Меню

Река полота на карте

Река полота на карте

Глава 6. Полоцкая земля

Обширная Полоцкая земля охватывала большую часть современной Белоруссии и лежала в основном по Западной Двине, Неману и Березине с их притоками. Границы Полоцкой земли, показанные в Атласе Замысловатого ( Е. Замысловский, Учебный атлас по русской истории, табл. № 2), сильно преуменьшены на западе. Владения полоцких князей доходили почти до Рижского залива, поблизости от которого на Западной Двине стояли города Герцике и Кукенойс, где княжили русские князья. Русское население жило также в районе Гродно (Городно), хотя неясно, относилась ли так называемая Чёрная Русь к Полоцкой или Волынской земле.

В отличие от Смоленской земли Полоцкое княжество насчитывало несколько относительно крупных городов, в том числе таких, как Витебск и Минск.

Центром земли был Полоцк — несомненно, один из древнейших русских городов, начало которого восходит к незапамятной древности. Название своё он получил от реки Полоты, впадающей в Западную Двину. Полоцк, или Полотеск, — город, стоящий на реке Полоте; словообразование, подобное Торопцу от реки Торопы, Витебску — от реки Видьбы и т. д.

Ранний рост и процветание города тесно связаны с его удобным географическим положением. Полоцк стоял там, где к Западной Двине близко подступало верховье Березины. Путь от Полоцка на юг шёл «Западною Двиною, Уллою и Эссою, из которой переправлялись волоком в озеро Плавье, дающее начало реке Сергуту, притоку Березины» ( В. Е. Данилевич, Пути сообщения Полоцкой земли до конца XIV ст., Юрьев 1898, стр. 9). Таким образом, Полоцк был связан с Киевом почти непрерывной водной дорогой. Древность этой дороги и её действительное значение может быть доказано лишь систематическими археологическими исследованиями; здесь же отметим только, что летописные известия подтверждают существование пути из Полоцка в Киев по Березине. Так, три брата Ярославича зимой 1067 г. ходили войной на Полоцк. По дороге они взяли Минск, следовательно, шли на Полоцк именно вдоль течения Березины. Позже, в 1127 г., тем же путём (на Логожск) ходило войско Мстислава Владимировича из Киева, тогда как отряды его союзников вторглись в Полоцкую землю другими путями ( Лаврент. лет., стр. 162, 283).

Непосредственная связь Полоцка с бассейном Березины и Днепром объясняет нам раннее знакомство скандинавов с Полоцком, постоянно упоминаемым в скандинавских сагах. Путь по Западной Двине до Полоцка и оттуда по Березине и Днепру до Чёрного моря, возможно, был вариантом знаменитого пути «из Варяг в Греки». Ещё большее значение имела водная дорога по Западной Двине от Полоцка на восток, к Витебску и далее к Смоленску, вглубь русских земель.

Полоцк стоит на правом (северном) берегу Западной Двины. Река Полота разделяет город на две части. Древнейшей частью является Верхний замок, занимающий возвышенное положение в углу при впадении реки Полоты в Западную Двину. Древность этого места в качестве основного центра Полоцка подтверждается существованием здесь каменного храма св. Софии. Историки искусства относят постройку каменной церкви Софии в Полоцке к концу XI — началу XII в.», но Софийский собор в Полоцке уже упоминается в Слове о полку Игореве в связи с биографическими подробностями из жизни Всеслава Полоцкого и его кратковременного княжения в Киеве (в 1068 г.). К Верхнему замку прилегает Нижний замок и территория на другом берегу реки Полоты, так называемое Заполотье.

Известия о древнем Полоцке так малочисленны и настолько мало изучены, что о топографии древнего города можно сделать только несколько беглых замечаний. В Полоцке довольно чётко бросается в глаза деление города на два квартала — аристократический верхний город (Верхний замок) и Подол. В этом смысле любопытно свидетельство Гейденштейна конца XVI в.: «Полоцк состоит из двух замков — Верхнего, лежащего на возвышенном месте, и Нижнего, или, как его называют москвитяне, Стрелецкого, и города Заполотья. Город некогда стоял на левой стороне Полоты внизу холма» ( См. В. П. Семёнов, Россия, т. IX, Верхнее Поднепровье и Белоруссия, СПБ 1905, стр. 503). В этом свидетельстве надо видеть отголоски предания о существовании поселений непосредственно под замком, у берегов Западной Двины, так называемого Подола. Современное Заполотье, видимо, явилось следствием дальнейшего расширения города.

Внутренняя история Полоцкой земли слабо известна, и нам трудно представить даже её политическую историю. Однако и то, что мы знаем, рисует Полоцк как один из крупнейших центров Киевской Руси. Прежде всего бросается в глаза выдающееся положение полоцких князей в X-XII вв. В конце X в. в Полоцке сидел самостоятельный князь Рогволод. Независимое положение Полоцка подчёркивается утверждением в нём потомков Владимира Святославича от Рогнеды, т. е. ветви старинных полоцких князей по женской линии, первым из которых был Изяслав. Летописец объясняет этим страшную вражду между полоцкими князьями и потомками Ярослава: «И оттоле мечь взимають Роговоложи внуки противу Ярославли внуков» ( Лаврент. лет., стр. 226-227, 284-285).

С развитием ремесла и торговли Полоцк стал крупнейшим городом Древней Руси, стоявшим на уровне таких городов, как Новгород и Смоленск. Памятниками его прошлого являются каменный собор Софии, церковь Спаса в Евфросиниевом монастыре, развалины на Бельчицах. Великолепным памятником полоцкого искусства является драгоценный крест полоцкой княжны Евфросинии, сделанный в 1161 г. Делал крест Лазарь, наречённый Богша, — по всей видимости, один из местных мастеров. Имя другого Богши, жителя Старой Русы, упомянуто Новгородской летописью под 1224 г.

Позднейшие документы (XIII-XIV вв.) говорят о большом торговом значении Полоцка и его постоянных связях с Ригой. Главными предметами вывоза из Полоцка были воск и мёд, лён, сало и пр. По грамоте второй половины XIII столетия, полочанам и витеблянам «вольное торгованье в Риге, на Готском береге и в Любеке». Тут же говорится о «старом мире» между Полоцкой землёй и немецкими городами ( «Русско-ливонские акты», стр. 13). Памятниками заботы полоцких князей о водных путях являются камни с надписями, найденные в Западной Двине ( В. П. Таранович, К вопросу о древних лапидарных памятниках с историческими надписями на территории Белорусской ССР («Советская археология», VIII, М. — Л. 1946, стр. 249-260)).

В XII в. в Полоцке происходит непрерывное усиление политической роли горожан. Полочане, как и жители других больших городов, «как на думу на веча сходятся» ( Лаврент. лет., стр. 358, под 1176 годом). Позже в Полоцке видим законченные черты вечевого устройства, подобного новгородским порядкам. В очень путаном и позднем свидетельстве западнорусских летописей начало городских вольностей приписывается князю Борису, который «был ласков до подданных своих и дал им волости и вече мити (т. е. иметь) и звон звонити и потому ся справовояти, яко ся рядет в Великом Новгороде и во Пскове». После смерти детей Бориса полочане «почали вечом справоватись, как в Великом Новеграде и во Пскове, государя над собою не имели» ( ПСРЛ, т. XVII, СПБ 1907, стб. 362-363. Западнорусские летописи обычно путают известия, чтобы сделать полоцких князей потомками литовского великокняжеского рода. Князь Борис оказывается Гинвалом, сыном Мингайла. Борис строит в Полоцке собор Софии, церковь Спаса и монастырь на Белчицах. Дочь его, Парасковья, постриглась в монахини и позже уехала в Рим, где была похоронена и называется святая «Праскыдус», братом её был Глеб. Здесь явно искажена биография Прасковьи-Евфросиньи, умершей в Полоцке. Но была другая Прасковья, или Праксида, русская княжна; вышедшая замуж за Генриха IV и враждовавшая с ним. Не ей ли и была посвящена церковь в Риме, так как она была связана с папским престолом, см. С. П. Розанов, Евпраксия-Адельгейда Всеволодовна («Известия Академии наук СССР».№ 8, Л. 1929)). В этом позднем предании наиболее интересна ссылка на вечевое устройство, утвердившееся в Полоцке по образцу соседних Пскова и Новгорода.

О высокой культуре древнего Полоцка свидетельствуют остатки каменных построек в самом городе и в его окрестностях, на Бельчице. Письменные памятники Полоцка почти не сохранились. Об их существовании говорит замечательное житие полоцкой княжны Евфросинии. Отрывки полоцкой письменности сохранились и в «Истории России» Татищева (рассказ о Святохне и пр.). Песни о подвигах Всеслава Полоцкого широко известны по русскому эпосу. Как показывает Слово о полку Игореве, они существовали уже в XII в.

Витебск, второй по значению город Полоцкой земли, лежит на левом (южном) берегу Западной Двины, там, где эта река ближе всего подходит к верхнему течению Днепра. Таким образом, Витебск стоял на древнем пути «из Варяг в Греки». Прямая дорога из Витебска на юг, видимо, первоначально шла по системе небольших рек и озёр к Орше.

Другой путь по Каспле позволял пройти от Западной Двины к Смоленску. Путь на север к Ловати шёл на Усвят, что отмечено летописными свидетельствами. Наконец, Западная Двина выводила из Витебска к Полоцку и далее в Рижский залив.

Своё название город получил от реки Видьбы, при впадении которой в Западную Двину он стоит. С названием «Видбеск» он впервые появляется на страницах летописи в 1021 г. в связи с войной полоцкого князя Брячислава с Ярославом Мудрым. Одержав победу, Ярослав заключил с Брячиславом мир и дал ему два города — Восвячь (Усвят) и Видбеск ( ПСРЛ, т. VII, стр. 328). На основании этого известия можно сделать предположение, что война Брячислава с Ярославом шла как раз из-за этих городов и что Витебск издавна принадлежал к Полоцкой земле.

Относительно позднее появление Витебска на страницах Летописи не мешает видеть в нём один из древнейших русских городов. Поздний Витебский летописец приписывает основание Витебска княгине Ольге, которая в 974 г. заложила замок деревянный, назвала его по реке Видьбе Витебском, построила, wymurowala (т. е. сделала из камня), церковь в Верхнем замке — св. Михаила и в Нижнем — Благовещения.

Позднее происхождение этого известия доказывается прежде всего неверной датой, так как в 974 г. Ольга давно уже была похоронена, но существование города в X в. вполне возможно и даже вероятно, ибо Витебск, как мы видели, стоял на большой водной дороге. В XII в. Витебск уже выделяется в особый удел.

После известия 1021 г. упоминания о Витебске надолго исчезают из письменных источников, и сведения о нём появляются лишь со второй половины XII в. В этом отношении история Витебска очень напоминает историю соседнего с ним Смоленска. Оживление торгового пути по Западной Двине тотчас же сказывается на Витебске. В 1165 г. «Давыд Ростиславичь седе в Витебьски». С этого времени Витебск переходит под власть смоленских князей. Из дальнейших событий выясняется, что полоцкие князья не оставили претензий на Витебск. В 1180 г. в нём снова сидел Брячислав из рода полоцких князей. В княжеских спорах о владении землями Витебск занимает немалое место, что указывает на значение этого пункта в Древней Руси ( Ипат. лет., стр. 359, 361, 419, 465).

Древнейшую часть Витебска надо искать на территории Верхнего замка, построенного на холме, при впадении Видьбы в Западную Двину. По чертежу Витебска 1664 г. площадь Верхнего замка была сравнительно невелика. Очень рано была заселена территория Нижнего замка, что доказывается существованием там древней Благовещенской церкви, относящейся по своей постройке к XII в. Повидимому, уже в древние времена Витебск не вмещался в пределы Верхнего и Нижнего замков, а имел посад, место которого показывает «Острог» или «Взгорский город» XVI-XVII вв. В 1664 г. в нём находился гостиный двор, располагавшийся в непосредственной близости к Верхнему и Нижнему замкам. Место гостиного двора, несомненно, древнее. Он стоял за пределами замка, но в непосредственной близости к нему — у его ворот, как обычно располагались торговые площади ( «Чертежи» гор. Витебска 1664 г. («Труды Витебской учёной комиссии», кн. 1, Витебск 1910)). Древнее название «Острог», обозначавшее местность по правой стороне реки Видьбы, может восходить к Домонгольским временам.

В документах второй половины XIII — начала XIV в. Витебск выступает как большой город, ведущий торговлю с Ригой и немецкими городами.

В непосредственной близости к Западной Двине находился Усвят, или Въсвят (Въсвяч, Восвято), расположенный при реке Усвяче и озере Усвят, от которых город ведёт своё название в различных вариантах. Город стоял там, где начинался волок между Ловатью и рекой Усвячь, выводившей к Западной Двине. Возможность такого пути признаёт и С. В. Бернштейн-Коган, относящийся скептически к различного рода гипотезам о волоках между Ловатью и Западной Двиной. Он справедливо подчёркивает возможность такого пути зимой, когда «не пользовались никакими волоками» ( С. В. Бернштейн-Коган, Путь из Варяг в Греки («Вопросы географии», сборник двадцатый, М. 1950, стр. 259)).

Смотрите так же:  Сила реки сила сибири

Усвят упоминается в летописи впервые вместе с Витебском под 1021 г. ( ПСРЛ, т. VII, стр. 328)

О древностях Усвята за недостатком данных судить трудно. Известно только, что на старом его городище, называвшемся Межево, в 1566 г. был построен замок. Происхождение Межева, таким образом, можно возводить к гораздо более раннему времени. В районе Усвята имеется немало земляных памятников древности, в том числе «насыпные горы» на восточном берегу Усвятского озера, при соединении его узким протоком с озером Узмень, в 250 саженях одна от другой. «Высота гор от 6 до 8 сажен, а площадь около четверти десятины» ( А. М. Сементовский, Белорусские древности, вып. 1, СПБ 1890, стр. 59, 32-33). Большая заселённость Усвятской округи свидетельствует о возможности существования здесь относительно крупного городского пункта Древней Руси.

В стороне от Западной Двины и Днепра находилась группа полоцких городов, лежавших в районе современного Минска. Одним из древнейших городов этого района был Минск (Меньск или Менеск). Название это происходит от реки Менки, впадающей в Птич поблизости от города. В 1066 г. Минск впервые упомянут в летописи как относительно крупный город, осаждённый тремя князьями Ярославичами. «Меняне затворились в граде; братья же взяли Менеск, и иссекли мужчин, а женщин и детей взяли в плен и пошли к Немиге» ( «Исекоша муже, а жены и дети вдаша на щиты и поидоша к Немнзе» (Лаврент. лет., стр. 162)). Значит, в Минске был не только укреплённый замок, но и жители его («меняне») были достаточно многочисленны, чтобы решиться на сопротивление соединённым силам трёх князей.

Город расположен на небольшой реке Свислочь, правом притоке Березины. Верховье этой реки близко подходит к Рыбчанке и Уше, впадающим в Вилию. Невидимому, здесь шёл древний путь от Днепра к Неману. Таким образом, Минск был крупным перевалочным пунктом на большой дороге от Киева к берегам Балтийского моря.

Крупное значение Минска в конце XI — начале XII в. подчёркивается словами Владимира Мономаха, упоминавшего в числе своих подвигов разорение этого города в 1119 г. «Напали на город, и не оставили в нём ни челя-дина, ни скотины» ( «Изъехахом город», то есть, внезапно на него напали. (Лаврент. лет., стр. 239)). Второй поход Мономаха на Минск был менее удачен: этот князь только «стоял у Минска» ( Лаврент. лет., стр. 276). Вообще говоря, в войнах киевских князей с полоцкими Минск играет важную роль передового города на пути из Киева в Полоцк ( Ипат. лет., стр. 185). В начале XII в. в Минске сидит полоцкий князь Глеб Всеславич, с которым Владимир Мономах ведёт непрерывные войны.

Древнейшая часть города, повидимому, находилась в районе Низкого рынка, где имеются остатки валов, известные под названием «Замчища». Интересные результаты дали раскопки Замчища в 1950 г. Следы первого поселения на Замчище относятся к XI в. Это тонкий культурный слой, лежащий на материке. На нём залегает поверхность, на которой был воздвигнут каменный храм XII в., повидимому разрушенный в том же столетии. Постройка каменного храма на Замчище сама по себе говорит о значительности древнего Минска. С большим основанием можно предположить, что разрушение храма связано было с разорением города в 1119 г., о чём говорилось выше. Возможно, работой местных мастеров-ювелиров является найденный в храме при раскопках золотой браслет, витый из трёх толстых проволок и заканчивающийся змеиной головой. Тонкий культурный слой XI в. на Замчище указывает на то, что здесь был только княжеский замок, к которому должен был прилегать посад.

В городе было развито кожевенное ремесло и обработка металла, не говоря уже об обработке кости, ибо костяные изделия характерны почти для всех городов домонгольского времени ( В. Р. Тарасенко, Раскопки Минского Замчища в 1950 году («Краткие сообщения ИИМК», XLIV, стр. 125-132); его же, Раскопки Минского Замчища («Краткие сообщения ИИМК», XXXV, стр. 122-128)).

Заселённость Минской округи подтверждается существованием ещё нескольких городов, известных по летописям как довольно крупные населённые центры.

Друцк, или Дрютеск, в настоящее время небольшой белорусский город, стоит на верховьях реки Друти, от которой, следовательно, получил своё название. Впервые он упоминается в 1092 г. в числе полоцких городов ( Лаврент. лет., стр. 208; Ипат. лет., стр. 339). В событиях середины XII в. Друцк выступает как один из крупнейших городов Полоцкой земли. Навстречу одному из претендентов на полоцкий стол, Рогволоду Борисовичу, выехало «более 300 людий дрьючан и поло-чан». Здесь дручане и полочане упоминаются наравне, хотя Друцк был только полоцким пригородом. Особенно ценно в летописи указание на участие дручан в княжеских междоусобицах, как показатель развития городской жизни.

О прошлом города свидетельствовали «следы земляного вала и глубокого рва», сохранившиеся на острове среди озера, через которое протекает река Друть ( В. П. Семёнов, Россия, т. IX, стр. 399). Это остаток древнего Друцка, значение которого держалось на том, что река Друть верховьем своим подходит к рекам бассейна Западной Двины.

Значительно меньше мы знаем о Борисове, стоящем на верхнем течении Березины, т. е. на прямом водном пути из Киева в Полоцк. Впервые Борисов упоминается в 1128 г. в связи с походом Мстислава Владимировича против полоцких князей. Татищев, впрочем, сообщает, что в 1102 г. «Борис Всеславич Полоцкий ходил на ятвяГ и победя их возвратясь поставил град Борисов во свое имя и людьми населил» ( Ипат. лет., стр. 210; см. В. Н. Татищев, История Российская, кн. 2, М. 1773, стр. 199). Подобное происхождение города вполне вероятно, тем более что поздние западнорусские летописи также сообщают, что князь Борис построил «во свое имя» город Борисов на реке Березине, впрочем путая полоцких князей с литовскими ( ПСРЛ, т. XVII, стр. 479).

Некоторое значение имел Логожск, стоящий на реке Гайне, близко подходящей к верховьям рек бассейна Ви-лии. Логожск и «логожане» впервые упомянуты в 1128 г., о них говорит и Владимир Мономах. Своё название Логожск, повидимому, получил от слова «лог» — долина, так как лежит в долине среди возвышенностей ( Ипат. лет., стр. 210; Лаврент. лет., стр. 239; В. П. Семёнов, Россия, т. IX, стр. 410).

Одним из древнейших городов Минской округи был Изяславль. По летописному сказанию, он был построен Владимиром Святославичем, который назвал его в честь своего сына Изяслава, родоначальника полоцких князей, Изяславлем ( Лаврент. лет., стр. 285). Город стоит в верховьях реки Свислочь, которая, как мы выше видели, выводила к бассейну Вилии. О судьбах этого города известно очень мало, если отвлечься от легенд и домыслов о крупном значении Изяславля в XI в ( В. П. Семёнов, Россия, т. IX, стр. 516; здесь передаются легендарные сведения о могиле Рогнеды и пр). Вполне достоверное сведение об Изяславле находим под 1127 г. по случаю войны Мстислава Владимировича с полоцкими князьями. В Изяславле в это время, несомненно, был укреплённый замок ( Лаврент. лет., стр. 283). Под городом указывают озеро, будто бы носившее название Рогнедь, а также валы. Церковь Спаса Преображения считается построенной на месте монастыря Рогнеды, в крещении Анастасии, — предание, может быть, и вероятное, так как соборные храмы древних городов нередко получали наименование в честь Спаса Преображения. Впрочем, где легенда и где истина в рассказах о древностях Изяславля, отличить почти нельзя. Археологические раскопки А. Н. Лявданского установили позднейшее (не ранее XV в.) происхождение валов Изяславля ( «3aпicкi аддзелу гуманiтарных навук», кн. 5. Працы катэдры археолёгii, т. I, Менск 1928 (статьи А. Н. Лявданского и др.). ). В XII в. город явно теряет своё значение, которое переходит к соседнему Минску.

К числу значительных городов Полоцкой земли надо отнести и Городно, более известное под позднейшим названием Гродно. Впрочем, известия о Городно в летописи чрезвычайно отрывочны, так что не всегда можно даже сказать, идёт ли в них речь именно об этом городе. О Городно упоминается в 1132 г. Ипатьевская летопись под этим годом рассказывает о походе киевского князя Мстислава Владимировича против Литвы вместе «с Всеволодом Городеньским» ( Ипат. лет., стр. 212. Под 1141 г. сообщается уже о смерти Всеволода Городеньского (стр. 221)). Следует отметить, что в позднейших белорусских летописях Городно носит название как «Городень» ( ПСРЛ, т. XVII, стб. 56), так и «Городня», «Городок». Участие городеньского князя в походе на Литву указывает на местоположение Городно в непосредственной близости к литовским землям. В 1127 г. тот же Всеволод ходил в поход на кривичей; полки шли из Турова, Владимира Волынского, Городна и Клечьска ( Лаврент. лет., стр. 282-283).

Вновь о Городене упоминается под 1183 г., в связи с большим пожаром, когда выгорел весь город и его каменная церковь ( «Городен погоре всь, и церкы каменая от блистания молние и шибеиия грома» (Ипат. лет., стр. 428)). В Городно, или Городене, была построена каменная церковь, пожар которой и привлёк к себе внимание летописца. Городень упоминается также в 1253 и 1260 гг. Любопытнее всего, что в одном и том же известии 1260 г. город упомянут под двумя названиями: Городен и Городно ( Ипат лет., стр. 544, 561; «ити на Городен», «ити к Городну». В указателе к Ипатьевской летописи (изд. 1871 г.) Городен и Гродно почему-то признаны различными городами).

Название города славянское; может быть, оно происходит от слова «городьня» — устой моста или звено крепостной стены. Городно, как известно, стоит на реке Немане и связь его названия с существованием здесь моста через реку весьма вероятна. О мостовых городницах у старого города напоминает и название речки Городничанки, впадающей в Неман у старого города.

Скудость летописных сведений о Городене, или Городно, восполняется археологическими материалами, рисующими этот город как значительный центр на окраине Руси. Древний город («старый замок») находился на высоком мысу, при впадении в Неман реки Городничанки. Глубина культурного слоя в старом замке достигает 8 м, при общей высоте холма над уровнем Немана в 32 м, т. е. 1/4 общей высоты замкового холма. По заключению Н. Н. Воронина, население на Замковой горе должно было возникнуть примерно в начале XII в., когда и появляются первые сведения о Городене.

Многочисленные находки, сделанные на Замковой горе при раскопках, обнаруживают, что Городно, или Городен, был большим ремесленным и торговым центром. Особенно интересны литейные формы «для ложно-зерненых бус, для звездчатой подвески и отливки перстня с орнаментом». Они указывают на существование в Городно ремесленных мастерских. Любопытны остатки шитого золотом пояса с подвешенными к нему ключами, — это, возможно, наряд господского ключника, делавшегося, по Русской Правде, холопом, если он брался заведовать хозяйством феодала и в знак этого привязывал к себе ключи. В городке найдены были также зёрна ржи, проса и гороха, железный сошник, кроме того, различные металлические и деревянные предметы быта.

Остатки 16 деревянных построек представляют собой срубы 4 X 4 м, пазы в которых были проконопачены мхом; кровля была двускатной.

К замку примыкал посад, тянувшийся за речкой Го-родничанкой, где на холме стояла Борисоглебская церковь XII в. Кроме неё в Городно существовали и другие каменные здания. Такова нижняя церковь на Замковой горе, которую украшали майоликовые плитки.

Кроме нижней церкви на Замковой горе найдены были остатки какого-то здания, названного первоначально «теремом», кладка которого аналогична кладке нижней церкви. Н. Н. Воронин предполагает, что это «часть крепостной башни». К западу от неё сохранились остатки стен толщиной до 1,4 м, высотой до 1,8 м и длиной около 4,5 м ( Н. Н. Воронин, Древнее Гродно («Материалы и исследования по археологии СССР» № 41, М. 1954). См. также Н. Н. Воронин, Раскопки в Гродно («Краткие сообщения ИИМК», XXVII, стр. 138-141)). Не об этой ли башне рассказывает Ипатьевская летопись под 1277 г., говоря о Городно. «Каменный высокий столп стоял ведь перед воротами города и в нем заперлись Пруссы, и нельзя было пройти мимо его к городу, потому что побивали с того столпа; и так приступили к нему и взяли его. Страх же великий и ужас пали на город, и были (горожане) точно мертвы, стоя на городских стенах, по случаю взятия столпа, потому что то было их упование» ( Ипат. лет., стр. 579). Время создания такого столпа можно отнести к XIII в., когда появляются сведения о таких же столпах в других городах на западе Руси, а не к первой половине XII в., как предполагает Н. Н. Воронин ( Н. Н. Воронин, Древнее Гродно («Материалы и исследования по археологии СССР» № 41, стр. 202)).

Смотрите так же:  В вашингтоне течет река

Общие выводы Н. Н. Воронина о том, что Гродно не было одиноким русским островком среди иноземного населения, а «имело прочную опору в других русских городах Принеманья», являются вполне обоснованными.

В Городно, на рубеже Русской земли с Литвою, развивалась своеобразная культура, свой особый архитектурный стиль. Не будет чрезмерно дерзким предположение, что в нём существовала и своя литература. Поэтичный рассказ «Слова о полку Игореве» о Изяславе Васильевиче, который один позвонил своим мечом о шлемы литовские, а сам был убит на кровавой траве литовскими мечами, заканчивается возгласом: «Трубы трубят Городеньские» ( «Слово о полку Игореве», под ред. В. П. Адриановой-Перетц, М. -Л. 1950, стр. 34 ). Комментаторы «Слова» едва ли будут теперь сомневаться, что Изяслав был связан с Городно, или Городенем.

Полоцк считается одним из древнейших городов Беларуси. Он расположен в живописном месте Витебской области, где река Полота впадает в Западную Двину. Полоцк часто называют музеем под открытым небом, ведь на небольшой площади в 41 км? сконцентрировано много старинных зданий. Это и знаменитый Софийский собор, и Лютеранская кирха, и домик Петра.

Сэкономь на путешествии в Полоцк!

Даже герб Полоцка «говорит» о прошлом: трехмачтовое судно с серебряными парусами рассекает волны. За свою историю Полоцк пережил вторжение викингов, успешно противостоял крестоносцам, много раз был оккупирован разными завоевателями. Но удачное месторасположение на одном из маршрутов великого торгового пути его всегда спасало. И хотя былого величия уже нет, Полоцк является крупным городом по меркам Беларуси, в нем проживает более 85 тысяч человек.

Полоцк считался центром духовности. Сложно представить, но в XIX столетии на его территории находилось 80 церквей. И сегодня, гуляя по улочкам города, постоянно встречаются старинные храмы: Софийский собор, Спасо-Евфросиниевский монастырь, церковь Святой Евфросинии. Некоторые из них могут претендовать на статус мировых шедевров.

Первые упоминания о Полоцке найдены в «Повести временных лет», но город считают ровесником Новгорода и Киева. Он располагался на торговом пути, который связывал Запад и Восток. Полоцк «расцвел» и в X столетии стал центром Полоцкого княжества. Первым князем был Рогволод.

Полоцк в XII веке Андрей Ольгердавич-князь Полоцкий 1325-1399 г.г.

Киеву и Новгороду не нравилось, что правительство Полоцка контролирует торговые пути. Тогда князь Владимир в 980 году стал свататься к Рогнеде, дочери Рогволода. Девушка ответила отказом, и князь использовал это как повод для нападения. Рогволод и его сыновья были убиты. Некоторое время в Полоцке правил наместник, а затем Рогнеда родила Владимиру сыновей: Изяслава, Ярослава Мудрого, Мстислава, Всеволода. Старший стал княжить в Полоцке. Среди дальнейших правителей Полоцкого княжества выделялся Брячислав Изяславич, а также его сын Всеслав. Они отстаивали независимость от киевского князя, ходили в военные походы на Новгород и Псков.

На развитие Полоцка повлияла княгиня Евфросиния, внучка Всеслава. Благодаря ее стараниям в городе открылись два монастыря, при которых работали библиотеки и школы. Монахи трудились в книжных мастерских, создавали иконы. Для возведения храмов княгиня приглашала лучших зодчих. Все эти изменения превратили Полоцк в культурный центр княжества. Ладилась здесь торговля с русскими городами, прибалтийской Ригой и северной Германией. Из Балтики везли янтарь, из Византии – амфоры с вином, из Киева – стеклянные изделия. Два раза в год в Полоцке проходили ярмарки, куда съезжались заграничные купцы.

Период расцвета сменился временем упадка. Сначала город затронула феодальная раздробленность, затем Полоцк осаждали крестоносцы и татары. Населенный пункт входил в состав Речи Посполитой и Российской империи, пережил сильный пожар в XVII столетии, Северную и Отечественную войну, выдержал фашистскую оккупацию. Сегодня Полоцк считается культурным центром Белоруссии. Познакомиться с его историей можно в Краеведческом музее города, расположенного по адресу: ул. Нижне-Покровская, 1.

Полоцк в 1912 году

Что посмотреть в Полоцке

Основные достопримечательности Полоцка находятся между Коммунистической улицей и набережной Западной Двины. Тут красуются Богоявленский и Софийский соборы, краеведческий музей. Через мост по реке Полота дорога ведет к памятнику Евфросинии Полоцкой.

Полоцк славится старинными домами. Жилая застройка XVIII и XIX столетий сохранилась в центре города: на улице Ленина, Горького, Замковой. Она очаровывает элементами барокко, эклектики и классицизма. Гордостью Полоцка считается дом Петра XIX столетия. По преданиям, в этом здании царь останавливался во время военного похода. Стоит отыскать Красный мост – считается, что здесь погибло много солдат в период Отечественной войны. От старой конструкции осталось лишь оформление.

Во время прогулок по улицам Полоцка непременно привлекут внимание памятники, посвященные знаменитым деятелям. Гордо созерцает город всадник на коне – князь Всеслав Чародей. Он управлял Полоцком довольно долго – больше полувека. Именно при нем возвели Софийский собор. Упоминания о Всеславе можно найти в «Повести временных лет» и «Слове о полку Игореве». Неудивительно, что память о князе сохранилась через века.

Еще одна известная скульптура Полоцка – памятник кривичам. Это восточнославянское племя, с которым связывают основание города. Композиция выполнена в стиле модерн: на лодке стоит княжна Рогнеда и ее сын Изяслав, а также группа дружинников. Почитают в городе еще одну знатную даму – Евфросинию Полоцкую. Эту святую считают небесной покровительницей города и Беларуси. Она родилась в княжеской семье, в 12 лет ушла в монастырь и за свою жизнь сделала много полезного для страны. Бронзовая статуя Евфросинии Полоцкой стоит на одноименной улице по дороге к Спасо-Еврофсиниевскому собору.

А еще стоит отыскать в Полоцке памятник букве «Ў», который находится на бульваре Франциска Скорины. Он подчеркивает неповторимость белорусского языка. Считается, что именно эта буква придает певучесть словам. Установили памятник ко Дню белорусской письменности в 2003 году.

Гордость Полоцка: храмы

Город славится своими храмами. С обоих мостов, ведущих в Полоцк, виден белоснежный силуэт Софийского собора – одного из наиболее ранних в Древней Руси (XI столетие). Сначала одноименные каменные храмы появились в Новгороде и Киеве. Их примеру последовали и в Полоцке, подчеркивая массивной постройкой силу и независимость княжества. Над сооружением здания трудились местные и византийские мастера, взяв за образец храм в Константинополе. Готовый Софийский собор напоминал белый корабль, который «плывет» по Двине. Внутри расположили библиотеку, архив, казначейство, религиозные святыни.

После разрушений храм несколько раз отстраивался, поэтому от первоначального здания почти ничего не сохранилось. До наших дней дожил древний фундамент, фрагменты столпов в подвальной части, три апсиды на восточной стене. Сохранились и старинные фрески, в том числе копия «Тайной вечери» Леонардо да Винчи. Любопытно, что одного Софийского собора жителям Беларуси оказалось мало – точную копию планируют построить в Витебске.

Каждое воскресенье в 15:00 в Софийском соборе начинаются концерты классической музыки, и храм наполняется звуками органа. В здании действует музей, который расскажет об истории создания постройки. Чтобы знакомство с экспозицией было интереснее, предлагают аудиогид на русском, белорусском или английском языке. У сотрудников музея можно попросить путеводитель с планом собора и карту города.

У храма «развалился» большой валун, Борисов камень. Во времена Рогволода их было много и все они обозначали границы княжества. Сегодня сохранилось только четыре камня. По еще одной версии, валуны могли указывать направления торговых путей или устанавливались на капищах у язычников.

Духовным центром Полоцка называют действующий женский монастырь XII века – Спасо-Евросиниевский. В XII столетии его основала Евфросиния Полоцкая, которую очень почитают в этом городе. На территории монастыря расположена Спасо-Преображенская церковь. Несмотря на простоту и небольшие размеры, храм кажется солидным. Фресковая роспись внутри церкви только подтверждает это впечатление. В монастыре находятся мощи Евфросинии и копия ее знаменитого креста – оригинал утерян.

Среди других интересных храмов Полоцка – собор Крестовоздвиженский XIX века, церковь Св. Евфросинии XIX столетия, кирха (лютеранская церковь).

Площадь Свободы в Полоцке Центральный сквер Полоцка

Природные достопримечательности

Полоцк славится и своей природой. Город окружили леса, голубые озера, родники. На берегу Западной Двины можно устроить пикник или половить рыбу. Возле Музея ткачества на склоне холма находится природный памятник – 150-летний дуб Вацлава Пастовского.

Полоцк называют культурной столицей Беларуси. Это звание город подтверждает разнообразием музеев. Первый из них существовал при иезуитском коллегиуме-академии и был сделан по примеру кунсткамеры. В коллекции были глобусы, различные часы, дорогие картины, телескопы, минералы, рукописи. В XX веке открылся краеведческий музей, который и сегодня принимает посетителей. Также работает такое заведение при Софийском соборе.

А может быть, хотелось узнать тайны белорусского книгопечатания? В кельях бывшего монастыря Богоявления посвятят в тайну появления книг, расскажут о первых свитках и современных изданиях. В братском корпусе монастыря действует еще один необычный музей, оформленный как старинная библиотека XVII столетия. Он посвящен просветителю и поэту Симеону Полоцкому. С древним ремеслом знакомят в музее традиционного ткачества (ул. Войкова, 1), где гостей удивляет разнообразие узоров на тканых и вышитых изделиях. Здесь регулярно проходят фольклорные праздники, которые включают традиционные песни, игры и танцы. Молодые пары могут пройти в музее свадебный обряд.

Детский музей в Полоцке – настоящая машина времени. Вместе с детьми можно рассматривать старые марки, самодельные пазлы из разрезанных открыток, послушать граммофон. А еще в музее находятся необычные будильники, которыми пользовались в прошлом. Главная идея – рассказать об истории изобретения разных вещей. Музей расположен по адресу: ул. Нижне-Покровская, 46.

В художественной галерее Полоцка находится богатая коллекция картин. Яркие эмоции у гостей вызывают иконы XVIII столетия. Галерея расположена по ул. Стрелецкая, 4А-4 и работает с 10:00 до 17:00 ежедневно, кроме понедельника. Также можно побывать в Музее боевой славы, природно-экологическом, историко-культурном комплексе «Поле ратной славы». Кроме государственных, работают два частных заведения – «Эпоха Ленина» и средневекового рыцарства.

Городские праздники и фестивали

Поездка в Полоцк будет гораздо интереснее, если приурочить ее к праздничной дате. В конце мая город отмечает День рождения. Праздничное шествие, пленэр резчиков по дереву, рок-концерт, спортивный праздник – к этой дате тщательно готовятся. В начале лета, 5 июня, ярко празднуют день памяти Св. Евфросинии Полоцкой. Обязательно проводится шествие через весь город к Спасо-Евфросиниевскому монастырю и богослужение. В октябре в Полоцке проходит фестиваль органной музыки, в ноябре – джазовой, в начале зимы – военно-историческое шоу «Скоки». В первые выходные марта проводится массовое гуляние, посвященное проводам зимы и встрече весны.

В обычный же день можно заглянуть в кинотеатр «Родина» и насладиться просмотром фильмов, послушать живую музыку в ресторане города или потанцевать в ночном клубе «Сфера».

В Беларуси продаются качественные и относительно недорогие вещи из льна: постельное белье, одежда, скатерти. В поисках такой продукции можно заглянуть в фирменные магазины или крупные торговые центры Полоцка. Сувениры на память продаются на проспекте Ф. Скорины, неподалеку от Свято-Евфросиниевского монастыря, в киосках музеев. Популярны у туристов изделия из соломы, керамики, кожи. Сувениры можно сделать самому, например, в Центре ремесел и национальных культур под руководством мастеров.

Если захочется перекусить, стоит побывать в полоцком ресторане или кафе. Там можно отведать национальные блюда: верашчаку, свекольник, драники, кулагу (десерт из свежих ягод), пячысты (из баранины), сбитень (прохладительный напиток), налисники (блинчики). Среди популярных ингредиентов для белорусской еды – овощи (капуста, морковь, горох и бобы). Особое место занимает картофель, из которого в Беларуси готовят около сотни блюд. Причем в другой стране, тщательно следуя рецепту, повторить их вкус не получится. Блюда из картофеля получаются необыкновенно аппетитными из-за сортов корнеплода.

Смотрите так же:  Где река иртыш впадает в обь

Полоцк находится на севере Беларуси, потому здесь несколько холоднее по сравнению с другими регионами. Зимой средняя температура -7 градусов, в июле она поднимается до +18°C. В холодное время года на территории Полоцка гуляет балтийский ветер, который приносит высокую влажность – до 90%. Лучший период для посещения города – вторая часть весны, лето и начало осени. Приезжать в Полоцк можно в любое время года. Весной город украшен цветением каштанов, а во время половодья очаровывает разлившаяся Западная Двина. Летом можно неспешно познакомиться с архитектурой и памятниками, а ночью – слушать пение соловья. Осенью и зимой туристы посещают музеи и дегустируют национальную кухню.

В обращении находится белорусский рубль. Обменять валюту можно в банковских отделениях или специализированных пунктах, которые находятся в крупных ТЦ и на вокзалах. Банки работают в будние дни с 9 утра до 5 вечера. Для обмена крупных сумм понадобится паспорт.

Спецпредложения на отели

В Полоцк можно доехать на поезде, который идет из России (Смоленск) в латвийские города. Еще один маршрут связывает Польшу с Санкт-Петербургом. Из столицы России можно добраться на поезде Москва-Полоцк, время в пути – 11 часов. Еще один вариант – поезд до Минска. Оттуда в Полоцк ходят поезда и автобусы. По железной дороге ехать дешевле, но по автомагистрали – быстрее.

У местных жителей отсутствует понятие «личное пространство». Нового знакомого могут запросто обнять – это выражает сердечность намерений и дружелюбие. Если же откинуть руку, которую тебе положили на плечо, можно быстро нажить себе врага.

Петр Золин
доктор исторических наук, профессор

В статье «Фольклор Приильменья» отмечено, что при учете всех известных на настоящее время источников и при использовании современных научных подходов античность Северо-Запада России перестает быть предметом «идиотских ухмылок». В этом регионе сотни поколений пращуров-земляков россиян и их соседей оставили немало ярких археологических следов, включая знаменитые петроглифы или культурно-исторические комплексы типа Кижей.

Современные ностратика и глоттохронология позволяют предполагать происхождение многих географических названий Восточной Европы хотя бы с мезолита. Например, Валдай на Новгородской земле известен с 15 века, но река Валданис (Кубань) – с 7 века. А библейский Валтасар – более чем на тысячу лет раньше.

Если идти от ностратики, то необходимо учитывать хотя бы корни по Словарю Бомхарда.

  • № 367. (!al-) «Быть высоким, вознесённым, подняться высоко; над, за» (ИЕ — индоевропейство, АА – афро-азиаты, Ур — уральцы, Алт — алтайцы). Вплоть до русского «вала».
  • № 89. (da-) «Вместе с, в дополнение к» (ИЕ, Кар- картвельцы, АА, Эл — эламы, Алт, Шум — шумеры).
  • № 464. (hal-) «Другой, иначе» (ИЕ, АА).
  • № 294. (k’al-) «Поднимать, возвышать, делать высоким; возвышенный, высокий; вершина» (ИЕ, Кар, АА).
  • № 550. (mal-) «Холм, гора» (ИЕ, Др). (Иллич-Свитыч № 286 «гора»)
  • № 13. (bal-) «Быть или стать тёмным, смутным, слепым» (ИЕ, АА, Алт). (Иллич-Свитыч № 6 «слепой»).
  • № 376. (!al-) «Вызвать огонь, светить, раскалить, зажечь, жечь» (ИЕ, АА). (Иллич-Свитыч № 140 «сжигать жертву»). Палить, пал.
  • № 495. (wal-) «Развести огонь, жечь, поджарить, утеплить» (ИЕ, АА, Др).
  • № 86. (dil(y)-) «Сиять, быть или стать ярким» (ИЕ, Кар, АА, Др, Шум). (Иллич-Свитыч № 68 «солнечный свет»).
  • № 15. (bal(y)-) «Сиять, быть ярким» (ИЕ, АА, Др). (Иллич-Свитыч № 5 «сверкать»)
  • № 82. (daG-) «Блестеть, сиять, гореть ярко; день» (ИЕ, Кар, АА, Др, Шум). (Иллич-Свитыч № 70 «светлый»).
    wal- daG- (и подобные созвучия) для ранних языческих времен – преимущественно обозначение традиционных мест поклонения огню. Все остальное разнообразие трактовок оказывается подчиненным этому изначальному.
  • Если учесть ностратическое № 88. (day-) «Брать, нести, передавать» (АА, Др, Шум), то wal-day- — дарование огня. Тоже важная часть ритуалов, так как добыча огня в древности оказывалась делом трудным.
  • № 85. (daw-) «Становиться истощённым, умирать» (Иллич-Свитыч № 76 «болеть, умирать»).
  • № 172. (d(z)a?-) «Истощиться, стать изнурённым, увядшим; слабый, вялый» (ИЕ, Кар, АА, Др).
    Эти окончания приведут ононим к обозначению «увядания огня».
  • № 507. (wal-) «Ударять, ранить, разрушать» (ИЕ, Др). Валить.
  • № 144. (d(y)aw-) «Расщеплять, колоть, пронзать» (ИЕ, Кар, Шум).
  • № 144а. (d(y)aw-ar-) «Наносить удар, пронзать, проникать; любой острый предмет» (ИЕ, Кар, Шум).

Подобные соединения приведут к смыслу ононима – место, где могут (вероятно, в ритуальных целях) убить.

Вид на Валдайский Иверский Святоозерский Богородицкий монастырь.

В статье «Те в законе дурят массам головы» мною позитивно оценена работа ученых В.А.Булкина, В.Н.Седых, С.Ю.Каргапольцева (Санкт-Петербург) «Реки восточной части Балтийского бассейна в позднеантичных источниках и некоторые археологические находки на р. Луге». (Опубликовано: Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 2. История. 2005. Вып. 3. С. 142-152)

Правда, электронные (да и иные ) публикации П.М.Золина авторы не заметили. Тоже не грех. Кто кого сейчас, если «кого» без конкретной пользы для тебя (да еще его упоминание поди твоей репутации в верхах навредит), обычно в науке упоминает ?! Как говорят, не в обиде. За четверть века немало ученых и просто любителей мои работы прочли, значительным числом по идеям использовали (в ряде случаев неплохо развили), но автора не упомнили. Огромное информационное поле теперь общее…

Вместе с тем любое обращение историков и археологов к досредневековым глубинам развития Северо-Запада России, включая и Приильменье, необходимо только поддерживать. Диктату медиевизма, упорно обрезающегоотечественную историю, должен быть положен конец.

К сожалению, В.А.Булкин, В.Н.Седых и С.Ю.Каргапольцев не касаются подробностей Геродота или Птолемея.

Вместе с тем они сравнительно подробно излагают античные данные, касающиеся Северо-Запада России начала нашей эры. Отмечают недостаточную осведомленность об этих краях Страбона, как и всей римской географической традиции к временам Страбона. Но вот Тацит и особенно Птолемея, последний в опоре на возможности знаменитой Александрийской библиотеки, уже знают немало подробностей о регионе.

Ономастика Птолемея отчасти обнаруживаются и в сочинениях второй половины IV в. Один раз — вскользь — у Аммиана Марцелина о Хронии и Висуле, расположенных предположительно вблизи друг друга, а затем у у Маркиана Гераклейского: “За устьями реки Вистулы следуют устья реки Хрона; а за рекою Хроном далее находятся устья реки Рудона. Эти реки изливаются в Венедский залив, который начинается от реки Вистулы, простираясь на огромнейшее пространство.

За рекой Рудоном находится устье реки Турунта; а за рекою Турунтом следует река Хесин и ее устье. За рекою Хесином находится неизвестный Иперборейский океан, прилегающий к Иперборейской неизвестной земле… Река Хесин и Турунт текут с вышележащих гор, которые называются Рипейскими горами и лежат внутри материка между Меотийским озером и Сарматским океаном”.

Авторы признают, что в данном описании четырех рек проступают такие черты индивидуальности, которые трудно объяснить исключительно кабинетной фантазией, и именно они вызывают чувство осторожного доверия к географической информации. Если Вистула, Хрон и Рудон определенно впадают в Венедский залив Сарматского океана (это обстоятельство подчеркнуто особо), то Хесин (Хезин) и Турунт похоже не связаны с тем же заливом, простиравшемся на “огромнейшее пространство”.

У истоков реки Великой

Название части океана, принимавшего обе реки, Маркиан не приводит: возможно, оно ему было неизвестно. Не менее отчетливо различаются позиции истоков рек: Рудон и Борисфен (Днепр) начинаются вблизи Аланской горы. Турунт и Хесин вытекают из Рипейских гор внутри материка.
Уточненное положение этих гор между Меотийским озером (Азовское море) и Сарматским океаном, куда обе реки впадают, позволило П. Шафарику сделать тонкое замечание: в описании содержится косвенное указание на северную ориентировку течений Хесина и Турунта.
Замечено, что полнота географических сведений о реках различается: она уменьшается по мере удаления от Вистулы на восток и приближения к “неизвестной иперборейской земле”.

Надо думать, что в этом, как и в устойчивом порядке перечисления рек античными авторами, отражается реальность именно такой последовательности их расположения: Вистула, Хрон, Рудон, Турунт, Хесин.

Понятно, что это преимущественно римский подход примерно с 1 века до н.э. Греции, включая Геродота, хорошо знали реки Великой Скифии: Истр (Дунай), Тирас (Днестр), Гипанис (Буг), Борисфен (Днепр), Танаис ( Дон), Ра (Волга)… Добротно знали скифские земли персы и многие иные античные народы.
В.А.Булкин еще ранее уже представлял версии локализации античных рек на современной географической карте. Отмечен интерес славяноведения к таким локализациям.

Видный славяновед П. Шафарик сетовал: “Неизвестно, что именно была за река Turuntes… Маркиан выводит ее из Рипеев и уверяет, что она течет на север и впадает в Сарматское море… Во многих отношениях жаль, что означенных рек, Turuntes и Chersinus, нельзя с точностью означить. Впрочем, невозможное теперь когда-нибудь сделается доступным”.

На этом славяноведение надолго остановилось. Но проблем с локализацией при правильном размещении гор Рип (Риф) – как водораздела Балтики и Каспия – никаких нет

Е. Замысловский справедливо предположил, что загадочный Турунтус следует искать к северу от Западной Двины. И свидетельства, отчасти выводящие на след Турунта, появились за несколько лет до публикации исследования П. Шафарика.
Еще в первой половине 19 в. (почти через две тысячи лет после Птолемея) жители называли Тарантусом правый приток Западной Двины — р. Полоту, особенно в ее верхнем течении.

Сведения М. Борха об этом упомянуты в Географическом словнике Польского королевства. Отождествление Тарантус — Полота есть в работах О. Турчиновича и В. Данилевича. Двойное название — Полота — Турунт — удостоверял А. Сапунов.

Турунтовская волость в составе Полоцкого повета отмечена в работе слушателя Археологического института Н.Оглоблина. Она состола из двух частей и, как другие местные волости (Неведринская, Дриссецкая и др. в районе истоков р. Великой), имела название явно озерно-речного происхождения.
Озеро Тарантово в верховьях р. Полоты обозначено на карте Литвы Большого атласа Меркатора — на современной карте, вероятнее всего, нынешнее оз. Неколочь или оз. Туричинское. То же название, приуроченное к озеру в верховьях Полоты или к верховьям самой Полоты, повторяется в Разрядной книге полоцкого похода Ивана IV в 1563 г.

Полоцкая ревизия 1552 г. упоминает село Тарантово с принадлежащим ему озером. Нынешняя д. Шведы при выходе р. Полоты из оз. Неколочь еще сравнительно недавно имела другое название — Туронтово или Торонтово (информация 1980 г.). Имение “Ulanowie y Tarantowie” на берегу р. Дриссы фиксируется материалами актовых книг Витебской и Могилевской губерний под 1668 и 1670 гг.

Река Великая у Пскова

Составитель публикации — М. Веревкин — пишет, что название имения “намекает на древнее название р. Полоты, Турунтес”. То же речное название — Турант (Turantus, Tarantus) приводит Герберштейн, проезжая вдоль побережья Западной Двины к Москве.

В.А.Булкин, В.Н.Седых и С.Ю.Каргапольцев констатируют, что письменные источники и картографический материал XVI-XX вв. регистрируют в области междуречья верховьев р. Великой и полоцкого течения Западной Двины группу близких по звучанию наименований: Турунтус, Турунтовская, Турунтовая, Торонтово, Тарантово, прилагаемых к реке, озеру, населенным пунктам, волости.

Сходство названий рек, озер, селений — явление весьма типичное, исключающее случайность.
Сделан взвешенный вывод, что за античным гидронимом Турунт стоит озерно-речная система, включающая реки Полоту и/или Дриссу, р. Великую, Чудское озеро, р. Нарову (рис. 1 в статье трех авторов мною отчасти дополнен – красный цвет).

Псковское и Чудское озеро, Нарва, Финский залив

Данная система, ориентированная меридионально, сообщается с Балтийским морем посредством Финского залива, т.е. вполне обособленной частью балтийской акватории.
Независимо от этих публикаций Турунт связан с системой Великая – озера – Нарва и мною в ряде публикаций.

Страница 1, 2, 3

Републикация текстов, фотографий и другой информации разрешена только с письменного разрешения авторов.

Настоящий ресурс может содержать материалы 16+.