Меню

Река между мексикой и сша

Великая стена Трампа: что нужно знать о главном проекте президента США

Самому Трампу все равно, как в итоге будет называться оградительное сооружение — стена, барьер, забор или как-то иначе. По словам главы Белого дома, демократы могут называть ее «как угодно, хоть «персик», но нам нужны деньги на этот барьер».

Демократы выступают против стены. Из-за этого произошел самый продолжительный «шатдаун» в истории США

Разумеется, Мехико платить ни за какую за стену не собирается. По мысли Трампа, соседи косвенно профинансируют строительство барьера благодаря новому торговому договору USMCA, который пришел на смену NAFTA. Однако, чтобы проект стал реальностью, деньги на него должны выделить американские конгрессмены.

В бюджете на 2019 финансовый год, который в США начался 1 октября, на охрану границ было предусмотрено $1,3 млрд. Трамп же хотел, чтобы Конгресс выделил дополнительные $5,7 млрд на строительство стены. Срок финансирования работы федеральных учреждений США должен был истечь еще 7 декабря, но был продлен на две недели. Республиканцы и демократы так и не смогли договориться по бюджету, в результате чего 21 декабря в стране начался «шатдаун» — ситуация, когда федеральное правительство вынуждено частично или полностью приостанавливать деятельность министерств и ведомств и отправлять государственных служащих в неоплачиваемые отпуска. «Шатдаун» продолжался рекордные 35 дней.

14 февраля сенат Конгресса США утвердил законопроект о финансировании федерального правительства США до сентября текущего года, чтобы избежать новой приостановки его работы. Бюджет предусматривает выделение лишь $1,37 млрд на строительство стены на границе с Мексикой, хотя Трамп настаивал на $5,7 млрд. Президент объявил о введении режима чрезвычайного положения в стране, чтобы направить в общей сложности около $8 млрд на возведение барьера. По линии Пентагона он уже получил $1 млрд, на 2020 год он намерен запросить еще $8,6 млрд у Конгресса.

Против замыслов президента и республиканцев играют не только демократы, но и опросы общественного мнения. Согласно им, более половины (58%) американцев негативно относятся к выделению бюджетных денег на строительство стены, а порядка трех четвертей (73%) ожидают ухудшения отношений с Мексикой. И даже такие предложения президента, как установка на границе солнечных батарей, не находят поддержки со стороны прагматичных американцев.

Президент реанимировал полемику по поводу пограничного барьера в связи с караванами мигрантов из Центральной Америки, которые якобы готовятся к штурму южной границы США. Его собственная счетная палата ранее обращала внимание на то, что проект может оказаться не только крайне дорогим, но и бессмысленным. Однако для Трампа стена имеет принципиальное символическое значение.

До конца его срока остается меньше двух лет, и ему жизненно необходима большая победа для того, чтобы претендовать на Белый дом в 2020 году. The Washington Post называет происходящее моментом истины для 45-го президента США. Возведение стены станет триумфом Трампа и победой политики Make America Great Again. Ее отсутствие — еще одним подтверждением, что Трамп — это «голый король», который так и не выполнил свое главное обещание.

Неужели я на войне? Как живут города на границе США и Мексики, где Трамп хочет построить стену

Американские пограничники на границе штата Техас с мексиканским городом Сьюдад-Хуарес

В то время как в США длится рекордный шатдаун – частичная приостановка работы правительства из-за конфликта вокруг идеи строительства приграничной стены – журналисты британской газеты The Guardian посетили пять мест на границе США и Мексики.

В своем репортаже они рассказывают, чем живут эти пограничные города и соответствует ли местным реалиям риторика Трампа, настаивающего на выделении $5 млрд на строительство стены.

НВ предлагает ознакомиться с полным переводом материала.

Символ президентства Трампа

«Большая, красивая стена» Дональда Трампа стала визитной карточкой его президентства. Именно это обещание больше, чем любое другое, активизировало лагерь его сторонников и разозлило его противников, а упрямая приверженность Трампа этой идее теперь привела большую часть правительства США к историческому по своей продолжительности шатдауну.

Мощь стены Трампа – как для его сторонников, так и для его критиков — проистекает из ее простоты. Построим высокую, построим длинную — он обещал 1000 миль — и Америка снова будет в безопасности.

Однако как эта несложная концепция соотносится со сложностью самой границы? Все вместе взятые, 1 тыс. 954 мили американо-мексиканской границы — это зона поразительного разнообразия — местности, землепользования, соотношения городов и сельской местности, этнического состава. Граница пересекает пустыню, реку, горы и море.

Разнообразием отличаются и политические взгляды 7,5 млн человек, которые живут в приграничных регионах США. Некоторые из них являются горячими сторонниками стены Трампа. Другие полагают, что их будущее – как и будущее всей Америки — неразрывно связано с будущим их южного соседа.

Прогуляйтесь пешком 45 минут вдоль солончаков и песчаных дюн по пустынному пляжу – если не считать случайных туристов на верховой прогулке — и вы достигнете стального забора, который вдается в Тихий океан.

Это именно то место, где Трамп хотел бы начать строительство своей стены, если бы нашел необходимые миллиарды долларов. Ввиду тупиковой ситуации с финансированием, которая спровоцировала шатдаун, чиновники администрации стали демонстрировать то, что здесь уже построено, а также ремонт двухмильного участка забора в Калексико в 100 милях восточнее, как стену Трампа. Однако это не она.

Протяженность стены, построенной Трампом с тех пор, как он пришел в Белый дом в январе 2019 года, равна нулю.

Это самая западная точка американо-мексиканской границы на окраине Сан-Исидро (Калифорния) — пригорода Сан-Диего, где находится один из самых оживленных пограничных переходов в мире. Здесь часто рушатся надежды тысяч мигрантов, ежегодно пытающихся попасть в США.

Забор простирается как раз туда, где разбиваются волны, и достигает 15 или 20 футов в высоту, а вовсе не тех грозных 30 футов, которых требует президент.

Рядом с этим участком ограды находится Парк дружбы, участок межнациональной территории, где разрешено встречаться близким с обеих сторон границы. Это весьма парадоксальное название, учитывая враждебность, которую породил Трамп со своей одержимостью стеной.

Вне Парка дружбы — который может принять лишь 10 посетителей одновременно — разлученным семьям и друзьям приходится обходиться тем, что они машут друг другу на расстоянии. Сегодня американская сторона безлюдна, за исключением одинокого американца, и отца с маленьким мальчиком на мексиканской стороне, глядящих на север. «США!» — говорит мужчина, указывая сыну через щель в заборе на обетованную землю.

От Сан-Исидро забор простирается вдоль 46 из следующих 60 миль границы, прежде чем окончательно уступить дорогу неумолимой пустыне. Это 46 из 654 миль существующей ограды, большая часть которой пришла в упадок, хотя и в разной мере.

Эти сотни миль двойного усиленного ограждения и проволочной сетки — продукт другой политической эпохи, когда еще была возможна некая степень двухпартийного консенсуса [демократов и республиканцев в Конгрессе]. Ограда в значительной мере была профинансирована благодаря компромиссу по миграционной проблеме, достигнутому в 2006 году при бывшем президенте Джордже Буше (Secure Fence Act).

В наши дни компромисс кажется немыслимым. Трамп изложил строго двуполярное видение границы: по его сторону территориального разграничения находятся верховенство закона, трудолюбие и свобода; по другую сторону — преступность, банды и контрабанда наркотиков.

Смотрите так же:  Где у реки какой берег

Цель этой стены, согласно антиутопии Трампа, состоит в том, чтобы не допустить захвата Америки темными силами, одержавшими верх над ее соседом. В своем недавнем обращении к народу из Овального кабинета он сказал: «За эти годы тысячи американцев были зверски убиты теми, кто незаконно въехал в нашу страну, и тысячи других людей погибнут, если мы не будем действовать прямо сейчас».

Но поговорите с людьми в Сан-Исидро — по американскую сторону границы, — и они расскажут вам о том, как правительство США сеет страх и запугивает их.

В этом городе, где 90% жителей говорят дома по-испански, земля к югу от границы подразумевает не беззаконие и зло, а семью, друзей и доступное здравоохранение. Если антиутопия и существует, то это не мексиканцы, какими их описывает Трамп, а ужесточившийся милитаризм, быстро распространяющийся со стороны США, изобилующий вертолетами, баррикадами и вооруженными пограничными патрулями.

«В последние месяцы ощущение такое, будто вы находитесь в зоне боевых действий, настолько все драматично», — говорит Лиза Куэстас, глава Casa Familiar, некоммерческой организации, предоставляющей социальные услуги в Сан-Исидро.

Милитаризация ускорилась после прибытия в Тихуану – город с мексиканской стороны — каравана мигрантов из Центральной Америки, о которых так много говорил Трамп во время промежуточных выборов в ноябре, назвав его «иммиграционным вторжением». Теперь участники каравана застряли в Мексике, и колючая проволока распространилась повсюду, подобно сорняку-мутанту.

У Эстреллы Флорес есть семья и работа в Сан-Исидро, она работает с молодежью в Casa Familiar, однако живет в Тихуане со своим мужем и 18-месячным ребенком. Ее поездки на работу превратились в ад из-за жестких приграничных мер администрации Трампа.

«Когда я впервые перешла границу, усиленную баррикадами, колючей проволокой и вертолетами, то подумала: «Неужели я в зоне боевых действий? Что происходит? Я просто пытаюсь добраться до работы». Это уже далеко не дружественная граница, и ситуация может очень плохо обернуться, весьма скоро».

Такое мнение распространено по всей Калифорнии. Опрос, проведенный San-Diego Union-Tribune после выступления Трампа из Овального кабинета, показал, что 56% калифорнийцев выступают против идеи стены, тогда как ее поддерживают 34% респондентов.

Это неудивительно для штата, который является опорной силой прогрессивных политиков в США. Однако Калифорния важна также тем, что именно здесь находится больше незарегистрированных мигрантов, чем в любом другом штате — 2,4 млн против 1,7 млн в Техасе, к примеру.

Неподалеку отсюда находится место, где возвели восемь разных фрагментов — прототипов стены Трампа. Он приехал сюда в марте 2019 года, чтобы попозировать для фотографий перед гигантскими плитами из бетона и стали. Теперь они томятся без дела и ржавеют.

Согласно недавнему отчету Счетной палаты США, восемь типовых секций изобиловали недостатками дизайна и конструкции. Погранично-таможенная служба США проверила плиты и обнаружила, что они могут быть взломаны.

Первые утренние лучи света блестят на замерзших шипах кактусов чолла, когда 30 добровольцев в неоново-желтых рубашках разделяются, чтобы прочесать пустыню под бледно-розовым небом. Эли Ортис, лидер Aguilas del desierto (Орлы пустыни), собирает свою команду, добиравшуюся всю ночь из Сан-Диего в Аджо, Аризона. Он говорит им, что в последний раз, когда они обыскивали этот район, то нашли останки 11 человек.

К волонтерам присоединяются поисковые собаки, чтобы помочь в этих мрачных поисках. Пес по имени Забра, чьей последней задачей было обнаружение жертв калифорнийских лесных пожаров, не привык к пустынной местности. Ему приходится останавливаться каждые несколько сотен ярдов, чтобы из его лап выдернули колючки.

Неразорвавшиеся боеприпасы, сброшенные американскими военными на учениях, остаются одной из серьезных угроз для мигрантов.

Здесь Трамп вполне мог бы рассчитывать на метафорическую стену. Это наиболее популярный, но и самый смертоносный коридор для мигрантов через пустыню Сонора.

Воды здесь не хватает, а температура в летние месяцы поднимается выше 120F (49C). По официальным данным погранично-таможенной службы США, за последние 20 лет вдоль юго-западной границы были зафиксированы 7 тыс. 209 смертей, однако это наверняка далеко не полная статистика.

Несмотря на человеческие трагедии, федеральные прокуроры сочли целесообразным привлечь к ответственности девятерых добровольцев из гуманитарной группы No More Deaths (Хватит смертей). Их правонарушения: «мусорили» и проехали по дорогам с ограниченным доступом в заповеднике Кабеса-Приета. Все девятеро предстанут перед федеральным окружным судом в Тусоне.

«Ирония в том, что нам запрещают здесь ездить или оставлять воду, потому что это охраняемая заповедная территория. Но в то же время пограничные патрули ездят на своих грузовиках и квадроциклах далеко от дороги, летают на вертолетах и запускают беспилотники, где хотят», — говорит The Guardian один из девяти обвиняемых, Паркер Дейган.

Политика Трампа – «предотвращение через сдерживание» — заставляет мигрантов идти на больший риск. По мере того, как законный въезд в США через официальные пропускные пункты становится все более ограниченным, мигрантов «переправляют» от огороженных участков границы в сторону пустыни.

Одним из немногих городов в этом районе является Ахо. Сегодня это город-призрак, поскольку медный рудник здесь закрыли в 1980-х годах. С тех пор большинство жителей устроились к главному местному работодателю: в пограничную охрану.

Самаритяне из Ахо недавно собрались на площади, чтобы почтить память людей, погибших в окружающих диких условиях. Они выложили 118 белых крестов, по одному на каждого из погибших в 2019 году. Тех, чьи кости еще не идентифицировали, упомянули как desconocido – «неизвестных».

До того как Трамп решил бросить подачку своим избирателям в ходе промежуточных выборов в 2019 году, отправив более 5 тыс. действующих военнослужащих на границу, ворота на пропускном пункте в Люквилль, штат Аризона, почти всегда были открыты. Американские туристы, стремясь убежать от зимы, беспечной рекой лились через этот участок границы к пляжу в Роки-Поинт на мексиканском побережье, в часе езды отсюда на юг.

Ужесточение Трампом приграничной политики ограничило не только любителей пляжа, поскольку теперь они проезжают через полузакрытые ворота. За последние два месяца американские военные привезли с собой гармошку из колючей проволоки и транспортные контейнеры, предназначенные для блокирования въезда и создания непроницаемой баррикады на случай прибытия другого каравана — или «вторжения иммигрантов».

Не то чтобы были какие-либо признаки подобного. Большая часть трафика через Люквилль — коммерческий и пассажирский, а главная задача для федеральных агентов — не мигранты, а наркотики.

Это еще один из мифов, распространяемых администрацией Трампа — о том, что Америка наводнена наркотиками, которые попали в страну из-за отсутствия стены. В своем выступлении из Овального кабинета на прошлой неделе Трамп сказал, что «пограничная стена очень быстро окупится», преградив нелегальный поток наркотиков – он подразумевал, что наркотики попали в США через открытые участки границы.

Но это не так. На самом деле, большая часть нелегальных наркотиков спрятаны в автомобилях и прицепах, проезжающих через международные мосты и небольшие пограничные пункты, такие как Люквилль. Ежегодный отчет о ситуации с наркоторговлей, публикуемый Управлением по борьбе с наркотиками, в 2019 году указал на то, что до 90% таких наркотиков как героин поступает в страну через официальные пограничные пункты.

Другое противоречие заключается в том, что Трамп настаивает, чтобы иммигранты на законных основаниях являлись на пункты пересечения границы. Однако для тех, кто поступает именно так, он предельно усложнил процедуру получения статуса беженца. В ноябре администрация Трампа объявила, что в убежище будет отказано любому, кто пытался пересечь границу незаконно, хотя с тех пор федеральный суд временно заблокировал новые меры.

Тем временем была введена новая система «учета», которая привела к замедлению работы органов власти на легальных пунктах въезда. В результате растущее число отчаявшихся до предела семей, большинство которых представляют трио стран Центральной Америки, охваченных насилием — Гондурас, Сальвадор и Гватемалу, — оказались в бедственном положении в Мексике.

В Люквилле просителей убежища, последовавших распоряжениям Трампа и законно прибывших на пограничный пункт, просто отправили назад. The Guardian поговорил с Альберто (имя изменено) в лагере для беженцев на мексиканской стороне. В ноябре он приехал в Люквилль и попросил убежища.

Сотрудник пограничной службы сказал ему убираться, заявив, что он явился в неурочное время. Альберто оставили на улице, где за несколько дней до этого члены мафии пригрозили убить его, если увидят снова.

Волонтерские группы, работающие с иммигрантами, заявили свой протест, и в Погранично-таможенной службе США извинились. Теперь в ответ на вопрос, принимают ли они просителей убежища, сотрудники службы в Люквилле повторяют официальную мантру: «Просителей убежища принимают во всех пунктах пропуска».

Это не означает, что такие заявки будут успешными. Альберто во второй раз попытался достучаться до властей США. Через две недели будет давать показания перед иммиграционным судьей.

Вдоль границы нет места, которое бы более сильно ниспровергало антиутопическое видение Трампа, чем Эль-Пасо. Техасский город настолько переплетен с мексиканским городом Сьюдад-Хуарес – южнее через реку Рио-Гранде, — что они практически неразделимы.

На два города живут почти 3 млн человек — примерно как в Чикаго. Около 20 тыс. пешеходов и более 35 тыс. транспортных средств каждый день прибывают в Эль-Пасо из Мексики — многие на работу, другие ходят в школу или в магазин за покупками.

Это двусторонний поток: американцы из Эль-Пасо также регулярно переезжают в Хуарес, чтобы навестить семью или отдохнуть в ночных клубах.

80% жителей Эль-Пасо имеют латиноамериканское происхождение, а четверть населения города родилась за пределами США.

Мэри Гонсалес, представитель демократов в Палате представителей Техаса от Эль-Пасо, отмечает: «Это очень радушная, разнообразная, многонациональная, гостеприимная и любящая община. Этот человеческий компонент не учитывается при обсуждении границы».

Розничные продажи на американской стороне городов-побратимов, согласно общим оценкам, приносят до $10 млрд в год, причем пятая часть приходится на мексиканских покупателей.

Вопреки этой реальности, Трамп рисует картину безудержной преступности и угрозы насилия, импортируемого в США. Это особенно острый аргумент для Эль-Пасо, учитывая исторически высокий уровень убийств в соседнем Хуаресе.

В прошлом году этот показатель снова вырос до почти 200 убитых ежемесячно. Тем не менее, преступность в Эль-Пасо по американскую сторону границы остается относительно низкой. Число насильственных преступлений резко сократилось — с 6,5 тыс. в 1993 году до 3 тыс. сегодня

Вот почему Бето О’Рурк, восходящая звезда Демократической партии и бывший представитель этого города в Конгрессе, назвал Эль-Пасо «самым безопасным городом в Америке» в рамках своей избирательной кампании на выборах в Сенат в ноябре. (Его утверждение было не совсем точным – фактчекеры обнаружили, что оно лишь «наполовину верно».)

О’Рурк потерпел неудачу в своем стремлении свергнуть [действующего сентатора-республиканца] Теда Круза на промежуточных выборах. Однако тот факт, что ему не хватило для победы лишь 3%, предполагает, что техасцы могут быть гораздо более открытыми к либеральным позициям в отношении иммиграции, чем часто предполагается, и не так уж заметно идти в ногу с Трампом.

Опросы общественного мнения показывают, что, хотя большая часть техасцев обеспокоены нелегальным въездом иммигрантов в страну, большинство из них выступает против стены Трампа.

Некоторые даже предполагают, что Эль-Пасо может стать предвестником для всей Америки. Как сказал директор Центра межамериканских и пограничных исследований Джозия Хейман: «Эль-Пасо — это место, где есть видение будущего, где люди, вместо того чтобы быть частью замкнутого оборонительного сообщества, могут обрести радость связи с другими».

Смотрите так же:  Катер движется по течению реки 11

На рубеже: река Рио-Гранде

Отправляйтесь на 40 миль к востоку от Эль-Пасо, вдоль Рио-Гранде до Торнильо, и вы почувствуете себя за полмира от больших городов. Обширные открытые просторы полны фруктовых садов, молочных ферм и ореховых плантаций.

Однако за всем вокруг пристально следят автомобильные патрули пограничной службы США.

Из 1 тыс. 317 миль границы, не оснащенной заборами либо другими барьерами, большая часть проходит вдоль реки Рио-Гранде протяженностью 1 тыс. 248 миль. Она служит демаркационной линией между двумя странами на всем пути от Эль-Пасо до Мексиканского залива.

Мощные течения, возвышающиеся каньоны и скалы, которые в районе парка Биг-Бенд поднимаются на высоту до 50 футов, уменьшают необходимость возводить укрепленный барьер на протяжении большей части русла реки.

Тем не менее, Трамп не упускает из виду Рио-Гранде в своем проекте стены. Из $5,7 млрд, которых он требует от Конгресса, львиная доля должна пойти на строительство участка стены вдоль реки длиной более 100 миль.

Здесь, сразу за пределами Торнильо, существующий забор, который простирается на запад до парка Санленд в Нью-Мексико, имеет разрыв протяженностью в 10 миль. Несмотря на отсутствие искусственного барьера, большинство местных жителей занимаются своими делами без суеты и паники.

Мигель Альварес, который живет вблизи границы последние 25 лет, говорит, что возведение ограды мало что изменило. «По-прежнему можно увидеть, как небольшие группы людей проходят [через границу], как они делали это и до всяких забров», — рассказывает мужчина.

Фермер, не пожелавший называть свое имя, признал, что ему будет спокойнее, если дыру в заборе закроют. «У меня не было проблем с людьми, пересекающими границу, но никогда не знаешь наверняка», — отмечает он.

Сам Торнильо оказался в центре общенационального внимания после того, как администрация Трампа выбрала пограничный пункт Марселино Серна к югу от города, чтобы разместить там в палаточном лагере тысячи детей мигрантов, не сопровождаемых взрослыми. Лагерь задумывался как временный и был предназначен для сотен детей, разлученных со своими семьями в результате попытки Трампа подавить поток мигрантов.

Однако он быстро разросся до 2,4 тыс. мест, став символом жестокой политики Трампа по разделению семей мигрантов как фактора устрашения для них.

В ноябре один из надзорных органов предупредил власти, что условия в палаточном городке ставят жизни детей под угрозу, и с тех пор их число сокращалось до тех пор, пока последний подросток не был вывезен из этого места в январе 2019 года. Насколько известно здешним жителям, сам лагерь не может быть свернут достаточно быстро.

Местные жаждут, чтобы все вернулось на круги своя. Или, по крайней мере, вернулось к тому, что считалось бы нормальным в наши дни.

Рио-Гранде, Между США и Мексикой

Пограничное положение этой американо-мексиканской реки не раз становилось причиной кровопролитных сражений по обоим ее берегам. Мексиканцы и англичане, а за ними и граждане Соединённых Штатов претендовали на то, чтобы пользоваться водой реки, протекающей по засушливой территории, на которой, при правильном поливе, можно собирать богатый урожай. Интенсивное орошение полей водой Рио-Гранде, а также использование ее ресурсов для нужд растущих городов привели к тому, что река стремительно пересыхает.

ПУТЬ ВЕЛИКОЙ РЕКИ

В США ее называют Рио-Гранде, или Великая река, в Мексике она известна как Рио-Браво-дель-Норте — Бурная Северная.

Рио-Гранде — пограничная река, разделяющая США и Мексику на протяжении 2 тыс. км — от г Эль-Пасо до самого устья, образованного при впадении реки в Мексиканский залив.

Происхождение реки не совсем обычно. Ее отрезок ниже города Эль-Пасо самый молодой водный поток в Северной Америке. Примерно 50 тыс. лет назад река, которую позже назовут Рио-Гранде, впадала в озеро Кабеса-де-Вака. Тогда же воды озера прорвались через холмистую местность на востоке и направились к Мексиканскому заливу. Слившись с реками Пекос и Рио-Кончос, Рио-Гранде увеличила свою длину втрое.

Река берет начало в горном массиве Сан-Хуан (штат Колорадо, США), который служит водоразделом между Атлантическим и Тихим океанами. Исток реки находится на высоте 3658 м в Национальном заповеднике Рио-Гранде. Спускаясь с гор, река выходит на плоские и засушливые плато и образует долину Сан-Луис, замыкающуюся горами высотой 2000-2500 м.

Ближе к городу Таосу в американском штате Нью-Мексико и выше Санта-Фе река прорезает в долине глубокие узкие каньоны. Оставляя штат Нью-Мексико, выше города Эль-Пасо (Техас), река меняет направление на южное и юго-восточное, образуя до самого устья границу между американским Техасом и мексиканскими штатами Чиуауа, Коауила, Нуэво-Леон и Тамаулипас. На этом же отрезке река круто виляет В этом месте располагается Национальный парк Биг-Бенд, или Крутой Поворот Ниже по течению, образовав несколько отдельных рукавов, Рио-Гранде растворяется в водах Карибского моря.

Питание реки носит крайне непостоянный режим, что вызвано выпадением осадков и особенностями рельефа. В верхнем течении Рио-Гранде питают снега и горные источники. В среднем и нижнем течении основным видом питания становятся ливни, приносимые ураганами, идущими с Мексиканского залива. Но это происходит не часто: один раз за пять-семь лет По этим причинам с сентября по ноябрь на реке происходят бурные паводки, в мае река начинает мелеть, а в летнее время она во многих местах почти пересыхает.

На берегах Рио-Гранде жили индейские племена пуэбло: строили глинобитные крепости-пуэбло (отсюда и название племени), поклонялись солнцу и практиковали культ качин (раскрашенных фигурок). Свою реку они называли П’Осоге, что значило Великая река.

В XVI в. сюда пришли испанцы, назвавшие реку Рио-Браво-дель-Норте: в Мексике это имя сохранилось. Вслед за испанцами пришли англичане, затем здесь обосновались американские фермеры и начались долгие кровопролитные войны. Конец междоусобицам положил Договор Гва-далупе-Идальго 1848 г — мирное соглашение между Мексикой и США, которое подвело итог американо-мексиканской войны 1846-1848 гг Кроме того что Мексика лишилась 1,36 млн км2 своей территории, отошедшей к США, была окончательно установлена граница между американским штатом Техас и Мексикой по Рио-Гранде (Рио-Браво-дель-Норте).

Исключительно благодаря этому договору вся территория вдоль реки была исследована и нанесена на карту.

Вплоть до окончания Гражданской войны 1861-1865 гг Рио-Гранде оставалась маршрутом бегства черных рабов из Техаса в Мексику, где рабство было отменено еще в 1828 г В настоящее время маршрут миграции через реку поменялся и идет в противоположном направлении: через Рио-Гранде на север переправляются миллионы нелегальных иммигрантов из Мексики и стран Латинской Америки.

Река Рио-Гранде течет с севера на юг и является одной из величайших рек Северной Америки. В своем течении река пересекает несколько природных зон. Она берет начало в зоне высотной поясности, в горах, затем выходит на равнину и пересекает зону полупустынь и пустынь, прежде чем углубиться в зону степей — перед самым впадением в Мексиканский залив. Тип климата сменяется в соответствии с природной зоной, что определяет характер течения и водный режим Рио-Гранде.

Граница между США и Мексикой

Забор на спорной американо-мексиканской границе в пустыне между Юмой, Аризона, и Калексико, Калифорния, 14 марта 2009. Забор составляет 4,5 метра в высоту и находится на вершине дюн, чтобы его можно было поднять и переставить в случае, если песок накроет его. Забор протягивается почти на 13 км. Стоимость строительства одного километра составляет почти 3,8 млн долларов.

Граница между США и Мексикой протягивается на 3169 километров, пересекая пустыни, реки, поселки и города от Тихого океана до Мексиканского залива. Каждый год, по оценкам, около 350 млн человек легально пересекают границу, и около 500 тысяч прибывают в Соединенные Штаты нелегально.

Поток иммигрантов в США из Мексики и других стран Центральной и Южной Америки не прекращается. Конгресс в настоящее время рассматривает законопроект иммиграционной реформы, который предлагает решение существующих на границе проблем. На данный момент на территории США проживают около 11 млн незаконных иммигрантов.

Смотрите также: Патрулирование мексиканской границы в США

Забор на американо-мексиканской границе, 17 февраля 2012. Слева находится Тихуана, Мексика. На заднем плане виден Тихий океан.

Люди отдыхают на пляже рядом с пограничным забором в Тихуане, Мексика, 22 сентября 2012.

Мужчина взбирается на забор, готовятся к Маршу мигрантов, в Тихуане, 2 февраля 2011. Паломничество из Тихуаны в Мехикали было организовано группой Пограничных ангелов в целях повышения осведомленности о вопросах иммиграции.

Агенты Пограничного патруля США патрулируют международную границу между Мексикой и Соединенными Штатами возле Сан-Диего, Калифорния, 26 марта 2013.

Американо-мексиканская граница неподалеку от Сан-Исидро, Калифорния, 17 февраля 2012. Мексика находится справа, США слева.

Солдаты готовятся войти в тоннель в Тихуане, 16 ноября 2011. Полиция обнаружила крупный трансграничный наркотоннель, связывающий склады в промышленной зоне к югу от Сан-Диего и мексиканском пограничном городе Тихуана. Было изъято 14 тонн марихуаны.

Трансграничный тоннель, расположенный под заводом по очистке воды в Текате, Мексика, 6 декабря 2012. Тоннель, который еще находился в стадии строительства, был найден благодаря анонимному сигналу. Он не имеет выхода в США, но оснащен вентиляцией, электричеством и водяным насосом. Семь работников тоннеля были арестованы.

Иммигранты прячутся от патрульной машины, ожидая подходящего момента для пересечения границы, в Тихуане, 19 сентября 2009.

Беспилотный летательный аппарат Управления воздушным и морским транспортом США отправляется в разведывательный полет с базы в Форт-Хуачуке, в Сьерра-Висте, штат Аризона, 7 марта 2013. Дроны используются таможенной и пограничной охраной в целях обнаружения контрабандистов и незаконных иммигрантов.

Пыль поднимается на дороге автомобилями пограничной службы вдоль забора американо-мексиканской границы неподалеку от Кампо, в 96 км к востоку от Сан-Диего, 30 июля 2009.

Мауриция Орта Фуэнтес, 36 лет, стоит возле забора американо-мексиканской границы в Тихуане, Мексика, 23 июня 2012. Фуэнтес жила и работала в США в течение многих лет. В сентябре 2008 года она направлялась за детьми в школу и подъехала к контрольно-пропускному пункту в Эскондидо, Калифорния. Она была депортирована и с тех пор не видела своих детей. Мауриция была вынуждена создать новую жизнь в своей прежней стране — в Мексике.

Забор американо-мексиканской границы простирается в сельской местности неподалеку от Ногалеса, Аризона, 8 марта 2013.

Пограничный забор в Мехикали, Мексика, с видом на север в сторону поля в Калексико, Калифорния.

Конфискованная полицией самодельная пушка, которая использовалась для перебрасывания пакетов с марихуаной через пограничный забор в Калифорнию, 26 февраля 2013.

Монумент 245 в Текате, Мексика. Всего имеется 276 таких монументов, выравнивающих границы. Почти все из них были построены в 1890-х годах.

Агент Пограничного патруля США Сал Де Леон стоит возле забора американо-мексиканской границы во время патрулирования в Ла-Хойе, штат Техас, 10 апреля 2013.

Нелегал, задержанный Пограничным патрулем США возле американо-мексиканской границы неподалеку от штата Техас, 11 апреля 2013. 16 иммигрантов из Мексики и Сальвадора пересекли границу по реке Рио-Гранде в утренние часы. Чуть позже они были задержаны. В долине Рио-Гранде с прошлого года произошло 50-процентное увеличение потока нелегальных иммигрантов.

Агент Пограничного патруля США Джон «Коди» Джексон (справа) едет на лошади с владельцем ранчо Дэном Беллом в Ногалесе, штат Аризона, 8 марта 2013. Джексон регулярно встречается с местными скотоводами для координации усилий по пограничным вопросам, в том числе контрабанде наркотиков и нелегальной иммиграции из Мексики.

Автомобиль контрабандистов Jeep Cherokee застрял в попытке пересечь забор американо-мексиканской границы возле Юмы, штат Аризона, 31 октября 2012. Забор в этом месте составляет около 4,3 метра в высоту. Как сообщают агенты Пограничного патруля США, двое подозреваемых бежали в Мексику.

Билл Одл обсуждает проблемы с агентами Пограничного патруля США, 29 марта 2013. Его дом находится возле границы с Мексикой неподалеку от Нако, штат Аризона. По словам Одла, несмотря на наличие ограждений и агентов граница охраняется неэффективно.

Смотрите так же:  Река оша омской области

Граница в северном мексиканском штате Сонора.

Жители Нако в Аризоне (слева) и Нако в Мексике (справа) играют в волейбол в рамках 4-го мероприятия «Fiesta Bi-Nacional», 14 апреля 2007.

Во многих местах заборы и дороги, разделяющие США и Мексику, просто обрываются и возобновляются вновь лишь через несколько километров. На снимке показана одна из таких дорог на юго-востоке штата Аризона.

Флор Гонсалес, 19 лет, из мексиканского штата Чьяпас ночует в приюте для нелегальных иммигрантов Сан-Хуан Боско в Ногалесе, Мексика, 9 марта 2013. Она была поймана Пограничной службой США при попытке впервые пересечь границу и депортирована. Гонсалес с группой других иммигрантов хотела отправиться в Аризону. В приюте, расположенном вблизи границы с США, иммигранты могут находиться в течение трех дней после того, как были депортированы, или до попытки пересечь границу.

Пограничная стена в Ногалесе, Аризона, 6 июля 2012.

Этот картинг с прицепом был брошен контрабандистом, когда за ним погнались американские пограничники, в пустыне возле Юмы, штат Аризона. Картинг был окрашен в бежевый цвет, чтобы сливать с пустыней, и оборудован внедорожными шинами. В прицепе находилось более 80 кг марихуаны.

Двое мужчин незаконно пересекают границу возле Ногалеса, штат Аризона, и Ногалеса, Сонора, Мексика, 28 июля 2010.

Владелец ранчо Дэвид Уокер стоит возле пограничной стены в Херефорде, штат Аризона, 15 августа 2010.

Пограничный забор в Ногалесе, штат Аризона, 10 ноября 2010. Американский Ногалес с населением 20 тысяч человек расположен к северу от мексиканского Ногалеса, население которого почти в 10 раз больше.

Пустынный район к югу от Юмы, штат Аризона, (слева) и Сан-Луис-Рио-Колорадо, Сонора. Мексика, (справа).

Зигзагообразное водохранилище Амистад, часть реки Рио-Гранде, выступает в качестве международной границы между Мексикой (снизу) и США.

Мигранты едут на вершине поезда к американо-мексиканской границе в Унион-Идальго, южная Мексика, 29 апреля 2013. Люди пересекают всю страну, чтобы добраться до США. Все чаще такие мигранты становятся объектом преступных группировок, которые похищают их, чтобы получить выкуп.

Контрабандисты скрываются от агентов Пограничного патруля США по реке Рио-Гранде в Мишене, штат Техас, 11 апреля 2013.

Мост Санта-Фе, связывающий мексиканский город Сьюдад-Хуарес (снизу) и американский город Эль-Пасо, штат Техас, 16 февраля 2010.

Женщина разговаривает со своим мужем через пограничный забор между мексиканским и американским Ногалесом, 28 июля 2010.

Агент Пограничного патруля США ищет нелегальных иммигрантов среди зарослей в Пенитасе, штат Техас, 11 апреля 2013. В прошлом месяце наблюдался всплеск нелегальных иммигрантов в Техасе, пересекающих границу по реке Рио-Гранде.

Захваченный американскими пограничниками автомобиль, загруженный марихуаной, в Мишене, штат Техас, 11 апреля 2013.

Мексиканский наркоторговец возле берега реки Рио-Гранде в Мишене, штат Техас, 11 апреля 2013.

Автомобиль Пограничного патруля США едет по дороге на окраине Сан-Диего, штат Калифорния, возле границы с Мексикой, 1 июля 2010.

Как живут нелегальные мигранты на границе Мексики и CША? Cпециальный репортаж RTVI из Эль-Пасо

Американо-мексиканскую границу в районе КПП в калифорнийском Сан-Диего попытались пересечь около 500 иммигрантов. Их остановили пограничники: десятки человек были задержаны и депортированы. Президент США Дональд Трамп заявляет: «Нелегалов мы не впустим», и грозит вовсе закрыть границу. Но как к непрошенным гостям с юга относятся не политики в высоких кабинетах, а жители приграничных районов, которые контактируют с иммигрантами постоянно? Это выяснял корреспондент RTVI Гарри Княгницкий, который всю неделю провел в районе КПП Эль-Пасо, расположенном между Техасом и Мексикой.

Место, где в приграничном городе Эль-Пасо, штат Техас, собираются нелегальные иммигранты, знает весь город. И все (в том числе полиция) проезжают мимо. Нелегалов там не так много: они сидят на улице в ожидании шанса подзаработать, который выпадает пару раз в неделю.

Наталья Савченко, жительница Эль-Пасо: «Пришли бригада строителей от одной фирмы частной. В этой бригаде были два человека: мастеровые, приличные, нормальные мужички вот из этих».

«Эти» просачиваются сюда через границу. В самом Эль-Пасо перейти ее тайком практически невозможно: в городской черте две страны разделяет глубокий канал, где погиб не один десяток отчаявшихся смельчаков. Справа, где гигантская буква X — Мексика, слева — США. За городом, в техасской пустыне — шанс минимальный, но есть.

Дома внизу находятся на американской территории, а дальние кварталы у подножия гор — это уже Мексика. По сути граница проходит через один большой город. Когда-то он принадлежал Мексике, но потом его поделили: мексиканская часть стала называться Хуарес, а американская — Эль-Пасо.

Вдоль границы нет ее архетипических признаков вроде пулеметных вышек, Мухтаров да Джульбарсов, гигантских стен или минных полей. Едешь по скоростной городской трассе вроде бы вдоль обычного сетчатого забора, а на самом деле — вдоль южного американского рубежа.

В Эль-Пасо и его пригородах три пункта пропуска. Через них мексиканцы ходят в США на работу и учебу, а американцы заглядывают в Мексику за всем дешевым.

Светлана Эррера, медседстра в больнице Эль-Пасо: «Я езжу. Там обычно дешево — мы делаем маникюр, педикюр; за продуктами, там хорошие овощи-фрукты обычно».

Один из пунктов пропуска находится у национального мемориала Чамисаль, на некогда спорной земле: американскую юрисдикцию там закрепили только в 60-х годах прошлого века. Дело в том, что граница между двумя странами в этом районе проходила вдоль реки Рио Гранде, чье русло с годами перемещалось все южнее. И тогда (не без споров, конечно) границу решили передвинуть вслед за рекой.

Если бы США и Мексика оспаривали только Чамисаль: в начале XIX века весь Техас был мексиканским штатом, но его жители были недовольны нелегальными иммигрантами из США. К тому же официальный Мехико решил отменить рабство, что не входило в планы консервативных техасцев. Они провозгласили республику и воевали за отсоединение от центра, дважды просились в США, но получали отказ. Только с третьей попытки Техас, наконец, пристыковался к Соединенным Штатам, которые позднее победили в американо-мексиканской войне.

Ковбоев в Эль-Пасо называют на мексиканский манер — «чаррос». И вообще, уверяют мексиканцы, ковбойское искусство пришло на Дикий Запад с Дикого Юга, то есть из Мексики.

Омар Кастро построил ранчо в пригороде Эль-Пасо в 1957 году. Он приехал из Мексики, быстро разбогател, создал 200 рабочих мест, с гордостью говорит его сын Омар Кастро Второй, хранящий прах отца на арене, где устраиваются ковбойские — или, если угодно, чаррерийские — представления. В них участвует весь многочисленный клан Кастро, включая почти четырехлетнего Омара Кастро Четвертого. Этим летом они выступали перед специально приглашенными гостями — детьми, которых Вашингтон разлучил с родителями-иммигрантами.

Омар Кастро, хозяин ранчо: «Они идут сюда с той же целью, что и наш отец. За лучшей жизнью. А остальное пусть решают политики».

Разделить семьи нелегальных иммигрантов решили именно политики, Дональд Трамп и бывший генеральный прокурор Джеф Сешнс. На помощь детям тогда пришли благотворительные организации, в том числе эль-пасская Open Arms Community.

Глория Уильямс, председатель Open Arms Community: «Вся эта одежда — для людей на попечении католической общины и всевозможных благотворительных организаций. Они приходят к нам и берут, что им нужно».

Open Arms Community помогает иммигрантам с 1972 года. Американская гражданка Мария Альварадо работает здесь поваром и каждый вечер вынуждена уезжать вместе с детьми, которые родились и учатся в Эль-Пасо, к мужу в Мексику.

Мария Альварадо, повар Open Arms Community: «Муж хотел быть с нами. Его не впускали. После нелегального перехода границы его депортировали, и теперь он живет в Хуаресе. Его преступление в том, что он хотел быть с нами».

Мария говорит, последний месяц встает на работу и будит детей в школу в три часа ночи, потому что в очереди на границе приходится стоять 4-5 часов. Пограничников, по ее словам, не хватает: все ушли на караванный фронт в Калифорнию, в Сан-Диего. В Эль Пасо сталкивались с подобным четыре года назад.

Светлана Эррера, медседстра в больнице Эль-Пасо: «Сюда часто мигранты приходят. То есть это далеко не первый раз что-то происходит. Просто первый раз, может быть, так публицируется. Потому что у нас постоянно — несколько лет назад тоже приходили, много детей приходило. Тоже из Гондураса, из Центральной Америки тоже сюда».

И ничего: кто-то прошел, кого-то развернули на границе — но тогдашний президент Обама не называл это вторжением. В приюте говорят, что некоторые из них провели восемь дней в пути из Гватемалы. Если кто-то уезжает из города, им дают дорожные наборы: сок, вода, чипсы, печенье.

Например, Альберто Гонсалесу и его 15-летнему сыну в католическом приюте дают ночлег и еду, пока рассматриваются их иммиграционные дела. От Альберто ушла жена, когда ребенку было четыре года. Отец и сына вырастил, и два образования получил, но ни учителем средней школы, ни ассистентом врача в родной Гватемале устроиться не смог. Тогда он решил на перекладных добраться до Америки, но с караваном в Тихуану не пошел: Альберто считает, туда могли затесаться преступники. Поэтому нанял проводника — человека, имеющего связи в миграционной службе Мексики. Только так удалось добраться до южных рубежей США, иначе бы еще в Мексике развернули.

Альберто Гонсалес, иммигрант из Гватемалы: «Мы все еще не рассчитались с нашим проводником. Но я обязательно верну ему долг, как только получу работу в США».

Наталья Савченко, жительница Эль-Пасо: «Эль-Пасо исторически по своей сути не имеет местного населения как такового. Здесь все не от хорошей жизни. Население здесь смешанное. Никто не смотрит друг на друга свысока и не говорит — вы тут не жили, а я коренной. Но я хочу сказать, что я за закон. Потому что именно из-за того, что наплыв иммигрантов легальных или нелегальных, которые пытаются все-таки сделать каким-то образом свои документы, растет напряжение между различными группами людей — кто за, кто против».

Плюс подогреваемый Трампом медийный эффект от тихуанского каравана. В Эль-Пасо создавшееся напряжение, впрочем, не приводит пока к насилию, хотя в исконно консервативном и в основном республиканском Техасе разрешено оружие, и большинство жителей штата этим правом с удовольствием пользуются. К примеру, Измаил Норьега: человек, который хочет спасать жизни — он учится в Эль-Пасо на врача — оттачивает навыки стрельбы по людям.

Измаил Норьега, студент Техасского университета Эль-Пасо: «К сожалению, иногда случаются преступления. И надо быть к ним готовыми. А для этого необязательно служить в полиции. Можно быть врачом, спасать людей и при этом представлять угрозу для преступников».

Чемпионка Риги по стрельбе Наталья Савченко тоже не видит в оружии ничего предосудительного. В ее семье — техасская идиллия: дом с видом на США и Мексику, собака по кличке Байрон, два ствола. И любящий муж, который, разделяя убеждения республиканцев, не согласен с президентом в иммиграционном вопросе.

Боб Бэнди, житель Эль-Пасо: «Это его мнение. Мне кажется, он переоценивает угрозу. Я не думаю, что это вторжение».

Но справедливости ради, Эль-Пасо — не совсем типичный Техас. Достаточно вспомнить, что родом отсюда едва не победивший три недели назад в борьбе за кресло в Сенате демократ Бето О-Рурк. Этот приграничный город-космополит всегда внутренне тяготел к демократам. Здесь слишком ценят многообразие, непохожесть, возможность сходить на уик-энд в другую страну и помнят, что когда-то американский Эль-Пасо и мексиканский Хуарес были одним городом.