Меню

В москве открыли большую мечеть

Владимир Путин: «О давнем происхождении российского ислама говорят татарские корни у названий многих улиц Москвы»

Ключевое политическое событие за последние 100 лет для мусульман России — глазами корреспондентов «БИЗНЕС Online»

Сегодня в Москве заработала крупнейшая в Европе Соборная мечеть. Съехавшиеся на открытие высокие гости: президент России Владимир Путин, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и глава Палестины Махмуд Аббас — сошлись во мнении, что Россия играет одну из главных ролей в мусульманском мире. Корреспондент «БИЗНЕС Online» стала свидетелем, как ФСО не пропускала имама мечети, как президент РТ Рустам Минниханов сел в кресло между Собяниным и Кадыровым и как последний подарил храму волос пророка Мухаммеда.

В 1436 год по мусульманскому летоисчислению, в 9-й день месяца Зуль-Хиджа, иначе: 23 сентября 2019 года — новая Соборная мечеть распахнула свои двери для верующих и гостей со всего мира

ФСО ОТКРЫЛА ДВЕРИ ДЛЯ ПОСЛА США, НО НЕ ХОТЕЛА ПРОПУСКАТЬ ИМАМА

Церемония открытия Соборной мечети, приуроченная к празднику Курбан-байрам (его ожидают мусульмане всего мира уже завтра), началась с опозданием примерно на час и в то же время с опережением практически на целый год. Такой парадокс объясняется тем, что изначально мечеть планировали открыть в мае 2019 года, но затем решили ускорить работы, чтобы не выйти за рамки празднования 70-летия Великой Победы. Это удалось: в 1436 год по мусульманскому летоисчислению, в 9-й день месяца Зуль-Хиджа, иначе: 23 сентября 2019 года — новая мечеть распахнула свои двери для верующих и гостей со всего мира. И распахнула, как никогда, вовремя для России, мусульман и Путина — с учетом того, что сейчас происходит в мире и прежде всего в Сирии, куда — в военный конфликт — явно втягивается наша страна.

Торжество предварительно намечалось на 10 часов, но уже в семь утра у входа в мечеть начали собираться многочисленные журналисты, аккредитованные на церемонию. Корреспондент «БИЗНЕС Online» тоже заблаговременно выехала из дома, зная, что Москва — столица не только России, но и пробок. Тем более за несколько дней до открытия мечети близлежащие к храму улицы перекрыли. Каково же было удивление нашего корреспондента, когда к моменту официального закрытия прохода для прессы представители СМИ продолжали уныло стоять около металлических рамок. Не впускали никого. Как сообщил «БИЗНЕС Online» источник в пресс-службе совета муфтиев России (СМР), проблема была связана с тем, что ФСО каким-то чудесным образом потеряла аккредитационные списки.

Тем временем через VIP-проход мимо грустных и уже уставших журналистов последовательно проходили гости с особыми приглашениями. Спустя полчаса даже среди них образовалась весомая очередь. Досмотр был очень строгим. Наличие приглашения еще не означало «зеленый свет», если гость не мог подтвердить свою личность паспортом.

Муфтий Татарстана Камиль Самигуллин (в центре)

Жертвой недоразумения стал, к примеру, даже имам Соборной мечети, председатель ДУМ Москвы Ильдар Аляутдинов. Эфэсошники ни в какую не хотели пропускать его, пока тот не предъявит паспорт. Корреспонденту «БИЗНЕС Online» неизвестно, чем закончилась эта история, но хочется верить, что муфтий все-таки попал на торжество, к которому он имел самое прямое отношение.

Через «лазейку» для VIP’ов также пропускали послов разных — не только арабских — стран. Наш корреспондент заметила среди приглашенных посла США в России Джона Теффта. Накануне дипломат как раз заверял СМИ, что счастлив будет увидеть новый мусульманский храм, который так важен для всех «приверженцев мирного ислама». И вот теперь Теффт, предъявив дипломатический паспорт, не спеша занимал свое место в рядах бархатистых кресел, установленных на специальной площадке.

В числе первых гостей оказались бывший тренер ФК «Рубин» Курбан Бердыев (справа), президент АПМ РФ Марат Кабаев (слева) и гендиректор ООО «Булгар-Синтез» Фарид Мифтахов

Дружной вереницей проходили думские депутаты. Радостный Фатих Сибагатуллин проследовал на почетное место в первом ряду. Очередь пришлось отстоять и полпреду РТ в РФ Равилю Ахметшину наряду с муфтием Татарстана Камилем Самигуллиным. Среди VIP’ов также были замечены журналистка и совладелец медиакомпании «Апостол» Тина Канделаки, известный телеведущий Дмитрий Киселев, отец гимнастки Алины Кабаевой, президент АПМ РФ Марат Кабаев, певец Ринат Ибрагимов, генерал Махмуд Гареев. Уже около мечети корреспондент «БИЗНЕС Online» застала экс-мэра Казани Камиля Исхакова, депутата Марата Бариева, лидера ЛДПР Владимира Жириновского с соратниками, первого зампредседателя СМР Рушана Аббясова.

Ждали президентов России, Турции и Палестины, но они, как всегда, запаздывали.

Джон Теффт (слева) и Павел Астахов

«МУСУЛЬМАНСКОМУ МИРУ НАДО ОБЪЕДИНЯТЬСЯ ВОКРУГ РОССИИ И ПУТИНА»

Среди СМИ ходили слухи, что опаздывает на этот раз не президент РФ Владимир Путин, а президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который якобы только-только сел в самолет. А ведь, как известно, из Анкары путь в Москву не близок — как минимум часа два.

Тем временем к мечети прибыли делегации лидеров российских мусульманских республик — президента Татарстана Рустама Минниханова, главы Чечни Рамзана Кадырова и главы Дагестана Рамазана Абдулатипова. Минниханов и Кадыров, о чем-то переговариваясь, заняли места по соседству, при этом чеченский лидер по-братски приобнял татарстанского коллегу. Абдулатипов же нашел время, чтобы выйти под свет телевизионных софитов.

Фатих Сибагатуллин, Марат Бариев, Рустам Минниханов

Как заявил глава Дагестана в прямом эфире телеканала «Россия», он давно считает Путина защитником ислама и всех мусульман — не только российских, но и принадлежащих к большому арабскому миру. По словам Абдулатипова, в то время как США и страны западной культуры вносят раздор и смуту в среду мусульман, Россия и Путин неизменно встают на их защиту. «Ирак был спокойной страной, которая ни с кем не ссорилась и не воевала в последние годы, но США оккупировали ее территорию и казнили президента Саддама Хусейна», — напомнил дагестанский лидер. Впоследствии эта страшная эстафета, запущенная американцами, была продолжена в Иране, Сирии и Ливии, прошла по мусульманскому миру инспирированной извне «арабской весной». «И везде защитником традиционного ислама неизменно выступала Россия, — считает Абдулатипов. — Поэтому мусульманам, если они хотят сохранить свои ценности, надо объединяться вокруг Путина и вокруг нашей страны».

Тем временем очередь из прессы все-таки начала двигаться сквозь рамки металлоискателей. Под строгим надзором эфэсошника журналистов порциями провожали в огороженный пресс-центр. В специально оборудованном шатре с накрытыми столами сотрудникам медиа пришлось ожидать начала торжественной церемонии.

Равиль Гайнутдин первым делом прошел в шатер для СМИ

Приблизительно в 11:00 к мечети прибыл российский муфтий шейх Равиль Гайнутдин и сразу же обрадовал журналистов тем, что первым делом прошел в шатер для СМИ. «Я искренне благодарю вас за ваше внимание, за ваше уважительное отношение к той работе, которую мы выполняли в течение 10 лет со дня получения разрешения на реконструкцию и строительство Московской соборной мечети. Сегодняшний день для мусульман Москвы, России и для мусульман всего мира — исторический день. Это праздник, это эпохальное событие», — сказал муфтий.

Гайнутдин с удовольствием отметил, что прежняя мечеть была рассчитана только на 900 молящихся, а нынешняя — на 10 тысяч. «Эта мечеть — главная мечеть нашей страны. Сюда приезжают главы государств и правительств. Это представительская мечеть, откуда звучат выступления муфтия, откуда распространяются обращения муфтия. Отсюда мы направляем посыл всему миру», — заявил шейх. Новая Соборная мечеть, уверен муфтий, достойна Москвы. Отдельно Гайнутдин поблагодарил и строителей, и меценатов, обратив внимание на вклад дагестанского предпринимателя, члена Совета Федерации Сулеймана Керимова. «Я ради достижения только милости Аллаха сделаю все, выделю столько, сколько понадобится, чтобы величественная красивая мечеть была отстроена», — процитировал сенатора и мецената Гайнутдин. Как уже писал «БИЗНЕС Online», вклад Керимова в мечеть стоимостью $170 млн. был самым весомым.

Также глава СМР поблагодарил президента Турции за то, что тот еще в самом начале строительства мечети пообещал от имени народа своей страны сделать свой вклад, а также Махмуда Аббаса , который от имени детей Палестины внес в возведение храма $25 тысяч. «Они также хотели быть соучастниками строительства Соборной мечети», — добавил Гайнутдин.

В заключение, поблагодарив еще и прессу, муфтий спешно удалился в соседний шатер, где, видимо, собирались самые почетные гости. На церемонию тем временем в числе прочих прибыл мэр Москвы Сергей Собянин, который сел по правую руку от Минниханова.

В 11:20 на площадке перед мечетью стремительно появился Путин. Его сопровождали чудом возникший из самолета президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, а также несменяемый государственный лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев и глава Палестины Махмуд Аббас.

«РОССИЯ — ПРАВОПРЕЕМНИЦА ВОЛЖСКОЙ БУЛГАРИИ И ЗОЛОТОЙ ОРДЫ»

Торжественная часть церемонии началась с исполнения шести аятов из суры «Аль-Фатиха», кстати, недавно запрещенных Южно-Сахалинским городским судом. Но об этом судебном конфузе на открытии мечети предпочли не вспоминать: когда завораживающее молитвенное пение умолкло, на трибуну близ мечети поднялся Гайнутдин.

В целом его публичное выступление повторило «речь для прессы» с тем отличием, что теперь Гайнутдин имел возможность напрямую обращаться к сидевшим перед ним высокопоставленным слушателям. Муфтий так и сделал: подняв глаза на расположившегося в первом ряду российского лидера, он с ударением на произносимых фразах заявил, что именно Путин впервые официально назвал Россию мусульманской страной, чего прежде не делали ни цари, ни партийные генсеки. Именно Путин определил Россию как одну из опор мусульманского мира. «Мы правопреемники не только Киевской Руси, Московского царства, Российской империи и Советского Союза, — возвысил голос Гайнутдин. — Мы правопреемники Волжской Булгарии, Золотой Орды и кавказских государственных образований, создававшихся сподвижниками пророка Мухаммеда».

Юнус-бек Евкуров, Рамазан Абдулатипов (слева направо)

По словам муфтия, внешний облик Соборной мечети, совместивший в себе черты Спасской башни с контурами башни Сююмбике в Казанском кремле, подчеркивает стремление России к своим духовным корням и евразийским основам.

Интересно, что выступление Гайнутдина очень быстро нашло понимание у ученых-историков (а таковые присутствовали на церемонии, например, директор Эрмитажа, арабист Михаил Пиотровский), признавших, что сегодняшнее событие действительно беспрецедентно для российской истории. Когда более 100 лет назад в тогдашней императорской столице Санкт-Петербурге тоже открывали большую мечеть, на церемонии отсутствовал император Николай II, среди гостей были замечены только члены царской семьи. Теперь же вся официальная Россия собралась на торжестве, чтобы своим присутствием подчеркнуть значимость происходящего.

БОЛГАРСКАЯ ИСЛАМСКАЯ АКАДЕМИЯ СТАНЕТ КРУПНЕЙШИМ ЦЕНТРОМ МУСУЛЬМАНСКОГО МИРА

Следом за российским муфтием последовали короткие выступления Аббаса и Эрдогана. Президент Палестины назвал Москву «одной из самых влиятельных мировых столиц, которая определяет будущее мира и человечества», а турецкий лидер неожиданно процитировал Льва Толстого, когда говорил о волне беженцев с Ближнего Востока.

«Я хочу воззвать к миру словами великого русского писателя Льва Николаевича Толстого, который сказал: «Людям кажется только, что они живы заботой о себе, а живы они одной любовью», — сказал Эрдоган. И напомнил, что в одном из толстовских рассказов подожженный дом спалил всю деревню. «За то, что происходит на берегах Средиземного моря, должно быть стыдно всему человечеству, — заявил президент Турции. — Пламя пожара на Ближнем Востоке мы должны стремиться потушить своей любовью, добром, справедливостью, слушая голос совести». В заключение Эрдоган добавил, что Турция приняла сотни тысяч беженцев, искавших спасения у ее границ.

Владимир Путин

Наконец, на трибуне перед мечетью, на фоне нового «канадского» гранита, облицовывающего фасад храма, появился Путин. Его речь тоже была лаконичной и по-военному четкой. Российский лидер начал с того, что сердечно поздравил всех с открытием Соборного мусульманского храма, заметив, что он воссоздан на историческом месте. По мнению Путина, «современный великолепный вид» мечети достоин «столицы единой, многонациональной и многоконфессиональной страны, достоин России, в которой ислам по российскому закону является одной из традиционных российских религий и его последователями считают себя миллионы граждан». Президент РФ считает, что Россия изначально создавалась как многонациональная и многоконфессиональная страна, в этом ее своеобразие и сила. «К примеру, мусульманская община Москвы сложилась еще в Средневековье, свидетельство тому — татарские корни у названий многих улиц нашей столицы», — многозначительно подчеркнул Путин.

В новой постсоветской РФ произошло возрождение ислама: только последние 20 лет количество культурных и культовых мусульманских учреждений выросло в разы, констатировал президент. «Просто удивительные по своей красоте мечети появились в Татарстане, Башкортостане, Чечне, в других регионах Российской Федерации. С 2003 года наша страна является постоянным наблюдателем и в Организации Исламская Конференция. Тысячи паломников из России совершают хадж, стало значительно больше медресе и школ при мечетях», — заметил лидер российского государства.

Смотрите так же:  Мечеть кадырова аргун
Слева направо: Сергей Собянин, Сулейман Керимов, Реджеп Тайип Эрдоган, Владимир Путин, Равиль Гайнутдин и Махмуд Аббас

Крупнейший ученый центр мусульманского мира вскоре появится и в Татарстане, напомнил Путин. «Мною поддержано предложение руководства РТ и ведущих духовных управлений мусульман о создании Болгарской исламской академии». Это особенно важно для того, «чтобы мусульманская молодежь воспитывалась на традиционных исламских ценностях, чтобы пресекались попытки навязать чуждые нам мировоззренческие установки, которые не имеют ничего общего с подлинным исламом». В качестве примера «извращенного ислама» Путин привел Исламское государство, подчеркнув, что «их идеология построена на лжи».

В заключение российский президент поздравил всех с наступающим «светлым праздником» Курбан-байрамом и пожелал мусульманам «добра, счастья и процветания», подчеркнув, что государство будет и впредь помогать воссозданию отечественной мусульманской богословской школы, своей системы религиозного образования.

«САМЫЙ ДОРОГОЙ ПОДАРОК» ОТ РАМЗАНА КАДЫРОВА

Соборная мечеть стала считаться действующей ровно с того момента, как только Путин и Гайнутдин сдернули с мемориальной доски, украшающей стену храма, символическое покрывало. На доске, кстати, оказались запечатлены их имена — как «первооткрывателей» самого значительного в Европе мусульманского храма. После этого все, кто присутствовал на церемонии, пошли осматривать мечеть.

Фарит Фарисов

Советник председателя СМР Фарит Фарисов вместе с Кадыровым поднялись на один из верхних этажей храма, где разместился музей российского ислама. «Кадыров, рассматривая подарки Путина и остальных, подошел к одному из постаментов и говорит: «Что здесь?» — рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» Фарисов. — А там пустая колба из бронированного стекла. Я ему говорю: «Здесь должен быть самый дорогой подарок». Кадыров говорит: «Самый дорогой подарок мой. Я дарю этой мечети волос пророка». Как выяснилось, этот волос ему подарил король Саудовской Аравии».

Среди тех, кто осматривал новую мечеть, корреспондент «БИЗНЕС Online» встретила Самигуллина и попросила его поделиться впечатлениями о церемонии. «Очень понравилось, что Владимир Путин поддержал создание Болгарской исламской академии, — сказал Камиль хазрат. — Таким образом, не осталось никаких разночтений по поводу того, где разместится академия: в Москве или Татарстане. Президент страны поставил точку в этом вопросе. Мы долго думали над названием, а тут оно само пришло — Болгарская исламская академия. Глава государства сам ее уже красиво назвал. Это первое, на что я обратил внимание в речи президента».

А второй момент, по словам татарстанского муфтия, связан с впечатлением, которое произвела на него архитектура мечети. «Создается ощущение, что старая мечеть как будто не разрушена, а расширена в 20 раз, — говорит Самигуллин. — Вы наверняка заметили, что в архитектуре вроде Спасская башня проглядывается, а вроде — Сююмбике. Смотрим: купола как будто на московские церкви похожи, но тут же — турецкая каллиграфия, индо-арабский стиль. То есть некая мозаика культур сочетается в одной мечети. Это символично, ведь страна многонациональна и многоконфессиональна. Это все красиво сочетается. Прекрасно, что такая большая мечеть появилась все-таки в Москве, многие не верили. Будем надеяться, что мусульманских храмов в столице будет еще больше».

Со второй половины дня Соборная мечеть открыла свои двери не только для почетных гостей, но и для всех верующих. Завтра «БИЗНЕС Online» опубликует подробный фоторепортаж (как же все-таки выглядит один из главных символов российской уммы), а сегодня уже можно начинать осмысливать принципиально новую реальность, где оказались мусульмане страны, в адрес которых ВВП послал массу четких сигналов и фактически на весь мир признал их одной из несущих опор России.

В Египте открыли одну из крупнейших мечетей в мире

В пригороде Каира открыли одну из крупнейших мечетей в мире Аль-Фаттах аль-Алим. Об этом сообщает ТАСС.

Мечеть может вместить одновременно 17 тыс. верующих и вместе с прилегающей территорией занимает площадь более 6300 кв. метров. У мечети пять куполов и четыре минарета, высота каждого из которых — 90 метров.

Одновременно с мечетью в пригороде Каира открыли коптский Собор Рождества Христова, крупнейший на Ближнем Востоке и в Африке. Уникальным стало и то, что в мечети с торжественной речью выступил коптский Папа Тавадрос II. Папа Римский Франциск обратился к верующим по видеосвязи.

Как так. Почему не в Казани??

Да не переживай ты так. ))) Иншалла, будет и в Казани.

    Мусор и свиней убрали из Каира? Или всё параллельно?

А зачем их убирать? Арабы пришлые, пришли на чужие земли. А теперь пытаются из себя хозяев корчить.

В Казани мечеть должна быть больше, чем в Грозном или Уфе.

Больше чем Московский Кремль а стены длинше чем великая Китайская стена.

Так, пора нам показать , у кого минарет выше!

гордыня и тщеславие..творение сатаны..вавилонские башни(.

11:24 не опадали еще выше сделаем))).

Там понятно . арабы , а мы что пыжимся . Опять за счет атеистов ,будут строить религиозное сооружение .За счет частных инвестиций отобранных нечестным путем у честных людей.

Зачем самые большие больницы ? Не нужны. Надо большую мечеть же. Так победим.

Лучше бы бедность убрали в стране.

На бедности много не заработаешь, а на строительстве можно.

Построили в пригороде,а не в центре.Для людей,а не для удовлетворения политических амбиций.

А насколько важен размер мечети?

Размер имеет значение.

Спросите это у Шойгу, который сейчас мега церковь строет.

Мы в социальных сетях

г. Казань, ул. Лобачевского, 10В

(843) 236-65-10 | 238-39-01 | 236-64-71 | 236-65-24

«Посчитали вредными для государства». Правда ли, что в Китае сносят мечети?

Более 30 исламских святынь и знаковых для уйгуров исторических мест были снесены в Китайской народной республике за последние несколько лет, сообщают западные журналисты.

Суфийская мечеть с гробницей имама Асима находится в пустыне Такла-Макан на западе Китая, в провинции Синьцзян. Три года назад это место было центром притяжения исламских паломников, но сейчас оно в запустении. Хотя сама гробница на месте, вокруг нее всё было снесено, свидетельствуют спутниковые снимки, представленные британской газетой The Guardian.

Такая же судьба постигла многие мусульманские и уйгурские святыни в Синьцзян-Уйгурском автономном округе. Всего, согласно исследованиям журналистов, в период с 2019 по 2019 год были уничтожены или получили значительные повреждения 31 мечеть и две крупные святыни. Так, в марте 2019 года было снесено место поклонения Джафари Садику, святому воину, чей дух по преданию отправился в Синьцзян, чтобы принести туда ислам. Помимо самой святыни были снесены все здания для паломников на 70 километровом пути к достопримечательности.

Аналогичная участь постигла и мечеть Каргилик, располагавшуюся в центре одноименного города. Она считалась самой большой в Синьцзяне. По словам местных жителей, мечеть была снесена за последние полгода. Ничего не осталось даже от сада, который окружал здание.

В Хотане были снесена мечеть Ютянь-Айтика, построенная в ХIII веке. Владельцы окрестных мелких магазинов и кафе рассказали журналистам, что новости о сносе мечетей приходят со всего Синьцзяна. В некоторых местах молельные дома сохраняют, но снимают купола и демонтируют минареты. По из словам, снесенных мечетей гораздо больше 30 — уничтожены тысячи религиозных построек в мелких деревнях. Каждая из оставшихся мечетей снабжена системами видеонаблюдения, и ряд западных изданий писали, что за чересчур ревностные молитвы можно было угодить в «лагеря перевоспитания» для мусульман.

Снос мечетей — очередной фэйк-ньюс?

The Guardian проводила расследование не в одиночку, а вместе с исследовательской группой Bellingcat, которая известна своим расследованием катастрофы малазийского Боинга над Донбассом. Тогда эксперты группы однозначно обвинили в инциденте Россию. После выхода ряда расследований Bellingcat про Сирию, в которой она обвинила сирийские власти и Москву в химических атаках, эксперты и отечественные власти начали говорить о том, что группа связана с западными спецслужбами.

Однако в данном случае в исследовании есть доля истины, считает старший научный сотрудник Высшей школы экономики Василий Кашин. «В последние годы мы наблюдаем в Китае резкое усиление государственного контроля над религиозной политикой. Есть официально подтвержденные примеры уничтожения святынь — тех, которые в Пекине посчитали незаконными или вредными для государства». В первую очередь это касается мусульманских святынь, однако были примеры демонтажа и христианских храмов, говорит эксперт. Так, в 2019 году в Линьфэне была снесена церковь, построенная на пожертвования местной христианской общины. Здание было признано незаконной постройкой. За несколько месяцев до этого был снесен католический храм в провинции Шэньси.

По словам Кашина, давление китайских властей на религиозные общины конкретно в Синьцзяне связано с всплеском террористической активности, который там случился 10 лет назад. Большую часть населения региона составляют мусульмане уйгуры, которые еще с 90-х годов вели борьбу против центральных властей. К примеру, в 2009 г. в результате массовых беспорядков в Урумчи (крупневший город провинции) погибло около 200 человек. В десятые годы XXI в. наметилась тенденция к распространению террористической активности за пределы Синьцзяна. Уйгурские террористы устроили теракты в Пекине (5 погибших,40 пострадавших), в Куньмине (29 погибших, 149 пострадавших).

В ответ власти КНИ начали проводить политику китаизации Синьцзяна. В 2019 г. в провинции запретили вести религиозную деятельность где-либо, кроме специальных учреждений. Было запрещено молиться вне дома и мечети, проводить свадебные и похоронные обряды по религиозным обычаям. Регламентировался даже внешний вид. В частности, было запрещено ношение хиджабов и «аномально большой бороды». Иностранные СМИ начали сообщать о появлении в Синьцзяне «лагерей перевоспитания» для мусульман, через которые якобы уже прошли до 1,5 млн человек.

Тем не менее, учитывая сложные отношения между КНР и США и обвинения в адрес Bellingcat относительно её сотрудничества с западными спецслужбами, размеры китайского давления на население Синьцзяна можно поставить под сомнение, говорит Василий Кашин: «Мы не можем с уверенностью подтвердить ни цифры по снесенным мечетям, которые представлены в расследовании журналистов The Guardian, ни количество людей, которое прошло через лагеря перевоспитания».

Халяль в центре Москвы. Что подают в столовой при Исторической мечети

Не все знают, что при православных, мусульманских, иудейских и кришнаитских храмах в Москве работают заведения общественного питания. Какие блюда стоит попробовать в этих кафе, разбиралась корреспондент «360» Вера Морозова. Вчера вы могли прочитать про невероятный суп в трапезной при Высоко-Петровском монастыре. Сегодня предлагаем вашему вниманию материал о столовой при Московской исторической мечети (Большая Татарская, 28).

К походу в мечеть я подготовилась основательно: залезла на официальный сайт и посмотрела, что там пишут о еде. В разделе «Халяль путеводитель» нашла фотографии шикарного банкетного зала: столы с белыми скатертями, восточные сладости, фрукты… Срочно бегу на Большую Татарскую, но уже при входе в мечеть чую неладное…

Платок надевать не обязательно!

Рядом с мечетью — небольшая пристройка, вокруг нее — суматоха. Люди так и снуют, даже (несмотря на прохладу) дверь не закрывается. И вот через эту открытую дверь я вижу столы, за которыми сидят горцы. Как-то не похоже на тот банкетный зал, что видела на сайте. На всякий случай, ловлю одного из посетителей и спрашиваю, есть ли тут еще одна столовая.

— Это единственная столовая! И самая лучшая! — улыбается мне бородатый чеченец. Спрашиваю его, могу ли я зайти тут без головного убора. — Платок надевать не обязательно!

С этим напутствием забегаю в пристройку. На стенах — выдержки из Корана. За столами сидят одни бородачи. Шумно. Народу навалом. Мест свободных практически нет. Но надолго здесь никто не задерживается: разговаривают, едят и опять убегают по своим делам.

Даже если нога сломана у животного — все, мясо уже не халяльное!

По мне видно, что я «завсегдатай» мусульманских столовых, поэтому посетители предлагают мне помощь в выборе обеда:

— Лагман здесь хороший. Вкусный! И люля. Бери люля с картошкой!

Все меню — без заморочек. Огромные картинки с ценниками прилеплены прямо к стене на самом видном месте. Все по 160 рублей. Плов, манты, лагман, курица, люля-кебаб и гуляш.

Выпечка за 40?60 рублей. Но ее в меню нет, поэтому все надо спрашивать у продавца.

Из кухни выглядывает шеф-повар. Мужчина в темно-синем костюме и шапочке, очень похож на сушиста. Подхожу к нему и спрашиваю, из чего здесь готовят. Оказывается, баранины нет, а вот курица и говядина — халяльные.

— Это когда крови в мясе нет. Ее оттуда извлекают полностью, — поясняет шеф-повар, — животное не электричеством убивают, а режут. Острым ножом. Чтобы не страдало. Нам такое мясо по заказу привозят. Его там купить можно, если подальше пройти к мечети. 300?350 рублей кило.

Посетители присоединяются к экспресс-лекции и с гордостью отмечают, что животное откармливают полезной пищей, ни в коем случае не пичкают антибиотиками и на момент закалывания проверяют, чтобы оно было здорово.

— Даже если нога там сломана, еще что-то… животное уже считается больным. Все. Мясо не халяльное, — объясняя, поднимает палец вверх один из бородачей, который стоит в очереди.

Если это, конечно, можно назвать очередью. У кассы народ не задерживается, обслуживают с такой скоростью, что пока я расспрашивала о халяльном мясе, обед успели взять человек пять.

Смотрите так же:  Мечеть в татарске

100 рублей держи, брат! Секреты меню только для своих.

Времени выбирать нет. По привычке заказываю первое и второе: лагман, люля-кебаб, лепешку из тандыра и «попить что-нибудь вкусненькое». Девушка за кассой удивляется, но пробивает мне все на 385 рублей.

Тут уже некоторые постояльцы приберегли для меня местечко свободное. Подсаживаюсь к ним. И только тогда понимаю, что этого не съесть даже взрослому мужчине. Хорошо, что блюда можно попросить упаковать и унести с собой. Конечно, соседи по столу надо мной по-доброму посмеялись. В качестве компенсации поделились гастрономическим лайфхаком. Зная хитрости меню, в мусульманской столовой можно пообедать за сущие копейки.

— Вот, ты взяла люля-кебаб с картошкой, — говорит Фурад, который сидит рядом и уже допивает чай, — и заплатила за него 160 рублей. Зачем тебе картошка? Взяла бы просто люля — вот он какой большой — и стоит это 100 рублей! Также и с курицей: в следующий раз без гарнира бери, просто курицу. Тоже 100 рублей!

Буквально на пальцах мне объясняют, что оплошала я и с напитком. Вместо лимонада (хоть и очень вкусного!) за 45 рублей могла бы купить чай за 10. Он очень крепкий, поэтому и хватит сразу на две чашки. В подтверждении своих слов, мне приносят два граненых стакана и угощают местным чаем. Сладким, даже без сахарного песка.

Все смешалось в столовой: мусульмане, христиане, таксисты и офисный планктон

Собеседники меня уверяют — сюда приходят люди разных национальностей, религий и профессий. За одним обеденным столом могут сидеть чеченцы и татары, полицейские и офисные клерки.

— Я вот таксую, — говорит Фурад, — приезжаю сюда из любого конца Москвы. Тут, например, кто-то недалеко работает. Живет. А чего не прийти. Вкусно же. От души готовят! Как дома!

Работает столовая с 10:00 до 19:00, к вечеру все блюда уже заканчиваются, но мне открыли большой секрет, что через дорогу тоже есть кафе, тоже мусульманское и тоже с очень вкусной кухней. Но цены там уже не такие низкие.

А ведь если знать все фишки этой столовой, то можно неплохо сэкономить на обеде в самом центре Москвы, заплатив (за блюдо из халяльного мяса, тандырную лепешку и чай) всего 130 рублей!

Люди в городеМусульмане в Москве

Чеченец, турок, русская и ингуш — о традициях ислама, несогласованном митинге, Кадырове и жизни в Москве

На несогласованный митинг у посольства Мьянмы в Москве 3 сентября вышло около тысячи мусульман. Несмотря на то что они скандировали «Аллаху акбар!» и совершили посреди улицы намаз, полиция не стала их трогать. В соцсетях тут же отреагировали на такое аккуратное отношение российских властей к местным мусульманам, которое объясняли страхом перед последователями ислама и особой дружбой Владимира Путина с президентом Чечни Рамзаном Кадыровым.

The Village поговорил с мусульманами, живущими в Москве, и узнал, как им живется в столице, где они проводят досуг, как поддерживают связь в общинах и что думают о Рамзане Кадырове и несогласованной акции 3 сентября.

В подготовке материала принимала участие Нина Абросимова

39 лет, чеченец, бизнесмен

18 лет назад я пришел на мясной рынок, и начал торговлю буквально за прилавком. С тех пор я создал несколько фирм, построил целую систему быстрой доставки халяльного мяса в торговые точки так, чтобы оно не успело испортиться. Последние несколько лет нам здорово помогла политика импортозамещения. Я ездил по регионам, договаривался с местными поставщиками и восстанавливал хозяйства. В 2019 году все рухнуло из-за проблем с инвесторами. Сейчас я обязан сохранить имя и отдать долги. Всевышний сказал, что если ты с чистыми намерениями делал дело, то он останется с тобой, «даже если ты должен все золото мира». Мое дело до сих пор помнят: на днях я сам покупал баранину на рынке в Печатниках. Потребовал принести мне самое молодое мясо и спросил, у кого они закупаются, мне ответили: «У Курбана». По воле Всевышнего сейчас мы открыли бизнес по новой.

В Москве не слишком удобно быть мусульманином: мало мечетей, молиться на улице не принято, а из-за пробок на намаз можно опоздать. Мы стараемся вообще не собираться в Москве группами нигде, кроме мечетей, потому что иначе русские начинают беспокоиться — мы всегда это знаем и чувствуем. Даже если каждый вечер просто в каком-нибудь одном кафе будут ужинать мужчины с бородами, это обязательно кому-то не понравится.

В пятницу, 8 сентября, мы все соберемся в разных мечетях и обсудим, как помочь страдающим мусульманам в Бирме и беженцам оттуда. Сейчас я живу на Кутузовском и обычно хожу в мечеть на Поклонной горе, но, может, поеду и в центр. Все мусульмане хотят найти правильный выход. Ведь если просто послать туда людей и убрать преступников в руководстве страны, ничего не изменится, конфликт глубже. Я считаю, что сейчас необходимо в первую очередь создать коридор гуманитарной помощи. У нас уже есть юристы, я знаю людей в Госдуме, которые хотят создать специальную организацию и собрать помощь, и среди журналистов, и среди благотворительных фондов, в разных национальных общинах в Москве, разных вероисповеданий.

На следующий день по всем московским рынкам правоохранители устроили проверки. Моих сотрудников спрашивали, участвовали ли они в митинге и был ли там я, зачем туда ходил

О лидерстве и митинге 3 сентября

За день до митинга мне пришло СМС о сборе мусульман у посольства. Я сразу обзвонил друзей, все подтвердили, что им тоже приходили сообщения. Я решил пойти, потому что в присланных роликах были зверства. Любой верующий человек не сможет смотреть на это спокойно. До этого я участвовал в митинге только один раз — в Грозном, против карикатур на пророка Мухаммеда, когда там тоже собирался мой народ.

Прямо у посольства меня выбрали одним из пяти координаторов протеста, мы должны были успокаивать молодежь и в теории могли пойти на встречу с послом как представители собравшихся. У нашей чеченской молодежи и у мусульман вообще уважение к старшим принципиально, старшие становятся лидерами. Я не политик, но в тот опасный момент важно было всех успокоить: и наших ребят, и полицейских. Я разговаривал и с начальниками, и с простыми бойцами, говорил: «Ребята, ни в коем случае не трогайте нас, у вас тоже семьи, давайте договариваться», выходил к своим с мегафоном. Во время переговоров к нам подошли и представители Рамзана Кадырова. Они поддержали выступления против геноцида, назвали преступления в Мьянме очевидными и передали, что Рамзан Ахматович тоже это знает. Среди глав республик в России он вообще откликнулся на призыв мирового мусульманского сообщества первым. При этом мусульманские богословы на митинг не пришли. Думаю, они беспокоились, не начнет ли толпа говорить лишнего, и не захотели рисковать.

На следующий день по всем московским рынкам правоохранители устроили проверки. Приходили и на Дорогомиловский, где у нас располагается офис и мясной цех. Моих сотрудников спрашивали, участвовали ли они в митинге и был ли там я, зачем туда ходил. Это было неприятно.

26 лет, ингуш, председатель «Союза ингушских молодежных объединений»

Об ингушских студентах и русских девушках

Я приехал в Москву восемь лет назад из Карабулака. Я младший сын в семье. Это значит, что по традиции я должен вернуться в республику, чтобы остаться с родителями. Но в Ингушетии сейчас страшная безработица, поэтому после учебы я решил попробовать закрепиться здесь. На втором курсе понял, что хочу заниматься общественной деятельностью. Так я пришел в «Союз молодежных ингушских объединений» — мы создаем ингушские землячества в вузах, где учится больше пяти наших ребят, ищем среди них лидеров мнений. В 2019 году глава республики назначил меня заместителем постпредставителя Ингушетии, где я проработал до минувшего августа.

Говорят, что в Москве около 50 тысяч ингушей, но эта цифра завышена. Еще на госслужбе я услышал от МВД, что с ингушской молодежью в Москве проблем нет — мы «где-то в хвосте» по преступности среди этнических меньшинств. Есть кодекс чести ингушей — эздел. У нас, наверное, самая жесткая этика и культурные законы на Кавказе. Если ингуш будет в точности соблюдать эздел, его будут обожать местные в любом городе. Ни один кавказец не имеет права предъявить что-то русской девушке на улице. При этом, если я увижу, что ингушка приехала из республики и ведет себя неэтично по нашим нормам (например, надела штаны), я выскажу ей претензию. Потому что ингушей вообще всего полмиллиона, мы все друг другу дальние родственники. Дагестанке и чеченке и любой другой этнической мусульманке тоже можно что-то сказать, потому что по ней будут оценивать других мусульман.

Об ингушской Москве и стрельбе в воздух

В городе много кафешек, куда чаще ходит наша молодежь, есть и сетевые вроде «Чайхоны», но из примечательных — ресторан «Асса» (по названию реки в Ингушетии. — Прим. ред.) на Садовнической улице. Там ты чувствуешь себя как в ресторанчике на родине, и спиртное не подают — в исламе алкоголь запрещен. А все свои квартиры, например, я снимал в районе «Юго-Западной». Так сложилось, что там ингушей и кавказцев больше и просто не встретишь такой агрессии, как на «Щелковской». Последняя вообще как будто застыла в начале нулевых, подмосковные ребята до сих пор могут пристать к тебе у автовокзала со словами «есть позвонить?», поэтому и кавказцы там тоже обитают только группами.

Кавказцам, приезжающим в столицу, стоит задумываться, как вести себя уместнее. Например, ехать по Тверской в кортеже и стрелять в воздух — это неправильно. Но тот же Навальный однажды сказал, что нужно разрешить гей-парады и при этом запретить лезгинку в центре Москвы. Было обидно. Это красивый танец. Кстати, традиция стрельбы родилась из древнего свадебного поверья. Считалось, что если родственники невесты первыми выстрелят в воздух, когда ее выводят через порог отчего дома, значит, она будет главенствовать в семье, и наоборот. Конечно, сейчас это потеряло исходный смысл, и в республике на свадебную стрельбу даже установили запрет.

В Москве у ингушей не так много лидеров мнений. В инстаграме есть несколько популярных ингушских лент, например больше 100 тысяч человек подписаны на страницу @ingushetiya06. Есть страница Magas Times — как The New York Times, только Magas, — у нее порядка 80 тысяч подписчиков. (Магас — город в Ингушетии. — Прим. ред.) В инстаграме сейчас такие ленты, часто анонимные, есть у каждого кавказского народа — чеченцев, дагестанцев и других. Еще 90 % ингушей, у которых есть смартфон, сидят в WhatsApp. Telegram почему-то не прижился так, как на Ближнем Востоке.

Неделю назад семью Гуцериевых признали самой богатой в России. Они владеют Бинбанком, РуссНефтью и еще несколькими корпорациями. Гуцериев — исключительный бизнесмен, он не большой сторонник заниматься общественной деятельностью, но возможно его фонды занимаются благотворительностью на недоступном мне уровне. Открыто ингушским объединениям в Москве помогал, например, бизнесмен Алирхан Харсиев — сейчас он депутат в Госдуме. Магомед-Али Евлоев из команды Гуцериева сейчас помогает нам устроить многие мероприятия.

О московских драках с осетинами

В ютьюбе можно найти много роликов о стычках между ингушами и осетинами в Москве, когда молодежь собирается стенка на стенку. Мое поколение выросло на историях об осетино-ингушском конфликте, в котором наш народ оказался проигравшей стороной, мы помним кадры зверств не намного лучше тех, что сейчас приходят в Мьянме. В нынешней Северной Осетии есть Пригородный район, из которого ингушей выгнали в советское время. Вопрос с Пригородным районом нужно решать на федеральном уровне. Но если там, в республиках, мы практически не пересекаемся, то в Москве мы учимся в одних и тех же вузах. Я сам был участником одной из стычек, когда драка началась прямо в стенах университета. Сейчас таких стычек почти нет, их время будто прошло. Это хорошая тенденция, потому что в Москве нам делить нечего.

Ни один кавказец не имеет права предъявить что-то русской девушке на улице

О митинге 3 сентября

Я был у посольства Мьянмы в воскресенье. Не могу сказать, что полиция работала как-то иначе, чем на других митингах. Насколько я знаю, несколько человек все же задержали. Но это и не было митингом по факту: ни транспарантов, ни заявлений, ни вызова. Была только солидарность с теми мусульманами, которые страдают и умирают в Бирме. Никто же не называет митингом возложение цветов 9 мая? Это был стихийный сход. Я увидел призыв выйти у каких-то чеченских ребят. Чеченцев там вообще было очень много. Пришел даже сам постпред Чечни, выступал помощник депутата Делимханова, а Союз чеченской молодежи распространил обращение. Кадыров писал о Мьянме еще до первого числа. Возможно, ребята восприняли его слова как сигнал к действию. Позиция же ингушского постпредства состояла в том, чтобы не посещать несанкционированные мероприятия. Я считаю, и политикам, и полиции тут нужно руководствоваться принципом «не навреди».

Смотрите так же:  Калужская мечеть адрес

Пропустить время обеденной молитвы для мусульманина — тяжкий грех, сравнимый с убийством. Поэтому я не могу осуждать тех, кто молился на митинге у посольства, прямо на тротуаре, но понимаю, почему для других москвичей это может выглядеть странно. Дело в том, что потребность у мусульман в мечетях даже больше, чем у христиан в церквях, мы молимся пять раз в день. На работе стараемся делать это незаметно, в стороне ото всех, но и мне однажды начальство сделало замечание. В Москве всего шесть крупных мечетей на миллион мусульман. Каждую пятницу Большую Татарскую улицу, где расположена Историческая мечеть, перекрывают из-за большой пятничной молитвы. Было бы хорошо, если бы на каждый округ приходилась хотя бы одна мечеть, ведь православные храмы есть вообще у каждой станции метро, и их станет еще больше из-за программы «200 храмов», хотя многие церкви и сейчас пустуют. Я сам тоже хожу в Историческую мечеть, так удобнее ехать с работы — мусульмане не придирчивы в этом вопросе и выбирают тот храм, который ближе к ним физически.

34 года, русская, журналист

Я родилась в Санкт-Петербурге, но оканчивала школу уже в Москве. Мои родители светские, не религиозные. Мама, наоборот, всегда была очень либеральная, современная, считала, что нельзя ставить себе никаких запретов, надо пробовать все.

На первом курсе университета я услышала, что у знакомых русская девушка приняла ислам, и меня это удивило. Ведь я ничего, как и многие, про ислам не знала. Накануне его принятия я проводила лето в деревне под Питером, ходила в православный храм, мне было интересно, и я искала ответы, но у меня оставались вопросы. В юности у меня был интерес к тайному, мистицизму, эзотерике, я читала много книжек, Кастанеду и Ницше. И вдруг я решила, что мне надо все выучить и узнать про ислам. Я пошла в книжный магазин и купила книжек про основы ислама разных авторов. Стала читать, и у меня сложилась картина мира, стало все понятно, многое откликнулось в сердце.

Сейчас я понимаю, что в 18 лет это был своего рода протест против навязанных обществом ценностей. Я сидела как-то ночью, обложившись книжками, и читала, как принять ислам. Там было написано, что надо произнести шахаду. Я ее прочитала несколько раз, потому что мне понравилось, как она звучит. И это был такой момент: ты сидишь в ночи, а рядом спит твоя мама и не ведает, что ты сейчас переступаешь в другой мир — это же мегакруто, круче, чем стать наркоманом или прыгнуть с парашютом. А до этого ты сидел в тупике, не хотел идти в институт, потому что не видел будущего. Все казалось бессмысленным, серым и дурацким. Ислам дал правильный смысл, показал, где я могу раскрыть себя как личность, как женщину в первую очередь.

Об исламских ценностях

Я очень быстро вошла в самую строгую форму ислама. Утром я объявила маме, что вообще не сяду за ее стол есть ее колбасу. И тут же переоделась. Я думала, что у меня теперь есть ценности, за которые я хочу бороться. Мне нравится, что в исламе у тебя есть прямой контакт с Богом, не нужно идти в храм или к сведущему человеку, можно обращаться к Богу на любом языке, то есть достаточно внутреннего желания. Еще в исламе меня привлекло, что там все организованно, очень верно обозначено место женщины и мужчины.

То, что в исламе сказано: якобы женщина — это загнанное существо, а мужчина превыше всего, я вижу так, что у каждого своя зона ответственности, и каждый там стоит в ней на высоком уровне. Ислам помогает максимально раскрыть непосредственно женскую природу, а мужчина в нем — защитник и добытчик. Но накладывается смешение традиций и культур, отсюда возникает неправильная трактовка, и мужчина начинает командовать не только вне дома, но и в нем. Ислам изначально не про это, а про то, что каждая личность должна развиваться в своей отрасли. Конечно, женщина может выполнять мужскую работу круче, чем мужчина. Мы знаем кучу примеров женщин-мусульманок, которые открывали университеты и бизнес. Женщина в полном праве делать то, что ей лучше, а отец должен оберегать дочку и жену, но не контролировать.

О жизни мусульман в Москве

Я ношу платок, поэтому мне в Москве не так сложно, мой стиль в одежде меня не выдает. Я перестала себе нравиться в хиджабе — он делает меня очень женственной, а я хочу оставаться в одежде неузнанной. Что касается халяльной еды, то ее сейчас можно найти в любом месте Москвы, в крайнем случае я могу взять вегетарианское или рыбное блюдо. Я пользуюсь обычной парикмахерской, там договариваюсь, что меня отводят в отдельную комнату, потому что в общем зале есть мастера-мужчины.

Конечно, в моей жизни есть ограничения. Я могу одеваться как хочу только в закрытом помещении, а свободно ходить на спорт — нет. Очень хочется пойти в бассейн, но не хочется доказывать, что ты не мартышка в буркини. Чаще всего люди сейчас шутят, узнав, что я мусульманка: «А ты не из ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация. — Прим. ред.)»? Летом спрашивают: «Тебе не жарко ли в платке?» Но в 30 градусов всем жарко.

Среди женщин-мусульманок распространены встречи и тренинги, в том числе психологические: как быть хорошей женой, как раскрыть свои женские качества, построить отношения с детьми и родителями. Так получилось, что в исламе вокруг себя сплочают кружки женщины-дизайнеры. Мусульманки же в основном сидят дома с детками, и им нужна реализация. Девушки овладевают потрясающими техниками шитья, делают косметику, ведут красивые инстаграмы, потом все встречаются на маркете. Есть проект Wandi, который проводит крупные маркеты. Я не занимаюсь хенд-мейдом, но помогаю делать ежедневники для мусульман «Фисабиль».

Девочки-мусульманки иногда делают домашние пати, без мальчиков, конечно. Бывают тематические вечеринки, где рисуют хной, готовят, проводят детские праздники. Еще исламская тусовка разбивается по этническому признаку, например турецкие жены тусуются в своих кругах, часто даже живут неподалеку. Еще есть местные религиозные организации — это молельные комнаты, которые официально зарегистрированы, то есть это не мечети, но выполняют их функции. И там проводятся медресе — детские воскресные школы.

Я перестала себе нравиться в хиджабе — он делает меня очень женственной

Я не ходила на митинг, у моего ребенка был день рождения. Я считаю, это был не столько исламский митинг… Так сложилось, что большинство присутствующих там представляло определенный этнос. Когда я первый раз услышала про этот митинг, у меня возник вопрос: кто рассылает, первоисточник? Мне информация попала по вотсапу. Тут же Мурад Мусаев (адвокат. — Прим. ред.) написал в фейсбуке, что митинг несанкционированный. Я многодетная мама в разводе, я ращу детей, и поэтому я поняла, что мне не стоит идти туда. Я слышала накануне заявления Кадырова, и я предполагала, какую силу продемонстрируют те, кто придет.

Я это вижу как некое показательное выступление. На моей памяти так много мусульман собиралось только на праздник. И при этом с ними так обходительно себя вели! Потому что была такая установка. Им позволили там быть, даже прочитать намаз. Это все что-то значит, это договоренности. Очевидно, что когда чеченский народ в большом количестве выходит и его лидер просит никого не трогать — их никто не трогает. Жаль, что так сплоченно мусульмане не выходят в центре Москвы, когда гибнут их собратья в Сирии или Палестине.

41 год, турок, глава турецкой диаспоры в России

Я приехал в Россию еще 22 года назад учиться на лингвиста-переводчика, окончил МГУ. После выпуска остался в Москве работать, преподавал языки, написал учебник по турецкому. Пять лет назад создал в Москве сообщество для помощи турецким студентам, и всего два года назад мы начали развивать платформу турецкой диаспоры, чтобы объединить уже всех: и наших рабочих, и бизнесменов, и студентов, и русско-турецкие смешанные семьи. Нужно понимать, что отношения между Россией и Турцией вообще начались только в 1990 году, это молодая дипломатия. Мигранты были, но общественная жизнь у турок здесь началась вообще пять лет назад. До этого существовал, например, «Союз турецких бизнесменов», но это очень узкий круг, и было сообщество турецких женщин — слишком пассивное.

О московских деньгах и турецких пабликах

В Москве живут 25 тысяч турок. Это очень мало на самом деле. В Германии, Нидерландах, Бельгии больше турок живут. Да в том же Стамбуле живут 200 тысяч русских, потому что в Турции виза гражданам России не требуется. А в Москве, даже если турок хочет пробыть здесь три дня, он должен много заплатить и оформить визу, потом через семь дней сделать регистрацию. К тому же Москва — очень дорогой город. Не каждый может позволить себе здесь такую же жизнь, как в Турции.

Единого турецкого центра здесь пока нет, хотя я буду работать над этим в следующие месяцы. Но у нас есть отзывчивое консульство. В Москве четыре-пять коммерческих ресторанчиков, куда наши люди стараются ходить за родной кухней — на Арбате, на «Новых Черемушках», на «Комсомольской». Можно назвать их местом объединения. Из традиционных СМИ для турок в Москве выбор небольшой, я получаю только газету Gazetem — она распространяется по подписке. Сейчас вся активность в соцсетях — в фейсбуке есть группа нашей диаспоры в России, в которой состоят 27 тысяч человек. В ней вся информация переведена на оба языка.

О преодолении кризиса

В какой-то степени кризис между Россией и Турцией, который возник после ситуации со сбитым истребителем, спровоцировал рост диаспоры. Каждый день мне приходило по сотне писем на почту и в фейсбук. В основном люди писали, как они страдают из-за ужесточения границы и что они больше не могут приехать в Россию, где у них друзья и родственники. Были случаи депортации даже тех, кто получил визу. Публиковалось много фотографий и видеозаписей плохого обращения с турецкими гражданами, но мы решили не публиковать все, потому что это могло обострить и без того сложные отношения между странами. У нас не было задачи выяснить, кто прав, а кто виноват, — мы хотели просто прийти к миру. Меня звали и на федеральные телеканалы, но я сходил только один раз, тоже было много провокаций, СМИ приписывали туркам слова, которых мы не произносили, нас обвиняли в терроризме.

Когда градус стал снижаться, я начал ходить и в госорганы, был в Государственной думе. Мы организовывали очень много мероприятий: концерты «дружбы стран», турецкие завтраки, круглый стол, куда пригласили интеллигенцию — журналистов, писателей, общественных деятелей. Отдельная проблема была с санкциями для бизнеса, которые сняли окончательно только три месяца назад. Российские компании в строительстве, текстиле и другие сферах не могли брать на работу турецких граждан, им запретили открывать новые фирмы. Правда, был список исключений для самых крупных предприятий — нескольких банков, девелоперов, туристических фирм, — для них придумали квоту. К сожалению, мы как диаспора не занимаемся трудоустройством, фабрики у меня своей нет. Мы могли только порекомендовать людей, если какая-то компания обращалась к нам за помощью в поиске сотрудников.

В Москве живут 25 тысяч турок. Это очень мало… в том же Стамбуле живут 200 тысяч русских, потому что в Турции виза гражданам России не требуется

О мусульманах и митинге

90 % местных в Турции исповедуют ислам. Значит, мы мусульмане. Другое дело, что есть мусульмане, которые все обряды справляют, а есть те, кто себя к ним просто причисляет. Это просто разные категории. Нельзя сказать, что турок не может быть светским человеком. Вот я тоже светский, ношу костюм, стараюсь ходить в мечеть, когда есть время.

Мы видели, как мусульман собирают на митинг в воскресенье, но он не был санкционирован. А для турок, как для иностранцев, участие в таких стихийных собраниях грозит 15 сутками ареста или даже депортацией. Поэтому мы не могли поддержать мусульман в таком формате. Если нас пригласят на некую согласованную акцию — мы с радостью поучаствуем. Я тоже мусульманин и не вижу противоречия в том, чтобы выйти и поддержать людей, когда ты сам испытываешь внутреннюю боль. Это геноцид, и молчать об этом нельзя, иначе убийства в Мьянме не прекратятся.