Меню

Околофутбола драка в парке

К описанию фильма »
  • Добавить рецензию.

Люблю футбол. и все что около него

Ну вот наконец и дождались футбольные фанаты и хулиганы выхода на экраны отечественного фильма, посвященного околофутболу. Картина получилась весьма специфической, ведь она затрагивает строго определенную тему — для многих закрытую жизнь вокруг футбола. Я очень близко знаком с этой жизнью. В связи с этим у меня есть большая просьба ко многим, обратившим внимание на это кино:

1) Если вам не нравится футбол, драки на нем, а футбольных фанатов и хулиганов вы считаете быдлом, идиотами, и они вас бесят — не нужно идти в кинотеатр;

2) Если вы не смотрели фильм или не любите данную тематику — не надо ставить плохую оценку. Позвольте людям, которые в теме, самим адекватно оценить ‘Околофутбола’.

Спасибо за понимание.

Сюжет. С самого начала нас знакомят с несколькими главными героями, имеющими клички ‘Тичер’, ‘Ярый’, ‘Бритва’ и ‘Мажор’. Они — лидеры спартаковской фирмы под названием ‘Scullhead Crew’. Название взято с имени легендарной и старейшей фирмы ‘Flint’s Crew’. Сам сюжет выступает в роли рычага, с помощью которого авторы стараются показать фильм художественным. Выражение ‘для галочки’ здесь весьма уместно и применимо к сюжетной линии. Кино базируется на реальных событиях и ‘рубках’, но сами персонажи, футболисты и результаты матчей вымышлены, а между драками создатели хотят показать и другую, обычную жизнь этих людей. Присутствует тут и предсказуемая любовная линия, развитию которой уделено немало времени. Оставшаяся часть ‘Околофутбола’ посвящена поиску ‘крысы’, человека, сливающего ментам информацию о ‘забивах’ и ‘накрывах’ оппонентов.

Атмосфера. Для российского кинематографа она неприлично хорошо передана. Здесь присутствует все, что так близко любому человеку, знакомому с данной тематикой: дерби с непримиримыми врагами, потасовки перед матчем, драки в метро, в парке и в лесу (которые поставлены просто отлично), выезд в другой город, проблемы с полицией. даже местный юмор многим придется по душе. Главные герои носят одежду ‘Stone Island’, ‘Fred Perry’ и прочие бренды. Сразу видно, что сценаристы действительно работали с людьми, имеющими непосредственное отношение к околофутболу.

Музыка. Есть как и драйвовый зарубежный рок, так и русский рэп на околофутбольную тему. Жаль, что в официальный саундтрек не было включено творчество группы ‘ClockWork Times’. Думаю, многие были бы рады услышать песни знакомой группы на большом экране. Зато тут присутствует известная песня ‘Все на футбол’ группы ‘Яйца Фаберже’.

Теперь о том, что не понравилось.

1) Драка в метро меня откровенно удивила. Последний раз такое серьезное столкновение между противоборствующими группировками было очень давно. Сейчас это практически невозможно, ведь во время дерби на многих станциях выстраивается ОМОН. Скорей всего, действие происходило на ветке метро, далекой от стадиона. Но даже там замутить подобное крайне трудно.

2) Мне одному показалось, что один из членов фирмы (забритый молодой паренек) явно косит под Пита из фильма ‘Хулиганы Зеленой улицы’? Такое явное копирование ни к чему.

3) Фильм с самого начала ставит перед зрителями вопрос: что заставляет всех этих людей (у многих из которых есть высшее образование и обеспеченная интеллигентная семья) заниматься подобным? Но, будем откровенны, так и не отвечает на этот вопрос.

4) Концовка получилась немного скомканной, из-за чего фильм кажется сырым и недоделанным. Но это только к последним минутам.

Итог. ‘Околофутбола’ — первый фильм в России на подобную тематику. И эксперимент можно считать удачным, несмотря на большое количество недостатков. Чему же он учит? Выводы каждый сделает для себя сам. Кто-то подумает, что все это ерунда, кто-то заинтересуется. Я же сформулировал свой собственный: Фирма — это братство, где плечом к плечу стоят фанаты, для которых футбол — это жизнь, а враждующая группировка — источник нескончаемой ненависти. Пребывание в фирме может привести к самым печальным последствиям. Но несмотря на то, что новые люди в нее приходят, а другие отходят со временем от дел — она остается.

(65%), боюсь только одного: что после выхода фильма ‘модников’, которые даже матчи не посещают, станет еще больше.

P.S. Один за всех и все за одного!

Фильм для тех кто в теме

Хоть я себе к сему движу и не причисляю, но фанатская среда одно время была мне довольно близка и поэтому я не мог пропустить нашу адаптацию ‘хулиганов зеленой улицы’. Фильм мне очень понравился и подозреваю понравится большинству тех кто был и есть в фан движении.

Фильм очень динамичный, что самое главное нельзя сказать, что он растянут и местами начинаешь скучать, такого тут нет, зато в изобилии сцены жесткости и насилия. Подобные фильмы понравятся далеко не всем людям, тем кто далек от футбола и фанатской среды, кто слышит обо всем этом через новости по телевизору, подобное кино придется явно не по вкусу.

В фильме нашли отражение злободневные проблемы сегодняшней действительности: конфликты с кавказцами, наркотиков и порядочности людей. И все это под жгучим соусом околофутбольной тусовки со всеми вытекающими: сходы, драки и выезды в другие города.

Опять же повторюсь фильм для тех кто понимает. Но мне лично фильм очень понравился, не пожалел, что посмотрел в его в кино

Для тех, кому не всё равно.

На Российские экраны вышла широко рекламируемая на тв и различных интернет-сайтах картина о самой закрытой субкультуре.

Меня умиляют сравнения данной картины с «Green Street» и прочими аналогами. Отечественный вариант получился гораздо более реалистичным, чем абсолютное большинство Британских, Итальянских и прочих первопроходцев, имеющих «хулиганскую» фабулу. Могу честно признаться — ожидал гораздо более худшего, чем то что я увидел на экране. Прочитав сегодня четыре рецензии от различных изданий и увидев, что три из них написаны в резко-отрицательной форме, я честно говоря был несказанно удивлен, такое ощущение что Российские критики были натравлены на данный фильм, чтобы убить возможные положительные отзывы — в зародыше. Насилие на экране появилось не вчера, можно с ходу вспомнить хорошие кино-адаптации культовых романов XX века, таких как «Заводной Апельсин» и «Бойцовский Клуб», где была сделана попытка объяснить природу насилия в современном обществе, а также культовый фильм «Warriors» Уолтера Хилла который кстати, довольно близок по духу картине Борматова. Также очень странными видятся суждения о «быдловатости» и «интеллигентности», исходящие от противников данной ленты. Господа критики и сетевые ревнители морали, похоже, вы вовсе позабыли, что значит быть живым человеком, который делает что-то не так, как требует того от него весь наш прогнивший и лживый социум. Насилие заложено в человеческую природу, и от этого никуда не деться, разве что удалить хирургическим путем определённые участки головного мозга, но не будем углубляться в анатомию. Практически во всех отрицательных рецензиях фигурирует претензия к тому, что в ходе событий фильма не был дан ответ на, казалось бы, риторический вопрос — «А зачем вы дерётесь?»

Уважаемые господа критики, скептики, противники и прочие премудрые граждане нашей необъятной Родины, возможно, вы не заметили, но один из второстепенных героев картины во время своего путано-пьяного диалога всё же даёт ответ, пусть и в общих чертах. Дерутся эти парни не из-за футбольных пристрастий (хотя они всё же есть, как бы это не отрицалось и кем), а потому что им чертовски нравится чувствовать этот адреналин, вырываться из оков повседневной жизни и ловить взгляды испуганных и наивных обывателей, живущих исключительно ради потребления. Это мир, где есть ты, твои братья и оппоненты напротив, и он гораздо более искренний и честный чем тот мирок в котором живёт абсолютное большинство граждан, которые верят что маски высокой морали и неприятия всего чуждого их обывательскому взгляду, делают их чем-то лучше, чем те ребята, о которых сняли данное кино. Недаром один из членов довольно молодого актерского состава, в своём интервью сказал о том, что к этим людям можно относиться по-разному, но одного у них не отнять — они Настоящие.

В фильме также затронуты довольно злободневные современные реалии, такие как этническая преступность и деятельность правоохранителей, о которых также можно часами вести дискуссии, но оставим это другим, все и так всё видят и знают, так что нет смысла муссировать эти темы вновь и вновь.

Актерский состав весьма молодой, но, на мой взгляд, ребята справились достойно, выглядели естественно и органично.

К минусам фильма можно отнести маленький по меркам современного кинематографа (но не Российского) хронометраж, а так же плохое развитие персонажа — главного антагониста, коим является оперативник, по всей видимости, отдела по борьбе с экстремизмом.

Итог: Хорошая и весьма нетипичная для нашего кинематографа лента, которую, к сожалению, многие не поймут, а может и вовсе осудят.

Жесткий разнобой мнений критиков в оценках фильма «Околофутбола» не удивляет. Чаще всего они пишут либо о том, насколько картина соответствует их миражам об искусстве и потенциале творения наполнить кошельки владельцев кинозалов (на содержании у которых эти голубоэкранные насекомые подчас и пребывают). Либо ищут вожделенный философский камень, искусно скрытый авторами и должный продлить век искусства, дабы подарить еще душе прекрасные порывы.

Режиссер Антон Борматов дал обильную пищу зубоскалам, апологетам кинореализма, любителям чернухи и ее жесточайшим критикам, тонким лирикам и брутальным аскетам. Даже любителям нетривиальных эротических сцен слегка умудрился потрафить. В общем, всем сестрам по серьгам вручил. И сделал это за какие-то немногим более 1,5 часа картины.

Экономить, говорят сведущие граждане, приходилось на всем, ибо бюджет у ленты был явно не резиновый. Подозреваю, что в данном случае оно к лучшему. Ибо даже слегка усиленный денежный поток мог смыть плотность сцен и размыть смысл и лиризм всей работы.

А ведь картина удивительно лирична. За брутальностью подачи темы, обилием грубых сцен, дурацкого гогота и крепкими словами сквозит слабым ветерком лирики. Что-то веется родное.

Четыре главных героя – преподаватель, предприниматель, автомеханик и ди-джей. Четыре разных персонажа, спаянных в причудливое футбольно-хулиганье братство. И как у четырех мушкетеров, их девиз – «один за всех и все за одного!». С поправкой на время, страну и род занятий.

Сюжет сразу закручивается с боевых «махачей» (драк «стенка на стенку») среди фанатских группировок. Драки эти пусть и жестокие, но, как ни странно, беззлобные. Ибо ненависти друг к другу их участники не питают. «Зачем вы деретесь?» — трудно не заметить, как настойчиво звучит в ленте этот вопрос. И звучит неоднократно. И вразумительно ответить на него никто не может. Интересно, что не отягощенный интеллектом продавец спортивной одежды еще пытается что-то толковать об этом, то умный и психологически самый тонкий персонаж – Тичер – один из той самой «неомушкетерской» фанатской «фирмы», просто сворачивает тему. Поляна драки – не студенческая аудитория, здесь не глубина мысли важна, а сила рук и быстрота действия. И границы восприятия здесь иные, разуму подчас не посильные.

И в эту суровую реальность вдруг врезается тема предательства – кто-то «стучит» в милицию о предстоящих «махачах». Брутальная идиллия летит к чертям. Оказывается, простота отношений «околофутбола» («в драке все понятно: кто свой, а кто нет» — примерно такое объяснение «махачей» тоже имеется в картине) не является не вечной. И страсти иного свойства посещают мир этих людей, которые, как видно, вроде и живут в обычном для большинства из нас мире, но при этом живут еще и тем, что недоступно большинству.

И среди этих страстей иного свойства внезапно примешивается любовь. Та самая, что нечаянно нагрянет. Кстати, именно любовную линию отдельные маститые критики разнесли в пух и прах. Причем разнесли даже те, кто высказал симпатию к фильму. На самом деле, вся мнимая вина режиссера заключалась в демонстрации внезапности чувства, которое вспыхнуло у девушки одного из «мушкетеров» к другому. Но в жизни, что удивительно, чаще всего так и бывает. Как поется в песне, цитата из которой уже приведена: «…когда ее совсем не ждешь». И проницательный зритель уже с первого появления роковой феи догадался, что явлена она не просто так. Правильно, для усиления драматизма происходящего. Можно предложить критикам представить сюжет без любовного придыхания в сюжете. И тогда точно явка будет провалена, отморозки правят бал. А внимательный зритель еще и увидит нелепость отдельных сцен, эпизодов, если вдруг купировать любовь.

Кому-то не понравилась Таисия (Дарья Мингазетдинова), от которой исходит амурный свет околофутбола. Просто мало кто задался целью: а что вообще должна представлять собой роковая дама футбольных хулиганов? И вообще, где обитают сегодня неглупые и в то же время красивые девушки? Каких парней они любят? Может, в приближенном к реальности сюжете и должны быть глупые и некрасивые, о которых говорит, кстати, в «предгрозовой» момент для Тичера его отец?

Снять фильм о футбольных хулиганах на российских реалиях, кажется, несложно. Больше «махачей», орущих трибун, ОМОН, кровь и мелькание озверевших лиц и регулярный дебильный хохот. Это было бы эпатажно, мясисто и динамично. Режиссер же пошел по-другому пути. Он решил, не отклоняясь от неписаных законов жанра подобных фильмов (которые, как выясняется, отчасти сложились), попробовать показать нечто большее. И трудно не заметить, что это нечто большее у него получилось. Он ударил в нерв, который задел многих. И разделил их на тех, кому не все равно и тех, кто интересуется по долгу службы, так сказать.

Кстати, касание Борматова такой тонкой материи, как агрессия бытовая переходит в бытовой национализм, можно признать удачным. Режиссер не попытался причесать эпизод, не пытался сделать его политкорректным. Он просто вывел его психологическую подоплеку.

Как не пригладил ничего в финале.

Уже раздались пожелания, издевательские и конструктивные, снять продолжение. Если не попасть в плен искушения срубить деньгу – то сделать это будет гораздо сложнее. Потому что дальше от режиссера потребуется отвечать на вопросы, которые он задал зрителю в картине. И главный из них даже не тот – «зачем вы деретесь?». А тот, немой, что не задан вслух, но читается в финале, когда покидающая зал суда толпа фанатов идет вдаль, словно отделяя себя от окружающей реальности – «а что дальше?»….

«Уметь драться — дело благородное». Футбольные фанаты — о драках по плану, «ботоксных» игроках и адекватной полиции

В начале марта вице-спикер Госдумы и член исполкома Российского футбольного союза (РФС) Игорь Лебедев предложил сделать драки между футбольными фанатами видом спорта. По мнению депутата, с нашими «футбольными фанатами нужно и можно работать, а их агрессию легко направить в мирное русло». «360» поговорил с пятью футбольными фанатами и узнал, что значит для них фанатское движение, чем отличается внезапный «махач» от запланированного и о околофутболе девяностых, который «не вернуть». Имена всех героев изменены.

Андрей, 42 года, фанат «Спартака». «Поедешь в Махачкалу — драки не избежать»

Есть два варианта — случайная и плановая драка. Ситуация номер один — вы просто поехали за любимый футбольный клуб на выезд, ни о чем не подозревая. И тут ваша команда неожиданно выиграла, у оппонента это вызвало недовольство. Команда уехала, а вас по пути на вокзал решили «наказать». В таких случаях смысл только один — это самооборона. Так раньше начинались большие противостояния с историей — ваша обида выливается в то, что, когда оппонент приезжает на ваш стадион, вы уже хотите отомстить, вас поддерживают, драка становится плановой. Все случайные или околослучайные драки сейчас в прошлом. Но раньше такого было много, многие олдовые фанаты так начинали.

Хотя, если у тебя большой опыт, ты даже случайную драку можешь предугадать. Если поедешь в Краснодар на «Спартак», понимаешь, что там отдохнешь, а если, условно говоря, в Махачкалу, то драки не избежать. Выбираешь один из двух выездов — либо как турист гонишь, поддерживаешь команду, либо как боец, которого влечет адреналин.

Это как рыбалка или охота — все друг друга знают. Каждый тебя найдет, если захочет. Сейчас все разговаривают. Например, звоните и говорите: «Ребят, мы едем». Оговариваются сценарии. Это может быть маленькая «фирма» (группировка футбольных фанатов — ред.) и встреча пять на пять, обычно больше, бывает и двести на двести, но нечасто.

Плановые драки теперь возникают от неизбежности, это как субкультура в субкультуре. Печаль в том, что начинают привлекать в движение людей, которые мало интересуются футболом. «Фирма», конечно, получает какую-то физическую поддержку, но, во-первых, сам футбол деградирует — большие деньги его убили. [Сейчас мы смотрим на] сражения миллионеров. Ребята где-то там зависают, а ты едешь на последние копейки, чтобы за них попереживать. Тут уже не переживания получаются, а какой-то цинизм.

Во-вторых, мы начинали «гонять» за идею, и ребята играли тоже за идею. Сейчас футболисты мигрируют. Превратились, к тому же, в ботоксных красавцев. Деньги убили футбол, по большому счету. Если на топовых матчах посещаемость еще держится, то в провинции вообще доходит до того, что и футбольную команду расформировывают.

Сейчас романтику делать не из чего, сейчас таких ультра-болельщиков мало. Никакого красивого футбола. Драки выходят на первый план. У вас нет других новостей из спорта? Негде рассказать о благотворительности футболистов. Или скандал найдут — бухие футболисты что-то там сделали на своих Maserati. Новость потом отмирает. А ленту надо же каждый день обновлять. А из драк зачем-то делают зло, которое всегда зайдет.

Я отошел от всех дел, это мое решение. Становясь старше, ты уже в ответе не только за себя. Ты не можешь рисковать своей семьей, серьезнее относишься к своему здоровью и к репутации, чтобы не потерять работу. Вторая причина — теряется смысл, идея. Коммерциализация, текучка, необоснованная агрессивность, все уже не так, как раньше, я не за этим сюда пришел. И третье — увидел «гнилое белье» внутри фирмы. И ушел.

Правила есть, о них известно много, но бывает всякое. Мои ребята поехали в Турцию после того, как там банеры оскорбительные вывесили. Приехали — и турки достают ножи. Порезали ребятам одежду, хорошо, самих не порезали. Если едете в другую страну, нужно быть готовым к ножам и арматуре, к летящим бутылкам. В русской среде принят принцип fair play, и если найдется подонок, который что-то достанет, то его свои же и накажут. Ты же сам не хочешь быть покалеченным — поэтому едешь с чистыми руками.

Крепкая договоренность, конечно, минимизирует адреналин и чувство эйфории. Были у нас как-то оппоненты со стороны Санкт-Петербурга. Мы были без «цветов», но они узнали нас, они нам предложили подраться, мы согласились. Они выдвинули из соточки пять крепеньких бойцов. И драка превратилась в борьбу, оппонент на меня навалился, и тут неожиданно один из моих его «погасил», только-только покончив со своим противником. Приятно в неожиданный момент чувствовать рядом плечо своих. И в итоге — мы их «выносим». Уходишь — и тебе эта сотня аплодирует. Все на уровне, никакой ненависти. Никаких ножей и бутылок. Тебя противники хвалят, что ты достойно выступил. А если цепочку, например, потерял — скажут, что потерял, и отдадут. На моей памяти, слава богу, не было ни одной смерти от увечий. Если умирали, то только от того, что разбились по дороге.

Полицейские бывают разные. Был случай — на выезде полицейский раздал протоколы и говорит: заполняйте-ка, все равно писать придется, а вы уже готовые приедете, время сэкономите. Глумится. И мы глумимся. Главное, чтобы полиция не провоцировала. К нам часто заведомо с опаской относятся — могут руки заломать, хотя можно было просто в «бобик» усадить. Как-то я в Киев приехал, и мне говорят полицейские: «Вы отдыхать приехали? А мы уже давно отдыхаем». Было им интересно нас потрепать. Но неадекватность ментов — это чаще всего байки.

Что заставляет рыбаков в тридцатиградусный мороз сидеть над лункой? А что заставляет хоккеистов снимать маску и оставаться, как Овечкин, без зубов? Это не понт, это, знаешь, такая мужская традиция — ты стал мужчиной, и даже если шайба тебе прилетит как пуля, ты к этому готов. Мужское сумасбродство нас окружает повсюду. Почему же акцент на фанатах? Политика немножко замешана, кто-то себе пиар раздувает. Не нужно на этом заострять внимание и говорить, что это фрики какие-то.

А легализовать драки — это как байкеров заставить ездить по правилам — практически неосуществимо. Выходит, если хочешь подраться, нужно делать заявку, как на митинг? Никто этого делать не будет. А если так случится, то все превратится в какую-то клоунаду. Абсурда и так очень много в этой жизни. Не надо из пальца высасывать новости про околофутбол. Лучше внимание обратите на реальный футбол — на стратегическую, спортивную, финансовую сторону. Может быть, тогда там что-то изменится. Во что это все превратилось? В какую-то «Новогоднюю ночь» на «Первом канале».

Ильдар, 28 лет, фанат провинциальной команды. «С трусами и стукачами нам не по пути»

Уметь драться — дело важное и благородное для мужчины. В моем уездном городе тебя запросто могли ограбить или избить гопники, и если ты можешь дать отпор, то они моментально отстают от тебя. Помимо этого закаляется воля к победе: битым быть не охота никому. Как это применимо к футболу? Всегда есть дух соперничества, нельзя спускать оскорбления в адрес команды, за которую болеешь с детства, и города, где родился. Конечно, воля к победе стимулирует развиваться, заниматься единоборствами, чтобы не подводить людей, с которыми ты стоишь плечом к плечу.

Раньше шныряли по городу в поисках оппонента. Сегодня драки проходят подальше от посторонних глаз. Независимо от календаря игр команд по предварительной договоренности, все четко: количество бойцов, возраст и прочее. Чаще всего темы с составом 10?15 человек с каждой стороны. В назначенное время и место прибывает состав. Возможно присутствие наблюдателей, пользующихся уважением, это для гарантии соблюдения условий драки. Проверяется состав, чтобы не было подстав. Все проходит на кулаках, без использования «аргументов», то есть подручных средств. В «махаче» нет цели причинить непоправимый вред здоровью оппонента, излишняя жесть в целом не приветствуется, но понимаешь, в этой сфере случается и такое. Для городских пересечений характерно то, что обычно они проходят во время матчей, спонтанно. Но что в лесу, что в городе всегда одно правило: на чистых кулаках без подстав.

Помню свою первую драку — сначала волнуешься, потом идешь в бой. И все, что было до, становится неважно. Главное не терять голову и помнить правила, о которых я уже говорил. С годами к этому проще относишься — драка как драка. У меня за 20 выездов, я точно не считал, у кого-то больше в десятки раз. Для каждого из нас главное — знать свое дело, болеть за команду, поддерживать на выездах и стоять до конца за «цвета». С трусами и стукачами нам не по пути.

В Марселе был. Вы сами все видели. Англичане уже не т. е. Вели себя по-свински и провокационно. Если в общем, то ни для кого не секрет, что русские хулиганы — одни из сильнейших в мире, и, естественно, есть желающие померяться силой. Но помните: никто никого не хочет нарочно изувечить, не хочет проблем для своей команды или страны. Есть и отбитые, но это не значит, что все такие.

Кто-то говорит, что с полицией и контролем мало что изменилось после Марселя. Если честно — прессинг со стороны правоохранительных органов усиливается с каждым годом, особенно в свете последних событий. Раньше можно было спокойно подраться, посидеть в отделении и разойтись. Теперь же могут спокойно завести дело «по факту», особенно с ростом количества камер в городах на каждом углу. Именно поэтому в настоящее время пересечения проходят в лесах, а не в городе, подальше от посторонних глаз.

Причина внесения законопроекта о «легализации» драк, на мой взгляд, в том, что посторонних людей никак не касаются дела фанатские. Тут интерес исключительно на взаимное пересечение противоборствующих сторон. А раз претензий нет, то и нет смысла заводить уголовное дело. Если закон примут, то, думаю, будет еще больший прирост в движение профессиональных спортсменов в погоне фирм за рейтингами.

Пересечения в городе все равно будут, но еще в меньшем количестве, да и наказание за них будет строже. Выгоду от принятия закона ощутят на себе именно фирмы, явно будет открытая медийность, что может все нормально так испортить — скатится это все до уровня шоу или бойцовского промоушена, что приведет к окончательному вымиранию фанатов старой школы. С другой стороны, интерес со стороны ментов пропадет, что позволит спокойно и честно выяснить отношения, ведь не будет проблем с законом. Другой вопрос, как этот механизм будет реализован. Поживем — увидим.

Андрей, 30 лет, болельщик ЦСКА. «Мы ни в чем не виноваты, чтобы нас выгораживать»

Люди по-разному свободное время проводят. Кто-то бухает, кто-то там бегает, например. А другие меряются силой за честь своей команды или даже страны. Не на ринге, не на поле — но суть та же. Каждый делает то, что он хочет, и если ты занимаешься чем-то всерьез, то нужно знать внутреннюю культуру, внутренний свод правил и много чего уметь. У фанатских движений — если они имеют право себя так называть — нет произвола и хаоса, все по правилам — у «фирм» футбольных так оговорено. И сами фанаты, если адекватные и уважаемые, никогда не станут эти правила нарушать. Не будут железки использовать, не будут стучать. Это и есть спорт — тут свои законы, регламенты, есть цель, понятно, кто сильнее, кто выиграл, а кто проиграл. Есть и своеобразные таблицы турнирные, но только для своих — они знают кто и где, какой состав, сколько человек, и на чью победу можно рассчитывать.

Да и в остальном как в спорте. Сюда не берут кого попало. Раньше, может, и было по-другому — приветствовали, считай, всех, кто адекватный и может быть полезен. А так — всегда ждали ребят сильных, выносливых и преданных, сейчас с этим еще строже.

Есть люди, которые проверяют молодежь и тренируют их, чтобы слабаки «отвалились». А есть такие, кто ради понтов пришел. Тренировочные драки регулярно проходят, выдерживает не каждый. Но бывает, что ребята сразу «врубаются», загораются, хотят этому больше времени посвятить, приводят кого-то еще. Нужно себя как-то проявить, показать, что ты взрослый, что ты мужик. Хотя сейчас популярность уже не такая, и околофутбол уже не тот, как лет 10?15 назад. Раньше могли целую заведуху разбить за то, что кому-то пиво разлили или придавили ногу. А сейчас все поскучнее, но цивильнее, безопаснее. И, наверное, это хорошо, на русских фанатов уже какой год наседают. А если их не «усмирить», то нужно направить их энергию в другое русло. Нам сначала намекали, потом стали говорить более открыто — аккуратнее ходите вот там, побольше думайте вот здесь — и все.

Школьникам часто не интересен футбол, правила фанатских движений, они не задумываются о традициях и уважении, они думают, что если попали в движ — неимоверно круты и есть чем похвастаться. Для них подраться — это хороший способ выплеснуть юношескую агрессию, которой навалом. Можно, конечно, просто подраться с соседом, но это же не круто, а вот за идею, за команду — другое дело. Носят одежду, в которой не то что драться — даже бегать неудобно, делают татуировки непонятные, нож таскают — так-то смешно это все. Понты — это лишнее совсем, о них можно говорить только со смехом или с горечью. Но именно такие молодые ребята и дискредитируют нас в глазах властей и обывателя — начинают думать, что много таких, что нам лишь бы подраться, поломать, поджечь что-то там. Мы не изверги и не дегенераты, хотя, наверное, так много кто думает, особенно в «европах», мол, русские — отбитые, что нам флаг оппонента покажи — мы его в клочья порвем. И флаг, и оппонента. Это не то — от фанатских дел общественность не страдает. Бывали, конечно, исключения, но это единицы. А внимания обращают столько, будто такое происходит каждый день.

Инициатива эта драки узаконить очень отчаянно и комично выглядит. Как будто есть проблема, и нам предлагают ее решение. Это как если болеешь — на тебе лекарство. Никто тут не болеет, от «больных» либо избавляются, либо вообще с ними не вяжутся. Все могут ошибаться, но в больших делах нет дураков.

Из-за этого закона можно подумать, что фанаты в России — большая проблема, такого уровня, что это уже нельзя терпеть. Что они человеческого языка не понимают, делают что хотят. После Марселя многие думают, что только свистни — и начнется мракобесие и массовые увечья, что на ЧМ уже кулак в кармане готов, да и не только кулак. Из-за такого отношения ничего не хочется вообще, стыдно становится — не за себя, а за страну.

С другой стороны, можно подумать, что нас будто бы защищают, выгораживают — мол, мы вас любим, в Марселе на вас незаслуженно наехали, а Россия добрая и сильная. А мы ни в чем не виноваты, чтобы нас выгораживать. Фанатская культура — это как хрупкий сосуд, в котором постоянно происходит движение, он живой. И если надавить слишком сильно не в том месте — все будет выведено из-под контроля, можно тугую струю в глаз получить, или еще что хуже. Я бы советовал на другие проблемы внимание обратить, их хватает в стране.

Антон, 25 лет, болельщик «Факела». «Легализация таких драк — полный бред»

Законодательная инициатива в Госдуме — это уже устоявшийся пиар жанр, и случай полностью подходит под эту категорию. Депутаты ЛДПР — основные авторы кричащих инициатив, но весь их смысл в создании повестки федеральных СМИ, реальной пользы законодательству не подразумевается, уже на стадии идеи никто не планирует, что подобный закон в итоге будет принят.

Автор инициативы — Лебедев, сын Жириновского — всегда с теплом относился к теме футбола и всегда мечтал прорваться в чиновничью элиту российского футбола. Он пытался стать главой РФС, регулярно защищает ВОБ (Всероссийское объединение болельщиков). А раз уж тема фанатов сейчас так политизирована — из-за Марселя и грядущего ЧМ — то сам бог велел придумать что-то подобное.

Хотят создать впечателние, что сейчас эта тема волнует всех, а тем временем фанаты молча продолжают драться подальше от посторонних глаз. Раньше было много драк в городе, лютого беспредела, а сейчас уже ничего подобного, как-то ушло это поколение людей вместе со многими вещами. Это как условный 2007-й, который не вернуть. Но если это уходит или меняется, на это есть причина. Не этого ли добивались наши власти?

Драка формально попадает под мелкое хулиганство, но в движе не любят стукачей — нет заявления, нет и дела. Полиция, конечно, пытается выяснить, что происходит, но инсайдера сложно найти, да и организация на уровне. Драка пройдет, и никто кроме своих не узнает. А за организацию беспорядков предъявили разве что единицам.

А вот массовые драки в городе, у стадиона, на стадионе — это, считай, всегда нарушение, в общественном месте нельзя практически ничего. Но такого все меньше, и из-за нового уровня фанатской культуры, и из-за того, что пасут и предупреждают.

Легализация именно таких драк — полный бред. Представь себе: в центре города люди перекроют движение машин дракой. Никому не объяснишь, что, простите-извините, у нас тут именно «фанатская драка», а не пьяный дебош, вот, у нас даже справка есть.

А лебедевская банальная инициатива вызовет медийный резонанс какой-никакой, все сразу вспоминают, что у нас фанаты есть. Что они каким-то иностранцам голову пробили и что они тачки жгут. Может, оно и к лучшему — посмотрят и поймут наконец-то, что все не так плохо.

Хотя, думаю, до фанатов дела нет особо никому — это направлено просто на поддержку темы в медийном поле и поддержание имиджа самого Лебедева, у которого есть свои амбиции в этой сфере. Просто попиариться захотел, повод появился.

Да и фанатам, хулиганам и болельщикам от этой инициативы — ни холодно, ни жарко, принятие ничего изменит. С одной стороны, если власти узаконят бои, то по моему мнению, драки фанатов, околофутбольные драки не сойдут на нет. Но и никакого всплеска насилия не произойдет — если кому-то надо подраться, то он это сделает в любом случае, а если не надо…

Анна, 31 год, фанатка «Спартака». «Девяностые уже не вернуть»

Прежде всего, в основе околофутбольного движения — принципы и понятия. Это юнити. Когда ты можешь постоять и даже подраться за идею/фирму, заступиться за брата и друга. Ты действуешь, а не забиваешься в угол.

Сейчас тема отходит на второй план, так как в обществе вообще популярна тема нереакции, трусости, смирения перед государством, боязни всего — соседей, боязни покурить в общественном месте, попить пива в парке, боязни слушать музыку на громкости, да и вообще обсуждать какие-то немещанские темы в присутствии обычных людей. Легче не сделать чего-то, чем потом пояснять за свои деяния. Мне кажется, такие люди не смогут воевать, защищать свою родину и семью. Ну, или смогут, если под висок подставить дуло пистолета.

Я могу лишь говорить про то, как вели себя мои друзья и знакомые. Возможно, мы и сами провоцировали беспорядки и вели себя более чем экстравагантно. Но мы могли за это ответить. Я помню, в стародавние времена у нас был небольшой конфликт с ребятами. Началась драка. И когда один из них повалил моего знакомого — даже не друга — и у меня какой-то инстинкт сработал — я просто стала пинать чувака своими «мартинсами». Звучит страшно, но никто, кстати, не пострадал. А потом он сказал, что впервые такое видит и высказал «респект».

Не каждый человек сможет стать футбольным фанатом. Как и не каждый сможет доблестно сражаться на войне.

Культура околофутбола изменилась под давлением полиции, а также под давлением времени. Если посмотреть на Англию — околофутбол там зародился в сложные тетчеровские времена. Общество протестовало, как могло. Кто-то стал панком, кто-то выражал себя в искусстве, а кто-то в уличных боях. И ближе к нулевым весь околофутбольный хайп лопнул как мыльный пузырь. Английские хулиганы сейчас вызывают смех. У нас зарождение пришлось на ельцинские девяностые. В это время основа околофутбола состояла из элиты, как и во всех только набирающих силу «проектах», там заправляли люди из хороших семей, образованные, воспитанные, а потом был прилив свежей крови — уже менее элитарный, более массовый. Здесь стоит отметить «фирму» Flint’s Crew (группировка фанатов «Спартака»). Это пример честного околофутбола, без говна, без ножей в спину, как это делает OTF (Out Terraces Firm, Динамо Москва). Девяностые уже не вернуть.

В нулевых околофутбол стал массовым явлением. Многим людям он нравился из-за внешних атрибутов — репрезентативных casual-вещей, типа шарфа Burberry или куртки Stone Island. Не у всех были деньги на фирменные вещи, поэтому молодая поросль с окраин и прочие бичи затаривались на рынках. Но даже в этом было что-то. Люди идейно ездили на рынок и покупали вещи, как у героев книг Дуги Бримсона (британского автора книг о футбольном хулиганизме и причинах этого явления). Это была униформа уличных бойцов. Это как доспехи викингов.

Мне нравится, что околофутбол у нас, в России, был связан с увлечением историей, древними писаниями («Старшая Эдда»), искусством (Константин Васильев), путешествиями (выезд на локальные и интернациональные матчи своей любимой команды). Я не встречала людей из футбольной основы, которым бы нравилось что-то некрасивое и убогое.

В нулевые драки с трибун перенесли в леса и поля. Мне этого не понять, ведь драки на трибунах перед, во время и после матча начинались от непонятного руководящего импульса и адреналина на фоне матча. А не на фоне ненависти к людям. Драка «стенка на стенку» в полях — это просто драка, даже если ты на «стоунайленде». И это смешно. Это показуха. Это неестественно. Ведь, уехав в поле, тебе надо как-то настроиться на драку с противником.

Матч и возбуждение на фоне матча — это как раз то, что нужно для настроя. Ты дерешься из-за идеи, из-за инстинкта постоять за своего брата, за честь и за кровь. Ты можешь не уметь драться вообще. Но у тебя это, скорее всего, получится, так как тобой движут уже, наверное, высшие силы.

И еще: мужчина должен показать себя в бою хоть раз в жизни. Хотя не только мужчина, а вообще человек. Это заложено природой. Если он не показывает себя как воин, то, помимо того, что он не попадет в Вальхаллу, он превратится в биомусор, развращенный диваном, пивом, телевизором и общением с недовалькириями.

Легализовывать драки не стоит, но и запрещать тоже. Я бы вернула все то, что было в девяностые в околофутбол, а преимущественно людей — воспитанных, культурных, умеющих постоять — и за себя, и тебя.

Околофутбола драка в парке

Только за последние полгода несколько раз малолетки толпой избивали беспомощных людей. Некоторые подростки состояли в сообществе околофутбольных фанатов, или офников. На этапе формирования субкультуры офники отстаивали честь своей команды, однако сейчас их цель — самоутвердиться при помощи драки, футбол здесь больше ни при чем.

Если раньше заранее оговоренные встречи между фанатами проходили в лесу или спортзале, то сегодня обычные школьники исподтишка нападают на тех, кто слабее. Унижения они снимают на камеру и выкладывают в Сеть ради лайков.

Екатерина Фетисова из Смоленска воспитывает 15-летнего сына Дениса. Двадцать шестого сентября на него напали в парке четверо ровесников — повалили на землю, били ногами по голове, а потом скрылись. События того вечера Екатерина знает в подробностях: один из нападавших снимал расправу на камеру, а потом показал маме избитого.

«Денис дружил с мальчиком по имени Влад. Дружили крепко, но один раз поругались. Влад хотел собрать команду, чтобы моего сына побить, о чем Денис меня предупреждал. Я полагаю, что у них произошел конфликт из-за девочки — она нравилась обоим. В целом обычная ситуация, но никто не ожидал, что дети решат ее так гнусно», — объясняет Фетисова.

Однажды вечером, рассказывает она, та девочка позвонила Денису и позвала прогуляться. Мальчик радостно согласился. Встречу назначили в парке. Подружка завела его туда, где ничего не подозревавшего Дениса поджидала группа сверстников. Без каких-либо разговоров его избили толпой.

«Сын дома сразу рассказал, что произошло. Обидчиков знал шапочно — все из одного района, лица знакомые, но не общались. Опознал сын только одного парня, который всю драку снимал на телефон. Это был его лучший друг Влад…» — делится подробностями Екатерина.

Она с мужем отправилась домой к тому «другу», чтобы вместе поехать в отделение полиции. Мальчик же стал просить ее этого не делать: дескать, несколько дней назад у него состоялся суд — по обвинению в краже. «Так и сказал: «Мне в полицию совсем нельзя, пожалуйста!» Тогда — к отцу, говорю. Оказалось, что отца он боялся еще больше, чем суд, поэтому умолял его не выдавать», — продолжает мать пострадавшего.

Испугавшись ответственности, Влад скинул ей видеозапись — в качестве доказательства, что сам он Дениса не трогал. Так Екатерина увидела, что сначала ее сына избивали втроем, а потом присоединился четвертый, самый жестокий — он буквально прыгал у подростка на голове. Мать пострадавшего школьника уточняет, что Влад «слил» поименно всех товарищей. Следом нашли второго участника — Сашу.

«Поехали с ним в полицию, написали заявление. Мальчика допросили и отпустили. Я все спрашивала, зачем они это делали? Ответа не было. Видео он мне тоже скинул, да еще и с издевками — заявил, мол, скажите спасибо, что нас было мало, а то ваш сын вообще бы не встал. Никаких извинений. Это хуже, чем АУЕ», — разводит руками Фетисова.

Но больше всего ее волнует психологическое состояние сына. По ее словам, он долго не мог понять, как Влад, лучший друг, мог предать. А еще у парня сильное сотрясение головного мозга, поэтому теперь у него периодически идет кровь из носа. «Мы очень боимся за последствия. Несколько лет назад сыну в онкоцентре делали операцию по удалению части почки. Теперь, после таких ударов, даже боюсь подумать о последствиях. Опухоль может вновь начать расти», — переживает мать.

Следственный комитет организовал проверку, участников конфликта допросили. Екатерина тем временем нашла страницы мальчиков в соцсетях и обратила внимание на то, что всех их объединяет одна группа — околофутбольной направленности. «Их еще называют офниками. Влад рассказывал сыну, что они так часто делают: ищут слабых и бьют толпой. Я отыскала ролики, где они унижали других людей, как моего Дениса. Такие вот увлечения», — сетует она.

Сейчас все группы удалены, страницы заблокированы, однако Фетисова и ее подруги успели сделать скриншоты, которые, уверена она, обязательно помогут делу дойти до суда.

Субкультура офников зародилась еще в 1970-е на основе движения скинхедов, но особую популярность в России приобрела после выхода на экраны фильма «Околофутбола» в 2013 году. Идеология с годами менялась, возраст участников снижался. С трибун стадионов фанаты все больше перемещались в соцсети. Названия у их сообществ характерные: «Убитый офник» или «Разбитый…», «Лесной…», «Злой…», «Молодой…» и тому подобное.

Чтобы узнать, чем конкретно интересуется молодежь, корреспондент РИА Новости внедрилась администратором в одно из самых крупных сообществ околофутбольной направленности «Отбитый офник» (аудитория — свыше 50 тысяч человек). По правилам соцсети, большинство материалов, которые предлагают участники, не могут публиковаться, поскольку содержат призывы к агрессии и экстремизму. Их видит только администратор. В основном фотографии и ролики сделаны во время «забивов» — когда компании мутузят противников на договорных встречах. Однако некоторые видео записаны на улице средь бела дня или в помещениях, например в туалете: там толпой избивают одного школьника.

Еще один популярный вид сообщений — объявления о наборе в фанатский клуб или в «контору».

Приглашают преимущественно несовершеннолетних. К примеру: «Всем добра. Идет набор, 13-16 лет, контора представлена от Мытищ и до Сергиева Посада, потом до Москвы. Писать мне в лс». Внизу — эмблема той самой «конторы» с черепом и надписями на старославянском языке вперемешку с ненормативной лексикой. Среди офников есть и девушки. Как правило, никаких скидок в драках им не предоставляется.

Руководитель группы Максим Волк создал сообщество еще в середине 2000-х, когда сам был околофутбольным фанатом.

Он рассказал РИА Новости, что за 15 лет субкультура изменилась до неузнаваемости: «Если раньше в «конторах» были крепко сложенные парни, любители спорта и здорового образа жизни, то сегодня у офников в моде распитие алкоголя, курение, хулиганство — типа расписать автомобиль сотрудника полиции бранными словами».

«Все это мода, хайп, как сейчас говорят. Раньше «околофутбол» развивался так: есть клуб, и у него обязательно есть фанаты. Невозможно представить футбол без них — не будет красочного шоу, интриг, только скука. У каждого клуба свои враги. С кем-то можно вести мирные договоры, с кем-то нет. Поэтому драки — неизменный атрибут футбола. Даже когда команда проигрывает, фанаты в бою отстаивают ее честь. Но раньше были только договоренные драки, люди шли на риск осознанно, были подготовленными», — объясняет он на пальцах.

Сегодня, по словам Волка, истинные фанаты редко встречаются в Сети, хотя прежде целевая аудитория состояла только из них. Школьники же об «околофутболе» имеют весьма отвлеченное представление, полагает он.

«Сейчас совсем другие типажи пошли: для них важнее сделать красивое провокационное фото. Например, большинство «стариков», которые фанатеют за свой клуб, — язычники, а проще сказать — нацисты. Сейчас модно говорить, что ты язычник. О том, что в свои времена они приносили в жертву людей, младенцев, молодежь даже не знает. Они используют руны на логотипах, а в смысл не вникают: где руна смерти, где добра? Сделали гравировку на амулете, надели на шею и гордятся, что они в теме. Делают селфи, твердят на каждом углу: «Мы язычники». Им не надо вдаваться в подробности, ведь все просто ради лайков — это самое главное», — констатирует Волк.

Модных веяний много. «Модно пить пиво на камеру, быть плохим, модно даже лицо замазать, черными полосами закрыть глаза на фото, словно ты преступник, — перечисляет бывший фанат. — Увидели у кого-то — и погнали».

Стремление публиковать в соцсетях хайповый контент толкает в том числе и на издевательства, в особенности над слабыми. «Раньше не били слабых. Слабый — значит уже «мертвый». И это беспроигрышный вариант — обязательно получится зрелищно. Можно не заниматься спортом, не прилагать усилия. Ни о какой идеологии больше нет речи, только лайки и просмотры», — признает Волк.

Футбольные фанаты неоднократно принимали участие в различных политических и коммерческих акциях, в митингах. Но, как утверждают общественники, речь идет о взрослых — 20-25-летних, тех, кто действует осознанно. А юные офники становятся жертвой чужих интересов, ничего не подозревая. Руководитель направления по декриминализации подростков в Союзе добровольцев России Анастасия Ковалева рассказала РИА Новости, что в каждом регионе субкультура офников представлена по-своему. Где-то молодежь устраивает избиения и снимает это на камеру. В других городах активисты находили целые группы околофутбольщиков, занимавшихся вымогательством. Кроме того, не стоит забывать про те самые «конторы», которые работают тоже не бесплатно.

«Тот, кто хочет заработать, поставляет клиента, а «контора» отжимает у него деньги. Однако самая популярная история — бои. Этот вид бизнеса организован взрослыми: чтобы собрать два автобуса, делать ставки, вести стримы, не хватит организаторских способностей школьников. Так подростковую агрессию монетизируют. Дети думают, что находятся в клане с общей идеологией, но не понимают, что их просто используют как мясо», — разъясняет Ковалева.

Как правило, найти организаторов «забивов» крайне сложно, уточняет она. Но не стоит думать, что дети не понимают, какая их ждет ответственность.

«Они знают и о нарушении закона, и о криминальном подтексте. Если говорить об организованных выездах в лес целыми автобусами, там даже престижно выиграть бой, иметь проблемы с правоохранительными органами», — заключает Ковалева.

В МВД России не ведут отдельную статистику по подросткам, принадлежащим субкультуре офников. Однако с 2010 года Центр противодействия экстремизму (ЦПЭ МВД) работает с околофутбольными течениями и держит наиболее отличившихся «на карандаше». При этом к несовершеннолетним, которые только прикрываются фанатским движением, внимание особое.

Член Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при Совете Федерации, адвокат Евгений Корчаго не раз представлял в суде интересы лидеров крупных околофутбольных движений. Он рассказал РИА Новости, что его клиенты прекрасно осведомлены о внедрении подростков в ряды офников, чему совершенно не рады, поскольку такие представители лишь портят облик фаната. Об этой субкультуре, говорит он, знают и на уровне правительства. Однако пока конкретных инструментов реагирования нет. Корчаго отмечает: все слишком формализовано. По его мнению, нужно сосредоточить главные усилия на профилактической работе.

«Психология подростка такова, что он стремится к объединениям, лидерам. В условиях вакуума формируются такие вот субкультуры. И если в Москве проблема не так остра, то в депрессивных регионах молодежи совершенно нечем заняться», — полагает собеседник.

Кроме того, подростков нередко используют в меркантильных целях. «Я знаю, что такое бывает, особенно в глубинке, но найти организаторов крайне сложно. Это уже зона ответственности полиции», — отмечает он.

Как снимался культовый фильм «Околофутбола». Фанаты и актеры 5 лет спустя

Что осталось за кадром и будет ли продолжение? Программа «Вдвиже» узнала у участников съемок.

Фильм «Околофутбола», вышедший в свет в 2013 году, стал первым максимально приближенным к реальности кино о футбольных фанатах в России. До этого в дешевых сериалах они изображались пьяными подростками с разрисованными лицами. Вошла ли эта тема в историю? Что осталось за кадром и будет ли продолжение? В программе Антона Дорофеева о съемках картины рассказали актеры и создатели «Околофутбола».

С чего начался проект?

Дарья Мингазетдинова, актриса, исполнительница роли Таи: Это было после института, где меня окружали рафинированные мальчики. А тут прям головорезы. Самым огромным был Леша Шпала. А Костя Москва был шире.
Антон Борматов, режиссер: На съемках я увидел, какие талантливые сами хулиганы. Я понял, что у них был талант сыграть даже главные роли. И Женя Березин — один из них.
Евгений Березин, актер, исполнитель роли Слона : Я читал сценарий, говорю: «Мясо» играть не хочу. По своим причинам. А эпизоды неинтересны. Единственный, кого хотел бы сыграть — это «Слон». Режиссер говорит: «Я тебя понял, хорошо». Я выучил, приехали, два дубля сделали — все. Пробовалось человек 16 — утвердили меня. К тому времени у меня уже было куча интервью по спорту — камеры я никогда не стеснялся.
Елена Быкова, автор и продюсер фильма: Никто не верил в это кино. Многие известные режиссеры, которым я показывала идею, говорили, что это кино — проходное, никому неинтересное. Я — поклонница всего того, что делает в кинематографе Сергей Сельянов. Решила отправить сценарий ему. Мы встретились — и все, сразу сложилось ощущение, что мы работаем. Он поверил, дал деньги на производство фильма.
Григорий Иванец, актер, исполнитель роли Бритвы: Я тогда снимался в сериале, взял оттуда каких-то шмоток, как мне тогда казалось, более подходящих для кастинга, и пришел. Говорят: «Тебя режиссер утвердил одним из первых». Я: «На кого? Хоть бы не на того, который всех предал». Но сами знаете, на кого в итоге меня утвердили.
Александр Ратников, актер, исполнитель роли Тичера: Так как я был утвержден почти в самый последний момент, я никакую подготовку в спортзале не проходил — не успел просто. Впоследствии о чем сильно жалел — в каждой сцене, где были драки, я все время получал в жбан.

Как снимали фанатские драки?

В съёмках приняли участие реальные футбольные хулиганы из Москвы, Санкт-Петербурга, нижнего Новгорода. Они не только стали консультантами на площадке, но и сыграли самих себя в эпизодических ролях. Таким образом удалось воссоздать многие атрибуты субкультуры, которые ранее оставались скрытыми от глаз обывателей.

Костя Москва, фанат «Спартака»: Драки, в которых мы участвовали, были списаны с конкретных событий: вагон метро, засада в парке. Консультантами на фильме были более старшие товарищи, которые все это прошли на собственном опыте. Ну и к этим событиям добавился некий художественный вымысел, чтобы в кино поинтереснее смотрелось.
Сам процесс съемок был гораздо лучше, чем весь фильм. Это был ад в хорошем смысле слова, было творческое единение людей. И поездка в Нижний Новгород: в одном автобусе ехала съемочная группа, были и «мясо», и «кони». И один из консультантов фильма с одной стороны и другой со стороны «мяса» по такому же опыту и возрасту, они сидели, обнимались, выпивали. И была такая фраза: «А чего мы раньше рубились? Вот мы какие забавные и прекрасные люди».
Антон Борматов: Какие-то фанатские движения проходили прямо во время съемок — они отличались и приходили с синяками, побитые, но веселые. И меня самого подмывало попроситься в какую-то драку. Но рационально понимал: ну зачем, отобьют голову — и хуже снимешь кино.
Мне хотелось такого ютубовского эффекта — они же сами свои сходки снимают. И этот эффект мне очень нравится, я смотрел нарезки, и меня именно это впечатляло.
Во время съемок финальной битвы, где они все пошли на ОМОН, один из «коней» до такой степени напился, что ему казалось, что это реальная драка. Он вдруг перестал понимать, что идет съемочный процесс. У киношников много чего происходит, но мне на съемках никогда не говорили «я тебе сейчас вломлю».
Григорий Иванец: Получать по башке не очень нравилось. Но все равно ходили, получали. Что-то начало получаться. И после этого мои друзья говорили, что у меня поменялся взгляд, поменялось отношение.
Евгений Березин: «Ой, у меня будет ссадина, ой, мне там нельзя». Я все прекрасно понимаю, но есть грим. И все. Понятное дело, если бы он с таким фингалом пришел в театр, никто бы его по голове не погладил бы. Но вопрос-то не в этом — никто друг друга не бил сильно. Они махали кулаками в драке — это было хотя бы похоже на то, что они это умеют делать.
Александр Ратников: Я тогда спрашивал, почему тот или иной фанат считается легендой. Мне показывали какие-то видосы, и я был в шоке: «А-а-а, что ты делаешь! Пожалей этих людей!»
Иван Фоминов, актер, исполнитель роли Ярого: Мне сказали: «Ты должен как не в себя жрать и качаться». Я занимался со штангой по 6-7 раз в неделю. Нереально было набрать 20 кг за месяц, а с фармой это стало возможно. Была проделана определенная работа — погружение в предлагаемые обстоятельства. По итогу, я — это я, а Ярый — это Ярый.

Исходы некоторых драк менялись прямо по ходу процесса. Так, изначально в столкновение фанатов «Спартака» и «Зенита» должна была быть зафиксирована ничья. Но уже на съёмочной площадке было решено разыграть победу красно-белых.

Андрей Арни, фанат «Зенита»: Если честно, тогда в очередной раз столкнулся с московской хитростью. Сейчас бы, наверное, я людям бы отказал и сказал: «Либо давайте переигрывать сценарий, либо откажемся от участия».

О любовной линии в фильме

Елена Быкова: Конечно, были те, кто говорил «такого быть не может». Но у нас же все-таки кино. Представьте себе фильм: привел Мажор в компанию девушку, представил. Ну, девушка и девушка, ходит рядом. Где конфликт? Его нет в сюжете. Естественно, сделали конфликт.
Павел Ерлыков, актер, исполнитель роли Мажора: Любое предательство — такая страшная вещь. Особенно, если человек тебе очень близок.
Дарья Мингазетдинова: Там есть такая серьезная сцена, которая стала кульминационной в моем понимании о кино. Я так надеялась, что меня это не коснется — я же актриса Малого театра, выпускница Щепкинского училища. А тут Антон Борматов показывает мне референс: «Примерно вот так будет выглядеть постельная сцена». И там просто порево. Говорю: «Пожалуйста, нет, я не могу в этом участвовать, меня папа не поймет, театр». Он — «Так уходи. Думаешь, ты одна здесь?». Но у бабушки нашелся аргумент — Чулпан Хаматова тоже раздевалась.
Свою героиню абсолютно оправдываю. Мне кажется, что такое возможно в жизни: встречаешься с человеком и понимаешь, что ты его не любишь, когда встречаешь настоящую любовь.

Как перенесли реалии фанатской культуры 1990-х в 2000-е

Режиссер Антон Борматов до работы над «Околофутбола» снял фильм о бандитских 1990-х под названием «Чужая». С темой, где тестостерон в избытке, ему приходилось работать не впервые.

Виталий Гашек, фанат «Спартака», участник музыкальной группы Clown’s Ball: Если бы мы реально хотели 1990-е, надо было бы народ одевать в бомберы, в тяжелые ботинки и без телефонов. И мы прикинули и поняли, что динамика бы провалилась.
Павел Ерлыков: Мы не хотели сделать сказку для гламурных мальчиков и девочек. Мы хотели рассказать правду об этом мире.
Григорий Иванец: 5 лет назад мы буквально в последний момент вскочили в последний вагон, когда еще можно было сделать такие темы, как у Балабанова в «Брате».

О межнациональной розни в фанатской культуре

Иван Фоминов: Пара моментов точно была, когда сталкивался с кавказцами, которые меня узнавали в этой роли. Но они были дружелюбно настроены. Люди же понимают, что это кино. Агрессии в мою сторону не было.
Дарья Мингазетдинова: На данный момент уже стерлась такая межнациональная рознь. Но когда фильм снимался, мне кажется, она была на пике.
Елена Быкова: Мы показали, как оно бывает, к чему оно приводит. Хорошо, плохо — каждый получил по заслугам, если вы заметили. Так сложилась их судьба.
Евгений Березин : Просто, допустим, те пацаны, которые не стесняются хвататься за ножи и кулаки, и эти — то же самое. Ну, боднулись — бывает. Сколько таких бытовых проблем на районе.

О финальной работе над фильмом

Виталий Гашек: Сначала нам отдали на откуп всю музыку. А потом в наш процесс стали реально вмешиваться, типа «надо такую, надо более другой народ охватывать и т. д.». Спорить уже было бесполезно, потому что все бы переросло в грызню.
Евгений Березин : Режиссер монтажа этого фильма сказала: «Вы что, хотите сказать, что фанаты — нормальные люди?». Я говорю: «Лена, пожалуйста, не давай ей монтировать. Она с таким субъективным отношением к этому вопросу испортит фильм». Очень много убрано сцен — подгоняли под хронометраж.

Нужна ли вторая часть «Околофутбола»?

Костя Москва: Она в первую очередь нужна тому, кто ее будет снимать. Это Григорий Иванец, он сейчас режиссер и уже давным-давно созрел для съемок полнометражного фильма.
Григорий Иванец: Я перегорел. Мы через столько всего прошли, когда готовили этот фильм с Леной Быковой.
Елена Быкова: Я знаю, что ходили слухи, что кто-то читал вторую часть, и люди, создавшие первую, отреклись. Это полная ерунда. Хороший сценарий, очень классный, очень крепкий. Немного политической стороны, о чемпионате мира.
Григорий Иванец: С 90-процентной вероятностью нас прикрыли, потому что не хотели рисковать, хотя фильм был призван на время ЧМ всех примирить, показать, что и во властных структурах, и в фанатской среде есть и хорошие, и плохие.
Виталий Гашек: Где вы видели, чтобы вторая часть была лучше первой? Единственный фильм — «Терминатор». Все остальное, по-моему, шляпа.
Евгений Березин : Предыстория об этих же персонажах, только на 5 лет младше того времени, на электричках, с сиськами, с хлебом, с майонезом. Мне было бы интересно. Снять и приквел, и продолжение.
Иван Фоминов: Мне кажется, в первой части было все сказано. Хотя я понимаю, поклонники фильма хотели бы видеть продолжение, этих героев, что с ними дальше происходит. Но для меня это спорный вопрос.
Антон Борматов: «Околофутбола-2» — как-то не субкультурно. Ну что вы, ребята.

О публичной жизни представителей фандвижения

Евгений Березин : Контролирующие органы уже по именам с нами здороваются, поэтому лица прятать смысла нет. А все остальное — я не знаю. Уверен, что всеми движут разные мотивы.
Костя Москва: Есть небольшой миф о закрытости, что мы — бандиты-пребандиты, ОПГ. Не знаю, для чего вся эта жуть нагоняется. А раскрыть в кино тему решили, чтобы показать, что нормальные все люди, не надо ничего бояться.
Виталий Гашек: Власти не знали, как с этим бороться, а сейчас они так поднаторели, что ты и шага сделать не можешь — везде засвечен.
Елена Быкова: Кто бы что ни говорил, власть нам очень сильно помогла. Если бы не власть, мы бы просто не досняли это кино.
Дарья Мингазетдинова: Мне кажется, что это самые благородные мужчины на свете. По крайней мере те, с которыми я общалась. Они бы никогда в жизни не обидели ни одну женщину, тем более ребенка или животное. Это самые добродушные мужчины на планете.

Смотрите так же:  Березовый парк коттеджный