Муравьев амурский памятник в хабаровске

Памятник Муравьеву-Амурскому

Александр III пожаловал генерал-губернатору Сибири Н.Н. Муравьеву графское достоинство и титул Амурский, за его заслуги перед Россией и в частности Сибири. Произошло это в 1858 году после того, как к российским землям присоединились Приморский и Хабаровский край, территории Приамурья, Сахалин, стараниями Муравьева без начала военных операций и без единого выстрела. Справедливого и сурового губернатора не забывали жители Иркутска даже тогда, когда он, покинув свой пост, уехал в Петербург. Муравьев-Амурский провел в Париже последние годы своей жизни. Когда пришло известие о его смерти в 1881 году, императором был издан указ о создании памятника. Известный скульптор А.М. Опекушин победил в конкурсе на лучший проект памятника. К созданию модели памятника он приступил весной 1887 года. Готова и выставлена модель была для обозрения в Аничковом дворце 14 февраля 1888 года. Одобрил произведение Александр III, но заметил, что неплохо было бы заменить генеральский мундир казачьим чекменем, что и было сделано впоследствии. На работу у скульптора ушло 2 года — к лету 1890 года в натуральную величину был готов глиняный монумент. Примерно пять метров составляла высота статуи. В бронзе отливка скульптуры началась этим же летом. По отдельности отливались все части памятника. Во первых, это немного упрощало процесс отливки, а во вторых, не стоит забывать, что придется перевозить грандиозную скульптуру на Дальний Восток. В Михайловском дворце всем желающим с 11 по 16 января 1891 года демонстрировали готовую статую. После этого ее снова разобрали, упаковали и в Одессу отправили. Ценный груз было проще везти морским путем. Местом установки монумента определили Хабаровск. Очень долго не могли найти подходящий постамент. В горах открыли месторождение сиенита — пришелся камень кстати. Вырубили огромную глыбу из него, установили по краям пушки, а бронзовые таблички повесили по бокам. Подоспела и сама скульптура. 30 мая 1891 года состоялось торжественное открытие памятника, на которой присутствовал Николай II — будущий император России. Далее произошла Октябрьская революция, сменился государственный строй, и в 1925 году памятник был уничтожен. Затем государственный строй сменился снова, и было принято решение памятник восстановить. Его восстанавливали на народные средства, так же как и в первый раз (тогда производился всенародный сбор пожертвования). Вновь на холме, над берегом Амура возвышается величественный памятник — статуя Муравьева-Амурского.

Фото памятника Муравьеву-Амурскому в Хабаровске

Небольшая фото подборка известной достопримечательности этого прекрасного города с разных ракурсов, времени суток и годах.

Фотография памятника Муравьева-Амурского 9 Празднование 100-ления Хабаровска.

Так же стоит напомнить, что он изображен на купюре достоинством в 5 тысяч рублей.

5 тысяч рублей передняя сторона с изображением памятника 5 тысяч рублей задняя сторона (мост через реку Амур).

Местонахождение достопримечательности Памятник Муравьеву-Амурскому на карте Яндекс

Создано с помощью сервиса Яндекса Народная карта. Посмотрев на карту вы без труда сможете определить где находится Памятник Муравьеву-Амурскому в городе Хабаровск, а так же как до нее добраться так как на карте обозначены все маршруты, улицы и номера домов.

На этой странице вы можете ознакомиться с некоторыми достопримечательностями Хабаровска. Почитать описание объекта Памятник Муравьеву-Амурскому и увидеть где находится Памятник Муравьеву-Амурскому на карте Яндекс.

Ссылки на официальные источники и web порталы. К сожалению наш сайт не распологает информацией о официальных сайтах. Вы можете поискать их в поиске Яндекс или Google

Посмотреть все достопримечательности Хабаровска вы можете пройдя по ссылке.

Из истории сооружения

Всем знакомый по расположению на самой крупной российской денежной купюре памятник хабаровскому генерал-губернатору был воздвигнут в 1891 году на пожертвования жителей. Прекрасная скульптура была отлита в столице государства – Санкт-Петербурге. В город на Амуре памятник доставляли по частям. В первые же годы советской власти скульптуру сбросили с пьедестала, на многие годы определив ее в хранилище краеведческого музея. Позднее памятник переплавили. Только в 1992 году на берегу Амура снова появился воссозданный по рисункам памятник Муравьеву-Амурскому.

Историки по-разному оценивают деятельность Муравьева-Амурского, но несомненной является его заслуга в присоединении и сохранении дальневосточных территорий в составе Российской империи. На постаменте памятника прикреплены мемориальные таблички с именами гражданских и военных людей, принявших, наряду с Н.Н. Муравьевым-Амурским, активное участие в присоединении Приамурья.

Блестящей личности – памятник на утесе Амура

Памятник Муравьеву-Амурскому сначала предстал перед взором столичных жителей, затем почти целый год его доставляли в Хабаровск. В это время жители города возводили каменный пьедестал для генерал-губернатора. Камни возили на телегах за 300 километров. На открытие прибыли все главы приамурских городов и цесаревич Николай, ставший в дальнейшем последним российским царем.

И вот скульптура графа появилась на пьедестале. Муравьев-Амурский скрестил руки, зажав в одной подписанный им Айгунский договор.

Воссозданный памятник, по свидетельствам историков, полностью соответствует историческим свидетельствам. А фонды Русского музея даже сохранили модель памятника. Генерал-губернатор стоит на каменном пьедестале без головного убора, с решительным видом и скрещенными на груди руками. Под правой ногой Муравьева-Амурского зажат якорь с цепью, а в руках все тот же свиток с подписанным им договором. Всей своей фигурой граф, генерал-губернатор, говорит о неизменности позиции России на Амуре и во всем Приамурье. Интересно, что новый памятник снова отливали в ленинградской мастерской.

Памятник украшает красивая ограда, а неподалеку находится караульный домик. О том, что он когда-то существовал рядом с памятником, горожане знали по сохранившимся фотографиям. Пожар ничего не оставил от домика, его снесли. В 1990-е годы сторожевой домик был воссоздан в первоначальном виде, теперь находится в ведомстве Краеведческого музея. Ограда вокруг памятника XIX века была выполнена с использованием настоящих пушек, в отверстия в которых были продеты якорные цепи. Вокруг новой скульптуры построили ограду из участков металлической цепи.

С утеса, на котором стоит скульптура, в хорошую погоду видны высотные дома Китая. Именно в этом направлении обращен взор амурского генерал-губернатора. В любую погоду с утеса над Амуром открывается прекрасный вид на многие километры.

Памятник Муравьёву-Амурскому

Хабаровск: полезная информация

  • Информация о городе
  • Карта Хабаровска
  • Куда сходить
    • Аэропорты (1)
    • Достопримечательности (30)
    • Театры (6)
    • Музеи (5)
    • Национальные парки (1)
    • Автовокзалы (1)
    • ЖД вокзалы (1)
    • Храмы, соборы, мечети (4)
    • Площади (3)
    • Мосты (1)
    • Парки (2)
    • Пляжи (1)
    • Заповедники (1)
    • Зоопарки (1)
    • Спортивные сооружения (1)
    • Забронировать отель в Хабаровске
    • Поиск и бронирование дешевых авиабилетов
    • Отзывы туристов
    • Фотографии Хабаровска
    • Советы о Хабаровске
    • Вопрос-ответ
    • Экскурсии в Хабаровске

    Автобус № 1с, 23 остановка «Агентство Аэрофлота»
    Маршрутное такси № 61с, 71 остановка «Агентство Аэрофлота»

Также был воссоздан сторожевой домик, в котором когда-то находился караул, охранявший памятник Муравьеву-Амурскому. О существовании этой постройки было известно из старых снимков. В советское время на его месте находились развлекательные заведения. После пожара выяснилось, что внутри строения оставались старые стены. Тогда было принято решение воссоздать и караульный домик.

Муравьев амурский памятник в хабаровске

Все документы Антонины Дмитриевой (28.02.1914-13.02.1999) сейчас хранятся в краевом архиве. Нахожу там знакомую папку, в которой переписка с художниками Комсомольска-на-Амуре и рукописная автобиография от 6 февраля 1996 года.

Читаю: «Я, Антонина Константиновна Дмитриева, родилась 28 февраля 1914 года в с. Рудня, Саратовской губернии (ныне Волгоградская область. — Авт.) в семье регента церковного хора. »

Тут ненадолго прервусь. Вспоминаю, как в 1994 году она никак не хотела отмечать свой юбилей и мне запрещала об этом кому-либо напоминать. Считала, что еще не закончена работа по восстановлению памятника губернатору Восточной Сибири Николая Муравьеву-Амурскому. Тогда, действительно, не были готовы мемориальные доски с именами сподвижников Николая Николаевича, и не закончены отмостки у подножия памятника. А когда эта работа была сделана, Антонина Константиновна, немного лукавя, заявила, что родилась в. 1915-м!

Так мы и отметили ее 80-летие со дня рождения, на год позже, в 1995-м. Несмотря на то, что ей немного нездоровилось, она веселилась, читала стихи, исполняла песни, романсы, аккомпанируя себе на пианино, гитаре. Музыкальный талант ей перешел по наследству. Отец служил регентом церковного хора, в котором пела и ее будущая мать.

. Родителей Антонина Дмитриева лишилась рано, воспитывалась у родственников. В 1934 году закончила техникум сельского хозяйства в г. Уральске. Работала в Казахстане.

Война застала ее в г. Камышине Сталинградской области. Из ее воспоминаний: «С первых дней до победы в Сталинградской битве — работала в эвакогоспитале сандружинницей, операционной санитаркой, но стремилась попасть в действующую Армию. ».

В начале 1944 года попала на I Украинский фронт, была ранена. После госпитализации — мобилизована. Ее муж погиб в 1942 году.

В поисках новой жизни, в 1947 году, с 11-летним сыном приехала в Хабаровск и устроилась на работу в карантинную лабораторию краевого управления сельского хозяйства, затем возглавила крайком профсоюза работников сельского хозяйства.

Мы познакомились с Антониной Константиновной весной 1979-го. Она пришла в общество охраны памятников за материалом для своих публикаций. В руках у нее был планшет, позже объяснила, что с этой полевой сумкой объездила, облетала, исходила весь Хабаровский край. Это как ее талисман. После ухода на пенсию, в 1970-м, она стала нештатным корреспондентом краевых и сельских газет, часто выступала на радио и телевидении. Так мы и подружились!

Дело рук Опекушина

В то время, в конце 70-х, проблем у общества охраны памятников в Хабаровске было непочатый край. Составлялись списки и обследовались все памятники. Кроме памятников В.И. Ленину — на одноименной площади, Героям Гражданской войны — на Комсомольской площади и Хабарову на привокзальной площади, все остальные памятники были изготовлены из бетона и нуждались в реставрации. Но, а парковые скульптуры (сначала, до 1983-го — Ленин, потом корабль-коч «Ладья»), что по-очереди водружали на бывшем постаменте памятника Муравьева-Амурского проекта скульптора Опекушина от 1891 года и переплавленного в 1927 году, у многих вызывали скрежет на зубах.

Все понимали нелепость положения: огромный постамент и на нем, сначала, еле просматривалась, повторюсь, скульптура вождю мирового пролетариата. Хотя еще в 60-е годы, будучи директором краеведческого музея Всеволод Сысоев говорил: «Скульптура Ленина на постаменте Муравьева-Амурского, совершенно не гармонирует с величественным постаментом. Ленин бы не позволил ставить свое изваяние на чужой постамент. ». Затем, в год подготовки города к 125-летию со дня основания, отважились убрать скульптуру вождя, а на ее место поставили «Коч» — модель того самого водного транспорта, на каких русские землепроходцы осваивали дальневосточные земли.

Памятник Пушкину до реставрации. Еще бетонный. 1989 год/ Нажмите, чтобы УВЕЛИЧИТЬ

В эти годы общество охраны памятников подало заявку в центральную строительную лабораторию «Главдальстроя» — на обследование состояния ряда памятников, в том числе и памятника Александру Пушкину около Хабаровского педагогического института. И получило заключение — износ памятника Пушкина — 100%. Хабаровские скульпторы не принимали идею реставрации существующего памятника Пушкину, не усмотрев в нем художественной ценности.

Этот памятник из бетона в полный рост был заказан первым ректором Хабаровского педагогического института Василием Вишняковым в Москве и прибыл в Хабаровск в 1937-м, но из-за разных неурядиц, установлен был только в 1949-м.

В 1986 году Антонина Константиновна, которая почти каждое лето отправлялась в поездки по историческим местам России, узнав о нашей проблеме с памятником Пушкину, остановилась на несколько дней в Москве. Она посетила Академию художеств СССР, сектор монументального искусства. Нашла сведущих людей, показала им фотографии «нашего Пушкина».

Она еще путешествовала, а в хабаровское общество охраны памятников уже пришло письмо: «Скульптурный монумент является профессиональной интересной работой советского скульптора 1930-х годов. И представляет, несомненно историко-художественную ценность, как один из ранних примеров увековечивания памяти поэта. ». Было высказано и другое предположение об одном из вариантов работы знаменитого дореволюционного и советского скульптора, академика Александра Опекушина.

В день рождения поэта, 6 июня 1990 года, в Хабаровске состоялось открытие обновленного памятника Александру Сергеевичу Пушкину. Выступает Антонина Дмитриева. /Нажмите, чтобы УВЕЛИЧИТЬ

Решение, принятое комиссией тогда было однозначное — реставрировать существующую скульптуру Пушкина в Хабаровске!

Антонина Дмитриева подсказала обратиться к известным комсомольским скульпторам Надежде Ивлевой и Сергею Николину — авторам многих памятников и мемориальных досок. Она часто бывала у них в гостях и убеждала взяться за реставрации хабаровского Пушкина, тем более у них в доме была посмертная маска поэта, да и сами они были родом из Ленинграда. И только, когда хабаровские скульпторы окончательно отказались от реставрации, комсомольские мастера взялись за работу.

В день рождения поэта, 6 июня 1990 года, в Хабаровске состоялось открытие обновленного памятника Александру Сергеевичу Пушкину, отлитого в металле.

Корабль-коч «Ладья» снят! Антонина Дмитриева (слева) и Тамара Бессолицына, 1992 г. Нажмите, чтобы УВЕЛИЧИТЬ

Сейчас трудно сказать, кто именно первым подал мысль о восстановлении памятника Муравьева-Амурского. Конечно же, об этом много говорили историки, кто изучал тему освоения Дальнего Востока, и присоединения Приамурья к России без единого выстрела. Заслуга эта безусловно принадлежала генерал-губернатору Восточной Сибири (с 1848 по 1861 гг.) — Муравьеву!

При реконструкции площадки у памятника Муравьеву-Амурскому нашлись старые пушки из ограды, они были закопаны в земле./Нажмите, чтобы УВЕЛИЧИТЬ

О восстановлении ему памятника в Хабаровске начали поднимать вопрос еще в 60-е годы. Но то было время, когда власти предержащие говорили: «Графьев (даже на их постаменты) не пущать. »

Но уже в 90-е годы прошлого столетия стали активно интересоваться: А кому мы обязаны освоением и закреплением дальневосточных земель за Россией? Это Муравьев-Амурский.

Памятник Муравьева-Амурского воссоздал по модели Опекушина — питерский скульптор Леонид Аристов. / Нажмите, чтобы УВЕЛИЧИТЬ

Удивительно, но Антонина Константиновна Дмитриева, которая была членом КПСС, убежденной сталинисткой, взялась активно за работу по восстановлению истории. Избрав ее председателем оргкомитета по восстановлению памятника Муравьеву-Амурскому, мы не ошиблись. По ее инициативе был открыл специальный счет в банке, и народ понес деньги на восстановление памятника. Его открытие состоялось в Хабаровске 31 мая 1992 года при большом стечении народу. Муравьев-Амурский встал на том же самом месте, где был установлен в 1891 году. А воссоздал его по модели Опекушина — питерский скульптор Леонид Аристов.

Добрые дела Дмитриевой

Конечно же, восстановление этих двух памятников нашего города — результат работы большого коллектива Всероссийского общества охраны памятников, ее историков, краеведов, писателей и рядовых хабаровчан, любящих свой город. Но тем не менее, члены президиума Хабаровского краевого совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) единогласно приняли решение: «Просить Хабаровский городской совет народных депутатов о присвоении звания «Почетный гражданин Хабаровска» Дмитриевой Антонине Константиновне».

Оргкомитет по восстановлению памятника Муравьева-Амурского. / Нажмите, чтобы УВЕЛИЧИТЬ

Это звание ей было присвоено 28 мая 1992 года «За большой вклад в культурное наследие города, за восстановление памятников А.С. Пушкину и Н.Н. Муравьеву-Амурскому».

. Антонины Константиновны не стало 13 февраля 1999 года.

В 2002-м году на доме по ул. Королева, 12 в Хабаровске, где долгие годы жила Антонина Дмитриева, установлена мемориальная доска.

Антонина Константиновна очень хорошо знала и любила поэзию Александра Сергеевича Пушкина, часто его цитировала. Помните из «Евгения Онегина»: «Без неприметного следа мне было б грустно мир оставить. » И поистине, она оставила после себя добрые дела.

Тамара Бессолицына,
ответственный секретарь Хабаровского краевого отделения
Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК).

P.S.
Мало кто знает, что Антонина Дмитриева спасла часть архива единственной родной дочери знаменитого путешественника Владимира Арсеньева (второй брак с Маргаритой Николаевной Соловьевой в 1919-м, которую расстреляли в 1938 году как врага народа) — Натальи. С ней она подружилась в Хабаровске.

Сама Наталья Владимировна тоже сидела в лагерях, и была реабилитирована только в 1960-м. Тогда же, в июне 1960-го, она переехала из Владивостока в Хабаровск. Отсюда «бежала» в Благовещенск.

После ее смерти, 21 ноября 1970 года, никаких документов, писем и фотографий в благовещенской квартире не оказалось. Часть из них нашла Антонина Дмитриева в подвале того же дома, когда поехала в Благовещенск, забеспокоившись, что ее подруга не отвечает.

№1 (35) • 2019 • Литературные встречи

Графу Муравьеву-Амурскому – от сына декабриста Волконского

На Дальнем Востоке России есть памятник, который служит символом истории осуществления русскими людьми многовековой мечты — выхода на Тихоокеанское побережье. Этот памятник, возведенный в 1891 году, знают многие россияне, поскольку его изображение имеется на купюре достоинством в пять тысяч рублей. На высоком берегу амурского утеса в Хабаровске возвышается величественная бронзовая скульптура выдающегося российского государственного деятеля XIX века — графа Николая Николаевича Муравьева-Амурского.

К созданию памятника Муравьеву-Амурскому прямое отношение имел князь М. С. Волконский. В изданной в 1996 году в Хабаровске публикации «Муравьев-Амурский: Возвращение на пьедестал» кратко рассказана история создания памятника графу в конце XIX века, но о роли в этом М. С. Волконского сказано вскользь [1]. О том, что Волконский являлся членом Комитета по сооружению памятника Н. Н. Муравьеву-Амурскому в Хабаровске, впервые упоминается в биобиблиографическом справочнике издания 2007 года [2]. Вопрос о роли М. С. Волконского в увековечивании памяти графа Муравьева-Амурского в конце XIX века нуждается в дальнейшем изучении.

Сначала следует напомнить краткие биографические сведения о Михаиле Сергеевиче Волконском (1832–1909). Он происходил из древнего русского дворянского рода, имевшего немалые заслуги в служении трону и Отечеству. Вместе с тем его отец Сергей Григорьевич Волконский, князь, российский военный деятель, генерал-майор, стал одним из руководителей Южного общества будущих декабристов. После восстания на Сенатской площади 14 декабря 1825 года он был арестован и приговорен к смерти. Указом императора Николая I казнь была заменена двадцатью годами каторги, которую он отбывал на Благодатном руднике в Читинском остроге и Петровском заводе. В 1835 году переведен на вечное поселение в Сибири [3]. Мать Михаила Сергеевича — княгиня Мария Николаевна, урожденная Раевская, дочь героя Отечественной войны 1812 года генерала Н. А. Раевского. Мария Николаевна была одной из муз А. С. Пушкина и в числе первых жен осужденных декабристов отправилась к мужу в Сибирь. Здесь в Петровском заводе в 1832 году и родился М. С. Волконский. Детские годы его прошли в деревне, получил домашнее образование. И только в 1847 году, когда Мария Николаевна получила разрешение жить с детьми в Иркутске, он смог поступить в старший класс гимназии. Эти перемены в семейной жизни Волконских совпали с назначением в Восточную Сибирь нового генерал-губернатора Николая Николаевича Муравьева (1809–1881), происходившего из старинного русского дворянского рода, боевого генерала Кавказской войны. В числе первых, кому генерал-губернатор и его супруга Екатерина Николаевна сделали визит, была княгиня М. Н. Волконская. Именно генерал-губернатор вручил золотую медаль выпускнику иркутской гимназии Михаилу Волконскому. Лишенный возможности учиться в университете, он был определен генерал-губернатором на службу в Главное управление Восточно-Сибирского края коллежским асессором.

Позже княгиня М. Н. Волконская напишет: «Последние восемь лет никогда не изгладятся из моего благодарного сердца, за это время генерал-губернатором был. Николай Николаевич Муравьев. Честнейший и одареннейший человек. Это он открыл для России Тихий океан в то время, когда французы и англичане лишили ее Черного моря. К нам он относился так же безупречно, как и его достойная и добрая жена» [4).

В юношеские годы М. С. Волконский испытал сильное влияние Н. Н. Муравьева, одержимого идеей вернуть России Амур и утвердить ее государственность на Тихоокеанском побережье. Волконскому, как и другим молодым чиновникам, которых в начале управленческой деятельности Муравьева было немало, генерал-губернатор поручал важные задания, не делая никаких поблажек и скидок. За семь лет службы в Сибири Волконский исполнял весьма разнообразные и подчас чрезвычайно важные поручения. В 1851 году в качестве губернского секретаря Волконский находился в походной канцелярии Муравьева при осмотре им Забайкальского края, а затем как член следственной комиссии участвовал в следствии по делу правонарушений Нерчинского горного правления. В конце года он был командирован на маньчжурскую границу к правителям Урги с листом из Министерства иностранных дел на имя Пекинского трибунала внешних сношений. Когда в Тюменской области среди южнорусских переселенцев, направлявшихся на поселение в Енисейскую губернию, началась эпидемия холеры, Волконский был послан для принятия мер против эпидемии и организации помощи людям. Командированный в 1854 году на Якутско-Аянский тракт для обозрения его в хозяйственном отношении, в особенности на предмет расположения вдоль него новых крестьянских поселений, он осмотрел дороги от Якутска до Аяна и составил соображения об их устройстве. Под надзором Волконского организовано первое почтовое сообщение между Якутском и Аяном [5]. После того как успешно справился с важным делом снабжения провиантом Амурской экспедиции 1855 года, он получил ответственное задание на Амуре. На пространстве трехсот верст между Николаевским и Мариинским постами М. С. Волконский расселил около шестисот крестьян, вывезенных им из разных мест Сибири. Позднее, в 1903 году, в память о его созидательной деятельности основывается близ Хабаровска поселение Князе-Волконское, которое существует и поныне.

В начале января 1856 года М. С. Волконский вновь был командирован в Ургу с секретным поручением по дипломатической части и для доставки пограничным правителям листа Сената на имя Пекинского трибунала внешних сношений. По возвращении отправился курьером в Петербург, где находился генерал-губернатор Н. Н. Муравьев, для доставки ему отчета о командировке и всех собранных сведений. В том же году М. С. Волконскому выпал счастливый жребий явиться в Сибирь вестником великой радости. В день коронации императора Александра II 26 августа 1856 года Н. Н. Муравьев отправил его из Москвы с высочайшим манифестом, которым всем декабристам даровалось помилование. Тогда же М. С. Волконскому, как и его отцу — С. Г. Волконскому, возвращен княжеский титул. За отличные усердные труды свои по службе в Сибири М. С. Волконский был награжден орденом Cвятого Владимира IV степени. Он навсегда покинул Сибирь и был назначен служить на Кавказ.

Несмотря на «тычки и подножки» в Петербурге, генерал-губернатор Н. Н. Муравьев с необыкновенной настойчивостью, мужественно боролся за реализацию своей главной идеи — возвращение Амура России. С началом Амурской эпопеи генерал вел кочевую жизнь. За 8 лет (с 1853-го по 1869-й) в Иркутске, в своей резиденции он находился около двух с половиной лет, остальное время в дорогах, останавливаясь в местах разной степени цивилизованности [6].

Вопреки пессимистическим прогнозам в Петербурге 16 мая 1858 года в Айгуне Н. Н. Муравьев заключил с маньчжурскими представителями, уполномоченными императором, международный договор России с Дайцинской империей. Айгунский договор стал его звездным часом, венцом десятилетней борьбы за возвращение Приамурья России, за надежный амурский путь из Сибири к Тихому океану. Император Александр II возвел Муравьева в графское Российской империи достоинство с присоединением к имени его — Амурский. Посчитав, что главное дело своей жизни он сделал, генерал-губернатор Муравьев-Амурский подал в отставку, которая императором была принята без предложения дальнейшей службы. В феврале 1861 года сподвижники Муравьева-Амурского — военные, чиновники, которые с гордостью называли себя «амурцами» и «сибиряками», в одном из столичных ресторанов попрощались с графом. Он вынужден был уехать во Францию, на родину жены Екатерины Николаевны.

В 1870-е годы едва ли не единственным российским корреспондентом жившего в Париже графа являлся князь М. С. Волконский. В эти годы Волконский служил в Петербурге и успешно продвигался по чиновничьей лестнице. Он был свидетелем того, как память о совершенном Муравьевым-Амурским для России в официальных правительственных кругах с каждым годом меркла. Единственным в столице оазисом памяти о Муравьеве-Амурском оставался амурский обед, на который ежегодно собирались соратники и почитатели графа. Уважение, дружба, симпатии, возникшие в совместной борьбе за высокую цель, часто требовавшей максимального напряжения моральных и физических сил, породили сильное искреннее чувство, которое связало их на всю жизнь.

Побывавший в Приамурье, в Благовещенске летом 1881 года восточно-сибирский генерал-губернатор Д. Г. Анучин (1880–1884) был поражен, что казаки и крестьяне бережно хранили добрую память о бывшем генерал-губернаторе Восточной Сибири Н. Н. Муравьеве-Амурском, высоко ценили его государственные заслуги. Путешествуя по Амуру, Д. Г. Анучин воочию убедился, что «на всем его пространстве живет светлая память о Муравьеве и о его подвиге. Мысль о постановке ему памятника у всех амурцев созрела вполне сознательно, и осуществление ее было только вопросом времени» [7].

Известие о смерти графа Н. Н. Муравьева-Амурского, последовавшей 18 ноября 1881 года, отозвалось скорбью в сердцах его сподвижников. Выражая волю казаков, крестьян, священнослужителей, ремесленников, торговцев Приамурья, генерал-губернатор Анучин уже 2 декабря 1881 года письмом просил министра внутренних дел Н. П. Игнатьева «исходатайствовать высочайшее соизволение об открытии подписки на сооружение памятника Н. Н. Муравьеву-Амурскому». Императорское разрешение на сбор добровольных пожертвований для сооружения памятника Муравьеву-Амурскому вскоре было получено. Вслед за тем министр внутренних дел разослал генерал-губернаторам и губернаторам страны циркуляр о подписке и направлении жертвуемых денег в Иркутск на имя генерал-губернатора Д. Г. Анучина. Сбор пожертвований в Петербурге взял на себя М. С. Волконский.

Одновременно Волконский обратился к императору за разрешением собирать в архивах материалы о Муравьеве-Амурском для посвященной ему книги. Получив такое разрешение, М. С. Волконский и Ф. А. Анненков начали сбор документов и материалов. Родственники и знакомые Муравьева-Амурского поспешили сообщить различные данные о нем. Графиня Екатерина Николаевна Муравьева-Амурская передала Волконскому все бумаги, оставшиеся после смерти мужа, также документы передали младший брат графа Александр Николаевич, его сестра Екатерина Николаевна Моллер и его племянник граф В. В. Муравьев-Амурский. Великий князь Константин Николаевич, как только узнал о предполагаемой книге биографии графа, прислал князю М. С. Волконскому свою подлинную с ним переписку, предоставив право предать ее гласности. Вдова М. С. Корсакова, бывшего генерал-губернатора Восточной Сибири, почитателя и последователя Муравьева-Амурского, передала собрание всей переписки Корсакова с Муравьевым за 1853–1858 годы. Содействие в сборе материалов оказали многие, в том числе приамурский генерал-губернатор барон А. Н. Корф, П. В. Шумахер, Е. М. Буссе, И. В. Ефимов, Я. П. Шишмарев и др. Графиня Екатерина Николаевна покрыла значительные издержки, связанные с обработкой материалов [8]. Формирование базы первоисточников для книги осложнялось тем, что в 1879 году сильнейший пожар в Иркутске, истребивший город, уничтожил все тамошние архивы, в том числе и большой архив Восточно-Сибирского генерал-губернаторства эпохи Н. Н. Муравьева-Амурского. Тем не менее за несколько лет был собран целый массив документов и писем Муравьева-Амурского, свидетельств и воспоминаний о нем.

М. С. Волконский тщательно искал автора, которому можно было доверить ценный архив, способного создать книгу, достойную памяти графа Муравьева-Амурского. Его выбор пал на Ивана Платоновича Барсукова, действительного члена Императорского общества истории и древностей российских при Московском университете, автора жизнеописания Московского митрополита Иннокентия (Вениаминова), личности по духу очень близкой графу.

Тем временем успешный сбор пожертвований на сооружение памятника — было собрано 62 000 руб. [9] — породил идею о направлении большей части их на благотворительные цели: создание пансионов для казачьих детей в гимназиях, богадельни для престарелых казаков и т. д. Памятник же предлагалось поставить скромный, в виде колонны. Этой идеи придерживался и генерал-губернатор Анучин, который обратился к М. С. Волконскому с просьбой выяснить стоимость «скромного монумента в виде колонны». С такой постановкой дела Волконский был категорически не согласен. В своем письме восточно-сибирскому генерал-губернатору он это выразил такими словами: «Памятник должен непременно представлять выразительную фигуру графа Николая Николаевича Муравьева-Амурского. Он должен иметь грандиозный характер» [10]. Как товарищ (заместитель) министра народного просвещения, которым Волконский стал в 1882 году, он полагал, что на учебные заведения деньги впоследствии найдутся, а памятник, раз сделанный и не вполне отвечающий замыслу, таким навсегда и останется. В конечном счете мнение Волконского возобладало. Несколько позднее он внес предложение о необходимости разместить на специальных планшетах пьедестала имена наиболее активных сподвижников Н. Н. Муравьева.

Широко обсуждался вопрос о месте памятника. Кроме Благовещенска назывались Иркутск и Владивосток. Решение этого вопроса отложили в связи с предположением о реорганизации Восточно-Сибирского генерал-губернаторства. Учреждение в 1884 г. Приамурского генерал-губернаторства, центром которого стала Хабаровка, внесло коррективы в эти обсуждения. Главный начальник нового генерал-губернаторства барон А. Н. Корф становится активным участником сооружения памятника. Ему были переданы Анучиным вся переписка и собранные деньги.

На 26-м амурском обеде (3 марта 1886 года) бывшие подчиненные и почитатели графа Муравьева-Амурского решили избрать из своей среды Комитет для обсуждения вопросов, связанных с сооружением памятника. В его состав предварительно вошли адмирал и генерал-адъютант П. В. Казакевич, товарищ министра народного просвещения князь М. С. Волконский, тайный советник М. Н. Галкин-Врасский и отставной статский советник Ф. А. Анненков. Через год председателем Комитета был избран барон А. Н. Корф, а вице-председателем — князь М. С. Волконский.

На первом своем заседании (27 октября 1886 года), заслушав сообщение А. Н. Корфа и обсудив его, Комитет решил поставить памятник Н. Н. Муравьеву-Амурскому в городе Хабаровке, в городском саду, на утесе, господствующем над местностью и упирающемся в реку Амур. При этом подчеркивалось, что Благовещенск по своему низменному положению, затопляемый Амуром, и по пограничным условиям местности менее всего подходит для постановки памятника. Мотивом памятника взят портрет Н. Н. Муравьева-Амурского художника К. Н. Маковского, на котором граф изображен в генеральском мундире на палубе военного судна. К участию в разработке проекта пригласили известных художников, скульпторов — Антокольского, Микешина, Опекушина и др. Комитет счел возможным остаток средств от памятника израсходовать на постройку дома для двух-трех инвалидов из местных казаков, которые бы осуществляли охрану памятника, а также на образование детей казаков [11].

На поданное Комитетом прошение император Александр III высочайше дал разрешение на постановку памятника графу Муравьеву-Амурскому в городе Хабаровке на утесе, в городском саду (27 ноября 1886 года). После этого Комитет опубликовал специальное объявление о конкурсе проектов моделей памятника. Между прочим в объявлении говорилось, что описание местности постановки памятника, копию портрета Муравьева-Амурского и его биографию можно получить у князя Волконского.

Проекты памятника, а их оказалось восемнадцать, выставили на обозрение в зале дома М. С. Волконского. Их рассмотрели члены Комитета вместе с приглашенными, в числе которых были племянник графа В. В. Муравьев-Амурский, А. Н. Майков, А. И. Резанов, И. Е. Репин, М. Н. Боткин и др. Заседание проходило под председательством единогласно избранного М. С. Волконского. Собрание предоставило Комитету право изменять премированный проект. М. Н. Боткин предложил высоту статуи увеличить с предполагаемых 5 до 8 аршин [12]. Только при такой высоте она могла бы хорошо просматриваться с реки Амур. Оценка и премирование производились голосованием посредством подачи записок. Единогласно первая премия была присуждена академику А. М. Опекушину. Считалось, что «работа А. М. Опекушина в художественно целом была олицетворением энергии и силы и имела те самые качества, которыми должен был отличаться памятник, назначенный стоять на берегу возвращенного в наше время Амура» [13]. Затем опекушинский макет памятника Муравьеву-Амурскому был представлен в Аничковом дворце на обозрение императора Александра III и царского двора. Одобрив проект, Александр III указал на необходимость замены мундира, в котором был изображен граф, казачьим чекментом. Для лепки скульптуры таких громадных размеров Опекушину пришлось строить новую мастерскую. По этой и другим причинам изготовление скульптуры значительно отстало от первоначально намеченных сроков. Теперь организация исполнения памятника целиком зависела от М. С. Волконского, который к этому времени стал председателем Комитета по сооружению памятника. Ему пришлось вести многочисленные переговоры со скульпторами, литейщиками, решать множество повседневных практических вопросов.

В то время, когда в Петербурге изготавливалась статуя, в Хабаровке под личным наблюдением генерал-губернатора А. Н. Корфа полным ходом шли работы по возведению пьедестала памятника. Для этого использовались найденные в тайге, в необитаемой местности, залежи светло-серого камня сиенита, отшлифованными плитами которого облицовывался пьедестал. В создании пьедестала деятельное участие принимали начальник инженеров Приамурского военного округа П. Ф. Унтербергер, военные инженеры Н. Ф. Александров и В. Г. Мооро. В октябре 1888 года в Хабаровке состоялась торжественная закладка памятника — был установлен пьедестал, который вместе с земляным подножием имел около 11,5 м высоты [14].

Считая своим долгом сообщать графине Амурской Екатерине Николаевне, жившей во Франции, о ходе создания памятника, князь Волконский послал ей фотографию эскиза бюста Муравьева-Амурского. В ответном письме она написала: «Я только что получила фотографию. Сходство приятное и необычное» [15]. Екатерина Николаевна получила фотографию и всей скульптуры. «Статуя замечательная, налицо явное сходство с оригиналом» [16], — ответила она князю. Екатерина Николаевна сожалела, что по старости лет не может отправиться в путешествие в Хабаровку на торжественное открытие памятника графу Н. Н. Муравьеву-Амурскому. Но она была счастлива узнать, что благодаря М. С. Волконскому в нем примет участие тот, кто носит его имя — их племянник Валериан Валерианович.

В начале 1891 года в свет вышла книга И. П. Барсукова «Граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский. Биографические материалы по его письмам, официальным документам, рассказам современников и печатным источникам. В 2-х частях». В первой книге, представляющей собой биографию графа, автор свел свою роль к минимуму: разработал архитектонику сочинения, сформулировал перечень вопросов каждой из 77 глав, построенных в строго хронологическом порядке, дал краткое пояснение отдельным фактам и т. п. Основное же содержание книги составили выдержки и цитаты из писем, записок, отчетов Н. Н. Муравьева-Амурского, а также разнообразные свидетельства его современников. В книге был воссоздан замечательный образ графа в историческом интерьере XIX века, его неутомимая деятельность, направленная на решение Амурского вопроса и утверждение государственности России на Тихоокеанском побережье.

Многочисленные письма графа разнообразным адресатам, приведенные в книге, во многом являются образцом эпистолярного творчества, которым так славился XIX век и культуру которого в ХХI веке мобильной и глобальной связи человечество, по существу, утратило. Любимым корреспондентом Муравьева был его брат Валериан Николаевич, сенатор, псковский губернатор. В книге приведено более 50 муравьевских писем, адресованных ему на протяжении почти 30 лет. Многолетним муравьевским адресатом был М. С. Корсаков, двоюродный брат, сменивший графа на посту восточно-сибирского губернатора. Большую информацию содержат приведенные письма Муравьева министру внутренних дел Л. А. Перовскому, который относился к нему с доверием. В числе адресатов Муравьева-Амурского были императоры Николай I и Александр II, великий князь Константин Николаевич.

Вторая книга являлась по существу ценным дополнением биографии Муравьева-Амурского, достоверным документальным подтверждением его масштабной преобразовательной деятельности на крайнем Востоке. Она содержала 160 подлинных документов, относившихся к деятельности графа в период с 1844 по 1861 годы, извлеченных из архива Министерства иностранных дел, из дел Комитета министров, департамента внешней торговли и др. Муравьевская записка «Опыт возможности приблизительного уравнения состояний и уничтожение крепостного права в Русском царстве, без потрясений в государстве», которая приведена во 2-й книге, ныне является важным документом отечественной историографии об отмене крепостного права в России. Около трети опубликованных документов посвящено урегулированию пограничного вопроса с Дайцинской империей. Об интенсивной работе Н. Н. Муравьева над решением Амурского вопроса свидетельствуют отчеты, рапорты и записки на имя императора (около 10), переписка с министром иностранных дел князем А. М. Горчаковым (20 документов), с директором Азиатского департамента МИД Е. П. Ковалевским (24 документа).

Помещенные в книге документы раскрывают личность графа Н. Н. Муравьева-Амурского как крупного российского реформатора. Современники назвали 13-летнее управление графом Восточной Сибирью «муравьевским веком» на Амуре, подчеркивая тем самым масштабность личности графа и его дела.

Книга И. П. Барсукова, изданная на средства М. С. Волконского, была встречена в российском обществе с интересом и одобрением. Правда, высказывались и критические суждения, которые сводились к обвинению в «панегирическом» тоне и «комплиментарности», хотя в книге воссоздавался сложный, противоречивый и взрывной характер генерал-губернатора. Заботу о распространении книги И. П. Барсукова взяло на себя Императорское Русское Географическое общество. Имея более чем столетний возраст, сочинение И. П. Барсукова и в ХХI веке сохраняет свою познавательную и научную ценность как наиболее полная и достоверная биография выдающегося государственного деятеля России ХIX века. Ныне книга имеет и большое источниковедческое значение.

По сравнению с созданием книги возведение памятника на территории, отстоявшей от столицы на тысячи верст, оказалось делом исключительно трудоемким, сложным и хлопотным. Очевидно, М. С. Волконский и его единомышленники планировали приурочить открытие памятника в Хабаровке к 80-летию со дня рождения Н. Н. Муравьева-Амурского, которое исполнялось в августе 1889 года. Но сооружение памятника задержалось из-за ряда технических причин. На первых порах организаторы огорчались. Но когда стало известно, что летом 1891 года в Хабаровку прибудет цесаревич наследник Николай Александрович, завершавший путешествие по странам Востока, возникла счастливая идея совместить эти неординарные замечательные события.

Изготовленная из бронзы статуя графа Муравьева-Амурского на несколько дней января 1891 года была выставлена в Михайловском манеже на обозрение жителей столицы. После этого разобранную на части ее упаковали в четыре ящика и по железной дороге отправили в Одессу, откуда на пароходе Доброфлота — во Владивосток. Поскольку ценный груз пришел на Дальний Восток, когда реки еще скованы льдом, его доставляли в Хабаровку гужевым способом.

В солнечный день 30 мая 1891 года с участием наследника государя Николая Александровича, на высоком берегу Амура в Хабаровке торжественно был открыт великолепный памятник графу Н. Н. Муравьеву-Амурскому [17]. Как и замышлял князь М. С. Волконский, памятник получился грандиозным и выразительным. В церемонии открытия участвовали прибывший по этому случаю любимый племянник графа В. В. Муравьев-Амурский, а также депутации городов Благовещенска и Николаевска и казачьих войск Амурского, Забайкальского и Уссурийского. Кстати, Валериан Валерианович заранее вручил книгу-биографию Муравьева-Амурского цесаревичу Николаю Александровичу, главному начальнику края А. Н. Корфу и др.

Перед многочисленными присутствовавшими бронзовый генерал Муравьев-Амурский предстал твердо, уверенно стоящим над разорванной цепью, держа в одной руке подзорную трубу, в другой — свиток текста Айгунского договора. На бронзовых досках по четырем сторонам цоколя пьедестала тематически размещались несколько десятков имен активных сподвижников генерала, прославившихся своими делами в Амурско-Тихоокеанской эпопее. С южной стороны, обращенной к Амуру, перечислялись те, кто участвовал в двух экспедициях на Амуре в 1854–1855 годах, в том числе Н. Н. Муравьев, М. С. Корсаков, П. В. Казакевич, М. С. Волконский, участники ученых экспедиций Л. И. фон Шренк, К. И. Максимович, Р. К. Маак, а также супруга генерал-губернатора Екатерина Николаевна Муравьева-Амурская. Здесь же находилось и имя топографа В. В. Ваганова, убитого в Монголии.

На доске с западной стороны перечислялись имена участников занятия устья реки Амур в 1849–53 годах в экспедициях под командованием капитана 2-го ранга Геннадия Ивановича Невельского: лейтенанта Н. К. Бошняка, лейтенанта П. Ф. Гаврилова, майора Н. Б. Бусселя, супруги начальника экспедиций Екатерины Ивановны Невельской и др. С северной стороны цоколя пьедестала на доске размещались имена участников заключения Айгунского трактата (16 мая 1858 года): Н. Н. Муравьева, архиепископа Иннокентия, Е. К. Бюцева, П. Н. Перовского, М. И. Венюкова, Я. П. Шишмарева, о. Александра (Сизых) и др. На доске с восточной стороны пьедестала перечислялись участвовавшие в Амурских экспедициях военные соединения, части Забайкальского казачьего войска, артиллерийские бригады, суда и их командиры. Особой строкой стояло «600 первых крестьян-переселенцев под началом М. С. Волконского». Благодаря этим заполненным именами доскам памятник приобрел новый характер: он стал памятником и для сотен участников амурской эпопеи генерала Муравьева, своеобразной историей возвращения Приамурья России. В этом заключалась особенность возведенного на Дальнем Востоке памятника графу Н. Н. Муравьеву-Амурскому, в значительной степени отражавшей характер действий генерал-губернатора Восточной Сибири.

Генерал-губернатор Приамурского края А. Н. Корф и председатель Комитета М. С. Волконский, столь много потрудившиеся ради увековечивания памяти графа, обменялись телеграммами. Из Хабаровки А. Н. Корф писал Волконскому: «Вчера в присутствии Его Императорского Высочества наследника цесаревича достойно почтена память графа Муравьева-Амурского освящением воздвигнутого ему памятника. Фигура, пьедестал и место постановки памятника чрезвычайно удачны. Не откажите сообщить членам Комитета. Барон Корф» (31 мая 1891 года). В ответной телеграмме из Петербурга М. С. Волконский подчеркнул, что устройство памятника графу Муравьеву-Амурскому имеет историческое значение, выразил горячую признательность наследнику цесаревичу за милостивое его присутствие при открытии памятника. Комитет по устройству памятника и все сочувствующие этому делу «. молят Бога о благополучном его проследовании по пути, Муравьевым проложенным» [18].

Несомненно, участие в церемонии открытия памятника графу Н. Н. Муравьеву-Амурскому в Хабаровке наследника Николая Александровича (через три года он стал императором Николаем II) придало ей особую торжественность и государственную значимость.

Высшей наградой для князя М. С. Волконского — председателя Комитета по сооружению памятника Н. Н. Муравьеву-Амурскому — стала благодарность графини Екатерины Николаевны Муравьевой-Амурской. В одном из писем князю она написала: «Как же выразить Вам, дорогой Мишель, мою признательность за все то, что Вы делаете и сделали в память о моем дорогом покойном. Только такое сердце, как у Вас, было способно заняться этим делом и довести его до конца. Любой другой отказался бы от этого и не вынес бы всех трудностей, которые Вы испытали» [19].

А В. В. Муравьев-Амурский с корабля, следовавшего во Владивосток на торжества в Хабаровку, в письме князю Волконскому признался: «Как Муравьев, я вечно буду помнить и ценить то, что Вы сделали для моего имени. Но и как русский, я, может быть, первый понял еще большое и глубокое значение Ваших десятилетних трудов, которые готовы увенчаться полным успехом» [20].

Ведущая роль М. С. Волконского в сооружении памятника графу Муравьеву-Амурскому состояла в том, что он предложил его концепцию, организовал открытый конкурс моделей памятника, хлопотал об изготовлении скульптуры, поддерживал связь с лицами из правительства и родственниками, а также с соратниками графа. Следует признать заслугой Волконского публичный и открытый характер процесса создания памятника, длившегося почти десять лет. Представляющий собой выдающееся произведение русского монументального искусства, являясь первым художественным памятником на дальневосточной окраине, памятник графу Н. Н. Муравьеву-Амурскому создавался по народному велению и на народные пожертвования. Его исключительность состояла в том, что он возведен на земле, которая отстояла от столицы на семь тысяч верст и вошла в состав Российской империи всего как четыре десятка лет.

Сооружение выразительного памятника и издание солидной книги-биографии явились крепким основанием в увековечивании памяти графа Н. Н. Муравьева-Амурского — выдающегося государственника России. Однако в ХХ веке скульптуру и книгу ожидала чудовищная судьба. Посчитав памятник графу Муравьеву-Амурскому символом самодержавной власти, Дальревком в 1925 году постановил снять скульптуру с пьедестала и передать ее музею, что равносильно было уничтожению. Правда, позже пьедестал был признан памятником культуры, охраняемым государством. Свыше 60 лет он являлся для хабаровчан укором и скорбным напоминанием. Книга же И. П. Барсукова «Граф Н. Н. Муравьев-Амурский», помещенная в редкий фонд библиотек с ограниченным доступом для читателей, со временем превратилась в библиографическую редкость.

В конце ХХ века, когда начались трансформации в российском обществе, в Хабаровске возникло движение общественности за восстановление памятника графу Н. Н. Муравьеву-Амурскому. Был организован сбор пожертвований, установлена связь со скульпторами Петербурга, которые обнаружили важные материалы о скульптуре Муравьева-Амурского. При поддержке властей Хабаровского края состоялась договоренность о восстановлении скульптуры. К удовольствию хабаровчан, всех дальневосточников, в 1992 году бронзовая скульптура графа вновь и теперь навсегда взошла на свой пьедестал. А годом ранее осуществилось давняя мечта амурцев о переносе праха Н. Н. Муравьева-Амурского из Парижа в Россию. В торжественной обстановке он был предан дальневосточной земле во Владивостоке.

С участием Центра Национальной Славы России на российском Дальнем Востоке торжественно и широко отмечались 150 лет заключения восточно-сибирским генерал-губернатором Н. Н. Муравьевым-Амурским Айгунского договора о границе с Дайцинской империей (2008) и 200-летие со дня рождения графа (2009). Полуторавековая историческая дистанция показала политическую прозорливость Муравьева-Амурского, убедительно доказала геополитическую значимость прочного утверждения России на Тихоокеанском побережье. Центром празднования являлся возрожденный памятник графу Муравьеву-Амурскому в Хабаровске. А главным подарком стало изданное репринтным способом сочинение И. П. Барсукова «Граф Н. Н. Муравьев-Амурский» в двух книгах. Созданный М. С. Волконским и его соратниками в конце ХIХ века твердый фундамент увековечивания памяти графа Н. Н. Муравьева-Амурского продолжает укрепляться и в ХХI веке.

Нина ДУБИНИНА

ИСТОЧНИКИ И ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Муравьев-Амурский. Возвращение на пьедестал. Авторы-составители — М. Ф. Бурилова, А. К. Дмитриева. — Хабаровск. — 1996.
  2. Шилов Д. Н., Кузьмин Ю. А. Члены Государственного совета Российской империи 1801–1906. Биобиблиографический справочник. — СПб.— 2007. — С.145.
  3. См.: Большая Российская энциклопедия. Т.5. С.638—639.
  4. Записки княгини М. Н. Волконской. — Чита. — 1960. — С. 112.
  5. Князь Волконский // Всемирная иллюстрация. -№ 1238. 1892. С. 290.
  6. Дубинина Н. И. Николай и Екатерина Муравьевы-Амурские. — Хабаровск. — 2019. С. 146.
  7. Анучин Д. Г. Памятник графу Н. Н. Муравьеву-Амурскому в Хабаровке. // Русская старина. Март 1892. С. 720.
  8. Барсуков И. П. Граф Н. Н. Муравьев-Амурский. Репр. изд. Кн.1. Хабаровск. 2008. С. 4–5
  9. Анучин Д. С. 737.
  10. Там же. С. 724.
  11. Там же. С.728.
  12. Аршин равен 0,71 метра.
  13. Анучин Д. Г. . С. 729.
  14. Там же. С. 735.
  15. Там же. Л. 3.
  16. Высота постамента памятника вместе со скульптурой составляет 16 м 38 см. Высота скульптуры — 5 м — Муравьев-Амурский. Возвращение на пьедестал. С.11
  17. Анучин Д. Г. С. 39.
  18. ГАРФ. Ф. 1146. Оп. 1. Д. 686. Л. 1.
  19. Там же. Д. 625. Л. 3.
Смотрите так же:  Памятники брюллову

Related Post

Памятник в пскове невскому

Памятник в пскове невскому Величественная скульптурная композиция, посвященная почитаемому и на Псковщине, и во всей России великому князю и святому Александру Невскому, а также его дружинникам, в том числе и

Думающий человек памятник

«Мыслитель» и еще три самые известные работы великого Огюста Родена Вся жизнь Огюста Родена это борьба за право жить и творить в своем стиле, разрушая каноны. Долгие годы он был

Памятники в дагомысе

Дагомыс находится в Лазаревском районе Сочи. Если вы едете из Сочи в сторону Туапсе, то это первый на вашем пути крупный курортный посёлок: ближайшие 100 км будет всё тоже самое,

Открытие памятника Муравьева-Амурского состоялось в Хабаровске 31 мая 1992 года при большом стечении народу. Выступает глава администрации Хабаровского края Виктор Ишаев. 31 мая 1992 г./ Нажмите, чтобы УВЕЛИЧИТЬ