Меню

Монастырь германа аляскинского

Поездка в скит преп. Германа Аляскинского

Скит преп. Германа Аляскинского был основан в горах Калифорнии иеромонахом Серафимом (Роузом) и его другом игуменом Германом (Подмошенским). Скрытый от людских взоров среди дикой природы, скит стал настоящим форпостом Православия на дальнем западе. О своей недавней поездке в эту святую обитель рассказывает наш бывший соотечественник, ныне живущий в Торонто.

Я не люблю сюрпризов, поэтому стараюсь позвонить в монастырь перед тем, как туда поехать. Звонок в скит святого Германа Аляскинского в Платине меня немного удивил. Отец Паисий сказал, что надо с собой привезти спальный мешок и фонарик. Везти из Торонто спальный мешок я не захотел, решил, что куплю его по прилету в Сан-Франциско, а фонарик взять забыл.

В Сан-Франциско я поклонился мощам святителя Иоанна Шанхайского. Затем, уточнив, как добраться до скита святого Германа, и купив «спальник», я отправился в путь…

Когда-то я читал переписку о. Серафима (Роуза) с его духовным чадом о. Алексием (Янгом). В одном из писем о. Серафим подробно описывал состояние дороги, ведущей в скит, и возможность добраться до скита на машине. Сейчас мне вспомнилось это описание, так как я даже не мог предположить, что подъем на гору к скиту окажется таким трудным и опасным. Дорога, как узкая лента, извивалась и изгибалась, круто «взлетая» вверх, а справа была пропасть, от одного вида которой становилось не по себе. Пришлось сбросить скорость до минимума и быть предельно внимательным.

В скиту меня встретил монастырский трудник. Он повел меня к о. Паисию. О. Паисий вспомнил наш телефонный разговор и радостно поприветствовал меня как старого знакомого. Как раз в это время он готовил ужин для братии, поэтому поручил о. Николаю показать мне монастырь. О. Николай хорошо говорил по-русски, он три года жил в России в монастырях, поэтому с большим удовольствием начал рассказывать мне про скит. Я попросил о. Николая показать мне могилу о. Серафима (Роуза). Мы прошли к могиле. Могила очень необычная — гроб возвышается над землей и стоит на деревянном настиле.

Сделав несколько снимков, я извинился перед о. Николаем, и попросил оставить меня одного, мне захотелось побыть здесь подольше…

Вокруг шумел лес, но это не мешало мне наслаждаться удивительной, необычной тишиной — кроме звуков, которые издавала природа, не было слышно ничего, все это успокаивало и приводило меня в состояния душевного мира. Мне много чего хотелось сказать о. Серафиму; и я — говорил… Так, очевидно, прошло несколько часов.

Уже спустились сумерки, когда меня позвали на ужин. Трапезная освещалась последними лучами заходящего солнца через огромные окна, расположенные по периметру зала. Напротив меня сидел монах небольшого роста, который почему-то долго не приступал к ужину, хотя и каша, и салат были необычайно вкусными. Наконец, монах, искоса посмотрев на меня, взял большой ломать хлеба, вывернул все из тарелки на хлеб, сверху положил салат, полил все кетчупом накрыл данное сооружение другим ломтем хлеба и со словами «Вот так-то лучше» с удовольствием стал уплетать самодельный «кашабюргер».

После ужина я подошел к игумену отцу Дамаскину познакомиться, он задал несколько вопросов, посетовал на то, что практически вся братия вынуждена уехать на праздник в другой монастырь на несколько дней, в том числе и сам настоятель.

Колокол возвестил о начале вечерни, и вся братия пошла в храм. Электричества в скиту нет, поэтому во время службы в храме горят только свечи и лампады. Службу вел игумен отец Дамаскин, английский язык звучал мягко и мелодично.После службы я и еще двое посетителей со своими спальниками и фонариками в сопровождении отца Николая пошли на ночлег. Дом для посетителей монастыря находился чуть ниже, в метрах 50 от скита, но ночью дойти до него было нелегко: узенькая тропинка извивалась между деревьев и иногда терялась. Наконец мы подошли к длинному дому, внутри которого стояло два ряда кроватей, всего было, наверное, кроватей 15-20, стояла печь при входе и несколько керосинок, возле порога на улице — бак с водой. Забравшись в спальник, я тут же заснул. Разбудил меня будильник, и мы отправились на утреню. Ночью почти вся братья уехала из монастыря, поэтому в храме было немноголюдно.

После окончания службы и завтрака, отец Паисий повел меня по скиту. Первой на нашем пути была церковь, построенная о. Серафимом, это было маленькое и уютное помещение. На стенах помимо икон висело много портретов святых царственных страстотерпцев: царя Николая, царицы Александры и их детей. Отец Серафим очень почитал Царя-мученика. Далее мы пошли в типографию, где стояли печатные станки: выпуск журналов и книг был и является чуть ли не единственным источником дохода скита. Посетили очень богатую библиотеку, которая уже не вмещает такого количества книг.

Далее мы поднялись к кладбищу, нас всю дорогу провожали коты: их много в скиту, коты совсем не ручные. Вначале один кот поднялся, прошел параллельно нам метров пять и сел, затем эстафету принял другой кот, который тоже прошел какое то расстояние и исчез, появился третий и т.д.

О. Паисий объяснил, что коты спасают их от змей, которых в этих краях множество. Было время, когда змеи настолько обнаглели, что заползали в кельи, а когда появились коты в скиту, то змеи исчезли.

Постояли на могилке о. Серафима и пошли в столярку, где монах вручную зачищал наждачкой новый купол под покраску.

— Электричество не думаете провести в скит? — спросил я.

— А зачем? — удивился о. Паисий.

— Удобней, станки можно купить, да и многое другое.

— Телевизор, например, — добавил о. Паисий, шутливо глядя на меня.

Мне почему-то стало смешно от моих слов, они действительно звучали нелепо, аскетизм, который царил в этом святом месте, как бы насмехался над всеми благами цивилизации, я здесь не чувствовал нужды в электрическом свете, горячей воде и других «удобствах». Меня не раздражал свет керосинки, который горел всю ночь, но если бы это была бы электрическая лампочка, наверно я не смог бы заснуть.

Мы подошли к небольшому огородику, здесь росло много зелени, лук чеснок, салат, свекла. Свежую зелень монахи употребляли в основном для салатов, а продукты завозили из Платины — это небольшое поселение у подножья горы, на вершине которой расположен скит.

На прощание о. Паисий подарил мне много книг и просил меня, грешного, и всех православных молиться за монахов, живущих в скиту. Посмотрев в зеркало заднего вида, в клубах пыли я увидел фигурку монаха, который осенял крестным знамением меня, мою машину и весь мой путь.

Смотрите так же:  Сообщение о юрьево монастыре

Преподобный Герман Аляскинский

Преподобный Герман родом из крестьян Кадомской провинции Воронежской губернии. Его семья жила недалеко от города Шацка. В 17 лет Егора Попова — мирское имя прп. Германа, забрали в рекруты, в армии он служил 11 лет, после чего он поступил сначала в Саровский монастырь, а затем по благословению отправился на Валаам. Всей душой отец Герман полюбил величественную Валаамскую обитель, ее настоятеля и всю братию.

После тщательного испытания различными послушаниями игумен Назарий благословил молодого подвижника на постоянное жительство в лесу, в пустынном уединении. Академик Н.Я. Озерецковский, посетивший Валаамскую обитель в 1785 г., писал: «Нынешние пустынники ведут жизнь трудолюбивую. В обществе их, которое состоит, по крайней мере, из двадцати человек, не видно ни малейшего несогласия, они ничего не имеют порознь, а всем владеют вместе». По праздникам отец Герман приходил из пустыни в монастырь. И, бывало, на малой вечерне, стоя на клиросе, пел вместе с братией припевы канона: «Иисусе, сладчайший, спаси нас грешных», «Пресвятая Богородице, спаси нас», и слезы градом катились из его очей. Десять лет провел отец Герман в Валаамской обители в беспрерывных подвигах поста и молитвы, но Господу было угодно, чтобы он послужил на другом конце земли — на Аляске, среди народа, который еще не постиг истинной веры.

В 1793 году была создана духовная миссия, получившая название Кадьякской, с центром на острове Кадьяк: «С Ладожского озера до далеких Курильских островов и берега Аляски простиралась тогда русская православная миссия, — отмечает Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. — С тех пор в Соединенных Штатах началось развитие православной жизни. Американская Церковь возникла как результат миссионерских усилий Русской Православной Церкви, и в первую очередь — валаамских монахов…».

Поначалу отцу Герману были поручены хозяйственные заботы. Позже, после смерти возглавлявшего миссию епископа Иоасафа и отъезда иеромонаха Гедеона, монах Герман до самой кончины своей стал для алеутов духовным отцом, пастырем и попечителем душ человеческих в доверенной ему миссии. Преподобного хотели посвятить в сан иеромонаха и возвести во архимандрита, но смиренный инок отказался от какого бы то ни было возвышения и до конца своих дней пребывал простым монахом: «Я – нижайший слуга здешних народов и нянька».

Поистине, это уникальный случай в истории, когда единственный монах в миссии, не облеченный священным саном, становится ее духовным оплотом. Преподобный Герман был для местных жителей добрым пастырем и защищал их от злых людей, которые видели в островитянах только объект для жестокой эксплуатации. Непоколебимо и настойчиво, не имея никакой поддержки, кроме своей пламенной веры, старец продолжал свое заступничество за обиженных и угнетенных, видя в этом свой долг и призвание.

В 1836 году старец Герман перешел от земных трудов к небесному упокоению на 81-м году жизни. В Америке над могилой святого была сооружена скромная деревянная церковь, освященная в честь преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев. К большой частичке его мощей и сейчас можно приложиться в Спасо-Преображенском соборе Валаамского монастыря. И некоторые паломники, подходя к этой величайшей святыне, именно так впервые знакомятся с преподобным отцом Германом.

Преподобный Герман Аляскинский совершил много чудес, но главное, это его Христова любовь к людям, и даже до сего дня верующие острова Кадьяк обращаются к святому Герману – «апа» (дедушка), он «поддерживает нас в земных нуждах и словами жизни вечной», так мы читаем в акафисте преподобному Герману Аляскинскому.

Осенью 1819 г. экипажем американского судна была занесена на Кадьяк эпидемия гриппа. Болезнь начиналась жаром, сильным насморком и удушьем и оканчивалась конвульсиями, после чего люди умирали. Эпидемия быстро распространялась по алеутским селениям. Смертность была так велика, что алеуты вымирали целыми семьями, тела умерших находились в домах по многу дней, так как их некому было хоронить. «Здесь одни уже умерли, остыли и лежали подле живых, другие умирали на глазах; стон, вопль, раздирающий душу!» – писал главный правитель Российско-Американской компании Семён Иванович Яновский. Только монах Герман неутомимо посещал больных, уговаривал их терпеть, молиться, приносить покаяние, и приготовлял умирающих к смерти, оставшиеся в живых кадьякские алеуты еще больше полюбили отца Германа, который, рискуя собой, доказал им свою любовь во время постигшего их бедствия.

Однажды на Еловом острове произошло наводнение. Жители в испуге прибежали к келье отца Германа. Он взял икону Божией Матери, вынес, поставил ее на морском берегу и стал молиться. После молитвы он сказал присутствующим: «Не бойтесь, далее этого места, где стоит святая икона, вода не пройдет». И наводнение тотчас прекратилось. Затем, обещая такую же помощь на будущее время — заступлением Пресвятой Богородицы, поручил он своей ученице, в случае наводнения, ставить икону на берегу.

Как-то случился на Еловом острове пожар. Отец Герман вместе со своим учеником Игнатием провел полосу на земле, убрал мох вдоль нее и сказал: «Будьте спокойны — огонь не пройдет этой черты!» На другой день, когда не было надежды на спасение, огонь под сильным напором ветра достиг проведенной старцем черты, пробежал вдоль нее и остановился, не коснувшись густого леса, находившегося за чертой.

Все свое время, свободное от богослужений, старец проводил в трудах. Недалеко от келлии раскинулся огород, где он копал грядки, сажал картофель, капусту и другие овощи, сеял ячмень. К зиме запасал грибы и рыбу. Плетенный короб, в котором о. Герман носил с берега морскую капусту для удобрения земли, был так велик, что обычный человек мог его поднять с большим трудом, а старец, к удивлению всех, переносил его на большое расстояние без посторонней помощи. Однажды видели, как о. Герман нес бревно, которое с трудом могли поднять четыре человека.

Тайные подвиги и келейные молитвы преподобного Германа Аляскинского оставались неведомыми миру, но виден был окружавшим свет его благодатной жизни, проходившей в условиях полного самоотречения, нестяжательности и сурового пренебрежения всеми удобствами. Всем своим видом, всеми привычками святой Герман живо напоминал современникам древних отшельников, прославившихся подвигами воздержания и Богоугождения. Примеры житий святых угодников Божиих свидетельствуют о том, что каждый человек рожден для света, для добра, для красоты, для чистоты, для спасения, Апостол Павел называет святыми всех верующих христиан и смысл жизни христианина состоит в том, чтобы от образа, заложенного в каждом из нас, перейти к подобию Божию: «будьте святы, как Отец Ваш Небесный».

История Русской Америки закончилась 30 марта 1867 года, когда Аляска и Алеутские острова были проданы США Императором Александром II, но Православие и русская культура по-прежнему здесь живы. Сейчас на Аляске около 90 православных приходов. Несмотря на то, что миссия преподобного Германа совершалась в Северной Америки, его иногда называют просто: «Просветитель Америки».

Смотрите так же:  Сергеевка свято-сергиевский монастырь

alzheimer

На выходных побывал в одном из самых странных мест в этой стране: православном монастыре преподобного Германа Аляскинского (Monastery of St. Herman of Alaska), который находится в калифорнийском поселении Платина. В монастыре сейчас живут около двадцати монахов, все американцы, и все они исповедуют ветвь восточного Православия, которая хорошо понятна всем русским, несмотря на то, что службы идут на английском языке.
Юридически монастырь принадлежит Западноамериканской епархии Сербской православной церкви, но так произошло не сразу. История монастыря связана с очень известным в России иеромонахом Серафимом Роузом, и возможно, тут стоит кратко напомнить его биографию.

Юджин Роуз родился в Сан-Диего в 1934 году, получил хорошее образование: он изучал китайскую философию в известном Помона колледже, затем восточные языки в Академии Восточных языков в Сан-Франциско (которая теперь окончательно транформировалась в хипстерский California Institute of Integral Studies), и затем учился в Калифорнийском университете в Беркли. В итоге своих духовных поисков он выбрал Русское Православие, и получив благословение Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, который теперь, кстати, признан святым, основал монастырь в Платине вместе с ещё одним монахом по имени Герман Подмошенский, который попал в Америку из России вместе с эмигрантами первой волны.

Для того, чтобы основать монастырь, ему пришлось использовать деньги своих родителей для приобретения земли, но в итоге получилось купить часть очень красивой горы в удалёной месте (примерно четыре часа езды от Сан-Франциско на север).

Умер Серафим роуз в возрасте 48 лет, написав большое количество книг, сделавших его известным. Рассказывают, что он был незаурядной и яркой личностью и имел ораторские способности, что привлекало к нему народ. Есть, например, легенда, что ему удалось обратить в православие 10 тысяч протестантов, но разумеется, проверить эту цифру невозможно.

После его смерти в монастыре начались разброд и шатания, Германа Подмошенского за что-то лишили сана, и сейчас он доживает свои дни где-то в ските в Миннесоте. После этого монастырь менял юрисдикцию, и в итоге стал сербским, несмотря на отсутствие сербов (кажется, только одна монахиня в женском ските из Сербии).

Я пролистал книгу, где регистрируются гости, и обнаружил там довольно много гостей из Румынии, России, Сербии и изо всех штатов США.

В итоге монастырь существует, издаёт книги и ведёт своё нехитрое хозяйство. В монастыре полностью отсутствует электричество, нет канализации и есть примитивный водопровод (выше на горе установлены котлы с водой, а иногда просто бочки).

После трапезы настоятель назначает дежурных монахов, которые моют посуду за всеми, в том числе и за паломниками.

Во время коллективной еды несколько монахов по очереди читают вслух жития святых.

Монастырь мужской, но в десяти милях от него, в дремучем лесу есть скит Св. Ксении, где живут, если я не ошибаюсь, шесть монахинь.

Они тоже участвуют в жизни монастыря, приезжая на «джипах».

Могила отца Серафима. За ней видно кладбище, где хоронят монахов. Напомню, что монастырь был основан в 1969 году, сперва как скит.

На самой вершине горы стоит крест и подставка для книг. С вершины открывается потрясающий вид на окрестности, которые кажутся безлюдными. Везде висят предупреждения для случайных людей, о том, что охотиться и стрелять в этой местности нельзя.

В лесу есть несколько хижин для паломников. Отдельно для мужчин и женщин, причём все дома хорошо благоустроены для жизни зимой и летом.

В домах есть печка, нарубленные дрова и даже щепки, фонарь, будильник, подушки и одеяла.

В воскресенье туда привезли делегацию из примерно десятка московских детей, учеников одной из воскресных школ. Насколько я понял, у детей был двухнедельный тур по Калифорнии с акцентом на русскую тему (Форт-Росс, русский Сан-Франциско), но и катанием по американским горкам тоже.

С церквями и монастырями в Америке известная проблема — они строятся не там, где нужно решить какую-то градостроительную задачу, но там, где удалось купить землю. То есть, иногда получается по-европейски «замкнуть перспектиу» или «подчеркнуть ландшафтный излом», но это редкие исключения из правил.
Монастырь св. Германа спрятан в лесу, несмотря на то, что находится на горе, и все указатели к нему появляются только после скрытого поворота на грунтовую дорогу. Трудно сказать, хорошо это или плохо, я думаю, что опыт уже нескольких десятилетий подсказал монахам именно такой образ жизни.

Монастырь преподобного Германа Аляскинского (Платина)

Через 150 лет после кончины преподобного Серафима Саровского, на другом конце земли, в Калифорнии, отошел ко Господу монах, стремившийся подражать подвигу Саровского старца и названный при постриге в его честь.

Иеромонах Серафим (Роуз)

Не многие из подвижников ХХ века оказали такое влияние на воцерковление наших соотечественников в советской и постсоветской России, как иеромонах Серафим (Роуз). Его необычный, но столь близкий и узнаваемый для нас путь к Церкви, высокая аскетическая жизнь, поразительно живая вера, эрудиция, глубокое и радостное личное открытие возможности вхождения в жизнь со Христом вдохновляли и придавали сил многим и многим искателям Бога.

Монастырь преподобного Германа Аляскинского в местечке Платина. Калифорния

Юный американец Юджин Роуз, неожиданно для всех ставший православным монахом и безвыездно поселившийся в крохотном горном монастыре в захолустной калифорнийской Платине, смог, тем не менее, совершенно буквально исполнить последнюю заповедь Спасителя Своим ученикам: «Шедше в мир весь, проповедите Евангелие всей твари» (Мк. 16: 15). Иеромонах Серафим открыл не только для самого себя целый континент православного святоотеческого наследия, но сумел так рассказать о нем, что увлек к самоотверженному исследованию этой небесной обетованной земли миллионы людей во всем мире, зачитывавшихся его книгами.

Келия отца Серафима (Роуза)

Их благодарная память об отце Серафиме (Роузе), их молитвы об упокоении его души – зримая и постигаемая нами часть награды, которая, веруем, уготована ему в Царствии Божием. «Скажите праведнику, что благо ему, ибо он будет вкушать плоды дел своих» (Ис. 3: 10).

Иеромонах Серафим жил, подвизался и принял кончину как свидетель и исповедник Господа нашего Иисуса Христа. Перед смертью он мучительно страдал многие часы. Но переносил отец Серафим свою Голгофу без тени ропота, с христианской благодарностью, мужественно и терпеливо. Это еще одно, последнее и тихое его наставление нам.

Летом 1967 года Юджином Роузом и Глебом Подмошенским из братства преподобного Германа Аляскинского купили участок земли в отдалённой гористой местности в Калифорнии в нескольких милях от небольшого селения Платина в Северной Калифорнии, где в 1969 году по благословению архиепископа Западно-Американского и Сан-Францисского Антония (Медведева) был основан скит как место подвигов братства преподобного Германа Аляскинского.

Юджин и Глеб приняли монашество (первый с именем Серафим в честь Серафима Саровского, второй в честь Германа Аляскинского) и священный сан, после чего Герман становится настоятелем монастыря, а Серафим — духовником. Позднее скит был преобразован в монастырь, который действует до сих пор — Монастырь преподобного Германа Аляскинского (англ. Monastery of St. Herman of Alaska, серб. Манастир преп. Германа Аљаскинског) — православный мужской монастырь в честь святого Германа Аляскинского в местечке Платина, в Калифорнии, находящийся в юрисдикции Западноамериканской епархии Сербской православной церкви.

Смотрите так же:  Женский монастырь в сухум

Обитель осуществляет издание миссионерской литературы на английском языке в собственном издательстве Saint Herman Press.

9 августа. Преподобный Герман Аляскинский

Вмч. и целителя Пантелеимона, пострадавшего в 305 году.

Прп. Анфисы Мантинейской, игумении, и 90 сестер ее (VIII в.).

Болгарских святых IX – начала X века: равноапп. Климента, архиепископа Охридского, Наума, Саввы, Горазда, епископа, и Ангеляра.

Блж. Николая Кочанова, Христа ради юродивого, Новгородского святого (XIV в.).

Свт. Иоасафа, митрополита Московского и всея России (XVI в.).

Прп. Германа Аляскинского, подвижника (XVIII – первая половина XIX в.).

Сщмчч. первой половины XX века: Амвросия (Гудко), епископа Сарапульского; Платона Горных, Иоанна Соловьева и Пантелеимона Богоявленского, пресвитеров.

Именинников мы поздравляем с днем ангела!

Братья и сестры, сегодня мы вспоминаем одного из просветителей Русской Америки.

Преподобный Герман Аляскинский происходил из крестьян Шацкой провинции Воронежской губернии. Мирское имя святого – Егор Иванович Попов и дата рождения – 1751 год были найдены лишь в 2003 году в документах Центрального исторического архива.

В 1768 году на Егора Попова пал жребий рекрута. Но Егор решил уклониться от воинской службы и удалился в Саровский монастырь, где его нашли и забрали в армию. Так как Егор был обучен грамоте, то его определили на должность подканцеляриста кадомского воеводства. В 1778 году воеводство было упразднено, а его служителям, которые не желали продолжать военную службу, разрешили уйти в монастырь.

Егор Попов поступил послушником в Саровскую обитель (в этому же году туда поступил Прохор Мошнин, будущий преподобный Серафим Саровский). В 1782 году послушник Егор Попов сопроводил своего духовника, иеромонаха Назария, при его переезде в Санкт-Петербургскую епархию. В марте 1782 года отец Назарий был назначен строителем Валаамского монастыря. Здесь 22 октября 1782 года он постриг послушника Егора в монахи с именем Герман.

После тщательного испытания различными послушаниями игумен Назарий благословил молодого подвижника на постоянное жительство в лесу, в пустынном уединении. По праздникам, приходя в монастырь, преподобный нес клиросное послушание.

И вот в 1793 году Господь призвал смиренного инока на апостольское служение, и отец Герман выразил добровольное желание войти в состав Первой православной миссии, которая отправлялась на Аляску.

В 1793 году была создана духовная миссия, получившая название Кадьякской, с центром на острове Кадьяк. Руководителем миссии был назначен архимандрит Иоасаф (Болотов), инок Валаамского монастыря. В числе прочих сотрудников миссии было еще пять иноков Валаамского монастыря, среди них и преподобный Герман, которому Господь благословил потрудиться в благовестии дольше и плодотворнее, чем кому-либо другому из членов миссии.

По прибытии на остров Кадьяк миссионеры немедленно занялись постройкой храма и обращением язычников. «1794 года, сентября с 24 живу на острове Кадьяке. Слава Богу, более 700 американцев перекрестил, да более 2 000 браков обвенчал, состроили церковь, а время позволит – сделаем другую, да походные две, а то и пятую нужно сделать», – замечает в одном из писем архимандрит Иоасаф.

Отец Герман на новом месте поначалу нес послушание в пекарне и занимался хозяйственными заботами миссии.

Под руководством архимандрита Иоасафа миссия находилась недолго: во время бури в 1799 году тогда уже епископ Иоасаф со своими спутниками погиб в волнах океана. На помощь оставшимся в живых миссионерам в 1804 году был командирован только один иеромонах Александро-Невской лавры Гедеон. Он на некоторое время возглавил миссию. Его заботами была устроена школа для детей крещеных алеутов.

В 1807 году иеромонах Гедеон навсегда покинул стан миссионеров, возложив всю ответственность на преподобного Германа, который до самой кончины своей оставался духовным отцом, пастырем и попечителем душ человеческих в доверенной ему миссии. Преподобного хотели посвятить в сан иеромонаха и возвести во архимандрита, но смиренный инок отказался от какого бы то ни было возвышения и до конца своих дней пребывал простым монахом.

Преподобный Герман был для местных жителей истинным добрым пастырем и защищал их, как мог, от злых и хищных людей, которые видели в островитянах только объект для жестокой эксплуатации. Поэтому не было бы ничего удивительного, если бы новообращенные отвергли веру пришельцев, которые стали все чаще выступать в роли эксплуататоров и угнетателей, и вернулись бы к своим суевериям. В том, что это не произошло, великая заслуга преподобного Германа. Непоколебимо и настойчиво, не имея никакой поддержки, кроме своей пламенной веры, старец продолжал свое заступничество за обиженных и угнетенных, видя в этом свой долг и призвание, сущность которого он выразил удивительно простыми словами: «Я – нижайший слуга здешних народов и нянька».

Тайные подвиги и келейные молитвы старца оставались неведомыми миру, но виден был окружавшим свет его благодатной жизни, проходившей в условиях полного самоотречения, нестяжательности и сурового пренебрежения всеми удобствами. Одежда его была самая убогая и очень ветхая. Всем своим видом, всеми привычками старец Герман живо напоминал современникам древних отшельников, прославившихся подвигами воздержания и богоугождения. Беседа старца производила на слушавших неотразимое впечатление. Особенно поражали собеседников ясность его мыслей, отчетливость и быстрота суждений.

Отец Герман жил сначала возле храма миссии, на Кадьяке, а после переселился на близлежащий остров Еловый, который назвал Новым Валаамом. Остров Еловый был последним приютом в многотрудных апостольских странствованиях святого старца.

Преподобный Герман предсказал своим духовным детям время своей кончины и объяснил, как похоронить его. 13 декабря 1837 года он попросил зажечь перед иконами свечи и почитать Деяния святых апостолов. Во время чтения о трудах святых благовестников святой старец Герман перешел от земных трудов к небесному упокоению на восемьдесят первом году жизни.

В 1930-х годах другой русский православный монах, архимандрит Герасим (Шмальц), прибыл на остров Еловый и долго жил там, как преподобный Герман за сто с лишним лет до него. Перед своей кончиной в 1969 году архимандрит Герасим открыл останки своего славного предшественника и построил здесь небольшую часовню.