Меню

Памятники детям погибшим в вов

Памятники детям войны

Создание таких памятников — дань уважения и памяти детям, на долю которых выпало тяжелое время войны. Памятник — напоминание настоящим и будущим поколениям о тех, кто погиб в застенках фашистских концлагерей, в партизанских отрядах, на полях сражений, в катакомбах, кто просто не дожил до Победы.

«Цветок жизни» — мемориальный комплекс в память о погибших детях блокадного Ленинграда

Мемориальный комплекс «Цветок жизни» входит в Зеленый пояс Славы. Расположен во Всеволожском районе Ленинградской области на третьем километре Дороги жизни. Открыт 28 октября 1968 г. (авторы Мельников П.И., Левенков А .Д., Фетисов Г.Г., Коман М.В.). В состав мемориала входят: памятник «Цветок жизни», аллея Дружбы и траурный курган «Дневник Тани Савичевой», состоящий из восьми стел — страниц блокадного дневника.

Гитлер стремился любой ценой стереть Ленинград с лица земли и приказал убивать жителей голодом и снарядами. Последовавшая блокада продолжалась почти 900 дней и стоила жизни почти миллиону человек, но город не капитулировал перед огромной силой, стоявшей у его ворот.

Стелы со страницами из дневника Тани Савичевой

Хуже всего приходилось детям. Когда умирают взрослые — это тяжело, но понятно. А смерть детей сознание принимать отказывается. Среди обвинительных документов, представленных на Нюрнбергском процессе, была и маленькая записная книжка, которую вела двенадцатилетняя ленинградская девочка Таня Савичева.

«28 декабря 1941 года Женя умерла.
Бабушка умерла 25 января 1942-го.
17 марта — Лека умер.
Дядя Вася умер 13 апреля.
10 мая — дядя Леша, мама —15 мая.
Савичевы умерли. Умерли все.
Осталась одна Таня».

Таню обнаружила санитарная команда, обходившая ленинградские дома. Когда девочку нашли, она была без сознания от голода. В эвакуации врачи два года боролись за ее жизнь, но болезнь уже была неизлечимой.

Памятник детям блокады в Красноярске

В годы Великой Отечественной войны из блокадного Ленинграда в Красноярск было вывезено более двух тысяч детей. В память об этих событиях в мае 2005 г. был установлен памятник работы скульптора К.М. Зинича и архитектора А.Б. Касаткина. Скорбную тему авторы выразили, изобразив мальчика с бидоном невской воды и девочку, держащую в руке пайку блокадного хлеба.

«Слова “дети” и “блокада” трудно поставить рядом. Но война соединила их вместе. Более четырехсот тысяч детей оказалось в блокадном Ленинграде. И далеко не всех удалось вывезти по Дороге Жизни. Малышей блокадного Ленинграда можно назвать ангелами осажденного города», — сказала В. Матвиенко.

Памятник уничтоженным в Бабьем Яру детям

Памятник был установлен 30 сентября 2001 г. на Украине, в Киеве, в Бабьем Яру (скульптор В. Медведев, архитектор Ю. Мельничук, при участии Р. Бухаренко). Авторы изобразили маленькую девочку, что тянет руки (скорее всего, к родителям, чтобы ее защитили), а рядом с ней не кто-нибудь из взрослых, а сломанные игрушки. Потому что родителей уже нет в живых, и никто защитить ее уже не способен.

За две ночи и два дня (29-30 сентября 1941 г.) в Бабьем Яру фашисты уничтожили десятки тысяч человек — стариков, мужчин, женщин, детей. Они были расстреляны только по одной причине — за то, что были евреями.

Над Бабьим Яром шелест диких трав.
Деревья смотрят грозно, по-судейски.
Все молча здесь кричит, и, шапку сняв,
Я чувствую, как медленно седею.
И сам я, как сплошной беззвучный крик,
Над тысячами тысяч погребенных.
Я — каждый здесь расстрелянный старик.
Я — каждый здесь расстрелянный ребенок.

Мемориал на месте детского концлагеря, деревня Красный Берег

В Белоруссии, на Гомельщине, в деревне Красный Берег во время войны фашисты создали сборный пункт для детей, которых насильно отнимали у родителей. У этих детей забирали кровь для раненых немецких офицеров. Дети, у которых брали кровь, в абсолютном большинстве погибали. Кровь брали по нескольку раз — и ребенок навечно засыпал. Выжили единицы.

Здесь, в Красном Береге, был апробирован новый — «научный» — метод забора крови. Детей подвешивали под мышки, сжимали грудь. Для того чтобы кровь не сворачивалась, делали специальный укол. Кожа на ступнях отрезалась или в них делались глубокие надрезы. Вся кровь стекала в герметичные ванночки. Тела ребятишек увозили и сжигали.

Памятник жертвам фашизма был открыт 28 июня 2007 г. (архитектор Л. Левин). Открывает мемориал скульптура девочки, одиноко стоящей на площади. Она — это все погибшие дети этой земли.

Это площадь Солнца. К ней ведут восемь лучей: один — черный, остальные — золотистые. Последние пронизывают путь к детским мечтам.

Черный луч ведет в искаженную войной реальность. На нем в три ряда стоят выполненные из прочного бетона белые школьные парты, всего их 21. Они символизируют обычный по тем временам большой школьный класс. Ясно, что за эти парты дети никогда не сядут.

На доске мелом воспроизведено письмо Кати Сусаниной (было опубликовано в «Комсомольской правде» 27 мая 1944 г.). В день своего пятнадцатилетия, более не в силах терпеть издевательств, она покончила жизнь самоубийством. Перед тем как повиснуть в петле, девушка написала письмо отцу, который был на фронте. Вот оно:

«Дорогой, добрый папенька!

Пишу я тебе письмо из немецкой неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей умирающей дочери.

Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи. Ее расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил ее плеткой по лицу, мама не стерпела и гордо сказала, вот ее последние слова: “Вы не запугаете меня битьем. Я уверена, что муж вернется назад и вышвырнет вас, подлых захватчиков, отсюда вон!”. И офицер выстрелил маме в рот.

Папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет, и если бы сейчас ты встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькая, мои глаза ввалились, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь.

А помнишь, папа, два года тому назад, когда мне исполнилось 13 лет? Какие хорошие были мои именины! Ты мне, папа, тогда сказал: “Расти, доченька, на радость большой!”. Играл патефон, подруги поздравляли меня с днем рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню.

А теперь, папа, как взгляну на себя в зеркало — платье рваное, в лоскутках, номер на шее, как у преступницы, сама худая, как скелет, — и соленые слезы текут из глаз. Что толку, что мне исполнилось 15 лет.

Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают.

Да, папа, и я рабыня немецкого барона, работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю белье, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с Розой и Кларой — так зовут хозяйских свиней. Так приказал барон. “Русс была и будет свинья”, — сказал он. Я очень боюсь Клары. Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я из корыта доставала картошку.

Живу я в дровяном сарае: в комнату мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине.

Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник, тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал.

Сегодня я узнала новость: Юзефа сказала, что господа уезжают в Германию с большой партией невольников и невольниц с Витебщины. Теперь они берут и меня с собою. Нет, я не поеду в эту трижды всеми проклятую Германию! Я решила лучше умереть на родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Только смерть спасет меня от жестокого битья.

Не хочу больше мучаться рабыней у проклятых, жестоких немцев, не давших мне жить. Завещаю, папа: отомсти за маму и за меня. Прощай, добрый папенька, ухожу умирать.

Твоя дочь Катя Сусанина
Март, 12, Лиозно, 1943 год
P. S. Мое сердце верит: письмо дойдет».

Памятник детям — узникам фашистских концентрационных лагерей в Смоленске «Опаленный цветок»

Памятник «Опаленный цветок» был установлен в Парке пионеров города Смоленска на улице Барклая-де-Тол- ли (2005 г., автор — А.С. Парфенов).

Смотрите так же:  У памятника героя хейф

Памятник детям Керчи — жертвам войны

Открытие памятника детям Керчи — жертвам войны 1941-1945 гг. состоялось 30 декабря 2003 г. Автор — главный архитектор г. Керчи А. А. Сальников.

Памятник детям войны в Оренбурге

Открыт в г. Оренбурге 9 сентября 2013 г. (авторы Н. Бровко, О. Ахрамеева, М. Ведерников). На церемонии открытия заместитель главы города А. Шевченко отметил:

«Мы часто говорим о героизме советских солдат и офицеров, прошедших “огненные сороковые”. Но на долю детей войны также выпали суровые испытания: постоянный голод, тяжелый труд и постоянное ожидание весточки от отцов и братьев, которые сражались за Родину».

Памятник детям войны в Старом Осколе

11 июля 2019 г. в Старом Осколе торжественно открыли памятник детям войны «Качели» (авторы — творческий коллектив из города Жуковского: скульпторы З. Карамян, Д. Мельников, архитекторы А. Шипунов, К. Ашихмин).

Бронзовый памятник выполнен в виде качелей, привязанных к дулу искореженной пушки. На них качается мальчик, а рядом стоит девочка в не по размеру большой и истрепанной одежде.

Расширенная презентация «Памятники детям войны» представлена на сайте dovosp.ru на странице журнала «Дошкольное воспитание» № 3 за 2019 г.

Г. ГЛУШКОВА,
кандидат педагогических наук, старший воспитатель, дошкольное отделение, ГБОУ-лицей 1598, Москва

Глушкова Г. Памятники детям войны // Дошкольное воспитание. 2019. № 3. С. 46-52.

12 самых трогательных памятников тем, кто участвовал во Второй Мировой войне

Они хранят память о маленьких людях войны. И даже о маленьких Божьих созданиях – верблюдах, осликах и голубях, которые помогали воевать. Это памятники мужеству и разрушенному миру. И надежде, конечно

Памятник Матери и сыновьям Володичкиным, скульптор Ю. Храмов, 1995 год, Самара. Фото с сайта photoimprove.ucoz.ru

У Прасковьи Еремеевны Володичкиной ушли на фронт одним призывом девять сыновей. Шестеро погибли на войне, трое скончались от ран, едва вернувшись домой. А следом ушла и сама Прасковья Еремеевна – не выдержала горя, доставшегося ей. А с младшим своим сыном, Николаем, она даже не попрощалась. Он заканчивал действительную службу в Забайкалье, его уже ждали домой, но их часть сразу повезли на фронт. Он, когда проезжал Волгу, выкинул из окна теплушки свёрнутую трубочкой записку: «Мама, родная мама. Не тужи, не горюй. Не переживай. Едем на фронт. Разобьём фашистов и все вернёмся к тебе. Жди. Твой Колька».

Не о похожей ли невозможной истории снят фильм «Спасти рядового Райана»? Такие жестокие совпадения, в которые люди стараются не верить («В одну воронку второй раз бомба не падает!») обнажают жестокость времени и судьбы. Это то, что – слишком. Но в России подобных семей было несколько, просто мы не обо всех знаем. Здесь же, в Алексеевке, пригороде Самары, определенным образом сложились обстоятельства. В 1980-е годы школьная учительница Нина Косарева, работающая в той же школе, в которой когда-то учились братья Володичкины, создала в одной из комнат их бывшего дома самодеятельный мемориальный музей. А инициатива строительства памятника принадлежит рабочей группе областной Книги Памяти.

И вот на улице, бывшей Красноармейской, а сейчас Братьев Володичкиных появился памятник – Прасковье Еремеевне, Александру, Андрею, Пётру, Ивану, Василию, Михаилу, Константину, Фёдору и Николаю.

Памятник плачущему коню

Памятник погибшим воинам-куртатинцам, скульптор Д. Цораев, 1971 год, Куртатинское ущелье, республика Северная Осетия — Алания. Фото с сайта nezabudem.net

Его называют «памятник плачущему коню». Осиротевший измученный бронзовый конь склонил голову — оплакивая своего наездника, хозяина, друга. В наши дни мы, к счастью, редко видим плачущих коней. В Великую Отечественную их было много. К сожалению, кавалеристы были практически обречены на верную гибель. В гражданскую войну, которая закончилась (относительно начала Великой Отечественной) сравнительно недавно – всего каких-то двадцать лет назад, именно кавалерия составляла основу армии. Но между 20-ми и 40-ми годами прошлого века прогресс, в том числе и военный, развивался стремительными темпами – значительно быстрее, чем армейское администрирование. И в результате на фронт ушло множество всадников, которые были беспомощны перед вражескими танками и самолетами. Осетины же всегда были прекрасными наездниками. Не удивительно, что именно среди них оказалось множество погибших солдат-кавалеристов.

Памятник фронтовому почтальону, скульптор А. Игнатов, 2019 год, Воронеж. Фото: s16-n425.livejournal.com

Треугольники фронтовых писем. Один из символов Великой Отечественной. Их читали всей семьей, а в деревнях — и подчас и всей улицей, их хранили в шкатулках, реки слез были над ними пролиты – слез веры, надежды, любви. Символ скорее тыловой, чем фронтовой. Тем не менее, ефрейтор Иван Леонтьев, экспедитор-почтальон 33-го стрелкового полка 6-й Краснознаменной стрелковой дивизии, увековеченный на этом памятнике, погиб в 1944 году как раз на фронте. Он доставлял почту на передовую и попал под вражеский артиллерийский обстрел. Последнее письмо, которое отправил домой сам Иван Леонтьев датировано январем 1944-го. Почтальон Леонтьев не был особенным героем — и был им, конечно. Но символом профессии он стал потому, что его воинская судьба была типичной. Он был награжден медалью — как многие его коллеги-армейские почтальоны; он много раз под обстрелом приносил солдатам в окопы письма от родных; его ждали, вместе с его сумкой, полной писем – в вес сумки фронтового почтальона в среднем был равен весу пулемета. Так говорили на церемонии открытия сотрудники, ветераны, руководители отделений Почты России — все, кто участвовал в обдумывании и обсуждении памятника. Памятник создан при участии Почты России.

Памятник «Мы победили! От Баскунчака до Берлина», скульпторы В. Жуков, В. Маринин и П. Солодков, 2010 год, Ахтубинск, Астраханская область. Фото с сайта ahtubinskmemorial.wordpress.com

Тяготы военного времени – это когда в качестве тягловой силы используют степных астраханских верблюдов. А ведь было и такое. В частности, верблюды Мишка и Машка участвовали в легендарной Сталинградской битве и дошли от Нижнего Поволжья до Берлина. Теперь они отлиты в бронзе, в привычном для них окружении – рядом с боевым орудием и солдатом с автоматом на коленях, который присел отдохнуть. И один из верблюдов, не долго думая, последовал его примеру. Устал.

Бронзовая страница журнала мод

Памятник «Женщины во Второй Мировой войне», скульптор Д. Миллс, 2005 год, Лондон. Фото с сайта wikimedia.org

Широкая бронзовая стелла, а на ней – как будто бы на обычной одежной вешалке, на крючках, висит женская одежда. Всего 17 комплектов, словно на бронзовой странице из журнала мод. Одно лишь есть отличие, и оно весьма существенное – это не модные туалеты, а форменная одежда женщин, участниц Второй мировой войны. Это рабочая спецовка, шоферский комбинезон, защитная одежда сварщика, медицинская форма… Каски, френчи, галифе. Этот памятник называется очень просто – Женщины во Второй Мировой.

Война изменила жизни семи миллионов британских домохозяек. Они заменили мужчин – и стали пожарными, бойцами противовоздушной обороны, работницами «женской земельной армии» и оборонных заводов, шоферами и механиками. А в надписи на памятнике использовался шрифт с продуктовых карточек военной эпохи.

Создать этот памятник в 1997 году предложил майор в отставке Дэвид Макнелли Робертсон. Идею поддержала спикер Палаты общин баронесса Бетти Бутройд, которая стала покровительницей проекта и собирала для него деньги на телешоу «Кто хочет стать миллионером?». Около 1 миллиона фунтов дала королева Елизавета II, которая сама во время войны работала водителем. Остальные средства обеспечили различные благотворительные фонды.

Набережная бронзовых ботинок

Памятник жертвам Холокоста, скульптор Д. Пауэр, 2005 год, Будапешт. Фото с сайта wikimedia.org

Цветы ставят не только в хрустальные вазы, но и в бронзовые ботинки, намертво привинченные к набережной Дуная. Всего 60 пар – мужских, детских и женских, новых, элегантных, растоптанных, старомодных. В 1944 — 1945 годы здесь тоже стояло множество пар обуви, только не бронзовых, а настоящих – и разношенных, и сшитых по последней моде сороковых. Сделанных для того, чтобы долго служить своим владельцам, чтобы делать их красивыми и элегантными, чтобы им было удобно ходить. Но судьба у этой обуви – и у всего мира – сложилась по-другому. Перед расстрелом согнанных к берегу Дуная людей заставляли разуться – что б обувь не пропала. Она не пропала – пропали люди.

Все ослики попадают в рай

Памятник «Животные на войне», скульптор Д. Бэкхаус, 2004 год, Лондон. Фото с сайта wikimedia.org

Воевали – и погибали– не только люди. Этот памятник посвящен животным, участникам Второй Мировой. Не удивительно, что он появился в Англии – стране, где существует медаль Марии Дикин, высшая воинская награда для животных. Он изображает почтовых голубей, собаку, верблюдов, лошадей, мула, слона, волка, корову и кота. А медаль – впервые ее вручили в 1942 году – была вручена 60 животным: как раз собакам, и голубям, осликам, и слону, и одному коту.

Смотрите так же:  Памятники брюллову

Кота, удостоенного высшей награды, звали Саймон (около 1947 — 28 ноября 1948). Он был корабельным котом с военного шлюпа «Аметист» Королевского флота Великобритании. Был награжден «за поднятие морального духа» моряков во время инцидента на реке Янзцы и за сохранение корабельных припасов от крыс. Во время боевого столкновения кот был ранен.

Надпись «У них не было выбора» лаконична и более чем красноречива. Памятник возведен на частные пожертвования.

Тёркин – кто же он такой?

Памятник Александру Твардовскому и Василию Теркину, скульптор А. Сергеев, 1995 год, Смоленск. Фото: eponim2008.livejournal.com

Самый известный вымышленный фронтовик – Василий Теркин, придуман и воспет Александром Твардовским. Оба они – и автор, и его герой – сидят на биваке в центре Смоленска – родины Твардовского – и о чем-то весело балагурят. Таким образом Василий Теркин как бы воплотился, из придуманного сделался реальным – символом меткого слова, утешения, стойкости, смирения и бодрости духа – всего, что так надо на войне.

Памятник Вите Черевичкину, скульптор Н. Аведиков, 1961 год, Ростов-на-Дону. Фото с сайта wikimapia.org

Жил в Ростове Витя Черевичкин,

В школе он отлично успевал.

И в свободный час всегда обычно

Голубей любимых выпускал.

Эту песню пела вся послевоенная страна. Во время оккупации Ростова-на-Дону немцы строжайше запретили мирным жителям разводить голубей, приравняв их к радиопередатчикам – они опасались использования голубиной почты. Подвиг подростка Вити Черевичкина заключался в том, что он, будучи заядлым голубятником, рисовал схемы расположения немецких частей в городе, и с голубями их переправлял брату в Батайск. За это его расстреляли. По другой же версии он просто защищал от оккупантов собственную голубятню. И это отнюдь не умаляет его заслуги – нужно обладать огромным мужеством, чтобы защищать от врага свою голубятню.

Памятник фронтовой собаке, скульптор А. Коробцов, 2019 год, Москва, Поклонная гора. Фото с сайта m24.ru

И все же самый верный друг человека – собака. Везде – и в тепле, и беде, и в горести, и в радости. В том числе и на фронте. Тут добавить нечего.

Памятник детям блокадного Ленинграда, скульптор С. Голованцев, 2019 год, Омск. Фото с сайта autotravel.ru

Трое детей тепло и очень неуютно одетые. Девочка держит старую, некрасивую, любимую куклу. Мальчик держит большой чайник. Он старший в этой группе, ему нужно заботиться об остальных. Это – дети блокадного Ленинграда. А сам памятник стоит в Омске. Почему? Об этом сообщает подпись на постаменте: «Из блокадного Ленинграда в Омскую область было эвакуировано более 17 тысяч детей». Вот таких их и привозили – измученных, выдернутых из своей семьи (если семья еще была цела, жива), спасенных. Вывозили по легендарной Дороге жизни и с риском для этой самой, только-только еще начавшейся жизни.

Памятник детским жертвам войны, скульптор М. Ухитилова, 1995 — 2000 годы, Лидице. Фото с сайта lidice-memorial.cz

И снова – дети, дети, дети. Всего – восемьдесят два ребенка; их фигуры отлиты из бронзы в натуральную величину. Именно столько детей – 40 мальчиков и 42 девочки были убиты фашистами в 1942 году в чешском шахтерском поселке Лидице. Сам же поселок был полностью уничтожен. Это очень лаконичный, очень простой, сильный памятник.

Лычково. Памятник погибшим детям

В небольшом поселке Лычково Новгородской области есть безымянная братская могила времен Великой Отечественной войны… Одна из многих в России… Одна из самых трагично-печальных… Потому что это — детская могила.

В самом начале Великой Отечественной войны, в июле 1941 года, из Ленинграда началась эвакуация мирного населения. В первую очередь, в тыл отправлялись дети. Никто не мог тогда предусмотреть ход военных действий. Детей вывозили из Ленинграда, чтобы спасти, подальше от смерти и страданий. Оказалось, их везли прямо навстречу войне. На станции Лычково самолеты фашистов разбомбили эшелон из 12 вагонов. Летом 41-го погибли сотни невинных малышей. Кто они, их имена? Ищут ли их родные? Трудно ответить на эти вопросы…

Сколько тогда погибло маленьких ленинградцев, не известно до сих пор. Живыми остались только 18 детей. Одна из них – Ирина Алексеевна Зимнева. Ей тогда было два с половиной года. Перед самым отправлением поезда мама подарила Ирочке красивую куклу. Именно благодаря кукле, девочку нашел и спас 13-летний мальчик Алексей Осокин.

Судьба улыбнулась лишь немногим детям. Остальных после бомбежки местные жители собирали по фрагментам. С тех пор на гражданском кладбище в Лычково появилась необычная могила. Могила, в которой покоится прах безвинно погибших детей.

Страшная трагедия. Но еще страшнее послевоенное беспамятство: лычковские события были попросту забыты. Только скромная братская могила с надписью «Ленинградские дети» напоминала о них. За могилой почти 60 лет ухаживали местные женщины из числа свидетельниц кровавой бомбардировки: Лидия Жегурова, Тамара Пеменко, Прасковья Тимухина. В 2003 году на месте захоронения был установлен небольшой памятник — бронзовая скульптура, у которой всегда свежие цветы.

Благодаря инициативе Лычковского актива ветеранов и жителей поселка, поддержке районного Совета Ветеранов и местных властей, а также отклику многих организаций и частных лиц, 4 мая 2005 года, в канун празднования 60-летия Великой Победы в селе Лычково состоялась торжественная церемония открытия мемориала «Детям, погибшим в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

На открытии присутствовали ветераны – очевидцы трагедии, члены официальных делегаций из Великого Новгорода, Москвы, Санкт – Петербурга, а также гости из Валдая и Вышнего Волочка. Такого количества людей и представителей средств массовой информации жители Лычкова у себя в поселке до сих пор никогда не видели.

Памятник установлен на привокзальной площади, неподалеку от места трагедии. Мимо памятника каждый день будут проезжать поезда, а сквозь шум колес всегда будут слышаться детские голоса… Здесь всегда будет жива память о страшной военно-железнодорожной трагедии, унесшей юные жизни…

Скульптура состоит из нескольких частей. На гранитной плите установлено отлитое из бронзы пламя взрыва, подбросившего в воздух ребенка. У подножия плиты – оброненные им игрушки. Автором монумента, на строительство которого в лычковский Дом ветеранов со всей России поступило более полумиллиона рублей, стал московский скульптор, народный художник России Александр Бурганов. Высота скульптурной композиции составляет около трех метров.

Памятник детским жертвам войны

Преступление, содеянное против детей Лидице, глубоко потрясло скульптора профессора Марию Ухитилову. В 1969 году она решила создать бронзовую скульптуру лидицких детей, которую также следует рассматривать как памятник детям-жертвам войны.

Создание восемьдесяти двух статуй детей в размере большем натуральной величины заняло у нее два десятилетия. Ателье, где был создан памятник , тем временем посетили десятки тысяч людей во всем мире. Спонтанно начали собирать финансовые средства для создания скульптуры, которая уже тогда потрясала каждого, кто видел ее.

В марте 1989 года автор закончила произведение в гипсе, однако из собранных финансовых средств ничего не получила. Первые три скульптуры, таким образом, были отлиты в бронзе на свои собственные сбережения. К сожалению, осенью 1989 года скульптор неожиданно умирает. Своё произведение всей жизни могла представить расположенное в Лидицех только в своём собственном воображении.

С 1990 года продолжал работу, но уже один, её муж Й.В. Гампл, ее дочь Сильвия Кланова, Анна Нешпорова из Лидице и организации в Праге и Плзни, созданные с этой целью. Весной 1995 года на обозначенном участке был изготовлен бетоновый постамент, облицованный гранитными плитами, после этого наступила та долгожданная минута. К своим матерям в Лидице возвращается 30 детей в бронзовых образах.

С 1996 года в различные периоды времени были установлены остальные скульптуры. Последние 7 были открыты в 2000 году. Сегодня в долину смотрят 42 девочки и 40 мальчиков, убитых в 1942 году.

Исполнились так слова автора памятника, скульптора Марии Ухитиловой.

Я возвращаю от имени мира 82 ребенка нации на их родную землю как поучительный символ миллионов убитых детей в бессмысленных войнах человечества.
Кроме статуй отправляю сообщение нациям:
Над братской могилой детей примиряется с домом дом.

В ноябре 2010 года у скульптуры была украдена бронзовая статуя маленькой девочки высотой около 1 метра, которая была расположена справа на первом плане. Учитывая значительный общественный интерес стали успешно собирать общественные средства. На этой основе можно было снова отлить статую из бронзы на основе оригинальной модели и установить на место.

Смотрите так же:  Небольшое описание памятника

Большую благодарность выражаем всем, кто идею произведения скульптора Марии Ухитиловой и реализатора скульптуры в бронзе Йиржи В. Гампла морально и финансово поддержали.

17. 1. 1924 – 16. 11. 1989

Детство и студенческие годы провела в Пльзне, где обучалась скульптуре у профессора Отакара Вальтера. В 1945-1950 годах была слушателем академии художественных искусств в Праге у профессора Отакара Шпаниэла (гравёрско-скульптурное отделение), после была преподавателем скульптуры в специализированной художественной школе в Праге.

Является автором многих барельефов, портретов и медалей. Создала скульптуру Барунки для Чешской Скалице, а её монета достоинством в одну крону с портретом женщины, сажающей саженец липы, была нашей монетой, самое продолжительное время бывшей в обороте. С 1969 года работала непрерывно над памятником детских жертв войны, первым своего рода на свете.
Скоропостижно скончалась от сердечного приступа под вечер 17 ноября 1989 года.

Мемориальный зал со скульптурами и медалями от Марии Ухитиловой, родившейся в Краловице, расположен в музее и галерее северо-плзеньской области в Марианской Тынице.

28 октября 2013 г. президент Милош Земан присвоил посмертно скульптору Марии Ухитиловой за произведение всей ее жизни медаль «За заслуги перед отечеством» I степени, в области искусства.
17 января 2019 года также посмертно получила почетное гражданство села Лидице.

В ПЕТЕРБУРГЕ ОТКРЫТ ПАМЯТНИК «ДЕТИ ВОЙНЫ»

Недалеко от Пискарёвского мемориального кладбища (на пересечении пр.Непокоренных и пр.Меншикова) установлен и освящён памятник «Дети войны», созданный по инициативе Международной ассоциации общественных организаций блокадников города-героя Ленинграда. Автор проекта — скульптор В.Шплет. Губернатор Г.Полтавченко, присутствовавший на открытии, сказал правильные слова: «Очень важно, что памятник появился именно в нашем городе. Он посвящён людям, у которых война отняла детство, тем, кто вместе с отцами и дедами воевал и трудился ради Великой Победы, а после войны восстанавливал Ленинград и нашу страну».

Ещё один памятник — «Детям блокадного Ленинграда» — был открыт на Васильевском острове 8 сентября 2010 года, в день памяти жертв блокады. Памятник установлен в яблоневом саду, который в 1953 году посадили ученики одной из городских школ.

ВАМ СЛОВО, ТОВАРИЩ ПАМЯТЬ:

Блокада длилась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года. Линия фронта, окопы, где сидели солдаты, проходила всего в 4 км от Кировского завода и в 16 км от Зимнего дворца. Но Кировский завод не прекращал работу ни на день. Знаменитый метроном, вошедший в историю блокады Ленинграда, транслировался во время налётов по радио: быстрый ритм означал воздушную тревогу, медленный — отбой. Уже 20 ноября — в пятый раз населению и в третий раз войскам — пришлось сократить нормы выдачи хлеба. Воины стали получать 500 граммов в сутки, рабочие — 250, служащие, иждивенцы — по 125 г. А какой был хлеб. На 40% состоял из солода, овса и шелухи, а позже — целлюлозы. Усугублённый суровой зимой голод привёл к сотням тысяч смертей, дистрофии. Блокадница Елена Скрябина в дневнике записала: «Люди от голода настолько ослабели, что не сопротивляются смерти. Умирают, будто засыпают. Смерть стала явлением, наблюдаемым на каждом шагу. К ней привыкли, появилось полное равнодушие — не сегодня-завтра такая участь ожидает каждого». Блокада была нацелена на вымирание населения. В директиве Гитлера № 1601 от 22 сентября 1941 года говорилось: «Фюрер принял решение стереть город Ленинград с лица земли. После поражения Советской России дальнейшее существование этого населённого пункта не представляет интереса». Но даже из тех, кого вывезли из города, не всех удалось спасти. Многие умирали, получив нормальную пищу, — для истощённого организма она оказывалась ядом.

Не завидуйте детям блокады —
Что безплатно мы ездим в метро,
Что во многом ещё виноваты
И устроились больно хитро.

Не завидуйте детям блокады,
В том, поверьте, не наша вина,
Что «в железных ночах Ленинграда»
Нас тогда не сгубила война.

А вина в том — родителей наших,
Что делились последним теплом,
И в боях ли, от голода павших —
В Ленинграде ли, под Орлом.

И вина в том молоденькой мамы,
Что была моим светом в окне,
В нашей комнате — с выбитой рамой
И коптилкой на голом столе.

Не завидуйте детям блокады,
Нас всё меньше, пустеет наш дом.
Нас всё меньше. Кому-то на радость
Пополам (иногда) со стыдом.

ЛЕНИНГРАДСКИМ ДЕТЯМ

Памятник детям, погибшим в Великой Отечественной войне, — «Дети войны» — торжественно открыт в пос.Лычково Новгородской области. Летом 1941 года немецкие бомбардировщики разбомбили стоявший в Лычкове эшелон из 12 вагонов с детьми, вывезенными из блокадного Ленинграда. Погибли 2000 детей. Выжили единицы. Рядом с посёлком строили военный аэродром, это и навлекло на Лычково налёт фашистской авиации. На памятник собирали всем миром. Памятник — гранитный валун, в котором высечена фигура девочки с игрушкой в руке. У подножия — надпись: «Ленинградским детям, погибшим в годы Великой Отечественной войны».

ПАМЯТНИК НЕ ВОЙНЕ — ПОБЕДЕ

Если вам за сорок, вы должны помнить военную фотографию фонтана: дети танцуют вокруг крокодила на фоне разрушенных почерневших зданий. Очень сильный снимок. Радость и счастье мирной жизни, перечёркнутое войной. Где тогда стоял фонтан, сейчас сказать трудно, но есть идея восстановить его таким, каким он предстаёт на снимке, — побитый пулями и снарядами. Кстати, после Сталинградской битвы была идея — оставить город как есть: страшный памятник войне под открытым небом. Но одумались: уж если где и оставлять разрушенные города в назидание потомкам, то в Германии, разбитой и поверженной, а не в Советском Союзе — победившем и торжествующем. И восстановленный Сталинград стал памятником не войне, а Победе. Со всех уголков страны ехали люди восстанавливать город-герой — добровольцы, специалисты, смелые, весёлые мастера на все руки. Вот и фонтан «Детский хоровод» решили восстановить в том виде, в каком он был в мирное время. Без следов пуль и снарядов.

ДЕТЯМ — ЖЕРТВАМ КОНЦЛАГЕРЕЙ

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов сотни тысяч детей оказались в концлагерях и гетто. Детский труд нещадно эксплуатировали на военных объектах, они тысячами гибли от голода и болезней, от безчеловечных медицинских экспериментов и принудительного донорства. В Усть-Илимске установили памятник детям, испытавшим на себе весь ужас концентрационных лагерей, чтобы об этом помнили и не забывали потомки.

ДЕТИ В ТЫЛУ: ВМЕСТО ОТЦОВ

Памятник «Детям — труженикам тыла 1941-1945 годов благодарная Самара» находится на пересечении улиц Осипенко и Ново-Садовой.

Дети войны верили в победу и как могли приближали её. Кто обувал, одевал, кормил и снабжал вооружением нашу армию? Труженики тыла. А помогали им юные рабочие — мальчики и девочки, поддержавшие патриотическое движение взрослых: «Работать за себя и товарища, ушедшего на фронт, выполнять в дни войны две нормы». В телогрейках и стёганых ватных брюках, в ботинках на толстой деревянной подошве стояли они на рабочих местах, некоторые — на специальных подставках, чтобы достать до станка, изготовляли приклады и ложа для винтовок и автоматов, лыжные палки, слесари и токари — детали для мин. Совсем юные работали не отходя от парты — чинили шинели, морские кители.

А сельские ребятишки! Их можно было увидеть в поле и на животноводческих фермах, в обозе с хлебом и на заготовке кормов. Они создавали посты по охране хлеба, срезали верхушки клубней картошки для посадки, ухаживали за лошадьми, протравливали зерно, делали щиты для снегозадержания, собирали колосья. Например, в 1942 году из собранных колосков было намолочено 8 683 000 пудов зерна! Когда начинался обмолот зерновых и сдача хлеба государству, школьники принимали активное участие в «красных обозах». Так, в ноябре-декабре 1941 года в Алтайском крае они участвовали в 6000 обозов, в Ярославской области в 1943 году — в 1314 обозах и в 2314 транспортных бригадах. Помогали ребятишки и в сборе дикорастущих плодов и лекарственных растений. В 1941-1944 годах они собрали их 240 784 тонны. А ещё школьники готовили подарки для солдат. В июле 1941 года 100 000 подарков были отправлены на фронт от школьников Ленинграда.

В Белгороде памятник «Детям войны» увековечит подвиг детей, что в годы войны ковали Великую Победу в колхозах и совхозах, на заводах и фабриках, сражались в партизанских отрядах и на фронтах. «Никто не забыт, ничто не забыто».