Меню

Москва православные монастыри

Достопримечательности Москвы
openmoscow.ru






Свято-Данилов монастырь во имя преподобного Даниила Столпника
Даниловский Вал улица, 22, метро «Тульская»
(495) 955-67-68,
(495) 955-67-90

Донской ставропигиальный мужской монастырь в честь Донской
иконы Божией Матери

Донская площадь, 1, метро «Шаболовская»
(495) 954-10-10,
(495) 954-48-57,
(495) 952-16-46

Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь
Зачатьевский 2-й переулок, 2, метро «Кропоткинская»,
метро «Парк Культуры», троллейбус 31

(495) 203-81-90,
тел/факс: (495) 203-15-12

Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь в честь
Преображения Господня

Крестьянская площадь, 10, метро «Пролетарская»,
метро «Крестьянская Застава»

(495) 676-95-70

Свято-Покровский ставропигиальный женский монастырь
в честь Покрова Пресвятой Богородицы у Покровской заставы

Таганская улица, 58, метро «Марксистская», троллейбус 16, 26, 63,
либо — пешком 10 минут

(495) 911-49-20,
(495) 911-81-66

Рождественский (Богородице-Рождественский) ставропигиальный
женский монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы

Рождественка улица, 20, метро «Кузнецкий мост»,
метро «Цветной бульвар», метро «Чистые пруды»

(495) 621-39-86

Сретенский ставропигиальный мужской монастырь в честь
Сретения Владимирской иконы Божией Матери

Большая Лубянка улица, 19 (у Сретенских ворот), стр. 1,
метро «Лубянка», метро «Чистые пруды», троллейбус 9, 48

(495) 628-78-54,
(495) 623-80-46,
(495) 628-82-10

Николо-Перервинский монастырь Патриаршее подворье.
Шоссейная улица, 82
(495) 354-49-65,
(495) 353-49-89

Марфо-Мариинская обитель сестёр милосердия
Большая Ордынка улица, 34, метро «Третьяковская»
(495) 951-07-23

Московские монастыри: сокровища православия

Ежедневно столицу России посещают тысячи туристов из разных уголков мира. Она привлекает бизнесменов, архитекторов, ученых, дизайнеров. Удобные гостиницы рядом с центром Москвы гостеприимно раскрывают свои двери для всех, кто хочет познакомиться с крупнейшим мировым мегаполисом, чья история неразрывно связана с православием. Здесь можно посетить легендарные монастыри, которые в разное время создавали облик города, формировали его духовно-просветительскую жизнь, спасали и защищали его молитвами.

Обитель расположена в живописном и уединенном месте, каких немного в динамичной столице, в окружении старинных лип и яблонь. Ее строительство связывают с легендой, согласно которой во время наступления ханского войска Москву защитила икона Божьей Матери. В честь этой иконы в 1592 году был построен каменный храм и основан монастырь. Он замыкал южный оборонительный комплекс, образованный другими монастырями. В XVII веке вокруг была возведена стена, которая хорошо сохранилась. В советский период в зданиях размещался Государственный архитектурный музей, а монашество было возобновлено в 1991 году.

Наиболее интересным моментом в современной истории обители является обнаружение склепа патриарха Тихона. Могила считалась оскверненной и навсегда утраченной, но благодаря раскопкам были найдены нетронутые мощи святейшего. Донской монастырь — один из немногих, где и сегодня варят миро, аромат которого наполняет собор удивительным благоуханием. Славится он и некрополем, в котором располагаются могилы выдающихся писателей, философов, исторических деятелей, политиков и военных.

Новодевичий монастырь

Заслуженно считается красивейшим историко-религиозным памятником всей России. Он используется для экспозиций Исторического музея, но службы в храмах проводятся так же, как и сотни лет назад. Строительство началось в XVI веке, а освящена обитель во имя чудотворной иконы Смоленской Божьей Матери. О названии часто спорят историки и ученые, но основной версией является предположение, что первая настоятельница носила фамилию Девочкина, а сам монастырь предназначался для девиц.

В старину это был один из самых богатых, престижных и известных монастырей, куда уходили знатные и состоятельные женщины. Во время пострига они жертвовали все свои сокровища на строительство и развитие монастыря. Иногда здесь заточали неугодных власти или провинившихся женщин: боярыня Морозова, царевна Софья и другие исторические фигуры принудительно удерживались в стенах Новодевичьей обители. Сегодня это крупнейший музей, в экспозиции которого собраны уникальные предметы живописи, резьбы, письменности.

Свято-Данилов монастырь

Старейший мужской монастырь Москвы построен в конце XIII века. Его возведение окутано тайнами и легендами. Предание гласит, что он был заложен сыном полководца Александра Невского — светлейшим князем Даниилом. На протяжении веков комплекс изменял свой архитектурный облик, отражая культуру и особенности православия. Кирпичная стена, расположенная по периметру, была построена в XVII веке. С тех пор масштабных изменений не происходило.

Здания обители прекрасно сохранились и полностью отреставрированы. В советский период здесь была организована колония, предназначенная для малолетних преступников, а сегодня располагается резиденция Московского Патриарха.

Высоко-Петровская обитель

Старинный храмовый комплекс привлекателен не только для паломников со всего мира, но и для историков, архитекторов, ученых. Первые упоминания встречаются в летописях начала XIV века. Барочное оформление монастыря было выполнено по приказу Петра I, который уделял этому объекту много сил и внимания. Современный облик был сформирован совсем недавно, после открытия в 1990 году и полной реставрации в 2009 году.

Большой комплекс состоит из семи храмов, украшенных искусной резьбой, богатыми иконостасами, известными чудотворными иконами и надгробиями из белого мрамора. Здесь хранятся мощи Сергия Радонежского. Находясь практически в самом сердце столицы, обитель скрыта от посторонних глаз и мирской суеты.

Это крупнейшие монастыри Москвы, которые и сегодня продолжают играть ключевую роль в культурной и православной жизни России. Для туристов каждое посещение их предоставляет уникальную возможность открыть для себя богатый традициями духовный мир, и обратиться с искренней молитвой к Богу.

Монастыри Подмосковья

  • Монастыри Московской области примечательны своей архитектурой и чудесными реликвиями и иконами, хранящимися в них.
  • Новоиерусалимский монастырь в городе Истра планировкой напоминает Храм Гроба Господня в Иерусалиме.
  • Самый большой монастырь Троице-Сергиева лавра ? объект всемирного наследия ЮНЕСКО благодаря красивой архитектуре 15-го века.
  • Многие монастыри раньше были крепостями, охранявшими подступы к Москве.
  • Все монастыри действующие, поэтому необходимо соблюдать ряд правил посещения.

К началу XX века в московском регионе было несколько десятков православных монастырей. Не все они пережили столетие, отмеченное антирелигиозными кампаниями советских властей и страшными войнами, которые в той или иной степени затронули каждую обитель. Несмотря на потери, подмосковные монастыри последние годы активно реконструируются и привлекают тысячи паломников и путешественников. За сотни лет их прославили великие православные святые, отшельники и проповедники; в них хранятся бесчисленные церковные святыни ? чудотворные иконы и мощи. Монастыри привлекают и своей архитектурой: для их строительства цари, патриархи и меценаты не жалели средств и приглашали знаменитых мастеров. Средневековые монастырские комплексы интересны и желающим познакомиться с русской крепостной архитектурой, поскольку они играли важную оборонительную роль в те времена, когда Москва подвергалась регулярным нападениям с запада и юга.

Нужно учитывать, что монастырские комплексы, о которых пойдет речь, – действующие монастыри. Они имеют определенный распорядок и правила посещения. В места проживания монахов на территории обители доступ может быть закрыт. По православной традиции женщины должны посещать храм с покрытой головой, мужчины ? наоборот. Короткие юбки и открытая одежда не приветствуются. В некоторых монастырях юбки и косынки можно бесплатно получить при входе на территорию.

Троице-Сергиева лавра

Это самый большой монастырь в России, одна из самых известных достопримечательностей Подмосковья и туристического Золотого кольца. Находится Троице-Сергиева лавра в городе Сергиев Посад (Красногорская площадь), в 70 км на северо-восток от столицы. Обитель сыграла важнейшую роль в русской истории как духовный и политический центр объединения земель вокруг Москвы. Она была основана в 1337 году одним из самых почитаемых в России святых, Сергием Радонежским (1314/1322-1392). Именно здесь святой Сергий благословил московского князя Дмитрия Ивановича на сражение с татарским войском хана Мамая, которое принесло первую важную победу в борьбе Руси против ига Золотой Орды. Троице-Сергиев монастырь был центром сопротивления завоевателям и авантюристам в смутные годы начала XVII века, когда прервалась царская династия Рюриковичей. А в конце XVII века благодаря его защите и поддержке царь Петр I победил в борьбе за престол царевну Софью.

Обитель почитали все московские и российские правители, оказывая ей покровительство. В результате монастырь получил прекрасный архитектурный ансамбль, в том числе сохранившиеся уникальные памятники храмовой архитектуры XV века, который внесен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Над украшением монастыря работали великие живописцы Древней Руси Андрей Рублев и Даниил Черный. Например, известная во всем мире «Троица Ветхозаветная» А. Рублева до передачи в Третьяковскую галерею находилась в именно соборе Троице-Сергиевой лавры. В Лавре хранится множество почитаемых реликвий, в том числе останки самого основателя монастыря св. Сергия Радонежского и его личные вещи.

Новоиерусалимский монастырь в городе Истра (Ново-Иерусалимская набережная, 1) – масштабный проект патриарха Никона (1605-1681), который, создавая при создании своей главной резиденции попытался воссоздать почитаемые места Священной Земли. Его грандиозный замысел был связан с идеей построить на Руси новый центр православного мира после ослабления позиций Византии. Собор монастыря своей планировкой напоминает Храм Гроба Господня в Иерусалиме. Окрестности также получили имена палестинских святынь: сам монастырь стоял на холме Сион, близ стен был разбит Гефсиманский сад, рядом лежали горы Фавор и Елеон, а река Истра стала Иорданом. Монастырь представляет собой интереснейший памятник архитектуры XVII-XVIII века, для постройки и последующей реконструкции которого использовались самые современные техники того времени и над которым работали лучшие архитекторы, в том числе автор Петергофского дворцового комплекса в Санкт-Петербурге Б. Растрелли.

Саввино-Сторожевский мужской монастырь

Один из самых интересных, живописных и хорошо сохранившихся монастырей Подмосковья. Он расположен на высоком холме Сторожи над местом впадения речки Сторожки в Москву-реку (Московская область, город Звенигород).

В монастыре находятся такие святыни, как мощи Саввы Сторожевского (ум. 1407), основателя монастыря; икона св. Пантелеймона с частицей мощей (1915), икона св. Серафима Саровского с частицей мощей; икона свв. Сергия Радонежского и Саввы Сторожевского с частицами мощей, икона св. Саввы Сторожевского (XVII в.), икона св. Елисаветы с частицей мощей, икона блаженной Матроны Московской с частицей мощей, икона св. Спиридона Тримифунтского с тапочком, иконостас собора Рождества Божьей Матери (XVII в.); могила блаженного старца Симеона (1748-1812).

Саввино-Сторожевский монастырь был основан в 1398 году преподобным монахом Саввой, учеником Сергия Радонежского. Монахам сначала покровительствовал звенигородский князь Юрий Дмитриевич (1374-1434), а позже монастырь перешел под опеку московских князей и царей. Савва Сторожевский считался заступником московских правителей, и регулярные молитвенные выезды на поклонение его мощам стали для них традицией. В монастырь поступали значительные средства, позволявшие вести масштабное строительство. В XVII веке здесь появились два царских дворца: царь Алексей Михайлович (1629-1676) построил палаты для себя и своей первой жены Марии Милославской.

Эти архитектурные памятники уникальны, поскольку до наших дней дошло очень немного дворцовых комплексов старше XVIII века. Монастырь был не только духовным центром и царской резиденцией, но и крепостью, укрепления которой контролировали подступы к Москве с запада. Нынешние башни и стены построены в 1650-1654 годах. Несмотря на все исторические потрясения, до нас дошел прекрасно сохранившийся ансамбль строений XV ? XIX вв. Древнейший храм монастыря – собор Рождества Богородицы, возведенный в начале XV века. Это один из старейших храмов Подмосковья. Внутри сохранились фрагменты росписей XV ? XVI вв. Есть предположение, что они созданы иконописцами круга Андрея Рублева. Большинство же построек появилось в середине XVII столетии при царе Алексее Михайловиче.

Одна из достопримечательностей монастыря – звонница необычной формы, возвышающаяся на своеобразном двухэтажном основании, в котором также находилась церковь. Посередине висят самые большие колокола. По сторонам находятся 4 ассиметричные шатровые башенки с колоколами поменьше. Отдельно пристроена часовая башня, где помещались трофейные часы и колокол из древнего русского города Смоленска, возвращенного из польской оккупации в 1654 году.

Саввино-Сторожевский монастырь – жемчужина Звенигорода. Многие туристы посещают город в первую очередь из-за него. Кроме того, окрестности монастыря почти не затронуты современной застройкой, и отсюда открывается чудесный вид, дающий представление о том, как эти места могли выглядеть во времена царей и монахов XVII века. А в здании Царицыных палат монастыря расположена экспозиция Звенигородского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.

Коломна – один из главных туристических центров Московской области, расположенный в 100 км на юго-восток от столицы. Туристов притягивают Коломенский Кремль, великолепные храмы и монастыри и знаменитая пастила. Два женских монастыря располагаются прямо на территории Коломенского кремля.

Успенский Брусенский монастырь

Эта обитель основана в 1552 году, когда по приказу царя Ивана Грозного была построена Успенская церковь в память о захвате столицы татарского ханства Казани. Ее адрес – Коломна, Кремль, ул. Брусенский переулок, 36. Изначально здесь находилась мужская община. По легенде, первыми монахами были участники казанского похода. Происхождение названия «Брусенский» точно не известно. Часто его производят от «брусьев», из которых первоначально состояла монастырская ограда. В начале XVII века монастырь пришел в упадок и позже был восстановлен как женский.

Здесь хранятся свои святыни: местночтимый образ Казанской Божьей Матери – по преданию, один из первых списков с великой Казанской иконы, явившейся в 1579 году; икона «Святые новомученицы и исповедницы Брусенского монастыря», посвященная монахиням, погибшим в период советских репрессий; список иконы Божьей Матери «Неупиваемая чаша»; икона святителя митрополита Филарета Московского с частицей мощей; икона святителя митрополита Дмитрия Ростовского с частицей мощей.

Наибольшего расцвета Брусенский монастырь достиг в XIX веке. Брусенских сестер поддерживали вкладами и пожертвованиями купцы Коломны, которая тогда стала важным торговым городом. Самой значимой постройкой того времени стал пятиглавый Крестовоздвиженский собор (середина XIX века). Он построен в классическом стиле с элементами, напоминающими о древнерусской архитектуре.

В 1919 году монастырь был закрыт советскими властями. Монахини подверглись репрессиям, пять из них были убиты и сейчас почитаются как православные мученицы. Архитектурный комплекс также пострадал: была уничтожена надвратная колокольня конца XVIII века и главы Крестовоздвиженского собора. В настоящее время монастырь снова действует, ведется реставрация.

Древнейший храм обители – Успенская церковь, изящный образец ранней шатровой архитектуры. Также в монастыре сохранилась ограда с декоративными узкими башенками в неоготическом стиле (1820-е гг.), хозяйственные и жилые постройки середины XIX столетия. В северном келейном корпусе открыта экспозиция, посвященная истории монастыря.

Смотрите так же:  Монастырь святого варфоломея

Свято-Троицкий Ново-Голутвин монастырь

Ново-Голутвин монастырь (улица Лазарева, 11 А) – самый молодой в Коломне, он основан в 1800 году. Сюда была переселена часть братии из древнего Голутвина монастыря на окраине города, отсюда и название – Ново-Голутвинский. Основа сохранившегося архитектурного ансамбля старше самого монастыря: это постройки бывшего архиерейского подворья, располагавшегося на этом месте с XVII века. Главное строение монастыря – Троицкий храм, построенный в конце XVII века. Эта церковь сочетает в себе древнерусские формы и наружные украшения в стиле «нарышкинского барокко» ? интересной русской адаптации европейского барочного стиля конца XVII века. Также сохранился Покровский храм XIX в. и ряд жилых и хозяйственных построек XVIII ? XIX вв.

Ново-Голутвинский монастырь является одним из украшений Соборной площади Коломны, на небольшом пространстве которой стоят также главный городской Успенский собор, церковь Тихвинской Богоматери и церковь Воскресения Словущего. Его святыни – частицы мощей евангелиста Луки, святых Пантелеймона, первомученика Стефана, Георгия Победоносца, князя Александра Невского.

Старо-Голутвин монастырь

Богоявленский Старо-Голутвин мужской монастырь находится в живописном месте на окраине Коломны – там, где река Москва впадает в Оку (улица Голутвинская, дом 11). Это самый древний монастырь Коломны, основанный в конце XIV века св. Сергием Радонежским на средства московского князя Дмитрия Донского. После памятной победы на татарским войском в 1380 году князь и члены его семьи основали несколько монастырей в знак благодарности за божественную помощь в сражении. Святыни монастыря: части Животворящего креста и тернового венца; мощи епископа Феодосия Коломенского (XVI в.); могила Григория Голутвинского (ум. 1405), первого игумена монастыря; мощевики с частицами многочисленных святых.

Название «Голутвин» предположительно происходит от старорусского слова «голутва», обозначающего лесную вырубку, и указывает либо на просечную дорогу от монастыря к переправе, либо на место среди леса, где был построен сам монастырь. Ансамбль монастыря отличается необычным видом за счет высоких неоготических башенок. Мужская обитель пользовалась покровительством московских правителей, и в XVII ? XVIII вв. монастырь достиг пика могущества и благосостояния. Главный храм монастыря – Богоявленский собор – построен в начале XVIII веке. В подклете собора находится своеобразная святыня – «камушки преподобного». По преданию, первый храм на этом месте заложил сам Сергий Радонежский, а эти камни – часть его фундамента.

Красивая панорама на монастырь открывается с берегов двух рек и с железнодорожного моста через Оку.

Еще два особо интересных монастыря находятся в старом русском городе Серпухов в 94 км на юг от столицы.

Введенский Владычный женский монастырь

Самый древний монастырь Серпухова, основанный в 1360 году (улица Октябрьская, 40). Его возникновение связано с именем известного русского религиозного и политического деятеля средневекового Московского княжества – св. митрополита Алексия (1292/1305-1378). По легенде, обитель была основана по указанию Богоматери, которая обратилась к Алексию во время молитвы через свою икону.

Святыни монастыря – чудотворная икона Божьей Матери «Неупиваемая чаша» (копия, оригинал утрачен); чудотворная икона «Введение Богородицы во храм» (копия, оригинал в городском музее); чудотворная икона «Всецарица», чудотворная икона царевича Дмитрия Угличского (фотокопия, оригинал в городском музее), мироточивая икона Георгия Победоносца (копия, оригинал утрачен); мироточивая икона Иоанна Воина (копия, оригинал в музее Андрея Рублева в Москве); мироточивый крест-голгофа. Считается, что многие другие иконы также мироточат.

Изначально здесь находилась мужская община. В 1598 году только что взошедший на московский престол царь Борис Годунов поблизости от монастыря заставил без боя отступить татарское войско. В память об этой победе Годунов развернул во Введенском монастыре большое строительство, возведя несколько новых храмов и крепостные стены. Многие из этих построек дошли до наших дней.

В конце XIX века Введенский монастырь стал центром паломничества верующих: здесь появилась чудотворная икона Божьей Матери «Неупиваемая чаша». Православные люди верят, что молитва перед этой иконой помогает от алкоголизма и наркомании. Оригинал XIX в. был уничтожен в 1929 году, однако сестры монастыря верят, что он чудесным образом уцелел и будет явлен вновь. Сейчас молитвы совершаются перед копией, которая также считается чудотворной.

Введенский владычный монастырь может привлечь не только своими святынями, но и хорошо сохранившимися памятниками конца XVI – XVII вв. Для России архитектурный ансамбль этого времени, дошедший без позднейших перестроек, ? достаточно редкое явление. Сохранились пятиглавый Введенский собор (рубеж XVI ? XVII вв.), шатровая церковь св. Георгия Победоносца (конец XVI века) со звонницей и трапезной и надвратный храм св. Феодота Анкирского (1599 год). Также в монастыре частично сохранились стены и башни монастырской крепости, построенной при Борисе Годунове.

Высоцкий мужской монастырь

На другой стороне реки Нара расположена еще одна древняя обитель – Высоцкий монастырь (город Серпухов, улица Калужская, 5/3). Он был основан на 14 лет позже Введенского Владычного женского монастыря при участии св. Сергия Радонежского на землях серпуховского князя Владимира Храброго (1353-1410). Высоцкий монастырь был важным культурным центром русского средневековья. Есть предположение, что здесь служил монахом известный иконописец Андрей Рублев. Сейчас в обители не найти древних ценностей – монастырь сильно пострадал от войн, старые фрески перекрывались новыми, богатая утварь либо оказалась в музеях, либо была спрятана монахами после революции 1917 года и до сих пор не найдена.

Несмотря на то, что здесь, в отличие от Введенского Владычного монастыря, не сохранился ранний ансамбль, Высоцкий монастырь также представляет собой живописную картину. Над рекой Нарой возвышаются его кубический пятиглавый Зачатьевский собор (возведен на рубеже XVI ? XVII вв., перестроен в конце XVII века), надвратная колокольня в классическом стиле (1840-1841) и крепостные стены с двумя сохранившимися башнями (конец XVII века).

Борисоглебский монастырь в Дмитрове

Дмитров – еще один город в Подмосковье, который стоит посетить каждому, кто интересуется русской историей и культурой и желает познакомиться с провинцией, сохранившей свой старый облик. Когда-то в Дмитрове было три монастыря, но только Борисоглебский пережил принудительную секуляризацию общества Екатериной II в XVIII веке.

Борисоглебский монастырь находится на улице Минина, владение 4. Его святыни впечатляют своей древностью и значением: частица креста Господня; частицы мощей апостола Андрея Первозванного, евангелистов Матфея и Луки, святых Иоанна Златоуста, Григория Златоуста и других.

Первые достоверные сведения об этом монастыре относятся ко второй половине XV века. Его главный храм посвящен первым русским святым Борису и Глебу – князьям XI столетия, сыновьям крестителя Руси Владимира Святого, которые были убиты их родным братом. Собор монастыря построен в середине XVI веке и сохранился до наших дней. До конца XVII века большинство построек оставались деревянными. Каменное строительство началось после пожара 1672 года: были возведены Святые врата (1672 год) с церковью св. Николая с трапезной (1685-1687), настоятельские кельи и ограда с четырьмя башнями (1685-1689).

Перестройки XVIII ? XIX столетий не слишком изменили прежний облик обители. Тяжелые времена она пережила в XX веке, когда была закрыта по решению советских властей, а на ее территории размещены сначала управление Дмитлага (лагеря для заключенных, которые строили канал им. Москвы), а позже — военная часть. В 1990-х монастырь был возрожден.

Борисоглебский монастырь находится на небольшом удалении от исторического центра в тихом районе города. Только названия окрестных улиц напоминают о темном лагерном прошлом. Посетить этот монастырь будет удобно после осмотра достопримечательностей Дмитровского кремля.

Иосифо-Волоцкий мужской монастырь

В окрестностях древнего города Волоколамска находится Иосифо-Волоцкий монастырь (Волоколамский район, село Теряево) – некогда одна из крупнейших русских обителей. Святыни монастыря – мощи и вериги св. Иосифа Волоцкого (1439-1515), основателя монастыря; Волоколамская икона Божьей Матери (копия, оригинал в музее Андрея Рублева в Москве). Монастырь был основан знаменитым средневековым церковным деятелем, борцом с ересями Иосифом Волоцким (1440-1515) в 1479 г. Он происходил из дворянской семьи, и новая община была им основана жить на землях, принадлежавших его роду. С XVI века обитель становится одной из самых богатых, пользуется покровительством царей. Здесь возводится каменная крепость. Кроме того, монастырь служит тюрьмой для политических оппонентов и еретиков. Например, здесь были заточены критики церковного землевладения Максим Грек (1470-1556) и Вассиан Патрикеев (ок. 1470 ? после 1531), низложенный царь Василий Шуйский (1552-1612). Здесь же содержались польские пленные солдаты в первой половине XVII в. и французские — в 1812 году.

Иосифо-Волоцкий монастырь представляет собой интересный памятник архитектуры XVI ? XVII вв. Во многом его монахами был сформирован и окрестный ландшафт. Монастырь окружен искусственными прудами, вырытыми для хозяйственных нужд. Сейчас Теряевские пруды являются охраняемым памятником природы. Основной ансамбль относится к концу XVII века, а единственное здание, сохранившееся с более раннего времени – Трапезная палата, построенная в 1504 году. Она повторяет редкую форму Грановитой палаты Московского Кремля: своды потолка опираются на единственный столп, установленный в центре. Вход в Трапезную палату доступен только в составе экскурсии, которую можно заказать в монастыре.

Собор монастыря посвящен Успению Богоматери и возведен в конце XVII века, как и монастырские укрепления. Особый колорит собору, как и всему монастырю, придают пояса из изразцов над окнами и на барабанах. К сожалению, первоначальная роспись стен не сохранилась, так как собор расписывался несколько раз в разных стилях. Сегодняшний вариант был создан в 1904 году. Зато резной золоченый иконостас сохранился с XVIII века.

Следующие несколько православных обителей хуже сохранились или не слишком удобно расположены. Их посещение можно порекомендовать тем, кто намерен углубленно изучить историю подмосковных монастырей.

Белопесоцкий женский монастырь у города Ступино

Находится в Московской области, Ступинский районн, город Ступино, улица. Белопесоцкая. Святыни: чудотворная икона Божьей Матери «Утоли моя печали».

Бобренев мужской монастырь под Коломной

В селе Старое Бобренево недалеко от Коломны находится небольшой, живописный Бобренев монастырь. Он был основан в конце XIV веке по приказу князя Дмитрия Донского после победы в Куликовской битве. Главным покровителем и строителем монастыря, осуществлявшим также финансирование, стал воевода московского князя, герой сражения с татарами Дмитрий Боброк Волынский (ум. 1389). Святыни монастыря – чудотворная Федоровская икона Божьей Матери, икона св. Сергия Радонежского, крест с частицей Животворящего креста, тапочек с мощей и икона с частицей мощей св. Спиридона Тримифунтского.

Сегодняшний ансамбль обители сложился в XVIII ? XIX вв. Считается, что ограда с декоративными башенками построена по проекту знаменитого архитектора XVIII в. Матвея Казакова (1738-1812).

Лужецкий монастырь в Можайске

Еще одна древняя обитель находится в городе Можайск (улица Герасимова, 1). В 1408 году ее основал св. Ферапонт Белозерский (1331-1426), который здесь же обрел вечный покой. В XVII и XIX веках обитель неоднократно страдала от врагов. Большинство сохранившихся строений в монастыре датируется XVII столетием. Однако есть и две более ранние церкви – собор Рождества Богородицы (1524-1547) и Введенская церковь с трапезной (первая половина XVI век). Еще один интересный объект – фундамент храма, который был, по преданию, заложен самим св. Ферапонтом. Он сложен из надгробных плит.

Николо-Пешношский монастырь

Некогда богатый и влиятельный Николо-Пешношский монастырь находится в поселке Луговой Дмитровского района на месте впадения речки Пешношки в Яхрому. В 1361 году сюда пришел жить в уединении ученик Сергия Радонежского Мефодий Пешношский (1361-1392). Он построил себе келью, перенося («пешноша») бревна через небольшую речку. От этого, как говорит его житие, и произошли названия речки, монастыря и прозвище святого. Монастырь развивался за счет средств сначала местных дмитровских князей, а затем и московских, которые присоединили к себе эти земли. В XVI веке наступил период расцвета монастыря: обитель стояла на пути из Москвы к северным русским землям и участвовала в прибыльной торговле хлебом. В это время здесь часто жили или служили важные религиозные деятели, приезжали на богомолье цари.

Никольский собор построен в XVI столетии. Он претерпел изменения в XVII ?XVIII веках и приобрел нынешний вид: приземистый одноглавый храм, воплощающий представления о древнерусской церковной архитектуре. У западной стены монастыря – необычный вид. Собственно, стена не сохранилась – вместо нее в XIX веке были построены жилые и больничные корпуса, примыкающие к оставшимся крепостным башням. В результате получилась живописное «сплетение времен».

В 1966 году в зданиях монастыря разместился психоневрологический диспансер, который до сих пор занимает часть комплекса, что провоцирует сложные отношения врачей и монахов. Поселок Луговой, на территории которого монастырь располагается сегодня, был построен именно для персонала диспансера.

Спасо-Бородинский монастырь

Для человека, интересующегося русской историей, этот монастырь важен как мемориальный комплекс памяти солдат, погибших в Бородинском сражении в 1812 году. Находится он в Бородинском сельском поселении Можайского района Московской области. Обитель возведена прямо на поле сражения, на том месте, где находились укрепления русской армии, известные как Багратионовы флеши. Укрепления названы так по имени генерала князя Петра Багратиона (1765-1812), который командовал их обороной и был здесь смертельно ранен.

История появления Спасо-Бородинского монастыря связана с личной трагедией его основательницы – Маргариты Тучковой (1780-1852). Она была замужем за героем войн с Наполеоном генералом Александром Тучковым (1778-1812). Пара была счастлива в браке, и Маргарита не раз сопровождала мужа в походах. Но во время войны 1812 года она была вынуждена остаться дома, а Александр погиб на Бородинском поле. Вдова пыталась найти его тело, провела много часов на поле битвы среди останков тысяч солдат, но безуспешно. Тогда она решила увековечить его память: Маргарита Тучкова выкупила участок земли и с позволения императора построила храм, который был освящен в честь образа Спаса Нерукотворного. Этот образ был на знамени полка, которым командовал ее муж. После смерти сына в 1826 году Тучкова поселилась рядом с храмом. Со временем здесь образовалась община одиноких женщин, которая стала монастырем, а Маргарита – его настоятельницей.

Смотрите так же:  Сообщение о юрьево монастыре

Сейчас часть территории монастыря занимает Бородинский музей-заповедник. Домик Тучковой сгорел во время Великой Отечественной войны в 1942 году, но позже на этом же месте была возведена его точная копия – ради памяти этой великодушной и стойкой женщины.

Великие православные святыни Москвы

О, пусть кричат трибуны злые –
Мы верим сердцу своему.
Жива Москва – сильна Россия,
И Божий свет рассеет тьму!

Великие православные святыни Москвы

Даниловское кладбище на котором была похоронена святая блаженная Матрона Московская (захоронение просуществовало с 1952 по 1998 год). Могила святой и в наши дни остается местом поклонения. На ней утопающая в цветах часовня, постоянно горят свечи и слышна молитва. Блаженная предсказывала: «После моей смерти на могилку мою мало будет ходить людей, только близкие, а когда и они умрут, запустеет моя могилка, разве изредка кто придет… Но через много лет люди узнают про меня и пойдут толпами за помощью в своих горестях и с просьбами помолиться за них ко Господу Богу, и я всем буду помогать и всех услышу».
На Даниловском кладбище святая Матрона Московская была погребена по ее завещанию, чтобы «слышать службу» в этом храме. В советское время он не закрывался и не подвергался разорению. В храме сохранился первоначальный декор, много старинных икон, резных позолоченных киотов. Особо чтимые чудотворные иконы Пресвятой Богородицы «Скоропослушница» и «Иверская», иконы с частицами мощей преподобного Серафима Саровского, блаженной Матроны Московской, преподобного Аристоклия Афонского. По числу захоронений православного духовенства Даниловское кладбище можно считать крупнейшим в столице. Могила святого преподобного Аристоклия, старца Афонского и Московского чудотворца.
Первая и старейшая обитель Москвы. Основана в XIII веке святым благоверным князем Даниилом Московским. Сюда был доставлен гроб с честными останками старицы Матроны после их обретения 8 марта 1998 года. На территории Данилова монастыря находится Духовно-административный центр Русской Православной Церкви: Резиденция Святейшего Патриарха и Священного Синода, а также Отдел внешних церковных связей Московского Патриархата. Святыни монастыря: рака и икона с частицами мощей святого благоверного князя Диниила Московского; рака с мощами преподобноисповедника Георгия (Лаврова); ковчеги с мощами святителя Николая Чудотворца, святого князя Александра Невского, преподобного Саввы Сторожевского; иконы с частицами мощей преподобного Сергия Радонежского, преподобного Серафима Саровского, великомученика Пантелеимона, святителя Луки, святой блаженной Матроны Московской, святителя Иоанна Суздальского, чтимые иконы Божией Матери «Владимирская» «с акафистом»(XVI век), «Троеручица», «Казанская».
В 1490 году Великий князь Иоанн III перенес монашескую обитель из Кремля на Крутицы, назвав Спасом Новым. Святыни обители: остатки чтимого образа Спасителя (фреска); чудотворный афонский список иконы Божией Матери «Всецарица», чтимая Смоленская икона Божией Матери, Нерукотворный образ Спасителя, икона мц. Татианы с частицей мощей, два мощевика с частицами святых мощей вселенских и других святых; пояс святого праведного Иоанна Кронштадтского. При обители усыпальница бояр Романовых, музей.
Монастырская трапеза.
Духовным связям Святой Горы Афон с православной Русью более тысячи лет. Святыни обители: мощи преподобного Аристоклия Афонского и Московского чудотворца, иконы Божией Матери «Скоропослушница», «Иверская», икона с частицей мощей великомученика Пантелеимона, икона с частицей мощей преподобного Силуана Афонского, икона с частицей мощей святителя Феофана Затворника.
(Вознесения Господня) в Алексеевской Новой Слободе, куда после открытия мощей блаженной старицы Матроны Московской были переданы для поклонения частица мощей и рубашечка (срачица), в которой она была похоронена. Чудотворная Грузинская икона Божией Матери.
Обитель была основана в 1635 году царем Михаилом Федоровичем в память своего родителя Патриарха Филарета, скончавшегося в праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Поклонение святым мощам великой угодницы Божией – святой блаженной Матроны Московской, ее чудодейственным иконам, чудотворной иконе Божией Матери «Взыскание погибших» (келейной иконе Матронушки, написанной художником по благословению святой). Со всех концов земли едут в монастырь многочисленные паломники со своими бедами и болезнями, получая утешение и исцеление по слову святой: «Все, все приходите ко мне и рассказывайте, как живой, о своих скорбях, я буду вас видеть, и слышать, и помогать вам…».
Вечернее богослужение.
Монастырская трапеза.
Возвращение в гостиницу на общественном транспорте.
Храм Христа Спасителя был построен в благодарность за заступничество Всевышнего в критический для России период как памятник мужеству русского народа в борьбе с армией Наполеона. Среди святынь храма — частица Ризы Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, частица Ризы Пресвятой Богородицы, гвоздь Креста Господня; святые мощи митрополита Московского Филарета (Дроздова); главы святителей Иоанна Златоуста и Григория Богослова. Частицы святых мощей Иоанна Крестителя, апостола Андрея Первозванного, святителя Василия Великого, равноапостольного великого князя Владимира, святителя Петра, митрополита Московского, святителя Ионы, митрополита Московского, преподобной Марии Египетской. Частицы мощей святого благоверного князя Александра Невского, святого благоверного князя Михаила Тверского, преподобного Михаила Малеина, святого великомученика Феодора Стратилата, преподобной Евфросинии Московской, великомученицы Евфимии Всехвальной. Чудотворная икона Божией Матери «Смоленская – Устюженская», икона святителя Николая из города Бари. Святыня Преображенской церкви – икона «Спас Нерукотворный» кисти Е.С. Сорокина из разрушенного храма.
Прогулка по пешеходному Патриаршему мосту.
в Обыденском переулке (конец XVI века). В период безбожного лихолетья он был чудесно сохранен от закрытия предстательством своего Небесного покровителя – «огнеколесничника» Илии. Чтимые святыни храма — чудотворная икона Божией Матери «Нечаянная радость», иконы Божией Матери «Феодоровская» и «Владимирская». В одном из ковчегов с частицами мощей находится великая православная святыня – частица Пояса Пресвятой Богородицы. В местном ряду иконостаса главного алтаря находятся несколько почитаемых икон: «Огненное восхождение святого Пророка Илии», «Спас Нерукотворный» с клеймами, икона Божией Матери «Казанская». В храме хранятся иконы преподобного Сергия Радонежского и преподобного Серафима Саровского с частицами их мощей.
– драгоценная жемчужина столицы, первая девичья обитель Москвы, основанная в 1360 году святителем Алексием, митрополитом Московским, и его родными сестрами преподобными Иулианией и Евпраксией. Среди святынь обители — чудотворный образ Пресвятой Богородицы именуемый «Милостивая»; Крест-Распятие с частицами Крови Христовой, древа Креста и Гроба Господня; ковчег с частицей мощей святого праведного Лазаря Четверодневного, епископа Китийского; ковчег с поясом, изготовленным сестрами монастыря и освященным у пояса Пресвятой Богородицы, который хранится в Ватопедском монастыре на Святой Горе Афон; гробница на месте почитания игумении Иулиании и монахини Евпраксии.
– один из важнейших центров духовной жизни России. С 1945 года Богоявленская церковь является кафедральным патриаршим собором. Наиболее чтимые святыни: мощи великого молитвенника и предстателя за русский народ перед Богом святителя Алексия, Митрополита Московского и всея Руси чудотворца; рака с частицей Древа Животворящего Креста Господня, десницей апостола Андрея Первозванного, главой святителя Иоанна Златоуста, частицами мощей святителя Николая Чудотворца и святителя Петра, митрополита Киевского, Московского и всея Руси; чудотворные иконы Божией Матери «Казанская». «Млекопитательница», «Взыскание погибших», чудотворная очень древняя икона святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца; могила Святейшего Патриарха Алексия II.
Даже в трудный для России и Русской Православной Церкви XX век церковь оставалсь действующей, ни на день не умолкала служба в этих стенах. Сюда из закрывшихся храмов и часовен были перенесены многие почитаемые иконы и другие святыни. Среди них чудотворные иконы Божией Матери «Иверская» с частицей пелены с Гроба Господня из Иверской часовни у Воскресенских ворот, «Страстная» из Страстного монастыря, «Московская–Боголюбская» с Варварских ворот Китай-города, икона святого Пантелеимона из Пантелеимоновской Афонской часовни у Лубянских ворот Китай-города.
Проводы группы на вокзал.

Все святые земли Московской, молите Бога о нас!

Программа для групп по запросу. Продолжительность пребывания в Мо скве и наполнение программы корректируется по вашему желанию и учитывает сезонные особенности города

Гарантируем проживание в гостинице «Университетская» — особые цены для паломнических групп.

Личный опыт«Я провела в монастыре 18 лет»

Бывшая монахиня объяснила The Village, почему монастырь не всегда оплот духовности

Наталья Милантьева попала в один из подмосковных монастырей в 1990 году. В 2008-м ей пришлось уйти, но разочарование в обители и особенно в настоятельнице наступило намного раньше. Наталья рассказала The Village, как монастырь тайком от церковного начальства торгует собаками и книгами, как живет монастырская верхушка и почему сестер устраивает такой порядок.

«Оставайтесь, девчонки, в монастыре, мы вам черные платьица сошьем»

Когда мне было лет 12?13, мама ударилась в православие и стала воспитывать меня в религиозном духе. Годам к 16?17 у меня в башке, кроме церкви, вообще ничего не было. Меня не интересовали ни сверстники, ни музыка, ни тусовки, у меня была одна дорожка — в храм и из храма. Обошла все церкви в Москве, читала отксеренные книги: в 80-х религиозная литература не продавалась, каждая книжка была на вес золота.

В 1990 году я закончила полиграфический техникум вместе со своей сестрой Мариной. Осенью нужно было выходить на работу. И тут один известный священник, к которому мы с сестрой ходили, говорит: «Поезжайте в такой-то монастырь, помолитесь, потрудитесь, там цветочки красивые и такая матушка хорошая». Поехали на недельку — и мне так понравилось! Как будто дома оказалась. Игумения молодая, умная, красивая, веселая, добрая. Сестры все как родные. Матушка нас упрашивает: «Оставайтесь, девчонки, в монастыре, мы вам черные платьица сошьем». И все сестры вокруг: «Оставайтесь, оставайтесь». Маринка сразу отказалась: «Нет, это не для меня». А я такая: «Да, я хочу остаться, я приеду».

Дома меня никто как-то особо и отговаривать-то не стал. Мама сказала: «Ну, воля Божья, раз ты этого хочешь». Она была уверена, что я там немножко потусуюсь и домой вернусь. Я была домашняя, послушная, если бы мне кулаком по столу хлопнули: «С ума сошла? Тебе на работу выходить, ты образование получила, какой монастырь?» — может, ничего бы этого не было.

Сейчас я понимаю, почему нас так настойчиво звали. Монастырь тогда только-только открылся: в 1989-м он заработал, в 1990-м я пришла. Там было всего человек 30, все молодые. В кельях жили по четверо-пятеро, по корпусам бегали крысы, туалет на улице. Предстояло много тяжелой работы по восстановлению. Нужно было больше молодежи. Батюшка, в общем-то, действовал в интересах монастыря, поставляя туда московских сестер с образованием. Не думаю, что он искренне заботился о том, как у меня сложится жизнь.

Я была домашняя, послушная, если бы мне кулаком по столу хлопнули: „С ума сошла? Тебе на работу выходить, ты образование получила, какой монастырь?“ — может, ничего бы этого не было

Сестры высказали матушке, что у нас теряется монашеская общность (тогда еще можно было высказывать)

Году в 1991-м в монастыре появилась такая дама, назовем ее Ольга. У нее была какая-то темная история. Она занималась бизнесом, каким — точно сказать не могу, но московские сестры рассказывали, что ее деньги добыты нечестным путем. Каким-то боком она попала в церковную среду, и наш духовник благословил ее в монастырь — спрятаться, что ли. Было видно, что это человек совершенно не церковный, мирской, она даже платок не умела завязывать.

С ее приходом все начало меняться. Ольга была ровесницей матушки, обеим было чуть за 30. Остальным сестрам — по 18?20 лет. Подруг у матушки не было, она всех держала на расстоянии. Называла себя «мы», никогда не говорила «я». Но, видимо, она все-таки нуждалась в подруге. Матушка у нас очень эмоциональная, душевная, практической жилки не имела, в материальных вещах, той же стройке, разбиралась плохо, рабочие ее все время обманывали. Ольга сразу взяла все в свои руки, стала наводить порядок.

Матушка любила общение, к ней ездили священники, монахи из Рязани — всегда полный двор гостей, в основном из церковной среды. Так вот, Ольга со всеми рассорилась. Она внушала матушке: «Зачем тебе весь этот сброд? С кем ты дружишь? Надо с правильными людьми дружить, которые могут чем-то помочь». Матушка всегда выходила с нами на послушания (послушание — работа, которую дает монаху настоятель; обет послушания приносят все православные монахи вместе с обетами нестяжания и безбрачия. — Прим. ред.), ела со всеми в общей трапезной — как положено, как святые отцы заповедовали. Ольга все это прекратила. У матушки появилась своя кухня, она перестала с нами работать.

Сестры высказали матушке, что у нас теряется монашеская общность (тогда еще можно было высказывать). Как-то поздно вечером она созывает собрание, показывает на Ольгу свою и говорит: «Кто против нее, тот против меня. Кто ее не принимает — уходите. Это моя самая близкая сестра, а вы все завистники. Поднимите руки, кто против нее».

Руку никто не поднял: матушку-то все любили. Это был переломный момент.

Ольга была действительно очень способная в плане добычи денег и управления. Она выгнала всех ненадежных рабочих, завела различные мастерские, издательское дело. Появились богатые спонсоры. Приезжали бесконечные гости, перед ними надо было петь, выступать, показывать спектакли. Жизнь была заточена на то, чтобы доказать всем вокруг: вот какие мы хорошие, вот как мы процветаем! Мастерские: керамическая, вышивальная, иконописная! Книги издаем! Собак разводим! Медицинский центр открыли! Детей взяли на воспитание!

Ольга стала привлекать к себе способных сестер и поощрять их, формировать элиту. Привезла в бедный монастырь компьютеры, фотоаппараты, телевизоры. Появились машины, иномарки. Сестры понимали: кто будет хорошо себя вести, будет работать на компьютере, а не землю копать. Скоро они поделились на верхушку, средний класс и низших, плохих, «неспособных к духовному развитию», которые работали на тяжелых работах.

Смотрите так же:  Дубовка Свято-вознесенский женский монастырь

Один бизнесмен подарил матушке четырехэтажный загородный дом в 20 минутах езды от монастыря — с бассейном, сауной и собственной фермой. В основном она жила там, а в монастырь приезжала по делам и на праздники.

Жизнь была заточена на то, чтобы доказать всем вокруг: вот какие мы хорошие, вот как мы процветаем!

На что живет монастырь

Скрывать от епархии деньги считалось за добродетель: митрополит — это же враг номер один

Церковь, как МВД, организована по принципу пирамиды. Каждый храм и монастырь отдает епархиальному начальству дань из пожертвований и денег, заработанных на свечках, записках о поминании. У нашего — обычного — монастыря доход был и так небольшой, не то что у Матронушки (в Покровском монастыре, где хранятся мощи святой Матроны Московской. — Прим. ред.) или в Лавре, а тут еще и митрополит с поборами.

Ольга тайком от епархии организовала подпольную деятельность: купила огромную японскую вышивальную машину, спрятала в подвале, привела человека, который научил нескольких сестер на ней работать. Машина ночи напролет штамповала церковные облачения, которые потом сдавали перекупщикам. Храмов много, священников много, поэтому доход от облачений был хороший. Собачий питомник тоже приносил неплохие деньги: приезжали богатенькие люди, покупали щенков по тысяче долларов. Мастерские делали на продажу керамику, золотые и серебряные украшения. Еще монастырь издавал книги от лица несуществующих издательств. Помню, по ночам привозили на КАМАЗе огромные бумажные ролики и по ночам же выгружали книги.

По праздникам, когда митрополит приезжал, источники дохода прятали, собак увозили на подворье. «Владыка, у нас весь доход — записки да свечки, все, что едим, выращиваем сами, храм обшарпанный, ремонтировать не на что». Скрывать от епархии деньги считалось за добродетель: митрополит — это же враг номер один, который хочет обокрасть нас, забрать последние крошки хлеба. Нам говорили: все же для вас, вы кушаете, мы вам чулочки покупаем, носочки, шампуни.

Собственных денег у сестер, естественно, не было, а документы — паспорта, дипломы — хранились в сейфе. Одежду и обувь нам жертвовали миряне. Потом монастырь завел дружбу с одной обувной фабрикой — там делали ужасную обувь, от которой сразу начинался ревматизм. Ее покупали по дешевке и раздавали сестрам. У кого были родители с деньгами, те носили нормальную обувь — я не говорю, красивую, а просто из натуральной кожи. А у меня мама сама бедствовала, привозила мне рублей 500 на полгода. Сама я ничего у нее не просила, максимум гигиенические средства или шоколадку.

«Уйдете — вас бес накажет, лаять будете, хрюкать»

Матушка любила говорить: «Есть монастыри, где сюси-пуси. Хотите — валите туда. У нас здесь, как в армии, как на войне. Мы не девки, мы воины. Мы на службе у Бога». Нас учили, что в других храмах, в других монастырях все не так. Вырабатывалось такое сектантское чувство исключительности. Я домой приезжаю, мама говорит: «Мне батюшка сказал…» — «Твой батюшка ничего не знает! Я тебе говорю — надо делать, как нас матушка учит!» Вот почему мы не уходили: потому что были уверены, что только в этом месте можно спастись.

А еще нас запугивали: «Если вы уйдете, вас бес накажет, лаять будете, хрюкать. Вас изнасилуют, вы попадете под машину, переломаете ноги, родные будут болеть. Одна ушла — так она даже до дома не успела дойти, сняла на вокзале юбку, стала за всеми мужиками бегать и ширинки им расстегивать».

Тем не менее первое время сестры постоянно приходили и уходили, их даже считать не успевали. А в последние годы стали уходить те, кто пробыл в монастыре дольше 15 лет. Первым таким ударом был уход одной из старших сестер. Они имели в подчинении других монахинь и считались надежными. Незадолго до ухода она стала замкнутой, раздражительной, начала куда-то пропадать: поедет по делам в Москву, и нет ее два-три дня. Стала срываться, отдаляться от сестер. У нее стали находить коньячок, закусочку. В один прекрасный день нас созывают на собрание. Матушка говорит, что такая-то ушла, оставила записку: «Пришла к выводу, что я не монахиня. Хочу жить в миру. Простите, не поминайте лихом». С тех пор каждый год уходит как минимум одна сестра из числа тех, кто жил в монастыре с самого начала. Слухи-то из мира доносятся: такая-то ушла — и все с ней нормально, не заболела, ноги не переломала, никто не изнасиловал, замуж вышла, родила.

Уходили тихо, ночью: по-другому не уйдешь. Если ты средь бела дня с сумками попрешься к воротам, закричат все: «Куда собралась? Держите ее!» — и к матушке поведут. Зачем позориться? Потом приезжали за документами.

Нас учили, что в других храмах, в других монастырях все не так. Вот почему мы не уходили: потому что были уверены, что только в этом месте можно спастись.

«Куда я пойду? К маме на шею?»

Мы привыкли к монастырю, как привыкают к зоне

Меня сделали старшей сестрой по стройке, отдали учиться на шофера. Я получила права и стала выезжать в город на фургоне. А когда человек начинает постоянно бывать за воротами, он меняется. Я стала покупать спиртное, но деньги-то быстро заканчивались, а в привычку уже вошло, — стала потаскивать из монастырских закромов вместе с подружками. Там была хорошая водка, коньяк, вино.

Мы пришли к такой жизни, потому что смотрели на начальство, на матушку, ее подругу и их ближний круг. У них без конца были гости: менты с мигалками, бритоголовые мужики, артистки, клоуны. С посиделок они высыпали пьяные, от матушки разило водкой. Потом всей толпой уезжали в ее загородный дом — там с утра до ночи горел телевизор, играла музыка.

Матушка стала следить за фигурой, носить украшения: браслеты, броши. В общем, стала вести себя как женщина. Смотришь на них и думаешь: «Раз вы вот так спасаетесь, значит, и мне можно». Раньше-то как было? «Матушка, я согрешила: съела в пост конфетку „Клубника со сливками“». — «Да кто ж тебе сливки туда положит, сама-то подумай». — «Ну конечно, ну спасибо». А потом уже стало на все это насрать.

Мы привыкли к монастырю, как привыкают к зоне. Бывшие зэки говорят: «Зона — мой дом родной. Мне там лучше, я там все знаю, у меня там все схвачено». Вот и я: в миру у меня ни образования, ни жизненного опыта, ни трудовой книжки. Куда я пойду? К маме на шею? Были сестры, уходившие с конкретной целью — выйти замуж, родить ребенка. Меня никогда не тянуло ни детей рожать, ни замуж выходить.

Матушка на многое закрывала глаза. Кто-то доложил, что я выпиваю. Матушка вызвала: «Где берешь эту выпивку-то?» — «Да вот, на складе, у вас все двери открыты. У меня денег нет, ваших я не беру, если мне мать дает деньги, я на них только „Три семерки“ могу купить. А у вас там на складе „Русский стандарт“, коньяк армянский». А она говорит: «Если хочешь выпить, приходи к нам — мы тебе нальем, не проблема. Только не надо воровать со склада, к нам ездит эконом от митрополита, у него все на учете». Никаких моралей уже не читали. Это 16-летним парили мозги, а от нас требовалась только работа, ну, и рамки какие-то соблюдать.

«Наташа, не вздумай возвращаться!»

В первый раз меня выгнали после откровенного разговора с Ольгой. Она всегда хотела сделать меня своим духовным чадом, последователем, почитателем. Некоторых она сумела очень сильно к себе привязать, влюбить в себя. Вкрадчивая всегда такая, говорит шепотом. Мы ехали в машине в матушкин загородный дом: меня послали туда на строительные работы. Едем молча, и вдруг она говорит: «Знаешь, я ко всему к этому, церковному, никакого отношения не имею, мне даже слова эти претят: благословение, послушание, — я воспитана по-другому. Я думаю, ты такая же, как я. Вот девчонки ходят ко мне, и ты ходи ко мне». Меня как обухом по голове ударили. «Я, — отвечаю, — вообще-то воспитана в вере, и церковное мне не чуждо».

Словом, она передо мной раскрыла карты, как разведчик из «Варианта „Омега“», а я ее оттолкнула. После этого, естественно, она стала всячески пытаться от меня избавиться. Спустя какое-то время матушка меня вызывает и говорит: «Ты нам не родная. Ты не исправляешься. Мы тебя зовем к себе, а ты вечно дружишь с отбросами. Ты все равно будешь делать то, что хочешь. Из тебя не выйдет ничего путного, а работать и обезьяна может. Поезжай домой».

В Москве я с большим трудом нашла работу по специальности: муж сестры устроил меня корректором в издательство Московской патриархии. Стресс был жуткий. Я не могла адаптироваться, скучала по монастырю. Даже ездила к нашему духовнику. «Батюшка, так и так, меня выгнали». «Ну и не надо туда больше ехать. Ты с кем живешь, с мамой? Мама в храм ходит? Ну вот и ладно. У тебя есть высшее образование? Нет? Вот и получай». И все это говорит батюшка, который всегда нас запугивал, предостерегал от ухода. Я успокоилась: вроде как получила благословение у старца.

И тут мне звонит матушка — через месяц после последнего разговора — и просит тающим голосом: «Наташа, мы тебя проверяли. Мы так по тебе скучаем, возвращайся назад, мы тебя ждем». — «Матушка, — говорю, — я уже все. Меня батюшка благословил». — «С батюшкой мы поговорим!» Зачем она меня звала — не понимаю. Это что-то бабское, в жопе шило. Но я не могла сопротивляться. Мама пришла в ужас: «Ты что, с ума сошла, куда ты поедешь? Они из тебя какого-то зомби сделали!» И Маринка тоже: «Наташа, не вздумай возвращаться!»

Приезжаю — все волками смотрят, никто по мне там не скучает. Наверное, подумали, что слишком хорошо мне стало в Москве, вот и вернули. Не до конца еще наиздевались.

На этот раз навсегда

Во второй раз меня выгнали за романтические отношения с одной сестрой. Никакого секса не было, но к этому все шло. Мы полностью доверяли друг другу, обсуждали нашу поганую жизнь. Разумеется, другие стали замечать, что мы сидим в одной келье до полуночи.

На самом деле меня бы и так выгнали, это был только предлог. У других и не такое было. Некоторые крутили с детьми из монастырского приюта. Батюшка еще удивлялся: «Почему вы мальчиков-то завели? Девочек заводите!» Их до самой армии держали, кабанов здоровых. Так вот, одна воспитательница воспитывала-воспитывала — и довоспитывалась. Ее журили, конечно, но не выгнали же! Она потом сама ушла, они с тем парнем до сих пор вместе.

Вместе со мной выгнали еще пятерых. Устроили собрание, сказали, что мы им чужие, не исправляемся, все портим, всех соблазняем. И мы поехали. После этого у меня и в мыслях не было вернуться ни туда, ни в другой монастырь. Эту жизнь как ножом отрезало.

Первое время после монастыря я продолжала ходить в храм каждое воскресенье, а потом постепенно бросила. Разве что на большие праздники захожу помолиться и свечку поставить. Но я считаю себя верующей, православной и церковь признаю. Дружу с несколькими бывшими сестрами. Почти все повыходили замуж, нарожали детей или просто с кем-то встречаются.

Когда я вернулась домой, так радовалась, что теперь не надо работать на стройке! В монастыре мы работали по 13 часов, до самой ночи. Иногда к этому прибавлялись и ночные работы. В Москве я поработала курьером, а потом опять занялась ремонтом — деньги-то нужны. Чему в монастыре научили, тем и зарабатываю. Выбила у них трудовую книжку, мне записали стаж 15 лет. Но это копейки, на пенсию вообще не катит. Иногда думаю: не будь монастыря, я бы замуж вышла, родила. А это что такое за жизнь?

Иногда думаю: не будь монастыря, я бы замуж вышла, родила. А это что такое за жизнь?

«Я была плохой монахиней»

Кто-то из бывших монахов говорит: «Монастыри надо закрыть». Но я не согласна. Находятся же люди, которые хотят быть монахами, молиться, помогать другим — чего в этом плохого? Я против больших монастырей: там только разврат, деньги, показуха. Другое дело — скиты в глубинках, подальше от Москвы, где жизнь попроще, где так не умеют добывать деньги.

На самом деле все зависит от игумена, потому что он обладает ничем не ограниченной властью. Сейчас еще можно найти настоятеля с опытом монашеской жизни, а в 90-е их негде было взять: монастыри только начали открываться. Матушка закончила МГУ, потерлась в церковных кругах — и ее назначили игуменией. Как можно было доверить ей монастырь, если она сама не прошла ни смирения, ни послушания? Это какая нужна духовная мощь, чтобы не развратиться?

Я была плохой монахиней. Роптала, не смирялась, считала себя правой. Могла сказать: «Матушка, я так думаю». — «Это у тебя помыслы». — «Это не помыслы, — говорю, — у меня, это мысли! Мысли! Я так думаю!» — «За тебя бес думает, дьявол! Ты нас слушайся, с нами Бог разговаривает, мы тебе скажем, как надо думать». — «Спасибо, как-нибудь сама разберусь». Такие, как я, там не нужны.