Меню

Сообщение о юрьево монастыре

НОВГОРОДСКИЙ ЮРЬЕВ МОНАСТЫРЬ

Новгородский Юрьев монастырь

Новгородский мужской монастырь во имя великомученика Георгия (Юрьев) Новгородской епархии, один из древнейших монастырей в России

  • Адрес: Россия, 173007, г. Великий Новгород, мкрн Юрьево, Юрьевское шоссе, 10, Свято-Юрьев мужской монастырь
  • Тел.: (8162) 77-30-20
  • Сайт: http://georg.orthodoxy.ru/
  • На карте: Яндекс.Карта, Google-карта

    Стоит при истоке Волхова из озера Ильмень.

    По преданию обитель заложил благоверный великий князь Ярослав Мудрый, во святом крещении Георгий, в 1030 году. Им же построена была деревянная церковь во имя великомученика Георгия. С первых лет своего существования монастырь выступает как один из крупнейших центров новгородской церковной и политической жизни.

    Обитель стала крупнейшей из монастырей Новгородской земли и именовалась лаврой. Монастырь владел огромными земельными угодьями и осуществлял сложнейшую хозяйственную деятельность. В 1119 году благоверный князь Всеволод Мстиславич, совместно с игуменом Кириаком заложил каменную соборную церковь, уступающую по своим масштабам только Софийскому собору среди всех Новгородских храмов. В 1130 году собор был освящен, а князь Мстислав наделил Юрьев монастырь значительными земельными владениями — жалованная грамота об этом являлась на начало XXI века старейшим из сохранившихся русских юридических документов.

    С конца XII века Георгиевский собор монастыря служил местом последнего упокоения не только настоятелей обители, но и русских князей, новгородских посадников, и некоторых святителей. Не позднее 1226 года известно наименование настоятелей обители архимандритами. Юрьевский архимандрит именовался «архимандритом Новгородским» и считался вторым духовным лицом в Великом Новгороде после архиепископа, главой городских магистратов. В первой половине XIV века в обители настоятельствовал будущий Новгородский святитель Моисей, в те же годы монастырь был окружен стеной. К концу XV века Юрьев монастырь был одним из богатейших церковных собственников.

    Благодаря покровительству великих князей, а потом и царей, монастырь неизменно быстро оправлялся и благоустраивался несмотря на различные бедствия и вражеские нашествия.

    После секуляризации церковных земель в 1764 году Юрьев монастырь потерял бо?льшую часть своих владений. При этом, его значение видно из того что он был определён третьим среди первоклассных монастырей России.

    В январе 1786 года в монастырь, в Георгиевский собор, были перенесены мощи святого архиепископа Новгородского Феоктиста из находящегося неподалеку упраздненного Благовещенского монастыря.

    За многовековую историю Юрьев монастырь особенно часто страдал от пожаров. Очередной пожар известен в 1810 году.

    Новый подъём древней обители произошел в начале XIX века, благодаря архимандриту Фотию (Спасскому), который снискал особое уважение императора Александра I. Духовной дочерью отца Фотия была графиня Анна Орлова-Чесменская обладавшая огромным состоянием. Когда в 1822 году отец Фотий был назначен в Юрьев монастырь, он нашёл братию в большой бедности, постройки — многие деревянные — в ветхости. Пожар в 1822 или 1823 году усугубил трудности. Но графиня оказала архимандриту всемерное содействие в осуществлении его планов. На её богатые вклады в обители развернулось обширное строительство. За короткое время были построены: Западный корпус с церковью Всех Святых, Спасский собор, восточный Орловский корпус с кельями для братии, северный с храмом Воздвижения Креста, южный с больничной церковью Неопалимой Купины. В 1841 году была построена колокольня по проекту знаменитого архитектора Карла Росси. Внутренне убранство храмов также было обновлено с небывалой роскошью. В ризнице монастыря находилось много богато убранных церковных облачений, сосудов, крестов, ковчегов и другой утвари, принесенной в дар от царей, императоров, патриархов и именитых благотворителей, много древних грамот, большое количество рукописных и старопечатных книг, а также памятников старины.

    25 декабря 1833 года Синодом было разрешено всем настоятелям Юрьева монастыря иметь жезл с сулком.

    Вновь ремонтные работы в монастыре проводились в конце XIX-начале XX века. При монастыре имелась бесплатная гостиница для богомольцев, больница и богадельня.

    Хотя новая слава монастыря в Синодальный период связана с именем архимандрита Фотия, за эти годы в обители настоятельствовали еще три прославленных подвижника — святители Павел (Конюскевич) и Филарет (Дроздов), а также священномученик Иувеналий (Масловский).

    Юрьев монастырь. Фото ок. сер. XX в. Фото с сайта монастыря georg.orthodoxy.ru

    15 декабря 1921 года пришла телеграмма от Троцкого об экспроприации имущественных ценностей монастыря. Осенью 1924 года в Юрьевом монастыре ещё действовало шесть церквей, но уже к 1928 году оставалась только одна, а в 1929 году монастырь был закрыт. В 1920-1930-х годах монастырь был разорён и ограблен. Во время Великой Отечественной войны в нем располагались немецкие и испанские части. После войны на территории размещались почта, техникум, училище, музей, жили люди оставшиеся без крова.

    25 декабря 1991 года, благодаря усилиям епископа Новгородского Льва, Юрьев монастырь возвратили Церкви. В то время на территории жили несколько семей, располагалось СПТУ, общежитие и мастерские художников. Храмы монастыря стояли без иконостасов, на Спасском соборе были разрушены купола, в корпусах произведена перепланировка, монастырский сад стоял запущенным, вся территория была завалена мусором. Обитель была вновь учреждена Синодальным решением от 2 октября 1993 года. За короткий срок был отремонтирован Северный корпус с Крестовоздвиженским собором и в обители снова стала совершатся Божественная литургия. Затем пошёл ремонт Орловского корпуса и Южного братского корпуса с Неопалимовской церковью. В качестве скита Юрьева монастыря начала возрождаться Перынская обитель. При обители в 2004 году открылось Новгородское духовное училище и начато было восстановление обезглавленного Спасского собора. С 2009 года в монастыре начались масштабные ремонтно-реставрационные работы.

    Георгиевский собор Юрьева монастыря

    Соборный храм во имя великомученика Георгия Победоносца был заложен в 1119 году повелением благоверного князя Мстислава Великого. Сам Мстислав Владимирович в это время находился в Киеве, поэтому попечение о строительстве собора полностью легло на игумена Юрьевской обители Кириака и сына Мстислава, благоверного князя Всеволода-Гаврила. Строителем собора стал мастер Петр — первый известный по имени русский зодчий.

    Внутреннее устройство Георгиевского собора отражало назначение главной церкви монастыря одновременно княжеским храмом. Для пребывания князя и его семьи были устроены просторные хоры, на которых располагалось два придела — в честь Благовещения Пресвятой Богородицы и во имя святых Бориса и Глеба. Незадолго до освящения собора, около 1130, года стены его были расписаны. 12 июля 1130 года новый огромный собор был освящен при Новгородском епископе Иоанне и игумене Исаие.

    В 1830-е годы при архимандрите Фотии в монастыре были проведены значительные работы, при которых особое внимание уделялось Георгиевскому собору. В то время древние фрески XII века были почти полностью сбиты со стен, фрагменты древних изображений послужили материалом для подсыпки при планировке территории обители, частично же были выброшены. Стены собора расписали заново. Тогда же был выполнен роскошный семиярусный иконостас с серебряными царскими вратами. В состав иконостаса, наряду с новыми, вошли и древнейшие иконы Георгиевского собора. Иконы с почтением одели в драгоценные серебряные позолоченные ризы, сверкавшие множеством драгоценных камней. Мраморный престол покрывала серебренная риза под бронзовой сенью; в соборе были повешены огромные паникадила. В алтаре на горнем месте вместо святительской кафедры стояло стальное кресло, принадлежавшее императору Петру I. Даром графини Орловой был образок Знамения Божьей Матери, целиком вырезанный из изумруда и украшенный бриллиантами.

    В 1898 году в Георгиевском соборе вновь начались ремонтные работы. Фотиевская живопись была сбита и заменена новой, более соответствующей по представлениям своего времени древнему интерьеру соборного храма Юрьевской обители. Для росписи пригласили артель одного из самых известных тогда в России иконописцев М. Н. Сафонова. В 1902 году Георгиевский собор после поновления освятил архиепископ Новгородский Гурий.

    При реставрационных работах 1931-1935 годов многочисленные разновременные пристройки вокруг собора были разобраны, и облик собора был приближен к первоначальному.

    Каменный трехкупольный собор считается одним из самых замечательных творений древнерусской архитектуры. Сохраняя верность византийской и киевской традиции, собор имеет ярко выраженные индивидуальные черты. Внутри храма нет ощущения тесноты, собор гармоничен и внутри и снаружи. Высота его стен ныне достигает 20 метров, а при постройке была более чем на метр выше. Кровля четырехскатная, но при постройке имел покрытие позакомарное, повторяющее форму сводов. Древняя фресковая живопись почти полностью утрачена, сохранились только фрески маленького храма, находящегося в северо-западном барабане, остатки росписей в лестничной башне и небольшие фрагменты орнаментального украшения оконных откосов в основном объеме собора.

    Крестовоздвиженский собор

    Храм в честь Воздвижения Креста Господня находится на северовосточном углу обители, в составе Северного корпуса, и сторонами северной и восточной выдаётся за черту монастырских зданий.

    В 1760 году здесь была построена каменная церковь с деревянным осмериком. Она оставалась неосвященной до 1810 года, когда пожар уничтожил все деревянные строения. На оставшемся основании церкви усердием архимандрита Фотия в 1823 году был сооружен, а в 1826 году — освящен новый Воздвиженский храм. До захвата власти большевиками собор, как и другие храмы обители, имел богатое убранство с крашеными стенами и с сюжетной росписью. Можно отметить крест над царскими вратами из самшита, обделанный перламутром. Этот крест был пожалован императором Александром I, которому он был прислан со Святой Горы Афон. На стенах висели иконы, замечательные по древности.

    В советское время в храме был устроен клуб, затем почта. В 1970-е и 1980-е годы здесь располагался музей, а в подцерковном помещении – картинная галерея. С начала 1990-х годов в храме возобновилось Богослужение и в начале XXI века он был основным монастырским храмом.

    Каменный пятиглавый храм квадратный в плане с просторными нижними помещениями и купольным объёмом посередине. Покрытие куполов со времени постройки до настоящего времени сохраняет «золотые» звезды на синем фоне. Размеры храма в длину и ширину ок. 20 м, в высоту – ок. 30 м.

    Находится посередине Южного корпуса, который был предназначен для проживания больных и престарелых монахов. Храм в честь иконы Божией матери «Неопалимая Купина», к которой молятся об избавлении от пожаров, был возведен в связи с частыми пожарами от которых страдала обитель. Церковь была заложена 4 сентября 1828 года и освящена 20 августа 1831 года.

    Старанием благодетеля и братией монастыря в начале 1990-х годов, церковь отремонтирована и в ней началось богослужение. На начало XXI века церковь была основным местом для чтения братского правила и восхваления образа Пресвятой Богородицы.

    Величиной церковь в длину, в ширину и высоту до главы по 10 м.

    Рождественский училищный храм и колокольня Юрьева монастыря. Фото 8 февраля 2011 г., с официального сайта Новгородской епархии vn-eparhia.ru

    Рождественский (Спасский) училищный храм

    Храм в честь Рождества Христова был построен в 1820-30-х годах. Упоминается действующим на 8 февраля 2011 года.

    Прочие корпуса и храмы

    В 1820-1830-х годах были также построены Западный корпус с церковью Всех Святых и восточный Орловский корпус с кельями для братии.

    В предреволюционный период в составе монастырских храмов упоминаются также:

    Была построена в 1841 году по проекту знаменитого архитектора Карла Росси. По преданию она задумывалась выше Московской колокольни Ивана Великого, но император Николай I лично вычеркнул из проекта один ярус.

    Стены монастыря впервые упоминаются в летописи в 1333 году, когда они «. поставлены были на 40 сажень с заборолами, при архимандрите Лаврентии

  • Кириак (упом. 1119 — 1128)
  • Исаия (1128 — 1134)
  • ? Иона (ок. 1138)
  • Дионисий (1158 — 1194)
  • Савватий (1194 — 16 апреля 1226)
  • Савва, Грек (1226 — 15 марта 1230)
  • Арсений (1230 — ?)
  • Варлаам (? — 1270)
  • Иоанн (1270 — 1274)
  • Кирилл (1295 — 1310)
  • Свт. Моисей (? — 1325)
  • Лаврентий (упом. 1333)
  • Иосиф (1337 — 1345)
  • Никифор 1352.
  • Савва (упом. 1375, 76; 1- 29 июля 1377)
  • Давид (1386)
  • Парфений (1398)
  • Варлаам (1408; 1410 — 1419)
  • Харитон 1420
  • Мисаил 1449.
  • Григорий 1460.
  • Феодосий 1476.
  • Кассиан (1499 — декабрь 1504)
  • Иона I (1517 — 1523)
  • Силуан (2 октября 1530 — ?)
  • Гурий (? — 15 сентября 1539)
  • Кассиан (? — 1551)
  • Иларион (1551 — 1553)
  • Геннадий (Межов) (1554 — 1558)
  • Варфоломей (23 июля 1558 — 1564)
  • Леонид (15 ноября 1567 — 1568/1570)
  • Феоктист (сентябрь 1571 — август 1572)
  • Александр (? — 1576)
  • Мисаил (январь 1580 — 1589)
  • Иоаким (1589 — 1599)
  • Никандр (1606 — 1618)
  • Дионисий (1618 — 1632)
  • Иона II (1632 — 1633)
  • Герасим (Путников/Куница) (январь 1634 — 1635)
  • Нифонт (7 марта 1635 — 1639)
  • Иларион (1640 — 1660)
  • Феодосий (1661 — 23 мая 1667)
  • Парфений (1666 — 1672)
  • Симеон (1672 — 1676)
  • Иов (6 июня 1676 — 1701)
  • Сильвестр (Холмский-Волынец) (1701 — 23 октября 1704)
  • Гавриил (Домецкий) (декабрь 1704 — август 1708)
  • Исаак (август и октябрь 1708)
  • Аарон (Еропкин) (27 декабря 1708 — 1723)
  • Андроник (1723 — 1725)
  • Маркелл (Радышевский) (27 сентября 1725 — 1726)
  • Аарон (Еропкин), 2 раз (9 января 1728 — 1730)
  • Андроник, 2 раз (20 января 1731 — 4 сентября 1734)
  • Иосиф (Хвабулов) (август 1734 — 9 октября 1740)
  • Гавриил (Воронов) (18 октября 1740 — 24 января 1741)
  • Маркелл (Радышевский), 2 раз (24 января 1741 — 1742)
  • Свт. Павел (Конюскевич) (23 июля 1743 — 1758)
  • Иоасаф (Хотунцевский) (31 мая 1758 — 29 апреля 1759)
  • Иоанникий (Святковский-Зверев) (1 мая 1759 — 3 июня 1768)
  • Иоанникий (Микрицкий) (25 августа 1768 — 17 мая 1775) [1]
  • Виктор (Онисимов) (8 мая 1775 — 3 июля 1782)
  • Арсений (Бузановский) (26 мая 1782 — 1785)
  • Свт. Афанасий (Волховский) (13 ноября 1785 — 1788)
  • Ириней (Клементьевский) (30 июня 1788 — 1792)
  • Иакинф (Карпинский) (27 июня 1792 — 18 апреля 1795)
  • Гервасий (Линцевский) (6 мая 1795 — 1796)
  • Арсений (Тодорский) (21 июня — 15 августа 1796)
  • Иоанн (Островский) (25 августа 1796 — 10 сентября 1797)
  • Амвросий (Келембет) (17 сентября 1797 — 13 ноября 1799)
  • Михаил (Десницкий) (6 декабря 1799 — 20 июля 1802)
  • Амвросий (Протасов) (4 июня 1802 — 1804)
  • Парфений (Петров) (12 января 1804 — 1809)
  • Сергий (Крылов-Платонов) (27 января 1810 — 1811)
  • Амвросий (Орнатский) (1811 — 1812)
  • Свт. Филарет (Дроздов) (27 марта 1812 — март 1816)
  • Владимир (Ужинский) (10 марта — 11 мая 1819)
  • Дамаскин (Россов) (27 мая — 14 декабря 1819)
  • Анатолий (Ставицкий) (8 февраля 1820 — 21 августа 1822)
  • Фотий (Спасский) (1822 — 26 февраля 1838)
  • Мануил (Соловьев) (1 мая 1838 — 8 февраля 1857)
  • Варлаам (Денисов) (22 марта 1857 — 21 августа 1860)
  • Геронтий (Артюховский) (1860 — 1865)
  • Герман (Осецкий) (3 марта 1866 — 1867)
  • Иоаким (1869)
  • .
  • Иоанникий (Дьячков) (1905 — 1907)
  • Иосиф (Петровых) (1907 — 27 февраля 1909)
  • Сщмч. Иувеналий (Масловский) (23 октября 1910 — 1914)
  • Никодим (Воскресенский) (26 августа 1914 — ?)
    • 1929-1991 — закрыт
    • с 1991 — настоятелями-священноархимандритами являются владыки Новгородские
    • мощи свт. Феоктиста Новгородского — принесены в 1786 году, хранились в серебряной раке в Георгиевском соборе
    • кусок скалы, к которой была прикована царевна которую спас вмч. Георгий — до революции хранилась в ризнице вместе с блюдом, дарованным святым князем Всеволодом-Гавриилом
    • вышитая золотом плащаница князя Димитрия Шемяки
    • В Георгиевском соборе были погребены:

    • Изяслав Ярославич (+ 1198) княжич, сын князя Ярослава Владимировича
    • Ростислав Ярославич (+ 1198) княжич, сын князя Ярослава Владимировича
    • Мирошка Нездинич (+ 1203) новгородский посадник
    • Дмитро Мирошкинич (+ 1207) сын посадника Мирошки
    • Блгв. кн. Феодор Ярославич (+ 1233) — впоследствии мощи перенесены в Софийский собор
    • Св. кн. Феодосия Мстиславна, в монашестве Евфросиния (+ 1234) мать святых кнн. Феодора и Александра Ярославичей, у южной стены собора

    В храме Похвалы Пресвятой Богородицы были погребены:

    • Православные русские обители: Полное иллюстрированное описание православных русских монастырей в Российской Империи и на Афоне, СПб., Сойкин П. П., 1994 (репр. изд. 1910).
    • Каргер, М. К., Новгород Великий: Архитектурные памятники, Ленинград, Москва, 1966.
    • Соловьева, Мария, «Воспоминание о Юрьевом монастыре,» Московский Церковный вестник, 1994, № 10(107), 3.
    • Монастырь Святого Великомученика, Победоносца и Чудотворца Георгия, на протяжении столетий традиционно именуемый Юрьев (Юрий-диалектная форма имени Георгий, широко распространенная в древнерусском языке), принадлежит к числу древнейших обителей не только Новгородской Епархии, но всей России. Он был основан в 1030 году сыном равноапостольного крестителя Руси, православным русским князем Ярославом Мудрым. Ярослав Владимирович в святом крещении носил имя Георгий и глубоко чтил своего небесного покровителя, во имя святого воина-мученика он создал монастыри в Киеве и Новгороде. С начальных времен христианизации Руси и на всем протяжении ее истории св. Георгий становится бесконечно почитаемым заступником Отечества и русского княжеского дома.

      Построенный князем Ярославом на берегу Волхова у самых его истоков монастырь первоначально был деревянным, как и его соборная церковь св. Георгия. В 1119 году повелением еще одного выдающегося русского военачальника и правителя св. благоверного князя Мстислава Великого был заложен каменный храм. Сам великий князь Мстислав в это время находился в Киеве, попечение о строительстве собора полностью легло на игумена Юрьевской обители Кириака и сына Мстислава Всеволода, княжившего тогда в Новгороде. Князь Всеволод-Гавриил остался в памяти народа не только как великий воин, но как великий храмоздатель, построивший многие церкви, в том числе кафедральный Троицкий собор во Пскове, где и был погребен в 1138 году. Церковное почитание князя сложилось уже в конце XII века, после обретения нетленными его мощей. Память о святом князе Всеволоде, веками жившая в Юрьевском монастыре, отразилась в посвящении ему престола храма, не сохранившегося до наших дней.

      Величественный Георгиевский собор, по размерам уступающий только св. Софии Новгородской, по праву относится к сокровищам русской средневековой архитектуры, неповторимо прекрасный храм отразил самые высокие представления наших предков о красоте и гармонии, они строили не здание, но образ Церкви в ее вселенском значении. Современный облик Георгиевского собора достаточно близок к первоначальному. Внутренне убранство Георгиевского собора отражало его характер и назначение главной церкви монастыря и одновременно княжеского храма. Для пребывания князя и его семьи были устроены просторные хоры, «палати» по-славянски, здесь же, на хорах, располагалось два придела — Благовещения Пречистой и святых страстотерпцев Бориса и Глеба. Незадолго до освящения собора, около 1030 года, стены его были расписаны; к сожалению, древняя фресковая живопись почти полностью утрачена, сохранились только небольшие фрагменты орнаментальных украшений оконных откосов в основном объеме собора и роспись маленького храма, находящегося в северо-западной башне.

      Положение Юрьева монастыря в Новгородской епархии было исключительным, основанная русскими князьями обитель на протяжении веков почиталась первой по значению среди новгородских монастырей, именовалась даже Юрьевской Лаврой. С конца XII века Георгиевский собор монастыря служил местом последнего упокоения не только настоятелей обители, но русских князей и новгородских посадников. В 1198 году в соборе были похоронены два сына князя Ярослава Владимировича — Изяслав, крестник преподобного Варлаама Хутынского, и его брат Ростислав. В июне 1233 года в соборе был погрбен яный князь Феодор Ярославич, старший брат святого благоверного князя Александра Невского. Смерть постигла четырнадцатилетнего Феодора внезапно, молодому князю уготован был на земле удел воина и защитника Отечества, но иначе судил Бог, Русь защитил Он рукою брата его Александра, в лице Феодора народ обрел воина и заступника небесного. Через одиннадцать лет, 5 мая 1224 года, умерла мать Феодора и Александра княгиня Феодосия Мстиславна, перед смертью она приняла иночество в Юрьевом монастыре под именем Ефросиния, княгиню похоронили у южной стены собора, подле могилы старшего сына.

      В 1611-17 годах монастырь претерпел жестокое разорение от шведских интервентов, но в эти страшные годы шведского пленения в обители промыслом Божиим совершилось знаменательное для Новгорода и России явление — обретение мощей святого благоверного князя Феодора Ярославича. В 1614 году охваченные безудержной жаждой наживы шведские солдаты принялись раскапывать могилы в поисках кладов. Вскрыв одно из погребений в Георгиевском соборе, они обнаружили в нем нетленные останки святого князя, вытащив его из могилы, они поставили его к стене, неразрушенное тело стояло как живой человек.

      В послереволюционные годы Юрьев монастырь разделил участь всех русских обителей, крестный путь Церкви. В 1922 году изъятие церковных ценностей носило характер бессовестного разграбления монастыря, были переплавлены снятые с икон ризы, серебряная рака св. Феоктиста, богослужебные сосуды. Лишь малая часть ценностей стала достоянием российских музейных собраний. Через несколько лет, в 1929 году, монастырь был окончательно закрыт, уцелевшая братия разогнана. Разорение монастыря довершилось в 1935 году, при архитектурной реставрации Георгиевского собора по странным и необдуманным соображениям эстетического порядка был уничтожен семиярусный иконостас.

      Юрьев монастырь был возвращен Русской Православной Церкви 25 декабря 1991 года, Новгородская епархия получила достаточно обветшавшие храмы и постройки обители, в которой не осталось ни единой иконы, не говоря уж об убранстве церквей, и грандиозные проблемы по сохранению и поддержанию древнего монастыря. С 1995 года в Юрьеве была возобновлена монашеская обитель. Молитвами и трудами священноархимандрита Георгиевского монастыря высокопреосвященнейшего Льва, Архиепископа Новгородского и Старорусского, немногочисленной пока братии и приезжающих жить и работать помощников монастырь возрождается, совершается богослужение по монастырскому уставу, постепенно восстанавливаются храмы, пишутся иконы, устраивается монастырское хозяйство.

      Свято-Юрьев мужской монастырь Епархиальный мужской монастырь

      Свято-Юрьев мужской монастырь, самый крупный из новгородских монастырей. По преданию, обитель при истоке Волхова из озера Ильмень, заложил князь Ярослав Мудрый ( во святом крещении Георгий) в 1030 году. Им же построена была деревянная церковь во имя великомученика Георгия. Обитель занимала особое место среди новгородских монастырей, и именовалась лаврою. Монастырь владел огромными земельными угодьями и осуществлял сложнейшую хозяйственную деятельность. Юрьевский архимандрит считался вторым духовным лицом в Великом Новгороде после архиепископа. В 1119 году благоверный князь Всеволод Мстиславович, совместно с игуменом Кириаком заложил каменную соборную церковь, уступающую по своим масштабам только Софии Новгородской.

      Стены монастыря впервые упоминаются в летописи в 1333 году, когда они «. поставлены были на 40 сажень с заборолами, при архимандрите Лаврентии» По указу императрицы Екатерины II «О секуляризации церковных земель» Юрьев монастырь теряет значительную часть своих владений, но продолжает значиться третьим среди 15 монастырей России причисленных к 1 классу.

      Георгиевский собор-одно из самых замечательных творений древнерусской архитектуры, созданное выдающимся зодчим средневековой России, мастером Петром. Несмотря на византийские и киевские традиции в архитектуре, собор имеет ярко выраженные индивидуальные черты. Внутри храма совершенно нет ощущения тесноты, собор гармоничен и внутри и снаружи, хотя высота его стен достигает 20 метров.

      Новое возрождение древней обители начинается в начале 19 века, и связанно с именем архимандрита Фотия(Спасского), чья глубокая вера, благочестие и деятельный характер, вызывали уважение в самых высоких кругах, в том числе и у императора Александра I. Духовной дочерью отца Фотия была графиня Анна Орлова (единственная дочь графа Алексея Орлова-Чесменского), обладавшая огромным состоянием.

      Когда в 1822 году отец Фотий был назначен в Юрьев монастырь, графиня оказала ему всемерное содействие в осуществлении его планов. На её богатые вклады в обители началось обширное строительство. За короткое время были построены: Западный корпус с церковью Всех Святых,Спасский собор, восточный Орловский корпус с кельями для братии, северный с храмом Воздвижения Креста, южный с больничною церковью Неопалимой Купины. В 1841 году была построена колокольня по проекту знаменитого архитектора Карла Росси, по преданию она задумывалась выше колокольни Ивана Великого в Москве, но император Николай I лично вычеркнул из проекта один ярус. Сам архимандрит Фотий вел очень строгую жизнь, отказываясь от чая и кофе, выпивая только стакан горячей воды. С наступлением поста, он строго выполнял обет безмолвия, все распоряжения делались письменно, а все время отец Фотий проводил в церкви почти без пищи. С небывалой роскошью был украшен древний Георгиевский собор. Золотой стеной возвышался огромный семиярусный иконостас с серебряными царскими вратами. Мраморный престол покрывала серебренная риза под бронзовой сенью. Храмовая икона великомученика Георгия 12 века была покрыта драгоценною ризою украшенную драгоценными камнями. Даром графини Орловой был образок Знамения Божьей Матери, целиком вырезанный из изумруда и украшенный бриллиантами.

      В 20-30-е годы монастырь был закрыт и разграблен, во время Великой Отечественной войны в нем располагались немецкие и испанские части. После войны на территории размещались почта, техникум, училище, музей, жили люди оставшиеся без крова. Только в 1991 г. благодаря усилиям архиепископа Льва, Юрьев монастырь возвратили Церкви, и с этого времени жизнь в обители начала возрождаться. Производится ремонт храмов и корпусов, понемногу восстанавливается разоренное хозяйство.
      В настоящее время богослужение совершается в 4-х храмах монастыря: Георгиевский собор, Крестовоздвиженский собор, Спасский собор (храм Рождества Христова), и церкви иконы Божией Матери «Неопалимая Купина».

      При монастыре действует трапезная и гостиница для паломников.

      Святые и подвижники благочестия

      Праздники и чтимые даты

      Святыни и святые источники

      Храмы и Богослужения

      Собор великомученика Георгия, главный храм древнего Юрьева монастыря, был построен в 1119 году повелением выдающегося русского военачальника и правителя князя Мстислава Великого, Сам великий князь Мстислав в это время находился в Киеве, попечение о строительстве собора полностью легло на игумена Юрьевской обители Кириака и сына.

      Мстислава князя Всеволода-Гаврила, княжившего тогда в Новгороде. Известны не только имена основателей главного храма Юрьева, князей Мстислава и Всеволода, но и имя его строителя, великого русского архитектора мастера Петра.

      Спустя одиннадцать лет, 12 июля 1130 года, на память первоверховных апостолов Петра и Павла новый огромный каменный собор, увенчанный тремя куполами, был освящен при новгородском епископе Иоанне Попьяне и игумене Исайе, его предшественник Кириак умер за два года до освящения храма.

      Величественный Георгиевский собор, по размерам уступающий только св. Софии Новгородской, по праву относится к сокровищам русской средневековой архитектуры, неповторимо прекрасный храм отразил самые высокие представления наших предков о красоте и гармонии, они строили не здание, но образ Церкви в ее вселенском значении. Современный облик Георгиевского собора достаточно близок к первоначальному (все многочисленные разновременные пристройки, возникшие у его стен за восемь веков, были разобраны при реставрационных работах 1931-1935 гг.), но тогда, в 1130 году храм был еще лучше — он был выше более чем на метр, вместо нынешней четырехскатной кровли имел покрытие повторяющее форму сводов — позакомарное, в нишах написаны были большие настенные иконы.

      Внутреннее устройство Георгиевского собора отражало его характер и назначение главной церкви монастыря и одновременно княжеского храма. Для пребывания князя и его семьи были устроены просторные хоры, здесь же, на хорах, располагалось два придела- Благовещения и святых Бориса и Глеба.

      Незадолго до освящения собора, около 1130, года стены его были расписаны, к сожалению, древняя фресковая живопись почти полностью утрачена, сохранились только фрески маленького храма, находящегося в северо-западном барабане, остатки росписей в лестничной башне и небольшие фрагменты орнаментального украшения оконных откосов в основном объеме собора.

      С конца XII века Георгиевский собор монастыря служил местом последнего упокоения не только настоятелей обители, но и русских князей, новгородских посадников, и некоторых святителей. В 1198 году в соборе были похоронены два рано умерших сына князя Ярослава Владимировича — Изяслав, крестник преподобного Варлаама Хутынского, и его брат Ростислав. В Юрьевом монастыре принял монашеский постриг знаменитый посадник Новгорода Мирошка Нездинич, новый инок был погребен в соборе в 1203 году, вскоре, в 1207 году здесь же похоронили его сына Дмитра Мирошкинича. В 1233 года в соборе был погребен юный князь Феодор Ярославич, старший брат святого Александра Невского. Позже, в 1224 года в Юрьевом монастыре умерла мать Феодора и Александра св. княгиня Феодосия Мстиславна, перед смертью она приняла в обители иночество под именем Ефросиния, княгиню похоронили у южной стены собора, подле могилы старшего сына. Мощи св. князя Феодора были обретены в 1614 г. и перенесены в св. Софию.В январе 1786 года древний монастырь святого Георгия обрел великую святыню, сюда, по благословению митрополита Гавриила (Петрова), были перенесены мощи св. архиепископа Новгородского Феоктиста из находящегося неподалеку упраздненного Благовещенского монастыря.

      В 30-е годы XIX в. при архимандрите Фотии, благодаря помощи графини А.А.Орловой Юрьев монастырь переживает новый расцвет. Несомненно, особое внимание настоятель уделял Георгиевскому собору, но оно оказалось гибельным для росписи XIIв., фрески были почти полностью сбиты со стен собора, фрагменты древних изображений послужили материалом для подсыпки при планировке территории обители, частично же были выброшены. Стены собора расписали заново, тогда же был выполнен роскошный семи ярусный иконостас, в состав которого, наряду с новыми, вошли и древнейшие иконы Георгиевского собора. Иконы с почтением одели в драгоценные серебряные позолоченные ризы, сверкавшие множеством драгоценных камней.

      Стенопись Георгиевского собора, созданная по воле архимандрита Фотия, не сохранилась так же, как и бесценные фрески 1130 года. В 1898 г. в Георгиевском соборе вновь начались ремонтные работы, фотиевская живопись была сбита и заменена новой, более соответствующей по представлениям своего времени древнему интерьеру соборного храма Юрьевской обители. Для росписи пригласили артель одного из самых известных тогда в России иконописцев М.Н. Сафонова. В 1902 году, незадолго до потрясшей Россию революционной катастрофы, Георгиевский собор после поновления освятил Архиепископ Новгородский и Старорусский Гурий.

      В 1920 г. Юрьев монастырь был закрыт, вскоре прекратились богослужения в Георгиевском соборе. Древний храм вновь обрел жизни после возвращения Юрьева монастыря Русской Церкви в 1991 г.

      Архитектура и Проектирование | Справочник

      Георгиевский собор Юрьева монастыря в Новгороде

      Георгиевский собор Юрьева монастыря в Новгороде (1119 г. ) является наиболее развитым воплощением типа княжеского храма (хотя и возведенного князем в монастыре). Представляющий собой тот же сплав — киевской традиции и подражания Софии Новгородской, он больше Софийского собора (ширина центральных нефов такая же, боковые — шире) и, что является главным, значительно усложнен и индивидуализирован творческой волей зодчего — мастера Петра. Стремление подчеркнуть структурность и пространственность здания привело к удивительной ясности и выверенности композиции. Внутри храма совершенно нет ощущения затесненности, которая, хотя и в небольшой степени, давала себя знать в Никольском и Софийском соборах. Все соотношения форм приобрели непререкаемую убедительность.

      Хотя хоры помещены почти столь же высоко, как в Никольском соборе, они уже не выглядят затиснутыми под своды, ибо сам храм значительно выше (высота стен более 20 м). Западная и восточная части здания уже не равновелики, ибо, увеличивая ширину малых нефов (они в три раза больше толщины стены), восточный неф мастер делает лишь вдвое шире этого же размера. Восточная часть выглядит несколько сокращенной, восточные ячейки этим несколько объединяются и обособляются. В храме как бы начинает улавливаться деление на основное помещение для молящихся и меньшее, алтарное, ощущаемое единым в своей собранности в поперечном направлении с севера на юг и как бы предстоящее перед основным. Но здесь это лишь намек, собор еще внутри продолжает мыслиться как центрическая система, и даже тонкое смещение в боковых нефах, чьи оси как бы расходятся к востоку (от центров арочных проходов из нартекса к окнам апсид, смещенных к восточным углам храма), объединяет пространство в некотором движении вокруг центрального ядра.

      Все эти акценты и пространственные эффекты заставляют подозревать умную и целенаправленную творческую волю зодчего, обнаруживаемую в безупречной логичности и холодноватой интеллектуальности композиции. Активность структурного ритма и материальная весомость форм придают интерьеру удивительную зрелищность, в которой есть самодовлеющий оттенок. Подобная эмоциональная окрашенность хорошо связывается с торжественностью княжеского выхода, но скорее затрудняет переход к созерцанию и самоуглублению.

      Снаружи Георгиевский собор столь же грандиозен, как и внутри. Однако странным образом та же равная мерность, которая ощущалась в интерьере Никольского храма, проявляется здесь во внешнем облике — изобилием однообразных окон, ниш, расположенных поясами. Выверенность композиции получает оттенок своеобразного академизма, почти, правда, изгоняемого смелостью асимметричного объемного построения и чувством мощи каменной кладки, не стесняемой излишне строгими линиями и плоскостями.

      Георгиевский собор — это завершение развития княжеской архитектуры Новгорода, как таковое он есть и вершина эволюции, и ее конец. Очень интересно почувствовал подобную ситуацию А. И. Некрасов: «Несомненно, Петр в своем художественном чувстве строителя шел по пути ко все более и более грандиозному и вместе с тем простому. По существу этот путь был рискованным, так как эффект достигался вовсе не изобретением новой системы; должен был настать момент, когда упрощать уже больше нечего, увеличивать же размеры до бесконечности можно лишь мысленно, но, наконец, оказаться не в состоянии воспроизвести их в действительности. По-видимому, в этот тупик и попал Петр. В мастере Петре впервые обнаружилась собственная художественная воля Новгорода, которая нащупывала пути, но напала на ложный. Нельзя было для нового вкусового эффекта подгонять старую систему, следовало создать новую». Думается, что не совсем точно говорить о ложном пути зодчего, ибо, как кажется, Петр не стремился к поискам нового, его привлекало наиболее яркое и полное воплощение старых идей, связанных с княжеской культурой. И здесь он достиг совершенства — предельного, что остро сформулировано А. И. Некрасовым (Некрасов А. И. Указ. соч., с. 23-25.). Этот тупик не был чисто личным или только художественным, он выражал, скорее всего, природу самой княжеской культуры, которая в. этот период была заинтересована в консервативности явлений.

      Комеч А.И. Древнерусское зодчество конца X — начала XII в. Византийское наследие и становление самостоятельной традиции

      Великий Новгород, Юрьев монастырь. Георгиевский собор

      Петропавловский женский монастырь города Юрьев-Польский Епархиальный женский монастырь

      В 1764 г. монастырь был упразднен. Деревянная церковь во имя Апостолов Петра и Павла, построенная в 1674 г., поступила в ведение Архангельского мужского монастыря, а находившаяся при ней и принадлежавшая ей земля под названием «пустошь Петропавловская» перешла в пользование казенных крестьян села Федосьина, которые по преданию принадлежали Петропавловскому монастырю на правах вотчинного владения. На протяжении нескольких веков церковь находилась на грани упразднения, но каждый раз, когда ситуация становилась критической, появлялся заступник.

      В 1772 г. преосвященным Геннадием велено было при Петропавловской церкви хоронить умерших монахов Архангельского и монахинь Введенского монастырей. Еще в начале XX в. на кладбище сохранялись «памятник-плита, под которым был похоронен епископ Иоанн, по преданию, из бывших на покое в упоминаемом монастыре до 1764 года», и «старинный памятник, крестообразный камень» — «Абрамиев гроб». В книге «Русский Провинциальный некрополь» об этом памятнике говорится, что «в Юрьевском Петропавловском монастыре, в саду был похоронен схимонах Аврамий, тож Аврамиев гроб».

      В 1794 г. Дмитрий Михайлович Курбатов испросил благословения возобновить в Юрьеве старую деревянную церковь Святых апостолов Петра и Павла. Нашел щедрых вкладчиков из купцов московских и по советам неизвестных людей и по собранным рисункам выстроил церковь «в особом вкусе и покрыл железом». В мае 1796 г. сам преосвященный Виктор освятил возобновленную церковь. На оставшиеся от вкладчиков суммы Курбатов решил построить богадельню «для престарелых увечных и убогих бедных разного звания обоего пола людей».

      Эти события подтверждаются сведениями, отображенными на сохранившемся плане города Юрьев-Польского (первой половины XIX в.), где под номером 16 значится деревянная Петропавловская церковь, возобновленная юрьевским купцом Курбатовым. При церкви по высочайшему соизволению были выстроены деревянные корпуса богадельни. На планах отмечено на одном — 8, на другом — 9 корпусов.

      К 1795 г. Д.М. Курбатову не было и 30 лет, он был холост, грамоту знал «худо», имел «кроткий наружный вид, длинное простое одеяние и длинные на лицо волосы». «Упражнялся, по свидетельству Юрьевского городничего, в живописном и резном художестве», имел небольшую торговую лавку, в которой продавал получаемые из Москвы «печатные картины, отчего и с помощью родственников имел себе пропитание». Был он «образа тих, безответен противу насмешек, ругательств. Был трезв и воздержен во всем, много молился, подавал милостыню и выпускал из-под стражи по долгам находящихся». Это привлекало к нему людей, особенно «пожилых деревенских барынь», которые начали почитать его за пророка, а он «при больших сборищах» читал и пояснял молитвы, говорил «нечто глупое и невразумительное, из чего приверженные к нему сами уже выводили гадательные заключения».

      В 1799 г. Курбатов жаловался в Сенат на юрьевского городничего, который «незнамо почему и по какой причине» безжалостно выгнал «престарелых и убогих из богадельни, а оставшееся после них имение взял себе». На следствии выяснилось, что в богадельне при церкви, приписанной к мужскому монастырю, проживало только четверо мужчин и 38 женщин, в том числе «26 девок разного состояния и из них большая часть от осьмнадцати до тридцати лет». Приказом Духовной консистории Курбатову было запрещено «принимать и содержать при показанном мужском монастыре женский пол».

      Властям стало известно, что «в Юрьеве находится некто купеческий сын, который под личиной святости привлекает суеверный народ, и, не будучи сам врач, ни пророк, исцеляет будто бы немощи и предсказывает будущее, а между тем сам, хотя впрочем молодой и здоровый человек, находится в совершенной праздности во вред обществу…». В дальнейшем следствие получило «петропавловских богаделен многие бумаги» и среди них письма к «содержателю богаделен» поклонниц, «открывающие подлинное его поведение». Так, в письме помещицы Марьи Ярышкиной Курбатов «поставляем был в виде святого и единым ходатаем к Богу». Власти объявили успевшего скрыться Курбатова в розыск. В декабре 1800 г. купеческий сын был взят под стражу.

      В 1805 г., по прошению юрьевских граждан и по внесении титулярной советницей Анной Михайловной Комендантовой, урожденной княжной Голицыной, в сохранную казну Московского Опекунского Совета 6000 руб. ассигнациями на содержание особого при этой церкви причта. Согласно указу Святейшего Синода от 24 июля 1805 г. к церкви был определен особый причт. С этого времени Петропавловская церковь значилась в ведомостях как ружная, не имевшая прихода. В 1811 г. к ней была причислена инвалидная команда.

      Так продолжалось до 1825 г., когда церковь пришла в совершенную ветхость, и Юрьевское городское общество возбудило перед губернским правлением ходатайство о постройке новой каменной церкви на пожертвование граждан. В то же время казначей Архангельского монастыря с братией просили епархиальное начальство, если решено будет возводить новую церковь из кирпича, то приписать ее в последствии к их монастырю для совершения богослужения, как было прежде. По поводу этих прошений епархиальное начальство постановило: «Петропавловскую церковь – за ветхостью и как ненужную для города – упразднить и отдать в заведование Архангельскому монастырю вместе с капиталом, внесенным госпожою Комендантовой, с наличной суммой и имуществом».

      Согласно указу Святейшего Синода от 23 января 1830 г. церковь была разрушена. Восстановителем храма стал поверенный от граждан города Юрьева купец Петр Бородулин. В 1847 г. он приобрел у крестьян села Федосьина в свою собственность «пустошь Петропавловскую».

      16 мая 1843 г. Святейшим Синодом издан указ, разрешавший строительство каменной церкви. С 1843 по 1853 г. при Преосвященном Парфение был выстроен «отличной архитектуры холодный пятиглавый тр.хпрестольный храм Апостолов Петра и Павла» .

      В середине XIX в. была построена и теплая Успенская церковь монастыря. Клировые ведомости за 1874, 1877-1879 гг. сообщают о теплой каменной Успенской церкви, построенной в 1861 г. В 1875 г. церковь была распространена на благотворительные средства. 25 января 1895 г. в южной стороне трапезы Успенской церкви был освящен придел в честь Рождества Христова.

      Упрочить положение не имевшей прихода Петропавловской церкви помог, как ни прискорбно, пожар 1871 г. Прошло около тр.х лет, и настойчивые граждане Юрьева вдохнули новую жизнь и в погибший в пламени Введенский монастырь, и в сиротливо стоявшую Петропавловскую церковь. В ее судьбе принял участие еще один юрьевский купец по фамилии Курбатов, на этот раз Алексей Михайлович. В 1872 г. он выкупил «пустопорожнюю пахатную, сенокосную и огородную землю с садом, находящуюся в смежности с городским кладбищем, под названием «отхожа пустошь Петропавловская» у наследницы умершего владельца и пожертвовал с Высочайшего соизволения женскому монастырю.

      1 октября 1873 г. архиепископ Владимирский и Суздальский Антоний сообщил Святейшему правительствующему Синоду о том, что:

      «1. Местность, назначаемая под монастырь, вполне соответствует своему назначению: так как находится вне города на возвышенности, окруженной садами и огородами; жилые же строения монастырские должны быть и будут возведены не на южной, а на северной стороне обители за храмами, этого желают игуменья и сестры монастыря и через это кельи будут отстоять от городского кладбища более чем на сто сажень, окна их будут обращены на юг к храмам и к городу; здесь представляется для жилых келий и еще существенное удобство, именно: близость сада и колодца.

      2. Существование причта из двух членов, настоятеля и псаломщика, представляется достаточно обеспеченным».

      В июле 1874 г. Введенский женский монастырь был официально переведен к Петропавловской церкви и переименован в Петропавловский.

      Игуменье Введенского монастыря Пульхерии, ещ. в 1869 г. просившей епархиальное начальство о переведении монастыря «к загородной Петропавловской церкви на состоящую при ней землю», было отказано на том основании, что не нашлось «документов на принадлежность церкви Петропавловской 6-ти десятин показанной земли». Игуменье было поручено отыскать необходимые документы, но вскоре огонь уничтожил Введенский монастырь. И если бы не A.M. Курбатов, монастырь, возможно,
      вообще никогда не был бы возобновлен. Алексей Михайлович устранил главное препятствие – передал землю в собственность Петропавловской церкви. Последовавшее очередное прошение игуменьи, жертвовавшей на устройство на новом месте вверенной ей обители 5000 рублей серебром из собственных средств и указавшей на то, что все сестры обители согласны на перенесение монастыря и на этот предмет имеется капитал до 7000 руб., не могло не встретить поддержки в епархии и в Святейшем Синоде.

      20 июля 1874 г. «устроявшаяся обитель торжественно была освящена Высокопреосвященнейшим Антонием». Владыка приехал в Юрьев 18 июля, 19-го обозревал градские церкви и Петропавловскую. Он сам «изволил усмотреть – где лучше и удобнее идти и где останавливаться крестному ходу вокруг устроявшагося монастыря». Сестры Введенского монастыря с примерной энергией и поспешностью приступили к устройству обители на новом месте. Через два года обитель была обнесена каменной оградой, была распространена теплая церковь, построено десять новых келий.

      Игуменья Пульхерия управляла Введенским монастыр.м с 1847 г. и умерла 14 октября 1881 г. На вакантное место епископ Владимирский и Суздальский Феогност «в видах пользы для этой обители» предложил переместить игуменью Муромского Троицкого третьеклассного женского монастыря Евгению, что и было исполнено.

      Из формулярного списка о службе игуменьи Евгении известно, что было ей тогда 56 лет, происходила она из дворян, пострижена в монашество была 27 октября 1866 г. в Николаевском монастыре г. Арзамаса.

      В 1875 г. была перемещена во Владимирский Успенский женский монастырь, 20 июня того же года определена настоятельницей Муромского Троицкого женского монастыря со званием игуменьи. За отлично-усердное при честном поведении прохождение возложенных должностей 21 марта 1879 г. ей было преподано благословение Святейшего Правительствующего Синода. Игуменствовала десять лет.

      В ведомости о состоянии Петропавловского женского монастыря за 1916 г. отмечается, «что этот монастырь штатный, третьеклассный, основание получил в 1874 г. при бесприходной загородной ружной Петропавловской церкви на пожертвованной купцом Курбатовым земле ( 6 га земельных угодий и 2 га фруктовый сад), по Указу Святейшего Синода от 26 января 1874 г.

      В Петропавловском монастыре три отдельных храма: холодный пятиглавый — в честь первоверховных апостолов Петра и Павла с пределами: апостолов Петра и Павла; свт.Николая; царицы Александры. Теплый двухглавый — в честь Успения Божией Матери с пределами: Успения Божией Матери; Рождества Христова. Пятиярусная колокольня — в честь первоверховных апостолов Петра и Павла, большой колокол, который весил 540 пудов, и 9 малых колоколов весили 240 пудов и были отлиты из чистой демидовской меди. А также Вознесенский храм с пределами: Вознесения Господня; прп.Сергия Радонежского; апостолов Петра и Павла.

      Кроме храмов в монастыре имеются следующие здания: каменный двухэтажный для настоятельницы дом, крыт железом; двухэтажный корпус для сестер; 28 деревянных домов под железом (келий), построенных на средства проживающих в них сестер; деревянная под железом баня и три колодца. Ограда вокруг монастыря каменная с четырьмя по углам оной башнями, простирается на 310 сажень кругом. Вне монастыря с дозволения Епархиального начальства на средства монастыря построены три деревянных под железом дома для двоих священников и дьякона. При монастыре имелась богадельня для престарелых монахинь, приют для девочек и приходская школа».

      Внутренний строй обители был довольно строгим. Уставный порядок церковных служб соблюдался в точности, без сокращений и прибавлений. Богослужение совершалось с чтением и пением внятным без поспешности и замешательства.

      В советское время монастырь был закрыт. Петропавловский собор и Успенский храм разорены, разрушены их главы и своды, частично стены.

      27 мая 2010 г. по благословению архиепископа Владимирского и Суздальского Евлогия было положено начало возрождению Петропавловского монастыря. Восстановление святой обители было начато с кладбищенской Вознесенской церкви. Включение храма в состав монастыря и выбор этого объекта как начального для возрождения обусловлено лучшей сохранностью стен этого храма в сравнении с Успенской церковью и Петропавловским собором и наличием свободной, незастроенной земли вокруг, необходимой для возведения келий для сестер.

      На основании решения Священного Синода от 22 октября 2019 г. (журнал № 85) была создана религиозная организация «Петропавловский женский монастырь города Юрьев-Польский».

      Смотрите так же:  Краткий пересказ ночь келья в чудовом монастыре