Меню

Мечети г Аргуна

Звезды от Kalzip ® для мечети в Аргуне

Мечеть «Сердце матери» в городе Аргун. Фото: Kalzip

Мечеть имени Аймани Кадыровой, жены первого президента Чечни Ахмата Кадырова и матери нынешнего президента республики Рамзана Кадырова, построена в Аргуне за три с небольшим года с 2011 по 2019. Мечеть, которую также поэтически называют «Сердце матери» – одна из крупнейших в Чечне.

Здание мечети построено по проекту турецкого архитектора Дениза Джейхуна Байкана и отличается подчеркнуто современной архитектурой, что особенно заметно на фоне общей тенденции к ретроспективному копированию почитаемых образцов древности. Так, если здание мечети имени Ахмата Кадырова в Грозном, сопоставимой по размеру и значению для республики, представляет собой переработку архитектурных форм «Голубой мечети», то аргунская мечеть воплощает образы творчества Синана смело и небуквально.

Мечеть имени Аймани Кадыровой. Фото: Kalzip

Весь объём здания подчинён гигантскому, с диагональю 78 м, парусному своду, похожему на натянутый ветром платок, который зримо опирается на землю лишь четырьмя точечными опорами в углах квадрата. Из стеклянных арочных срезов стен выступают три дополнительных угла-«паруса» – наподобие полукуполов Святой Софии Константинопольской, они служат для усиления конструкции и в то же время уравновешивают композицию: свод мечети кажется состоящим из двух платов, перекрывающих друг друга под углом 45°. В основании дополнительных «парусов» свода установлены лаконичные стелы минаретов высотой по 55 м. В центре большого свода без опор вырастает полусферический купол диаметром 24 м. Он парит над внутренним пространством, не нарушая его целостности, а вдоль северо-восточной стены дугами вытянулись четыре яруса балконов.

Надо заметить, что проект Байкана несколько изменился в процессе воплощения. Так, вместо висящей прямо под куполом хрустальной люстры-паникадила появилась люстра-хорос в форме полумесяца. А парусный свод и купол с внутренней и внешней сторон украсила крупная «звёздчатая» арабеска.

Орнамент на фасадах и куполе мечети выполнен из анодированного алюминия. Фото: Kalzip

Одним из главных элементов декора в архитектуре мечетей всегда были ажурные орнаменты. Тончайшие арабесковые узоры, мозаики, цветная инкрустация, резьба мраморных капителей – все это традиционно составляло интерьер самых знаменитых старинных мусульманских мечетей. Архитектура мечети в Аргуне точно следует традициям, используя современные отделочные материалы, не уступающие историческим аналогам. Так, орнаменты и крупная звёздчатая арабеска парусного купола изготовлены компанией Каlzip ® по индивидуальным чертежам.

По эскизам архитекторов конструкторское бюро Каlzip ® произвело расчеты и спроектировало все элементы орнамента для украшения купола – с учетом его радиуса и различных углов наклона парусной кровли. По готовым чертежам из плоского листа анодированного алюминия золотисто-жёлтого цвета были изготовлены детали орнамента, которые в итоге создали сложный и узнаваемый рисунок купола. Этот золотистый узор из звезд был смонтирован поверх голубых панелей Каlzip ® цвета Kupfer Antik. Сочетание нежно-голубого цвета с золотом дало красивую ассоциацию с ясным небом, озаренным солнечными лучами.

Oрнамент, разработанный специалистами компании Каlzip. Изображение: Kalzip

Установка золотистого орнамента. Фото: Kalzip

Надо отметить, что компания Каlzip ® занималась не только декором, но полностью поставила кровельную систему.

Классическую кровельную систему Kalzip ® для установки по бетонному основанию в данном случае пришлось значительно переработать в связи с особенностями геометрии купола-паруса и сложностью архитектурных задач. Обычно алюминиевые профилированные листы Kalzip ® крепятся к несущему основанию с помощью клипов-опор (зажимов). В данном случае по всей поверхности купола сначала установили алюминиевые трубы, гнутые по радиусу, на них прикрепили профилированные листы, которые защелкиваются в фальц (это и есть собственно кровельная система).

На этапе монтажа «архитектурной» части кровли на фальц устанавили крепёжные скобы и специальный профиль, которые удерживают алюминиевые панели голубого цвета, вырезанные из плоского листа Kupfer Antik толщиной 1,9 мм по чертежам Каlzip ® . Как уже было сказано, форма каждого листа была заранее определена расчетами конструкторского бюро Kalzip ® , но вырезались листы в соответствии с проектом непосредственно на строительной площадке, перед монтажом, что позволило избежать каких-либо неточностей и ошибок.

Установка золотистой звездчатой арабески – заключительный этап монтажа. Детали орнамента устанавливались на подставки-профили такого же золотистого оттенка, которые помимо всего прочего скрыли внутри себя кабели обогрева и модулей освещения. Последних в проекте предусмотрено огромное количество, поскольку свод мечети, днем меняющий свой цвет в зависимости от погоды от голубого до синего, ночью освещается 50 000 светодиодных ламп и 96 прожекторами, установленными на минаретах.

Компания Каlzip ® производит и продает на мировом рынке кровельные и фасадные системы из алюминия с 1968 года. За годы существования компании по всему миру было установлено более чем 100 млн м2 одноименных профилированных листов.

Современные требования к дизайну кровли определяют необходимость творческого подхода к разработке элементов кровельной системы. Благодаря высокотехнологичному производству Kalzip ® с собственным конструкторским бюро создание любых сводчатых кровель и архитектурных компонентов к ним сегодня не является проблемой.

В Чечне завершено строительство мечети имени Аймани Кадыровой и комплекса «Аргун-Сити»

16 мая в городе Аргун состоится открытие мечети имени матери главы Чечни Аймани Кадыровой и высотного комплекса «Аргун-Сити», состоящего из восьми зданий, сообщили «Кавказскому узлу» в аппарате главы республики. На торжества приглашены десятки тысяч человек, отметил источник.

Как сообщил корреспонденту «Кавказского узла» источник, близкий к главе Чечни, в настоящее время основные работы на всех объектах практически завершены, идет благоустройство прилегающих территорий и устранение выявленных недочетов.

«16 мая в городе Аргун пройдут крупные торжества, связанные с открытием мечети имени Аймани Кадыровой и комплекса высоток «Аргун-Сити-1» и «Аргун-Сити-2″. На торжества приглашены многочисленные гости из регионов России, а также стран ближнего и дальнего зарубежья. Также в мероприятиях смогут принять участие не только жители города Аргун, но и все желающие. Ожидается, что в этот день в Аргуне соберутся десятки тысяч человек», — заявили в аппарате главы республики.

По словам источника, по случаю открытия мечети имени Аймани Кадыровой в городе пройдет вечер нашидов (исламских песен, исполняемых без использования музыкальных инструментов.Прим. «Кавказского узла»), на который приглашены наиболее известные исполнители.

«Также в открытии новой мечети в городе Аргун примут участие известные мусульманские богословы. Кроме того, к этой дате приурочен и беговой марафон под названием «От сердца к сердцу», в котором могут принять участие все желающие. Он пройдет от Грозного до Аргуна, от мечети «Сердце Чечни» до аргунской мечети имени Аймани Кадыровой. Финалистов марафона ждут крупные денежные призы, а победитель получит автомобиль», — отметил сотрудник аппарата.

Строительство мечети, спроектированной турецкими специалистами, было начато в январе 2011 года и велось фирмой «Инкомстрой». Заказчиком выступил региональный общественный фонд имени Ахмата Кадырова, который и выделил средства на строительство. Ранее жители города с одобрением восприняли известие о начале строительства нового храма, однако не все положительно оценили решение назвать мечеть именем матери главы республики. Богословы и ученые, в свою очередь, считают, что в исламе есть практика давать женские имена мечетям.

По утверждению собеседника «Кавказского узла», мечеть имени Аймани Кадыровой построена в стиле хай-тек, и, как уверяют в муфтияте республики, не похожа ни на одну мечеть в мире. Издали своими формами она напоминает «летающую тарелку». На куполе мечети, имеющей два минарета, выполнена гравировка имен Всевышнего, а для внутренней отделки использованы дорогие материалы и роспись. Мечеть, рассчитанная на пять тысяч человек, станет одной из самых крупных в Чечне.

Смотрите так же:  Молящиеся в мечети

«Аргун-Сити» стал очередным этапом масштабной реконструкции города

В непосредственной близости от мечети имени Аймани Кадыровой будет открыт комплекс высотных зданий «Аргун-Сити», строительство которого также началось в январе 2011 года.

«Торгово-офисный центр «Аргун-Сити» представляет собой комплекс из восьми высоток. Это один 21-этажный, три 16-этажных и четыре 12-этажных здания. Все они имеют подвальные автопарковки, каждая из которых рассчитана на 35 автомобилей. На первых этажах зданий будут располагаться торговые помещения, с 5 по 11 этажи – офисные помещения, а выше – двухуровневые квартиры. Также на 21-м этаже высотного здания разместится ресторан», — рассказал сотрудник администрации города.

Местные жители свидетельствуют, что в свое время для строительства мечети и комплекса высотных зданий в центре Аргуна были снесены десятки частных домов.

«Строить мечеть и этот комплекс власти начали зимой, и тогда же начался снос частных домов в этом районе. Людям выделяли временное жилье, а потом построили им дома на окраине города. Но при этом никто не учитывает, что стоимость жилья на окраине и в центре любого города абсолютно разная. В центре жилплощадь стоит в разы выше. Что же касается квартир в этих высотках, то, как мне думается, как и в «Грозный-Сити», их смогут купить только очень обеспеченные люди», — утверждает житель города Аргун Хаважи С.

«У нас была своя, пусть и небольшая, мечеть, на строительство которой люди сами собирали деньги. Но ее снесли, чтобы построить нам новую. Да, мечеть красивая, необычная, но вот на какие деньги она строилась? Насколько я знаю, это в исламе очень серьезный вопрос. Деньги на строительство мечети должны быть таким же чистыми и честными, как и те деньги, которые нужны для совершения хаджа. Лучше бы построили нам на эти деньги несколько предприятий, чтобы люди могли хотя бы содержать свои семьи», — сказал по этому поводу другой местный житель Сулейман И.

В администрации города отмечают, что в настоящее время продолжается масштабная реконструкция Аргуна. В ближайших планах намечено строительство автомобильного завода «Юг-Авто», на котором будут производиться малотоннажные грузовики.

«Это совместный проект руководства нашей республики и компании «Дервейс» из Карачаево-Черкесии. Это предприятие, на котором смогут работать порядка семи тысяч человек, планируется открыть уже в следующем году. Руководство нашей республики намерено превратить Аргун в крупный промышленный центр, и здесь планируется построить несколько новых заводов и фабрик», — утверждает работник городской администрации.

В 2009 году в Грозном открылась главная мечеть республики, названная именем бывшего главы республики Ахмата Кадырова. Она вмещает одновременно десять тысяч человек и является крупнейшей в Европе. Второе название этой мечети — «Сердце Чечни». В декабре 2013 года на юго-востоке Чечни в городе Шали началось строительство новой мечети, которая будет названа именем Рамзана Кадырова. В Духовном управлении мусульман республики сообщали, что решение о строительстве мечети «было принято в связи с многочисленными обращениями верующих».

Напомним, 28 апреля в Октябрьском районе чеченской столицы была открыта новая мечеть, рассчитанная на 70 молящихся. Мечеть получила имя одного из самых известных в Чечне авлия (святых) – шейха Дени Арсанова, жившего и проповедовавшего в конце XIX – начале XX века.

Автор: Муслим Ибрагимов, Александр Иванов; источник: корреспондент «Кавказского узла»

«Сердце матери»: мечеть в стиле хай-тек

Фото: Елена Афонина/ТАСС

Некоторые считают, что визит в действующий храм из праздного любопытства может быть воспринят как неуважение к чувствам верующих, но на самом деле истинный мусульманин рад любой возможности рассказать о своей религии, пусть даже туристам, далеким от духовных поисков.

Чаще всего гости республики посещают центральную мечеть в Грозном — «Сердце Чечни». Но в 15 километрах восточнее, в Аргуне, есть не менее удивительный храм, названный именем матери главы республики Аймани Кадыровой и известный как «Сердце матери».

Расположен он в развилке двух дорог. Одна ведет из Грозного в Гудермес и далее в Дагестан, другая — на юг, в сторону Шали. Так что любой приехавший в Аргун не минует это архитектурное сооружение. Но в таком расположении есть и минус. Из-за интенсивного движения сразу и не сообразишь, где припарковаться, как перейти дорогу и попасть на территорию мечети. Нет ни удобной смотровой площадки, ни пятачка, откуда можно было бы сфотографировать здание так, чтоб в кадр попал и купол, и высокие минареты и собственно позирующий турист.

Фото: Илья Питалев/ТАСС

Но если есть время или проводник, без труда можно найти подземные переходы к мечети. В переходах висят таблички с изречением пророка: «Аллах красив и любит красоту». Видимо, именно этим соображением и руководствовались строители аргунской мечети. Она и впрямь красива. К тому же это единственная на территории России мечеть, построенная в стиле хай-тек. Например, минареты — башни, с которых правоверных призывают на молитву (раньше призывали специальные глашатаи — муэдзины, а теперь вместо них установлены динамики), — не традиционной круглой формы, а в виде трехгранных стел. В окнах — специальные каленые стекла, они солнцезащитные, что снижает потери энергии на кондиционирование, и обладают повышенной шумоизоляцией.

Резной купол оснащен подсветкой, так что в темное время суток, когда включаются 50 тысяч светодиодных ламп и 96 прожекторов (их цвет постоянно меняется: то розовый, то зеленый, то синий) — от этого зрелища трудно отвести взгляд.

Почему «Сердце матери»

Во время торжественной церемонии закладки мечети в январе 2011 года хитрые представители общественности Аргуна обратились к главе Чечни Рамзану Кадырову с предложением назвать будущую мечеть именем его матери — Аймани Кадыровой. Предложение это поддержал и совет директоров Регионального общественного фонда имени Ахмата Кадырова, финансировавший строительство. Глава Чечни согласился, добавив, что мечеть станет самым ярким украшением среди исламских культовых сооружений в стране. Архитекторам и строителям ничего не оставалось, как выполнить работы в лучшем виде.

Территория вокруг мечети тоже достойна внимания. Перед центральным входом расположен фонтан с чашей в виде ракушки. К сожалению, он действует только летом. По бокам от мечети — входы в подземные комнаты для омовения, отдельные для мужчин и для женщин. Туалетные кабинки, раковины, зеркала и в центре — круглый мраморный резервуар. Перед молитвой положено совершить ритуальное омовение — вымыть лицо, руки и ноги. Поэтому вокруг резервуара расположены краны, скамейки и сток для воды.

Фото: Диана Магомаева

Позади мечети небольшой уютный садик с родником, бьющим из камней, и прудом, через который перекинут деревянный мостик с веревочными перилами. Здесь так красиво, что на посетителя незаметно нисходит умиротворение и даже шум машин не мешает настроиться на молитву.

Несколько фактов о мечети в Аргуне

  • Автор проекта — турецкий архитектор Дениз Байкан
  • Строительство продолжалось 3 года (2011?2019)
  • Одновременно в мечети могут молиться 15 тысяч человек
  • Высота минаретов — 55 м, купола — 23 м
  • На отделку мечети ушло 700 тонн мрамора, 250 тонн гранита
  • Общий вес коврового покрытия — 36 тонн
  • Вес главной люстры — 4,8 тонны, всего же мечеть освещают 73 люстры
Смотрите так же:  Мечети в коломягах

Как и в грозненской мечети, справа от главного входа расположена ширма, а за ней — шкаф с платками и платьями-балахонами для женщин, одетых «не по уставу». Помимо туристок этим гардеробом пользуются и местные прихожанки, если азан (призыв на молитву) застал их в неподобающем виде — например, в короткой юбке. Одежда должна скрывать руки до кистей и ноги до самого пола, а платок следует надеть так, чтобы не выбивалась ни одна прядь. Именно такая форма одежды и называется — хиджаб.

Облачившись как положено, туристки (и туристы, разумеется, тоже) могут смело входить в мечеть. Сразу же за дверями все снимают обувь и ступают на ковры — мужчины в левой части фойе, женщины в правой. Сумки и верхнюю одежду можно оставить тут же в шкафах. Фотографировать не запрещается, но не стоит расхаживать перед молящимися и мешать им.

Для женщин предназначен второй этаж, откуда прекрасно видно и михраб — нишу в стене, указывающую направление на Каабу, и имама, руководящего коллективным намазом, и мужчин, торопливо собирающихся в ряд за его спиной.

На второй ярус мужчинам вход запрещен. Кстати, есть еще один запрет, касающийся поведения в мечети: мужчинам и женщинам нельзя держаться за руки во время посещения храма. Об этом сообщает объявление в мечети «Сердце Чечни», в других культовых зданиях это правило действует негласно.

Имам мечети в Аргуне: У лидеров ингушских салафитов не хватает смелости спорить с нами

Настоятель мечети «Сердце матери» в чеченском городе Аргун, советник Рамзана Кадырова Адам Шахидов утверждает: вопреки мнениям многих СМИ, в нынешней Чечне в абсолютной мере соблюдаются все демократические права и свободы. Это особо касается таких фундаментальных понятий, как свобода слова и религиозных убеждений.

«У нас полная свобода вероисповедания, которой не было, пока республикой не начала управлять семья Кадыровых, — сказал Шахидов в интервью изданию „Лента.ру“. — Мы живем в демократическом обществе, и, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, каждый гражданин свободно исповедует религию, которую хочет. Чеченцы — 100-процентные мусульмане, и глава республики — из мусульманской, богословски образованной семьи, сам глубоко верующий и соблюдающий все религиозные обряды».

Шахидов особо отметил: чеченским властям важно, чтобы исповедание кем-то религии не приносило вреда другим людям и государству. «Мы знаем, что среди мусульман есть секты, стоящие на ложном пути. Их члены, не имеющие достаточного религиозного образования, читают сомнительные переводы Корана и слов пророка Мухаммеда. Они принимают неверную трактовку некоторых цитат из этих священных книг и впадают в радикализм. Мой учитель, исламский богослов Мухаммад Саид Рамадан аль-Бути, в свое время написал книгу о современном салафизме „Саляфийя — благодатная эпоха, а не одно из течений ислама“. Никто не имеет права заявлять сегодня „я — салафит“. Эта благородная эпоха уже в прошлом. В исламском праве есть четыре основные школы — ханафиты, шафииты, маликиты и ханбалиты. И вдруг возникает еще одна, которой никогда не было! Аль-Бути показал, что это религиозное течение (салафизм) не более чем бидъа (в переводе с арабского „нововведение“, один из наиболее тяжких грехов в исламе, равнозначно христианскому понятию „ересь“ — прим. EADaily). Поэтому иначе, как псевдосалафиты. этих людей называть нельзя. В Дагестане и в Ингушетии немало носителей подобных взглядов. И там, и там открыто существует псевдосалафитский радикальный призыв». Единственный же субъект Российской Федерации, где нет такого призыва в мечетях, — это Чеченская Республика. Благодаря мудрой политике Рамзана Ахматовича, взаимодействию МВД и официального духовенства, по воле Аллаха, мы смогли одолеть религиозный радикализм».

Говоря о псевдосалафитском дагвате (призыве), Шахидов упомянул поджоги зияратов суфийских шейхов в Курчалое и Шали, совершенных в октябре и ноябре 2019 года молодыми последователями «чистого ислама»: «Радикалы, которые сожгли эти мавзолеи, эти святые места, говорят: „Вы посещаете эти могилы, молитесь им, и поэтому вы являетесь могилопоклонниками. Вы просите, вы молитесь (у захоронений святых), и тем самым вы впадаете в язычество, в неверие, вы перестаете быть мусульманами. Вы предаете Аллаху сотоварищей!“ Последнее — самый большой грех в исламе. И с таким вот представлением они идут к местам захоронений святых, которых верующие вовсе не считают равными Аллаху, и поджигают их, считая местами греха. Весь народ в республике воспринял содеянное крайне негативно, проклинал этих молодых экстремистов. Мнение было единодушно: они напали на нашу религию, они покусились на нашу честь. Народ увидел в этих поджогах одну из форм войны, объявленной против нашей религии. Потому что именно эти святые люди передали нам истину ислама. И хвала Аллаху, с тех пор такого у нас уже не происходило. Испокон веков мы всегда уважали старших — как живых, так и мертвых. И особенно мы уважаем святых людей, которых Всевышний избрал среди своих рабов, чтобы они донесли до всех истину его религии. Достоверные, переданные от пророка Мухаммеда слова такие: „Любой умерший человек слышит, чувствует тех, кто его посещает“. И мы посещаем могилы этих святых, надеясь, что Аллах помилует нас благодаря этим Его рабам, потому что они и в загробной жизни могут молиться Ему за нас, стать нашими заступниками. Пророк Мухаммед сказал: „За гробом — рай или ад“. И мы верим, что места их захоронений стали райским местом. Мы приходим туда также подумать о смерти, о том, как будем отвечать перед Всевышним за свои поступки, и верующий в таких случаях обязывает себя творить только добро».

Как говорит советник Рамзана Кадырова, юные поджигатели суфийских зияратов в Чечне брали пример с действий запрещенной в РФ террористической организации ДАИШ («Исламское государство, ИГИЛ, ИГ). «Когда в Сирии и Ираке появилась террористическая организация «Исламское государство», они тоже там взрывали мавзолеи мусульманских святых. Вот откуда это к нам пришло. Ваххабиты — последователи Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба, по чьей книге «Китаб аль-Таухид» («Книга единобожия») сейчас преподают в школах так называемого «Исламского государства». Все знают, что во второй военной кампании в Чечне виноваты приверженцы ложного учения ваххабитов. В их рядах были чеченцы, дагестанцы, жители Средней Азии, арабы, это был целый террористический интернационал. Они вошли с войной в Дагестан и вернулись с ней в Чечню. Псевдосалафиты всегда сначала красиво говорят. Потом, приобретя большую силу, они берут оружие и идут убивать».

Адам Шахидов прокомментировал общесуфийский маджлис (съезд), состоявшийся 2 февраля этого года в грозненской мечети «Сердце Чечни». «Мы должны защитить нашу молодежь. Ислам утвердился у нас благодаря призыву к вере суфийских шейхов. В республике существует 24 вирда. Так вот, чтобы преступлений не повторялось, из всех 24 вирдов республики внуки этих шейхов, их родня, мюриды (последователи), собрались в мечети и приняли декларацию. В ней сказано, что мы, мусульмане Чеченской Республики, последователи тарикатов Накшбандийя и Кадирийя, — единогласно приняли следующее решение. Если кто-то из нас в Дагестане, Ингушетии, Москве, в любой точке земного шара примет участие в совещании или мероприятиях с псевдосалафитами, то он уже не может называться членом одного из наших тарикатов. Мы отвернемся от него, потому что он сел за стол с людьми, призывающими молодежь к радикализму, учение которых приводит к терактам и убийствам, войнам, обвинению мусульман в неверии. Это был жесткий, но необходимый шаг с нашей стороны, чтобы разрешить ситуацию, сложившуюся сейчас в Ингушетии и Дагестане. Мы уже пережили подобное в Чечне и отдали тысячи жизней».

Смотрите так же:  Мечеть правила посещения

На обшесуфийском собрании в Грозном, по словам Шахидова, обсуждали экспансию салафизма в Татарстане, Москве и других регионах России. Отдельно были обсуждены поступки салафитских лидеров Ингушетии — Хамзата Чумакова и Исы Цечоева: «В январе 2019 года поклонники Цечоева выложили в Instagram видеоролик, где он издевательски говорил о людях, которые на праздновании Мавлида (дня рождения пророка Мухаммеда) хвалят пророка нашидами, то есть красивыми песнопениями. У нас в Чечне Мавлид празднуют с большим размахом. Псевдосалафиты же считают восхваление пророка Мухаммеда недопустимым нововведением». Рамзан Кадыров, по словам Шахидова, тогда заявил по телевидению, что чеченцы никому не позволят издеваться над теми, кто хвалит пророка Мухаммеда. «Об этом же заявил и муфтий Чечни Салах Межиев, — пояснил Шахидов. — Он позвонил Цечоеву, и тот согласился участвовать в диспуте по поводу его заявлений. О Чумакове мы лишь упомянули, что он ранее назвал себя мюридом шейха Кунта-хаджи Кишиева. Чумаков же, увидев этот сюжет в теленовостях, все принял на свой счет и заявил: „на Кавказе нет равного Цечоеву богослова, что сказал он — сказал и я“. Тем самым он автоматически причислил себя к единомышленикам Цечоева. Более того, Чумаков стал публично критиковать нашего муфтия прямо во время пятничных проповедей в мечети, что не принято в исламе».

Ранее, по словам Шахидова, между Хамзатом Чумаковым и Рамзаном Кадыровым были дружеские отношения. Они сложились после встречи Чумакова с Кадыровым в 2019 году. Этой встрече предшествовали определенные действия салафитского лидера Ингушетии. «В 2019 году мы послушали одну из видеозаписей Чумакова, в которой он насмешливо и даже издевательски отозвался о шейхе Кунта-хаджи Кишиеве. Рамзан Ахматович тогда пригласил Чумакова объясниться — не как глава республики, а как мусульманин, чеченец и мюрид шейха Кунта-хаджи, — вспоминает Шахидов. — Я был на той встрече в резиденции главы республики. Чумаков поклялся при свидетелях, что уважает мусульманских святых, что он мюрид шейха Кунта-хаджи, что он, наоборот, призывал слушателей не наговаривать на святых. „Я знал твоего отца, Ахмада-хаджи, мы встречались в Египте“, — говорил он Рамзану Ахматовичу и показывал фотографии. Рамзан Ахматович попросил Чумакова впредь не высказывать мнение о святых людях в форме, которая может показаться другим оскорбительной. Мы дружески выпили чая, и с тех пор отношения с Чумаковым у нас были вполне хорошие». Шахидов также передал слова знакомых Чумакова: до того, как в 2007 году проповедник вернулся из Египта, где он долгое время учился исламским наукам, он не был салафитом. «19 февраля мы сделали двухчасовое ток-шоу на чеченском телевидении, я был ведущим. Показали видеозапись проповеди Чумакова, где он говорит: „Если я скажу, что каждый второй ингуш совершает ширк (придает Аллаху сотоварищей), впадает в неверие, я совру. Почему? Потому что я занизил!“ Это обвинение в неверии практически всех мусульман-ингушей. Также показали и другие выразительные отрывки из проповедей Чумакова. Мы вместе обсудили эти проповеди. Пригласили в телестудию тех, кто учился вместе с Чумаковым в Египте, и они говорят: раньше он этих взглядов не исповедовал. Он стал таким после того, как вернулся домой».

По словам Адама Шахидова, ДУМ Чечни не оставляет попыток объясниться с Хамзатом Чумаковым, но ингушский проповедник этих разговоров избегает: «Наш муфтий Салах Межиев звонит на мобильный телефон Чумакова, тот не берет трубку. Тогда муфтий звонит начальнику охраны Чумакова, тот говорит: Хамзат Чумаков сейчас на процедурах, перезвонит. Не перезванивает. Снова звоним — снова он на процедурах. И другим близким к Чумакову людям звонили, прося передать трубку. Не передали, он так до сих пор нам и не перезвонил. Смелости ему не хватило, потому что смелость у них есть только охаивать других перед публикой».

Салафитско-суфийское противостояние в Ингушетии, как констатирует Шахидов, продолжается. «В этом противостоянии нет ничего национального или политического, все упирается в религию. Мы готовы в эфире республиканского телевидения доказать людям нашу правоту в ходе богословской дискуссии. Готовы приехать для этого в Ингушетию. И муфтий Салах Межиев, и я неоднократно заявляли об этом. Последователи суфийских шейхов, потомки и пророка Мухаммеда, проживающие в нашей республике, даже отправили письмо главе Ингушетии Юнус-беку Евкурову, прося собрать официальное духовенство и псевдосалафитских проповедников, чтобы представители муфтията могли доказать свою правоту». Но, как говорит советник Кадырова, ответа от главы Ингушетии на свою просьбу ДУМ Чечни пока не получило.

Пока жители Чечни пытаются выжить на копеечные зарплаты, Кадыров возводит исламские объекты

В конце ноября Рамзан Кадыров дал старт строительству школы хафизов в Шали (рассчитана на 250 мест). Ее назовут в честь Дурди-шейха – мюрида Кунта-хаджи Кишиева. Открытие запланировано на 2019 год.

Мечеть имени себя

Школы по изучению Корана есть уже в Аргуне, Грозном, Урус-Мартане, Гудермесе, а также в селах Центарой, Беной и Пачу. Средства на них выделил бездонный фонд им. А.-х. Кадырова, возглавляемый матерью руководителя ЧР Аймани Кадыровой.

Также в Грозном открылось медресе «Даруль-Хадис» имени имама Аль-Бухари. Аль-Бухари – выдающийся мусульманский ученый, основатель науки о хадисах. Комплекс состоит из трех корпусов – учебного, общежития и столовой. Здесь одновременно смогут учиться до 250 человек.

Кавказ.Реалии в Instagram
Кавказ.Реалии в YouTube
Кавказ.Реалии в Telegram

Помимо шалинской школы хафизов и медресе «Даруль-Хадис», в республике заложена капсула будущей мечети на 5 тысяч человек. Религиозное сооружение, названное в честь местного богослова Дауда Хаджимусаева, появится при въезде в Грозный со стороны Аргуна (в Октябрьском районе). Мечеть станет сотой в Грозном и 1094-й в Чечне.

В среднем в республике на одну мечеть приходится около 1400 человек. Кроме того, в субъекте функционируют 19 медресе – одно из них женское, второе работает в режиме онлайн.

Как указывалось, объекты возводятся за счет фонда им. А.-х. Кадырова. Поэтому все малейшие детали согласовывает лично глава ЧР. Не говоря уже о том, что именно он определяет место строительства.

Так, в Шали завершается строительство самой вместительной мечети в России (рассчитана на 20 тыс. верующих). Разумеется, она названа в честь Рамзана Кадырова, который внимательно следит за работами. Все его объезды, в ходе которых он вносит правки в проект, активно освещаются местными СМИ.

Кручу-верчу – обмануть хочу

Руководство ЧР не скрывает своего «исламского уклона». И делается это с полного согласия федерального центра. Кадыров много летает на Ближний Восток, в поездках его сопровождают прикормленные телевизионщики, которые создают иллюзию влиятельности Рамзана Ахматовича. У людей складывается ложное впечатление, что он важное звено, связывающее Россию с исламским миром.

Однако, по мнению преподавателя Чеченского госуниверситета Мовлади Б., все иначе – это Кремль помогает Кадырову, а не наоборот. Арабские шейхи вкладываются в субъект под гарантии Москвы, говорит он.

Упомянутый фонд им. А.-х. Кадырова представляет собой крайне закрытую структуру. Свои финансовые отчеты они обнародовали лишь после шумихи в прессе. В документах за 2010-2019 гг. не указаны ни траты организации, ни источники финансирования.

Как удалось выяснить «Кавказ.Реалии», зачастую фонд приписывает себе проекты, выполненные на деньги из бюджета. Например, школу в селе Толстой-Юрт на 480 мест построили не за счет хваленой структуры Аймани Несиевны, как утверждала региональная власть, а за счет налогоплательщиков.

Новостное приложение Кавказ.Реалии.
Скачать