Меню

Михайловское кладбище екатеринбург церковь

Михайловское кладбище, Екатеринбург

Михайловское кладбище, Екатеринбург. Адрес, телефон администрации, сайт, план-схема, место на карте, как доехать, часы работы. Церковь во имя Всех Святых. Церковь Михаила Архангела. Урновая аллея. Колумбарий.

Изготовление и установка памятников, уход за могилой и надгробием

Михайловское кладбище располагается в Кировском районе Екатеринбурга. Это один из старейших городских погостов. Для захоронений некрополь был открыт в 1860 году. Первоначально кладбище называлось Новым. Но было переименовано в честь купца Ф. Михайлова, благодаря которому на нём был воздвигнут кирпичный храм.

Площадь Михайловского кладбища составляет 17,6 га. Его территория поделена на 22 участка. На некрополе насчитывается свыше 28 тысяч захоронений. В годы Великой Отечественной войны здесь были похоронены бойцы, погибшие от ранений в госпиталях Свердловской области. В память о воинах на погосте возведён мемориал.

Церковь во имя Всех Святых

Церковь и храм на Михайловском кладбище

На территории мемориального комплекса располагается храм во имя Всех Святых. Он был заложен в 1886 году, для прихожан он открылся в 1890 году. В годы Великой Отечественной войны, а также в 60-е годы XX в. церковь была закрыта для верующих. Только в 1990 году храм вновь стал действующим. Сегодня в церкви во имя Всех Святых совершаются богослужения и панихиды. На Михайловском кладбище также находится церковь Михаила Архангела, в которой проводятся обряды крещения.

Братская могила туристов, погибших на Урале в 1959 году

На некрополе есть братская могила группы туристов (которую сопровождал Игорь Дятлов), погибших при загадочных обстоятельствах в горах на Урале зимой 1959 года.

План-схема Михайловского кладбища

Схема Михайловского кладбища

Сегодня на Михайловском кладбище не осуществляются захоронения гробом. Погребения на погосте производятся в виде урн с прахом. Для этого на территории некрополя создана урновая аллея и выстроен открытый колумбарий.

По состоянию на 2019 год, на Михайловском кладбище предоставляются участки на урновой аллее, а также имеются свободные ниши в колумбарных стенах.

Торжественный митинг у мемориала на Михайловском кладбище

Как доехать и часы работы Михайловского кладбища

Как добраться: на автобусах № 28, 34, 60, на трамваях № 16, 20, 22, 23, 32. Ближайшая остановка — «Улица Блюхера».

Время работы: понедельник — пятница, 9:00 — 17:00; суббота, 09:00 —15:00.

Михайловское кладбище в Екатеринбурге

Михайловское кладбище размещено в Кировском районе. Михайловское кладбище в Екатеринбурге — одно из старейших в городе.

  • Некрополь действует, закрыт для новых погребений.
  • Площадь 17,6 га.
  • Принимает родственные подзахоронения.
  • Есть открытый колумбарий.
  • Доступны захоронения урной в колумбарии: подробнее здесь >>
  • WGS-координаты: 56.848010, 60.638673

Михайловское кладбище действует с середины XIX столетия. Значительная площадь некрополя разделена на 22 участка. В северной части расположен мемориал, посвященный памяти воинов, умерших от ран в свердловских госпиталях и похороненных на Михайловском кладбище. В этом некрополе покоятся семеро из девяти «дятловцев», загадочно погибших в лыжном походе по северному Уралу. На территории, которую занимает Михайловское кладбище в Екатеринбурге, с 1990 года вновь действует храм Всех Святых, построенный в XIX веке.

По Федеральному закону в закрытом некрополе места для повторного погребения в могилах покойных родственников предоставляются бесплатно. При таком захоронении памятник и ограда демонтируются и устанавливаются вновь.

Место на Михайловском кладбище в Екатеринбурге

Плотно окружённый городской застройкой Михайловский некрополь не имеет возможности расширить территорию и, соответственно, предоставить новые участки для семейно-родовых захоронений. Место на Михайловском кладбище — это уже задействованный участок для повторного погребения в могиле покойного родственника. Если предполагается захоронение гробом, то со времени прежних похорон должен пройти срок в 20 лет и более. Если место на Михайловском кладбище используется для подзахоронения урны с прахом, двадцатилетний санитарный период не требуется. Для урны после кремации можно также арендовать нишу открытого колумбария.

Как добраться до Михайловского кладбища

К похоронам и в годовщины погребений, на Родительские субботы и Радоницу многим нужно приехать к некрополю в то время, когда он открыт, и пройти к определённому участку достаточно обширной территории. Здесь приводится адрес и расположение некрополя на карте города, план-схема и режим работы, контактный телефон и маршруты транспорта, которым можно добраться до Михайловского и кладбища.

Адрес Михайловского кладбища

г. Екатеринбург, Кировский район, ул. Блюхера, 4.

Номер администрации: 8 (343) 257-31-94.

Официальный сайт Михайловского кладбища

Веб-страницы у этого некрополя нет. Отдельный официальный сайт Михайловского кладбища также отсутствует.

Часы работы Михайловского кладбища

Некрополь работает ежедневно, с 8.30 до 12.30 и с 13.00 до 17.00.

Михайловское кладбище на карте

Схема Михайловского кладбища

В 3 км к северо-востоку от исторического центра города, между городским прудом и озером Шарташ можно найти Михайловское кладбище на карте Екатеринбурга.

С западной стороны Михайловское кладбище граничит с улицей Блюхера. От неё на территорию кладбища ведёт основной вход. Центральная дорожка ведёт к Всехсвятскому храму. Открытый колумбарий находится в западном секторе.

Как доехать до Михайловского кладбища

К похоронам, в памятные и поминальные дни многим жителям Екатеринбурга и Свердловской области необходимо доехать до Михайловского кладбища. Здесь подготовлена информация о том, как доехать до Михайловского кладбища оптимальными маршрутами.

В общественном транспорте:

От ст. метро «Динамо» троллейбусом № 4 проехать до «Универсама Звёздный» (3 ост.) и пройти 500 м ко входу в некрополь.

С проспекта Ленина на ул. Восточную, затем вправо, на ул. Первомайскую и влево, на ул. Блюхера. Через 360 м съезд вправо, к территории кладбища.

С ЕКАД на Берёзовский тракт, ул. Трудовую, ул. Губахинскую, ул. Проезжую и ул. Блюхера. Через 3,2 км съезд влево, к Михайловскому некрополю.

Помощь в организации похорон на Михайловском кладбище

Организация похорон на Михайловском кладбище Екатеринбурга с помощью городской службы Ritual.ru проводится деликатно, слаженно, без задержек. Наши сотрудники предоставят достоверные сведения об актуальных ценах и своевременно оформят родственное подзахоронение,. Телефон колл-центра 8 (343) 339-48-45 доступен круглосуточно. Подробные консультации проводятся бесплатно.

Ближайшие кладбища в Екатеринбурге

На расстоянии до 10 километров от Михайловского некрополя размещены три действующих екатеринбургских кладбища — Никольское, Ивановское и Восточное.

История Храма Во Имя Всех Святых на Михайловском кладбище г. Екатеринбурга (стр. 1 )

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4

ИСТОРИЯ ХРАМА ВО ИМЯ ВСЕХ СВЯТЫХ НА МИХАЙЛОВСКОМ КЛАДБИЩЕ г. ЕКАТЕРИНБУРГА

Глава 1. Первый период истории Храма: со дня основания до революции 1917 года. 6

1.1. Исторические предпосылки создания Храма во имя Всех Святых в г. Екатеринбурге 6

1.2. Первые 30 лет: 1886 – 1917 гг. 16

Глава 2. История Храма с 1917 года до наших дней. 26

2.1. Историческая ситуация Екатеринбургской епархии в период с марта 1917 по сентябрь 1920 года. 26

2.2. Всехсвятский Храм в период с 1920 по 1941 годы. 45

2.3. История Храма в период с 1944 по 1961 гг. 61

2.4. Новейший период истории Храма Всех Святых (с 1989 года по наши дни ). 66

Список использованной литературы. 72

Список использованных источников. 74

Мотивом к написанию данной книги явилось желание как можно глубже изучить историю храма, в котором по воле Божией я несу свое послушание. Изучение истории помогает глубже понять духовные корни православия, традиции и культуру своего народа. События приходской жизни с момента создания Храма по сей день отражают всё, что происходит с Русской Православной Церковью в контексте истории страны. Стоит отметить, что специальной литературы, посвященной Всехсвятскому кладбищенскому храму, нет, поэтому возникла необходимость собрать исторический материал систематизировать и описать его, с тем чтобы дать возможность прихожанам и всем заинтересованным познакомиться с историей Всехсвятской церкви. Русская Православная Церковь постоянно молится о «блаженных и приснопамятных создателях святаго храма сего» и о «всех служащих и служивших во святем храме сем», поэтому знать их имена и деяния – долг потомков.

Обширна новейшая историография периода с 1917 до середины 1920-х годов. Именно в это время определялись взаимоотношения церкви и новой власти, произошел обновленческий и григорианский раскол. Здесь стоит упомянуть следующие труды: Георгия Митрофанова «История Русской Православной Церкви (1900 – 1927)» (СПб., 2002); «Церковь на Урале в период великих потрясений: 1917 – 1922» (Пермь, 2004), а также составленные материалы для церковно-исторической и канонической характеристики «Обновленческий раскол». Дореволюционный период истории Храма описывался с опорой на «Историю Урала с древнейших времен до наших дней» (Екатеринбург, 2003), которая содержит важные статистические сведения. Особое место среди новейшей историографии Русской Православной Церкви и, в частности, Екатеринбургской епархии, занимает труд протоиерея Валерия Лавринова «Екатеринбургская епархия. События. Люди. Храмы» (Екатеринбург, 2001). При написании текста опорой послужили подходы к изучению истории храма, заимствованные из книги «Храм в сердце и памяти. Очерки истории Екатеринбургского Екатерининского собора» (Екатеринбург, 2000).

В основу работы легли также архивные материалы. Стоит отметить, что число сохранившихся дореволюционных источников не так велико. К ним относятся:

· Распоряжение екатеринбургского полицмейстера от 01.01.01 года об отведении места под Михайловское кладбище (ГАСО Ф.25. Оп.1. Д. 2358);

· Протокол № 17 заседания Екатеринбургской Городской Думы 13 октября 1886 года (ГАСО Ф. 8. Оп. 1. Д. 1971);

· Ведомость о церкви Градо-Екатеринбургской Всехсвятской кладбищенской. За 1906 год (ГАСО Ф.15. Оп. 1. Д. 3);

· Церковная летопись по Градо-Екатеринбургской Всех-Святской кладбищенской церкви Екатеринбургской епархии (ГАСО Ф.15. Оп. 1. Д. 2).

Наибольшую ценность для выполнения работы представляет последний из перечисленных источников. К сожалению, точную датировку документа установить не удалось. Источник содержит записи с 1887 по 1915 год, а также приписки 1917, 1920 и 1923 годов. Церковная летопись структурирована по отделам, которые дают возможность изучить этапы благоустройства и благоукрашения Храма, историю причта и знаменательные события в жизни Храма, епархии, страны.

Советский и первые годы постсоветского периода в истории Всехсвятской кладбищенской церкви характеризуются источниками, содержание которых позволяет объединить их в следующие группы:

· Правоустанавливающие документы: Договор прихожан Всехсвятского Храма с Екатеринбургским Советом Рабочих и Крестьянских депутатов от 01.01.01 года; Устав Всехсвятского религиозного общества на Михайловском кладбище г. Екатеринбурга (обновленческий) от 9 ноября 1923 года (копия этого же документа от 01.01.01); решения исполнительных органов Советской власти периода 1961 – 1995 гг. относительно закрытия и возвращения Храма верующим;

· Переписка обновленческого прихода с органами Советской власти;

· Списки и акты, контролирующие использование церковного имущества и процесс изъятия церковных ценностей;

· Списки прихожан и приходских советов обновленческой общины с 1923 по 1927 год.

Обратимся непосредственно к истории Всесвятского кладбищенского храма.

Глава 1. Первый период истории Храма: со дня основания до революции 1917 года

1.1. Исторические предпосылки создания Храма во имя Всех Святых в г. Екатеринбурге

Церковь во имя Всех Святых на Михайловском кладбище г. Екатеринбурга была заложена 8 июня 1886 г. по благословению епископа Екатеринбургского и Ирбитского Нафанаила. Но перед тем, как непосредственно обратиться к истории этого Храма, необходимо дать краткий очерк основных этапов екатеринбурского храмоздательства. Строительство екатеринбургской крепости началось в первой четверти XVIII в. Первоначально предполагалось, что здесь будет располагаться центр горно-металлургической промышленности Урала и Сибири. На некоторое время ему даже подчинялись заводы и рудники почти всей России, благодаря чему церковное строительство в ХVШ веке процветало. Были построены и заложены: Екатерининский собор, Свято-Духовская церковь — «Малый Златоуст», Вознесенская церковь, Богоявленский собор и т. д.

Смотрите так же:  Почему церковь была заинтересована в продаже этих грамот

В 1781 году была образована Пермская губерния, с центром в Перми, бывшей до этого Егошихинским заводом и, естественно, Екатеринбург потерял то значение административного центра. В начале XIX века его значение еще более уменьшилось, так как в Пермь переместилось правление горных заводов. Однако, с образованием губернии, в 1781 году Екатеринбург высочайше получил статус города, а в 1807 году стал первым и единственным «горным городом», что делало его относительно автономным по отношению к губернской администрации. С 1826 г. город стал также местом расположения резиденции и канцелярии главного начальника горных заводов Уральского хребта, подчиняющегося по должности лишь министру финансов, Сенату и императору. Возрождение города началось в начале 20-х годов XIX века, когда в 1814 году артелью мастера Березовских золотых промыслов Брусницыным Львом Ивановичем, похороненным на Ивановском кладбище, были открыты богатые месторождения золота. Эстафету приняли купцы Расторгуев и Яковлев, которые открыли залежи золота в окрестностях Екатеринбурга и Невьянска. На Урале началась золотая лихорадка. Именно поэтому город посещали император Александр I в 1824 году и множество европейских ученых.

В связи с открытием Брусницына, который разработал уже забытый в Европе способ промывания золота, Россия к 1849 году стала добывать половину мирового золота, а Екатеринбург опять стал важнейшим центром урало-сибирской горной промышленности. В город было возвращено горное управление и его влияние вновь стало расти. Следует отметить, что если в первое время после основания города храмы строились на государственные средства, то с начала XIX века в строительстве все более начинают участвовать частные, купеческие или монастырские капиталы. Еще одна особенность этого периода: купцы, попечительствующие строительству, были, в подавляющем большинстве старообрядцами (импостроены единоверческие Толстиковская, Христорождественская в Верх-Исетском заводе, Рязановская (сегодня Свято — Троицкий кафедральный собор), Коробковская кладбищенская церкви[1].

Для того, чтобы наглядно продемонстрировать, какую серьезную конкуренцию могли представлять эти храмы по богатству убранства и утвари православным, можно привести описание Свято-Троицкой единоверческой церкви начала XX в.: «Приход сей церкви учрежден в 1839 году и состоял первоначально домов из 6. Первым прихожанином был Иоаким Меркурьевич Рязанов, присоединившийся к единоверию по увещанию Гор­ного Начальника генерала Глинки, который грозил, в случае упорства со стороны Рязано­ва, лишить его права разрабатывать золото. Впоследствии к сему приходу присоедини­лись Казанцевы, а потом и другие жители Екатеринбурга и окрестных селений, и в на­стоящее время прихожан при церкви числится до 429 д[уш] м[ужского] п[ола] и 465 д[уш] ж[енского] п[ола]. Главная часть здания настоящего храма была выстроена местным ста­рообрядческим обществом во главе с Рязановым еще до 1824г. в виде молитвенного дома. В этом году старообрядцы принесли жалобу Императору Александру I, бывшему в то время в Екатеринбурге, на действия горного начальства, не разрешавшего поставить на молитвенном доме крест и отправлять в нем богослужение. Император, разузнавши об­стоятельства дела, разрешил водрузить крест на молитвенном доме, но самый дом был за­печатан до 1839г., когда, по просьбе И. Рязанова и единомышленников его, к сей церкви преосв. Аркадием был определен раскаявшийся беглый священник Парамон Дмитриев Лебедев, который и освятил южный придел храма во имя св. Иоанна Златоустого и слу­жил до смерти своей в 1847г. В 1849 году был освящен северный придел во имя св. Нико­лая Чудотворца и в 1852г. в мае — главный храм во имя св. Живоначальной Троицы. В 1854г. к церкви была пристроена колокольня, и церковь с тех пор не изменила внешнего вида. Иконостас в главном храме 5-ти ярусный, в приделах в два яруса; иконы не подвер­гались исправлению. В числе икон есть две особо чтимые: 1) образ Казанской Божией Ма­тери в серебряной позлащенной ризе, с венцом из чистого золота, украшенным драгоцен­ными камнями, — поступивший по распоряжению правительства из бывшего раскольниче­ского скита в с. Шарташе; и 2) образ св. Чудотворца Николая в серебряной позлащенной ризе. В церкви есть древнее Евангелие, верхняя и нижняя доски которого обложены се­ребром с позолотою и драгоценными камнями, — и серебряный вызолоченный потир, по­жертвованные . Замечательна также по ценности дарохранительница весом 52 ф., украшенная драгоценными камнями и стоящая до 6000 рублей, пожертвован­ная Ив. Як. Рязановым, а также два Евангелия, пожертвованные им же и Иоанникием Тер[ентьевичем] Рязановым. Вообще вся церковная утварь отличается ценностью и изя­ществом. К церкви принадлежит часовня во имя Владимирской иконы Божией Матери в с. Шарташе. Для помещения причта имеются церковные дома»[2]. Из этой пространной цита­ты видно, на какие ухищрения и траты готовы были идти руководители единоверцев (в глубине души остававшиеся все-таки старообрядцами) ради благоукрашения своих хра­мов. Обращает на себя внимание размер церкви, в приходе которой состоит весьма незна­чительное (по екатеринбургским меркам) число прихожан. При этом к храму еще припи­сана часовня в традиционно старообрядческом Шарташе, а причт церкви обеспечен при­ходскими домами, что не мог дать всем своим клирикам даже кафедральный Богоявлен­ский собор[3].

К середине XIX столетия Екатеринбург вновь утрачивает значение всероссийского и всесибирского горнозаводского центра, став обыкновенным уездным городом. Основная добыча золота переместилась с Урала в Сибирь, и екатеринбургские старообрядческие золотопромышленники были оттеснены их конкурентами-сибиряками. С этого времени основными строителями церквей становятся православные купцы, а не старообрядцы, как в начале века, но в условиях экономического спада они не могли вкладывать в строительство храмов столь же крупные средства.

Однако, выгодное географическое положение Екатеринбурга в центре Уральского региона на границе Европы–Азии и бум железнодорожного строительства в последней четверти XIX в. превратили город в важнейший транспортный узел империи. В 1878 г. Уральская горнозаводская дорога соединила его с губернской Пермью. В 1882–1885 гг. была построена железная дорога Екатеринбург–Тюмень, соединенная в 1888 г. с Уральской дорогой. В 1897 г. Екатеринбург получил выход на Транссибирскую магистраль через Челябинск (стоит отметить, что этот путь копировал Сибирский тракт, который проходил через город с 1780 года)[4].

Развитие сети железных дорог вызвали оживление экономики города. В Екатеринбурге успешно развивались легкая и пищевая промышленность, открывались крупные кредитно-финансовые учреждения: Сибирский торговый и Волжско-Камский банки, отделения Русского внешнеторгового и Русско-Азиатского банков. Население Екатеринбурга с 1897 по 1917 гг. выросло с 42,2 до 71,5 тыс. человек[5].

В памяти -Данченко, посетившего в то время Екатеринбург, остались «красивые и богатые церкви» города, «точно на белых мраморных пьедесталах» поднимающиеся «между массами каменных домов». «Богатые соборы и вновь еще и еще расширяются и украшаются», — писал в это же время о екатеринбургских храмах бывший здесь проездом епископ Никодим. «И стены расписаны — продолжал он делиться своими впечатлениями о кафедральном соборе, — Иконостасы новые, под золотом. Много хрусталей горных и топазов. Есть крест из цельного желтоватого топаза. Иконы писаны самою степенною и безукоризненною живописью»[6].

В 1781 году были закрыты и застроены первые спонтанно появившиеся городские кладбища, которые размещались около Вознесенского проспекта (улица Карла Либкнехта) и по обеим сторонам Главного проспекта (проспект Ленина). Вместо них были созданы новые: старообрядческое кладбище в окрестностях будущих улиц Болотной (Большакова), Симеоновской (Тверитина), Васнецовской (Луначарского) Кузнечной (С. Морозовой) и православное кладбище на юго-западе от города — сегодня там расположен знаменитый Ново-Тихвинский женский монастырь в Зеленой роще. (Рисунок карты города 1888 года представлен в Приложении).

14 октября 1842 года екатеринбургский полицмейстер утвердил «место избрания для кладбища Грекороссийского исповедания жителей сего города, по течению реки Исети на левой стороне, имеющей грунт земли сухой из глины разборного щебня удобнее прочих мест для копания могил»[7]. Кроме того было отведено место для «кладбищ католического и лютеранского вероисповедания»[8] (см. Приложение ).

Однако открылось кладбище только в 1865 году[9]. На это имелся ряд объективных причин. В 1861 году в Российской империи было отменено крепостное право. Были освобождены кроме помещичьих крестьян и ряд категорий горнозаводских рабочих. Часть из этих людей, ввиду недостатка земли или же из-за невыносимых условий труда и низкой заработной платы стала в поисках работы переселяться в города. В среднем рост населения городов Урала в пореформенный период составил 12 %[10]. В конце XIX века в Екатеринбурге проживало 56 тысяч человек (для сравнения в губернском центре Перми – только 45 тысяч человек)[11]. Кроме того, город являлся крупнейшим промышленным центром на Урале и нуждался в кладбище. Оно было открыто, как уже было сказано выше в 1865 году и обнесено деревянной оградой[12]. Площадь кладбища составляла 22500 квадратных сажен[13].

В 1885 году из Пермской епархии выделяется Екатеринбургская епархия. Это было связано прежде всего с обширной территорией, которой приходилось управлять пермским архипастырям. К этому времени в епархии насчитывалось около 827[14] храмов. 29 января 1885 года был высочайше утвержден императором Александром Третьим доклад Синода о том, что «по обширности Пермской епархии и по значительной численности в ней православного населения, храмов Божиих и служащего при них духовенства неизбежно встречаются большие неудобства и затруднения в управлении зауральской частью Пермской епархии, особенно касательно священнослужителей, благоустройства приходов и мероприятий против раскола»[15]. Для этого разделения имелись и другие причины. Епископ Пермский и Верхотурский Ефрем в 1884 году с целью повышения образовательного ценза духовенства стал предъявлять к кандидатам непомерно высокие требования. Последние, боясь экзаменов, затаились. Это привело к тому, что места на некоторых приходах месяцами оставались вакантными. При посещении Екатеринбургским викарным епископом Нафанаилом Нижнеуфалейского завода более чем 200 мастеровых, около четырех месяцев не имея возможности справлять религиозные надобности, подали жалобу на епископа Ефрема, обвиняя последнего в нежелании выбрать назначенного ими священника[16]. Нафанаил переправил письмо в Синод. Это и простимулировало разделение епархий[17]. В состав новой епархии вошли все уезды, находящиеся за Уральскими горами, а именно: Екатеринбургский, Верхотурский, Ирбитский, Камышловский и Шадринский[18]. Первым архиереем вновь образованной епархии стал викарный епископ Нафанаил[19]. На тот момент в епархии имелось 428 церквей. Из них 9 соборных, 375 приходских, 8 домовых и 36 приписных. В самом Екатеринбурге и примыкавшем к нему Верх-Исетском заводе действовали следующие храмы:

· Александро-Невский собор Ново-Тихвинского женского монастыря (заложен 26 июня 1838 года, освящен 21 сентября 1852 года);

· Богоявленский кафедральный собор (заложен 17 июля 1771 года, освящен 28 июня 1795 года);

· Всехсвятская (Нагорная) церковь на старом кладбище Верх-Исетского завода (заложена в 1813 году, освящена в 1822 году);

· Екатерининский горный собор (заложен 16 августа 1758 года, освящен в феврале 1768 года);

· Иоанно-Предтеченский кладбищенский храм (заложен 15 сентября 1846 года, освящен 12 сентября 1860 года);

Смотрите так же:  Украинская церковь в киеве

· Свято-Троицкая (Рязановская) единоверческая церковь (заложена 1818 года, освящена 12 ноября 1839 года);

· Успенский собор в Верх-Исетском заводе (заложен в 1831 году, освящен 17 марта 1838 года);

· Храм Вознесения Господня (заложен 16 мая 1792 года, освящен 25 июля 1818 года);

· Максимилиановская церковь (Большой Златоуст) (заложена 21 сентября 1847 года, освящена 24 июня 1876 года);

· Преображенская церковь на Уктусе (заложена в 1808 году, освящена в сентябре 1821 года);

· Свято-Духовская церковь (Малый Златоуст) (заложена 28 мая 1755 года, освящена 19 мая 1768 года);

· Спасская (Толстиковская) единоверческая церковь (заложена в 1805 году, освящена 23 июня 1813 года);

· Спасская церковь на Елизавете (заложена в 1872 году, освящена 2 июня 1876 года);

· Христорождественнская единоверческая церковь на Верх-Исетском заводе (перестроена в 1837 году из старообрядческой часовни, построенной в 1816 году, освящена 22 января 1838 года)[20].

К моменту официального открытия в 1865 году Михайловского кладбища в городе уже действовало так называемое Ивановское кладбище (по Храму во имя Иоанна Предтечи на его территории). Первоначально, кладбищенская Иоанно-Предченская церковь была приписана к градо-Богоявленскому Кафедральному собору, то есть в обязанность соборного причта входило обеспечение богослужения в праздничные дни и отправление треб в будни (в основном это было отпевание усопших). Но уже через два года по просьбе построившего церковь купца Ефима Арсеньевича Телегина, Святейший Синод своим указом от 27 февраля. 1862 года, разрешил открыть при этой церкви особый причт из священника и причетника.

Храм существовал достаточно скромно. Из объявления Екатеринбургских Епархиальных ведомостей, мы, например, узнаем, что, до 16 января 1895 года в градо-Екатеринбургской Иоанно-Предтеченской церкви псаломщиком был Вениамин Павлинов, который стал затем диаконом в Свято-Троицком соборе города Екатеринбурга. В объявлении об открывшейся с 16 января в Ивановской церкви вакансии псаломщика указывалось, что количество братских доходов в церкви достигает 1900 рублей в этот год, а капитал церкви составляет 5983 рубля. Таким образом, к середине 80-х годов ХIХ века возникла объективная необходимость в открытии нового кладбищенского Храма на территории разрастающегося Михайловского кладбища.

1.2. Первые 30 лет: 1886 – 1917 гг.

Как уже упоминалось, церковь во имя Всех Святых была заложена 8 июня 1886 года[21] по благословлению епископа Екатеринбургского и Ирбитского Нафанаила. «Церковь построена иждивением и старанием 2-й гильдии купца Александра Алексеевича Волкова и частию на пожертвования, собранные от разных лиц деньгами и строительными материалами» сообщает нам «Церковная летопись по Градо-Екатеринбургской Всех-Святской кладбищенской церкви Екатеринбургской епархии»[22].

имел в Екатеринбурге два ренсковых погреба, был удачливым коммерсантом, занимался общественной деятельностью. Он избирался гласным городской думы и старостой Екатерининского собора, состоял председателем попечительного совета Александровской богадельни, членом комитета Благотворительного общества[23]. Однако денег на постройку все равно не хватало. Сохранился протокол за номером 17 заседания Екатеринбургской Городской думы от 01.01.01 года. (см. Приложение ). В нем сообщается следующие: «Причт Екатеринбургского Екатерининского собора от 30 августа за № 000 просит о выдаче ему хранящихся в Городской Управе 300 рублей с накопившимися процентами, пожертвованных купцом Федором Алексеевичем Михайловым на постройку кладбищенского Всех-Святского храма, в виду того, что упомянутый храм в настоящее время уже оканчивается постройкою. Собрание имея в виду, что в завещании жертвователя упомянутых 300 руб. купца Михайлова ни каких особых условий употребления этих денег несодержится, постановило: упоминаемый капитал вместе с накопившимися процентами всего в сумме 689 руб. 38 коп. передать в распоряжение причта Екатеринбургского Екатерининского Собора»[24].

Здание церкви было окончено уже 1887 году, и последующие три года производились различные внутренние работы. Всего на постройку церкви было потрачено свыше 12000 рублей[25]. Церковь была «освящена 17 июня 1890 года Епископом Екатеринбругским и Ирбитским Поликарпом»[26]. Сохранилась первоначальное описание Всесвятской кладбищенской церкви: «Церковь имеет в длину от восточной стороны алтаря до западной наружной стены 13 саж. 10 арш., в ширину 5 саж. Церковь имеет вид корабля»[27]. Другой источник сообщает: «Зданием каменная, с таковою же колокольнею, строением окончена, крепка, устроена среди кладбищенской ограды. Престолов в ней один – во имя Всех Святых»[28]. Кроме того, «иконостас в церкви устроен в два яруса; окрашен красной краскою с золоченными колонками и резьбой»[29].

Период истории кладбищенской церкви во имя Всех Святых с 1890 года по 1904 год характеризуется следующими моментами:

Наличие этих характерных особенностей было связано с тем, что до 1904 года Всесвятская церковь, также как Иоанно-Предтеченская в 60-х-90-х годах ХIХ века, была приписной, причем «до 1895 года ею заведовали два причта: причт градо-Екатерининского Собора и причт градо-Вознесенской церкви», – сообщает нам «Церковная летопись по градо-Екатеринбургской Всех-Святской кладбищенской церкви Екатеринбургской Епархии»[30]. Однако, как далее повествует документ, «в 1895 году в приход сей последней церкви была построена, освящена и приписана к Вознесенской Александро-Невская церковь, совершение богослужений в кладбищенской церкви было возложено на один причт Екатерининского собора»[31].

Здание храма в этот период постоянно обновлялось. Так в 1900 году «был отштукатурен купол, выбелена церковь снаружи, выкрашена малахитом крыша, подновлены стены и окрашен пол внутри храма»[32]. В конце 1903 – начале 1904 года здание постигли более существенные изменения интерьера – стены и потолок храма были украшены живописью и орнаментом, из-за чего церковь, по словам «Церковной летописи …», приобрела «благолепный вид»[33]. Все эти работы проводились на сбережения купца 2-ой гильдии Павла Васильевича Углицкого[34], который был церковным старостой примерно с 1903 по 1912 год (к сожалению, определить время точно не представляется возможным, так как ни один из документов об этом не сообщает). Тогда же, в 1903 году, «Павлом Васильевичем Углицким на своем собственном месте и на свои личные средства построен одноэтажный крытый железом дом для Священника, каковой на основании Высочайшего соизволения состоявшегося в 12 день Мая 1903 года и передан в собственность церкви»[35]. Как сообщает «Церковная летопись …» при доме также имеются надворные постройки и баня[36]. Появление церковного дома для священнослужителей могло бы показаться странным, так как уже было сказано выше, что до 1904 года церковь оставалась приписной Екатерининского собора. И действительно в период с 1895 по 1903 год богослужение совершали священники Екатерининского собора попеременно, причем богослужение совершалось в воскресные и праздничные дни, а в будни во Всесвятской церкви совершались только заказные обедни[37]. С 1903 же года по распоряжению Преосвященного Никанора, «совершение богослужений в сей церкви возложено на священника Собора Анатолия Меледина»[38]. Кроме того, так как храм в Екатеринбурге являлся единственным кладбищенским храмом во имя Всех Святых, то здесь постоянно совершали службу Архиереи. В частности в 1892 году в неделю Всех Святых «совершал в сей церкви литургию Преосвященный Афанасий, епископ Екатеринбургский и Ирбитский»[39].

Обобщая все вышесказанное, можно сделать вывод, что к 1904 году кладбищенская церковь во имя Всех Святых могла существовать автономно от Екатерининского Собора, имея при этом все условия как для содержания церкви, так и причта.

И действительно, «указом Священного Синода за № 000 Всех-Святская кладбищенская церковь из приписной обращена в самостоятельную бесприходную, с открытием при ней причта из священника и псаломщика»[40].

Эти события ознаменовали начало второго периода в истории первых 30 лет Храма (1904 – 1917 гг.). Он характеризуется следующими ключевыми моментами:

1. Во внутреннем убранстве храма, равно как и снаружи, не происходило никаких изменений;

2. У церкви появляются свои источники дохода, которых раньше не было;

3. Храм приобретает своих постоянных прихожан, хотя формально остается бесприходским.

Старостой храма примерно до 1912 года остается уже знакомый нам , который «за свои щедрые пожертвования в пользу церкви Высочайше награжден медалью для ношения на шее на Станиславской ленте и в 1912 году такой же медалью на Аниннской ленте»[41]. действительно был огромен. Благодаря его стараниям, как сказано выше, у церкви появился дом для священника, кроме того, в этот период внутри церковной ограды «построен также дом, крытый железом для жития караульных»[42].

Деньги на содержание храма добывались следующими путями:

1. Кошельковый и кружечный доходы;

2. Продажа готовых могил и мест для погребения усопших.[43]

По состоянию примерно на 1914 год этих средств было вполне достаточно, чтобы содержать храм. Так, например, «Церковная летопись …» сообщает, что «годовые доходы церкви доходят до 3000 рублей и даже выше»[44]. Как у бесприходской, у Всесвятской церкви изначально отсутствовала метрическая книга; она появляется примерно осенью 1905, так как источники сообщают, что «3-я часть метрической книги за 1905 год хранится в целости. Ранее метрических книг при церкви не было совсем»[45]. Появление метрических книг свидетельствует о том, что церковь становится посещаемой, и у неё даже появляются постоянные прихожане.

При Всесвятской церкви не было ни местных крестных ходов, ни особенных общественных богомолий, кроме тех, которые совершались повсюду[46].

В этот период истории Храма как отмечает «Церковная летопись …» еще два раза совершалось Архиерейское богослужение: первый раз «2 октября 1910 года совершал литургию и отпевал умершего 29 сентября священника сей церкви Николая Вечтомова Преосвященный Митрофан»[47]; второй раз 15 июня 1914 года божественную литургию совершал Преосвященный Серафим[48].

О причте Храма в первые 30 лет его существования до нас дошли скудные и разрозненные сведения. Они содержатся в «Ведомости о церкви Градо-Екатеринбургской Всехсвятской кладбищенской церкви за 1906 год» (ГАСО Ф.15 Оп. 1 Д. 3 Л. 1 – 6 об) и «Церковной летописи по Градо-Екатеринбургской Всех-Святской (везде — орфография оригинала — Н. Т.) кладбищенской церкви Екатеринбургской епархии»(см. Приложение) Покровский назначен во Всехсвятскую церковь 14 января 1905 г., прослужил до 1908 г. Известно, что он – сын священника, уроженец Симбирской губернии, выпускник Симбирской Духовной Семинарии. «Ведомости о церкви Градо-Екатеринбургской Всехсвятской кладбищенской церкви за 1906 год» указывают возраст священника – 36 лет, описывают типичный для сына клирика путь к пресвитерскому служению. О. Владимир избирался депутатом от духовенства на Екатеринбургских уездных земских собраниях 1906, 1907, 1908 годов; был членом Екатеринбургского уездного училищного совета; награжден набедренником, скуфьею, камилавкою. Протоиерей начал служение во Всехсвятской церкви в 1909 г., отошел ко Господу 29 сентября 1910 г., отпевание усопшего, как уже упоминалось выше, возглавил Преосвещенный Митрофан. Стоит отметить, что семья Вечтомовых принадлежит к известному на Урале роду священнослужителей. О. Николай – выпускник Пермской Духовной Семинарии, протоиерей, благочинный 1-го округа Екатеринбургского уезда. Служение в Храме о. Николай совмещал с исполнением обязанностей законоучителя Румянцевской женской гимназии г. Екатеринбурга и делопроизводителя епархиального свечного завода; он также был членом Совета Екатеринбургского епархиального женского училища. Выпускник Рязанской Духовной Семинарии, протоиерей Алексий Андреевич Катагощин был назначен на место усопшего 14 октября 1910 года и прослужил в Храме до 1915 г. Есть сведения, что о. Алексий служил в Храме и даже был его настоятелем в 1918 году. Именно в этом статусе, в числе других известных церковнослужителей Екатеринбурга, он был взят большевиками в качестве заложника. Из «Церковной летописи по Градо-Екатеринбургской Всех-Святской кладбищенской церкви Екатеринбургской епархии» узнаем, что перевод во Всехсвятскую из Иоанно-Предтеченской церкви награжденного камилавкой священника сделан согласно его собственного прошения[49]. Пастырское служение о. Алексий совмещал с членством в Екатеринбургском комитете Православного Миссионерского общества и Екатеринбургском уездном училищном совете; выполнением обязанностей уездного наблюдателя церковно-приходских школ. Сведения о служивших во Всехсвятской церкви в 1915 – 1916 гг. Протоиерее Иване Ивановиче Гомолицком и священнике Симеоне Ивановиче Марунчакове отличаются еще большей краткостью. Известно, что первый – выпускник Литовской Духовной Семинарии и назначен в Храм в 1915 году. Второй закончил Каменец-Подольскую духовную семинарию, и, начав служение в Храме в 1915 г. В этом же году отказавшись от полагающейся по закону «брони», по собственному прошению назначен в действующую армию.

Смотрите так же:  Церковь святого людовика на лубянке

Сын диакона Александр Артемьевич Ведерников определен на должность псаломщика[50] резолюцией Преосвященнейшего Владимира, епископа Екатеринбурского и Ирбитского 23 сентября 1906 г. в возрасте 20 лет. В этой должности его сменяет «состоящий на псаломщической вакансии диакон Иоанн Стефанов Квашнин, сын крестьянина Верх-Исетского завода», 4 февраля 1913 г.[51] – достаточно редкий факт.

Итак, подведем некоторые итоги. С 1865 года начало функционировать Михайловское кладбище, которое было заложено в план города еще в 1842 году Екатеринбургским полицмейстером. В 1885 после разделений епархий на Пермскую и Екатеринбургскую, центр второй вновь образованной епархии нуждался в новом Храме на территории вновь открытого Михайловского кладбища, что и стало основной причиной постройки на его территории с 1886 по 1890 года однопрестольной церкви во имя Всех Святых. Основным жертвователем на построение храма стал Екатеринбургский купец второй гильдии Александр Алексеевич Волков. В 1900, а так же в 1903 – 1904 года здание храма было изменено как внутри, так и снаружи. Тогда же у церкви появляется дом для священника, что было связано с распоряжением преосвященного Никанора, который передал ведение служб в храме священнику Екатерининского собора Анатолию Меледину. Поспособствовал всем этим изменениям староста церкви Павел Васильевич Углицкий.

В дореволюционный период Всесвятская кладбищенская церковь вела относительно безбедное существование. Появление метрических книг говорит о том, что при церкви формируется приход. Кроме того, староста церкви за свои щедрые пожертвования в пользу кладбищенского храма был дважды награжден медалью (сначала на Станиславской, а затем на Аннинской ленте). Продолжаются в церкви и Архиерейские богослужения.

Глава 2. История Храма с 1917 года до наших дней.

К сожалению, для нас полностью утерян период истории Храма с 1917 по 1920-ые годы, так как Урал с восстания Чехословацкого корпуса и до отступления Колчака оставался в центре гражданской войны. Однако, история любого Храма неотделима от событий, происходящих в стране и епархии. Поэтому в первом разделе настоящей главы будут подробно рассмотрены события, происшедшие в жизни епархии в период с 1917 по 1920 гг.

2.1. Историческая ситуация Екатеринбургской епархии в период с марта 1917 по сентябрь 1920 года.

2 марта 1917 г., в проповеди, епископ Екатеринбургский и Ирбитский Серафим (Голубятников) произнес: «Кучка бунтарей окаянных обнаглела до того, что осмелилась посягнуть на священные права помазанника Божьего, нашего царя-батюшку. Умрём же за царя»35.

3 марта 1917 г. стало известно об отречении Николая II и великого князя Михаила от престола[52].

В этот же день состоялось экстренное собрание Екатеринбургской Городской Думы, где решался вопрос о создании комитета общественной безопасности. 4 марта в зал думских заседаний пришли представители рабочих Екатеринбурга и Верх-Исетского завода, которых не удалось успокоить сообщением о том, что епископ Серафим и другие представители старой власти подчинились новому режиму. Почти единогласно собрание проголосовало за немедленный арест губернатора, епископа Серафима и других представителей «старой» власти.

Уже на первом заседании Комитета общественной безопасности обсуждалось «дело епископа Серафима». Временный исполком «комитета» взял подписку у Епископа о том, что он прекратит всякое общение с населением. Кроме того, послали телеграмму обер-прокурору Святейшего Синода с просьбой «уволить преосвященного Серафима, епископа Екатеринбургского и Ирбитского на покой». Екатеринбургскому протоиерею Ф. Коровину, благочинному «градо-Екатеринбургских и Верх-Исетского завода церквей» поручили, взяв с него честное слово, немедленно докладывать «комитету» о всех распоряжениях епископа. С такой же просьбой обратились и к Духовной консистории.

Мобильная версия E1.Главная —>

Один из старейших некрополей города находится в Пионерском поселке

Одно из самых старых кладбищ Екатеринбурга, которое почти полностью сохранилось, находится в Пионерском поселке. Оно было официально открыто в 1865 году, а сейчас носит название «Михайловское» и насчитывает 28 тысяч захоронений.

Пожалуй, самое известное надгробие здесь — мемориал группе Дятлова. Но кроме загадочно погибших туристов, на Михайловском было похоронено немало достойных людей. Вспоминаем их вместе с историком Татьяной Мосуновой.

Кладбище встречает нас оглушительно громкой музыкой — то ли «четкий» рэпчик, то ли шансон, разобрать сложно. Это рабочие чистят снег, врубив колонки в машине.

— Михайловское кладбище интересно и отдельными захоронениями, и в целом как слепок времени, — начинает рассказ Татьяна Мосунова. — К тому же здесь был своего рода эксперимент — через сто лет после появления на кладбище решили закончить захоронения и открыть секцию колумбария (хранилище урн с сожжённым прахом при крематории. — Прим. ред.). Такого мы не найдем на других старых городских кладбищах.

Через 25 лет после официального открытия, в 1890 году, на кладбище решили построить храм Всех Святых. Средства выделил купец Федор Михайлов, чьим именем впоследствии и назвали кладбище. Кроме него, деньги на содержание кладбища и храма предоставляла Вознесенская церковь, а также семья Волковых, золотопромышленник Конюхов, управляющий винным заводом Шанцилло. Их надгробия можно найти рядом с храмом.

— Сейчас кладбище занимает значительную территорию, но оно было еще больше и включало участки так называемых инославных захоронений, — говорит Татьяна Мосунова. — Сначала это было отдельное кладбище для лютеран, затем появилась католическая секция, а потом еврейская. Но в 70-е годы было решено ликвидировать эту часть кладбища, которая уже выходила за улицу Блюхера. Она действительно была уничтожена. И только в редких случаях останки людей, которые там лежали, были перенесены на территорию Михайловского кладбища.

На Михайловском кладбище все переплетено — старинные внушительные надгробия соседствуют с советскими «треугольниками», обычные горожане — с военными. Недалеко от храма, возле дороги, находится надгробие профессора Федора Вольфа. Он был первым в УПИ лауреатом Сталинской премии. Тут, кстати, есть отдельная секция для преподавателей УПИ, в ее районе похоронены дятловцы. Но Федор Вольф почему-то оказался немного в стороне.

— Свою трудовую деятельность Федор Федорович начал в Петербурге. Но в 1918 году он получил назначение на Шайтанский химический завод, и с тех пор вся его жизнь была связана с Уралом, — рассказывает Татьяна Мосунова. — В разные годы он работал в «Уралхиме», «Северохиме», занимаясь вопросами развития химической промышленности нашего края. В 1927 году по инициативе ученого создали Уральский научно-исследовательский институт («Унихим»).

В 1933 году Федор Федорович организовал на базе «Унихима» лабораторию для изучения возможности переработки уральских бокситов на глинозем. А позднее стал заведующим кафедрой металлургии легких металлов в Уральском индустриальном институте. В 1940 году ему присвоили звание профессора без защиты докторской диссертации — на основании его научных работ. Спустя два года Вольф стал лауреатом Сталинской премии. Умер Федор Федорович в 1950 году.

На этом же кладбище лежит Аркадий Коц — он сделал самый известный канонический перевод «Интернационала» на русский язык.

— «Интернационал» в версии Коца в России стал общепризнанным партийным гимном революционной социал-демократии, с начала 1918 года — гимном Советского государства, затем СССР, — рассказывает Татьяна Мосунова. — После утверждения нового государственного гимна Советского Союза в 1944 году «Интернационал» стал официальным гимном Всесоюзной коммунистической партии (большевиков), впоследствии КПСС.

Осенью 1941 года Коц вместе с семьей был эвакуирован в Молотовскую область (сейчас — Пермский край), а весной 1942 года переехал в Свердловск. Здесь он умер от рака горла спустя год.

К началу XXI века могила Коца оказалась забыта. Она была заброшена около 15 лет, а обнаружена лишь в 2004 году. Спустя четыре года на могиле восстановили надгробный памятник, а на доме, где поэт прожил последний год жизни, установили мемориальную доску.

В историю пролетарской поэзии и рабочего движения вошли два произведения Аркадия Яковлевича Коца: «Песнь пролетариев» («Мы «Марсельезы» гимн старинный…») и признанный лучшим русский текст «Интернационала».

Одно из самых внушительных надгробий на Михайловском кладбище установлено отцу свердловской музыки — Маркиану Фролову. Во многом благодаря ему появились филармония, консерватория и Союз композиторов (ныне — Уральское отделение Союза композиторов России).

— Фролов родился в семье инженера-путейца. Отец служил в разных местах, поэтому образование Маркиан получал в Харбине, Петербургской (Петроградской) консерватории, в Киевской консерватории. В конце концов стал замечательным музыкантом, — рассказывает Татьяна Мосунова.

Он преподавал в Свердловском музыкальном техникуме им. Чайковского, в 1931 году создал при учреждении музыкальную школу. Она до сих пор существует и называется «Детская музыкальная школа № 1».

В 1937 году Фролова признали «врагом народа» и сняли с должности директора Свердловской консерватории. Восстановили его спустя шесть лет, в 1943 году. Еще спустя год он организовал в консерватории национальные отделения — бурят-монгольское, якутское и башкирское. Фролов, кстати, стал автором первой бурятской оперы «Энхэ-Булат Батор» (по мотивам национального эпоса). Ему было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.

Есть на Михайловском кладбище еще одна «музыкальная» могила. Давид Аграновский был одним из лучших певцов Свердловского театра оперы и балета. Он прослужил в театре больше 20 лет — с 1921 по 1944 год.

В его репертуаре было порядка сорока партий, лучшими среди которых были партии Собинина в «Жизни за царя» Глинки, Самозванца в «Борисе Годунове» Мусоргского, Левко в «Майской ночи» и Садко в «Садко» Римского-Корсакова, Радамеса в «Аиде» Верди и другие.

Кроме того, здесь похоронена потомственная дворянка, награжденная орденом Дружбы народов, Ольга Веселкина. Со стороны матери она доводилась троюродной племянницей Петру Столыпину и Михаилу Лермонтову.

Говорят, что Веселкина была фрейлиной императрицы Александры Федоровны, но документальных подтверждений этому нет. В 1890 году она окончила с серебряной медалью Московское училище ордена Святой Екатерины. Затем помогала слепым.

После Октябрьской революции Ольга Веселкина продолжала некоторое время жить в Москве. В 1918–1920 годах она работала в библиотеке при Румянцевском музее, из которой впоследствии появилась библиотека имени Ленина. Тогда же на нее написал донос человек, у которого она была посаженной матерью на свадьбе, — хотел расчистить себе должность.

— Веселкину наказали ссылкой на три года. По некоторым данным, в поезде ей стало плохо, и ее высадили в Свердловске. Когда время ссылки закончилось, она решила остаться в нашем городе, — рассказывает Татьяна Мосунова.

Здесь Ольга Веселкина стала библиотекарем в УПИ, а затем доросла до заведующей кафедрой немецкого языка. Рассказывают, что при ней технические дипломы защищали на немецком языке. Скончалась она в 1949 году.

Наконец, мы доходим до самого известного мемориала Михайловского кладбища, посвященного группе Дятлова. Недавно следователи рассказали, как они погибли.