Меню

Русский музей бухгалтерия

Роль музеев в развитии культурного туризма

25 марта 2019—25 марта 2019

С 21-24 марта 2019 года в Латвийской республике прошел семинар «Роль музеев в развитии культурного туризма», организованный отделом «Консультационно-методический центр художественных музеев РФ» совместно с «Ассоциацией туризма Видземе» под руководством Райтиса Сиятиса. Программа деловой поездки включала в себя посещение Нового Замка (г. Алуксне), поместья Вецгулбене и Музея истории и искусства (г. Гулбене), Цесиского замка (г. Цесис), Турайдского музея-заповедника (г. Турайда) и Латвийского Национального художественного музея (г. Рига). В течение четырех дней семинара были организованы рабочие встречи и круглые столы с руководителями музеев Латвийской республики.

Сотрудники Нового Замка в Алуксне во главе с директором Дианой Пелака ( Diana Pelaka) рассказали о новых программах для привлечения посетителей музейного комплекса, не включенного в стандартный туристический маршрут. Директор Музея истории и искусства в г. Гулбене Валда Ворза (Valda Vorza) предложила в качестве темы для обсуждения аспекты взаимодействия музея и местного сообщества. Делегации сотрудников и руководителей музеев России удалось побывать и в фондах музея, в которых хранятся тысячи экспонатов, рассказывающих о самых разных сторонах жизни Гулбенского края. Одна из приоритетных задач культурного учреждения осмысление, сохранение, популяризация культурно-исторического наследия города и края. Главной достопримечательностью г. Цесис является Цессиский замок, сотрудники которого презентовали свои интерактивные программы и рассказали об особенности продвижения музея как комплекса, в который входят несколько зданий ( Средневековый замок, Новый замок, Выставочный дом, Замковый сад, Замковый парк, Майский парк). Директор одного из самых посещаемых в Латвии Турайдского музея-заповедника Анна Юркане ( Anna Jurkane ) провела презентацию « Концепция развития музея и дальнейшее продвижение» и рассказала о признании музея на международном уровне, просветительских проектах музея, и работе с посетителями. Заместитель директора по коммуникациям Анда Скуя ( Anda Skuja ) рассказала создании аудиовизуальньного контента, направленного на популяризацию культурно-исторических особенностей региона. Финальной точкой выездного семинара стало посещение Латвийского Национального художественного музея в г. Рига и встреча с директором Марой Лаце ( Mara Lace ) и сотрудниками музея. Руководители музеев России обменялись с латвийскими коллегами опытом в организации выездных выставок, реконструкции музейных зданий, создании образовательных программ для детей и обсудили практические аспекты финансово-экономической деятельности культурных учреждений.

В семинаре приняли участие 18 человек, делегацию из Русского музея составляли заместитель директора по развитию и связям с общественностью Анна Юрьевна Цветкова, заместитель директора по экономическому развитию Наталья Михайловна Андрикова, заведующая отделом «Консультационно- методический центр художественных музеев Российской Федерации» Марина Геннадьевна Красовитова, начальник отдела информации и коммуникации Мария Анатольевна Дмитренко, заведующая сектором организации и проведения курсов повышения квалификации, консультаций, учебных практик Юлия Дмитриевна Тарабан, заведующая отделом по работе со спонсорами Марина Владимировна Похвалинская, начальник отдела по работе со СМИ-пресс-секретарь Алла Михайловна Бережная.

Музеи России представили директор Приморской государственной картинной галереи Алёной Даценко ( г. Владивосток), директор Омского областного музея им. М.А. Врубеля Фарида Мухаматшарыповна Буреева, директор Калининградского областного музея изобразительных искусств Галина Валентиновна Заболотская, директор Пермской государственной художественной галереи Юлия Борисовна Тавризян , директор Государственного литературно-мемориального музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме Нина Ивановна Попова и хранитель фондов музея Ирина Петровна Бородина, директор Ярославского государственного историко­-архитектурного и художественного музея-заповедника Наталья Васильевна Левицкая, заместитель директора по развитию Тверской областной картинной галереи Валерий Павлович Николашин и главный бухгалтер Наталья Валерьевна Чирва, директор центра образования и внутреннего контроля Института дополнительного профессионального образования «Международный финансовый центр» Наталия Михайловна Гусева и главный специалист Комитета Ленинградской области по туризму Елена Вадимовна Рыбачёк.

Русский музей бухгалтерия

Всемирно известный путешественник Федор Конюхов впервые предстанет на выставке в качестве художника, наделенного ярким и незаурядным даром.

Юбилейная выставка талантливого русского мастера резьбы по кости, автора многочисленных портретов, которые пред.

Выставка в Садовом вестибюле представляет десять живописных, графических и скульптурных портретов Анны Ахматовой из собрания Русского музея, созданных с.

Выставка посвящена 150-летию Константина Андреевича Сомова, одного из крупнейших мастеров русского искусства первой половины ХХ века, ярк.

  • 18 июля 2019 > Русский музей Квартет Софьи Шустровой «Золотые хиты классики джаза»
  • 10 июля 2019 > Мраморный дворец О чем говорит абстрактная живопись?
  • 9 июля 2019 > Павильоны Михайловского замка 11-30 сентября. Вокально-голосовой интенсив «Русская традиция: цвета мелодий, песенный код»
  • 19 июня—26 августа 2019

    Выставка в Садовом вестибюле представляет десять живописных, графических и скульптурных портретов Анны Ахматовой из собрания Русского музея, созданных современниками поэтессы.

  • Постоянная экспозиция Древнерусское искусство ХII—XVII веков
  • Постоянная экспозиция Русское искусство XVIII века
  • Постоянная экспозиция Русское искусство первой половины XIX века
  • Постоянная экспозиция Русское искусство второй половины XIX века
  • 4 июля—2 сентября 2019

    Выставка первого авангардного объединения России представит около 200 экспонатов: произведения живописи, графики, сценографические проекты, а также афиши и архивные материалы.

  • 13 июня—19 августа 2019 Ангелы ХХ-XXI веков
  • Постоянная экспозиция Декоративно-прикладное искусство в России. ХХ век
  • Постоянная экспозиция Русское искусство конца XIX — начала XX веков
  • Постоянная экспозиция Русское искусство ХХ века
  • 30 мая—26 августа 2019

    Выставка представляет образ Санкт-Петербургской губернии в профессиональных и любительских фотоснимках, а также почтовых открытках, запечатлевших рукотворные и природные достопримечательности местности, губернское население и события повседневной жизни.

  • Постоянная экспозиция Минералогический кабинет
  • Постоянная экспозиция Русский ампир. Декоративно-прикладное искусство времени царствования императора Александра I (1801–1825)
  • 6 июня—2 сентября 2019

    Юбилейная выставка талантливого русского мастера резьбы по кости, автора многочисленных портретов, которые представляют широкий срез петербургского общества 1840–1860-х годов.

  • 6 июня—8 июля 2019 Восточные подсолнечники
  • 28 марта—15 июля 2019 Федор Конюхов
  • Постоянная экспозиция Петербургское общество эпохи Романовых
  • Постоянная экспозиция Лица России. Портретная галерея Русского музея
  • 27 июня—29 июля 2019

    Основная тема искусства Окуня, израильского художника, искусствоведа, преподавателя и писателя, – человеческая телесность, воплощенная в материальности живописи.

  • 26 июня—5 августа 2019 Сайарсизм & cайарсисты
  • Постоянная экспозиция Константин Романов — поэт Серебряного века
  • Постоянная экспозиция Коллекция петербургских собирателей братьев Якова Александровича и Иосифа Александровича Ржевских
  • Постоянная экспозиция Музей Людвига в Русском музее. Мировое искусство ХХ века: идеи и направления.
  • Классические произведения интернационального современного искусства с послевоенного времени до начала XXI столетия из к.

    Образцы исторической, жанровой, портретной и пейзажной живописи мастеров передвижнического реализма — наиболее значительного явления в русско.

    Экспозиция знакомит с произведениями, представляющими разнообразие тенденций в русском искусстве этого времени — это классицизм, романтизм, за.

    Собрание древнерусской живописи Русского музея — одно из самых крупных и значительных в нашей стране. Оно включает в себя около шести тысяч икон. В постоянн.

  • 11 июля, четверг. 19.00
  • Тайны Михайловского замка

    18 июля, четверг. 19.00

    Абонемент: ТАЙНЫ МИХАЙЛОВСКОГО ЗАМКА (2019 год)

    Лектор: сотрудники Лектория РМ

    Абонементы на лекции можно приобрести в кассах музея.

    Заявки на занятия для отдельных классов и групп по специально разработанным программам, с выездом лекторов в школы и другие учреждения,принимаются по тел.: 570-52-23, 570-56-91.

    Сборник шедевров, отобранный искусствоведами Русского музея, позволит вам составить первое впечатление о коллекции Русского музея.

    Виртуальный тур по музейному комплексу, созданный в технологии панорамной съемки, знакомит с экспозицией, интерьерами и внешним обликом дворцов и садов Русского музея.
    Виртуальный тур по музейному комплексу. Старая версия виртуального тура (рус., англ., нем., фин.).

    Гуманитарный просветительский проект, посвященный культуре России. Рассказывает о событиях и людях в истории литературы, архитектуры, музыки, кино, театра, а также о народных традициях и памятниках природы.

    Будьте в курсе новостей, событий и выставок Русского музея

    Русский музей является обладателем исключительных прав на все изображения интерьеров и произведений искусства из коллекции Русского музея, а также на все изображения и текстовую информацию, которые размещены на официальном сайте. Использование текстов и изображений, опубликованных на сайте, возможно только с разрешения Русского музея

    Гражданская война в Русском музее на современном этапе

    Реляции с фронта гражданской войны в Государственном Русском музее, внутренняя жизнь музея, проделки его руководства давно перестали быть внутренним делом этого учреждения культуры. И не потому, что речь идет об одном из самых значимых музеев страны. Как известно, сейчас предпринимается беспрецедентная по варварству и безумию попытка кардинально перестроить Михайловский дворец. Делается это под лживым лозунгом «сохранения объекта культурного наследия (приспособления для современного использования) “Реконструкция внутренних дворов Михайловского дворца”».

    Страшный суд для КГИОПа

    На самом деле вместо сохранения объекта готовится полное уничтожение светового западного двора с превращением его во внутреннюю часть Михайловского дворца, для чего предполагается проламывание исторических стен – прямо в залы парадной анфилады 1-го и 2-го этажей, изменение облика фасадов и кровли, уничтожение исторических охраняемых интерьеров, созданных по рисункам Росси и т.д. Впрочем, я уже дал подробный перечень этих предусмотренных проектом преступлений (см. «Уголовная история Русского музея»), поэтому повторять нет нужды. Я бы использовал в данном случае медицинскую метафору: опухоль локализована в Сервизном дворе, однако метастазы затронут огромное количество помещений Михайловского дворца. А евроремонт погубит и Сервизный двор, и внутренние помещения дворца.
    Напомню только, что фактически речь идет об объявленном Минкультуры призовом фонде в 20 000 000 долларов, которые разыгрываются сейчас с помощью, с одной стороны, ГРМ и его директора Гусева, с другой стороны, с помощью КГИОПа.
    Обращения в прокуратуры – Генеральную, Санкт-Петербурга и Центрального района практически ничего не дали, оснований для принятия мер прокурорского реагирования найдено не было. Именно поэтому три истца: Надежда Пивоварова, кандидат искусствоведения, хранитель Отдела древнерусского искусства Государственного Русского музея, Ирина Шалина, кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник того же отдела, Михаил Золотоносов, кандидат искусствоведения, журналист – подали два административных иска к КГИОПу. Первое заседание назначено на 29 октября 2019 г.
    Первое административное исковое заявление – о незаконности Распоряжения КГИОП от 30.12.2019 № 10-728 об утверждении предмета охраны объекта культурного наследия федерального значения «Корпус главный Русского музея», входящего в состав объекта культурного наследия федерального значения «Дворец Великого князя Михаила Павловича (Русский музей императора Александра III).
    Второе административное исковое заявление – о незаконности согласования КГИОП от 15.09.2019 Проектной документации по сохранению объекта культурного наследия (приспособления для современного использования) «Реконструкция внутренних дворов Михайловского дворца».
    Административные истцы просят суд: а) признать Распоряжение и согласование нарушающими п. 1 ст. 5.1 Федерального закона от 25.06.2002 N 73-ФЗ (ред. от 07.03.2019) «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», а действия КГИОП по подписанию Распоряжения и согласования незаконными, б) отменить Распоряжение и утвержденный им предмет охраны, в) отменить согласование Проекта.
    Этим искам посвящена статья Анны Пушкарской в «Коммерсанте» за 15 октября 2019 г.
    Мы специально подали иски с таким расчетом, чтобы судебный процесс проходил во время Петербургского международного культурного форума (открытие 15.11.2019). Тогда все приехавшие на это мероприятие узнают, что Минкультуры, дирекция Русского музея и КГИОП решили уничтожить особо ценный объект культурного наследия – Михайловский дворец.
    Суд в защиту Михайловского дворца поневоле станет центральным и наиболее запоминающимся событием Культурного форума, хотя вряд ли обсуждение этого вопроса будет включено в официальную программу парадного мероприятия.

    Гусев и субститутки

    В самом Русском музее полученные нами 7 сентября 2019 г. с помощью депутата ЗакСа Бориса Вишневского достоверные сведения о готовящихся противозаконных разрушениях Михайловского дворца привели сначала к информационному шоку, поскольку поверить в реальность было трудно, а потом – к полному нежеланию соучаствовать в авантюре, активно проталкиваемой директором ГРМ В.А.Гусевым. Естественно, к 1 декабря 2019 г., как это было предписано безумными гусевскими приказами, никакой зачистки западной части Михайловского дворца, примыкающей к Сервизному двору, от музейных предметов не произойдет. Сейчас уже говорят о феврале 2019 года, но я уверен, что к февралю ситуация вообще изменится кардинальным образом. Останется ли на своем месте сам 73-летний Гусев, уже 30 лет являющийся директором ГРМ, — вот куда более актуальный вопрос.
    Лично мне и многим сотрудникам он уже просто надоел. Увольнение Гусева – актуальная задача, ибо именно он является сейчас для ГРМ главной опасностью. Думаю, что скоро он отправится туда же, куда отправился некто Вислый (это фамилия), пытавшийся разрушить Российскую национальную библиотеку, — в «золотой кадровый фонд», нечто вроде колумбария, в котором покоятся останки разного калибра культурных деятелей с полностью израсходованными репутациями. А уж свою репутацию Гусев честно израсходовал полностью, без остатка!
    Кстати, сейчас на работе Гусева нет: понимая всю сложность и опасность ситуация, впполне осознав, что никакая «реконструкция», т.е. разрушение Михайловского дворца, ни 1 декабря, ни когда-либо позже не начнется и не состоится, Гусев удрал с поля боя, оставив вместо себя в музее заменителей. Директора заменяет Цветкова А.Ю., а вместо самого Гусева активность по подготовке к передислокации музейных предметов и фондов проявляет главный хранитель ГРМ Бабина О.А. Такая замена, по-научному субституция — обычный прием, используемый чиновниками. Пока субститутки играют в начальников, машут крыльями и кудахчут; потом, когда все провалится, Гусев назначит их виновными, для этого они и нужны.
    Что касается Бабиной, то на этой должности она находится недавно, старается оправдать доверие Гусева, хотя получается у нее это плохо, и вряд ли Гусев, наблюдающий за военными действиями через перископ из бункера, ею доволен. Карьеру же Бабина сделала головокружительную, ей есть чего терять: прибыла из провинции, в ГРМ заведовала картинками на сайте – так называемым «виртуальным Русским музеем», а после того, как с должности главного хранителя предусмотрительно соскочил И.И.Карлов, понимая, что ситуация перестает быть томной и скоро начнется гроза, Бабина неожиданно для всех стала сначала и.о., а потом и законным заместителем директора ГРМ по учету и хранению. Понятно, что имел в виду Гусев, назначая Бабину накануне гражданской войны. Ему нужен был комиссар, который всем обязан лично ему.

    Нравы Михайловского дворца

    Это я уже подвожу к тому интереснейшему документу, который публикуется ниже. Это открытая служебная записка (новый жанр, порожденный чрезвычайными обстоятельствами!) старшего научного сотрудника ГРМ – хранителя Отдела исторического музейного оборудования и картинных рам О.А.Лысенко на имя врио директора ГРМ А.Ю.Цветковой. Одновременно это еще и очерк музейных нравов, описание того, как решается судьба ценных предметов, хранящихся в ГРМ.
    Здесь надо сделать ряд предварительных пояснений.
    Во-первых, Отдел исторического музейного оборудования и картинных рам, о котором идет речь в служебной записке, – это единственный научно-фондовый отдел, который непосредственно подчиняется О.А.Бабиной. И вполне естественно, что продемонстрировать свою служебную прыть Бабина не может иначе, как в отношении этого отдела, который к тому же территориально находится в цокольном этаже, а окнами выходит прямо в Сервизный двор. Ее задача – зачистить в ударном порядке хотя бы пространство, занимаемое этим отделом. Естественно, Бабина столкнулась с сопротивлением сотрудников, которые – несмотря на конформизм заведующего отделом – пытаются сохранить то, что хранить им поручено государством.
    Во-вторых, по недоумию того же руководства ГРМ, не умеющего ответственно выполнять свои служебные обязанности, картинные рамы до сих пор не поставлены на учет как музейные предметы, входящие в Музейный фонд РФ. Сейчас они фактически находятся в статусе совковых лопат для уборки снега, табуреток или канцелярских столов – просто некое хозяйственное оборудование, не имеющее цены – в отличие от столов и табуреток.
    Этим Бабина и решила воспользоваться, инициировав приказ врио директора, очевидно, и вовсе не разбирающегося в проблемах ГРМ, приказ, которым рамы ставятся на простой хозяйственный учет, после чего их можно перевозить куда угодно как табуретки или дрова, т.е. в открытом кузове самосвала, в неподготовленные для хранения музейных ценностей помещения, без надлежащей упаковки, реставрационных осмотров и т.д. Они же ничего не стоят!


    В-третьих, подписанию приказа врио директора № 421 от 11 октября 2019 г. предшествовала служебная записка, направленная директору ГРМ, заместителю директора по научной работе Е.Н.Петровой и Бабиной. Записку 9 октября 2019 написали два старших научных сотрудника ГРМ О.А.Лысенко и З.А.Перскевич, работающие в Отделе исторического музейного оборудования и картинных рам:

    «Сегодня, 9 октября 2019 г., на производственном совещании нашего отдела нам стало известно со слов заведующего В.Д.Школьникова, что заместитель директора по учету, хранению и реставрации музейных ценностей О.А.Бабина предлагает поставить практически все картинные рамы музейного собрания на хозяйственный учет, ссылаясь на то, что таковы требования прокурорской проверки. Также стало известно, что О.А.Бабина грозит расформированием отдела исторического музейного оборудования и картинных рам и увольнением двух сотрудников: З.А.Перскевич и Е.Е.Куприяновой, если сотрудники названного отдела не прекратят законную критику в адрес администрации, планирующей реконструкцию Михайловского дворца и срочное перемещение собрания картинных рам, грозящее разрушением многим произведениям.
    Просим Вас поставить на ближайшую фондово-закупочную комиссию и Ученый совет следующие вопросы:
    Вопрос о постановке картинных рам, хранящихся в Русском музее, на музейный учет. Это мировая практика. Не только в зарубежных музеях, но и в музеях России (ГМИИ им. А.С.Пушкина, Третьяковская галерея, ГМЗ «Павловск», ГМЗ «Царское Село» и других) рамы стоят на музейном учете. Причем, во многих российских музеях рамы были поставлены на музейный учет после выставки «Одеть картину», прошедшей в Русском музее (2005 г.) и показавшей ценность этих произведений искусства.
    Вопрос о сохранении уникального отдела, занимающегося и картинными рамами, и историческим музейным оборудованием, находящимся как в экспозиции музея (в залах Михайловского дворца), так и во многих научно-фондовых отделах и научной библиотеке музея.
    Вопрос о сохранении структуры отдела исторического музейного оборудования и картинных рам».

    Реакцией на эту служебную записку и стал приказ № 421, подготовленный вопреки не только здравому смыслу, но и интересам музея, в соответствии с Уставом которого музейные предметы надо учитывать, хранить, а не подвергать прямой опасности уничтожения.
    В-четвертых, если речь идет о хозучете, то вообще непонятно, кто и как оценит эти рамы. Бухгалтерия? Понятно, что сначала необходимо создать комиссию, которая сможет оценить рамы. Без такой комиссионной оценки все предполагаемые бухгалтерские процедуры представляют собой обычное самоуправство, а действия как Цветковой А.Ю., так и Бабиной О.А., которая очевидным образом инициировала этот приказ № 421, прямо подпадают под признаки ст. 293 УК РФ «Халатность»:
    1. Халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности, если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, — наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.
    1.1. То же деяние, повлекшее причинение особо крупного ущерба, — наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

    Дверь в ново помещение фонда рам.

    В-пятых, помещения, куда многострадальные картинные рамы собираются перевезти, абсолютно не подготовлены для хранения. Так в доме 19 по Невскому пр. в фондохранилище ведет обычная металлопластиковая дверь со стеклом (см. фото). Разбей стекло – бери все, что хочешь. О несоблюдении правил пожарной безопасности уже говорить не приходится, отделочные материалы в помещении наверняка горючие.
    Вот с учетом этих предварительных замечаний можно понять, что именно в этой служебной записке сказано и чего не сказано, но подразумевается.

    Служебная записка Цветковой

    Уважаемая Анна Юрьевна, 11 октября 2019 г. Вы издали приказ № 421 «О порядке учета картинных рам и исторического музейного оборудования», по которому все рамы из собрания Русского музея должны быть поставлены на бухгалтерский, т.е. хозяйственный учет.
    Довожу до Вашего сведения, что в Русском музее находится одно из лучших в России собрание картинных рам, в которое входят произведения XVIII – начала XX веков. По Вашему приказу на хозяйственный учет будут поставлены резные рамы от знаменитых парадных императорских и дворянских портретов, рамы из Романовской галереи Императорского Эрмитажа, редкая рама XVIII века от портрета Екатерины II кисти С.Торелли, резные рамы от портрета св. кн. Е.Салтыковой и полотна «Смерть Инессы де Кастро» К.Брюллова, авторские рамы О.Кипренского, И.Айвазовского, П.Федотова, И.Репина, В.Верещагина, К.Рериха, К.Малевича, А.Самохвалова и многие другие рамы, являющиеся выдающимися произведениями декоративного искусства.
    Отмечу, что в настоящее время все картинные рамы Русского музея строго учтены – находятся на внутреннем музейном учете. Рамы имеют номера, записаны в специальные инвентарные книги, передаются по актам; хранители рам каждые полгода составляют и передают в отдел учета музейных ценностей отчеты по движению рам; в нашем отделе создана электронная база данных, куда входит описание и размеры рам, история движения рам на выставки и экспозицию, сведения о принадлежности рамы картине, а также фотографии рам. Художественная и историческая ценность большинства рам Русского музея давно требует того, чтобы их перевели с внутримузейного на основной музейный учет и включили в состав государственного Музейного фонда РФ. В музеях России (ГМИИ им. А.С.Пушкина, ГМЗ «Царское Село», ГМЗ «Павловск», Государственный Эрмитаж, Музей-усадьба «Останкино», ГМЗ «Петергоф» и многих других художественных, литературных и даже этнографических музеях) рамы давно включены в состав государственного Музейного фонда РФ.
    Перевод имеющих высокую художественную ценность картинных рам на бухгалтерский (т.е. хозяйственный) учет противоречит требованиям Министерства культуры (напомню, что что проверка МК специально интересовалась вопросом, почему в Русском музее картинные рамы до сих пор не включены в госкаталог). Кроме того, перевод всех рам на бухгалтерский, т.е.хозучет снижает безопасность этих имеющих художественную ценность произведений, а также меняет требование к условиям их хранения и реставрации. Фактически по Вашему приказу старинные рамы – выдающиеся произведения искусства приравниваются к объектам, не имеющим никакой художественной ценности: современному фабричному багету, офисной мебели и другим.
    Несмотря на то, что в пункте 1 Приказа № 421 говорится о «последующем выделении картинных рам, имеющих художественное значение и включении их в музейный фонд РФ», даже приблизительные сроки этой работы в приказе не обозначены. Данный факт вызывает особое беспокойство.
    Также большую тревогу вызывает и то, что приказом не назначена специальная комиссия, определяющая ценность картинных рам. Таким образом, выдающиеся произведения прикладного искусства XVIII – начала XX в., которые должны иметь статус ценного имущества, будут оцениваться бухгалтером по условной цене, например 1 или 100 рублей (то есть ниже стоимости современной пластиковой рамки для фотографии). А между тем, стоимость рамы XIX века с лепным орнаментом составляет от 40 до 400 тысяч рублей (в зависимости от размера и декоративного покрытия); стоимость же резных рам, тем более рам XVIII века, значительно выше.
    Обращаю Ваше внимание на тот факт, что условная низкая цена (если таковая будет проставлена в бухгалтерских документах) открывает возможности для хищения ценных памятников. Кроме того, рамы хозучета не могут передаваться на внешние выставки в том же порядке, что и музейные предметы (с описанием сохранности, страховой стоимостью и пр.), что также крайне рискованно для ценных произведений искусства, каковыми является большинство рам нашего музея.
    В настоящее время в фонде картинных рам находится около 3000 произведений (остальные находятся в фондах живописи и на экспозиции). При этом, более 1000 рам фонда, имеющих художественную и историческую ценность, находятся в аварийном состоянии сохранности. Перед перевозкой (которой требует приказ директора № 322 от 30.07.2019 г. о перемещении экспонатов в связи с реконструкцией двора Михайловского дворца) этим рамам необходима существенная реставрационная подготовка. В противном случае при переезде выдающиеся музейные экспонаты будут наверняка разрушены или понесут серьезный ущерб сохранности. Кроме того, каждая рама фонда нуждается в тщательной и профессиональной упаковке перед перемещением в другое здание.
    Если рамы будут переведены на хозучет, это изменит их статус и позволит беспрепятственно перевозить рамы без должной упаковки и реставрационной подготовки, как хозяйственный инвентарь.
    Обращаю Ваше внимание на тот факт, что в одном из приказов, связанных с перемещением музейных предметов, сказано, что рамы хозяйственного учета перевозятся работниками хозяйственной службы музея (а не профессиональной бригадой экспозиционно-выставочного отдела).
    Этого нельзя допустить! Мы, музейные сотрудники, должны сделать все, чтобы сохранить произведения, попавшие на хранение в Русский музей, для грядущих поколений.
    Анна Юрьевна, уверена, что подписывая приказ о постановке этих уникальных произведений искусства на хозучет, Вы не владели всеми необходимыми сведениями о собрании картинных рам Русского музея.
    Прошу Вас аннулировать приказ № 421 и не допустить того, чтобы одно из лучших собраний картинных рам в России приобрело сомнительный во всех отношениях (реставрация, сохранность, безопасность) статус.

    Реконструкция с участием Всемирного банка оспорена в суде

    Как стало известно “Ъ”, Всемирный банк согласовал победу АО «Ренессанс-Реставрация» в отборе генподрядчиков на право реализации скандального проекта реконструкции двора-колодца Михайловского дворца Государственного Русского музея (ГРМ). Компания выиграла контракт стоимостью 1,12 млрд руб., по которому $2,5 млн оплатит Всемирный банк, остальное — федеральный бюджет. Но сотрудники музея и градозащитники заявляют об угрозе сохранности охраняемого ЮНЕСКО памятника и музейных фондов. Иски к петербургской администрации о незаконном согласовании стройки назначены к рассмотрению Куйбышевским райсудом Санкт-Петербурга.

    Контракт с АО «Ренессанс-Реставрация» на реконструкцию Сервизного двора Михайловского дворца будет заключен на этой неделе, сообщил “Ъ” Алексей Васильев, директор Фонда инвестиционных и строительных проектов (ФИСП; уполномоченный Минкультом и Минфином заказчик строек с участием Всемирного банка). Компания предложила выполнить работы за 1,12 млрд руб. ($16,97 млн по курсу ЦБ на 13 октября) — дешевле, чем холдинг «Возрождение» Игоря Букато (1,35 млрд руб., или $20,46 млн), но дороже, чем консорциум, созданный ООО «Ресстрой» и группой компаний «Геоизол» (10,51 млрд руб., или $15,93 млн), который, однако, не прошел квалификационный отбор (см. “Ъ” от 7 августа). АО «Ренессанс-Реставрация», крупный подрядчик строек Минкульта и ФИСП, в 2019–2019 годах выиграло шесть других софинансируемых Всемирным банком подрядов на 3 млрд руб. Кроме того, его соучредитель Алексей Герасимов является совладельцем «Фирмы ПИК», которая в августе получила в качестве единственного участника конкурса самый крупный в этом году строительный подряд Русского музея стоимостью 27 млн руб. (на реконструкцию вестибюля возле домовой церкви Михайловского замка).

    Почти в такую же сумму (158,6 млн руб.) обойдется частичный переезд музея на время стройки, так что фактически она полностью финансируется из федерального бюджета. По словам господина Васильева, зона реконструкции должна быть передана подрядчику не позднее января 2019 года, для этого требуется переселить ключевые экспозиции ГРМ и фондохранилища плюс огромную библиотеку в другие принадлежащие ГРМ дворцы. Но тендеры для обеспечения переезда не объявлены, и упаковка музейных ценностей не ведется. 96 сотрудников музея летом призывали директора ГРМ Владимира Гусева отказаться от этих планов (см. “Ъ” от 23 июля и 3 августа). В частности, говорилось, что недопустимо перевозить одну из лучших в стране коллекций картинных рам без предварительной реставрации. Но 11 октября и. о. директора Анна Цветкова, заместитель главы ГРМ по развитию и связям с общественностью, приказала поставить уникальные рамы на бухгалтерский учет. «Приказ приравнивает 3 тыс. уникальных экспонатов к хозинвентарю и позволяет перевезти их в этом статусе»,— считает старший научный сотрудник ГРМ Оксана Лысенко. 9 октября в служебной записке господину Гусеву (есть у “Ъ”) подчиненные напоминали, что в ГМИИ имени Пушкина, Третьяковской галерее и других крупнейших музеях рамы стоят на музейном учете. В записке говорится, что главный хранитель ГРМ Ольга Бабина «грозит расформированием отдела рам и увольнениями, если сотрудники не прекратят критику в адрес администрации, планирующей реконструкцию и срочное перемещение собрания картинных рам, грозящее разрушением многим произведениям». Госпожа Бабина на звонок “Ъ” не ответила.

    Ведущие научные сотрудники отдела древнерусского искусства ГРМ Ирина Шалина и Надежда Пивоварова вместе с журналистом Михаилом Золотоносовым обратились в Куйбышевский райсуд с исками к комитету по госиспользованию и охране памятников (КГИОП) правительства Петербурга о незаконности утверждения «предметов охраны» памятника федерального значения и согласования проекта, разработанного по заказу ГРМ. По официальной версии, его концепция одобрена городским советом по сохранению культурного наследия, но истцы и ряд членов совета, ознакомившихся с проектом, считают, что совет согласовывал его не в том виде, в котором он подан в КГИОП. Суд назначил рассмотрение дела на 29 октября.

    Почему Русскому музею запрещали застраивать пустоты в Михайловском дворце

    КГИОП, допустив стройку, нарушил право граждан на доступ к объекту культурного наследия «в его подлинном, неискаженном переделками виде», говорится в иске. Проект предусматривает многочисленные «проломы в стенах» для создания новых дверей, закладку окон или их превращение в двери с разборкой кирпичной кладки, что исказит облик двора, а также интерьеры в трех из четырех сохранившихся оригинальных залах работы Карла Росси. Проектом ликвидируется круговой обход экспозиции по парадной анфиладе дворца, на внешнем фасаде «устраивается эвакуационный выход на улицу из существующего окна в Михайловский сад», а дворцовый интерьер полностью видоизменяется.

    В ФИСП пояснили, что устроить дополнительный эвакуационный выход потребовали пожарные. Однако ранее Музей Суворова при поддержке КГИОП успешно судился в таких случаях с МЧС, добившись замены аналогичных предписаний «иными компенсирующими мерами, не наносящими ущерба зданию-памятнику». Истцы также считают недопустимой перепланировку двора ГРМ — неотъемлемого элемента памятника. С их точки зрения, заявленная администрацией ГРМ цель проекта — устройство конференц-зала на 84 места и создание лифта для инвалидов — необоснованна при наличии двух подъемных устройств в Михайловском дворце и пяти залов для проведения конференций в этом и двух других дворцах ГРМ.

    «Вместо сохранения объекта готовится проламывание исторических стен, изменение облика фасадов и кровли, уничтожение светового двора и исторических охраняемых интерьеров по рисункам Росси»,— считает Михаил Золотоносов. В ФИСП иски комментировать отказались, в ГРМ и КГИОП — оперативно прокомментировать не смогли. «Иск в суд — крайняя мера, но, учитывая бездействие прокуратуры и ее нежелание видеть явные нарушения, приходится перенести вопрос в судебную плоскость,— говорит Ирина Шалина.— Везде, куда мы жаловались, нам отвечают, что руководство ГРМ и Минкульт действуют строго по закону, поскольку проект согласован КГИОП. А мы хотим доказать, что согласование КГИОП — преступное действие и сговор с администрацией ГРМ и Минкультом».

    Русский музей — обратный отсчет

    Сортир вместо научной библиотеки, металлическая лестница из окна фасада Росси и другие подробности проекта «сохранения» Михайловского дворца

Громкий судебный процесс грозит внести свою скандальную ноту в повестку Петербургского международного культурного форума: реконструкция двора Михайловского дворца с привлечением кредита Всемирного банка оспорена в суде. Защитники охраняемого ЮНЕСКО памятника требуют признать незаконными утвержденный КГИОП предмет охраны и согласование проекта. Рассмотрение исков стартует 29 октября.

Иски подали два сотрудника музея — хранитель отдела древнерусского искусства ГРМ Надежда Пивоварова, ведущий научный сотрудник того же отдела Ирина Шалина и журналист Михаил Золотоносов (все трое имеют ученую степень кандидата искусствоведения).

По мнению заявителей, вместо декларируемых работ по сохранению памятника готовится «уничтожение исторических охраняемых интерьеров, созданных по рисункам Росси», изменение облика фасадов и кровли, проломы исторических стен, в том числе прямо в залы парадной анфилады первого и второго этажей, и другие недопустимые действия.

Напомним, речь идет о реконструкции западного, Сервизного двора-колодца Михайловского замка. Русский музей, имеющий в пользовании пять дворцов (помещения в них сдаются в аренду ресторанам, магазинам и пр.), настаивает на острой нехватке площадей. Навар от превращения двора 10 на 14 метров во внутреннюю часть здания представляется ничтожным. На выходе музей получит лекционный зал на 80 мест (у ГРМ и так есть лекционный зал в Михайловском дворце, еще один — в Михайловском замке, плюс два конференц-зала в Мраморном дворце) и панорамный лифт с подъемником для маломобильных групп. Забота о последних — еще один аргумент застрельщиков новостройки, хотя во дворце имеются два подъемных устройства для инвалидов. Но оба, снабженные табличками с извинениями за временно доставленные неудобства, годами не работают. Починке предпочли масштабную реконструкцию особо ценного памятника с привлечением средств Всемирного банка, сулящую освоение 20 миллионов долларов.

Строители теснят хранителей. Вместо решения реальных проблем в Русском музее взялись остеклять воздух

Махинаторы против хранителей

При этом перестройка двора потянет за собой кардинальное вмешательство во всю западную часть Михайловского дворца. Подробности проекта, согласованного еще год назад, не раскрывались. Ознакомиться с ним удалось лишь после вмешательства депутата Бориса Вишневского, который вместе с Ириной Шалиной в начале сентября получил в КГИОП доступ к документации.

В предшествующей тому переписке с депутатом глава комитета Сергей Макаров информировал, что его ведомство согласовало проект после того, как концепция приспособления двора была «принципиально одобрена» решениями Совета по сохранению культурного наследия.

Совет рассматривал ее дважды — в ноябре 2019 и марте 2019 г. В первый раз концепцию единогласно «вынесли»: проектирование тогда велось в отсутствие утвержденного предмета охраны, что запрещено законом. Было рекомендовано «отказаться от устройства междуэтажных перекрытий» в пространстве западного двора, концепцию переработать (предварительно определив и утвердив предмет охраны) и вновь представить на совет.

С утверждением предмета охраны КГИОП управился в небывалые сроки — всего за месяц, подогнав его к имевшемуся проектному решению.

Так, в предмет охраны не вошли подлинные капитальные стены в пространстве под стилобатом цокольного этажа (предусматривается частичная их разборка для расширения проходов) и 12 подлинных гранитных ступеней, ведущих к входу с главной (южной) стороны фасада. Оказались за бортом исторические внутренние капитальные стены нескольких залов дворца, выбранные для пробивки новых дверных проемов — № 12, 16, 31, 33, 35. При этом допустили досадный для заказчика недогляд: изъятия по пяти залам вступили в противоречие с наличествующим в предмете охраны пунктом — «исторические (XIX века) наружные и внутренние стены». В отношении фасадов западного и восточного внутренних дворов оставили в перечне только по одному существующему историческому дверному проему, а оконных проемов — ни одного.

При повторном рассмотрении, в марте 2019-го, совет принципиально одобрил новую, доработанную мастерской Рафаэля Даянова версию концепции, но «при условии отказа от устройства остекленной зоны безопасности для маломобильных групп населения при выходе из лифта на галерею западного двора и остекленного перекрытия между первым и вторым этажами западного двора».

С тех пор члены совета оставались в неведении относительно вносимых в проектную документацию изменений. Теперь, когда подробности проектной документации оказались преданы огласке (прежде всего благодаря настойчивости Михаила Золотоносова и Ирины Шалиной), почтенные эксперты чувствуют себя обманутыми.

Тупик вместо анфилады, сортир вместо библиотеки

Обнаружилось, в частности, что на западном фасаде дворца появляется чугунная эвакуационная лестница — из Михайловского сада в окно парадной анфилады зала № 35, которое таким диким образом преобразуется в дверь. Внутрь, соответственно, предлагается попадать по чугунному же трапу, спускаемому с уровня подоконника на пол. В центре восточной стены этого зала (бывший салон великой княгини Екатерины Михайловны) пробивается дверной проем — выход для инвалидов. Появляется новая дверь и в арке сквозного прохода в зал № 34. В результате всех переделок зал № 35 становится тупиковым — хотя, согласно предмету охраны, должна сохраняться «анфиладная планировка бывших парадных помещений бельэтажа» (так ранее назывался нынешний первый этаж).

Лестница от архитектора Даянова — архитектору Росси (западный фасад, ведет в окно зала N 35) / Фото: «Новая в Петербурге»

«В Русском музее расположение залов было чрезвычайно талантливо организовано: зайдя на первый этаж, можно, не выходя ни в какие другие помещения, обойти по анфиладе весь музей, сначала одну сторону, потом другую, — объясняет Ирина Шалина. — Если предложенный проект будет реализован, мы навсегда лишимся этой анфилады. Группы посетителей, дойдя до зала № 34, вынуждены будут разворачиваться и идти обратно, сталкиваясь со встречным потоком экскурсантов».

В Сервизном дворе, помимо междуэтажного перекрытия в уровне первого этажа, появляется фактически и второе. То, что Рафаэль Даянов называл на совете «стеклянным ограничителем на уровне второго этажа», по факту представляет собой конструкцию из трех галерей, крепимых к северной, южной и западной историческим стенам. Ширина галерей — от 2,7 до 4 м. Как подсчитал Михаил Золотоносов, в сумме они вполне тянут на второе перекрытие, оставляя просвет площадью примерно 32 кв. м (менее четверти площади двора).

По уровню первого этажа делается три дверных проема — путем перебивки имеющихся оконных проемов.

Вгрызаться будут и в стены на уровне второго этажа. Так, один из новых проемов делается в капитальной кладке основной экспозиционной анфилады, выводя в зал № 12, другой создается в зале № 16 — оба обладают сохранившимися первоначальными интерьерами Росси. При этом, согласно предмету охраны, в зале № 12 должны оставаться в неизменном виде имеющиеся входные проемы, включая заложенные, а также существующее архитектурно-художественное оформление зала в приемах зрелого классицизма. «Классицизм, — напоминает Михаил Золотоносов, — подразумевает строгую симметрию. Образование нового дверного проема эту симметрию нарушает, искажается и его оформление. То же самое можно сказать о проломе стены в зале № 16».

Создание нового дверного проема в уровне третьего этажа потребует обузить, заложив кирпичом, часть большого окна мастерской темперной живописи. Снизу его, напротив, подразберут — дабы обеспечить нужную для двери высоту.

Шкаф герцогов Мекленбургских в отделе редкой книги, превращаемом в сортир / Фото: «Новая в Петербурге»

Подлежат разборке перекрытия помещений в первом этаже, где сейчас находится научная библиотека ГРМ, — несмотря на то что имеющиеся там своды включены в предмет охраны. В отделе редкой книги, с ее антикварной библиотечной мебелью, где хранятся 2000 ценнейших книг, будет сортир: с уборными для М, Ж и инвалидов.

Заведующая этим отделом свыше 40 лет Нина Михайловна Васильева приравнивает перемещение библиотеки к смертному приговору. Но комфортное отправление естественных потребностей представляется КГИОП и Минкульту, очевидно, куда более важным делом. Недаром Мединский столько времени посвятил уничижающему Европу сравнению их истории справления нужды с отечественной.

Под колпаком пирамидальным

Проектом признается, что «в ходе проведения работ по приспособлению претерпевает изменение вид здания сверху за счет устройства стеклянного пирамидального покрытия внутреннего двора». Хотя «исторические конфигурации и габариты крыш, включая высотные отметки коньков» являются предметом охраны. КГИОП не видит ничего незаконного в демонтаже существующего зенитного фонаря с его металлоконструкцией и установке нового, площадью 119,6 кв. м.

«Демонтаж кровли предусмотрен по всей западной части здания, — обращает внимание Михаил Золотоносов. — Вместе с кровлей неизбежно будет демонтировано и историческое остекление над залами № 14 и 15. Фермовая конструкция светового фонаря над ними (клепаные балки и опоры) — тоже предмет охраны. В этих залах экспонируются «Последний день Помпеи», «Девятый вал» и «Медный змий» — но они будут закрыты, а экспозиция куда-то увезена. Уже идет речь о том, что у «Последнего дня Помпеи», когда его вынут из рамы и намотают на вал, красочный слой может осыпаться».

По мнению истцов, неизбежно получит повреждения и историческая западная стена двора, к которой будут крепиться конструкции лифта грузоподъемностью 2,5 тонны.

«Закон запрещает перестройку памятников архитектуры, — напоминает зампредседателя Совета по сохранению культурного наследия Михаил Мильчик. А здесь — где мы имеем дело с особо ценным объектом культурного наследия, каковым является Михайловский дворец, — предлагается именно перестройка. Вдобавок, как стало известно теперь, затрагиваются и исторические интерьеры самих залов. Мы этого на совете не рассматривали. Получается, что уже после нашего обсуждения в проект были внесены очень серьезные новации. Например, устройство ведущей к окну металлической лестницы на фасаде: такое решение резко меняет облик дворца. Никто с нами, членами совета, не обсуждал эти и другие принципиальные изменения, внесенные в проект».

Инвалиды как прикрытие

И устройство чудовищной эвакуационной лестницы, и пробивку новых входов (в том числе с разборкой входящих в предмет охраны цокольных гранитных плит) объясняют требованиями пожарных и необходимостью обеспечить доступ маломобильных граждан. При этом в настоящее время Михайловский дворец имеет десять входов-выходов и два (неработающих) подъемных устройства для колясочников. А согласно внутримузейной статистике, в среднем посещают дворец до двух человек с ограниченными возможностями в день.

Кроме того, приоритетное значение сохранения памятника установлено законом и подтверждено судебными решениями. Например, когда пожарные требовали от Музея Суворова устроить второй эвакуационный выход в здании-памятнике и переоборудовать экспозиционный зал, а также отделить дверью лестничную клетку от холла, руководство музея воспротивилось — ссылаясь на запрет КГИОП. Пожарные выдали предписание, но Музей Суворова оспорил его. Комитет, аргументируя свою позицию, ссылался на недопустимость изменения предмета охраны и «указывал на возможность устройства сборно-разборных конструкций для эвакуации посетителей музея в соответствии с согласованным КГИОП проектом». Суд указал, что «строительные нормы и правила применяются при проведении работ по сохранению объекта культурного наследия только в случаях, не противоречащих интересам сохранения данного объекта».

Зал N12 парадной анфилады второго этажа. За спиной Хроноса проломят стену, чтобы обеспечить выход в Сервизный двор / Фото: club.foto.ru

Что же касается маломобильных граждан, то установленные ФЗ «О социальной защите инвалидов» требования по обеспечению их доступа с 1 июля 2019 г. применимы только ко вновь вводимым в эксплуатацию или прошедшим реконструкцию, модернизацию объектам. Реконструкция, как известно, на памятниках проводиться не может — это запрещено законом. Новостройкой Михайловский дворец вряд ли готовы назвать даже в КГИОП.

Большая жратва под угрозой срыва

Тем временем Фонд инвестиционных строительных проектов (ФИСП) (уполномоченный Минкультом и Минфином заказчик строек с участием Всемирного банка) готовится в ближайшую неделю заключить контракт на производство работ. Эту информацию подтвердил «Коммерсанту» директор ФИСП Алексей Васильев. Тендер на 1,12 млрд руб. ожидаемо выиграло АО «Ренессанс-Реставрация», традиционный подрядчик совместных строек ФИСП и Минкульта.

Всемирный банк согласовал итоги конкурса и подтвердил готовность вложить в трансформацию Сервизного двора около 165 млн руб. (менее 15% всей суммы). Почти столько же (158,6 млн руб.) придется потратить на перемещение части музейных фондов, попадающих в зону реконструкции. Эти траты ложатся на госбюджет.

Напомним, ранее директор ГРМ Владимир Гусев заявлял, что, если требуемая передислокация не будет завершена к 1 ноября, он застрелится. Впору всерьез обеспокоиться за его жизнь — если, конечно, относиться всерьез к заявлениям господина Гусева.

Что вряд ли стоит делать: ведь два года назад он же уверял: «Ни один фонд никуда не перемещается. Не только за стены Михайловского дворца, но и за стены своих помещений».

А в минувшем июле директор ГМЗ распорядился «Утвердить план перемещения экспонатов и имущества», предписывающий до 15 сентября освободить помещения бронекладовых № 1 и 2, а до 1 декабря — примыкающие к Сервизной лестнице и входящие в зону реконструкции. Но тендеры, обеспечивающие переезд, все еще не объявлены, альтернативные помещения не подготовлены, упаковки предметов не ведется.

При этом, например, должная подготовка и упаковка только одной книги из научной библиотеки занимает около четверти часа. А единиц хранения там — 195 тысяч. Эти и другие аргументы ранее были изложены в письме за подписью 96 сотрудников ГРМ. Там же сообщалось о катастрофической ситуации с одной из лучших в России коллекцией картинных рам, которые невозможно транспортировать без предварительной реставрации.

Самого Владимира Гусева на рабочем месте давно не видно, а и. о. директора Анна Цветкова (замдиректора по развитию и связям с общественностью) 11 октября выдала приказ о постановке уникальных рам… на бухгалтерский учет. Этим приказом уникальные экспонаты фактически приравниваются к хозинвентарю, что позволяет в этом статусе их и перевозить.

Наследники мародеров. На даче Фаберже после ее использования Горным университетом недосчитались старинных печей и каминов

Между тем в служебной записке от 9 октября специалисты ГРМ напоминали своему директору, что в таких музеях, как Третьяковская галерея или ГМИИ им. Пушкина, исторические картинные рамы состоят на музейном учете. Как утверждали авторы записки, главный хранитель ГРМ Ольга Бабина «грозит расформированием отдела рам и увольнениями, если сотрудники не прекратят критику в адрес администрации, планирующей реконструкцию и срочное перемещение собрания картинных рам, грозящее разрушением многим произведениям».

В дирекции Русского музея комментировать эту ситуацию отказываются.

Исчерпав все возможные меры — от обращений в КГИОП и Минкульт до заявлений в прокуратуру, — защитники Русского музея и его уникальных собраний пошли в суд. Они требуют признать незаконными и отменить распоряжение КГИОП об утверждении предмета охраны и согласование комитетом проектной документации. Первые заседания по двум поданным искам назначены Куйбышевским районным судом на 29 октября.

«Надеемся, что процесс в защиту Михайловского дворца станет центральным и наиболее запоминающимся событием Петербургского международного культурного форума (открывается 15 ноября.Прим. ред.), — говорит Михаил Золотоносов. — Тогда все приехавшие на это мероприятие узнают, что Министерство культуры, дирекция Русского музея и КГИОП решили уничтожить особо ценный объект культурного наследия».

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ ПЕТЕРБУРГСКОЙ РЕДАКЦИИ ДОСТУПНЫ ПО ССЫЛКЕ

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Смотрите так же:  Школьный музей в 21 веке