Меню

Своим появлением баргузинский заповедник обязан сокращению численности

Живая природа и эндемики Байкала

5. БАРГУЗИНСКИЙ СОБОЛЬ

Баргузинский соболь (Martes zibellina) — млекопитающее семейства куньих, характерный обитатель сибирской тайги. Ловкий и очень сильный для своих размеров хищник. Ведет наземный образ жизни, имеет отлично развитые слух и обоняние, зрение слабее. Голос — урчание, похожее на кошачье.

Обитает главным образом в кедровых и елово-пихтовых лесах, а также в сосновых и лиственничных, в верховьях горных рек, близко к земле — в зарослях стланика, среди каменных россыпей, изредка поднимается в кроны деревьев

Ведет очень скрытный образ жизни, открытых пространств избегает. Соболь — очень подвижное животное, хорошо лазает по деревьям, не проваливается даже в глубоком снегу благодаря широким, густо опушенным лапам. Убежищами служат пустоты между корнями деревьев, в каменистых осыпях, дуплах валежин.

Баргузинский соболь отличается относительно мелкими размерами и сравнительно темной окраской мех. Длина тела с головой: самцов 394-420 мм, самок 360-410 мм; хвоста: самцов 122-155 мм, самок 120-145 мм. Места обитания – восточное побережье Байкала: Баргузинский хребет от правых притоков Баргузина до водораздела с верхней Ангарой.

Соболь относится к всеядным хищникам, или полифагам, в питании преобладают мышевидные грызуны, часто поедает белок, нападает на зайцев, на рябчика и глухаря, но в целом птицы являются второстепенным кормом. Охотно питается растительной пищей, куда входят кедровые орехи, рябина, голубика, брусника, черника.

Истребляя в крае за год несколько миллионов белок, соболь устойчиво сдерживает рост ее численности. Из птиц соболь чаще всего нападает на рябчика и глухаря, но в целом птицы являются второстепенным кормом.

Индивидуальный охотничий участок соболя от 150—200 га до 1500—2000 га, иногда и больше.

В горах совершает сезонные вертикальные миграции. Массовые миграции соболя дальностью до 150 км повторяются через 5—7 лет в годы с недостатком корма, когда численность зверька снижается.

Соболь активен в разное время суток, но наибольшую активность проявляет утром и вечером. Передвигается прыжками. Следы — парные крупные отпечатки размером от 5×7 до 6×10 см. Длина прыжка — 30—70 см.

Гнездовые убежища в дуплах поваленных и стоящих деревьев, в каменных россыпях, под корнями. Половой зрелости зверьки достигают в возрасте двух-трех лет и размножаются до 13—15 лет. Спаривание в июне — июле, беременность 250—290 суток с латентной фазой.

Щенение происходит в апреле, первой половине мая. В выводке чаще 3—4, реже 5 детенышей. Соболята рождаются весом всего в 30 грамм, в возрасте 4 месяцев достигают размеров взрослых. Рождаются детеныши слепыми и прозревают на 34-35 день. Линьки две — весенняя и осенняя, заканчивающаяся в середине октября.

Своим появлением Баргузинский заповедник, ставший первым государственным заповедником России, обязан катастрофическому сокращению численности соболя и деградации соболиного промысла.

16 апреля 1912 года правительство приняло постановление, в котором было признано необходимым скорейшее распространение на Сибирь закона об охране соболя и указано на неотложность выделения заповедных участков. Законом от 9 июня был установлен полный и повсеместный запрет на добычу соболя с 1 февраля 1913 года до 15 октября 1916 года.

Для учреждения такого заповедника была организована Баргузинская соболиная экспедиция, благодаря работам который был открыт Баргузинский государственный заповедник.

Соболь (Martes zibellina), ценный пушной зверёк семейства куньих. Окраска меха от светло-коричневой до темно-бурой; на груди желтоватое пятно. Длина тела 43—53 см, весят 0,9—1,9 кг. Самки значительно мельче самцов. Распространён соболь в лесной зоне от Северной Двины и Мезени до берегов Тихого океана, включая острова: Карагинский, Большой Шантар, Курильские, Сахалин, а также на острове Хоккайдо (Япония), в северных районах Кореи, Китая и Монголии. Образует несколько географических форм — мелкие дальневосточные и забайкальские, крупные камчатские. Обитает главным образом в кедровых и елово-пихтовых лесах, а также в сосновых и лиственничных.

Наземный зверёк, на деревья влезает редко. Характерный обитатель сибирской тайги. Ловкий и очень сильный для своих размеров хищник.. Передвигается прыжками. Следы — парные крупные отпечатки размером от 5×7 до 6×10 см. Длина прыжка — 30—70 см. Хорошо лазает по деревьям, но «верхом» не ходит.

Первый заповедник на Байкале учрежден в 1916 году, хотя в некоторых публикациях временем его возникновения называют 1921 или даже 1926 год.
Заповедник охватывает центральную часть горного хребта Хамар-Дабан и его северного макросклона, расположенного вдоль южного побережья озера Байкал, на территории Джидинского, Селенгинского и Кабанского районов Республики Бурятия.
С 1975 года заказник «Кабанский» отнесён к водно-болотным угодьям международного значения (дельта Селенги, Рамсарская конвенция). В 1986 году заповедник был включен в международную сеть биосферных резерватов. С 1996 года территория заповедника и заказника входит в состав участка Всемирного природного наследия «Озеро Байкал».
Своим появлением Баргузинский заповедник обязан катастрофическому сокращению численности соболя и деградации соболиного промысла. История заповедника так тесно связана с судьбой соболя, что просто необходимо рассказать об этом пушном зверьке.

Среди отечественных охотничье-промысловых животных нет вида с более яркой, насыщенной событиями биографией, чем соболь. Ему невольно пришлось стать живой иллюстрацией вещих слов Чарльза Дарвина: «Вглядываясь в природу, мы никогда не должны забывать, что каждое единичное органическое существо, можно сказать, напрягает все свои силы, чтобы увеличить свою численность; что каждое из них живет, только выдерживая борьбу в каком-нибудь возрасте своей жизни; что жестокое истребление обрушивается неизменно на старого или молодого в каждом поколении или с повторяющимися промежутками. Уменьшите препятствия, сократите истребление, хотя бы в самых малых размерах, и численность вида почти моментально возрастет до любых размеров».

Тревожные сигналы о падении соболиного промысла поступали от ярмарочных и биржевых комитетов, ученых и местной администрации, а также торговцев мехами в начале прошедшего столетия. К этому времени количество соболиных шкурок на рынках сократилось в 5–6 раз. Если в 1889 году на Ирбитской ярмарке была продана 61 тысяча соболиных шкурок, то в 1910 году — только 10275. Почувствовав приближение краха пушного рынка, забили тревогу и в центре оптовой меховой торговли — на лейпцигских фирмах. Переполнившей чашу каплей явился доклад иркутского генерал-губернатора за 1910–1911 годы, в котором сообщалось о крайне бедственном положении соболиного промысла в Сибири.

16 апреля 1912 года правительство приняло постановление, в котором было признано необходимым скорейшее распространение на Сибирь закона об охране соболя и указано на неотложность выделения заповедных участков. Законом от 9 июня был установлен полный и повсеместный запрет на добычу соболя с 1 февраля 1913 года до 15 октября 1916 года. Предполагалось, что за это время зверек успеет размножиться, после чего на него вновь будет открыта охота. Следовало, однако, ожидать, что вынужденные воздерживаться от добывания зверьков во время запрета промысловики начнут с удвоенной энергией преследовать их после открытия охоты и быстро уничтожат весь накопившийся за три года приплод. Нужны были срочные и решительные меры, чтобы спасти баргузинского соболя.

«Таким единственным условием,— писал охотовед А. А. Силантьев,— является устройство заповедников … которые служили бы местом для спокойного существования и размножения соболей и расселения их в прилегающие районы. «

Трехлетний запрет добычи соболя и торговли его шкурками, свертывание промысла в годы гражданской войны способствовали увеличению численности зверька, но вскоре она снова начала падать. В середине тридцатых годов по всей стране заготавливали не более 7 тысяч шкурок. Единственным местом, где численность соболя не только не снизилась, но и начала расти, была территория Баргузинского заповедника.

Смотрите так же:  История озеро валдай

Непросто и не сами по себе осуществлялись меры по восстановлению утраченных природных богатств. Восстановление численности соболя потребовало самоотверженного труда ученых, охотоведов-практиков, охотников. Планы восстановления соболя вызывали недоверие, споры, сопротивление. Их выполнение требовало глубоких знаний, энтузиазма, быстрых и решительных действий.

Некоторые биологи считали соболя естественным вымирающим видом и все попытки восстановить его ареал и численность заранее обрекали на неудачу. В 1933 году в журнале «Охотник и рыбак Сибири» была опубликована статья В. Залесского «нужна ли реакклиматизация соболя?», в которой автор пытался доказать бесперспективность этого мероприятия. Появились и курьезные проекты спасения соболей. Так, О. Б. Патушинский, буквально поняв образное выражение «соболь дыма боится», разработал сложнейшую систему его разведения в неволе на основе использования хитроумной системы подземных дымоотводов.

К чести нашей охотоведческой науки, она сломала сопротивление скептиков и нашла правильный путь восстановления соболя. Оно продолжалось 25–30 лет и в целом было завершено к началу 60-х гг. прошлого века. Успеху способствовала исключительно высокая экологическая пластичность этого животного и его очень большая жизнестойкость. Во многих районах соболь живет в непосредственной близости от человека, а в голодные годы были случаи, когда он забегал на окраины населенных пунктов и питался кухонными отбросами.

Достаточно было сократить истребление, оказать небольшую поддержку и численность вида быстро возросла до прежних размеров. Это, разумеется, оказалось возможным потому, что места обитания соболя на большей части ареала не претерпели существенных изменений.

Истребление соболя на громадных просторах Урала, Сибири и Дальнего Востока подчеркнуло уже давно не новую мысль — самые, казалось бы, несметные богатства природы могут иссякнуть удивительно быстро, даже наиболее многочисленные виды животных могут оказаться на грани исчезновения.

Восстановление ареала и численности этого драгоценного пушного зверька — выдающееся достижение отечественного охотоведения, и в истоках его стояла организация Баргузинского заповедника.

Своим появлением баргузинский заповедник обязан сокращению численности

Байкал и его заповедники

«Продолжить работу по охране и рациональному использованию уникальных природных комплексов и прежде всего Байкала»

«Продолжить формирование научно обоснованной сети заповедных территорий и национальных парков»

«Основные направления экономического и социального развития СССР на 1981-1985 годы и на период до 1990 года»

Национальная реликвия страны

Байкал называют великим памятником природы. Ему нет равного на земном шаре. Борьба за охрану Байкала оставила неизгладимый след в истории природоохранительного движения.

В связи с чем это далекое азиатское озеро, лежащее среди диких горных хребтов и глухой медвежьей тайги, вызывает такой всеобщий интерес и такую поистине всенародную заботу? Kакие особенности природы выдвинули его на первое место среди чуть ли не трех миллионов озер нашей страны? Что сделало его центром внимания мировой лимнологической и природоохранительной общественности?

Байкал — одно из величайших озер земного шара, крупнейшее пресноводное озеро Советского Союза.

Его длина — 636 км; наибольшая ширина — 79,5 км; длина береговой линии — 2200 км; площадь поверхности — 31 500 км2. Байкал в 1,7 раза больше Ладожского озера — самого крупного в Европе. Среди пресных озер мира он занимает шестое место. Больше него только два африканских озера — Виктория-Ньянза (68 тыс. км2) и Танганьика (34 тыс. км2) и три из пяти Великих американских озер — Верхнее (82,4 тыс. км2), Гурон (59,6 тыс. км2) и Мичиган (58 тыс. км2).

На водном зеркале Байкала свободно разместилось бы такое европейское государство, как Бельгия, с ее почти 10-миллионным населением, множеством городов и промышленных центров, шоссейных и железных дорог и т. п.

Тому, что Байкал упоминался в старинных рукописях и рассказах ранних путешественников и был известен еще до начала нашей эры, он обязан своим гигантским размерам.

Байкал — не только крупнейшее пресноводное озеро СССР, но и самое глубокое озеро на нашей планете. Его максимальная глубина — 1620 м. Для сравнения напомним, что предельная глубина озера Танганьика — 1435 м, Иссык-Kуля — 702 м. Наибольшая глубина Kаспийского моря — 1025 м. По данным Л. Россолимо, на Земле всего восемь озер имеют глубины более 500 м и около 30 — более 300.

Танганьика — пресный водоем, но его вода содержит повышенное количество солей магния, поэтому остается в силе указание байкаловеда Г.Ю. Верещагина о том, что вся толща пресных вод глубже 700-800 м может быть изучена только в Байкале.

Средняя глубина Байкала также очень велика — 730 м. Она превышает предельные глубины многих очень глубоких озер и именно это в конечном счете определяет запасы воды а Байкале. Байкал — крупнейшее по ресурсам воды пресноводное озеро Земли. Его объем — 23 600 км3. Это около 20% пресных озерных вод планеты (во всех пресных озерах мира содержится 123 тыс. км3 воды) и более 80% пресных озерных вод СССР. В Байкале воды больше, чем во всех пяти Великих американских озерах вместе взятых (22 725 км3).

Для того, чтобы представить всю громадность водного тела Байкала, укажем, что реке Ангаре, ежегодно выносящей из озера 60,9 км3 воды, нужно 387 лет беспрерывной работы, чтобы осушить его чашу — при условии, конечно, что за это время в него не попадет и с его поверхности не испарится ни литра воды.

Байкал лежит в Байкальской впадине — «бездонной» каменной чаше, со всех сторон окруженной горами. Глубина впадины определяется высотой гор над ней, глубиной Байкала и толщиной выстилающих его дно рыхлых озерных осадков, слой которых местами достигает 7 км, а объем в два раза превышает объем самого озера и достигает 46 000 км3. Зная толщину слоя рыхлых осадков, нетрудно высчитать, что глубина кристаллической впадины Байкала достигает 9-10 км.

Самая глубокая точка коренной ванны Байкала лежит примерно на 8 тыс. м ниже уровня океана. Kаменная колыбель Байкала — глубочайшая котловина на земной суше. По данным геолога Н.А. Флоренсова, «корни» впадины рассекают всю земную кору и уходят в верхнюю мантию на глубину 50-60 км. Он назвал впадину Байкала «окном в недра Земли», помогающим познанию сущности глубинных процессов.

Основные свойства байкальской воды коротко можно охарактеризовать следующими словами: в ней очень мало растворенных и взвешенных минеральных веществ, «ничтожно» мало органических веществ, много кислорода. Минерализация вод Байкала — 96,4 мг/л, в то время как во многих других озерах она доходит до 400 мг/л — и более. Про байкальскую воду говорят, что она очень чистая. Г.Ю. Верещагин утверждал, что в некоторых случаях ее вполне можно употреблять вместо дистиллированной воды.

От чистоты воды зависит ее прозрачность. Изумительная прозрачность байкальской воды давно уже стала легендой. Байкал — не только очень чистое, но и самое прозрачное озеро на всем свете. Весной, после освобождения озера ото льда, прозрачность его воды достигает 40 м — в десятки раз больше, чем в большинстве озер. В это время года Байкал поражает таким звонко-синим цветом воды, что от нее невозможно оторвать глаз.

«Самой замечательной особенностью Байкала» Г.Ю. Верещагин считал его «исключительную древность». С каких незапамятных времен, с какого геологического периода истории Земли ведет свое летоисчисление Славное море? Тайна сия велика есть, — так должен ответить на этот вопрос строгий ученый муж. Тем не менее, говоря о возрасте Байкала, можно с большой степенью вероятности придерживаться определенного порядка величин. Учитывая глубокий реликтовый эндемизм фауны озера, большинство исследователей определяют его возраст в 20-30 млн. лет. Такая продолжительность существования озера может показаться неправдоподобной. Ведь большинство озер живут 10-15 тыс. лет, а затем или заполняются осадками, или затягиваются сплавинами и рано или поздно сперва превращаются в болота, а потом и совсем высыхают.

Смотрите так же:  Озеро невель псковской области

Байкал — самый старый и, видимо, самый надежный долгожитель среди озер всего света. Зная скорость осадконакопления в Байкале (4,1-4,5 см за 1000 лет), можно надеяться, что он просуществует еще, по крайней мере, несколько десятков миллионов лет.

Исключительность многих главных физико-географических параметров Байкала явилась причиной необычайного разнообразия и не менее необычайного своеобразия его животного и растительного царств.

И в этом отношении ему нет равных среди пресных водоемов мира. Открыты еще не все байкальские организмы. За то время, пока я пишу эту статью и пока она будет печататься, наверняка откроют несколько новых видов. Если к 1962 году в нем было обнаружено 1219 видов животных, то к 1978 году их количество увеличилось на 197 — ежегодно в Байкале открывают 10 новых животных. K 1978 году в Байкале было описано около 2250 видов организмов — 1398 видов животных и более 850 видов растений.

Среди животных очень разнообразны рачки-бокоплавы — 255 видов, ракушковые рачки, или остракоды — более 100 видов, брюхоногие моллюски — 83 вида, олигохеты — 86 видов, планарии — около 50 видов, простейшие — более 300 видов и многие другие.

Включая акклиматизантов, в озере обитает 52 вида рыб, среди которых 25 видов — очень разнообразные по форме тела, расцветке и образу жизни бычки-подкаменщики. Два вида диковинных живородящих голомянок известны зоологам всего мира. Пищевую пирамиду озерной экосистемы венчает типично морское млекопитающее — тюлень, или байкальская нерпа.

Для того чтобы представить все баснословное богатство фауны Байкала, достаточно напомнить, что, например, байкальские бокоплавы составляют около одной трети бокоплавов мировой фауны.

Разнообразие органического мира Байкала потрясает воображение, но не менее феноменально и его своеобразие. Множество обитающих в озере животных и растений не встречаются больше ни в одном водоеме земного шара. В Байкале 848 видов эндемичных животных (около 60%) и 133 вида эндемичных растений (15%).

Байкальский эндемизм очень высокого ранга. В фауне озера 97 эндемичных родов (каждый четвертый род эндемичен) и 11 эндемичных семейств. Все это позволяет выделить озеро в Байкальскую подобласть Голарктики, равноценную громадной по площади Европейско-Сибирской подобласти. Некоторые исследователи возводят его в ранг Байкальской зоогеографической области.

Итак, по ряду некоторых главных особенностей природы — возраст, размеры, глубина, глубина кристаллического ложа, запасы воды, ее чистота и прозрачность, многообразие и эндемизм органического мира — Байкал совершенно необыкновенный пресный водоем, причем 8 из 9 описанных нами его свойств исключительны в масштабе всего земного шара. Такая экстраординарность Байкала ставит его в один ряд с величайшими раритетами природы мирового значения.

Заповедники Байкала: настоящее и будущее

Задача сохранения этого чуда природы легла на плечи нашего общества, и мы должны решить ее во что бы то ни стало.

Для этого необходимо ясно осознать тот непреложный факт, что все особенности природы Байкала есть результат взаимодействия водного тела озера и опоясывающей его суши. Озеро оказывает большое влияние на климат Байкальской впадины, ее ландшафтный покров, растительный и животный мир, и в то же время само оказывается в теснейшей зависимости от своего прибрежного окружения. Так, например, уникальными свойствами воды оно во многом обязано нетронутым таежным лесам, выполняющим роль первичного регулятора и биофильтра водного стока.

Жизнь многих характерных для Байкала животных неразрывно связана как с самим озером, так и с его побережьем. Чайки, крохали, гоголи, турпаны, огари, орланы-белохвосты, скопы и многие другие виды птиц гнездятся на берегах озера и на его островах, но значительную часть корма добывают в воде. Байкальские ручейники в фазе личинки и куколки живут в воде, но в завершающей цикл развития в фазе имаго, массовый вылет которого производит такое громадное впечатление, — в береговой полосе озера. Тюлень, или байкальская нерпа, в продолжение почти всего года обитает в воде, а осенью образует массовые залежки на каменистых берегах озера. Нерпа — неотъемлемый компонент Байкала, но не менее замечательное байкальское явление — массовый выход на берега бурых медведей, целиком обусловленный особенностями природы озера.

Мы уж не говорим из-за недостатка места о красоте Байкала: она просто немыслима без двухтысячекилометровой полосы побережья, многочисленных мысов и островов, береговых скал-столбов и песчаных дюн, прибрежных соровых озер и впадающих в озеро рек, древнейших памятников природы на его берегах.

Все это подводит к простой и, казалось бы, самоочевидной истине: Байкал — не только вода и не только то, что в воде; Байкал — это и весь обступающий его мир сухопутной природы. Для того, чтобы сохранить естество водного тела Байкала, нужно сохранить природу окружающей его суши. Все попытки решить проблемы Байкала обособленно от проблем сохранения его побережья заведомо обречены на неудачу.

K сожалению, проблемы Байкала зачастую решаются изолированно от задач сбережения природы его берегов.

В настоящее время в Прибайкалье функционируют две заповедные территории, одна из которых не выходит к берегу озера. Заповедано всего 50 километров берега озера (2,2%), в то время как гарантию сохранения природы крупного водоема может дать заповедание 25-30% протяженности его побережья.

Одна из важнейших задач охраны Байкала — завершение формирования на его побережье единой сети особо охраняемых природных территорий и объектов, и, прежде всего, заповедников и национального парка.

Kакие заповедные территории учреждены в Прибайкалье и какие необходимо создать здесь в ближайшее время?

Баргузинский заповедник — первый заповедник на берегах Байкала — был организован в 1916 году, хотя в некоторых публикациях датой его возникновения называют 1921 и даже 1926 год. В связи с этим необходимо сказать несколько слов об истории его создания.

Своим появлением Баргузинский заповедник обязан катастрофическому сокращению численности соболя. Тревожные сигналы о деградации соболиного промысла к концу прошлого столетия стали поступать от ярмарочных и биржевых комитетов, ученых и местной администрации, торговцев мехами. Kоличество шкурок соболя на рынках сократилось в пять-шесть раз. Если в 1889 году на знаменитую Ирбитскую ярмарку поступила 61 тысяча соболиных шкурок, то в 1910 году — только 10 275. Забили тревогу и лейпцигские торговые фирмы. Kаплей, переполнившей чашу, явился доклад иркутского генерал-губернатора за 1910-1911 годы, в котором сообщалось о крайне бедственном положении соболиного промысла.

16 апреля 1912 года правительство вынуждено было принять постановление, в котором «было признано необходимым скорейшее распространение на Сибирь закона об охране соболя и указано на неотложность выделения так называемых заповедных участков» (А. Силантьев). Законом 9 июня был установлен полный, повсеместный запрет добывания соболя с 1 февраля 1913 года по 15 октября 1916 года. Предполагалось, что за это время зверек размножится и вновь заселит прежние места обитания, после чего на него будет открыта охота с 15 октября по 1 февраля.

Следовало, однако, ожидать, что вынужденные воздерживаться от добывания зверьков во время запрета промысловики примутся с удвоенной энергией преследовать их после открытия охоты и быстро уничтожат весь накопившийся за три года приплод. Нужны были решительные меры, «чтобы к моменту начала промысла имелись бы налицо условия, препятствующие подобному недопустимому исходу» (А. Силантьев).

Смотрите так же:  В верховьях какой реки расположено озеро джека лондона

«Таким единственным условием, гарантирующим соболя от полного истребления — считал А. Силантьев, — является устройство заповедников. которые служили бы местом для спокойного существования и размножения соболей и расселения их в прилегающие районы».

Выдающаяся роль в организации Баргузинского заповедника принадлежит основоположнику отечественного охотоведения А.А. Силантьеву. Им был подготовлен ряд важнейших документов: «Проект обследования соболиных районов России в 1913-1915 годах», «Проект изучения соболя как объекта промысла и обследования соболиных промысловых районов России» и несколько позднее, «Проект мероприятий Министерства земледелия по упорядочению охотничьего хозяйства России». В осуществление первых двух из этих проектов была организована «Баргузинская соболиная экспедиция» под руководством Г.Г. Доппельмаира, благодаря работам которой и был учрежден Баргузинский заповедник.

Указание ряда авторов (И. Гладков, Л. Николаева и др.) о том, что заповедник был организован в результате постановления от 1921 года «О Байкальских государственных заповедниках», ошибочно. Согласно этому постановлению, на Байкале должен был быть осуществлен составленный Ф.Ф. Шиллингером проект организации «заповедников-зооферм». На полуострове Святом Носе и острове Ольхоне предполагалось заповедать ряд участков для вольного и клеточного разведения пушных зверей, а также пантового мараловодства.

Однако в связи с недостаточной разработанностью понятия «заповедник-зооферма», а также крайне тяжелым финансовым положением тех лет, ни один из намечавшихся заповедников создан не был. Kо времени выхода постановления «О байкальских государственных заповедниках» Баргузинскому исполнилось уже пять лет. Его право на жизнь было подтверждено Постановлением СНK РСФСР от 4 января 1926 года.

За 65 лет существования заповедника его границы неоднократно изменялись. В настоящее время площадь заповедника несколько превышает первоначальную и достигает 263 тыс. га — 248 тыс. га суши и 15 тыс. га прилегающей акватории Байкала. У заповедника есть северная (90 тыс. га) и южная (5,4 тыс. га) охранные зоны.

Баргузинский заповедник — классический пример заповедника-эталона природы, одна из самых замечательных и широко известных в нашей стране и за рубежом заповедных территорий.

Байкальский государственный заповедник учрежден в 1969 году в пределах юго-восточного побережья Байкала на площади 166 тыс.га. Инициатором заповедания природы Хамар-Дабана была Н.А. Епова — ботаник Иркутского университета. Обнаружив в Хамар-Дабане убежище замечательных реликтовых растений, она пришла к выводу о «необходимости особой охраны» растительности этого края, и прежде всего его Мысовско-Муринского района. Помимо сохранения третичных реликтов и реликтовых растительных ассоциаций, в задачи заповедника входит сохранение всего природного комплекса этого района с его мощными противоэрозионными и водоохранными функциями. Н.А. Епова придавала значение этому району и как резервату ценных охотничье промысловых животных.

Современная территория Байкальского заповедника нуждается в упорядочении. С целью исправления не совсем удачно проведенных границ, в 1977 году по всему периметру заповедника была установлена двухкилометровая охранная зона. Но она не полностью решила проблемы границ. Южную границу необходимо отодвинуть с таким расчетом, чтобы копытные во время сезонных миграций не выходили за пределы заповедника. Следует также переименовать заповедник в Хамар-Дабанский, а название Байкальский сохранить для охраняемой территории другого типа — Байкальского национального парка. Территория Байкальского заповедника нигде не соприкасается с Байкалом. Она отрезана от него транссибирской железнодорожной магистралью и автострадой.

Две действующие на Байкале заповедные территории не могут обеспечить сохранение уникальной природы озера. На его берегах необходимо учредить еще два государственных заповедника и национальный парк с четырьмя филиалами.

На северо-западном побережье Байкала в местах с еще мало нарушенными горно-таежными, горно-степными и высокогорными ландшафтами необходимо создать заповедник «Берег бурых медведей». В его территорию желательно включить участок побережья от мыса Рытого на юге до мыса Kотельниковского на севере, а также высокогорную область Байкальского хребта, включая его высочайшую вершину — гору Черского и верховья правых притоков реки Лены.

В южной части дельты реки Селенги — крупнейшего притока Байкала — следует организовать заповедник «Селенгинская дельта». Идея создания этого заповедника принадлежит, по-видимому, В. Фаворскому (1931), а ее наиболее глубокое научное обоснование дано Н. Скрябиным и В. Москвитиным (журнал «Охота и охотничье хозяйство», № 5, 1977). Задачи заповедника «Селенгинская дельта» — охрана крупнейшего на Байкале резервата водоплавающих и околоводных птиц, скапливающихся здесь во время весеннего и осеннего пролетов, линьки и гнездования. Заповедание части селенгинской дельты сыграет также решающую роль в восстановлении многих редких и исчезающих птиц Байкала. Заповедник призван выполнять роль заповедника-резервата природы.

Главохота РСФСР поддержала предложение об организации заповедников «Берег бурых медведей» и «Селенгинская дельта» и, как сообщил Н. Елисеев (журнал «Охота и охотничье хозяйство» № 5, 1981), их проектирование включено в план работы Западно-Сибирской проектно-изыскательской экспедиции.

Срочная необходимость заповедной территории еще одного типа — Байкальского национального парка ни у кого не вызывает сомнения. В территорию национального парка намечено включить четыре участка байкальского побережья;

«Бухта Песчаная» — на юго-западном побережье Байкала от мыса «Средние Хомуты» до мыса Харгинского;

«Малое Море» — побережье Малого Моря, включая залив Мухор и крупнейший на Байкале остров Ольхон;

«Поющие Пески» (Фролихинско-Туралинский) — на северо-восточном побережье Байкала от мыса Немнянка до реки Сиригли;

«Чивыркуйский залив» — побережье одноименного залива, полуостров Святой Нос и Ушканьи острова.

Об Ушканьих островах следует сказать особо. Еще в 1914 году В. Сукачевым и Г. Поплавской было предложено заповедать природу Большого Ушканьего острова. «Правила охраны и промысла морских млекопитающих» (М., 1975) вводят строгие ограничения в трехкилометровой прибрежной зоне Ушканьих островов — запрещение нахождения судов во время привала нерпы, подачи гудков и сигналов, лова рыбы, стрельбы, полетов самолетов и вертолетов ниже 4000 м и т. д., но эти правила не только не соблюдаются, но и мало кому известны. В связи с этим острова Ушканьего архипелага должны войти в состав Чивыркуйского филиала Байкальского национального парка на правах зоны абсолютной заповедности.

Наиболее желательным видом туризма в национальном парке следует узаконить кругобайкальский водный круиз с посещением всех четырех филиалов парка.

Предлагаемая схема единой сети заповедных территорий на Байкале была рассмотрена на заседании Байкальской комиссии совместно с секцией охраняемых природных территорий Всероссийского общества охраны природы и одобрена участниками заседания. С организацией этих охраняемых территорий заповедным режимом будет охвачено около 600 километров (22%) байкальского побережья. Обеспечит ли это надежную охрану природы Байкала?

Ведь для сохранения, например, природы Шпицбергена организовано два заповедника, три национальных парка и пятнадцать орнитологических заказников на площади, равной половине площади архипелага и составляющей 27 тыс. км2 (Успенский, Фейгин, 1980). Нужно стремится к тому, чтобы со временем было заповедано не менее 30% побережья Байкала. Только тогда мы будем иметь надежные гарантии сохранения его уникальной природы.

Промедление с организацией заповедников «Берег бурых медведей» и «Селенгинская дельта» и Байкальского национального парка приведет к большим, невосполнимым утратам. В связи с быстрым развитием индустрии туризма и отдыха на Байкале и других форм его освоения участки будущих охраняемых территорий испытывают очень сильное антропогенное воздействие.

Задачи охраны Байкала требуют скорейшего завершения формирования на его побережье единой сети особо охраняемых природных территорий и объектов, и прежде всего осуществления всенародной мечты о Байкальском национальном парке.

Прекрасная природа священного моря-озера должна быть сохранена во всем ее первозданном могуществе.

ж. «Охота и охотничье хозяйство», № 1, 1982 г.