Меню

Никольский храм в оренбурге

Кафедральный собор Николая Чудотворца в Оренбурге

Славный российский город Оренбург знаменит своими храмами, среди них выделяется Никольский собор.

Кафедральный собор Николая Чудотворца в Оренбурге — четырехпрестольная церковь, в которой поклоняются святителю Николаю, Успению Богородицы, великомученику Пантелеимона и Всем Святым.

История основания Никольской святыни

В 1883 году казаки Оренбургского округа на средства, собранные прихожанами, на месте однопрестольной церкви Николая Угодника, сгоревшей в пожаре, построили трехпрестольный Никольский храм, который был освящен в 1886 году Преосвященным епископом Оренбургским и Уральским Вениамином ІІ.

Будущим императором России, цесаревичем Николаем был сделан неоценимый подарок нововозведенной христианской святыне, он подарил напрестольное Евангелие с изображением Апостолов.

Подрядные работы велись под попечительством Е. Колокольцева по проекту инженера — капитана В. Сахарова первым настоятелем нововозведенного храма Николая Угодника был отец Василий (Коблов), который в 1917 году скончался и похоронен за храмовым алтарем.

Время разрухи

По милости Божьей святая обитель не была разрушена во времена революции, она одна осталась нетронутой среди сорока оренбургских христианских обителей.

В начале тридцатых годов в Никольской святыне еще проводились богослужения, храм охраняла семейная пара, жившая в церковной сторожке.

Один раз, после вечерней службы, когда двери церкви были уже закрыты, супруги услышали внутри нее шум. Приоткрыв двери в Никольском приделе, пара лишилась дара речи от увиденного, в сиянии яркого света они увидели, как Богородица, нарисованная у Голгофского Креста, сошла и стоит в молитве на коленях перед распятием Своего Сына Иисуса Христа. Через мгновение туманная дымка окутала фигуру Божьей Матери, и Она переместилась обратно на место у Креста.

Интересно! Архиерей Оренбургской кафедры владыка Арсений, при молебне, который отслужили по этому уникальному случаю, пронес пророческие слова, что Никольский храм в Оренбурге не будет разрушен.

Во время последнего ареста владыка, выходя из храма, сказал, что быть тому собором, после чего епископ Арсений был отправлен в ссылку, где и умер.

В 1936 году храм закрыли, ценности вынесли и в стенах обосновали общежитие. Во время войны здесь жили беженцы.

Восстановление святыни

Трудно поверить, что в годы сталинизма церковь Николая Чудотворца была открыта в апреле 1944 года, а через 11 лет мастера приступили к ее росписи, которой руководил местный художник Владимир Рублев.

С 1944 года Никольский кафедральный собор становится главным в Оренбургской епархии.

В возвращенном храме не было ни иконостасов, ни престолов. Над проектом нового иконостаса работал епископ Михаил (Воскресенский), освящение которого произошло в марте 1959 года. Четвертый придел Всех Святых Никольского собора Оренбурга освятили в 1968 году. Над проектом нового купола, установленного в 1990 году вместо деревянного, работали московские архитекторы института Спецпроектреставрации.

1994 год ознаменовался возведением новой колокольни, а 1995 — водосвяточной часовни.

Посещение Патриархом Московским и всея Руси Алексием ІІ Никольского кафедрального Собора в Оренбурге стало уникальным событием того края, собравшим тысячи прихожан.

Архитектура

В 1995 году оренбургская святыня преобразовалась при появлении:

  • изумительной красоты пяти паникадил;
  • росписи куполов и трех алтарей;
  • позолоты на трех иконостасах;
  • реставрации настенных картин во всем храме.
  • В этом же году территория собора была благоустроена, на ней высадили сад, появились величавые лиственницы, а вокруг соборного комплекса выросла ограда из чугуна.

    Храмовые постройки росли, в 1998 году возводится здание администрации, в нем оборудованы помещения под трапезную, типографию, воскресную школу, библиотеку и гостиницу.

    К 2009 году на соборной территории выстроена храмовая крестильня и открыта лавка.

    На престольные праздники, весной, 22 мая и зимой, 19 декабря, в честь Николая Чудотворца, архиепископа Мирликийского, покровителя Оренбургского Никольского собора, собираются тысячи прихожан и гостей города.

    Любопытна история двух старинных колоколов, которые всем свои видом отличаются от недавно отлитых собратьев. Они находятся сверху и снизу, чтобы прочитать надписи на колоколах, нужны специальные средства.

    Колокол нижнего яруса вначале предназначался для Батуринского храма, его отлили в городе Глухове, заказ был сделан от имени гетмана И.Мазепы. Это точная копия пропавшего без вести знаменитого колокола «Голубь», отлитого в 1699 году. История появления этого колокола в Никольской колокольне неизвестна.

    Святыни

    Прихожане и паломники часто приходят помолиться у могилы митрополита Леонтия (Бондаря), похороненного на территории Пантелеимоновского придела.

    Самый посещаемый в городе храм привлекает прихожан своими святынями.

    Редко встречающаяся в церквях икона Богородицы «Табынская» не раз отвечала чудесами исцеления на искренние и горячие молитвы просящих поклониться ей можно в Успенском приделе.

    Святой лик и частицы преподобного Серафима Саровского даруют молящимся по их прошениям мудрость, укрепление веры, и помогают выйти из сложной жизненной ситуации.

    Здесь же хранится ковчег с мощами святых отцов из Киево-Печерской лавры.

    Информация для паломников

    Белоснежные стены, золотые и зеленые купола еще издалека привлекают внимание прохожих.

    Посетить богослужения можно каждый день, в 8 утра начинается литургия, в 17.00 прихожане спешат на вечернее богослужение.

    По воскресным дням в 7 утра начинается утренняя литургия, в 9.30 — поздняя. Ночное бдение начинается в воскресенье в 17.00. На вечернем богослужении читаются акафисты, в среду святителю Николаю Угоднику перед частицей его мощей, в пятницу — Пресвятой Богородице перед Ее святым ликом «Скоропослушница».

    Как добраться

    Для желающих посетить главную святыню города проводятся экскурсии.

    Никольский кафедральный собор расположен по адресу: г. Оренбург, улица Чкалова, д.8,

    От железнодорожного вокзала к городской святыне ходит автобус под № 56. Из аэропорта лучше воспользоваться услугами такси, так как общественные автобусы ходят нерегулярно.

    Никольский собор (г. Оренбург)

    Никольский храм был основан в 1883 году.

    4 мая (17 по новому стилю) 1886 года собор освятил Преосвященный Вениамин II (Смирнов), епископ Оренбургский и Уральский.

    Причиной закладки кирпичного здания храма был пожар деревянных построек казачей станицы с ее фортом (крепостью, отсюда название региона «Форштадт»). Вот в это тяжелое время и возникла мысль постройки. Инициатива принадлежала казакам Оренбургской станицы во главе с попечителем и подрядчиком Е.Г. Колокольцевым. Спланирована инженер-капитаном В.П. Сахаровым. (Епархиальные ведомости № 10 за 1886 г., стр. 375; Архитектурная и историческая справка – архитектор Ю.А. Григорьев).

    Церковь была заложена в 1883 году на средства прихожан (десятинная) и освящена 4 мая 1886 года Преосвященным Вениамином II (Смирновым), епископом Оренбургским и Уральским. Сначала она была однопрестольная, во имя святителя и Чудотворца Николая, а с 1910 года числится как трехпрестольная в честь Успения Божией Матери и св. великомученика Пантелеимона. (Архитектурная и историческая справка – архитектор Ю.А. Григорьев).

    В памяти старожилов сохранились имена служителей этого храма и настоятеля первостроителя о. Василия (Коблова), скончавшегося в 1917 г. и похороненного за алтарем храма вместе со строителем и старостой Евфимием Колокольцевым.

    В 30-х гг., во время лихолетья разрушения храмов и гонения на церковь, к Никольскому храму проявился особый Промысел, знамение чудесной милости Божией. Из 40 храмов г. Оренбурга один он не подвергся разрушению, что подтверждалось рассказами Елизаветы Левашовой (инокиня Евникия-глухая) и Александры Кухтериной, прихожанками Никольской церкви. (Никольский собор: история и современность стр. 2, Н.А. Мячина):

    «При храме святителя Николая жила в сторожке благочестивая чета, охранявшая храм. Однажды, после вечернего богослужения, храм уже был закрыт. Вдруг слышат шум в храме. Пошли посмотреть. Открыли большую дверь Никольского придела и замерли: Матерь Божия, стоящая на Голгофе при Кресте, сошла со своего места и молится перед распятием Сына Своего. Так продолжалось несколько минут. Как бы в легком тумане, Матерь Божия поднялась и встала на свое место. Об этом видении сообщили архиерею. В то время на Оренбургской кафедре был владыка Арсений. Был отслужен молебен перед Голгофой. После молебна владыка, обращаясь к верующим, произнес пророческие слова: „Этот храм не будет разрушен“».

    Епископ Арсений (Воскресенский), который в 1930-е годы дважды подвергался аресту, в третий арест умер в ссылке. При последнем аресте, когда его выводили из Никольского храма, он плачущему народу пророчески сказал: «Сей храм будет собором»! (Никольский собор: история и современность, стр.3, Н.А. Мячина).

    В 1936 году Никольский храм был закрыт, и все святыни были из него вынесены. Здание храма было использовано для различных мирских бытовых нужд. Вначале в нем разместили общежитие, а после 1942 года – эвакуированные из Москвы и Ленинграда архивы наркомата внутренних дел (Архитектурная и историческая справка, архитектор Ю.А. Григорьев).

    Прошло время, и действительно сбылось предсказание епископа Арсения (Воскресенского), что Никольский храм станет кафедральным, так как к этому времени величественный Казанский кафедральный собор был уже взорван, и из 40 храмов г. Оренбурга оставался только этот приходской храм.

    12 апреля 1944 года храм был вновь открыт.

    С 1955 г. по 1958 г. храм был заново расписан талантливым местным художником Владимиром Рублевым.

    В 1968 г. освящен четвертый предел в честь Всех святых.

    С 1000-летия Крещения Руси (1988 г.) наступило благоприятное время для Православной Церкви, в Никольском соборе по благословению митрополита Леонтия развернулось большое строительство.

    1988-1990 г. — построен новый купол вместо старого деревянного, который дал наклон.

    1991 г. — начато строительство нового придела Всех святых.

    1992 г. — придел был освящен.

    1991 г. — произведена позолота креста и луковицы нового купола.

    1992 г. — в храме были проведены реставрационные работы, деревянные подоконники поменяли на мраморные, поставили новые деревянные рамы и поставили металлические решетки на все окна, поменяли линолеум, поставили новую кафедру.

    На очереди была колокольня, оказавшаяся после произведенных перестроек несоразмерно маленькой. В 1994 г., силами местных строителей во главе с Вячеславом Михайловичем Коноваловым по проекту Н.А. Быковской, на первом ярусе старой колокольни была надстроена новая высокая колокольня, поднявшаяся на 7 метров и гармонично вписавшаяся в окружающую застройку.

    1993 г. – построены гаражи, погреба. 1995 г. – на восточной стороне храмовой территории была возведена водосвятная часовня.

    1994-1995 гг. – произведена позолота всех 3-х иконостасов, расписан купол и расписаны три алтаря, произведена реставрация стенной живописи алтарей и всего храма. Приобретены новые паникадила в кол-ве 5 штук.

    1995 г. – благоустроена территория вокруг собора, разбит сад, установлена чугунная ограда, посажены лиственницы.

    1997-1998 г. — построено церковное административное здание, где расположились трапезная, епархиальная типография, воскресная школа, бухгалтерия, библиотека, гостиница для ставленников и для священнослужителей.

    2007 г. введен в действие новый храм крестильня.

    2009 г. построена новая церковная лавка на территории собора.

    С 1999 года работает воскресная школа.

    Время работы собора – ежедневно с 7-00 до 20-00

    Таинство Крещения в соборе проводится ежедневно в 10-00 и 13-00 часов.

    В соборе находятся святые мощи и иные реликвии

    Большой ковчег с частицей мощей свт. Николая архиепископа Мирликийского, чудотворца

    Настоятель: митрофорный протоиерей Алексей Иванович Асеев.

    ОРЕНБУРГСКИЙ НИКОЛЬСКИЙ СОБОР

    Оренбургский Никольский собор

    Оренбургский собор в честь святителя Николая Мирликийского, кафедральный собор Оренбургской епархии.

    • Престолы: Николая Мирликийского, Успения Пресвятой Богородицы, св. великомученика Пантелеимона, Всех святых.
    • Адрес: Россия, Оренбург, ул. Чкалова, 8.
    • На карте: Яндекс.Карта, Google-карта

      Храм был заложен в 1883 году на средства прихожан (десятинный). Причиной закладки кирпичного здания храма был пожар деревянных построек казачей станицы с ее фортом (крепостью, отсюда название региона «Форштадт»). Инициатива принадлежала казакам Оренбургской станицы во главе с попечителем и подрядчиком Е.Г. Колокольцевым. Спланирована инженер-капитаном В.П. Сахаровым [1].

      4 мая 1886 года храм был освящен епископом Оренбургским Вениамином (Смирновым). Сначала в храме был один престол, во имя святителя Николая, а с 1910 года числится как трехпрестольный, с приделами в честь Успения Пресвятой Богородицы и св. великомученика Пантелеимона.

      В 1936 году храм был закрыт, и все святыни были из него вынесены.

      Вначале в храме разместили общежитие, а после 1942 года – эвакуированные из Москвы и Ленинграда архивы наркомата внутренних дел.

      12 апреля 1944 года храм был вновь открыт и с этого времени становится кафедральным собором Оренбургской епархии.

      С 1955 г. по 1958 г. храм был заново расписан местным художником Владимиром Рублевым.

      С 1988 г. в Никольском соборе по благословению митрополита Леонтия развернулось большое строительство.

      В 1988-1990 гг. построен новый купол вместо старого деревянного, который дал наклон.

      Оренбургский Никольский собор. Главный алтарь.

      В 1991 г. начато строительство нового Всесвятского придела, освященного в 1992 году.

      В 1991 г. произведена позолота креста и луковицы нового купола.

      В 1992 г. в храме были проведены реставрационные работы, деревянные подоконники поменяли на мраморные, поставили новые деревянные рамы и поставили металлические решетки на все окна, поменяли линолеум, поставили новую кафедру.

      В 1993 г. были построены гаражи, погреба.

      В 1994 г., силами местных строителей во главе с Вячеславом Михайловичем Коноваловым по проекту Н.А. Быковской, на первом ярусе старой колокольни была надстроена новая высокая колокольня, поднявшаяся на 7 метров и гармонично вписавшаяся в окружающую застройку.

      В 1995 г. на восточной стороне храмовой территории была возведена водосвятная часовня.

      В 1994-1995 гг. произведена позолота всех 3-х иконостасов, расписан купол и расписаны три алтаря, произведена реставрация стенной живописи алтарей и всего храма.

      В 1997-1998 г. построено церковное административное здание, где расположились трапезная, епархиальная типография, воскресная школа, бухгалтерия, библиотека, гостиница для ставленников и для священнослужителей.

      В 2007 г. освящен новый храм крестильня.

      В 2009 г. построена новая церковная лавка на территории собора.

      С 1999 года работает воскресная школа для детей.

    • К. Белявский, свящ. Церковь св. Чудотворца Николая в Форштадте (летопись) // Оренбургские епархиальные ведомости, 1886, № 10, отд. неофиц, с. 375-378.
    • Использованные материалы

      • Страница собора на официальном епархиальном сайте
        • http://www.oepress.ru/tsentralnyj-okrug/235-nikolskij-kafedr. tml
      • [1] Епархиальные ведомости № 10 за 1886 г., стр. 375

        Оренбург. Кафедральный собор Николая Чудотворца.

        Никольский храм был основан в 1883 году. 4 мая (17 н. ст.) 1886 года собор освятил Преосвященный Вениамин II (Смирнов), епископ Оренбургский и Уральский. Причиной закладки кирпичного здания храма был пожар деревянных построек казачей станицы с ее фортом (крепостью, отсюда название региона «Форштадт»). Вот в это тяжелое время и возникла мысль постройки. Инициатива принадлежала казакам Оренбургской станицы во главе с попечителем и подрядчиком Е.Г. Колокольцевым. Спланирована инженер-капитаном В.П. Сахаровым. (Епархиальные ведомости № 10 за 1886 г., стр. 375; Архитектурная и историческая справка – архитектор Ю.А. Григорьев).

        Церковь была заложена в 1883 году на средства прихожан (десятинная) и освящена 4 мая 1886 года Преосвященным Вениамином II (Смирновым), епископом Оренбургским и Уральским. Сначала она была однопрестольная, во имя святителя и Чудотворца Николая, а с 1910 года числится как трехпрестольная в честь Успения Божией Матери и св. великомученика Пантелеимона.

        В 1936 году Никольский храм был закрыт, и все святыни были из него вынесены. Здание храма было использовано для различных мирских бытовых нужд. Вначале в нем разместили общежитие, а после 1942 года – эвакуированные из Москвы и Ленинграда архивы наркомата внутренних дел. 12 апреля 1944 года храм был вновь открыт. С 1955 г. по 1958 г. храм был заново расписан талантливым местным художником Владимиром Рублевым. В 1968 г. освящен четвертый предел в честь Всех святых.

        С 1000-летия Крещения Руси (1988 г.) наступило благоприятное время для Православной Церкви, в Никольском соборе по благословению митрополита Леонтия развернулось большое строительство. 1988-1990 г. — построен новый купол вместо старого деревянного, который дал наклон. 1991 г. — начато строительство нового придела Всех святых. 1992 г. — придел был освящен. 1991 г. — произведена позолота креста и луковицы нового купола. 1992 г. — в храме были проведены реставрационные работы. На очереди была колокольня, оказавшаяся после произведенных перестроек несоразмерно маленькой. В 1994 г., силами местных строителей во главе с В.М. Коноваловым по проекту Н.А. Быковской, на первом ярусе старой колокольни была надстроена новая высокая колокольня, поднявшаяся на 7 м и гармонично вписавшаяся в окружающую застройку. 1995 г. – на восточной стороне храмовой территории была возведена водосвятная часовня. 1994-1995 гг. – произведена позолота всех 3-х иконостасов, расписан купол и расписаны три алтаря, произведена реставрация стенной живописи алтарей и всего храма. 1997-1998 г. — построено церковное административное здание, где расположились трапезная, епархиальная типография, воскресная школа, бухгалтерия, библиотека, гостиница для ставленников и для священнослужителей. 2007 г. введен в действие новый храм крестильня. 2009 г. построена новая церковная лавка на территории собора.

        История закладки и строительства Никольского храма непосредственно связана с серией сильнейших пожаров, которые прокатились по Оренбургу в 1879 году. Современники писали, что «Пожарное бедствие для Оренбурга продолжалось целых три недели — началось оно 16 апреля в 10 часов утра, когда возник первый большой пожар в Новой слободе, 30 апреля выгорела большая половина Форштадта, 1 мая горела Старая слободка и, наконец, 5 мая — второй пожар в Новой слободке. Итого пять пожаров, из которых первый был грандиозен, а последующие очень значительны по своим размерам».

        По мнению и современников, и историков, последствия пожара оказались колоссальны. Укрощением огненной стихии, а затем восстановлением сожжёного города руководил генерал-губернатор Николай Андреевич Крыжановский. Во время восстановительных работ поселяне Форштадта задумали поставить у себя новый храм. Целый участок слободы решили не застраивать жилыми домами, оставив его под возведение каменной церкви. Место выбрали подходящее — возвышенное, открытое. В части современной литературы указываются имена ходатаев постройки храма — казаков Евфимия Кольцова и его друга Феодора. Однако это утверждение вступает в противоречие уже с самой первой историей Никольской церкви, написанной по случаю завершения строительства её первым настоятелем, священником Капитоном Белявским, и опубликованной в одном из номеров «Оренбургских епархиальных ведомостей» за 1886 год. Отец Капитон свидетельствует, что «первое место» среди хлопотавших о возведении храма принадлежит Е. Г. Колокольцеву, «который своей настойчивостью побеждал все препятствия, а к неприятностям, встречающимся при строении, он привык и на них не обращал никакого внимания». Далее автор заметки называет попечителей Никиту Егоровича Григорьева, Ф. И. Полозова, А. Тимонова и сборщика средств Смородинова. Евфимий Кольцов в этом тексте не упомянут вовсе. Видимо, современные авторы исказили фамилию действительного апологета строительства — Колокольцева, представив её в «урезанном» виде — Кольцов. Кто такой друг Феодор, сказать вообще затруднительно. Можно предположить, что имеется в виду Ф. И. Полозов.

        Местная традиция сложилась таким образом, что каждое сословие или социальная группа, представленные в Оренбурге, стремились иметь собственную церковь. Развитие церковного строительства Оренбурга шло при активном участии купечества и простых прихожан. В ХIХ веке храмы, возводившиеся на деньги богатого купечества, проектировали в соответствии с планировочным типом храма «корабля». Первоначально церкви, как правило, строились однопридельными. Впоследствии многие из них достраивались и приобретали вид трёхнефных и трёхпридельных зальных храмов. Это касается и Никольской церкви. Возведённая однопрестольной, впоследствии она расширилась за счёт двух приделов и трапезной. Итак, казаки начали собирать средства. Известно, что по большей части эти средства состояли из пожертвований разного рода строительными материалами. Представители станичного правления, кроме того, откладывали часть полученной правлением прибыли (например, от продажи или сдачи в аренду участков степи, принадлежавших станичникам, от податей неказаков, временно селившихся в Форштадте и т.д.), предполагая в будущем употребить эти деньги на постройку церкви. Особенным рвением в этом отличался Е. Г. Колокольцев. Через некоторое время был разработан проект каменной церкви.

        Согласно первоначальному плану и предварительной смете, стоимость работ определялась в 25 тысяч рублей. У казаков же на тот момент имелось только около трёх тысяч. Тем не менее, строительство решили не откладывать в долгий ящик. Весной 1883 года состоялась торжественная закладка храма. Священник Капитон Белявский писал: «Преосвященнейшим Вениамином, епископом Оренбургским и Уральским, в присутствии градоначальника, военного начальства, почётных граждан и при скоплении многочисленной публики было положено основание церкви. После чего, по русскому обычаю, казаками была предложена хлеб-соль публике в обширной, нарочито для того раскинутой, «палатке». Однако не успела работа начаться, как тут же замерла — между заказчиками и подрядчиками (попечителями и инженерами) выявились разногласия. За давностью лет не известно, что послужило причиной размолвки. Известно, что руководитель подряда сменился, им стал В. П. Сахаров, «который безвозмедно вел и исполнил свое дело самым добросовестным и усерднейшим образом». Стоит сказать, что впоследствии под его началом в Оренбурге будет построен ещё один храм — во имя великомученика Димитрия Солунского.

        Уже в ходе строительных работ храм получал различные вклады. Наиболее заметным из них был дар почётного казачьего атамана, будущего императора Николая II. Он прислал в храм, основанный в честь его небесного покровителя, ценное — «изящной работы» — напрестольное Евангелие. На позолоченной серебряной пластине Евангелия имелась выгравированная надпись: «В церкви св. и чудотворца Николая Оренбургской казачьей станицы от атамана казачьих войск наследника цесаревича Николая Александровича 6 декабря 1883 года». Большую сумму, около 1000 рублей, выделил видный оренбургский общественный деятель, историк и меценат генерал-майор Иван Васильевич Чернов. Всего он пожертвовал Никольской церкви 3000 рублей. Форштадтские казаки заказали иконостас для храма московскому мастеру Соколову. Соколов обязался выполнить все полагающиеся работы к 1 октября 1885 года. За создание иконостаса ему обещали выплатить 2750 рублей. Однако менее чем за месяц до окончания работ в мастерской Соколова произошёл пожар. Живопись многих икон была повреждена и нуждалась в исправлении. Только к середине Великого поста 1886 года готовый иконостас доставили в Оренбург. Утешая казаков, раздосадованных задержкой, московский мастер писал, что сделает такой иконостас, «какого в Оренбурге нет». В это же время купец второй гильдии Фёдор Петрович Дегтярёв строил церковь Оренбургскому духовному училищу. Он заказал колокол, который не смог поместиться на маленький ярус звона училищной колокольни. Воспользовавшись этим, казаки попросили передать его для Никольской церкви. Дегтярёв не стал упрямиться и отдал колокол казакам за 800 рублей, да ещё и с расрочкой платежа. 4 мая 1886 года храм во имя святителя Николая, Мирликийского чудотворца был освящён. Несмотря на «полупасмурную» погоду, отмеченную священником Капитоном Белявским, торжество собрало многочисленных участников, в том числе оренбургских губернаторов, почётных горожан, местное духовенство. Совершил освящение епископ Вениамин II (Смирнов).

        Известно, что деревянный Никольский храм существовал в Оренбурге ещё в ХVIII веке. «. Она была каменно-деревянная, ветхая, построена 1745 г. сентября 27 дня по указу преосвященного Луки, епископа Казанского и Свияжского, из казенной суммы тщанием Неплюева». Оказывается, первая Никольская церковь являлась современницей Оренбурга, заложенного двумя годами ранее! Она возводилась тогда, когда «под стук топора и под гром пушек» на берегу Урала, в башкирских степях, возводился форпост России «для отворения пути» в Индию. Основатель крепости и губернатор края И. И. Неплюев был глубоко и искренне верующим человеком. При нём военная крепость быстро превращалась в город. Помимо Никольского храма, по его инициативе были возведены три каменные церкви: Преображенская, Введенская и Георгиевская. Во время страшного пожара в Оренбурге, происшедшего в 1786 году, сильно пострадали многие церкви города, в том числе и Свято-Николаевская церковь, построенная Неплюевым для городовых казаков в 1745 году на казённые деньги. Церковные принадлежности и ризница были переданы после этого пожара в Георгиевскую церковь. Приход и причт Николаевской церкви официально существовал ещё в 1793 году, после чего были окончательно упразнены, а все казаки, проживающие в самом городе, так и в Форштадте, были приписаны к приходу Георгиевской церкви. Сам Георгиевский приход был самым значительным в Оренбурге и насчитывал в 1798 году 437 дворов или 1748 душ мужского пола. Большим событием для совсем новой Никольской церкви стало её посещение в конце июля 1891 года наследником престола великим князем Николаем Александровичем, будущим последним российским царём. Храм любовно украсили к торжеству, а рядом с ним возвели часовню, для которой казаки на свои средства приобрели икону «в память чудесного избавления от угрожавшей его высочеству опасности в Японии 29 апреля 1891 года». В начале ХХ века при Никольской церкви существовало несколько школ: женская церковно-приходская и две непосредственно казачьих — мужская и женская. Приход храма увеличивался, сам храм нуждался в расширении.

        К 1910 году к церкви пристроили два боковых придела: в честь Успения Божией Матери и во имя святого великомученика и целителя Пантелеймона. Кроме того, появилась обширная трапезная. После прихода к власти большевиков для Никольского прихода наступили непростые времена, однако храм сумел продержаться в своём изначальном качестве до середины 1930-х годов. Богоборцы предпринимали попытки закрыть церковь — удалось им это сделать лишь в 1935 году. Все святыни и утварь из неё вывезли. Сначала в здании разместили общежитие, а в годы Великой Отечественной войны — эвакуированные из Москвы и Ленинграда архивы НКВД. После смягчения антирелигиозного террора в СССР Никольский храм возродился. По одним данным, это произошло в апреле 1944 года, по другим — в мае 1944 года. Согласно отчёту уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви по Оренбургу, церковь начала действовать с 1 июня 1944 года. В течение нескольких месяцев здание всё ещё было занято архивными фондами, богослужения совершались во временной постройке — сарае, в кратчайшие сроки выстроенном рядом. Именно в Никольскую церковь была перенесена кафедра оренбургских архиреев, пустующая с 1937 года после ареста епископа Варлаама II (Козули), — с назначением в Оренбург (тогда — Чкалов) иного архирея, видного церковного историка епископа Мануила (Лемешевского). Призошло это в 1945 году.

        Новый этап истории Никольского собора, единственного не разрушенного в годы советской власти храма Оренбурга, начался с его возобновления как действующей церкви в конце Великой Отечественной войны. Первые шаги по возрождению храма были сделаны в годы, когда Оренбургскую кафедру занимал владыка Мануил. После ареста архиепископа Мануила руководить Чкаловской кафедрой определили епископу Борису (Вику); настоятелем собора тогда же назначили протоиерея Константина Плясунова. Современникам он запомнился замечательными проповедями и мудрыми наставлениями. В годы его настоятельства храм был расписан, во всех трёх приделах появились новые иконостасы, удалось позолотить кресты и главки на куполе и колокольне, а также устроить крестильню. С декабря 1966 года настоятелем собора являлся протоиерей Борис Сандар. При нём в 1968 году к храму пристроили придел Всех Святых, а в алтаре установили новые металлические вызолоченные престолы.

        С конца 1980-х годов наступило благоприятное время для Церкви. В Никольском кафедральном соборе развернулось большое строительство. При протоирее Василии Лищенюке на церковной территории появились новые хозяйственные помещения: мастерские, склад, гараж. В 1995 году к востоку от церкви возвели водосвятную часовню. Тогда же расписали новый купол, позолотили все три иконостаса, приобрели новые паникадила. В 1997-1999 годах шло строительство настоятельского корпуса. В настоящее время на территории собора находятся: храм-крестильня в честь Богоявления, водосвятная часовня, просфорня, административный корпус с библиотекой. В 1999 году при кафедральном соборе открыли воскресную школу.

        Из журнала «Православные Храмы. Путешествие по святым местам». Выпуск №144, 2019 г.

        За 120 лет своей жизни Никольский собор пережил серьёзные изменения и ныне весьма отдалённо напоминает тот храм, который торжественно освящали в мае 1886 года в присутствии оренбургского губернатора. Не позднее 1910 года к храму были пристроены боковые приделы в честь Успения Пресвятой Богородицы (северный) и во имя великомученика Пантелеймона (южный) с апсидами, равными примерно 3/4 размера апсиды главного алтаря с Никольским престолом, а также — маленькими деревянными фронтонами над новообразованными нефами. Ныне все три апсиды объединены под одной кровлей, отчего с восточной стороны храм производит несколько тяжеловесное впечатление. Первоначальные деревянные фронтоны заменены на железобетонные, которые удачно вписались в пропорции храма.

        Наиболее серьёзную реконструкцию собор претерпел в 1990-е годы. Оренбургский культуролог Т. П. Никишова писала: «Большое строительство развернулось в 1988 году с приходом нового настоятеля, митрофорного протоирея Василия Лищенюка. Проектные работы выполнялись Московским институтом «Спецпроектреставрация». Из трёх вариантов реконструкции был выбран третий — архитектора Быковской Н.А. Согласно ему, собор приобрёл широкий световой барабан с 12-ю окнами, увенчанный сферическим куполом с луковицей. Летом 1991 года расширяется Всехсвятский придел. На очереди была колокольня, оказавшаяся после произведённых перестроек несоразмерно маленькой. К тому же стилистически она отличалась от храма, приобретшего классический облик. В 1994 году силами местных строителей под началом В.М. Коновалова по проекту Быковской Н.А. на первом ярусе старой была надстроена новая высокая колокольня, гармонично вписавшаяся в окружающую застройку».

        На колокольне особенно любопытны два старинных колокола, внешне сильно отличающихся от остальных, отлитых совсем недавно. Один из них находится в верхнем ярусе звона, другой — в нижнем. Оба колокола имеют надписи, по которым их можно датировать, однако расположение колоколов таково, что прочитать круговые надписи полностью невозможно без использования специальных средств. Тем не менее, отдельные сведения получить можно. Так, колокол нижнего яруса отлит по заказу гетмана Ивана Мазепы в Глухове для города Батурина! По стилистическим особенностям этот колокол напоминает «Голубь», ныне пропавший шедевр украинского колокольного дела, отлитый Мазепой в 1699 году. Возможно, оба колокола изготавливались для одной церкви. Как попал в Оренбург колокол, предназначавшийся для Батурина, остаётся загадкой. Размещённая на западной стороне колокольни дата «1883» сообщает о закладке Никольского храма. Характерный для ампирных храмов (но — первой половины ХIХ столетия!) широкий световой барабан прорезан двенадцатью вытянутыми полуциркульными окнами и служит опорой куполу с главкой на нём. Под главкой — ещё один, четырёхоконный, барабан, являющийся сильно уменьшенной копией первого. Классицистические фронтоны, завершающие северный и южный фасады Никольского собора, ограничены двумя скатами крыши по бокам и карнизом у основания. Конструкции подобной той, что венчает Никольский собор, служат для вентиляции, освещения или декоративного оформления.

        Фонари были известны уже в зодчестве Средневековья, но особое распространение получили в архитектуре Возрождения, барокко и классицизма. Именно декоративный «смысл» имеет и фонарь Никольской церкви. Главный вход в Никольский собор украшен двумя мозаичными иконами, расположенными по бокам от дверей. Это — образы святых равноапостольных князя Владимира и княгини Ольги. Иконостас главного Никольского придела украшают иконы Спасителя и Божией Матери. Справа от Спасителя — Архангел Михаил с огненным мечом и святитель Николай Чудотворец с Евангелием. Слева от Божией Матери — Архангел Гавриил с райским цветком и фонарём в правой руке и икона Покрова Пресвятой Богородицы. Все иконы иконостаса написаны в Саратове по заказу архиепископа Михаила (Воскресенского) в 1950-е годы. Слева к центральному Никольскому приделу примыкает Успенский придел. Здесь пребывает одна из главных святынь собора — список с чудотворной Табынской иконы Божией Матери. Престолы Никольского и Успенского приделов приобретены в Софрине заботами митрополита Леонтия (Бондаря) и настоятеля протоиерея Бориса Сандара в 1970-х годах. Фресковая роспись храма выполнялась с 1955 по 1958 год оренбургским художником Владимиром Рублёвым. В юго-восточном углу трапезной есть ещё один придел, совсем небольшой, — Всех святых. Его освятили в 1968 году. Площадь храма составляет 656,2 квадратных метра. Высота купола (над четвериком) — 13,5 метра. Высота колокольни — 27,1 метра.

        Из журнала «Православные Храмы. Путешествие по святым местам». Выпуск №144, 2019 г.

        Никольский кафедральный собор

        Никольский кафедральный собор в Оренбурге

        Инициатором постройки нового казачьего храма был Евфимий Кольцов со своим другом Феодором.

        Оренбуржье – пограничный край, в составе его населения немалая часть выпадала на военно-сельское сословие – казаков, охранителей границы. По сложившейся исторической традиции каждое сословие в городе-крепости имело свою приходскую церковь: купцы – Вознесенскую (Благовещенскую) на Гостином дворе и Захарие-Елизаветинскую на Меновом дворе, военные – Петропавловскую церковь, мещане – Троицкую. Для казаков, поселённых в основном в восточном предместье города (Форштадте), первоначально церковь (Николаевская) была выстроена в 1745 году в самой крепости, близ восточных (Орских) ворот (сгорела в пожар 1786 года). В 1756 году, в самом казачьем предместье была построена Георгиевская церковь, служившая войсковым собором (официально с 1891 года). Население Форштадта (Оренбургской станицы) увеличивалось, расширялась и его территория. Насущной стала для оренбургских казаков, отличавшихся глубокой религиозностью, потребность в большей церкви.

        Никольская церковь после постройки

        Церковь была заложена весной 1883 года, после пожара, истребившего в 1879 году северную половину Форштадта. В 1886 году однопрестольный храм был завершён, и 4 (17) мая епископ Оренбургский и Уральский Вениамин II освятил его во имя святителя Николая, Мирликийского Чудотворца.
        Иконостас заказали московскому мастеру иконописных дел Соколову. Не было колокола. В это время купец второй гильдии Фёдор Петрович Дегтярёв строил церковь Оренбургскому духовному училищу. Он опрометчиво заказал большой колокол, который не смог войти в маленькую колокольню училища. Воспользовавшись этим, казаки попросили «на безденежье» отдать его для Никольской церкви. Кресты на церкви были медные, позолоченные. В том же 1886 году на собранные казаками средства устроили деревянную ограду, в колокольне разместили сторожку, во дворе посадили деревья и кустарники.
        В ещё недостроенную церковь в 1883 году было прислано напрестольное Евангелие в дорогой оправе от самого Цесаревича Николая Александровича (будущего царя Николая II, годы жизни:1868–1918, годы царствования: 1894–1917) с надписью: «В церковь Святителя и Чудотворца Николая Оренбургской станицы от атамана казачьих войск наследника цесаревича Николая Александровича, 6 декабря 1883 г.». Николай II, будучи ещё наследником престола, посетил Оренбург в 1891 году. К его прибытию в город казаки в ограде церкви построили часовню, куда перенесли царский подарок – огромное Евангелие под металлическим окладом с четырьмя медальонами по углам с изображением евангелистов.
        При новой Никольской церкви действовало три школы: женская церковноприходская и две казачьих, мужская и женская.
        К 1910 году трудами тех же благочестивых строителей церковь увеличили пристроем двух боковых приделов – Успенского и Пантелеимоновского. Кроме того, Евфимий Кольцов на свои средства построил обширный притвор. Храм перекрывался большим деревянным четвериком с 12-ю в нём большими окнами, сверху четверика 5 главок.
        После расширения Никольский храм стал трёхпрестольным: главный престол – во имя свт. Николая Мирликийского, левый – Успения Божией Матери и правый – св. великомученика и целителя Пантелеимона.
        Одним из первых его настоятелей был протоиерей Василий Коблов (умер в 1917 году, похоронен у алтаря храма). Евфимий Кольцов до самой смерти трудился для родного храма (похоронили его также в церковной ограде напротив алтаря).
        Жертвователями на храм были не только казаки, но и жители города. Капитал в пользу причта составляли «пожертвования билетами Оренбургского отделения Госбанка, положенные на вечное время вдовой майора Анной Балахниной, дочерью сотника Оренбургского казачьего войска девицей Феодосией Тихоновной Пановой, купеческой вдовой Марией Львовной Ивановой, протоиереем Стефаном Семёновым» на вечное поминовение по духовным их завещаниям.
        Во время гонения на Церковь и её священнослужителей к Никольскому храму проявлялась особая милость Божия. Известен следующий рассказ. При церкви жила в сторожке благочестивая чета, охранявшая храм. Однажды, когда после вечернего богослужения они закрывали храм, вдруг из него послышался шум. Пошли посмотреть и замерли: Матерь Божия, стоявшая при Кресте, сошла со Своего места и стала молиться пред Распятием. Сторожа онемели. Потом, как бы в лёгком тумане, Богородица поднялась и встала на Своё место. Сообщили владыке Арсению (Соколовскому). Перед Крестом был отслужен молебен, после чего владыка произнёс пророческие слова: «Этот храм не будет разрушен». (Епископ Арсений дважды подвергался аресту. При третьем аресте, когда его выводили из Никольского храма, он утешил плачущий народ словами: «Сей храм будет собором».)
        В 1935 году советские власти закрыли храм. Все святыни из него были вынесены.
        Службы проводились в Михайловском молитвенном доме в Армейском переулке. Вначале в Никольском храме разместили общежитие, а после – эвакуированные из Москвы и Ленинграда восемь вагонов секретной документации архивов НКВД.
        Неожиданной великой радостью и надеждой на скорое возвращение храма верующим явилось известие о выходе правительственного распоряжения от 28 ноября 1943 года «О порядке открытия церквей». Не медля ни одного дня бывшие прихожане Никольского собора и верующие города создали инициативную группу и уже
        20 декабря 1943 года составили следующее заявление Патриарху Сергию:
        «Мы, верующие города Чкалова, узнали о том, что при совете Народных Комисаров образован Комитет по делам Православной Церкви в юридическом сношении с Вашим Святейшеством. А поэтому при наличии в городе верующих до ста тысяч человек и более, которые имели бы желание молиться о даровании Победы над ненавистным врагом, о здоровье и сохранении жизни детей, бойцов Красной Армии, а также совершать различные церковные требы, на что нужны помещения, храмы или молитвенные дома, а также и священнослужители. Просим поэтому, Ваше Святейшество, дать нам Ваше указание и благословение, как это осуществить, если это возможно Вашим содействием. Пришлите нам Ваше разрешение с указанием оформления этой просьбы.
        Святейшему отцу нашему Сергию мы, дети твои, просим тебя не замедлить нашу просьбу, чтобы нам помолиться Господу Богу об изгнании врага и супостата с нашей дорогой Родины.
        Ждём ответа на это заявление. Город Чкалов (Оренбург), Кичигина Ермолая, 95.
        Храмы в городе Чкалове есть, не разрушенные, которые были во имя Покрова Пресвятыя Богородицы, Димитрия Солунского, Николая Угодника, Иоанна Богослова.
        С подателем сего заявления ждём ответа, отец наш Сергий».
        Заявление написано чернилами на двух узких листочках бумаги, разлинованных карандашом, ниже в два столбика 43 подписи, сделанные карандашом. А ниже приписано ещё раз: «Ждём ответа с великой радостью».
        Однако до радостного события возвращения храма верующим было ещё далеко. Потребовалось много терпения, энергии, повторных прошений, ходатайств, написания многочисленных заявлений, справок, объяснений, докладных записок и пр., и пр.
        20 января 1944 года председатель исполкома горсовета Каширин в ответе на запрос исполкома облсовета, препровождая заявление инициативной группы об открытии церкви, отписал, что просьбу верующих невозможно удовлетворить из-за отсутствия помещения для архива.
        Между тем, облисполком 14 апреля, рассмотрев ходатайство 320 человек верующих, счёл возможным передать им Никольскую церковь «для молитвенных собраний и обрядов культа».
        Действия верующих были быстры и последовательны: создали и зарегистрировали религиозную общину, составили список учредителей, избрали исполнительный орган из трёх человек, в феврале провели выборы членов церковного совета (председатель Шеховцов И.Д.), ревизионной комиссии, добились указа архиепископа Уфимского Стефана на исполнение церковных служб священнику Тучину Георгию Ивановичу, он же стал и первым настоятелем храма.
        Официально, по документам возвращённая церковь, всё ещё была занята архивом и недоступна для церковных служб. Тем не менее, на запрос Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК оренбургский уполномоченный Совета отвечал, что «Никольская церковь начала функционировать с 1 июня 1944 года».

        Никольская церковь в советское время

        Несмотря на то, что члены церковного совета обращались во все органы обл. и горсовета, к уполномоченному по архивам НКВД области и «получали утвердительное разрешение» своих просьб, церковь не освобождалась. В августе председатель Никольской православной общины вынужден был обратиться к управляющему делами Московской Патриархии с докладной запиской, объясняя, что из-за затянувшейся занятости церкви архивом, община прибегла к временной мере – поставили небольшой сарай у здания церкви, в котором все молящиеся не помещались, в непогоду расходились и очень негодовали на создавшееся положение. Надвигалась осень, приступить к ремонту здания было невозможно, хотя уже составили и утвердили смету на ремонт. Далее Шеховцов пояснял: «Архипастырское руководство мы имеем от Уфимских Архипастырей, которые, конечно, не могут нашему делу помочь, тем более ещё произошла смена и в епархиальных Архипастырях города Уфы. Из изложенного вам ясно наше церковное состояние города Чкалова (Оренбурга), а посему прошу Вас по возможности принять меры к освобождению здания Никольской церкви, а главное, возбудить вопрос о непосредственном Архипастыре в наш город, который мудрым руководством на месте соединил бы всех верующих в единую Православную Церковь и благословил бы истинных священнослужителей совершать богослужение по домам, открытым соответственно приходской общины, как в городе, так и по сёлам и городам области».
        В августе по обращению церковного совета к Иоанну, архиепископу Ижевскому и Удмуртскому, временноуправляющему Уфимской и Чкаловской епархией, настоятелем Никольской церкви был прислан иеромонах Адам (Адриан Георгиевич Свистунов).
        Назначенный в декабре настоятелем Никольской церкви и управляющим Чкаловской епархией протоиерей Александр Архангельский обратился к властям с просьбой освободить помещение церкви к празднику Рождества Христова, к 7 января 1945 года, и тем дать возможность начать службы в самом храме.
        Только через год после официальной передачи Никольской церкви верующим (по милости Божией, благодаря их настойчивой неотступности) они добились законного права владения храмом.
        27 марта 1945 года оренбургский Уполномоченный по делам Русской Православной Церкви сообщил настоятелю и общине: «Ввиду освобождения помещения Никольской церкви прошу в трёхдневный срок принять от исполкома Дзержинского райсовета гор. Чкалова здание церкви, сторожки и культовое имущество в бесплатное и бессрочное пользование верующих».
        Служил иеромонах Адам (Свистунов), отличавшийся строгой духовной жизнью, внимательностью и отеческой любовью ко всем страждущим послевоенного времени. Своими проповедями он духовно утешал и влагал в сердца верующих надежду на Промысел Божий. Вскоре о. Адам был арестован и лишён свободы на восемь лет.
        Служба в сарае продолжалась до праздника Покрова Пресвятой Богородицы, 14 октября. Затем богослужения стали совершаться в притворе, куда из сарая были перенесены престол, жертвенник, иконостас.
        14 (1) февраля 1945 года на Чкаловскую (Оренбургскую) кафедру был назначен епископ Мануил (Лемешевский, 1884 – 1968). В это труднейшее время возрождения Церкви, он стал именно тем мудрым духовным руководителем, о котором мечтала община.
        В начале Великого поста архив был вывезен полностью, и удалось перейти в самый храм. Иконостас был перенесён в правый Пантелеимоновский придел (он был освящён первым). Вслед за тем восстановили главный, Никольский, придел и, наконец, левый – Успенский.
        Добились через уполномоченного возвращения икон и богослужебных предметов, хранящихся в Областном краеведческом музее.
        Эвакобанк выделил вновь открытому приходу два колокола, Росснабсбыт – три колокола.
        Владыка озабочивался устроением и внутрицерковной жизни и внимательным отношением к каждой православной душе. Взаимное молитвенное общение пастырей и прихожан служило для всех началом христианской любви и мира. В храме установили несколько щитов с текстами Символа Веры, припевами «Радуйся…», псалмов. Прихожане постепенно выучивали их и потом уже сознательно, с воодушевлением, дружно вместе с владыкой пели «Верую…» и без подсказки. С необычайным молитвенным подъёмом проходил молебен накануне школьных экзаменов. Сам владыка во время сугубой ектинии выходил на амвон, кратко излагал «молитву единую о учащихся зде предстоящих нами поминаемых» и сам читал особые прошения. Переполненный храм пел тропари, запевы и единомысленными устами испрашивал Божие благословение на начало экзаменов. Проводились, считавшиеся редкими, за всенощным заупокойным бдением упоминания «основателей святого града сего».
        Объединяли прихожан и обращения владыки к совместному украшению храма, к примеру, об участии в коллективных и индивидуальных записях на иконописание, на любовное и заботливое отношение к крайне нуждающимся семьям. Владыка неустанно призывал верующих: «Спешите делать добро».
        Возвышенное настроение вызывало умилительное пение таллинских (ключегорских) монахинь и любителей. Запоминающимися были высокоторжественные службы на Пасху, день Победы, на Крещение с Иорданским освящением воды. Величественными и молитвенными были крестные ходы в день свт. Николая 22 мая.
        Настоящим торжеством Православия были крестные ходы на Урал. Народу сходилось не менее 60–70 тысяч. Крестный ход шёл через весь город, от многолюдия было тесно идти по улицам, только милиция помогала устанавливать проход для идущих. Народу было так много, что лёд трещал на реке. Купающихся было более 500 человек.
        Пожертвованный храму Крест Господень был старенький, небольшой. Владыке Мануилу хотелось приобрести в церковь новый. Художник Андрей Яковлевич Барановский (преподаватель черчения в школе №26), человек глубоко верующий, по горячим просьбам владыки, после совместных молитв и поста, с трепетом приступил к делу. Тайно, по ночам, в подвале писал Барановский Распятие Христово с предстоящими Богородительницей и апостолом Иоанном Богословом. При молитвенной помощи владыки иконописцу удалось справиться с большим затруднением – написать истекающую кровь. Этот Крест Господень доныне находится в Пантелеимоновском приделе собора. Вопреки закону об отделении Церкви от государства зависимость Церкви от административной власти была давящей не только в духовной, но ещё больше в хозяйственной жизни. Настоятель не имел права не только самостоятельно решать вопросы строительства, но даже такие как побелка, покраска, поправление живописи в храме. На любое действие нужно было просить разрешения властей. Эти тягостные, подчас унизительные ходатайства, ложились тяжким грузом на плечи настоятелей храма.
        В 1948 году при настоятеле о. Сергии Ногачевском с благословления владыки Мануила установили новый иконостас в среднем приделе, заменили в храме внутреннюю масляную окраску на росписи, отремонтировали кровлю, весной разбили сад, привезли купленный в районе рубленый дом, собрали и разместили в нём контору и просфорную.
        Главной святыней Никольского собора является копия с чудотворной иконы Божией Матери «Табынская».
        Известна история приобретения Табынской иконы Божией Матери, поведанная Елизаветой Левашовой (глухая инокиня Евникия), посещавшей и помогавшей нуждающимся семьям. Она сообщила владыке Мануилу, что одна бедная женщина имеет на чердаке Табынскую икону Божией Матери и хочет передать эту святыню храму, но хозяйка иконы находится в бедственном положении и просит ей помочь (хотя бы две тысячи «старыми» деньгами). Владыка благословил денежный сбор. Собрали, подсчитали – ровно две тысячи. Пошли за иконой в Новостройку (район Оренбурга, ограниченный нынешними улицами Шевченко, Пролетарская, Орская и пр. Победы). Сняли икону с чердака, протёрли, омыли. Верующие с упованием на выздоровление омывали этой водой раны. Пока несли икону от Новостройки до храма, люди подходили под икону, проносили под ней больных, раненых, жертвовали, кто сколько мог. Рассказывают, что владыка Мануил, подсчитав жертвенные деньги (их набралось шесть тысяч), объявил прихожанам, что на них будет приобретена риза для Табынской иконы Царицы Небесной. Тогда горожане стали приносить и жертвовать ещё и изделия из золота и серебра. Андрей Андреевич Савин, секретарь владыки Мануила, был отправлен в Москву с поручением заказать ризу для святыни. Чудо, но на ризу потребовалось ровно столько, сколько было собрано доброхотных пожертвований. В этой ризе Табынская икона Божией Матери находится и в настоящее время.
        В своём чкаловском дневнике 21 февраля 1946 года владыка так записывает эпизод перенесения святыни в Никольский собор: «К 11 утра приехал в Красный Городок. В доме бывшего церковного старосты Красногородского молитвенного дома пребывала святая Табынская икона Владычицы. С о. Георгием мы отслужил водосвятный молебен с акафистом, после чего панихиду. Денег и записок было положено много. Усердие верующих Красного Городка к иконе было необычайное. Около 160 предметов мануфактуры пожертвовали, как приклад, и кружечных денег на наш Никольский храм собрали за эти недели немало. Со слезами верующие подняли свою чтимую святыню и понесли в наш Никольский собор. Слава тебе, Господи, за всё и за оказанное благоволение…».
        В 1947 году, на третий день Святой Троицы, по инициативе владыки Мануила был организован крестный ход с Табынской иконой к источнику, где она некогда явилась (г. Красноусольск, бывший Богоявленский завод Пашковых Стерлитамакского уезда Башкирии). Владыка сам отслужил напутственный молебен, окропил паломников святой водой и благословил их в путь. К девятой пятнице по Пасхе паломники возвратились и поставили икону в Михайловском молитвенном доме. Отслужили Божественную литургию, и крестный ход направился в Никольский храм. Икону встретило соборное духовенство, отслужили молебен с водосвятием. С этого дня владыка установил править всенощную с акафистом Божией Матери в девятую пятницу после Пасхи и три дня подряд после молебна совершать крестный ход вокруг храма с Богородичной иконой.
        Интересно добавление к истории первого (после 1919 года) крестного хода, сделанное схимонахиней Варварой: «У владыки (Мануила) была давняя мечта возобновить паломничество к месту явления Табынской иконы Божией Матери. Решили идти к этому святому местечку из Оренбургского собора (Никольского) с иконой пешком. Согласовали с уполномоченным. Перед тем, как тронуться в путь, святыню повернули лицом к храму, и – о, чудо! – тёмный фон иконы внезапно прояснился, и лики на ней проступили яркими красками… и сердце пронзил какой-то благодатный луч. Торжество было великое…».
        Владыка особо благоговейно чтил образ Табынской иконы и мечтал иметь специальный акафист. Акафист Пресвятой Богородице в честь чудотворной иконы Её Табынской был составлен послушником владыки иеромонахом Иоанном (Снычёвым, 1927–1995), впоследствии митрополитом Петербургским и Ладожским.
        Святитель Мануил первым возбудил вопрос о возвращении Табынской иконы Божией Матери из Харбина в Чкалов (Оренбург). В октябре 1946 года он получил на своё ходатайство следующую резолюцию Патриарха: «Постараемся исполнить благое желание Архиепископа Мануила».
        На Чкаловской кафедре владыка был возведён Патриархом Алексием I (Симанским) в сан архиепископа. 4 сентября 1948 года архиепископ Мануил в очередной раз был арестован и лишён свободы, а 16 апреля 1949 – осуждён за «завуалированную контрреволюцию» и «возбуждение религиозного фанатизма» на десятилетнее пребывание в Потёмских лагерях.
        При епископе Борисе (Вике) с июля 1949 года настоятелем Никольского собора был назначен протоиерей Константин Плясунов, удивлявший всех замечательными проповедями, мудрыми наставлениями.
        Чкаловской епархией с декабря 1953 года управлял епископ Михаил (Воскресенский). Батюшка Константин (†1956) начал многолетнюю роспись собора, во всех трёх приделах заменили иконостасы (они стоят в соборе и в настоящее время), позолотили кресты и главки на куполе и колокольне, построили помещение для крестильни.
        Следующий архиепископ Палладий (Каминский) в 1962 году назначил настоятелем Никольского собора иерея Евгения Иноземцева, с возведением его в сан протоиерея.
        С мая 1963 года на Оренбургскую кафедру был назначен епископ Леонтий (Бондарь). С декабря 1966 года настоятелем собора служил протоиерей Борис Сандар. При нём в 1968 году, по благословению владыки, с запада к храму был пристроен и расписан придел Всех святых – длинное строение с широкими прямоугольными окнами, в алтарях установлены новые металлические вызолоченные престолы.
        Отдавая особую дань почитанию главной оренбургской святыни, владыка Леонтий установил читать по воскресным дням Благовещенский акафист пред Табынской иконой Божией Матери.
        При старосте Василии Ивановиче Ушакове была построена новая просфорная. Стройка велась ночами и быстрыми темпами изза строгого запрета со стороны Уполномоченного на любые постройки. С 1982 по 1984 годы шло строительство ограды по проекту горархитектуры.
        В 1983 году, в честь 70-летия владыки Леонтия, Никольский собор посетил митрополит Таллинский и Эстонский Алексий (Ридигер, в дальнейшем – Патриарх Московский и всея Руси).
        В 1987 году, на праздник в честь Табынской иконы Божией Матери, собор посетил архиепископ Самарский и Сызранский Иоанн (Снычёв).
        При назначенном в 1985 году настоятелем собора протоиерее Василии Лищенюке (глубоко почитаемый прихожанами батюшка служил в соборе четверть века, до 2009 года) на церковной территории были построены новые хозяйственные помещения: мастерские, склад, гараж.
        С 1988 года, 1000-летия Крещения Руси и смены государственного курса, наступило благоприятное время для Православной Церкви. В Никольском кафедральном соборе развернулось большое строительство. Владыка Леонтий напоминал: «Дондеже есть свет, делай…». Приступили к реконструкции храма. Проектные работы выполнялись Московским институтом «Спецпроектреставрация». Из трёх вариантов реконструкции был выбран проект архитектора Н.А. Быковской. Согласно ему, собор приобрёл широкий, с двенадцатью окнами, световой барабан, увенчанный сферическим куполом с главкой на высокой каменной шейке.
        Летом 1991 года расширили придел Всех святых. На очереди была колокольня, оказавшаяся после произведённых перестроек несоразмерно маленькой. В 1994 году на первом ярусе старой надстроена новая высокая колокольня. На следующий год в восточной части церковной территории возведена водо святная часовня. Велось озеленение и благоустройство территории. В 1995 году были проведены объёмные работы и внутри Никольского собора: роспись нового купола, золочение всех трёх иконостасов, приобретены новые паникадила. В 1997–1999 годах шло строительство настоятельского корпуса, способного вместить многие службы, в том числе церковно-приходскую школу, трапезную, гостиницу.
        В сентябре 1996 года Никольский кафедральный собор посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (Ридигер).
        Митрополит Леонтий, управлявший Оренбургской епархией 36 лет, скончался 24 января 1999 года. По благословению Святейшего Патриарха Алексия II владыку захоронили в соборе, в Пантелеимоновском приделе. Надгробие выполнено в традициях византийского церковного зодчества.
        6 апреля 1999 года Оренбургскую кафедру по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II возглавил архиепископ Валентин (Мищук), возведённый 29 февраля 2004 года в сан митрополита.
        22 апреля 2007 года в Никольском кафедральном соборе совершали Божественную литургию митрополит Калининградский и Смоленский Кирилл (Гундяев) – нынешний Патриарх Московский и всея Руси) и владыка Валентин в сослужении духовенства епархии.
        В настоящее время (2019 год) на территории собора находятся: храм-крестильня в честь Богоявления, водосвятная часовня, просфорная, административный корпус, в котором с 2001 года действует библиотека, книжный фонд её составляет около 2000 книг. При соборе с 1999 года действует воскресная школа, в которой изучают Закон Божий, литургику, церковное пение, церковнославянский язык, историю государства Россий ского. При Никольском соборе организован епархиальный молодёжный клуб «Логос».
        С 2009 года настоятелем главного городского храма служит протоиерей Алексий Асеев.
        Многолюдны, особенно воскресные и праздничные, службы в кафедральном соборе, отметившем свой 125-летний юбилей. Три дня в неделю на вечерних службах читаются акафисты: по воскресеньям – Благовещенский Богородице, по средам – святителю Николаю, по пятницам – Богородичной иконе «Скоропослушница».
        Святыни четырёх приделов старинного храма, единственного в городе по милости Божией не разрушенного и не осквернённого в годы богоборческой власти, привлекают православных оренбуржцев и гостей города.
        Главный (средний) придел во имя Николая Чудотворца. Его иконостас украшают местные (1-го ряда) иконы Спасителя и Божией Матери. Справа от Спасителя – Архангел Михаил с огненным мечом и святитель Николай с Евангелием. Слева от Божией Матери Архангел Гавриил с райским цветком и фонарём в правой руке. Все иконы иконостаса написаны в городе Саратове по заказу архиепископа Михаила (Воскресенского).
        На Престоле Никольского алтаря находится редкая святыня – ковчег с мощами святителя Николая Мирликийского, приобретённый по благословению владыки Валентина (по средам, на вечерних службах в дни чтения акафиста святителю, ковчег выносится в храм).
        В алтаре Никольского придела находятся следующие иконы. Слева, у жертвенника, на стене, икона Божией Матери «Казанская» – подарок Святейшего Патриарха Алексия II в честь посещения Его Святейшеством нашего кафедрального собора 5 сентября 1996 года, что отмечено на мемориальной доске у входа в собор. Справа на стене – иконы святителя Иннокентия Московского и Воскресения Христова. На внутренней стороне иконостаса – иконы (слева направо): «Преображения Господня» (в ризе), «Казанская», «Рождество Иисуса Христа», «Крещение Господне» (в ризе). Самый верх алтарного иконостаса венчает икона Спасителя в терновом венце, принадлежавшая при жизни протоиерею Владимиру, служившему в 1960-х годах в г. Уральске и после его кончины переданная в собор.
        При входе в Никольский придел у арки слева – старинная икона прп. Серафима, Саровского чудотворца. В ней – мощевик с частицей одежды святого угодника Божия (вложен в икону в 1950-х годах протоиереем Константином Плясуновым). С правой стороны придела, у арочной колонны в киоте старинная икона Воскресения Христова, отреставрированная матушкой Евой Антиповой (ныне монахиня София). От кафедры слева – Казанская икона Божией Матери, справа – Иверская (дореволюционная афонской живописи).
        Левый придел в честь Успения Божией Матери. На правой его стороне – в серебряной ризе ростовая икона в киоте Царицы Небесной, именуемая «Благодатное небо»; за ней, справа же, – в киоте икона Пресвятой Троицы (называемая «ветхозаветная», по копии иконы Андрея Рублёва). На левой стороне этого придела, у стены, – киот с иконой Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Посредине придела – аналойная икона Успения Божией Матери, вышитая и написанная послушницами бывшего Оренбургского Успенского женского монастыря. В переднем углу, на возвышении, в богатом киоте – почитаемая святыня Никольского собора, копия с чудотворной иконы Божией Матери «Табынская», пред которой по воскресным дням читается Благовещенский акафист. Иконостас Успенского придела составляют местные иконы Спасителя и Божией Матери; справа – Архангел Михаил, слева – Архангел Рафаил.
        Правый придел – во имя св. вмч. Пантелеимона Целителя. Слева, у стены – иконы Божией Матери: «Достойно есть» или «Милующая», один из немногих списков с чудотворной (заменена ныне иконой св. блаж. Матроны Московской с мощевиком); за ней на арочной колонне в киоте редкой иконописи старинная икона Божией Матери, именуемая «Взыскание погибших». У амвона слева помещена также старинной иконописи в позолоченной ризе икона Божией Матери
        «Умягчение злых сердец». На правой стороне, при входе в Пантелеимоновский придел, у стены две иконы – святителя Луки (Войно-Ясенецкого) с мощевиком и в киоте икона пророка Илии, написанная после окончания Великой Отечественной войны, в конце 1940-х годов. Справа, далее вдоль правой стены – надгробие над могилой покойного митрополита Леонтия (гробница сооружена на средства собора и благотворителей: Рема Андреевича Храмова и Александра Васильевича Давыдова). За ним – святыня собора – Крест (Голгофа). За Крестом, у окна, – ковчег с частицами святых мощей Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, вмч. Пантелеимона Целителя, благоверного князя Александра Невского, свмч. Григория еп. Армянского, свмч. Ермолая, св. Сильвестра, папы Римского, свт. Афанасия, патриарха Цареградского, вмч. Меркурия, св. апостола Андрея Первозванного, мц. Фотинии.
        В правом углу придела – иконы великомученика Пантелеимона и «Скоропослушница» (афонская), написанная в 1913 году на Афоне по заказу афонских братьевмонахов села Гавриловки Оренбургской губернии (нынешнего Александровского района) для сельского храма в честь Архистратига Божия Гавриила (икона пожертвована Марией Степановой в связи с переездом её в Оренбург). Посредине, на аналое – чудотворная икона Богоматери «Скоропослушница». Иконостас правого придела составляют иконы: справа от Спасителя – вмч. архидиакона Лаврентия; слева от Божией Матери – первомученика архидиакона Стефана.
        Престолы среднего Никольского и левого Успенского приделов приобретены в Софрино в 1970-х годах (при митрополите Леонтии и настоятеле Борисе Сандре).
        Никольский кафедральный собор – главный собор епархии, кафедра правящего архиерея. Здесь совершаются священнические хиротонии, отсюда начинаются крестные ходы, традиционно проходящие по Оренбургу несколько раз в год: в день памяти свв. равноапп. Кирилла и Мефодия, учителей словенских (День славянской письменности и культуры, 24 мая), на девятую пятницу по Пасхе (празднование в честь Табынской иконы Божией Матери) и на Рождество Богородицы (21 сентября). От Никольского кафедрального собора стартуют различные молодёжные акции, как, например, первый в истории митрополии крестный ход на велосипедах, посвящённый 1025-летию Крещения Руси. Никольский кафедральный собор является центром духовной жизни и города Оренбурга, и Оренбургской митрополии.

        Приведено по материалам издания:
        Оренбуржье православное: история и современность. – Оренбург, 2019.

        Смотрите так же:  Как проехать в храм к св Матроне