Меню

Заповедник русской народной культуры поморье или новгородская земля

Электронная библиотека
публикации о музее-заповеднике «Кижи»

1. Из истории развития иконописи в Карелии

Иконопись древней Карелии – лишь часть живописного наследия российского Севера. Искусство каждого северного региона обладало своими особенностями в зависимости от общего культурно – исторического развития края. Эти особенности касаются как иконографии, так и художественного решения памятников живописи. В композиции, приемах письма, орнаментике, колорите отражаются представления людей о красоте как проявлении в земном мире духовного, Божественного начала. Кроме того, воплощение священного текста в зримых образах может происходить только по законам художественного творчества, с учетом эмоционального воздействия создаваемых образов. Иначе изображение превращается в собрание умозрительных символов, что чуждо православному пониманию образа. Поэтому представляется необходимым строить экскурсионный показ на сочетании данных историко–культурного, иконографического и художественного анализа.

На современной территории Республики Карелия в древности располагались два крупных историко–культурных региона российского Севера – Обонежье и западная часть Беломорья. Обонежье включало северо–восточное Приладожье, земли вокруг Онежского озера, уходящие к побережью Белого Моря. Эта территория в основном входила в состав Заонежской половины Обонежской пятины новгородской земли. Приладожье относилось к Водской пятине, но из тех мест памятников иконописи не сохранилось. На территории пятин располагались вотчины бояр, владения монастырей и архиепископа. Беломорское побережье от устья реки Выг («корельский берег» и далее на север) также фактически входило в состав новгородских владений. Позднее оно перешло, как и все Поморье, Соловецкому монастырю.

Своеобразие данного региона заключалось, в частности, в том, что это был край крестьянской и монастырской культуры. Здесь очень долго, фактически до середины XVII в. не было крупных торгово–ремесленных посадов, которые могли бы стать художественными центрами, определяющими развитие иконописи на протяжении длительного времени и формирующими единую иконописную школу. Местные монастыри, чаще аккумулировали в своих стенах художественные ценности, чем были местом их создания. Исключения составляли Соловецкий монастырь – мощный центр притяжения художественных сил, и, в меньшей степени, Александро–Свирский монастырь.

Иконопись Карелии отражала духовно–религиозные запросы крестьянской среды и особенности ее восприятия сакрального образа. Святой почитался, прежде всего, как защитник, покровитель крестьянина, его труда, охранитель здоровья, хозяйства. Этим объясняется весьма широкая распространенность икон с изображением избранных святых, среди которых наиболее часто представлены св. Николай, св. Георгий, пророк Илия (по описаниям местных рядов иконостасов первой трети XVII в.).

Весьма важной темой являлась идея заступничества святых за род людской на Страшном суде, воплощенная в композиции Дейсусного чина во втором ряду старинного иконостаса. До второй половины – конца XVII в. на Севере преобладали именно двухрядные иконостасы. Третий (праздничный), четвертый (пророческий) и даже пятый (праотеческий) ряды получили широкое распространение в Обонежье лишь с конца XVII в., отражая интерес к исторической и литургической тематике. [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Иконопись древней Карелии зародилась как ветвь новгородской художественной школы. На раннем этапе (XIII–XV вв.) иконы привозились из Новгорода или писались непосредственно на Севере приехавшими сюда мастерами. Часть икон могла поступать из более развитых районов, расположенных к востоку и юго–востоку от Обонежья (Каргополье, Вологодские земли). Вероятно, в основном с конца XV в. можно говорить о более или менее развитом местном иконописании.

Древнейшей иконой, найденной в Карелии, является «Св.Никола, Апостол Филипп» из д.Телятниково Кижского погоста (Государственная Третьяковская галерея). Этот памятник датируется в современной литературе первой половиной XIV в. Иконная доска имеет характерные овальные вырезы, как если бы она создавалась для строго определенного места у бревенчатой стены сруба сельской часовни.

В Новгороде или в сопредельных с Обонежьем новгородских владениях могли быть написаны такие иконы, как «Пророк Илия», «Апостолы Петр и Павел», из д.Пяльма Пудожского района, датируемые XV в. (ГМИИРК). Они отличаются ярким, напряженным колоритом, неординарностью образных характеристик, огромной внутренней энергией образов.

На рубеже XV и XVI вв. появляются произведения, в стиле которых сочетаются несколько упрощенные приемы новгородского письма с признаками влияния иных художественных центров. К числу памятников этой эпохи относится еще вполне новгородская по истокам стиля икона «Дейсусный чин, избранные святые» из Кондопоги, «Успение» из д.Васильево на о.Кижи и очень своеобразный «Св.Никола» из д.Вегорукса Медвежьегорского района (все иконы в ГМИИРК). В последней иконе вызывает интерес не только иконографическая «вольность» в расположении фигуры Богоматери над правым плечом святого, но и необычный и совсем не новгородский колорит, построенный на сочетании голубых пробелов с редчайшим кирпично–оранжевым фоном. [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Выдающимся памятником рубежа XV и XVI вв. является икона «Св.Власий» из с.Мегрега Олонецкого района (ГМИИРК). Она отличается тончайшей моделировкой лика и нежным светлым колоритом. Видимо, икону писал мастер, знакомый с новыми направлениями в искусстве Новгорода эпохи присоединения к Московскому княжеству и усвоения художественных идеалов эпохи Дионисия.

К этому времени Обонежье и Поморье вошли в состав Московского государства, но оставались в юрисдикции новгородских владык. В связи с отдаленностью края возникла необходимость в расширении местного иконописания. Усиливается и приток привозных икон из крупных центров, прежде всего из Москвы.

Наиболее яркими признаками северного происхождения икон того времени часто является набор красочных пигментов для живописи и, в особенности, для подготовки доски. Так «Дейсусный чин» первой половины XVI в. из д. Часовенская Медвежьегорского района (ГМИИРК) имеет фон необычного розоватого цвета на основе пигмента местного происхождения. Типична для Севера грубоватая обработка иконной доски, которая не имеет к тому же обязательного углубления под живопись («ковчега»). Характерна также особая суровая и экспрессивная трактовка образов, особенно лика Христа с резко выступающими скулами и небольшими глазами (ГМИИРК).

Для многих северных икон характерна ориентация на древние новгородские образцы. Так «Покров» из Заонежья воспроизводит иконографию известных новгородских икон конца XIV–XV вв. А в лаконичной композиции и ярком колорите «Чуда св.Георгия о змие» угадывается иной, более древний образ (ГМИИРК). Традиции новгородской иконописи в интерпретации мастера XVI в. ощущаются в «Дейсусном чине» и Царских вратах из Муромского монастыря (Музей «Кижи»). [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Из произведений второй половины XVI в. большой интерес представляют иконы, ведущие свое происхождение из кижской Покровской церкви. Они являются остатками убранства не дошедших до нашего времени древних храмов Кижского погоста. Особенно примечательна икона «Покров» с ее торжественной композицией и многоцветием красок (ГМИИРК). Частично сохранившийся «Дейсусный чин» (ГМИИРК) интересен с иконографической точки зрения, так как включает образ новгородского архиепископа XII в. Иоанна. Он издавна почитался в Новгороде, а в 1547 г. был удостоен общерусской канонизации. Видимо, именно с формирования общерусского пантеона святых и связано его включение в дейсус.

Наиболее полно в музейных собраниях представлена иконопись XVII и XVIII столетий. Иконы этого периода позволяют довольно детально проследить развитие искусства в основных историко–культурных ареалах древней Карелии: в Заонежье с примыкающими к нему северо–западным Прионежьем, в Олонецком и Пудожском краях, в Сегозерье и Поморье.

В конце XVI и в начале XVII вв. Карелия подвергалась нападениям шведских и польско–литовских отрядов, разоривших многие селения вместе с храмами. Хозяйственный упадок периода «смутного» времени стал причиной сокращения строительства часовен и церквей и потребности в иконописных работах. Тем не менее, постепенно, к середине столетия хозяйство восстанавливается, растет численность населения и появляются новые поселения, так называемые выставки с новыми церквями. Наблюдается расцвет местного иконописания в разных уголках Карелии. В середине XVII в. возникает укрепленная крепость на реке Олонке, ставшая торгово–ремесленным посадом. На территории Олонецкого погоста и в самом Олонце развивается иконописание. Местные мастера приглашаются в Александро–Свирский монастырь для выполнения иконописных работ.

В результате проведения реставрационных работ последнего времени была открыта группа подписных и точно датированных икон, говорящих о существовании иконописной мастерской в с.Тубозеро, что на восточном берегу Онежского озера (Пудожский район). Здесь в середине XVII в. работал иконописец, церковный дьячок Игнатий Пантелеев. В ГМИИРК хранится его подписная икона «Огненное восхождение Илии, с житием», датируемая 1647 г. из Водлозерско–Ильинского погоста. Эта исполненная с большим мастерством икона очень нарядна по колориту. Скорее всего, иконописец обучался ремеслу в каком–то крупном центре русского Севера. Вторая подписная икона мастера Игнатия хранится в музее–заповеднике «Кижи». Это «Спас в силах» из дейсусного чина того же происхождения. К творчеству этого мастера можно отнести и целый ряд других произведений, которые он мог писать вместе с другими иконниками. [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

В Тубозерской мастерской работал и брат Игнатия, Мокей Пантелеев. Он известен по нескольким подписным иконам, хранящимся в Государственном Русском музее и в ГМИИРК. Несмотря на общность иконографических источников и известную близость приемов письма, иконы Мокея беднее по цвету и менее живописны по исполнению.

Мастерская в с. Тубозеро была типичной для Обонежья. Здесь на протяжении нескольких десятилетий работали два мастера, принадлежавшие к клиру местной церкви и писавшие иконы по заказам крестьянских приходов довольно обширной округи, включавшей даже селения Заонежского полуострова (с. Кузаранда). Таких мастерских, каждая из которых использовала излюбленные образцы, было довольно много в Обонежье и других ареалах Карелии, что объясняет крайне пеструю картину развития местного иконописания. Это явление, характерное для Севера в целом, наиболее емко отражено в принятом в науке понятии «Северные письма».

Свои иконописные мастерские существовали и в Заонежье. В одной из них были созданы точно датированные иконы, относящиеся к третьей четверти XVII в. (от 1660 до 1677 годов.). Эти памятники, хранящиеся ныне в ГРМ, МИИРК и музее–заповеднике «Кижи», происходят из селений южной части Заонежского полуострова – с.Типиницы, д.Тамбицы, д.Леликозеро, с. Великая Губа, района с.Кузаранда. Для заонежских икон характерна скупая цветовая гамма, в основном из неярких тонов красного, охристого, синего, зеленого цветов. Золото используется только для украшения деталей. Часто применяются приемы скорописи при изображении горок, архитектурных сооружений.

В клеймах житийных икон акцент ставится на сюжетах, повествующих о страданиях за истинную веру, о помощи святых невинно осужденным, бедным. В одной из этих мастерских была создана икона «Двоесловие живота со смертью» на сюжет популярного в то время литературного произведения нравоучительного содержания (ГМИИРК). Позднее этот сюжет, с прибавлением Сказания об иноке Мартирии, проявившем милосердие, был повторен на иконе из д.Усть–Яндома (ГМИИРК). Все это говорит о стремлении в этот период к расширению сюжетного репертуара, об интересе к повествовательным жанрам.

Смотрите так же:  Заповедники в подольске

С конца XVII в. в Заонежье усиливается процесс распространения высокого иконостаса, появляются расписные потолки («небо»), часто встречаются иконы «Страшный суд» (особенно в XVIII в.). Все это заметно усиливает содержательную сторону храмового убранства, объединяя в едином ансамбле темы Ветхого Завета, Евангелия и Апокалипсиса (Апокалипсис, или Откровение Св. Иоанна Богослова – завершающая книга Нового Завета). [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Еще одна черта местной культуры позднего XVII-го и XVIII вв. – заметно усилившиеся связи с художественными центрами сопредельных и более отдаленных земель. Для создания иконостасов в Заонежье приезжают артели иконописцев, о чем свидетельствуют живописные ансамбли Покровской и Преображенской церквей на о.Кижи (верхние ряды иконостасов).

Творчество местных мастеров впитывало новые тенденции развития иконописи, однако некоторые старые стилевые черты оставались очень живучими. Часто традиционные приемы иконного письма претерпевали эволюцию в сторону жестко графического линеарного стиля. Примером такого решения может служить «Троица» из д.Вегорукса (ГМИИРК), где условная орнаментальность рисунка пробелов и складок одеяний сменяет традиционную моделировку форм. Размеренный ритм жестов и темный колорит создают атмосферу таинственного ритуального действа. В ряде икон XVII в. из прибрежных селений Заонежского полуострова и северо–западного Прионежья преобладает графическая система письма и подчеркнуто суровая трактовка образов, усиленная скупым, аскетичным колоритом. Примером может служить икона «Огненное восхождение Илии с житием» из д.Кургеницы Медвежьегорского района (ГМИИРК). Образ пророка в клеймах исполнен строгости, проповеднической убежденности, яростной непримиримости по отношению к жрецам бога Ваала.

Среди стилевых вариантов «Северных писем» XVII–XVIII вв. выделяется иконопись национального карельского района на озере Сегозеро (территория «лопских» погостов, заселенных в древности лопарями–саамами, а позднее – карелами). Изучение этих памятников приводит к выводу, что мастера уделяли особое внимание теме поминовения усопших, что отразилось в иконографии ряда памятников и могло быть связано с глубоко укорененным в карельской семейной обрядности культом предков. Сегозерские иконы отличаются светлым колоритом, плавным рисунком и преобладанием строгих геометрических орнаментов, столь характерных для карельского народного искусства.

Многочисленными произведениями представлено иконописное наследие Поморья. Соловецкий монастырь заботился об украшении храмов своих поморских владений, здесь работали высокопрофессиональные мастера, поэтому довольно трудно выделить среди икон XVII в. работы собственно поморских иконников. Выделяется своим широким распространением группа икон второй половины XVII в., найденных на обширной территории, включающей Варгузу, Кемь, Вирму и некоторые другие селения (хранятся в Государственном Эрмитаже, МИИРК, Архангельском музее изобразительных искусств). Точный рисунок, насыщенный колорит, высокие декоративные качества говорят о творчестве одаренного мастера, работавшего в монастыре или на побережье.

Коллекция икон XVIII в. отражает многообразие направлений развития иконописи Карелии: от академических до передовых, связанных с воздействием стиля барокко на северную иконопись. Примером проявления новых тенденций является искусство мастеров, создавших иконы местного ряда Преображенской церкви на о.Кижи, иконостас часовни в д. Кургеницы (ГМИИРК), иконостас Успенской церкви в Кондопоге и целый ряд икон и комплексов «небес» из заонежских храмов (музей «Кижи»). В работах этой мастерской, существовавшей в третьей четверти XVIII в., сочетаются традиционные иконописные приемы с поисками новых пространственных решений в изображении архитектуры, со стремлением передать разнообразие фактуры – тяжести пластов земли, прозрачности и легкости облаков и т.д.

В конце XVIII в. влияние стиля барокко возрастает. Одновременно получают распространение иконы, написанные в духе народной иконописи и предназначенные для продажи на рынке. Они в изобилии наполняли божницы в крестьянских домах.

Интересным явлением в искусстве Карелии XVIII- первой половины XIX вв. была иконопись старообрядцев Выго–Лексинского общежительства. Их искусство имело ярко выраженный ретроспективный характер и основывалось на традициях XVI–XVII вв., главным образом, «строгановской школы» и соловецких иконников.

Русская академическая живопись тоже оказывала влияние на провинциальных художников. На этой почве возник пока мало изученный северный примитив XIX в., использовавший приемы и технику масляной живописи.

Основная рекомендуемая литература:

  1. Брюсова В.Г. Русская живопись XVII века. М., 1984.
  2. Реформатская М.А. Северные письма. М., 1976.
  3. Смирнова Э.С. Живопись Древнего Новгорода. М., 1976.
  4. Трубецкой Е.Н. Умозрение в красках // Философия русского религиозного искусства. М., 1993.
  5. Ямщиков С.В. Древняя живопись Карелии. Петрозаводск, 1986.

// Традиционная культура русских Заонежья
Интернет-публикация kizhi.karelia.ru. 2019. 178 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Материалы научных конференций

Новгород и Новгородская земля. История и археология. Материалы XXIV научной конференции, Великий Новгород, 26-28 января 2010. Выпуск 24
Конференция проходит ежегодно зимой по итогам полевого сезона.
Ответственный редактор – академик В. Л. Янин, составитель Е. А. Рыбина

Новгород и Новгородская земля. Искусство и реставрация. Выпуск 1
Редактор и составитель: кандидат искусствоведения Татьяна Владимировна Володина
Великий Новгород, 2005. 333 с., тираж 1000 экз.

Сборник издаётся по итогам конференции «Культурное наследие средневекового Новгорода и Новгородской земли: искусство, реставрация», которая прошла в Великом Новгороде 20-–22 октября 2004 года.
В первый раздел вошли материалы «круглого стола», посвящённого новой экспозиции Новгородского музея-заповедника «Русская икона XI – XIX вв.».
Второй раздел содержит статьи, в котрых анализируется искусство средневекового Новгорода: иконография и атрибуция памятников, история комплектования и экспонирования коллекций.
Третий раздел отдан исследованиям реставраторов.

Новгород и Новгородская земля. Искусство и реставрация. Выпуск 2
Научный редактор: доцент, кандидат исторических наук Вера Ивановна Ромашова
Великий Новгород, 2007. 176 с., тираж 500 экз.

В сборник, посвящённый 60-летию Новгородских реставрационных мастерских, включено 15 исследовательских статей, рассказывающих и иллюстрирующих работу новгородских и петербургских реставраторов по сохранению новгородских архитектурных памятников XIV-XVII вв. Из них пять статей по истории, натурным исследованиям и инженерной реставрации архитектурных сооружений Иверского монастыря в городе Валдае. В сборник включены также статьи об исследовании и реставрации Староладожского Никольского собора XVI в. и о музеефикации водяных мельниц как памятников промышленной архитектуры. Материалы сборника на основе статистических таблиц раскрывают вопросы реставрационных расценок. Авторские статьи содержат богатый документальный архивный и летописный материал, который не можен не заинтересовать каждого, для кого не безразличны исторические корни культуры своей Родины и, в частности, Новгородского края. Познакомиться с методикой и опытом реставрационных работ будет особенно полезно специалистам-реставраторам.

Новгород и Новгородская земля. Искусство и реставрация. Выпуск 3
Научный редактор: доктор искусствоведения Татьяна Юрьевна Царевская
Великий Новгород, 2009. 272 с., тираж 500 экз.

Новгород и Новгородская земля. Искусство и реставрация. Выпуск 2
Научный редактор: доцент, кандидат исторических наук Вера Ивановна Ромашова
Великий Новгород, 2007. 176 с., тираж 500 экз.

Достоевский и современность. Материалы XXIV Международных Старорусских чтений 2009 года. — Великий Новгород, 2010. — 442 с. Тираж 500 экз.

Конференция проходит ежегодно в доме-музее Ф. М. Достоевского в Старой Руссе. По итогам издаются тезисы докладов.

Музейная климатология – основа сохранения объектов культурного наследия. Материалы научно-практической конференции 20-21 апреля 2011 г. – Великий Новгород, 2011 – 172 с., илл., тираж 300 экз.
Конференция прошла под эгидой Министерства культуры РФ. В работе конференции приняли участие ведущие исследователи из научных учреждений Москвы (ГосНИИР), Санкт-Петербурга (отдел музейной климатологии Русского музея), Петрозаводска, Пскова, Великого Новгорода. Цель и задачи конференции – обобщение научного и практического опыта, накопленного в различных профильных коллективах и организациях; оценка современных тенденций развития специфической музейной климатологии и применения новых технологий, а также постановка проблемных задач на ближайшую и отдаленную перспективу.айшую и отдаленную перспективу.

Рабочая программа по курсу «Истоки» (6 класс)

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа № 18»

города Череповца Вологодской области

на заседании МО

учителей ОО «Естествознание» и «Обществознание»

от _______. 2019 г.

______ Т.А. Сергун

Заместитель директора по УВР

На заседании Педагогического совета

Приказом директора МБОУ «СОШ № 18»

от _____. 2019 г. № ___.

по курсу истоки

Срок реализации программы:

сентябрь 2019 – май 2019 год

Шумыло Юлия Юрьевна,

учитель курса «Истоки»

высшей кв. категории

Рабочая программа по курсу истоки для 6 класса (далее Программа) МБОУ «Средняя общеобразовательная школа № 18» (далее Учреждение) разработана на основе:

— требований компонента федерального государственного образовательного стандарта общего образования, утвержденный Приказом Минобразования РФ от 05. 03. 2004 года № 1089 ;

— основной общеобразовательной программы начального общего образования Учреждения;

— программы «Истоки. Программа для среднего и старшего звеньев общеобразовательной школы (5-11 классы)» авт. А.В Камкин, И. А. Кузьмин – «Истоковедение т.10» М.: ИД «Истоки», 2010.

— Базисный учебный план общеобразовательных учреждений Российской Федерации, утвержденный приказом Минобразования РФ № 1312 от 09. 03. 2004;

Программа разработана с учетом:

— санитарно-эпидемиологических требований к условиям и организации обучения в ОУ (утверждены постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 29.12.2010г. № 189);

— учебного плана Учреждения (федерального и регионального компонента, компонента ОУ), утвержденного приказом директора Учреждения от _______. 2019 № _____;

— годового учебного календарного графика Учреждения на 2019-2019 учебный год;

— требований к результатам освоения основной образовательной программы начального общего образования и программы формирования универсальных учебных действий

Цели изучения курса «Истоки»

«Истоки» — интегративный учебный курс, ориентированный на систематизацию знаний об отечественном социокультурном и духовно – нравственном опыте. В центре его – феноменология российской цивилизации, общий контекст ее основополагающих ценностей и идеалов, форм и норм социокультурной практики.

Главной целью курса «Истоки» является освоение школьниками системы ведущих ценностных ориентаций отечественной цивилизации, присоединение к устойчивому «ядру», «коду» и смыслам родной культуры. Курс направлен на развитие внутреннего, духовного мира ученика ради осознания себя деятельным субъектом сохранения и приумножения духовно – нравственного и социально — культурного опыта Отечества.

В плане личностного развития учащихся курс «Истоки» призван определить собственное воззрение на служение Отечеству, воспитывать качества патриотизма, гражданственности, устойчивой и бескорыстной привязанности к Отечеству, малой Родине, семье и соотечественникам, формировать ориентацию школьников на базовые духовно – нравственные ценности российской культуры и на этой основе способствовать формированию у учащихся собственной жизненной позиции.

В плане социализации учащихся курс «Истоки» призван определять и развивать их ориентации в современной социокультурной среде, в отечественном духовном и культурном наследии, содействовать формированию их гражданской и культурной идентичности. Воспитывая в учащихся достойных представителей своей культуры, знающих, чувствующих и принимающих ее идеалы и ценности, курс в тоже время создает условия для формирования у учащихся навыков сотрудничества в современном полиэтническом и поликультурном социуме, стремления к социальной консолидации и стабильности российского общества.

Смотрите так же:  Архызский тебердинский заповедник

В плане подготовки учащихся к профессиональной деятельности курс «Истоки» призван привести их к пониманию духовно – нравственных смыслов важнейших видов человеческой деятельности (труда, предпринимательства, служения, творчества и др.), расширить их культурологическую компетентность, формировать добросовестное отношение к труду.

Общая характеристика предмета

Программа «Истоки» представляет собой апробированную образовательно – воспитательную и дидактическую систему призванную формировать личность на основе духовно – нравственных и социокультурных российских традиций. Учебно – методический комплект, состоящий из программы с комментариями, учебных пособий, рабочих тетрадей и методических разработок, последовательно раскрывает смысл универсалий отечественной культуры. С 5-го класса открывается второй концентр «Истоков». Он начинается с осмысления устойчивых идеалов российской цивилизации (стремление к ладу, мерности, соборности, внутреннему преображению и др.)., а затем идёт освоение традиций обустройства просторов Отечества, жизненных и годичных ритмов и циклов и т.д.

Авторы программы учебного курса сопоставляют достижения этнологии, культурной антропологии, культурологии, религиоведения, а также этики, эстетики и истории повседневности. Педагогическая основа курса во многом опирается на традиции русской педагогики, ведущей свое начало от школы К. Д. Ушинского. Вместе с тем, психолого – педагогическая и методическая концепция «Истоков» учитывает новейшие достижения психологии, современные педагогические технологии и методики. Образовательный процесс направлен на становление личности при ее активном и осознанном собственном участии на основе устойчивой и целенаправленной мотивации.

Благодаря «Истокам» в образовательное пространство современной школы вносятся категории, ценности и идеалы отечественного образа жизни. Именно в «Истоках» универсалии российской цивилизации становятся предметом отдельного и специального осмысления, что существенно восполняет имеющийся пробел в школьном образовании и придаёт «Истокам» качество педагогической инновации. Всё это в полной мере соответствует провозглашённому в «национальной доктрине образования» курсу на повышение воспитательной миссии современной школы, а также стратегическим направлениям модернизации российского образования.

Ценностные ориентиры содержания

В основной школе открывается новый, второй концентр в познании социокультурных истоков: обучащиеся приобщаются к главным категориям жизни Отечества.

В 6 – м классе («Слово и образ Отечества») учащиеся уясняют «код» пространства (края и земли, рубежи и пределы, образы территорий, памятные и приметные места и т.п.) и ритмы времени (календарные системы, годичный и жизненный циклы, духовное и метафорическое прочтение времени) как важнейшие цивилизационные ценности, учатся видеть диалектику священного и мирского, религиозного и светского.

Научная основа курса

Курс «Истоки» в своей основе имеет ряд фундаментальных наук, до сих пор практически не представленных в школьном современном образовании. Это:

а) отечественная и зарубежная культурология, раскрывающая феноменологию культуры, рассматривающая ее как «текст» и разрабатывающая методы раскрытия его смыслов;

б) отечественная и зарубежная этнология, анализирующая и описывающая материальную культуру, жизненный уклад и духовно – нравственные ценности разных народов;

в) социальная и культурная антропология, исследующая разнообразие связей человека с внешней средой, установки его внутреннего мира и социокультурные роли.

«Истоки»также обращаются к достижениям современной социо- и микроистории, религиоведения, экологии и географии культуры.

Теоретические и методологические достижения наук, положенных в основу курса «Истоки», подчинены его воспитательным и образовательным целям. В итоге сердцевину учебного содержания курса составили универсалии культуры – устойчивые идеалы, ценности и категории сознания и бытия, передаваемые из поколения в поколение и обеспечивающие устойчивость цивилизации и преемственность культуры.

В учебном курсе «Истоки» универсалии отечественной культуры условно можно разделить на несколько смысловых рядов (содержательных линий):

1) универсалии духовного мира;

2) универсалии нравственности;

3) универсалии деятельности;

4) универсалии социума;

5) универсалии природно – культурного пространства.

Методологической основой преподавания учебного курса «Истоки» является социокультурный системный подход к истокам в образовании профессора РАЕН И. А. Кузьмина, что позволяет:

— объединить содержание обучения и воспитания в целостный образовательный процесс на основе единой цели и единых социокультурных ценностей;

— обеспечить естественное гармоничное духовно – нравственное развитие личности, объединяя в одну сложную структуру школу, семью и учащегося;

— развивать социокультурную основу во всех звеньях образования и, таким образом, обеспечить преемственность дошкольного образования, начальной, средней, профессиональной и высшей школы;

— использовать принципиально новый инструментарий образования и систему подготовки на основе активных форм обучения;

— развивать образование как открытую организационную систему, способную стать важным фактором как внутрирегионального, так и межрегионального единения.

Важно и то, что социокультурный подход направляет развитие на утверждение человека в обществе, создает условия для управления внутренними ресурсами человека, формирует социокультурный стержень всех участников образовательного процесса, вырабатывает «социальный иммунитет», позволяющий защитить ребенка, подростка от негативных воздействий внешней среды.

Социокультурный подход позволяет образование школьников рассматривать как единую систему, как комплексную проблему, затрагивающую методологические, психологические, внутрипредметные и другие аспекты.

Ключевым элементом социокультурного системного подхода являются активные формы обучения. Суть активных форм обучения состоит в организации учебного процесса таким образом, что практически все учащиеся, не зависимо от ведущего типа восприятия, оказываются вовлечёнными в процесс познания, имеют возможность понимать и рефлектировать по поводу того, что они знают и думают. Совместная деятельность учащихся в процессе познания, освоения учебного материала предполагает, что каждый вносит в него свой особый индивидуальный вклад, идёт обмен знаниями, идеями, способами деятельности. Причём происходит это в атмосфере доброжелательности и взаимной поддержки, что не только позволяет получать новое знание, но и развивает саму познавательную деятельность, переводит её на более высокий уровень.

Задача духовно – нравственного развития, освоения социокультурных категорий и ценностей не может быть решена путём транслирования содержания учащимися. Для того, чтобы знания о нравственности стали действенными, необходимо создать условия для их прочувствованного восприятия.

В основе преподавания курса «Истоки» лежит идея активного воспитания – одна из ведущих в социокультурном системном подходе. На практике эта идея воплощается с помощью активных форм обучения (ресурсный круг, работа в паре, в четвёрке, метод номинальной группы, активный экзамен, проект).

Главными целями системы активных форм являются развитие у учащихся духовно – нравственных ценностей, накопление социокультурного опыта, развитие навыков общения, управления собственной деятельностью, деятельностью группы, эффективного взаимодействия, обеспечивающего достижение значимых для индивидуума и группы результатов.

В каждом активном занятии выделяются пять аспектов:

содержательный – освоение социокультурных и духовных нравственных категорий учебного курса «Истоки»;

коммуникативный – развитие способности эффективного общения;

управленческий – развитие управленческих способностей;

психологический – формирование мотивации на работу в группе и совместное достижение значимых результатов;

социокультурный — осознание смысла служения Отечеству.

Это позволяет выйти на новое понимание качества образования, включающего не только усвоение содержания, но и развитие духовности, коммуникативности и управленческих умений, а также мотивации к обучению и приобретению социокультурного опыта.

Описание места курса «Истоки» в учебном плане

Курс «Истоки» в образовательном процессе школы представлен в качестве отдельного учебного предмета регионального компонента базисного учебного плана с 5- 9 класс. На изучение курса в 6 классе отводится 1 час при 34 недельной работе. За год на изучение предмета отводится 34 часа.

Требования к уровню подготовки учащихся,

осваивающих программу учебного курса

Учащиеся получат возможность для:

в образовательном отношении – совершения важного шага в освоении социокультурного и духовного контекста пространства и времени феноменов российской цивилизации;

в воспитательном отношении – осознания и ощущения укорененности в отечественной этносоциальной и этнокультурной среде, чувства родства этой среде, уважения и признательности к наследию предков;

в личностно – развивающем отношении – укрепления социокультурного стержня личности, обогащения духовного опыта и освоения инструментария Истоковедения.

Учебно – тематический план курса

Содержание учебного курса «Истоки» для 5 -9 классов общеобразовательной школы подготовлено профессором Вологодского государственного педагогического университета А. В. Камкиным.

Активные формы обучения (ресурсный круг)

Активные формы обучения (активное занятие)

Активные формы обучения (оценивающее занятие)

Заповедник русской народной культуры поморье или новгородская земля

Собрание икон Соловецкого монастыря — одно из крупнейших на Русском Севере. На сегодняшний день иконописное наследие обители рассредоточено по нескольким музейным коллекциям страны, таким как Государственный исторический музей, Государственная Третьяковская галерея, Государственный историко-культурный комплекс «Московский Кремль», Государственный Русский музей, Государственный музей-заповедник «Коломенское», Музей истории религии, Архангельский областной краеведческий музей, Соловецкий государственнй музей-заповедник и Архангельский музей изобразительных искусств. Литература о соловецком иконописном наследии достаточно обширна: это и каталоги, и монографии, и статьи1. Однако иконы из музеев Архангельской области практически не были включены в сферу исследования, редко выставлялись и оставались неизвестны широкому зрителю.

С момента основания монастыря иконы поступали в обитель в качестве вкладов, подарков. Среди них были произведения известных московских иконописцев Назария Истомина и Карпа Золотарева. Соловецкая ризница была одной из богатейших в России. Крупные и наиболее ответственные работы по созданию иконостасов и монументальных росписей в церквах и соборах Соловецкого монастыря выполняли профессиональные артели приезжих иконописцев. Иконостас Преображенского собора написан в ХVI в. новгородскими мастерами, иконы для Благовещенской церкви выполнены в конце ХVI в. Федором Трофимовым из Каргополя. Над росписями Преображенского собора в конце ХVII в. работали холмогорские иконописцы, а в 1863 г. — петербургский живописец С.С. Снетков. Иконостас для Троицкого собора написали в ХIХ в. мастера Троице-Сергиевой лавры.

Судя по письменным источникам, на Соловках только в XVII в. в разные годы работали 45 иконописцев. Среди них были монахи, монастырские слуги, трудники, а также приезжие иконописцы из Вологды, Костромы, Холмогор. В 1710 г. книга переписная по службам монастыря упоминает семерых иконников, работавших в обители. Среди них Григорей Ярославец, Сава Никифоров, Иван Наумов, Потап Стефанов, Козьма Игнатьев, Иван Яковлев.

На протяжении целого ряда столетий в монастыре работали иконописцы разных художественных направлений, приезжавшие сюда из крупных художественных центров: Новгорода, Москвы, Вологды и других городов. Наряду с ними трудились и местные мастера — из Сумского посада, из деревень Нюхча и Сорока. Соловецкий монастырь владел большой частью Беломорского побережья, его земли простирались от Архангельска до Кольского полуострова. Обитель ощутимо влияла на формирование живописной культуры Поморья. Жители поморских сел, занимавшиеся иконописанием, получали заказы от Соловецкого монастыря, предоставлявшего им краски и иконные образцы. Иконописание давало дополнительный заработок крестьянам, жившим сельским хозяйством и морскими промыслами.

Интерьер Благовещенской церкви Соловецкого монастыря.
Фото Я.И. Лейцингера, 1895.
Собрание СГИАПМЗ

Анализ икон поморских церквей позволяет убедиться в том, что одни и те же мастера изготавливали образа для различных храмов Так, например, единством стиля отмечены праздничные иконы, происходящие из Успенской церкви Кемского посада, Никольской церкви деревни Малошуйка и Петропавловской церкви деревни Вирма. Творчество создававших их поморских мастеров относится к концу ХVII — началу ХVIII в.

Смотрите так же:  Лосиный остров заповедник доклад

Каждый северный монастырь имел свои «раздаточные образа». На них изображались святые чудотворцы, чьи мощи хранились в обители. Такие иконы дарили, ими благословляли богомольцев. Соловецкий монастырь постоянно, на протяжении столетий заказывал как иконописцам поморских вотчин, так и мастерам крупных художественных центров так называемые «чудотворцовы иконы» с изображениями Соловецких чудотворцев: Зосимы, Савватия, Германа и Елеазара. Образы закупали целыми партиями. Это не могло не сказаться на характере подобных произведений: многие из них написаны достаточно сухо. С конца XVII в. в Соловецком монастыре начали печатать дешевые гравированные иконы с изображениями тех же прославленных святых.

В ХVII в. живописные иконы, складни и кресты, созданные на Соловках и в монастырских вотчинах, чаще всего имеют в навершии или «в сиянии» образ Спаса Нерукотворного или Троицы. Главный праздник Соловецкого монастыря — Преображение Господне. В ХVII — ХIХ вв. композиция «Преображение» осеняет многие иконные и гравированные «раздаточные» образы. Этими иконами благословляли, их приносили в дар именитым людям. После бомбардировки англичанами монастыря в 1854 г. наряду с «Преображением» «в сиянии» появляется и образ Богоматери Знамение, чудесно спасшей обитель от вражеского нападения.

Соловецкие иконы никогда не отличались однородностью. И хотя в монастыре работало много северных мастеров, местное иконописание здесь не превалировало. Богатое иконописное наследие Соловецкого монастыря — это комплекс произведений «северных писем», новгородской, московской и ростово-суздальской иконописных школ.

В 1922 — 1923 гг., после закрытия монастыря, значительная часть его коллекции поступила в Северный краевой музей (ныне — Архангельский областной краеведческий музей). На оборотах некоторых икон сохранились бумажные наклейки того времени с пометами. Большинство произведений, переданных с Соловков в 1920-е годы, так и хранится в краеведческом музее.

Почти у всех вывезенных из Соловецкой обители икон очень информативные, «говорящие» обороты. Во-первых, большинство икон имеют на оборотах (иногда на рубашке) номера, написанные красным суриком или черной краской, которые соответствуют номерам Главной описи Соловецкого монастыря конца ХIХ — начала ХХ в. Цифры сопровождаются буквами «Г» (соответствует разделу «глава» по описи), «Д» или «ДОП» (означает «дополнительная опись»), «Р» (опись ризницы), «РА» (ризница о. Анзер), «Анз.» (о. Анзер) и другими. Многочисленные бумажные наклейки — подлинная биография икон. Среди них наиболее ранними следует считать наклейки, сделанные в период описания ризницы комиссией Главмузея в 1922 г., а также наклейки Комиссии Наркомпросса 1923 г., например: «Главмузей. Ризница Соловецкого монастыря. № 85/1386-110». Если далее следуют номера Северного краевого музея, то это означает, что икона поступила из Соловков в Архангельск в 1923 г. Если же на обороте имеются наклейки: «Музей Соловецкого общества краеведения. Историко-археологический отдел», то это означает, что данная икона в 1923 — 1939 гг. хранилась на Соловках в музее Соловецкого общества краеведения, а затем поступила в один из московских музеев (ГИМ, Коломенское, ЦАМ).

Интерьер Троицкого собора Соловецкого монастыря.
Фото Я.И. Лейцингера, 1888.
Собрание АОКМ

Коллекция соловецких икон в собраниях Архангельских музеев довольно многочисленна, но не все иконы в настоящее время раскрыты и доступны изучению. Выявить эту коллекцию было достаточно сложно в силу запутанности и отсутствия информации в музейной документации 1920 — 1930-х гг.

Группа соловецких икон, представленных на выставке, хронологически охватывает период с ХVI до начала ХХ в. Преобладают пядничные иконы, происходящие из ризницы Соловецкого монастыря, Троицкого собора, Филипповской церкви. Среди них лишь несколько крупных икон из иконостасов.

Одна из них — «Преображение» — происходит из Савватьевского скита на Большом Соловецком острове. Характер доски, иконографический извод и общая схема рисунка позволяют датировать живопись на иконе ХVI столетием. Другая крупная икона — «Плоды страданий Христовых» 1689 г. — происходит из иконостаса Георгиевской часовни д. Кирилова Каргопольского района Архангельской области. Однако в правом нижнем углу иконы есть надпись: «ИЗОБРАЗИСЯ ВО СВЯТОЙ ЧЮ/ДОТВОРНОЙ ЛАВРЕ СОЛОВЕ/ЦКАГО МОНАСТЫРЯ ПРИ АРХИМА/НДРИТЕ ФИРСЕ В ЛЕТО/ 7198 МЕСЯЦА НОЕВРИА». Таким образом, из надписи становится ясно, что икона была написана в Соловецком монастыре в 1689 г. Там же, на Соловках, в 1698 г. был создан уникальный серебряный оклад Евангелия, на котором вычеканенна композиция «Плоды страданий Христовых»2. Этот редкий сюжет, раскрывающий искупительную жертву Христа, появился в русской иконописи только в ХVII в. в результате знакомства с западноевропейской иконографией. Аналогичная иконография использована и в гравюре «Распятие с чудесами», созданной мастером Василием Андреевым в 1680-е гг. Сюжет также неоднократно встречается в русских стенописях ХVII — ХVIII вв.

Значительный интерес представляет складень-кузов ХVII в. из Преображенского собора. Он, судя по старым фотографиям, находился в главном иконостасе, был укреплен над местным рядом, около Царских врат. Складень с килевидным завершением декорирован серебряными позолоченными пластинами, накладными венцами и цатами, украшенными гравировкой, жемчугом и стеклами. Оборот обтянут коричневой кожей, скреплен коваными металлическими пластинами. В центре — вставная икона «Седмица с припадающими Зосимой и Савватием Соловецкими», в навершии — композиция «Спас Нерукотворный», на створах — праздники: «Рождество Иоанна Предтечи», «Воздвижение креста», «Введение Марии во храм», «Усекновение главы Иоанна Предтечи», «Успение Богоматери» и «Сретение иконы Владимирской Богоматери в Москве». Большинство этих сюжетов совпадают с храмовыми праздниками Соловецкого монастыря.

Использование при изготовлении складня различных материалов, а также труда целой группы ремесленников: иконописца, серебряника, кузнеца, столяра, кожевника — свидетельствует о том, что памятник был изготовлен в крупной универсальной мастерской. В первую очередь на эту роль претендует сам Соловецкий монастырь. Однако распространение аналогичных по форме и материалам складней в Поморье связано и с другим крупным художественным центром Севера — Холмогорами.

Наиболее цельную группу составляют пядничные иконы, посвященные преподобным, прославившимся на Русском Севере: «Зосима и Савватий Соловецкие», «Антоний Сийский», «Корнилий Комельский», «Димитрий Прилуцкий», «Димитрий и Игнатий Вологодские», «Кирилл Белозерский», «Иоанн и Прокопий Устюжские». Интерес к деятельности северных подвижников благочестия резко возрос в последней трети ХVII в., особенно после учреждения в 1682 г. Великоустюжской, а также Холмогорской и Важской епархий. Конец ХVII в. — достаточно сложное время для православия на Севере. Официальная церковь пребывала в состоянии борьбы с расколом. Возрождение и распространение культов местных святых должно было укрепить официальное православие. Культ северных святых поддерживали настоятели Соловецкого монастыря и особенно архиепископ Холмогорский и Важский Афанасий. Иконография северных святых была тщательно собрана в Сийском иконописном подлиннике, образцами которого пользовались северные художники.

Поражает обилие пядничных икон ХVII в. с изображением Святой Троицы, хранившихся в ризнице и Троицком соборе. Многие из них сохранили драгоценные оклады. Большинство имеют общий иконографический образец, очень близкий к чудотворной иконе «Троица», написанной, по преданию, самим Антонием Сийским для главного собора основанной им обители. Этот образец вошел в Сийский иконописный подлинник3. Он имеет традиционный сюжет, развернутый на фоне архитектурного и горного пейзажа и раскидистого Мамврийского дуба. Авраам и Сарра изображены в рост, с подношениями, на столе — обилие сосудов и столовых приборов на столе. Поля икон закрыты серебряной басмой. В верхней части икон — серебро «в свету», то есть закрывает часть фона без изобразительных элементов. У ангелов двуперстное перстосложение, как и на образце Сийского подлинника. Обратим внимание, что и на многочисленных крестах, которые вырезались и писались в Соловецком монастыре в ХVII в., в навершии видим изображение либо Троицы, либо Спаса Нерукотворного (кат. 326). Выскажем предположение, что сюжет «Троица» стал актуален для Соловков после строительства Троицкого Анзерского скита, где в 1621 г. была освящена первая деревянная церковь Святой Троицы, к 1645 г. ее заменили каменной. Царским указом 1633 г. Троицкому скиту была дарована независимость, которую он сохранял только до 1682 г., когда вновь был приписан к Соловецкому монастырю. Вероятно, на короткий период самостоятельности Троицкого Анзерского скита в середине ХVII в. образ Троицы стал его символом, а иконы и кресты с этим сюжетом писали «на раздачу» богомольцам.

Происхождение большинства пядничных икон в собраниях северных музеев связано с монастырской ризницей и Троицким собором. Многие из них украшены серебряными окладами. Другие явно имели серебряный убор, но не сохранили его до наших дней. Опись ризной казны, составленная при архимандрите Фирсе в 1692 г., перечисляет многие из этих икон. В тот период они находились в многочастных киотах, расположенных около столпов Преображенского собора, вблизи архиерейского места4. Поскольку архимандрия официально учреждена в Соловецком монастыре только в 1651 г., следует предположить, что архиерейское место могло быть оформлено во второй половине ХVII в. Неудивительно, что большое число пядничных икон относится к этому периоду. В ХIХ в. большинство из них перенесено в перестроенную ризницу и к мощам святых в Троицкий собор.

Среди Соловецких икон ХVIII в. есть несколько подписных, принадлежащих кисти поморского мастера Василия Чалкова. Он был родом из семьи потомственных иконописцев, постоянно проживавших в Сумском посаде. Отец иконописца, Иван Чалков, и два его брата также занимались иконописью. Василий Чалков начал обучаться грамоте и рисунку в монастырской школе, но с января 1740 по сентябрь 1742 г. учился «иконному делу» в Великом Устюге у местного мастера Степана Соколова. Возвращение Василия в монастырь было связано с отсылкой его на зиму в Москву для совершенствования в живописи. Сохранилось более десяти подписных произведений этого мастера, в том числе целая серия икон, созданных в 1772 г. для Воскресенской церкви на о. Анзер, иконы «Преподобный Ираф» 1784 г. и «Воскрешение Лазаря» 1791 г.5. Поскольку Василий Чалков был записан с детства на солдатскую службу в Соловецкий монастырь, на нескольких его иконах есть соответствующее упоминание: «Писал Соловецкой солдат Василей Чалков». Иконы В. Чалкова напоминают небольшие светские картины на развитм пейзажном фоне. Фигуры святых моделированы при помощи контрастных переходов от света к тени, они объемны и реалистичны.

Коллекция Соловецких икон в собраниях музеев Архангельской области достаточно интересна. Она позволяет получить довольно цельное представление о произведениях, происходящих из монастырской ризницы и Троицкого собора. В коллекции есть несколько подписных произведений ХVII — ХVIII вв. с точным указанием на их создание в Соловецком монастыре, что является очень важным фактором для исследования северного иконописания. Несомненный интерес с точки зрения иконографии имеет группа икон с изображениями северных подвижников благочестия. Серебряные оклады, венцы и басмы свидетельствуют о высоком уровне серебряного ремесла в монастыре. Эта коллекция существенно дополняет сложившуюся в науке картину Соловецкого иконописного наследия.