Меню

Памятник 26 бакинских комиссаров в москве

Памятник 26-ти бакинским комиссарам

Памятник 26-ти бакинским комиссарам

С детства я привык к памянику 26-и Бакинским комиссарам на площади Свободы. Площадь эта представляла собой сквер, по обеим сторонам которого симметрично стояли два барельефа, в центре которых выступал как бы из стены один из комиссаров, выиянув впреред руку с сжатым кулаком. А в центре сквера был фонтан в виде земного шара с осью, из которой била вода. На шаре стоял огромный рабочий и изо всех сил тянул земную ось на себя.

Идеологический смысл композиции легко угадывался -рабочий пытался перестроить мир. В пятом классе, не имея ничего особенного против Советской власти, мы с моим школьным товарищем Вилькой Певзнером снялись по очереди на этом земном шаре, только тянули ось в другую от рабочего сторону. Эта фотография до сих пор хранится в моем альбоме и удивительно, что нам никто не помешал сделать эти снимки – был ведь не то 49-й, не то 50-й год. Кстати, продолжу эту мысль, в Баку, теперь я это понимаю, можно было делать многое, за что в Москве смело можно было угодить на 10 лет без права переписки. Например: любимая игра школьников в 164-й, «хулиганской» школе, откуда меня потом исключили, называлась «За власть Советов!» В чем был ее смысл?

Ты мог спокойно разговаривать с кем-нибудь на перемене, и вдруг подходил твой одноклассник, крепко хватал тебя всей пятерней за яйца и говорил: «Кричи «За Власть Советов!» И ты вынужден был выкрикнуть эти слова, иначе одноклассник не разжал бы руку. Это была игра, и никто по этому поводу драк не устраивал. Зазевался, схватили – значит кричи! И все кричали. И потому на переменах (учились мы без девочек) то и дело в разных концах коридора раздавался клич: «За власть Советов!»

Как-то я дома решил поиграть в эту игру – был я тогда в 4-ом, не то 5-ом, классе и схватил за яйца своего отца:

– Кричи за власть Советов!

– Отпусти, дурак! – отец оторвал мою руку и начал вдруг хохотать.

– Кто тебя этому научил? – спросил он.

– Вся школа у нас в эту игру играет на переменах.

– Это – опасная игра, не играй в нее, – стал на секунду серьезным отец и опять расхохотался.

– А почему тебе смешно? – спросил я.

– Потому что остроумно придумали, – сказал отец. – Пока человека не схватят крепко за яйца – он не закричит «За власть Советов!» Понял?

Теперь я понимаю, какой антисоветской игре мы предавлись на школьных переменах. У всех своих московских друзей-одногодок я интересовался, играли ли они в «За Власть Советов!» в школьные годы, но никто об этой игре ничего не слышал. Да и выражение – «Не голова, а Дом Советов!» – сказанное человеку, давшему дурацкий совет, я слышал только в Баку. Так что Баку был относительно «вольным» городом. Я писал уже, что когда тотально был запрещен джаз и западные танцы, в Баку можно было послушать отличный джаз и танцевать танго, фокстрот и даже свинг и рок-н-ролл. А в детском кинотеатре «Ватан» перед сеансами играл оркестр под руководством Владмимира Рубашевского (позже ставшего руководителем Московского мюзик-холла, известным композитором, написавшим, кстати, музыку к фильмам по моим сценариям – «Самой обаятельной и привлекательной “ и к «Вите Глушакову – другу апачей».) Так вот, Рубашевский в те «страшные» годы в детском кинотеатре по вечерам играл со своими музыкантами джаз: гамму – до-ре-ми и т. д. – все в синкопированном виде и в прекрасной джазовой аранжировке, детские песенки вроде «Дедушка сапожник сшей нам сапоги», «В лесу родилась елочка». А заканчивали они одесской песней «Папа-мама, что мы будем делать, когда наступят зимние холода.

У меня нет зимнего пальтишка, у меня нет зимнего пальта!»

Этот куплет они пели в начале номера и в конце, а между пением была отличная джазовая импровизация на эту тему, выполненная в лучших традициях музыки, которую транслировал Виллис Кановер. Люди приходили вечером в кинотеатр «Ватан»

не на фильм, а на концерт и после «Папы-мамы» дружно покидали кинеотеатр. Неужели о таком безобразии не знали отцы города? Мир Джафар Багиров, может, и не знал, но те, кому надо было знать – знали, но закрывали глаза. Так мне кажется.

Ну, вернусь к площади Свободы и Бакинским комиссарам. Между бассейном с фонтаном и симметричными памятниками росли ровно подстриженные кусты лавра, из которых торчали бюсты всех 26-ти комиссаров. На площади по краям были скамейки и по вечерам это было место, где сидели влюбленные парочки. Надо сказать, что в целом этот ансамбль мне нравился – строгий, лаконичный, в чем-то торжественный, он явно был в духе конструктивизма, модного тогда стиля, в котром построены очень многие здания в Баку (Госбанк, Дом Печати) и даже целые районы -Арменикенд, например.

Перемены на площади Свободы начались с того, что сменили ее название -площадь стала называться Площадью им. 26-ти Бакинских комиссаров. И вскоре после этого демонтировали и увезли земной шар вместе с рабочим. (Спустя годы я обнаружил его во дворе какого-то нефтеперегонного завода в Черном Городе. Хорошо еще, что не переплавили, сохранили.) Одновременно, нарушив симметрию, убрали один из барельефов. Еще через несколько лет выкорчевали бюсты коммисаров из лавровых кустов, убрали из сквера скамейки, а взамен установили бетонный шатер, под ним фигуру нефтяника, склонившегося перед вечным огнем. Стиль был нарушен, новый памятник выглядел эклектично (к тому же, возвращаясь с вечеринок под утро, многие из нас были свидетелями того, как ночные сторожа варят на вечном огне чай или картошку в мундире) и, чтобы придать площади окончательно новый стиль, заказали московскому скульптору Меркулову композицию «26 бакинских комиссаров».

Когда эта скульптура появилась на площади, она вызвала среди бакинцев неожиданную (для скульптора и тех, кто заказал ему этот памятник) реакцию. Дело в том, что Степан Шаумян, поставленный скульптором в центр композиции и окруженный остальными комиссарами, был абсолютно голый и его мужские достоинства были изображены очень натуралистично, тогда как у остальных комиссаров, тоже стоявших голыми рядом с ним – Алеши Джапаридзе, Вани Фиолетова, Мешади Азизбекова и др. эти достоинства были как-то смазаны, выглядели явно инфантильными и не внушали к их обладателям никакого уважения. Начались разговоры на всех уровнях бакинского общества в таком духе:

Смотрите так же:  Памятники пугачеву в саранске

– Откуда этому Меркулову, хоть говорят, что он и армянин, известно, какой член был у Шаумяна? В истории политического движения в Закавказье об этом нигде ничего не сказано. Ну, допустим, это художественный прием, но тогда почему у Мешади Азизбекова, такой, извините за выражение, чересчур обрезанный член?

Тоже прием?! Я не говорю о Ване Фиолетове! Показать старшего брата с такой детской писькой?! Это серьезная политическая ошибка! Куда смотрит Политбюро!

Короче, вняв такого рода суждениям, скульптуру Meркулову было указано на его ошибки, и вскоре перед памятником появился огромный валун, выполненный из того же материала, что и весь памятник. Этот кусок скалы напрочь прикрыл все срамные места коммисаров.

– Это уже лучше, – говорили бакинцы. – Хотя известно, что комиссары были расстреляны в туркменских песках, а откуда там мог взяться такой валун? Теперь получается, что комиссаров растреляли в горах Кавказа!

Многие смельчаки пытались ночью отторгнуть валун от композиции, но это никому так и не удалось – он прочно был прикреплен к памятнику. И злые языки поговаривали, что закрепили этот валун стальным тросом к самому надежному месту на памятнике – члену Степана Шаумяна.

На месте памятника 26 Бакинским комиссарам в Азербайджане установлен фонтан

Мученическая смерть возвела Бакинских комиссаров в ранг героев революции, они были объявлены «цветом восточного большевизма». Поэт Сергей Есенин посвятил им «Балладу о двадцати шести». Тем не менее, в советском руководстве отношение к комиссарам было неоднозначным. По некоторым данным, Сталин критиковал их за то, что они сдали Баку без боя, хотя и не озвучивал своих претензий публично.

В конце 1960-х годов в Баку был создан мемориал 26 Бакинских комиссаров, ставший одной из архитектурных достопримечательностей города, символом его интернационального духа и местом поклонения.

Вместе с тем, по некоторым версиям, среди комиссаров были лица, совершившие военные преступления. В частности, командир армянской дашнакской кавалерии Татевос Амиров руководил массовыми убийствами мирного азербайджанского населения в конце марта 1918 года в Баку, Кубинском, Шемахинском уездах.

В начале 1990-х годов вечный огонь в мемориале комиссаров был потушен, и он был частично демонтирован. В конце января 2009 года памятник демонтировали полностью.

100 лет назад были расстреляны 26 бакинских комиссаров

Сто лет назад под Красноводском (ныне Туркменбаши) состоялась казнь большевистских лидеров Азербайджана и случайных лиц. В историю группа этих людей вошла под именем 26 бакинских комиссаров. В советской традиции они приобрели культовое значение. Их смерть символизировала героическую жертву во имя правого дела. В эпоху существования СССР бакинские комиссары прочно вошли в ранг героев народного эпоса. Сергей Есенин и другие поэты посвящали им проникновенные стихи. О бакинских комиссарах было снято два фильма, в их честь названы сотни топонимов страны.

После развала СССР многие из них были переименованы. Но сохраняются памятники и названия в российских городах. Так, имя 26 бакинских комиссаров носит улица на юго-западе Москвы, увенчанная тематическим монументом.

Благодаря усилиям пропаганды, для поколений советских граждан они стали кем-то вроде 300 спартанцев.

Однако в современной России история бакинских комиссаров уже малоизвестна. Едва ли хотя бы треть жителей ЮЗАО объяснит, в честь кого названа улица с посольством ЦАР и «Польской модой».

Памятник 26 бакинским комиссарам в московском микрорайоне Тропарево, 1975 год

За минувшие годы история 26 бакинских комиссаров — нарочно или из-за дефицита правдивой информации — обросла кучей мифов и небылиц. В СССР расправу над большевиками приписывали «английским империалистам», хотя сейчас уже не вызывает сомнений, что интервенты не были замешаны в драматичных событиях. В реальности приказ о ликвидации идеологических оппонентов отдало так называемое Закаспийское временное правительство, выступавшее за созыв Учредительного собрания и состоявшее из эсеров, меньшевиков и армянских националистов из партии «Дашнакцутюн».

Разношерстный контингент участников не мешал ряду советских авторов называть власти Закаспия «белогвардейцами».

Руководил этой политической силой бывший машинист Федор Фунтиков. Двумя месяцами ранее, в ночь на 23 июля, он же принимал самое деятельное участие в расстреле ашхабадских комиссаров — девяти коммунистических деятелей Закаспийской области. В 1926 году Фунтиков сам был казнен по обвинению в «восстании против советской власти, сношениях с иностранными государствами и организации терактов».

Итак, кем же были 26 главных мучеников Советского Союза? Лишь некоторые из них в действительности являлись комиссарами. Многие попали в расстрельный список по стечению обстоятельств. Центральной фигурой можно назвать одного из большевистских вождей Закавказья Степана Шаумяна. 25 апреля 1918 года он возглавил сформированное Бакинским советом правительство — Совнарком из членов РКП (б) и партии левых эсеров. Баксовет пришел к власти в крупнейшем городе региона после мартовских межэтнических столкновений с мусульманами, в которых получил широкую поддержку активистов «Дашнакцутюна».

Из будущих жертв в СНК также вошли нарком по внутренним делам Прокопий Джапаридзе, наркомвоенмор Григорий Корганов, губернский комиссар Мешади-Бек Азибеков, нарком земледелия Мир-Гасан Везиров, предсовнархоза Иван Фиолетов, нарком труда Яков Зевин.

Правительство выпустило традиционные для большевиков декреты о ликвидации частной собственности, конфискации помещичьих земель, национализации промышленности. Бакинскому Совнаркому оказывалось серьезное сопротивление как со стороны представителей «старого порядка», так и силами мусульманских националистов, жаждавших реванша за мартовские события. Красноармейским частям во главе с направленным Совнаркомом РСФСР на помощь товарищам Григорием Петровым пришлось сойтись с Кавказской исламской армией, созданной под патронатом Османской империи.

Помимо занимавших командирские должности турецких офицеров в формирование входили азербайджанцы, дагестанцы и чеченцы.

На фоне череды поражений, а также жесткого противостояния с оппозицией в Баксовете, СНК принял решение о самороспуске и эвакуации своих членов в занятую российскими красными Астрахань.

Произошла очередная смена власти. 1 августа в Баку утвердилась диктатура Центрокаспия — центрального комитета Каспийской военной флотилии, куда вошли правые эсеры, меньшевики и главные враги исламистов из «Дашнакцутюн». В пику своим предшественникам, они опирались на поддержку английских военных.

Новый орган распорядился догнать пароходы с большевиками. Красноармейцев после разоружения отпустили. 35 деятелей — в основном наркомы и работники аппарата СНК, а также Петров — подверглись аресту и заключению в Баиловскую тюрьму. Им инкриминировалось оставление бакинского пролетариата «в минуты смертельной опасности», «попытка бегства без сдачи отчета о расходовании народных денег, вывоз военного имущества и измена».

После судебных разбирательств подследственным неминуемо грозила бы высшая мера, однако в середине сентября покинутое англичанами правительство диктатуры Центрокаспия бежало само под напором Кавказской исламской армии. В этот момент на авансцену вышел будущий многолетний член политбюро ЦК КПСС, а в ту пору — революционер, участник мартовских событий и член Баксовета Анастас Микоян. Ввиду неминуемой потери контроля над городом он добился разрешения на эвакуацию комиссаров. Как удалось вырваться из заключения, доподлинно неизвестно.

Шаумяна и его товарищей либо выпустили сочувствующие надзиратели, или же они совершили побег в атмосфере царившего перед приходом исламистов всеобщего хаоса.

Во всяком случае, комиссары вновь оказались на корабле. Однако на судно с большевистской командой опоздали — и вынужденно заняли места на недружественном «Туркмене». Неформальным лидером группы беглецов стал Микоян. Плыли здесь и бойцы «Дашнакцутюна» с командиром Татевосом Амировым. Доподлинно неизвестно почему, но, вопреки требованиям большевиков, теплоход бросил якорь не в Астрахани, а в Красноводске.

Смотрите так же:  Памятник в пскове невскому

Бывших членов советского бакинского правительства снова арестовали. При обыске у Корганова нашли список из 25 имен. Это была шпаргалка для распределения продуктов в Баиловской тюрьме, где экс-нарком выполнял функцию старосты группы заключенных. Однако местные власти сочли это важной уликой — пофамильным перечнем ключевых деятелей Бакинской коммуны. По причине допущенной из-за некомпетентности членов Закаспия ошибки в готовящийся расстрельный лист не вошел Микоян, а также ряд других старых большевиков и красных военачальников. Кроме того, из состава бакинского Совнаркома уцелели знаковый азербайджанский общественный деятель Нариман Нариманов (наргорхоз), Арташес Каринян (юстиция), Надежда Колесникова (просвещение) и эсер Иван Сухарцев (нарком путей сообщения). Зато в когорту приговоренных включили работников низкого ранга (заместители, охранники, журналисты) и лиц, случайно арестованных полутора месяцами ранее в Баку.

К 25 обреченным добавили армянского националиста Амирова.

В ночь на 20 сентября 1918 года их посадили в поезд на Ашхабад, между станциями Ахча-Куйма и Перевал на 207-й версте вывели из вагонов и расстреляли между телеграфными столбами №118 и №119.

Два года спустя останки убитых были перевезены в Баку и захоронены на площади «26 бакинских комиссаров». В январе 2009 года власти Азербайджана демонтировали мемориал, а прах большевиков перенесли на Говсанское кладбище. При эксгумации обнаружили останки только 23 человек — в частности, отсутствовал прах Шаумяна. Куда он исчез, так и осталось загадкой. Существуют предположения, что останки могли быть изъяты в ходе Карабахского конфликта. Экспертиза подтвердила факт смерти людей от огнестрельных ранений, что опровергает гипотезу об обезглавливании трупов (или еще живых комиссаров).

Кладбище казненных красных комиссаров, которое никто не посещает

Восемь лет назад парк и находящийся на его территории мемориал в честь 26 бакинских комиссаров был демонтирован, а тела большевиков были перезахоронены в одном из пригородных поселков.

БАКУ, 28 апр — Sputnik. Было время, когда это захоронение с воздвигнутым над ним мемориальным комплексом было объектом поклонения для сотен тысяч жителей Советского Азербайджана и всего СССР. К нему стекались пионеры и комсомольцы, его обязательно посещали молодожены в день свадьбы, любой гость Баку обязательно фотографировался на фоне вечного огня, горевшего в центре мемориала.

Однако времена изменились, изменилась и сама история. Тела похороненных перенесли на новое кладбище, где о них до недавнего времени вспоминала лишь пожилая русская женщина…

Для тех, кто родился и вырос в советском Баку, несложно догадаться, что речь идет о знаменитом монументе в честь 26 бакинских комиссаров – тех самых большевиков, тела которых в настоящее время покоятся в поселке Говсан, что недалеко от Баку.

Корреспондент Sputnik Азербайджан побывала на этом кладбище, поговорила с местными жителями.

Один из них, Ахлиман Агаев рассказал, что могилы перенесли сюда лет семь-восемь назад: «В то время говорили, что над могилами соорудят небольшой памятник. Но после перезахоронения сюда никто не приходил».

О пожилой женщине корреспонденту тоже сообщил Агаев: «Она приходила несколько лет назад, но потом перестала, — возможно, скончалась или уехала».

В настоящее время между христианским и мусульманским кладбищами расположены 23 могилы, обнесенные маленьким ограждением. Они не пронумерованы, никаких знаков на них нет, вместо надгробия лежат камни.

А ведь когда-то эти люди управляли городом Баку, вершили судьбы людей, и хотя за 70 советских лет из памяти народа пытались выбить правду о тех временах, история все равно взяла свое.

Как известно, бакинские комиссары входили в состав большевистского правительства, которое было создано в Баку в марте 1918 года. Спустя несколько месяцев правления они бежали из города, спасаясь от наступления турецко-азербайджанских войск. В Туркмении комиссары были арестованы – по одной версии, меньшевиками, эсерами, по другой — английским экспедиционным корпусом, и казнены.

После того, как в 1920 году Красная армия заняла Баку, прах 26 комиссаров был перезахоронены в столичном сквере.

Примечательно, что при эксгумации тел обнаружилось, что под монументом было захоронено не 26, а 23 комиссара. В частности, отсутствовала бирка председателя Бакинского Совета народных комиссаров и комиссара по внешним делам Степана Георгиевича Шаумяна, а также еще двух человек, что может означать, что этих людей среди казненных вообще не было.

Вместе с тем, по некоторым версиям, среди комиссаров были лица, совершившие военные преступления против азербайджанцев.

Напомним, что монумент над могилами комиссаров был воздвигнут в 1958 году. В 2009 году принято решение его демонтировать, что, согласно официальным заявлениям, было связано с планами городской исполнительной власти по ремонту и благоустройству бывшего парка имени 26 бакинских комиссаров.

Останки большевиков были перезахоронены при участии мусульманских, христианских и иудейских религиозных деятелей и с соблюдением соответствующих религиозных обычаев.

Памятник 26-ти Бакинским комиссарам

  • памятник 26-ти бакинским комиссарам москва &#149
  • памятник 26-ти бакинским комиссарам москва photos &#149
  • памятник 26-ти бакинским комиссарам москва location &#149
  • памятник 26-ти бакинским комиссарам москва address &#149
  • памятник 26 бакинских комиссаров москва &#149
  • памятник 26ти бакинским комиссарам москва &#149
  • памятник 26-ти бакинским комиссарам проспект вернадского москва
    • Другие интересные места в г. Москва:
    • a
    • b
    • c
    • d
    • e
    • f
    • g
    • h
    • i
    • j
    • k
    • l
    • m
    • n
    • o
    • p
    • q
    • r
    • s
    • t
    • u
    • v
    • w
    • x
    • y
    • z
    • #

    Foursquare © 2019 Lovingly made in NYC, SF & Chicago

    Пользователи обычно чекинятся в такое время:

    Вам также понравится

    пл. Гагарина (Ленинский просп.)

    «Очень величественный, масштабный и красивый памятник одному из главных символов нашей истории, одному из великих людей! Окружение памятника (так называемый сквер) оставляет желать лучшего.»

    Киевское ш. (аэропорт Внуково)

    «Красивая мощная птичка на въезде во Внуково»

    Памятник Крупской и Ленину

    Парк «Собачка» (Ленинский просп., 82)

    «Почти всегда лежат свежие гвоздики. Летом здесь очень уютно.»

    Места, в которые люди ходят после Памятник 26-ти Бакинским комиссарам

    Ленинский просп., 111/2

    «Супер Обслуживание,заказ приносят к тебе за столик)»

    Ленинский просп., 109 (ул. Обручева)

    «Чудесное йогуртовое мороженое, малолюдно, работает стол Вуаля))! То что нужно для девочек!»

    Встречается в 1 списке

    Создано Elena Mikhno
    23 позиции(-й) • 15 подписчикам

    Это ваша компания? Подать запрос на управление

    Убедитесь, что ваша информация актуальна. А также воспользуйтесь нашими бесплатными инструментами, чтобы найти новых клиентов.