Имам мечети на проспекте мира

Москвичи ходят в халяльные магазины, но просят мусульман молиться подальше от их домов

Мечеть «Ярдям» в Отрадном

Адрес: ул. Хачатуряна, д. 8

От станции метро «Отрадное» до мечети пешком 10–15 минут. «Ярдям» соседствует с православным храмом и синагогой — в Отрадном построен комплекс зданий трех религий: христианства (православия), ислама и иудаизма.

Мечеть открыли 14 сентября 1997 года. Ее вместимость — 500–600 человек. 200–300 человек собираются на площади у мечети. Примерно 2 тыс. мусульман приходит на пятничную молитву. В праздничные дни здесь собирается до 10 тыс. человек. В этом году за один праздничный день здесь два раза молилось по 10 тыс. мусульман, то есть всего 20 тыс. человек.

При мечети работает магазин продуктов. Покупатели — и мусульмане, и обычные местные жители. Охлажденное мясо-халяль: баранина по 450 руб. за килограмм, говядина на кости по 280 руб., цыплята-бройлеры из Тамбовской области по 130 руб. Здесь же можно купить чай из Азербайджана — 250 руб. за 250-граммовую упаковку, брынзу из Кабардино-Балкарии по 320 руб. за килограмм, молочные продукты из Орловской области. Также открыт магазин с религиозной атрибутикой и литературой. Здесь же кафе. Рядом с мечетью работает автомойка. Служители говорят, что вынуждены сдавать площади в аренду, чтобы было легче оплачивать коммунальные услуги.

На сайте мечети предлагают услуги фотографа, налогового адвоката, имиджмейкера. Есть медцентр со стоматологией, массажем, гирудотерапией. Здесь же объявления о курсах арабского языка или помощи в совершении хаджа.

Владимир, пенсионер, гуляет с собакой

«Живу в доме по соседству — ул. Хачатуряна, 12, корп. 1. Окна как раз на мечеть выходят. Да, по пятницам и по праздникам здесь очень много людей и автомобилей. Но мы как-то привыкли уже. Единственное, что проехать сложно бывает. Но обычно приезжают полицейские, разруливают все. Мы и наши соседи берем мясо в магазине при мечети. Всегда свежее».

Ярослава, домохозяйка, гуляет с дочками трех и пяти лет

«Когда мы ходим гулять в парк по пятницам или в дни, когда, видимо, мусульманские праздники отмечаются, по улице идет очень много приезжих из Средней Азии и с Кавказа. Как бы сказать, чтобы никого не обидеть… многие из них выглядят неопрятно и даже угрожающе. Такое впечатление, что не в своем городе оказался. Я боюсь девчонок отпускать вперед на самокатах и велосипедах. Держу крепко за руки, иду с ними по обочине, потому что тротуар просто переполнен гастарбайтерами. Мужчины очень громко разговаривают, некоторые буквально разглядывают нас, в общем, чувствую себя неловко и небезопасно».

Максим, водитель

«Я не против мечети как таковой. Людям надо верить и молиться. Просто раньше, пока в городе не было много гастарбайтеров, в Отрадном никогда такого наплыва верующих мусульман не было. У меня есть друзья-мусульмане, приличные люди, посещают мечеть. Но и они сами иногда испытывают неудобства от того, что на молитву зачастую приходят весьма странные личности».

Елена, сотрудница салона красоты, расположенного неподалеку

«Однажды проходила мимо мечети, и один из попрошаек обозвал меня. Стал материться, так я его сумкой по спине стукнула. Охранник из мечети прибежал, извинился, сказал, что этих нищих они сами прогоняют, но те снова приходят. Наши посетители по пятницам обычно опаздывают в салон — проехать в эти дни на машине сложно бывает, а припарковаться вообще негде. Все заставлено автомобилями».

Шейх Махмуд Велитов, руководитель религиозной общины мусульман «Байт Аллах»

«Нашей мечети в Отрадном уже 15 лет, конфликтов с местным населением нет, все хорошо. Мы усилитель на минарете не включаем в обычные дни, кроме праздничных, чтобы людей не будить и чтобы не было скандалов.

Мы чувствуем некоторую обиду на правительство Москвы. Христианам дают места для строительства 200 православных храмов. Конечно, мы понимаем, церкви нужны. Но почему бы мусульманам не дать участки земли хотя бы для десяти мечетей? С 2000 года наше общество «Байт Аллах» просит у властей Москвы землю. Нам показывают участки, но с оговоркой: надо согласовать с населением. Хорошо, что они придумали такую схему, но это причина для возникновения коррупции. Как только согласуешь это в префектуре на основе взаимных интересов, так, значит, и население начинает разрешать. А не умеешь согласовывать — значит, и народ со строительством мечети не согласится.

Иногда предлагают такие участки земли, где строительство вообще невозможно. Либо там гаражи находятся, а значит, население не позволит, либо место — под линией электропередачи. Значит, мечеть мы построить там не сможем.

Правительство Москвы давно обещало, что в каждом округе столицы будет мечеть. Но между обещанием и исполнением дистанция больше десяти лет. Я мэру Собянину написал больше десяти писем. Просил хотя бы гектар земли. Мы просто ждем этого участка, деньги на строительство найдем сами, построим там больницу, детсад, и при них будет культурный центр с возможным строительством мечети.

Я считаю, что если мечетей в Москве будет не хватать, люди станут собираться на квартирах, в каких-то помещениях, где нет имамов. И кто и на что их будет настраивать, неизвестно. Ислам должен распространяться без призыва к насилию. Но в этих местах неофициального сбора неизвестные люди будут учить чему угодно. И неизвестно, к чему это приведет в будущем».

Когда молятся мусульмане

В исламе обязательна ежедневная пятикратная молитва — намаз, или салят. Ее можно совершать и в мечети, но можно и дома. Молитва совершается утром, в полдень, после полудня, вечером и ночью. Точное время зависит от положения солнца, восхода и заката. Например, предвечерний намаз (аср) начинается «с момента, когда длина тени объекта в два раза больше самого объекта (либо равна длине объекта)».

Например, 28 сентября в Московской соборной мечети первый намаз совершался в 5.36 утра, второй — в 13.21, третий — в 16.23, четвертый — в 19.13, пятый — в 20.54.

В пятницу мусульмане-мужчины обязаны прийти на послеполуденную соборную молитву — джума-намаз. Пятница как день молитвы установлена в Коране. «Азан — призыв на молитву с минарета, это традиция, восходящая к временам, когда люди узнавали о времени молитвы по возгласу муэдзина. Сейчас это просто традиция: у всех есть часы, в мобильных телефонах устанавливаются напоминания, так что азан звучит тихо. Мы давно уже используем ретрансляторы, шумовой фон — минимальный, единственное исключение — днем в пятницу призыв на молитву звучит громче обычного, но и то слышен лишь вблизи самой мечети. Два раза в год — на Курбан-байрам и Ураза-байрам — относительно громко звучит утренний азан», — говорит Гульнур Газиева, пресс-секретарь Совета муфтиев России.

Московская соборная мечеть

Адрес: Выползов пер., 7, рядом со спорткомплексом «Олимпийский»

Это крупнейшая мечеть Москвы. Она построена в 1904 году. Рядом резиденция Совета муфтиев России. Мечеть была рассчитана на 800 молящихся, в дни праздников внутри помещалось до тысячи человек. Имам мечети Ильдар-хазрат Аляутдинов говорит, что сейчас по пятницам реальная посещаемость мечети — 5–10 тыс. человек, по праздникам (по оценкам правоохранительных органов) — от 110 до 120 тыс. человек.

В мае 2005 года была начата крупномасштабная реконструкция — фактически строительство новой соборной мечети с минаретами высотой 75 м. По предварительным планам территория предполагает условия, удобные для молящихся, которые будут находиться на улице в дни праздников, — они будут защищены от осадков, кроме того, будет сделан теплый тротуар.

Близость мечети чувствуется на всем отрезке пути от станции метро «Проспект Мира». У ограды храма святителя Филиппа беседует группка бородачей явно не из числа хоругвеносцев, тут же просят подаяние совсем не православного вида нищие. У самой мечети попрошаек не видно. Довольно чисто, если не считать строительного мусора — похоже, что возведение нового здания соборной мечети (визуально раза в четыре больше старого) идет полным ходом. При мечети работает халяльный магазин. Например, килограмм фарша из баранины обойдется в 212 руб., люля-кебаб — 226 руб. за килограмм, гуляш — 297 руб. Расстояние от мечети до ближайшего жилого дома — около 20 метров.

Виктория, гуляет с собакой

«Я совсем не рада такому соседству. Хорошо, что сейчас власти как-то стали решать вопрос с подъездом к домам. А так — постоянные пробки, толпы народа (особенно по пятницам, про их праздники я не говорю), торговцы, попрошайки. Говорят, что и наркотиками торгуют. Драки случаются».

Андрей, местный житель

«Обращались и в управу, и в милицию, и в ФМС, а что толку? Многие жильцы из этих домов съезжают — сдают квартиры, а некоторые и продают. Заселяются «гости столицы», бывает, что по 15 человек в квартиру».

Сергей, местный житель

«Муэдзин вместо будильника — к этому в принципе можно привыкнуть. Но когда во время мусульманских праздников эти тысячи идут по проспекту, чувствуешь, что ты здесь в гостях. Понятно, что это верующие люди, что им надо молиться, это их право, но зачем же в таком количестве собираться в одном месте?»

Имам-хатыб Ильдар-хазрат Аляутдинов

«С каждым праздником число молящихся растет. Их размещение — большая проблема, проблема города. Город нам помогает: в праздники предоставляет 5–7 автомобилей, ретранслирующих молитву, обеспечивает безопасность и медпомощь. По пятницам большой нагрузки нет — верующие помещаются во дворе строящейся мечети, улица не перекрывается.

Проблема не в том, что нужно построить такую же большую мечеть, как соборная (что означает концентрацию людей, транспортные нагрузки, проблемы с безопасностью), — с середины 90-х мы предлагаем в каждом округе столицы построить по небольшой мечети, на 500–800 человек, с небольшим двором, который мог бы вместить 4–5 тыс. человек в праздник.

Это могло бы разгрузить те четыре мечети, которые сейчас принимают 200–300 тыс. молящихся в праздничные дни.

Если жители окрестных домов с опаской относятся к мечети, то можем пояснить: есть общины в Москве, которые арендуют помещения, зарегистрированные как молельные комнаты. В них на праздники как раз и собирается по 500–1000 человек, и окружающие этого не замечают: это тихо и аккуратно и никогда не связано с беспорядками и шумом.

В мечети действует несколько фондов, которые оказывают благотворительную помощь: и разовую в дни праздников, и адресную — по обращениям, и постоянную — ветеранам, детским домам. Организуем поездки для прихожан. С прошлого года работает юридический центр «Адалят» (в переводе — «справедливость») — бесплатная или недорогая правовая помощь нуждающимся.

Этнический состав верующих, конечно, меняется: если раньше община была в основном татаро-башкирской, то с 90-х годов стало больше выходцев с Северного Кавказа и из Средней Азии. По оценке экспертов, 1–1,5 млн москвичей — мусульмане, постоянно проживающие в городе».

Мемориальная мечеть на Поклонной горе

Адрес: Минская улица, д. 2-б, близ пересечения с Кутузовским проспектом

Фото: Кирилл Каллиников, РИА Новости

Мечеть возведена в 1995–1997 годах в память воинов-мусульман, погибших в Великой Отечественной войне. Мемориальная мечеть в отличие от церкви и синагоги расположена за оградой мемориального комплекса Поклонной горы. К ней можно подъехать на машине. Парковка невелика — максимум на полсотни машиномест. Зал мечети производит впечатление небольшого. Но, по словам имама Шамиля Аляутдинова, при строительстве Мемориальная мечеть была рассчитана на 1,5 тыс. человек. По пятницам ее посещают от 4 до 5 тыс. человек. В мечети обустроены дополнительные молитвенные помещения, так что в общей сложности внутри может поместиться до 3 тыс. человек. Еще от 1 до 2 тыс. человек молится на улице каждую пятницу вне зависимости от погоды.

В лавке продаются книги Шамиля Аляутдинова — на русском языке и одна на таджикском. Ценников не видно, но на витрине висит табличка: «60 руб. Прочитал сам, дай другому». При мечети есть халяльный магазин. Расстояние до ближайшего жилого дома по прямой — около 700 метров.

Хасан, продавец в шашлычной на Поклонной горе, выходец из Узбекистана

«Работаю здесь каждый день. В мечеть хожу часто. В пятницу тоже пойду. По пятницам и в праздники очень много народу приезжает, машин много. Наверное, со всей Москвы приезжают».

Кирилл, местный житель

«Я живу достаточно далеко отсюда, на Минской. Хотя отсюда до домов в принципе далеко. Знаю, что эту мечеть посещает довольно много людей, но мне это не мешает».

Имам-хатыб Шамиль Аляутдинов

«У нас прекрасные отношения с местными жителями. За все 15 лет с момента открытия жалоб к нам не поступало. Со своей стороны мы максимально стараемся облагораживать прилегающую к нам территорию. Летом у нас роскошный, зеленый, подстриженный газон и чистая территория, а зимой мы убираем снег и нет никакого гололеда. Мы любим свой город и стараемся сделать его в районе мечети очень красивым и приятным для всех, кто посещает Поклонную гору.

В Мемориальной мечети любой житель или гость Москвы вне зависимости от национальности и религиозной принадлежности может получить консультацию имама, послушать просветительские лекции, посетить занятия воскресной школы, почитать полезную для ума и тела литературу, принять участие в экскурсии или просто зайти, чтобы отдохнуть в тихой обстановке. Мечеть открыта каждый день с десяти утра до окончания коллективной пятой обязательной молитвы».

Смотрите так же:  Старая мечеть в дербенте

Адрес: Большая Татарская ул., 28

Фото с сайта travel2moscow

До мечети добраться несложно — от метро «Третьяковская» или «Новокузнецкая» 10–15 минут пешком. Но показать дорогу могут лишь местные жители — так она расположена, вдали от глаз прохожих.

Мечеть основана в 1823 году в память участия татаро-башкирских полков в Отечественной войне 1812 года. В советское время была закрыта. В помещении располагалась типография. Возрождение мечети началось в 1991 году. Помощь оказал шейх из Саудовской Аравии. Сейчас вокруг мечети — офисы и жилые дома.

В 1999 году была создана религиозная организация мусульман «Историческая мечеть», при которой действует благотворительный фонд с одноименным названием. Сотрудники фонда раздают мясо жертвенных животных в праздники, опекают приюты для детей и подростков, организуют питание нуждающихся в трапезной мечети, рассылают книги в места лишения свободы.

На высокой ограде мечети — объявление «попрошайкам вход на территорию мечети воспрещен». Рядом с забором торгуют арбузами и дынями. Неподалеку развернули торговлю платками, благовониями, религиозной литературой.

При мечети действует магазин с мясом-халяль и павильончики с книгами и утварью. В административном здании — банкетный зал вместимостью до 65 человек. Служители говорят, что небольшую территорию пытаются максимально использовать для молитвы.

Москвичи против строительства мечетей

19 сентября 2012 года на несанкционированный митинг против строительства мечети в Митине собралось около 2 тыс. человек. Они говорили о том, что мечеть привлечет тысячи верующих, следовательно появятся новые пробки и будут проблемы с правопорядком. Уже на следующий день власти отказались от строительства, официальная формулировка — «в связи с возражениями части жителей района Митино». В 2010 году жителям района Текстильщики также удалось добиться отмены строительства мечети на Волжском бульваре.

Елена, пенсионерка

«Я живу в доме №7 в Старом Толмачевском переулке. Мечеть, можно сказать, у нас во дворе стоит. По пятницам, конечно, здесь очень много людей. Веду внука гулять, буквально прорываемся через молящихся. Их много, а я себя как-то неловко чувствую. Вроде как я и не у себя в городе, и не у себя во дворе. Хотя я сама верующая православная и понимаю, что и им помолиться хочется, да негде. А вообще я вот не знаю, там у них на родине, откуда они приезжают, как бы отнеслись к тому, если бы у них во дворах православные люди молились бы?»

Абдулла, торгует арбузами и дынями неподалеку от мечети

«Я в мечеть хожу по пятницам и по праздникам. Мечеть красивая. Только вот места всем не хватает. Мой товар хорошо берут. И те, кто в этих домах живет, и те, кто в мечеть ходит. А вы арбуз или дыню купите? Ну и что, что живете далеко, мы вам сейчас и такси поймаем».

Марина, ходит обедать в кафе неподалеку от мечети

«На работу по пятницам на машине не езжу. Тут и ни проехать, и ни припарковаться. Все уже как-то смирились с тем, что здесь на улицах молятся люди. Хотя выглядит это как-то ненормально, мне кажется. Конфликты бывают, конечно. Чаще всего с гастарбайтерами. У них вместо ковриков газеты или куски обоев. По-русски они плохо понимают. Поэтому говорить с ними бесполезно. Стараемся просто обходить их».

Владимир Николаевич, житель дома №26 по Большой Татарской улице

«Много проблем не от самой мечети, а от тех гастарбайтеров, которые сюда приходят сотнями, а то и тысячами. Тут во дворе года три назад они жили в старых машинах. Где-то нашли развалюхи, каким-то образом докатили их сюда и спали в них. Мыться в мечеть ходили. Никак избавиться от них не могли. Вечером идти страшно было. Куда только не жаловались, ничего не помогало. Потом служители мечети сами вызвали эвакуаторы, и эти машины на свалку увезли. Ну гастарбайтеры эти сразу исчезли».

Имам Исторической мечети Руфат Ахметжанов

«На пятничный намаз приходит от 3 до 5 тыс. человек. Все близлежащие территории — дороги, дворы — заняты мусульманами. Приходится молиться на улице и в снег, и в дождь на сырой земле, на асфальте. В мечеть может войти только треть желающих.

Проблемы с местными жителями возникают только из-за тесноты. Мусульмане у подъездов домов иногда вынуждены молиться, а это создает неудобство для горожан. В основном люди относятся с пониманием к молящимся. Но не все, кто молится, имеют праведный облик мусульманина. Не до всех еще и проповедь дошла. Бывает, что эти люди иногда провоцируют москвичей на какие-то конфликты. Понятно, что вина чаще всего обоюдна. Но ведь чем больше людей вокруг мечети, тем больше проблем. Было бы мечетей больше, вокруг них вращалось бы меньше людей. Встречи с окружающими свелись бы к нулю.

В праздники, когда молится до 10 тыс. человек, у нас все проходит очень организованно и спокойно. Мы очень хорошо взаимодействуем с местной управой и с местным отделением полиции. В районе заранее расклеивают уведомления о том, чтобы не парковали автомобили в соседних дворах, чтобы не оставляли на Большой Татарской улице и в Старом Толмачевском переулке. По дороге от метро к мечети расставляют заграждения, чтобы не возникало давки. В этом году нам еще и волонтеры очень активно помогали.

В том, что для строительства мечетей не выделяются площадки, есть и вина как раз таких гостей города, которые не имеют статуса постоянного проживания, не обременены знаниями и не имеют качеств мусульман. Из-за них зачастую местные жители не хотят соседствовать с мечетями. И москвичей тоже можно понять.

Тем, кто не ходит в мечеть, тяжело донести слово истины. И если мы не организуем этих гостей города, их организуют другие. И проблем будет гораздо больше, нежели те, которые могут возникать при соседстве с мечетью».

Основные мусульманские праздники

Ураза-байрам (по-арабски Ид аль-Фитр, праздник разговения). Отмечается по завершении поста в священный месяц Рамадан. В будущем году придется на 9 августа. На этот праздник жертвенных животных не режут.

Курбан-байрам (араб. Ид аль-Адха, праздник жертвоприношения). Отмечается в 10-й день месяца Зуль-хиджа (в 2012 году — 25 октября, в 2013-м — 15 октября). Кульминация хаджа. Те мусульмане, у которых есть возможность, режут в этот день жертвенных животных — барана, быка, корову (или верблюда).

Имам мечети на проспекте мира

С 1963 года вторым имамом, а с 1964 года — имам-хатыбом Московской Соборной мечети был Ризаутдин Салахетдинович Басыров (1907–1994), уроженец села Ключищи / Суыксу (ныне Нижегородской области) из рода потомственных имамов.

В то время Духовное управление мусульман Европейской части СССР и Сибири (ДУМЕС) находилось в достаточно трудном положении. Хрущёвские гонения на религию не только вызвали отрицательные последствия в существовавших общинах, но и во многом повлияли на выработку стратегии функционирования официальных мусульманских структур. В значительной мере система ДУМЕС теряла свое и без того весьма ограниченное влияние. После окончания активной антирелигиозной компании конца 1950-х — начала 1960-х годов, уже в эпоху правления Л. И. Брежнева, по сути единственной возможностью существования зарегистрированной мечети было ограничение всей деятельности имамов сугубо обрядовыми функциями. Далее все зависело от личности, образованности и авторитета конкретных имамов, готовых или не готовых к активной проповеднической работе, от их отношений с местными уполномоченными по делам религии, от местных условий (в частности, от позиции районных партийных функционеров). При этом с конца 1960-х годов все актуальнее становилась проблема обеспечения действующих общин квалифицированными кадрами. Стремительно сокращалось количество тех имамов, которые получили достаточно глубокое образование в дореволюционный период или в первые годы советской власти, выжили в условиях репрессий 1930-х годов и вернулись в мечети в 1940-е — 1950-е годы. Именно это поколение имамов и было главной действующей силой ДУМЕС. Замещалось оно до определенного времени с большим трудом.

Первоначальное образование он получил у отца, расстрелянного «по делу о заговоре руководителей ЦДУМ» в 1937 году, обучался в одном из казанских медресе, с эпохи Гражданской войны жил в Москве, являясь прихожанином мечети. В годы Великой Отечественной войны был тяжело ранен в боях под Кёнигсбергом, в послевоенные годы учился в бухарском медресе «Мир-и-­Араб», шесть лет служил имамом мечети в Астрахани, муфтием ДУМЕС Ш. Хиялетдиновым был назначен служителем культа на мусульманский участок Кузьминского кладбища Москвы. С 1964 года являлся вторым имамом Московской Соборной мечети. Риза-хазрат Басыров вел скромную жизнь, разделял все тяготы и радости общины, пользовался огромным авторитетом у московских мусульман. Его часто можно было видеть в домах мусульман, где он пропагандировал исламские ценности, читал проповеди, проводил различные обряды. В своей религиозной дея­тельности, он, как и А. Мустафин, не ограничивался стенами мечети в Выползовом переулке. Ризаутдин-хазрат хорошо разбирался в особенностях положения религиозных общин в советском обществе, имел опыт взаимодействия с уполномоченными по делам религии, в отсутствие Мустафина выполнял и представительские функции. Р. Басыров обладал большим авторитетом и среди членов приходского совета мечети, и среди своих многочисленных и активных земляков — выходцев из села Ключищи, что позволяло ему прочно сохранять свои позиции на протяжении многих лет.

В 1970-е годы район Мещанских улиц, где была расположена Соборная мечеть, представлял собой один из стремительно исчезавших типичных уголков старой Москвы. Неподалеку от мечети проходила широкая магистраль — проспект Мира (бывшая 1-я Мещанская улица), застроенная преимущественно величественными домами в стиле сталинского ампира. По обеим сторонам от проспекта преобладала малоэтажная застройка, в том числе деревянная, окруженная многочисленными заборами, палисадниками, старыми амбарами для хранения дров (они уже не использовались по назначению и принадлежали хозяйственным службам). Это был облик скорее провинциального, нежели столичного города; но именно здесь и сохранялся старомосковский колорит. Столичная жизнь напоминала о себе по существу лишь наличием трамвайной линии. С улицы Гиляровского (2-я Мещанская) с 1935 года трамвай следовал на улицу Дурова и проезжал мимо Выползова переулка. Именно на трамвае № 50 добирались до Московской Соборной мечети многие ее старые прихожане, даже после открытия в 1957 году станции метро «Проспект Мира».

Московская Соборная мечеть и небольшое административное здание общины, построенное на месте старого флигеля в 1958 году, были вплотную окружены малоэтажными жилыми домами. В двух сохранившихся дореволюционных флигелях мечети, экспроприированных большевиками, находились коммунальные квартиры. Другие дома были выстроены уже после 1917 года и там также находились квартиры. В центре владения № 7 по Выползову переулку располагался небольшой двор мечети, который был регулярно заполнен московскими татарами. Как уже отмечалось выше, приходя на молитву в мечеть, они обменивались новостями, встречали родственников и земляков. Это было центральное место притяжения московских татар в советское время. Во дворе мечети имамы традиционно проводили джаназа-намаз.

В первой половине 1970-х годов неподалеку от мечети еще проживали некоторые старые прихожане, рассматривавшие ее в качестве квартальной мечети, а сам Выползов переулок сохранял татарский колорит. Рядом с мечетью, в одной из квартир старого дома № 5 по Выползову переулку, долгие годы жили потомки предпринимателя и мецената Мухаммед-Амина Кашаева — выходца из татарской деревни Иванково близ Азеево, ныне Рязанской области (то есть земляка Салиха Ерзина — основателя Соборной мечети), являвшегося перед 1917 годом мутавалли (попечителем) мечети. В одном из домов, расположенном во дворе мечети, жил многолетний прихожанин Назметдин Ширинский — уроженец татарской деревни Богданово (ныне Кадомского района Рязанской области), также хорошо знакомый с семьями дореволюционного московского татарского купечества, находившийся со многими из них в близком родстве. Много татар продолжало жить в Тополевом переулке, на улицах Гиляровского и Щепкина (до 1966 года они сохраняли свои исторические названия — 2-я и 3-я Мещанские), на улице Дурова (бывшая улица Старая Божедомка). Некоторые из них обосновались здесь еще с довоенных времен (отдельные семьи — и с дореволюционных), другие — поселились уже в 1940-е — 1960-е гг. В отличие от вышеупомянутых Кашаевых и Ширинских, большинство местных татар были выходцами из Горьковской области и работали, в основном, неподалеку, в продовольственных и промтоварных магазинах, мастерских. Они могли практически безбоязненно посещать мечеть. В то же время многие представители интеллигенции — учителя, врачи, инженеры (в том числе беспартийные) приходили в мечеть изредка, не желая афишировать свою религиозность, в основном в дни празднования Ураза-байрама и Курбан-байрама, в месяц Рамазан, когда Выползов переулок был переполнен верующими, и они становились не так заметны. Однако представители старшего поколения и в этих семьях были прихожанами мечети, выплачивали закят от имени всей семьи, приглашали имамов для проведения меджлисов и т. д.

В последние годы жизни Риза-хазрат Басыров содействовал возрождению религиозной жизни мусульман Москвы. В общей сложности он проработал в Московской Соборной мечети 30 лет. Похоронен на Даниловском мусульманском кладбище, как и многие другие имамы, муэдзины, основатели и прихожане этой мечети, среди них — С. Ю. Ерзин, Б. А. Алимов, А. Б. Алимов, Х. Ф. Насретдинов, К. Б. Салихов, Ш. А. Салямов и др.

Смотрите так же:  Как проходит пятница в мечети

Дамир ХАЙРЕТДИНОВ,

Соборная мечеть: от охранной грамоты Сталина до волоса пророка

Едва ли не самое заметное открытие года для сотен тысяч московских мусульман — открытие Соборной мечети на проспекте Мира. По просьбе «Афиши» Глеб Леонов сфотографировал пятничную молитву, а исследователь мусульманской общины Москвы Марат Сафаров описал историю мечети.

Московская соборная мечеть в районе проспекта Мира чаще всего становилась известной жителям города в дни больших мусульманских праздников — Ураза-байрам и Курбан-байрам, когда все прилегающие кварталы перекрывались и заполнялись толпами молящихся, а в СМИ появлялись впечатляющие снимки многотысячной коллективной молитвы. Теперь, после открытия 23 сентября нового комплекса мечети, она становится и одной из важных архитектурных доминант местности — высокие минареты мечети видны далеко от Олимпийского проспекта. Мусульманская жизнь здесь кипит уже более 100 лет, и даже в советскую эпоху во время религиозных праздников на улице Дурова приостанавливалось движение трамваев.

Сейчас уже трудно представить, что местность вокруг мечети вплоть до конца семидесятых имела полупровинциальный облик. Здесь преобладала малоэтажная застройка, в том числе деревянная, окруженная многочисленными заборами, палисадниками, старыми амбарами для хранения дров. Столичная жизнь напоминала о себе, по существу, лишь трамвайной линией, уводившей в более энергичные районы. Весь этот старомосковский уклад исчез в ходе подготовки к Олимпиаде 1980 года, и лишь энергичная работа приходского совета мечети и обращения посольств арабо-мусульманских стран в советские партийные органы спасли здание от разрушения.

Фотография: Глеб Леонов

Сама же мечеть, основанная в 1904 году на средства купца Салиха Ерзина, торговавшего тканями и пушниной, никогда не закрывалась. Поначалу она была второй в Москве, а после закрытия в 1937 году мечети в Замоскворечье именно адрес Выползов переулок, дом 7, стал восприниматься в мире в качестве одного из символов советского ислама. Охранная грамота Сталина, выданная в виде благодарственной телеграммы мечети в годы войны за помощь фронту, и послевоенные визиты лидеров мусульманских стран в скромный Выползов переулок сохраняли здесь религиозную жизнь. Гамаля Абделя Насера, Сукарно, Муаммара Каддафи и многих других политиков, искавших благосклонности СССР, в Москве возили не только в Кремль и на какое-нибудь передовое предприятие, но и в мечеть — чтобы продемонстрировать веротерпимость коммунистов. Каждый визит проходил сложно и часто не по сценарию. К примеру, посетивший мечеть в 1981 году эксцентричный лидер Ливийской Джамахирии не слишком следовал дипломатическому протоколу — Каддафи расспрашивал имамов о причинах отсутствия молодежи в молельном зале, о том, где вообще купить в Москве религиозную литературу, пытался помочь мечети деньгами. Примерно в эти же годы иранцы оставляли на подоконниках мечети портреты аятоллы Хомейни, настойчиво приглашали имама Ахметзяна Мустафина посетить Тегеран, хотя ни СССР, ни тем более советские мусульманские религиозные деятели еще не определились в своем отношении к внезапно произошедшей Исламской революции. Так или иначе, именно международный статус мечети сохранил ее и позволил в советской Москве открыто проводить молитвы. Имамов приглашали на правительственные приемы.

16.02.2019 | Анна Байдакова | № 5 (356) от 16 февраля 2019 года

The New Times отправился в Мещанский район Москвы, где находится московская Соборная мечеть и где в религиозные праздники собираются десятки тысяч мусульман, чтобы понять, повлияла ли парижская трагедия на межнациональные отношения в большом городе

Намоленное место

Парижская трагедия не прошла мимо московской Соборной мечети: 14 января около десятка молодых людей ворвались в здание и стали кричать, что собравшиеся прихожане должны идти на митинг к французскому посольству. Их сочли хулиганами и быстро выпроводили, но, выйдя из мечети, они избили одного из прихожан. Конфликт остался в пределах общины, не задев окружающих. Как и другое осложнение, принесенное приезжими, — татарам, всегда преобладавшим в этой общине, стало неуютно с братьями по вере из Азии и с Кавказа, нахлынувшими в город за последние 20 лет. По словам местных жителей, татары, живущие в районе Соборной мечети, перестали посещать ее после того, как было разрушено старинное здание. «Ходить туда желание отпало, — говорит Рамиль, 25-летний студент из Тюмени, татарин. — Какие-нибудь граждане Таджикистана начинают говорить, мол, ты как-то неправильно молишься, начинают навязывать свои убеждения».

«Не чувствуя себя комфортно в мечетях, «старые» татары все чаще собираются на домашние собрания, куда приглашают даже не имама, а некоего человека, который умеет читать Коран», — пишут этнолог Дмитрий Опарин и историк Марат Сафаров, которые в прошлом году изучали общину.

Немусульманам, обитающим в районе, эти тонкости недоступны, они видят лишь толпы молящихся, которые лучше обойти или объехать стороной. Каждую пятницу обязательный для правоверных намаз, дважды в год — праздники Курбан-Байрам и Ураза-Байрам, и все улицы в окрестностях Выползова переулка заполняются молящимися, движение останавливается — и автомобильное, и трамвайное, и пешее. Некоторым от этого не по себе, но происхождение этого чувства они формулируют смутно. «Во время праздников чувствуешь себя как не в своем государстве, — делится финансовый аналитик Алла, которая работает в бизнес-центре почти напротив мечети. — Объезжаем, стараемся быть толерантными. Но не знаю, стоило ли затевать такое в центре Москвы». «У нас здесь мечеть, там, за двориком, — подворье Сергиевой лавры, дальше по Олимпийскому — армянский храм, дальше налево — Еврейский культурный центр. Так что у нас тут все религии присутствуют!» — говорит Владимир, 50-летний сотрудник типографии. Впрочем, замечает, что когда у мечети собирается очень много народа, становится тревожно: «Видишь фанатично преданные лица — вся эта толпа повинуется единому слову и готова тут же повернуться и делать то, что сказали».

Толпа настораживает и издалека — примерно каждый третий клиент не хочет покупать квартиру в непосредственной близости к мечети, говорит частный риэлтор Виталий. «Раньше я работала руководителем отдела продаж в крупной девелоперской компании, — рассказывает вице-президент Российской гильдии риэлторов Елена Миловидова. — Мы строили дома комфорт-класса в районе Олимпийского, на Проспекте Мира — этот район считается элитным. И чаще всего покупать квартиры приходили мусульмане из татарской диаспоры, хотя, разумеется, не только они. Это были обеспеченные бизнесмены средней руки, верующие, очень дружные семьи».

Кроме того, призывы к молитве через усилители звучат очень громко и даже будят детей, говорят воспитательницы детского сада Алена и Юлия. По пятницам уже с утра здесь дежурят автобусы полиции и стоят металлоискатели. Прихожан обыскивают, проверяют сумки. Полицейский курит у автобуса. На вопрос, что здесь будет, отвечает, что на молитву приедет много мигрантов, впрочем, они «адекватные, спокойные».

Из двух десятков риэлторов, работающих с недвижимостью в Мещанском районе, с которыми удалось поговорить NT , ни один не смог вспомнить случая, когда клиент переезжал из этих мест из-за каких-либо проблем, связанных с мечетью. По данным переписи 2010 года, бoльшую часть населения района составляют русские: 46 тыс. из 58 тыс. Татары — вторые по численности, но их насчитали меньше тысячи человек. В районной управе уверяют, что за последние годы ситуация особенно не менялась.

Сергей Абашин, профессор факультета антропологии в Европейском университете в Санкт-Петербурге, доктор исторических наук, занимается образом жизни и проблемами мигрантов в мегаполисах. Он считает, что нетерпимости к мусульманам у москвичей нет: «Неприязнь и насилие носят скорее этнический и социальный характер (тех же трудовых мигрантов воспринимают как низший класс), нежели собственно религиозный». С ним согласен Игорь Алексеев, преподаватель истории ислама в РГГУ, руководитель научных программ Фонда Марджани: «Бытовая ксенофобия в Москве была всегда, по отношению к «лимитчикам» (подобие гастарбайтеров в советское время. — NT ) и так далее, и этот старый комплекс может быть развернут при нагнетании со стороны СМИ, но на практике сейчас этого нет».

У врачей Олега и Нели, живущих недалеко от мечети, досады по поводу толп верующих нет: «Это вопрос к властям. Неужели трудно построить еще мечети по периметру города, чтобы люди ездили туда? Любое учреждение, связанное со служением богу, облагораживает место, в котором оно находится», — уверен Олег.

«Вы когда-нибудь молились в луже?»

Старое здание Соборной
мечети было снесено в 2011
году, Москва, начало XX века

Московская Соборная мечеть — самая «авторитетная» в городе, хотя и не самая старая. Историческая мечеть на Большой Татарской была открыта в 1823 году, после многих лет челобитных, но в 1939-м советская власть уничтожила минареты и службы, и они вернулись туда только в 1993-м. А Соборную мечеть, построенную в 1904-м, не тронули, и она стала главной в столице. К тому же она крупнее Исторической — ее строили на 2000 прихожан. Но и в советское время по праздникам молящихся было больше, а когда в Москву приехали десятки тысяч новых мусульман, старая мечеть стала совсем тесна. В 2011-м стена обветшала так, что аварийное здание пришлось разобрать. Вместо него поставили временное, а в декабре прошлого года воспроизвели оригинальное здание. Оно станет частью комплекса, в котором будет и новая мечеть на 10 000 молящихся, которую обещают достроить к концу года. Значит, на соседних улицах станет на несколько тысяч меньше мусульман, вынужденных молиться под открытым небом.

«Когда люди молятся на улице в мороз или в дождь, а имам говорит что-то позитивное, им это не совсем понятно, — говорит Ренат Абянов, заместитель руководителя аппарата Совета муфтиев России и преподаватель истории в Исламском колледже. — Вы когда-нибудь молились в луже? Тогда вы меня не поймете!» NT писал о проблеме нехватки мечетей в Москве в №31 (299), 30 сентября 2013 года.

В Москве вообще дефицит мечетей — их всего четыре. Помимо Исторической и Соборной, есть Мемориальная на Поклонной горе и Ярдям в Отрадном, построенные в 1997 году. Плюс молельные дома, примерно сотня, каждый на несколько десятков человек, там можно совершать пятничную службу, но самые верные считают должным ходить в мечеть. А мусульман в Москве, по данным их Духовного управления, около 2 млн человек. Однако реальное число, скорее всего, значительно меньше, говорит Сергей Абашин: «В Москве точной статистики нет. Есть перепись 2010 года, согласно которой граждан России, которые происходят из традиционно мусульманских стран и регионов и постоянно живут в Москве, около 350 тыс. человек — в реальности, возможно, до 500 тыс. Что касается иностранных граждан-мусульман, то статистика еще более примерная, так как иностранцы все время переезжают из области в город, из России домой и обратно в Россию — их вряд ли больше одного миллиона. То есть осторожно можно оценить общее количество мусульман в 1,5 млн. Они относительно равномерно распределены по городу — иногда их чуть больше около рынков, оптовых баз и так далее, — и везде составляют меньшинство».

Но и на полтора миллиона четырех мечетей мало. Православных храмов в Москве больше тысячи, и то священники жалуются, что всем активным прихожанам, которых, по разным оценкам, от 5 % до 10 % населения, места не хватает. Духовное управление мусульман уже не раз просило московские власти разрешить построить по одной мечети в каждом округе, но добро пока не получили.

Отчуждение и есть почва, рождающая насилие, считает Ренат Абянов. Январский теракт в Париже — результат того, что мусульмане не ощущают себя частью французского общества, говорит он, и здесь положение с мечетями — проявление такого же разделения.

Далеко не всем московским мусульманам хватает места в мечетях, 4 октября 2019 года

«Им всю жизнь вдалбливали, что ислам — это терроризм»

Если у собеседников NT в Мещанском районе есть страх перед мусульманами и исламом, то в последние годы для этого было немало печальных поводов: бесконечные войны на Ближнем Востоке, зверства «Исламского государства», теракт в «Шарли Эбдо».

Али, модно одетый молодой человек 26 лет, сидит в кафе при мечети, водит пальцем по планшету и периодически говорит с кем-то по мобильному. Али из Таджикистана, в Москве живет уже 10 лет, учится на юридическом факультете и подрабатывает на стройке. Окончив учебу, он собирается вернуться в Таджикистан и мечтает, что его страна станет «свободной, как Грузия, Латвия и Литва». Об истории «Шарли Эбдо» он хорошо осведомлен.

— Все западные СМИ только об этом и пишут, — говорит он. — Конечно, это неправильно, что их убили, так нельзя. Если хочешь отомстить кому-то, не надо делать это так, чтобы весь мир об этом узнавал. Потому что сейчас страдают мусульмане Франции. У меня есть знакомые там, они рассказывают, что сейчас просто облавы идут на них.

— Вы считаете, что нужно мстить непублично?

— Как гражданин XXI века, я бы просто протестовал. Но любовь к Пророку ослепляет человека.

Смотрите так же:  Мечеть в гяндже

Из халяльного магазина при мечети выходит пенсионер, тоже Али — татарин из Нижегородской области. До пенсии он работал трактористом и строителем. Али уверен, что в России подобной ситуации, как в Париже, возникнуть не могло: «В верхах не допустили бы».

— А для вас что перевешивает в этой истории: карикатуры или убийство?

— Религия. Аллах долго терпит, крепко бьет.

— Если бы знакомый молодой человек пришел к вам и сказал, что хочет ехать на войну в Сирию или Ирак, чтобы сражаться за веру, что бы вы ему сказали?

— Ну, тут старшие должны дать совет, имама надо спросить, он решает, можно или нет. Надо сначала понять, зачем он идет воевать? Может, там не джихад, а просто мусульман натравливают друг на друга.

Интересно, что, говоря о «Шарли Эбдо», и мусульмане, и немусульмане-москвичи осуждают прежде всего карикатуристов. Московские пенсионерки, которые жалуются корреспонденту NT на громкое пение Корана по праздникам, ругают художников даже больше, чем парень из Таджикистана, который во время интервью обещал оторвать голову любому, оскорбившему Пророка. Из всех собеседников NT не оскорблен карикатурами, кажется, был только имам Соборной мечети. Шамиль Арсланов — молодой высокий мужчина, говорит спокойно и открыто, в руках держит смартфон.

— Я знаю, что история с карикатурами у них уже не в первый раз, — говорит он. — Думаю, они это делали без особого умысла насолить мусульманам, просто у них это принято. Я слышал, они делали карикатуры и на Иисуса Христа, и на политиков — для них это как почистить зубы, для французов и для этого журнала — в частности. Убийство карикатуристов я осуждаю.

— Можно ли сказать, что люди, совершившие его, трактовали заповеди Пророка так, что они обязаны отомстить?

— Это никоим образом не было их религиозным долгом. Это были молодые люди, которые выросли во Франции и которым всю жизнь вдалбливали, что ислам — это терроризм. По телевизору хороших новостей про мусульман не показывают, а показывают, как они что-то взрывают. Тот же самый ИГИЛ считают мусульманами, хотя они бандиты и просто прикрываются Кораном.

Московская Соборная мечеть

Москва — город регион в котором проживают люди различных национальностей и различного вероисповедания. Главным домом для всех московских мусульман является мечеть на проспекте Мира. Она появилась на этом месте в далёком 1904 г.

В советский период мечеть не закрывалась и какое-то время являлась единственной в городе.

(Фото из интернета)

В те годы на пятничную молитву собиралось около 500 мусульман. Во время праздников количество верующих было в 10 раз больше.

Во время ВОВ мусульмане Москвы, в помощь фронту, собрали деньги. Сумма была приличной, и это позволило сформировать целую танковую колонну. В ответ в 1944 году в адрес мустасиба имама мечети Халила Насретдинова и председателя приходского совета Алимова поступила благодарственная телеграмма от товарища Сталина.

Перед московской Летней Олимпиадой 1980 года над мечетью, находящейся рядом со спортивным комплексом «Олимпийский», нависла угроза сноса. Мечеть спасли московские религиозные деятели и послы арабских стран.

Теперь же времена изменились. Борьба с религией ушла в прошлое, и число мусульман в городе значительно увеличилось. Старая мечеть уже не могла вмещать всех желающих. В мае 2005 г. началась масштабная реконструкция. В 2011 г. старое здание разобрали. Какое-то время прихожане временно молились в большом шатре, который был установлен рядом со стройкой.

Наконец, 23 сентября 2019 года в Москве была торжественно открыта Московская Соборная Мечеть Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным и Председателем Совета Муфтиев Равилем Гайнутдином.

(автор извиняется за каплю, попавшую на объектив)

Об этом историческом событии напоминает теперь табличка, прикреплённая на фасаде здания. Думаю, многие по телерепортажу помнят, как совсем недавно В.Путин и Р.Эрдоган совместно снимали с неё покрывало…

О том, что в мечети действует музей, и что её можно посетить, я узнал от своего друга. Зайдя на сайт Соборной мечети, я посмотрел расписание экскурсий, и, определившись по времени, пришёл за 10 минут до начала. На входе серьёзная охрана. Посетители проходят через рамку металлоискателя. Сумки также досматриваются.

В старом здании, которое стояло рядом со старой мечетью, теперь расположился Совет муфтиев России.

Здесь же и экскурсионное бюро.

Есть и тут и небольшой киоск, где можно приобрести сувениры.

Вскоре появилась наш гид — Нуреева Зифа Аммяровна. Женщина закончила воскресную школу при Духовном Управлении Мусульман Российской Федерации и Российский Исламский Университет в Казани (религиозно — педагогический факультет). В настоящее время, кроме ведения экскурсий, Нуеева З.А. преподаёт Основы исламских знаний в воскресной школе при Соборной мечети.

Наша экскурсия начинается с внешнего обзора мечети. От гида мы узнаём, что одним из главных спонсоров реставрации стал бизнесмен С. А. Керимов. Он выделил 170 млн. долларов. Свои пожертвования сделала также московская община мусульман.

При строительстве использовался белый канадский гранит (он адаптирован под российский климат). Узоры на окнах выполнены в византийском стиле. При этом сохранены стилистика и декор старого здания. Одновременно, можно добавить, что облик новой мечети, символизируя дружбу, вобрал в себя архитектурные традиции народов России.

Минареты похожи одновременно и на башни Московского Кремля, и на башню Сююмбике Казанского Кремля. Высота покрытого сусальным золотом главного купола — 46 метров, диаметр — 27 метров. Два главных минарета имеют высоту по 78 метров, что делает мечеть самой высокой в России (наряду со строящейся уфимской мечетью Салавата Юлаева).

В основание мечети для укрепления конструкций была вбита 131 свая, поскольку рядом находится метро и под зданием протекает подземная река Неглинная.

Старые стены вписали в новый комплекс — их разобрали и собрали заново из современных материалов, сохранив тот же вид, что и в 1904 году.

Намазы проводятся по пять раз в день, однако, наибольшее количество верующих традиционно собирает пятничная молитва.

Ангелы называют пятницу днем обилия, потому что Всевышний в этот день одаривает Своих рабов безграничными милостями и благами. Этот день следует посвятить деяниям для вечной жизни, не занимаясь мирскими делами, кроме крайне необходимого. Конец Света также наступит в пятницу. А обитатели Рая будут наслаждаться высшим наслаждением — будут лицезреть особым зрением Всевышнего Аллаха — тоже по пятницам.

В мечети постоянно дежурит кто-то из имамов, дабы верующие могли решить свой вопрос в любое время. Для женщин правило посещения мечети обязательным отнюдь не является. Женщине предписывается хранить семейный очаг.

И тем не менее, женщина мечеть посетить тоже может. Единственное, мужчины и женщины заходят в мечеть с разных сторон. Для экскурсий существует свой отдельный вход.

Входные двери мечети изготовлены в Турции,

внутренние в российском Екатеринбурге. Внутри посетителей встречает деревянный ящик, где возле двух щёлочек написано: Закят и Садака.

Закят — это обязательный налог — мусульманин раз в год для общины должен пожертвовать сороковую часть своего дохода. Садака — пожертвование добровольное.

Раздеваемся в гардеробе, снимаем обувь.

По мягким, идеально чистым коврам, поднимаемся на второй этаж. Ковровые покрытия изготовлены в Турции и переданы в дар российским мусульманам. Потолок и стены расписаны в восточном стиле. В некоторых местах вместо стёкол разноцветные панно.

Поражают даже лифты, украшенные византийским узором.

Итак, мы на втором этаже.

К этому времени как раз закончилась молитва и потому основной зал можно фотографировать (запрещено фотографировать молящихся).

Сказать, что внутреннее убранство поражает, это значит — ничего не сказать. Это тот случай, когда бессильны слова!

Как всегда и во всех мечетях — михраб направлен в сторону Мекки. Слева от него возвышается некий стеллаж, где лежит Коран (Коран должен находиться выше головы). Справа от михраба уходящая вверх лесенка — это кафедра-минбар, с которой имам читает верующим свои проповеди во время пятничной молитвы.

Мечеть освещают более 320 настенных и потолочных люстр из хрусталя, разных по размеру и форме.

Большинство из них сделаны в виде куполов мечети. Главная хрустальная люстра в центральном зале имеет 350 лампочек и весит 1,5 тонны, её ширина — 4,3 метра, а высота — 7,6 метра. Этот гигантский светильник 50 мастеров из Турции делали три месяца.

Как известно, в Исламе запрещены изображения людей и животных. Дабы украшать свои архитектурные творения, исламские мастера пошли по пути каллиграфии.

У Всевышнего в Исламе 99 имён. Под куполом выведено 40 имён Творца.

В зале второго этажа устроен музей.

Экспонатов здесь не много, ибо основное предназначение мечети — это молитва.

И тем не менее таковые имеются, причём все они очень даже интересные, как то макет самой мечети.

Или, например, кисва — фрагмент покрывала Каабы с вышитым золотыми нитками аятом из Корана.

В Мекке Каабу накрывают особым покрывалом, которое называется — кисва.

Каждый год в определённый день (во время хаджа ) старую кисву меняют на новую, выставляя при этом Каабу для обзора.

Согласно преданию, доисламский обычай закрывать Каабу возводится преданием к химьяритскому царю Асаду аль-Камилу. При пророке Мухаммаде кисва изготовлялась в Йемене, однако уже при халифе Умаре I кисву стали изготовлять в Египте. При халифе Мамуне кисва менялась три раза в год, аль-Мутаваккиль посылал новую кисву через каждые два месяца.

В течение нескольких столетий до 1927 года покрывало для Каабы присылали в Мекку из Египта, однако затем указом первого саудовского короля Абд аль-Азиза ибн Сауда была основана особая ткаческая фабрика для изготовления покрывала Каабы. На фабрике трудятся 240 ткачей, среди которых только мужчины.

Эта фабрика изготавливает два покрывала в год, одно из которых является запасным. Старую кисву снимают, и она поступает в распоряжение хранителей Каабы и шарифа Мекки.

Мало кто может попасть в Мекку. И потому интересно посмотреть фотографии того места, где родился Мухаммед (да будет доволен им Аллах), инсталляцию его дома, гору, где архангел Джабриил давал Мухаммеду (мир ему) первые откровения.

Пророк — это выбор Всевышнего! Мудрость Создателя состояла в том, чтобы вложить знания в простых людей, дабы современники поверили, что человек получил их не из книжек, а от самого Творца. (В Коране упоминается 25 пророков, тогда как в хадисах таковых насчитывается 124 тыс.). Мусульмане считают Мухаммеда (мир ему) последним пророком на земле.

По мнению правоверных, современники Моисея являлись искуснейшими магами и потому его главное чудо было призвано посрамить лучших чародеев Египта того времени. Современники Иисуса пользовались всеобщим признанием как искусные врачи, и потому его чудеса состояли в исцелении неизлечимых болезней и в оживлении мёртвых.

Арабы, являвшиеся современниками пророка Мухаммеда (да будет доволен им Аллах), прославились своим красноречием и стихами. Поэтому главным чудом, связанным с именем Пророка (мир ему) стал Коран, подобного которому не сумели создать многие и многие арабские поэты и ораторы, несмотря на неоднократные вызовы, которые бросает им сам Коран. Правоверные считают, что все прежние чудеса были ограничены временем и местом действия, тогда как чудо Коран носит универсальный характер и не прекратится никогда.

Прежние поколения уже засвидетельствовали это, тогда как будущим ещё только предстоит понять и осознать чудесность Корана с точки зрения его стиля, содержания и духовного воздействия.

В музее на стендах можно видеть различные исполнения священной книги Коран.

Некоторые из них очень старые. Особенно интересен «Коран Усмана». Копия рукописи 8-ого века выполнена на Московском Монетном дворе на листах серебра 999 пробы (подарок Соборной мечети от Кунчи Керимовой).

Священное писание мусульман не подлежит изменению, обсуждению, критике. Коран — это те истины, которые дал Мухаммеду (мир ему) Всевышний, а слова Всевышнего изменять либо переставлять никак нельзя.

Но! В арабском языке нет гласных букв, и, дабы Коран читался нараспев, богословы разработали огласовки. А чтобы другие народы понимали суть, для них делается-таки перевод — это достаточно тонкий и деликатный вопрос. Всегда и во все времена переводы многократно согласовываются с исламским духовенством.

Русские люди впервые познакомились с Кораном при Петре Первом в 1716 г. Всего на русский язык Коран официально переводился 15 раз.

В Коране часто повторяется, что День Суда обязательно настанет, и Бог станет решать судьбу каждого в соответствии с записями его добрых и дурных дел.

Каждый мусульманин в Исламе поддерживает непосредственную связь с Аллахом, каким бы слабым либо больным он не являлся. Каждый мусульманин несёт ответственность, как за свои убеждения, так и за Ислам в целом.

Говорить о Боге можно до бесконечности! Однако, время нашей экскурсии подошло к концу. Вместе с другими экскурсантами спускаюсь в гардероб. Одеваемся, обуваемся и выходим на улицу. Желающие направляются в магазин. Он расположен в старом здании.

Здесь можно приобрести сувениры, посуду, татарские головные уборы, богословские книги и многое другое.

Related Post

Картина мечети кул шариф

Мечеть Кул Шариф в Казани — символ религиозных традиций Татарстана Мечеть Кул Шариф в Казани является не просто изысканным архитектурным творением, а целым символом истории Татарстана. И несмотря на то,

Мечеть в старом городе в ташкенте

Мечеть Джами в Ташкенте (известна также под названием Джума-мечеть Ходжа Ахрар Вали) — это современное строение, но с очень древней историей. Первое здание ташкентской Джами мечети было построено в 1451

Старая мечеть в дербенте

Дербентская Джума-мечеть: отсюда пошел Ислам в России Проникновение Ислама в Дагестан, бывший некогда северной окраиной мусульманского мира и позже вошедший в состав Арабского халифата, а следовательно, и на территорию современной