Памятники андроновской культуры в казахстане

Андроновская культура: вопросы происхождения и периодизации

Хозяйственные изменения, наметившиеся еще в неолитическую эпоху, привели во II тыс. до н. э. к сложению скотоводческо-земледельческой экономики и высокоразвитой металлургии. Переход к экономике производящего типа коренным образом изменил всю обстановку на территории Казахстана.

Прогресс общества эпохи бронзы обусловлен двумя факторами. Одним из них, определяющим новую эпоху, было производственное освоение палеометаллов.

Бронза становится основным сырьем для изготовления орудий труда и оружия. Богатства недр Казахстана полиметаллами и, в первую очередь, оловянисто-медными рудами явились одной из причин возникновения на его территории очагов металлургии.

К перестройке экономики вели и природно-климатические изменения. Так, в эпоху поздней бронзы на смену длительной прохладно-влажной фазе приходит более чем тысячелетний период постепенного изменения климата в сторону потепления и большей сухости. Засушливому периоду сопутствуют уменьшение стока рек, медленное усыхание надпойменных террас, понижение уровня озер, уменьшение общей увлажненности материков Северного полушария.

В эпоху бронзы обширные степные пространства Сибири, Приуралья, Казахстана и Средней Азии были населены родственными по происхождению племенами, оставившими яркую самобытную культуру. В науке она получила название «андроновской» по месту находки первого памятника у с. Андроново близ Ачинска в Западной Сибири.

Длительное время в казахстанских степях исследователи выделяли одну культуру — андроновскую. В настоящее время вместо одной культуры выделяют несколько, объединяя их в андроновскую культурно-историческую общность.

Один из основных её центров находился на территории Казахстана. Археологические данные свидетельствуют о том, что андроновское население вело оседлый образ жизни. Поселки располагались по берегам рек с пойменными лугами. Для населения этих поселков было характерно пастушеское скотоводство.

Происхождение андроновской культуры — проблема дискуссионная.

В исторической науке существует ряд гипотез.

Большинство исследователей считает, что андроновская культура образовалась на основе развития родственных по культуре и, очевидно, по происхождению племен северной полосы казахстанских степей и прилегающих районов Зауралья и Западной Сибири эпохи неолита и энеолита. Уже в то время были известны скотоводство, примитивное земледелие и зачатки горного дела.

Дальнейшее развитие придомного пастушеского скотоводства и мотыжного пойменного земледелия привело к большей оседлости, появлению домашних промыслов, развитию металлургии. Примерно одинаковый уровень прогресса в этих направлениях хозяйства привел к сложению характерных особенностей андроновской культуры, к близким формам социального уклада общества.

Одним из спорных вопросов в истории андроновской общности является определение этнической принадлежности населения. Существует несколько мнений. По одному из них, андроновцы принадлежали к финно-угорской этнической группе.

Более широкое распространение получила гипотеза об индоиранской, или арийской, принадлежности андроновских племен.

В пользу индоиранского происхождения андроновцев свидетельствуют названия, связанные с колесным транспортом. Арийскими являются имена правителей, термины, связанные с коневодческой практикой, имена богов, запечатленные в документах народов Передней Азии II тыс. до н. э., имевших письменность, имена божеств в «Авесте», священной книге зороастрийцев, такие, как Митра и Варуна, культ которых получил широкое распространение.

Ряд топонимов на территории Центральной Азии тоже арийского происхождения.

В последние годы появился ряд исследований, где выдвигается гипотеза о тюркоязычности андроновских племен.

Принципиальные коррективы в научные представления о древностях евразийских степей в период формирования андроновских племен внесли открытие и изучение укрепленных поселений городского типа Синташта и Аркаим, относящихся к раннему периоду бронзового века (XVIII — XVI вв. до н. э).

Формирование и сложение андроновской культурно-исторической общности происходили в течение нескольких столетий, начиная с рубежа III — II тысячелетия до н. э. Андроновская культура как единая общность оформилась на территории Казахстана к XVI — XV вв. до н. э. Внутри этого единства формируются алакульская и федоровская культуры. Алакульская распространилась в Центральном и 3ападном Казахстане, а федоровская — на территории Восточного Казахстана. В Центральном Казахстане и в Семиречье признаки обеих культур встречаются одновременно.

В дальнейшем племена с территории Казахстана мигрировали на восток и на юг, вплоть до Ирана.

М.П. Грязнов выделил по материалам исследованных им могильников в бассейне р. Урал западный вариант андроновской культуры которую датировал XIV—XI вв. до н. э.

В 30-е гг. О.А. Кривцова-Гракова исследует Алексеевский комплекс — поселение, могильник, жертвенный холм в Костанайском Притоболье. Выделив типологически 2 группы керамики — без налепного валика и с налепным валиком (в виде кольцевого налепа шириною до 1 см в верхней трети горшков), она датировала комплекс X—VIII вв. до н. э., отнеся к позднему периоду андроновской культуры. Вместо предполагаемых трёх периодов развития андроновской культуры она выделяет два, отнеся к первому — поселения с керамикой федоровского типа, ко второму — поселения с керамикой, аналогичной керамике Алексеевского и исследованного ею же Садчиковского поселения.

Применённые О.А. Кривцовой-Граковой термины — «фёдоровский тип керамики», одновременно с ним «алакульский» и несколько позднее «замараевский тип» — были впервые предложены К.В. Сальниковым. Он выделил 3 хронологических этапа: фёдоровский — середина и вторая половина II тыс. до н. э.; алакульский — X—IX вв. до н. э.; замараевский — VIII — VII вв. до н. э. Периодизация К.В. Сальникова, разработанная для памятников эпохи бронзы Южного Зауралья, сыграла ключевую роль в разработке локальных периодизационных схем, в том числе и для Казахстана.

В начале 50-х гг. К.А. Акишев разработал периодизацию памятников Центрального Казахстана, выделив фёдоровский и алакульский этапы андроновской культуры, а яркие, специфические погребальные комплексы эпохи поздней бронзы — в дандыбаевскую культуру.

Во второй половине 50-х гг., придерживаясь периодизаций К.В. Сальникова, А.М. Оразбаев памятники Северного Казахстана отнёс к фёдоровскому и алакульскому этапам, а памятники поздней бронзы — к замараевской культуре.

О роли андроновской культуры в истории Средней Азии и Казахстана писал С.С. Черников. Им была разработана периодизация андроновских памятников Восточного Казахстана — канайский этап (XVI — XII вв. до н. э.), мало-красноярский этап (XI — X вв. до н. э.), трушниковский этап (IX—VIII вв. до н. э.).

В 60-е — начале 70-х гг. схема К.В. Сальникова существенно уточняется Э.А. Фёдоровой-Давыдовой, которая первоначально удревнила алакульский этап до XV в. до н. э. и высказалась за сосуществование фёдоровского и алакульского населения. Она же предложила считать фёдоровский и алакульский этапы культурами.

Следует отметить, что и сам К.В. Сальников уточнил хронологию и предложил датировать фёдоровский этап XVIII — XVI вв. до н. э., алакульский XV—XII вв. до н. э., замараевский XII—VIII вв. до н. э.

Некоторые уточнения, или своё видение, локально-хронологических аспектов андроновской периодизации в 70 — 80-е гг. предложили А.Г. Максимова и Ф.Х. Арсланова для Восточного Казахстана, В.С. Сорокин — для Западного Казахстана.

А.Х. Маргулан, К.А. Акишев и А.М. Оразбаев разработали периодизацию памятников эпохи бронзы Центрального Казахстана. Были выделены 2 этапа андроновской культуры: нуринский — XVI — XV вв. до н. э. и атасуский — XIV—XIII вв. до н. э., бегазы-дандыбаевская культура эпохи поздней бронзы — X—VIII вв. до н. э. и памятники переходного периода — XII — XI вв. до н. э.

Рассматривая проблемы истории андроновского культурного единства по металлическим изделиям, Н.А. Аванесова предложила следующую периодизационную схему: 1) предалакульский этап (XVII—XVI вв. до н.э.); 2) андроновская культура (XVI — XII вв. до н.э.);
— алакульский этап (XV—XIV вв. до н.э.);
— кожумбердинский этап (XIV в. до н.э.);
— фёдоровский этап (XIV—XIII вв. до н.э.);
3) замараево-бегазинская культура (XII — IX вв. до н. э.) (1979, с. 20-21).

В конце 70-х гг. А.Х. Маргулан, не меняя последовательности генетической преемственности в развитии племён Центрального Казахстана, предложил новые хронологические рамки этапов, удлинив нуринский этап (синхронный фёдоровскому) от конца III до начала II тыс. до н. э., почти на 5 столетий; атасуский (синхронный алакульскому) до XVIII в. до н. э., т.е. на 4 столетия, и переходный период к поздней бронзе до XIII в. до н. э., т.е. на одно столетие, оставив прежней датировку бегазы-дандыбаевской культуры — X—VIII вв. до н. э.

Вопросы хронологии и культурной принадлежности памятников поздней бронзы Северного Казахстана разрабатывала С.Я. Зданович, выделившая саргаринскую культуру заключительного этапа бронзового века, датировав её Х-VIII или даже IX—VIII вв. до н. э.

На основе материалов Петропавловского Приишимья, Г.Б. Зданович разработал схему развития культур андроновской общности региона. Им выделены: петровская культура (XVII — XV вв. до н. э.); алакульская (XV—XIV вв. до н. э.); фёдоровская (XIV—XII вв. до н. э.); культура валиковой керамики (XII — IX вв. до н. э.) с переходными этапами — кулевчинским (между петровской и алакульской культурами), кожум-бердинским (между алакульской и фёдоровской культурами) и этапом между фёдоровской и культурами валиковой керамики. Каждая из культур, в свою очередь, подразделяется на ранний, средний и поздний этапы.

В начале 80-х гг. была разработана локальная периодизация для памятников Костанайского Притоболья В.В. Евдокимовым. Эпоха развитой бронзы представлена памятниками петровского (XVI — XV вв. до н. э.) и алакульского (третья четверть II тыс. до н. э.) этапов алакульской культуры. Эпоха поздней бронзы представлена памятниками алексеевского (последняя четверть II тыс. до н. э.) и саргаринского (первая четверть I тыс. до н. э.) этапов алексеевской культуры. В последней четверти II тыс. до н. э. появляются памятники черкаскульской и фёдоровской культур (при этом не исключалась вероятность сосуществования фёдоровских и алакульских племён.

Систематизация материалов по Северной Бетпакдале позволила М.К. Кадырбаеву и Ж.Курманкулову, «рассмотреть… периодизацию и хронологию памятников всего Центрального Казахстана». Выделены ранний — XV—XIII вв. до н. э. и поздний — XII—VIII вв. до н. э. периоды. Ранний период подразделяется на два этапа — первый — XV—XIV вв. до н. э. и второй — XIV—XIII вв. до н. э. Выделены типы керамики — фёдоровско-нуринский, алексеевско-атасуский и бегазы-дандыбаевский, алексеевско-саргаринский позднего периода.

Периодизация А.А. Ткачёва по периоду средней (развитой) бронзы Центрального Казахстана включает памятники алакульской (XVII — XIII вв. до н. э.) и фёдоровской (XVI — XIII вв. до н. э.) культур. Культуры в свою очередь подразделяются на этапы: раннеалакульский — XVII — XVI вв. до н. э., раннефедоровский — вторая половина XVI — начало XV вв. до н. э.; алакульский, фёдоровский — XV—XIV вв. до н. э.; поздний алакульско-фёдоровский — конец XIV—XIII вв. до н. э. Поздний алакульско-фёдоровский «отражает» зафиксированные им факты совместного залегания посуды алакульского и фёдоровского типов.

Периодизация памятников эпохи поздней бронзы Сары-Арки разрабатывалась В.В. Варфоломеевым. Он выделяет 3 последовательно сменяющихся этапа дандыбай-саргаринской культуры XIII — IX вв. до н. э. Первый, ранний, этап (XIII в. до н. э.) «связан с формированием валиковых комплексов»; второй, кентский, этап (XII — X вв. до н. э.) «связан с существованием комплексов алексеевско-саргаринской керамикой»; третий, донгальский, этап (IX в. до н. э.) — финальный период эпохи бронзы региона.

Приведенные периодизации являются локально-региональными или зональными (межрегиональными). Первая обобщающая периодизация, охватывающая значительную часть андроновской общности, создана М.П. Комаровой в 60-е гг. Она выделила 2 последовательных этапа: фёдоровский и алакульский. Памятники последнего этапа эпохи бронзы челябинских степей, районов Костаная и Северного Казахстана она выделила в самостоятельную культуру, считая, что на западе андроновская культура переходит к замараевской, на востоке — к карасукской.

Обобщающая периодизация памятников андроновской культурно-исторической общности принадлежит Е.Е. Кузьминой. Ею выделены 4 типа памятников: петровский (XVII — XVI вв. до н. э.); алакульский (XV — XIII вв. до н. э.); фёдоровский (XV—XII вв. до н. э.); дандыбаевский (XI — IX вв. до н. э.,) и группа смешанных типов: амангельдинский (XIV—XIII вв. до н. э. в Северном Казахстане); атасуский (XV—XIII вв. до н. э. в Центральном Казахстане); алексеевский (XII — X вв. до н. э.). Другие смешанные типы — сольилецкий (Южное Приуралье), кожумбердинский (Западный Казахстан), таутаринский (Южный Казахстан), семиреченский (Семиречье и Фергана).

Краткий историографический обзор периодизации в андроноведении, отражающий в общих чертах последовательность её разработки и современное состояние, позволил В.В. Евдокимову сформулировать ряд выводов:

Смотрите так же:  Памятники из гранита прочные

— определена на основании неоднократно фиксируемой стратиграфии культурных слоев относительная хронология большинства андроновских типов памятников (культур) Урало¬Казахстанского региона;
— для региона Центрального и Северного Казахстана общепринятой может считаться такая последовательность памятников — алакульская, бегазы-дандыбаевская, донгальская культуры;
— создана остающаяся пока единственной периодизация типов памятников ареала андроновской культурно-исторической общности, являющаяся сама по себе значительным вкладом в андроноведение;
— проблема периодизации в андроноведении остаётся одной из центральных.

Характеристика андроновской культуры Кузнецко-Салаирской горной области Текст научной статьи по специальности « История. Исторические науки»

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Бобров Владимир Васильевич

Памятники андроновской культуры на территории Кузнецко-Салаирской горной области локализуются в центральных районах Кузнецкой котловины и Ачинско-Мариинской лесостепи. Гребенчатый и гладкий штампы на посуде определяют общекультурную орнаментальную специфику, а количественное соотношение остальных способов нанесения орнамента специфику района или конкретного памятника. К общеандроновским чертам восточных областей ареала относятся курганные и грунтовые (детские) кладбища, обряд кремации и ингумации, преобладающая юго-западная ориентировка, деревянные внутримогильные сооружения типа рамы, состав сопроводительного инвентаря, типы сосудов, техника нанесения орнамента и его декоративная схема. Для Кузнецкой котловины свойственны: курганы с пристройками, значительное количество могил от 2 до 6, разнообразные внутримогильные сооружения с преобладанием двухи одноярусных рам, деревянные столбы, стабильная орнаментация погребенных. Ачинско-Мариинские памятники характеризуются меньшей глубиной могил, отсутствием курганов с количеством могил больше двух, двухъярусных рам и рам с покрытием на материковых выступах, наличием покрытия над грунтовой ямой.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Бобров Владимир Васильевич,

Characteristics of Andronovo Culture of Kuznetsk-Salair Mountain Area

The monuments of Andronovo culture on the territory of Kuznetsk-Salair mountain area are located in the central region of Kuznetsk basin and Achinsk-Mariinsk forest. Crockery is the main category of material culture of Andronovo population of ObChulym region. Comb and smooth stamps determined the ornamental cultural specification and a proportion of other ways of applying ornaments determines a region or monument. Funeral monuments are divided into mounds and non mounds. Particular Andronovo features of the eastern regions are mounds and ground (baby) cemetery, cremation and inhumation rites, prevailing southwestern orientation, wooden in-grave structures such as frames, composition of the accompanying equipment, types of vessels, ornamental and decorative technique. Achinsk-Mariinsk monuments differ from ones of Kuznetsk basin by less depth graves, absence of mounds and a number of graves more than two, double decker frames and coated frames on continental ledges, the presence of cover over the grave. Some of these features make them close to the Andronovo burials of Tomsk Ob region. For Kuznetsk basin it is common to have mounds with additional constructions, big number of graves 2 to 6 (more than 50 %), different in-grave constructions with double decker frames, wooden poles, more stable ornamentation than in neighboring areas.

Текст научной работы на тему «Характеристика андроновской культуры Кузнецко-Салаирской горной области»

?АРХЕОЛОГИЯ ПАЛЕОМЕТАЛЛА И СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Серия «Геоархеология. Этнология. Антропология»

2013. № 2 (3). С. 84-92 Онлайн-доступ к журналу: http://isu.ru/izvestia

Иркутского государственного университета

И З В Е С Т И Я

Характеристика андроновской культуры Кузнецко-Салаирской горной области

Институт экологии человека СО РАН Кемеровский государственный университет

Аннотация. Памятники андроновской культуры на территории Кузнецко-Салаирской горной области локализуются в центральных районах Кузнецкой котловины и Ачинско-Мариинской лесостепи. Гребенчатый и гладкий штампы на посуде определяют общекультурную орнаментальную специфику, а количественное соотношение остальных способов нанесения орнамента — специфику района или конкретного памятника. К общеандроновским чертам восточных областей ареала относятся курганные и грунтовые (детские) кладбища, обряд кремации и ингумации, преобладающая юго-западная ориентировка, деревянные внутримогильные сооружения типа рамы, состав сопроводительного инвентаря, типы сосудов, техника нанесения орнамента и его декоративная схема. Для Кузнецкой котловины свойственны: курганы с пристройками, значительное количество могил от 2 до 6, разнообразные внут-римогильные сооружения с преобладанием двух- и одноярусных рам, деревянные столбы, стабильная орнаментация погребенных. Ачинско-Мариинские памятники характеризуются меньшей глубиной могил, отсутствием курганов с количеством могил больше двух, двухъярусных рам и рам с покрытием на материковых выступах, наличием покрытия над грунтовой ямой.

Ключевые слова: Южная Сибирь, Кузнецко-Салаирская область, андроновская культура, бронзовый век, орнамент, могильник, курган.

Начало истории археологического изучения андроновских памятников в пределах Кузнецко-Салаирской горной области связано с именами М. Г. Елькина (могильник на р. Ур), А. И. Мартынова (Большепичугинский могильник) и Н. Л. Членовой (поселение Объюл), которые провели исследования в конце 1950-х — начале 1960-х гг. в центральных районах Кузнецкой котловины и северных предгорьях Кузнецкого Алатау.

Более чем десять лет спустя исследования андроновских памятников возобновились, преимущественно на северо-востоке горной области. Именно здесь с 1976 г. начали работы две экспедиции — Ленинградского отделения Института археологии (ныне ИИМК РАН) и Кемеровского государственного университета, целью которых были раскопки памятников в зоне строительст-

ва первоочередных объектов Канско-Ачинского топливно-энергетического комплекса (КАТЭК). В период новостроечных работ С. Б. Гультов раскопал 13 андроновских погребений под курганными насыпями тагарских курганов на могильнике Ашпыл и одноименное поселение, а автор данной статьи -грунтовый могильник Кадат 9 и поселения Кадат 2 и Кадат 4 (Шарыповский р-н Красноярского края). В это же время А. М. Кулемзин исследует поселение на оз. Песчаное в Тисульском районе Кемеровской области. С 1979 по 2006 г. автор настоящей работы начинает планомерные исследования памятников эпохи бронзы на территории Кузнецкой котловины. В этот период открыты и исследованы такие крупные некрополи андроновской культуры, как Титово, Танай 1 и Танай 12. В 1980-е гг. В. А. Зах частично раскапывает могильник Заречное 1, содержавший андроновские захоронения наряду с погребениями других культур, ведет исследование поселения Куделька 1 с остатками андроновского наземного жилища. В 1993 г. Д. Г. Савинов провел раскопки могильника Юрман 1. Наконец, сравнительно недавно экспедицией под руководством А. М. Илюшина исследован могильник Чудиновка. В 1983-1985 гг. автору статьи пришлось вернуться в районы северных предгорий Кузнецкого Алатау для раскопок огромного стационарного поселения эпохи поздней бронзы на берегу Дудетского водохранилища недалеко от с. Тамбар (Тисульский р-н). Культурный слой памятника включал андронов-ский комплекс, который локализовался на южной периферии.

Краткий очерк истории исследования андроновских памятников свидетельствует не только о небольшом времени изучения данной культуры в пределах рассматриваемого региона, но и достаточно узком круге специалистов, участвовавших в этом процессе. Это же имеет отношение и к публикационной деятельности.

Характеристика и анализ материалов

Памятники андроновской культуры на территории Кузнецко-Салаирской горной области локализуются в центральных районах Кузнецкой котловины и Ачинско-Мариинской лесостепи (рис. 1). Всего исследовано 25 памятников: 12 могильников (Заречное 1, Ур, Титово, Танай 1, Васьково 5, Танай 12, Юрман 1, Ашпыл, Кадат 9 и др.) и 13 поселений (Школьный, Песчаное, Там-барское водохранилище, Ашпыл, Объюл, Березовый ручей 1 и др.). В составе погребальных сооружений раскопано свыше 150 могил, а на поселениях вскрыто более 7000 м2.

Посуда — практически единственная категория материальной культуры андроновского населения Обь-Чулымского междуречья (найдено более 200 сосудов и несколько тысяч фрагментов). По технологии гончарного производства [Кузьмина, 1985, 1988] и морфологии она в основном не отличается от посуды андроновских памятников таких сопредельных регионов, как Ба-рабинская лесостепь [Молодин, 1985], лесостепное Приобье [Матющенко, 1974; Кирюшин, 1986], северные котловины Минусинской впадины [Макси-менков, 1978; Вадецкая, 1986], Восточный Казахстан [Ткачева, Ткачев, 2008].

Рис. 1. Карта-схема расположения андроновских памятников в Кузнецко-Салаирской горной области: а — поселения, б — могильники;

1 — Ача; 2 — Куделька 1; 3 — Танай 12; 4 — Танай 1; 5 — Юрман; 6 — Ур-Бедари;

7 — Титово; 8 — Васьково 5; 9 — Михайловка; 10 — Песчаное; 11 — Кадат 9;

15 — Ашпыл; 16 — Большепичугино

Она также тождественна посуде более удаленных районов, в частности из памятников лесостепного Зауралья и Южного Урала, которые часть исследователей относят к федоровской культуре [Матвеев, 1998; Стефанов, Корочко-ва, 2000]. Морфологически в этой категории инвентаря выделяются 2 типа: горшки (подтипы А и Б) и банки (подтипы А и Б). Сосуды 1-го типа на поселениях не превышают 5 %.

Методика анализа орнаментации в андроноведении разработана достаточно хорошо [Комарова, 1962; Черников, 1960; Зотова, 1965; Максименков, 1978; Кузьмина, 1985; Рудковский, 1987; Михайлов, 1987]. На основе данного опыта дана характеристика посуды и ее орнаментации, которая в основном соответствует характеристике этой категории инвентаря из других регионов юга Западной Сибири. Но были использованы новые принципы анализа, не практиковавшиеся в андроноведении:

1) андроновский декор рассматривался с позиции «орнаментального стиля» (понятие, введенное М. Н. Комаровой в 1947 г., позволившее ей выделить окуневский тип памятников) и были обоснованы геометрический и линейный стили [Бобров, Михайлов, 1989];

2) сделан анализ совстречаемости орнаментальных мотивов в разных зонах (выполнен Ю. И. Михайловым), что позволило выявить орнаментальный канон, который строго подчинен зоне венчика и выражен цепочкой треугольников на сосудах 1-го типа. Только с сосудами, украшенными косоугольными треугольниками по венчику, известна трехчастная зональность и орнаментация в геометрическом стиле.

Анализ материалов из 34 памятников Казахстана, Барабы, Верхнего Приобья и Среднего Енисея подтверждает этот вывод. Для горшков из андроновских комплексов Кузнецко-Салаирской горной области наиболее характерными являются сочетание косоугольных треугольников в зоне венчика и меандрового мотива в зоне плечиков-тулова, окаймленного зигзагом из треугольников, реже с геометрическим декором — 1-й вариант (66,8 %). 2-й вариант, как правило, связан с мотивом зигзага (20,6 %). 3-й вариант построения композиции связан с посудой, для которой характерно моносюжетное заполнение (каннелюры, елочка), чаще без зонального членения (13,2 %). С этим вариантом встречаются равнобедренные треугольники в зоне венчика и туло-ва. Здесь и далее статистические данные приведены без учета материалов таких могильников, как Чудиновка, Юрман 1 и Танай 12. Суммарно они составляют около одной четвертой всего андроновского комплекса рассматриваемого региона. Вряд ли новые материалы могут изменить выявленное соотношение типов и вариантов.

Баночный тип в могильниках составляет 40 %, а на поселениях около 95 %. Преобладают сосуды с двухзональной разбивкой поля (65 %). В технике нанесения орнамента на поселенческую посуду андроновцы использовали 6 приемов: гребенчатый штамп — 50-60 %, гладкий штамп — 15-30 %, вдавле-ния каплевидной формы — 10-20 %, ямочные вдавления — 5-15 %, прочерченные желобки — 3-8 %, валики — 4-7 %. Приоритетное место на баночной посуде занимает елочная орнаментация (70-80 %). Что касается валиков, то их подчиненное положение внутри всей композиции, а также морфология дают основание рассматривать этот мотив как переработанный в андронов-ской культурной среде восточных районов ареала в результате контактов населения кротовской культуры или взаимодействия с культурами валиковой керамики казахстанских степей.

Таким образом, гребенчатый и гладкий штампы определяли общекультурную орнаментальную специфику, а количественное соотношение остальных способов нанесения орнамента специфику района или конкретного памятника. В частности, можно полагать более значительное распространение баночной посуды с валиковой орнаментацией в Ачинско-Мариинской лесостепи, чем в других районах андроновского ареала.

Завершая анализ декора, необходимо остановиться на проблеме, которая имеет существенное значение для корреляции объекта исследования и диагностики культурной специфики. Суть проблемы заключается в половом диморфизме посуды, но не исключено, что в ее орнаментальной композиции заложена информация социального характера. Впервые эта проблема была поставлена С. А. Рахимовым и М. Д. Хлобыстиной [Рахимов, 1966; Хлобы-стина, 1973]. С использованием данных антропологии установлено, что горшки с линейным стилем и банки с мотивом треугольника, обращенного вершиной вниз, встречены только в могилах женщин и детей (девочек). Анализ орнаментации сосудов, сопровождающих захоронения мужчин, не дает какого-либо статичного мотива, но им ставили сосуду 1-го типа с орнаментом меандрового и меандрово-геометрического стиля [Бобров, Михайлов, 1989;

Хлобыстина, 1989; Михайлов, 1987]. Возможность информации социального характера в андроновской орнаментальной композиции убедительно продемонстрировал Ю. Ф. Кирюшин, ссылаясь на этнографию хантов (1995).

В некоторых случаях бытовую посуду использовали для плавки металла. Так на поселении Кадат 4 найдены фрагменты сосуда достаточно крупных размеров со следами плавления бронзы. Он был орнаментирован рядами горизонтальной «елочки», как и большинство сосудов этого памятника.

Смотрите так же:  Памятники ветеранам тыла

Остальной инвентарь немногочислен. Интерес представляют: бронзовый серп-косарь с несомкнутой втулкой — тип 4б по Е. Е. Кузьминой (1966), аналоги которому известны среди материалов Киргизии, Восточного Казахстана, Южной Сибири [Кузьмина, 1966, 1967; Арсланова, 1980] и лесостепного Зауралья (пос. Ук 3, раскопки В. И. Стефанова); бронзовый кинжал с перехватом и черешком для крепления рукояти; шило с расплющенной вершиной; бронзовые бусы и кольца в один оборот, которые широко распространены в андроновских памятниках (преимущественно могильниках). Среди находок из камня известны наконечник, отбойник, пест, лощило, острия из расколотых костей, шлифованные альчики, а из глины — прямоугольное изделие и цилиндр с отверстием. О производстве бронзовых изделий свидетельствует двустворчатая литейная форма для отливки наконечника стрелы с выступающей втулкой и листовидным пером, обнаруженные В. А. Захом при раскопках поселения Куделька 1 [Зах, 1997].

Погребальные памятники Обь-Чулымского междуречья по типу намогильных сооружений можно разделить на курганные и бескурганные. Курганы — круглой или овальной формы, под насыпью которых от 1 до 6 могил. В ряде случаев к курганам были пристройки по принципу, известному среди андроновских погребальных памятников Казахстана и Среднего Енисея. В могильнике Танай 1 под земляными насыпями выявлены прямоугольные каменные оградки из вертикально поставленных плиток, ориентированные углами по сторонам света (кремация). А в курганах могильника Танай 12 оградки имели круглую форму (ингумация). Эти два признака отличают андро-новские погребальные памятники Кузнецкой котловины от памятников других районов Западной Сибири. Обычно в пределах сакрализованного пространства кургана следов каких-либо действий в процессе похорон или после них нет. Зафиксировано только два случая: захоронение лошади к северо-западу от могилы в кургане 2 могильника Васьково 5 и коровы на краю могилы в могильнике Танай 1.

Могилы под курганными насыпями формируют ряд, ориентированный по линии СЗ-ЮВ. Многие из них содержат деревянные конструкции (78,5 %), а некоторые, преимущественно детские, представляют собой обычную грунтовую яму (21,5 %). Внутримогильные сооружения следующих типов: деревянные рамы — 29,2 %, рамы с покрытием — 30,8 %, покрытия -18,5 %. Рамы одно- и двухъярусные из бревен, положенных встык или в паз [Мыльников, Бобров, 2011]. На сооружение внутримогильных конструкций

использовали лиственницу часто довольно крупных размеров (диаметром до 0,7 м). В одном случае на дереве зафиксированы следы от каната (могильник Танай 1). Типы могил с покрытием имеют 2 варианта: внутри могилы (материковые уступы вдоль длинных стенок) и на древней поверхности (Кадат 9). В Ачинско-Мариинской лесостепи представлены все типы могильных сооружений, но нет материковых уступов и известно одно захоронение в каменном ящике [Гультов, 1982, с. 103-104; 1983, с. 58-61].

Андроновцы Кузнецкой котловины хоронили умерших по обряду кремации (Урский, Танай 1) и ингумации (Титово, Васьково 5, Заречное 1). В Ачинско-Мариинской лесостепи практиковали смешанный обряд. Географическая локализация андроновских памятников с разным по характеру обрядом погребения отмечена В. И. Молодиным для Барабинской лесостепи и требует дальнейшего изучения. Для Среднего Енисея она не характерна. По мнению автора, биритуализм погребального обряда андроновцев в восточных районах ареала культуры связан с разделением общества по конфессиональному принципу [Бобров, 2005]. По обряду ингумации хоронили в скорченном положении на левом боку, только три были положены на правый. Одиночные захоронения преобладают, могил с двумя погребенными известно в 3,5 раза меньше, и всего две могилы, в которых похоронено три человека. В Кузнецкой котловине практически все погребенные положены головой на юго-запад; в Ачинско-Мариинской лесостепи наблюдается большая вариабельность в ориентации. С погребениями детей отмечены все обряды захоронения, выявленные В. И. Молодиным по материалам Бабары [Молодин, 1984].

Сопроводительный инвентарь представлен в основном посудой. В ряде случаев в могилу с погребенным мужчиной клали определенные куски мяса животных. Только в одной могиле (Юрман 1), в которой было совершено захоронение мужчины, находился бронзовый кинжал. Причем он был положен под сосуд или сосуд был поставлен на него, в любом случае современники погребенного старались кинжал скрыть.

К особенностям погребальной практики андроновцев Кузнецко-Салаирской горной области относятся деревянные столбы, установленные вертикально на покрытие могильного сооружения, так, чтобы другой конец выходил на поверхность (Титово 3, Танай 1, Васьково 5, Танай 12). Все они связаны с погребениями мужчин. Аналогичные столбы обнаружены в головной части могил в могильниках Орак, Каменка 2, Ланин Лог на Среднем Енисее [Рахимов, 1968; Максименков, 1979]. Следует полагать, что установка столбов или камней-обелисков какой-то категории погребенных мужчин свойственна андроновцам всей зоны обитания.

Анализ материалов и памятников андроновской культуры Кузнецко-Салаирской области позволяет сделать два общих вывода.

1. К общеандроновским чертам восточных областей ареала относятся курганные и грунтовые (детские) кладбища, обряд кремации и ингумации, преобладающая юго-западная ориентация, деревянные внутримогильные со-

оружения типа рамы, состав сопроводительного инвентаря, типы сосудов, техника нанесения орнамента и его декоративная схема.

2. Внутри рассматриваемого региона наблюдаются локальные особенности. Ачинско-Мариинские памятники отличаются от памятников Кузнецкой котловины меньшей глубиной могил, отсутствием курганов с количеством могил больше двух, двухъярусных рам и рам с покрытием на материковых выступах, наличием покрытия над грунтовой ямой. Некоторые из черт сближают эти памятники с андроновскими погребениями Томского Приобья. Для Кузнецкой котловины свойственны: курганы с пристройками, значительное количество могил от 2 до 6 (более 50 %), разнообразные внутримогильные сооружения, с преобладанием двух- и одноярусных рам, деревянные столбы, более стабильная орнаментация погребенных, чем на сопредельных территориях.

Историографически взгляды на культурную принадлежность андронов-ских памятников прошли следующую эволюцию: выделение культуры и локальных групп — западной и восточной с последующей их трансформацией в этапы (федоровский и алакульский), а затем в самостоятельные культуры, формирующие андроновскую культурно-историческую общность. Учитывая разную генетическую основу федоровского и алакульского комплексов [Кузьмина, 1985, 1988; Потемкина, 1985; Зданович, 1988], идентичность материалов Федоровского могильника андроновским памятникам восточных районов ареала, автор поставил под сомнение обоснование общности и предложил вместо термина «федоровская» употреблять «андроновская» культура [Бобров, 1992; 1993, с. 9-10], что историографически будет соответствовать изначальной ситуации, когда она была выделена С. А. Теплоуховым (1927).

Арсланова Ф. X. К датировке металлических изделий эпохи бронзы Казахстана / Ф. Х. Арсланова // Археологические исследования древнего и средневекового Казахстана. — Алма-Ата, 1980. — С. 82-95.

Бобров В. В. Кузнецко-Салаирская горная область в эпоху бронзы : дис. . д-ра ист. наук в форме науч. докл. / В. В. Бобров. — Новосибирск, 1992. — 46 с.

Бобров В. В. Андроновская культура или культурно-историческая общность? / В. В. Бобров // Археологические культуры и культурно-исторические общности Большого Урала. — Екатеринбург, 1993. — С. 9-10.

Бобров В. В. Памятники андроновской культуры в Обь-Чулымском междуречье /

B. В. Бобров, Ю. И. Михайлов. — Кемерово : КемГУ, 1989. — 198 с.

Бобров В. В. «Биритуализм» андроновского погребального обряда — нетрадиционная форма развития культуры / В. В. Бобров // XIII Западносиб. археол.-этногр. совещание. — Томск, 2005. — С. 60-63.

Вадецкая Э. Б. Археологические памятники в степях Среднего Енисея / Э. Б. Вадецкая. — Л. : Наука, 1986. — 179 с.

Гультов С. Б. Новый могильник андроновского времени в Красноярском крае /

C. Б. Гультов // Проблемы археологии и этнографии Сибири. — Иркутск, 1982. -С. 103-104.

Гультов С. Б. Некоторые вопросы внутренней хронологии могильника Ашпыл / С. Б. Гультов // Древние культуры евразийских степей. — Л., 1983. — С. 58-61.

ЗахВ. А. Эпоха бронзы Присалаирья / В. А. Зах. — Новосибирск, 1997. — 132 с.

Зданович Г. Б. Бронзовый век Урало-Казахстанских степей / Г. Б. Зданович. -Свердловск : УрГУ, 1988. — 184 с.

Зотова С. В. Ковровые орнаменты андроновской керамики / С. В. Зотова // МИА. — 1965. — № 130. — С. 177-181.

Кирюшин Ю. Ф. Энеолит, ранняя и развитая бронза Верхнего и Среднего При-обья : автореф. дис. . д-ра ист. наук / Ю. Ф. Кирюшин. — Новосибирск, 1986. — 35 с.

Кирюшин Ю. Ф. Особенности погребального обряда и погребальной посуды андроновской культуры / Ю. Ф. Кирюшин // «Моя избранница наука, наука, без которой мне не жить.». — Барнаул, 1995. — С. 58-75.

Комарова М. Н. Относительная хронология памятников андроновской культуры / М. Н. Комарова // Археол. сб. — Л., 1962. — Вып. 5. — С. 50-75.

Кузьмина Е. Е. Металлические изделия энеолита и бронзового века в Средней Азии / Е. Е. Кузьмина // Археология СССР. Свод археологических источников. -1966. — Вып. 4-9. — 151 с.

Кузьмина Е. Е. Клад из села Предгорное и вопросы о связях населения евразийских степей в конце эпохи бронзы / Е. Е. Кузьмина // Памятники эпохи бронзы юга европейской части СССР. — Киев, 1967. — С. 214-216.

Кузьмина Е. Е. Классификация и периодизация памятников андроновской культурной общности / Е. Е. Кузьмина // Информ. бюл. Междунар. ассоциации по изучению культур Центральной Азии. — 1985. — № 9. — С. 24-45.

Кузьмина Е. Е. Культурная и этническая атрибуция пастушеских племен Казахстана и Средней Азии / Е. Е. Кузьмина // ВДИ. — 1988. — № 2.- С. 35-59.

Матвеев А. В. Первые андроновцы в лесах Зауралья / А. В. Матвеев. — Новосибирск : Наука, 1998. — 417 с.

Матющенко В. И. Древняя история населения лесного и лесостепного Приобья. Андроновская культура / В. И. Матющенко // Из истории Сибири. — Томск, 1974. -Вып. 11. — 148 с.

Максименков Г. А. Андроновская культура на Енисее / Г. А. Максименков. — Л. : Наука, 1978. — 190 с.

Михайлов Ю. И. Особенности композиционного построения андроновской орнаментации / Ю. И. Михайлов // Проблемы археологии степной Евразии. — Кемерово, 1987. — С. 134-137.

Молодин В. И. Особенности погребального обряда детских захоронений андро-новцев Барабинской лесостепи / В. И. Молодин // Бронзовый век Урало-Иртышского междуречья. — Челябинск, 1984. — С. 27-37.

Молодин В. И. Бараба в эпоху бронзы / В. И. Молодин. — Новосибирск : Наука, 1985. — 200 с.

Мыльников В. П. Деревянные погребальные сооружения эпохи бронзы Западной Сибири / В. П. Мыльников, В. В. Бобров // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Сер. История, филология. — 2011. — Т. 10, вып. 3. — С. 92-99.

Потемкина Т. М. Бронзовый век лесостепного Притоболья / Т. М. Потемкина. -М. : Наука, 1985. — 376 с.

Рахимов С. А. Андроновская стоянка и могильник на р. Сыде / С. А. Рахимов // КСИИМК. — 1968. — Вып. 114. — С. 70-75.

Рудковский И. В. Андроновский орнамент как система / И. В. Рудковский // Вопросы периодизации археологических памятников Центрального и Северного Казахстана. — Караганда, 1987. — С. 48-56.

Стефанов В. И. Андроновские древности Тюменского Притоболья / В. И. Стефанов, О. Н. Корочкова. — Екатеринбург : Полиграфист, 2000. — 108 с.

Теплоухов С. А. Древние погребения в Минусинском крае / С. А. Теплоухов // Материалы по этнографии. — Л., 1927. — Т. 3, вып. 2. — С. 57-112.

Ткачева Н. А. Эпоха бронзы Верхнего Прииртышья / Н. А. Ткачева, А. А. Ткачев. — Новосибирск : Наука, 2008. — 303 с.

Хлобыстина М. Д. Некоторые особенности андроновской культуры Минусинских степей / М. Д. Хлобыстина // СА. — 1973. — № 4. — С. 50-62.

Хлобыстина М. Д. Андроновский дифференцированный керамический комплекс / М. Д. Хлобыстина // Керамика как исторический источник. — Новосибирск : Наука, 1989. — С. 118-134.

Черников С. С. Восточный Казахстан в эпоху бронзы / С. С. Черников // МИА. -1960. — № 88. — 285 с.

Characteristics of Andronovo Culture of Kuznetsk-Salair Mountain Area

Abstract. The monuments of Andronovo culture on the territory of Kuznetsk-Salair mountain area are located in the central region of Kuznetsk basin and Achinsk-Mariinsk forest. Crockery is the main category of material culture of Andronovo population of Ob-Chulym region. Comb and smooth stamps determined the ornamental cultural specification and a proportion of other ways of applying ornaments determines a region or monument. Funeral monuments are divided into mounds and non mounds. Particular Andronovo features of the eastern regions are mounds and ground (baby) cemetery, cremation and inhumation rites, prevailing southwestern orientation, wooden in-grave structures such as frames, composition of the accompanying equipment, types of vessels, ornamental and decorative technique. Achinsk-Mariinsk monuments differ from ones of Kuznetsk basin by less depth graves, absence of mounds and a number of graves more than two, double decker frames and coated frames on continental ledges, the presence of cover over the grave. Some of these features make them close to the Andronovo burials of Tomsk Ob region. For Kuznetsk basin it is common to have mounds with additional constructions, big number of graves — 2 to 6 (more than 50 %), different in-grave constructions with double decker frames, wooden poles, more stable ornamentation than in neighboring areas.

Смотрите так же:  Ангел памятники брянска

Key words: Southern Siberia, Kuznetsk-Salair area, Andronovo culture, Bronze Age, ornament, burial ground, mound.

Бобров Владимир Васильевич доктор исторических наук, профессор зам. директора по научной работе, Институт экологии человека СО РАН; зав. кафедрой, кафедра археологии, Кемеровский государственный университет; зав. лабораторией, Кузбасская лаборатория археологии и этнографии ИАЭТ СО РАН — КемГУ

Андроновская культура на территории Казахстана

Научные поиски и обычное любопытство не дают людям покоя и приводят к изучению прошлого. Археологи раскапывают остатки керамической посуды, орудия труда, захоронения. Изучая и классифицируя их, ученые выделяют особенности древних культур, дают им условные названия — по современным названиям местности, по именам исследователей. Так в ХХ веке изучена историко-культурная общность — Андроновская культура на территории Казахстана.

Андроновская культура на территории Казахстана: периодизация, памятники

Более ста лет назад обнаружено древнее поселение неизвестного происхождения у деревни Андроново, что около Ачинска. Начались раскопки, археологические материалы показали, что обнаружена новая культура, которую через полтора десятка лет назвали Андроновской — по географическому расположению.

За десятки лет изучения определено, что это одна из значимых европейских и азиатских культур. Ее племена занимали огромную территорию Приуралья, Сибири и Средней Азии. На территории нынешнего Казахстана находился один из центров проживания этой общности.

Племена жили здесь в период начала и середины эпохи бронзы. Помните периодизацию жизни человека на планете? Большую часть он прожил в эпоху каменного века — около 2,5 млн лет. Это 99% всего времени существования человечества. А от бронзы до космической эры — всего 1% времени. После миллионов лет такого существования, приблизительно 8 тысяч лет назад, начинается эпоха бронзы — с 6-го до 2,5 тысячелетия до нашей эры. Во 2-м тысячелетии до н. э. и жили люди Андроновской культуры — с XVIII по XII век до н. э. От нашего времени это уходит вглубь почти на 4 тысячи лет.

Эпоха бронзы — значительный рубеж в жизни человечества. От собирательства и охоты люди переходят к новым формам хозяйствования — скотоводству и земледелию. Бродячие охотники начинают жить оседло, появляются пастушеские племена. Иными словами, человек приручает животных, теперь не надо за ними охотиться — они всегда рядом, остается только ухаживать. Таковы общие изменения, характеризующие жизнь племен той эпохи.

В Казахстане раскопаны и изучены более 100 поселений и 150 захоронений того периода. Характер захоронений свидетельствует о верованиях людей того времени и об устройстве их жизни. Встречаются бедные и богатые могилы — признаки начавшегося расслоения общества. Они отличаются от обычаев других культур: могилы сооружали из каменных плит или обкладывали камнями яму, накрывали каменной плитой. Обнаруженные скелеты лежат на боку, скорчившись. Иногда покойников сжигали. Это отвечало верованиям тех людей, когда существовал культ почитания предков и поклонения огню.

Памятники Андроновской культуры встречаются во всех регионах Казахстана: изучены поселения Атасу, Трушниково, Степняк, Боровое, Тасты-Бутак, Ахмет-ауыл и много других. Некоторые дают представление не только о быте и хозяйственной жизни, но и о развитии первобытного искусства. Так, на юге страны, в поселениях Тамгалы и Каратау, обнаружено множество рисунков, а в низовьях Сырдарьи изучены комплексы могильников Тегискен, Таутары, которые из-за сложности назвали мавзолеями.

Главное отличие нового периода, сменившего каменный век, — изготовление металлических орудий труда. Их стали делать из бронзы (сплава меди и олова), что и дало название исторической эпохе. На территории Андроновской культуры в середине 2-го тысячелетия до н. э. тоже добывают руду меди и олова, выплавляют бронзу и делают из нее орудия для обработки земли и оружие. Около Зырьяновска и Джезказгана найдены следы древней добычи медной руды. Олово добывали в горах Атасу, возле рек Нарым и Калбы. В Степняке, Казангункуре, Акджале добывали золотую руду.

Казахстан в эпоху бронзы: территория, хозяйство

Как выглядели люди, жившие тысячи лет назад на территории современного Казахстана? После многочисленных дискуссий ученые пришли к выводу, что это были представители европеоидной расы. Сформировались они в результате естественной эволюции местных племен каменного века. Их относят к группе индоевропейских народов. Внешне они имели широкие лица, открытые глаза, резко выступающий нос.

В общественном устройстве в этот период происходил переход от матриархата к патриархату, потому что в новых условиях хозяйствования роль мужчин стала ведущей. Раньше они почти не участвовали в жизни племени из-за частого отсутствия на охоте. Теперь добыча руды, производство металла и изделий из него, уход за домашними животными в основном занятия мужчин.

В племенах формируются отдельные сословия: военная знать, жрецы и рядовые члены общины. Новые орудия труда из металла повысили производительность, появляются некоторые излишки продуктов. Начинает развиваться обмен товарами. Выделяются зажиточные семьи, тем самым первобытнообщинные отношения, основанные на равенстве всех соплеменников, разрушаются.

В хозяйственной жизни общин Андроновской культуры наблюдаются такие изменения:

  • Скотоводство становится полукочевым, придомовое разведение крупных животных невыгодно, потому что все близко расположенные пастбища быстро вытаптываются. Скот перегоняют на дальние пастбища, за десятки километров от постоянных поселений. Позже переходят к кочевому скотоводству, бросают обработку земли. В связи с этим поголовье крупного скота уменьшается, а растут отары овец и табуны лошадей, которых легче перегонять.
  • В короткий период оседлости племена занимались мотыжным земледелием, возделывали ячмень, пшеницу, просо. Обрабатывали землю и собирали урожай уже с помощью бронзовых мотыг, серпов, кос.
  • Производство металла, по оценкам исследователей, было значительным. Руду из рыхлых пород добывали кайлом. К твердым рудоносным пластам добирались с помощью огня и воды: жгли костры, потом заливали водой. В шахтах уже укрепляли потолки, которые часто обваливались. Руду выносили наверх на спине в кожаных мешках.
  • Медь и олово плавили в печах отдельно, при отливке изделий их соединяли.
  • В племенах были развиты и другие ремесла: ткачество, производство керамической посуды, оружия. Мастера изготовляли ювелирные украшения, владели сложными техниками. Известный символ этой культуры — серьги и подвески, украшенные листовым золотом.

Племена Андроновской культуры оставили яркие и самобытные следы в истории. Новые поколения историков и археологов продолжают их изучать. Культура современных людей в широком смысле предполагает и знание истории своей страны, территории проживания. А что вам известно об Андроновской культуре на территории Казахстана?

Памятники Казахстана в эпоху бронзы

Памятники Казахстана в эпоху бронзы

Андроновская культура, вопросы происхождения и периодизации Хозяйственные изменения, наметившиеся еще в неолитическую эпоху, привели во П тыс. до н.э. к сложению скотоводческо-земледельческой экономики и высокоразвитой металлургии. Переход к экономике производящего типа коренным образом изменил всю обстановку на территории Казахстана.

В середине П тыс. до н.э. племена Казахстана овладели производством бронзовых изделий. Бронза становится основным сырьем для изготовления орудий труда и оружия. Богатства недр Казахстана полиметаллами и, в первую очередь, оловянисто-медными рудами явились одной из причин возникновения на этой территории мощного очага металлургии.

К перестройке экономики вели, прежде всего, природно-климатические изменения. Так, в эпоху поздней бронзы на смену длительной прохладно-влажной фазе приходит более чем тысячелетний период постепенного изменения климата в сторону потепления и большей сухости. Засушливому периоду сопутствуют уменьшение стока рек, медленное усыхание надпойменных террас, понижение уровня озер и, в конечном счете, уменьшение общей увлажненности материков Северного полушария 1 . В эпоху бронзы обширные степные пространства Сибири, Приуралья, Казахстана и Средней Азии были населены родственными по происхождению и общности исторических судеб племенами, оставившими яркую самобытную культуру. В науке она получила условное название «андроновской» по месту находки первого памятника у с. Андропово близ Ачинска в Западной Сибири.

Длительное время в казахстанских степях выделяли одну культуру — андроновскую. В настоящее время вместо одной культуры выделяют несколько, объединяя их в андроновскую культурно-историческую общность.

Один из основных центров андроновской культурно-исторической общности находился на территории Казахстана. Археологические данные свидетельствуют о том, что андроновское население в подавляющем большинстве вело оседлый образ жизни. Поселки располагались по берегам рек с широкими пойменными лугами. Для населения этих поселков был характерен комплексный характер скотоводческо-земледельческого хозяйства с заметным преобладанием пастушеского скотоводства.

Главными признаками культуры, отличающими андроновское население от других племен, являются погребальный обряд, своеобразный набор глиняной посуды с геометрическим орнаментом, формы металлических изделий.

Происхождение андроновской культуры — проблема дискуссионная.

Большинство исследователей считает; что андроновская культура образовалась на основе естественного развития родственных по культуре и, очевидно, по происхождению племен северной полосы казахстанских степей и прилегающих районов Зауралья и Западной Сибири эпохи неолита и энеолита. Уже в то время были известны скотоводство, примитивное земледелие и зачатки горного дела.

Дальнейшее развитие придомного пастушеского скотоводства и мотыжного пойменного земледелия привело к большей оседлости, появлению домашних промыслов, развитию металлургии. Примерно одинаковый уровень прогресса этих основных производств материальных благ в обширной зоне привел к сложению характерных особенностей андроновской культуры, к близким формам социального уклада общества.

Одним из сложных вопросов в истории андроновской общности является определение этнической принадлежности населения. Существует несколько мнений. По одному из них, андроновцы принадлежали финно-угорской этнической группе.

В последние годы у языковедов-тюркологов, этнографов, историков появился ряд исследований, где выдвигается гипотеза о тюркоязычности андроновских племен.

В исторической и филологической науке утвердилась гипотеза об индоиранской или арийской принадлежности андроновских племен.

В пользу индоиранского происхождения андроновцев свидетельствует большое количество названий, связанных с колесным транспортом. Арийскими являются имена правителей, термины, связанные с коневодческой практикой, имена богов, запечатленные в документах народов Передней Азии 2 тыс. до н.э. имевших письменность, имена божеств в «Авесте», священной книге зороастрийцев. В «Авесте» встречаются такие имена богов, как Митра и Варуна, культ которых получил широкое распространение. Ряд топонимов на территории Центральной Азии тоже арийского происхождения.

Принципиальные коррективы в научные представления о древностях евразийских степей в период формирования андроновских племен внесли открытие и изучение укрепленных поселений городского типа Синташта и Аркаим, относящихся к раннему периоду бронзового века (18 — 16 вв. до н.э).

Формирование и сложение андроновской культурно-исторической общности происходило в течение нескольких столетий, начиная с рубежа 3-2 тысячелетия до н.э. на территории Северного Казахстана и Западной Сибири. Андроновская культура как единая общность оформились на территории Казахстана к 16-15 вв. до н.э.

Для орнаментации керамики использованы приемы прочерчивания, наколы, гребенчатый штамп. Орнаментальная система керамики поселений Устюрта характеризуется большим разнообразием элементов, мотивов и композиций. Основными, наиболее распространенными сюжетами орнамента являются различные сочетания прямых горизонтальных линий, рядов наклонных отрезков, зигзага, елочки, ромбов. К менее распространенным сюжетам относятся: заштрихованные треугольники, заштрихованные ромбы, меандр.

Население Устюрта и сопредельных с ним территорий, было вовлечено в этнокультурный процесс, происходивший в рассматриваемое историческое время на Урале, в Сибири, в степных просторах Казахстана, Среднеазиатского Междуречья и Иранского Нагорья.

В свете последних открытий на Устюрте становиться возможным культурно-хронологическая атрибуция материалов ряда памятников Волго-Уральского региона, имеющих в своем наборе материалы, близкие к токсанбайским.

Значение устюртского очага культур эпохи бронзы в воссоздании картины исторического прошлого, в определении направлений древних миграционных процессов, трудно переоценить.

Удаленность Устюрта от центров культуры эпохи бронзы предопределили своеобразие токсанбайского культурного феномена. Выявление механизмов адаптации древних популяций к природно-климатическим особенностям Устюрта, их уровня хозяйственно-культурного развития, определение степени контактов с этнокультурными массивами Евразии, а также разработка вопросов мировоззрения, является важной задачей казахстанской археологии.

Related Post

Памятник на площади авиаторов липецк

Монумент в честь героических подвигов воинов-летчиков Название памятного места: монумент в честь героических подвигов воинов-летчиков. Место установки: площадь Авиаторов. История: 4 ноября 1918 года на окраине Липецка приземлился первый воздушный

Город тюмень памятники

Изготовление памятников в Тюмени: фото, цены, где купить Чтобы купить памятник из гранита дешевле или заказать мемориальный комплекс, дайте заявку , и мастерские Тюмени направят Вам цены на эту модель

Памятники петровской эпохи

Эпоха петровского барокко: первые здания Санкт-Петербурга и окрестностей П етровское барокко — архитектурное направление, которое появилось в 1703–1730 годах. Оно возникло на фоне увлечения Петра I голландской и немецкой стилистикой