темпы популяционного роста этих группировок в силу различных причин не позволяют в ближайшем будущем ожидать достижения необходимого уровня численности популяций.

Причиной того, по моему мнению, а точнее сказать основной ошибкой явились действия на авось. Губернаторы поручили, деньги выделили, исполнители приказ выполнили. Зубров привезли, дав им команду: «Живите!». Скудное несбалансированное подкармливание, отсутствие сооружений для профилактических действий, ветеринарной антигельминтной обработки и лечебных мероприятий – всё это далеко не в пользу возможного темпа роста численности животных. Селекционные работы, скорее всего, не велись по причине принципиального подхода, что этих редких животных на этапе восстановления как вида нельзя изымать из природы.

Общая численность чистокровных зубров, в Центральной России сейчас составляет 723 особи, из которых 615 обитает на воле, а остальные содержатся в зоопарках и в двух племенных центрах (питомниках), расположенных в Приокско-Террасном и Окском заповедниках. А также 670 чистопородных особей имеется в Кавказском регионе.

Для успешного старта и осуществления Программы могут быть использованы следующие благоприятные обстоятельства.

1. Наличие в Беларуси группировок с высокой численностью и воспроизводством, в том числе с уже имеющимся на сегодняшний день популяционным резервом для расселения в количестве 200 — 250 особей.

2. Наличие предварительно определенных в рамках Межрегиональной программы сохранения российского зубра, а также Стратегии сохранения зубра в России регионов для формирования полноценных популяций зубра.

3. Возможность реконструкции существующих (в Приокско-Террасном и Окском заповедниках) и создания новых (в Беловежской пуще) селекционно-племенных питомников с обновлением племенных стад на основе планов международного обмена генофондом вида.

4. Возможность объединения научных знаний, опыта и новаций в отборе участков территорий и экологической оценке степени их благоприятности для вселения зубров и формирования жизнеспособных популяций, которые наработаны в рамках белорусской Программы по расселению, сохранению и использованию зубра, а также в рамках Межрегиональной программы по сохранению российского зубра, и зафиксированы в Стратегии сохранения зубра в России.

5. Возможность применения новейших инновационных высокотехнологичных методов оценки качества мест обитания, мониторинга состояния, изучения миграций и организации охраны стад с использованием дистанционных, радиоэлектронных и др. методов, в том числе с привлечением беспилотных авиационных комплексов (БАК) различного типа, аэро- и космических фотоснимков.

6. Возможность создания в перспективе условий для коммерческого использования зубров путем организации трофейной охоты, что позволит проводить селекционную работу в свободноживущих популяциях и привлечь внебюджетные средства для софинансирования работ по поддержанию полноценных популяций зубра.

Вот, наконец-то белорусские авторы программы заметили, что без селекционной работы и коммерческого использования путь к заметным результатам будет закрыт. Если принять за аналог работы Всемирного Сообщества в Южной Африке по восстановлению исчезающих видов животных, то сразу будет видно, насколько эффективнее на старте программы связывать работу по восстановлению с коммерческим использованием, потому что это соответствует психологии человека: действовать, если есть стимул или экономический интерес. Результат на лицо. На каком-то этапе уже не потребуется вкладывать бюджетные деньги в содержание животных. Кто-то скажет, что если в России создать лазейку к праву добычи, то сразу образуется армия халявщиков, которая уничтожит весь труд. А африканцы-то лучше? Смею предположить, что хуже, но там было создано противостояние ворам-браконьерам со стороны профессиональных охотников (здесь охотпользователи), для которых это надежда и гарантия долгосрочного стабильного бизнеса.

В результате выполнения Программы и внедрения ее разработок Россия сможет стать обладателем крупнейшей в мире популяции беловежского зубра. Беларусь и Россия получат возможность организации широкого коммерческого использования зубра вначале в виде селекционного изъятия для оздоровления популяций, а после для достижения оптимальной плотности – изъятия избыточной части для сохранения высокой продуктивности популяции.

Россия и Беларусь создадут себе таким образом позитивный имидж в сфере возрождения едва не исчезнувшего вида животных планеты. Будет расти привлекательность территорий для зарубежных гостей и партнеров, развиваться экологический и охотничий туризм.

Внедрение генетически обоснованного плана разведения зубра в вольерах и технологии повышения генетической гетерогенности стад зубров свободноживущих популяций, а также санитарно-паразитологического контроля популяций, методов проведения ранней диагностики, профилактики и ликвидации очагов возможных инфекций и инвазий будет иметь значительную социально-экономическую эффективность, Так в Беларуси при современной численности 1156 зубров ежегодно можно изымать (добывать, в том числе охотой; продавать живьем) 140 животных.

Авторы программы подчеркивают, что новые инновационные методы и средства лечения, а также профилактики инвазионных болезней зубров позволят улучшить физическое и физиологическое иммунное состояние животных, повысить их воспроизводство и выживаемость. Улучшение санитарного и паразитологического состояния районов формирования новых популяций зубра повысит воспроизводство и выживаемость, генетический потенциал популяций.

Необходимо проведение генетических исследований, мечения, паспортизации, разработка рекомендаций, позволяющих подобрать наиболее полноценных зубров-основателей для создания новых популяций, а также элиминировать непригодных для воспроизводства и здоровья популяций зубров.

В дальнейшей части материала приложены расчёты для обоснования бюджетных расходов Союзного государства на содержание зубров. Там указана внушительная сумма на ежегодное финансирование. Однако принятая программой схема лучше вписывается в государственную, более централизованную, экономическую систему Беларуси. К тому же, зубрами в Беларуси заведует Управление делами президента, тем самым дисциплина здесь на высоте. В России всё по-другому: там, где планируется завести зубров, почти все сельхозземли и охотугодья частные. Но зубры-то не будут соблюдать границ национальных парков и заповедников, где их прописали. Не получится ли так, как с дальневосточным тигром? Государство выделяет всё больше и больше денег на содержание животных, которым уже не угрожает исчезновение, тем самым, увеличивая, с одной стороны, численность так называемых легальных браконьеров, а с другой — вредит интересам сельхозпроизводителей и охотпользователей. Конечно, рано ещё делать зубра охотничьим животным, но дать право разводить и содержать зубов охотпользователям, имеющим для этого условия и средства, с правом селекционного изъятия, считаю необходимым на начальном этапе реализации программы. Сейчас в России очень активно развивается содержание диких охотничьих животных, особенно оленей. Некоторые частные инвесторы вкладывают сумасшедшие деньги на обустройство сооружений, покупку основного стада производителей и даже скупают заброшенные земли сельхозназначения, непригодные для классической сельхозпродукции. Для оленеводов зубр не может быть вредителем, потому что тогда программа по зубру провалилась бы. Частный инвестор будет лучше заботиться о своей собственности и обеспечивать уход за животными на высшем уровне. Вот, к примеру, специалисты пишут, что при благоприятных условиях зубрица может рожать ежегодно. Я провел опрос в некоторых действующих заповедниках, который показал, что приплод ниже 50%, а это означает, что на самом деле даже не каждая зубрица рожает через год. Причина очевидна – слабый организм. А сколько гибнет? Не публикуется и принимается за естественный отбор.

Однако прорыв заключается в том, что программа учитывает в расходах полное диагностирование здоровья животных и уже не интуитивную селекцию. На оборудование и содержание лаборатории запланированы очень большие расходы. В Беларуси одна тысяча зубров, в России 700.

Не так давно я создал собственный «Центр проблем здоровья диких охотничьих животных» со своей лабораторией, деятельность которого сейчас охватывает рынок более 10 000 особей оленей, муфлонов и кабанов, содержащихся в вольерах Центральных областей России, и на основании этого опыта могу сделать следующий вывод. Прежде, чем успели научить ветеринаров использовать инструменты, обездвиживать животных и собирать пробы, оборудование технологически устарело. Распечатанные реагенты для небольших партий проб или от заболевших животных нужно утилизировать, что делает анализы очень дорогими. От Беловежской пущи до Вологды или Кавказа около 2000 км. При таких расстояниях транспортировка проб, пригодных для качественного анализа, нереальна, несмотря на уровень расходов. Здесь серьёзно нужно всё обдумать и хорошо пересчитать, прежде, чем принимать решение о расходовании денег. Или по-прежнему расходование бюджетных средств считать не нужно?

Не меньшая проблема возникает и с селекционным отбором. Как элиминировать злоупотребление полномочиями госслужащих? Для покупателя, он же охотник, желанной добычей является красивый и большой трофей. А при настоящем отборе в целях воспроизводства для продажи должен выделяться только селекционный мусор. В России большая часть элиты охотников – это чиновники. Если все зубры в госучреждениях и содержатся за счет государственных средств, то как оградиться от государственных халявщиков? В Беларуси с этим попроще, потому что дисциплина повыше.

Жесткий селекционный отбор способствует увеличению рождаемости, выращиваемости и трофейных качеств.

Вообще-то, если принять во внимание, что создаваемая программа по зубрам — это бизнес-проект, то это отличная перспектива для большого бизнеса. В расчётах программы правильно принята средняя стоимость за отстрел зубра 15 000 Евро. Если учесть, что за счет сопутствующих услуг эта сумма для охотника удваивается, то уже в недалеком будущем проект станет окупаемым. Кто-то скажет, что сейчас для отстрела в Беларуси пока выделяется всего несколько животных в год, стоимость удерживается на уровне 15 000 Евро, но что же будет с ценой, когда появится возможность отстрела двух – трех сотней голов? Ну, во-первых, к примеру, в Польше цена намного выше, а во-вторых, по аналогу стоимость традиционного трофея — многочисленного европейского благородного оленя — зачастую превышает 15 000 Евро, и цены растут, несмотря на сильный рост численности оленей. Отдельной проблемой может стать конкурентная борьба между Беларусью и Россией. Беларусь-то находится в более выгодной позиции из-за своей близости к Европейскому рынку, культура обслуживания повыше, да и бренд «Беловежская пуща» раскручивать не нужно. Если до выдачи средств финансирования будущее не будет чётко оговорено, конфликты неминуемы.

Справочно от Минприроды РФ:

СПРАВКА

На сегодняшний день на территории Российской Федерации обитает около 1500 вольноживущих зубров, из них:

  • 850 с примесью бизоньей крови — на территории Кавказского государственного природного заповедника;
  • 630 чистокровных зубров (в настоящее время в природу выпускаются только чистокровные звери), в том числе:
  • а) в Европейской части России:

    • крупнейшая группировка — 350 особей на территории национального парка «Орловское полесье» (Орловская область), заповедника «Калужские засеки» (Калужская область) и регионального заказника «Карачевский» (Брянская область);
    • 23 особи на территории заповедника «Брянский лес» (Брянская область);
    • 36 особей на территории федерального заказника «Муромский» (Владимирская область);
    • 22 особи на территории регионального заказника «Клязьминско-Лухский» (Владимирская область);
    • 54 особи на территории Усть-Кубенского охотничьего хозяйства (Вологодская область);
    • 17 особей на территории Петровского охотничьего хозяйства (Калужская область);
    • 5 особей на территории национального парка «Угра» (Калужская область);
    • 22 особи на территории Скнятинского охотничьего хозяйства (Тверская область);
    • 3 особи на территории Талдомского охотничьего хозяйства (Московская область);
    • б) на Северном Кавказе:

      • 66 особей на территории федерального заказника «Цейский» (Республика Северная Осетия);
      • 32 на территории Тебердинского заповедника (Карачаево-Черкесская Республика).

      На территории России имеются также два специализированных зубровых питомника — в Приокско-Террасном заповеднике (44 зубра) и в Окском заповеднике (19 зубров).