Меню

Мечеть кадырова аргун

Мечеть «Сердце Чечни», храм Михаила Архангела, Аргун-Сити

Дополнительные расходы / Удобная обувь / Для женщин — строгая одежда и платок / Паспорт

Музеи и экскурсия по городу с местным экскурсоводом — 400 руб.

Столица Чеченской республики, расположена на Северном Кавказе. Город Грозный сегодня напоминает один из европейских городов. Облик города — это сочетание нового архитектурного веяния с сохранением исторически значимых архитектурных зданий, являющихся украшением столицы Чеченской республики.

Визитная карточка Грозного. Мечеть «Сердце Чечни» в Грозном — одна из самых больших, красивых и величественных мечетей Европы и мира. Мечеть названа именем Ахмат-Хаджи Кадырова, первого президента Чеченской Республики. Мечеть располагается на живописном берегу реки Сунжи, посреди огромного парка (14 гектаров) и входит в Исламский комплекс. Мечеть построена в классическом османском стиле. Центральный зал мечети накрыт огромным куполом (диаметр — 15,5 м, высота — более 23 м). Высота четырёх минаретов по 63 м — это высочайшие минареты на территории России. Наружные и внутренние стены мечети отделаны мрамором-травертином, а интерьер декорирован белым мрамором. 36 люстр, установленных в мечети, своими формами напоминают три главные святыни Исламаэ Самая большая, восьмиметровая люстра, повторяет по формам святыню Кааба в Мекке. Вокруг мечети раскинулся огромный с каскадом цветных фонтанов и ночным освещением.

Комплекс из семи высотных зданий общей площадью 4,5 га, среди которых деловой и бизнес-центр, гостиницы и жилые дома. Комплекс небоскребов расположен в самом центре города, на проспекте имени А. Кадырова. На вершине одного из зданий находится смотровая площадка, с которой открывается потрясающий вид на весь город и горы. Самое высокое здание комплекса – это небоскреб «Феникс», имеющий 40 этажей. Кроме жилых квартир и офисных помещений, в комплексе располагается торговый центр. В гостиницу входят бассейн и спа-центр, спортивный зал и 3 ресторана, кафе под прозрачным куполом на 32 этаже и торговые павильоны. Под каждым высотным зданием предусмотрена подземная парковка в два яруса. Грозный-Сити – одна из самых ярких достопримечательностей города и его новый символ.

Церковь Михаила Архангела

Единственный православный храм в городе в Грозном. Храм является памятником архитектуры. Он выполнен в традиционном русском стиле с тремя куполами и пристройкой – колокольней. Стены выкрашены в безупречный белый, а карнизы и кровля, словно кантом, обрамлены темно-вишнёвым цветом. Своды церкви выкрашены в небесно-голубой цвет и искусно расписаны сценами из библейской жизни.
Церковь — одна из главных и самых старинных достопримечательностей города. Храм находится на проспекте Ахмата Кадырова. Красивейший архитектурный ансамбль храма и его великолепное внутреннее убранство привлекают сюда не только православных прихожан, но и гостей города.

Музей имени Ахмата Кадырова

Музей имеет четыре уровня, центральная часть украшена 40-каметровым шпилем, сделанным в форме средневековой башни. Крыша выполнена в виде огромного стеклянного купола, отражающего солнечные лучи. На первом уровне сооружения находится экспозиция, посвященная Ахмату-Хаджи Кадырову. Внутренняя архитектура имеет черты восточного и европейского стилей. Помещение облицовано испанским мрамором, который также использовался для создания художественного орнамента.
Особое внимание привлекает золотая люстра, освещающая помещение. Уникальность этого предмета в том, что он состоит из 750 лампочек и многочисленных хрустальных мелких деталей. Мрамор и люстру дополняют великолепные колонны, сделанные в марокканском стиле. Все стены музея покрыты лепниной, выполненной в национальном чеченском орнаменте. Отдельные элементы лепки покрыты сусальным золотом. Конструкция главного осветительного прибора позволяет отражать солнечные лучи, которые создают на мраморном полу, стенах и колоннах неповторимую игру красок и света.

Проспект имени Ахмата Кадырова

Излюбленное место туристов и гостей столицы Чеченской Республики. Проспект назван в честь первого президента Ахмата Кадырова. Здесь расположены новейшие торговые центры, современные жилые здания, учебные заведения, скверы и парки. Проспект пересекает почти весь город и за Ленинским мостом через реку Сунжу переходит в проспект Владимира Путина. На проспекте Владимира Путина расположено множество административных, культурных и торговых учреждений.

Мечеть имени Аймани Кадыровой

Мечеть расположена в центре города Аргун. Мечеть построена в стиле хай-тек и является первой мечетью на территории России, выполненной в ультрасовременном виде. Мечеть имени Аймани Кадыровой состоит из четырёх этажей. Площадь мечети составляет 6950 кв.м., к мечети прилегает парк. Стены мечети отделаны редчайшим мрамором. Овальные своды главного молитвенного зала венчает большой купол высотой 23 м и диаметром 24 м. В мечети установлена огромная пятитонная люстра в виде полумесяца, диаметр которой составляет 31 метр. Перед входом в мечеть возведён символ ислама — полумесяц со звездой. Днем, в зависимости от погоды, своды мечети меняют оттенки цветов — от светло-серого до бирюзово-синего. В ночное время включаются 50 тысяч светодиодных ламп подсветки и 96 прожекторов с 55-метровых минаретов.

ПРАГА, 9 января, Caucasus Times — Еще одна «мега-мечеть» пополнит список храмов, носящих имена членов семьи Рамзана Кадырова. Мечеть вместимостью до 20 тыс. человек, согласно данным пресс-службы главы и правительства региона, будет носить имя главы Чечни Рамзана Кадырова/

Это уже шестая мечеть названная в честь Кадыровых. Крупнейшие кадыровские мечети – мечеть имени Ахмата Кадырова «Сердце Чечни» в Грозном и мечеть «Сердце матери» имени Аймани Кадыровой в Аргуне. В Центорое, родовом селе Кадыровых, в 2010 году была открыта мечеть Абдул-Хамида Кадырова, деда Рамзана Кадырова.
Тираническая гигантомания – явление старое настолько же, насколько стара сама тирания. Стремление потешить свое тщеславие на протяжении истории приобретало самые причудливые формы — фараон Хуфу, например, заставлял родную дочь торговать своим телом, чтобы собрать необходимые средства для строительства пирамиды. Однако, не стоит думать, что наше время чем-то цивилизованнее в этом отношении. До недавнего времени гордостью Соединенных Штатов были башни-близнецы Всемирного Торгового Центра, неоднократно выступавшие мишенью для террористов, которые понимали: уязвленное самолюбие в виде поверженного символа мощи и величия – куда более сильный удар по состоянию духа противника, нежели поражение важного стратегического объекта. Вспомним в этой связи и московские «сталинские высотки», и гигантские циклопические сооружения в набирающих экономическую мощь Индии и Китае – и картина получится более-менее ясной.

Обрисовав контуры, добавим немаловажный штрих: религиозное измерение. В самом деле, то, что свойственно людям, стремящимся заслужить долгую память потомков, должно проявляться в них в не меньшей степени в стремлении «выслужиться» перед Создателем, в особенности – если средств на гигантские строительные проекты достаточно, а духовных сил для покаяния в грехах (коих, как правило, «сильные мира сего» накапливают в избытке) явно не хватает. Уродливые, кощунственные формы такое стремление приобрело в последние годы в России – достаточно вспомнить пресловутые «метровые свечи» и «килограммовые золотые кресты-вериги», на которые не скупились в храмах члены различных организованных преступных группировок. Действительно ли они верили и надеялись, что чем больше и дороже свеча, тем больше грехов будет им прощено Создателем?

Так или нет, но построенные на кровавые и украденные у обнищавшего народа храмы росли как на дрожжах. Духовные подвиги, самоотречение, посты и молитвы – не для них, не для тех, кто на любой вопрос, на любую проблему привык реагировать единственным заученным и отскакивающим от зубов встречным вопросом: «Сколько?». И вправду не скупятся: легко пришло – легко ушло, easy come – easy gone.

Является ли мусульманский мир, часть которого – и российский Северный Кавказ, приятным исключением из правил? Увы, как показывает история…

Все началось в эпоху, когда институт исламского праведного халифата (преемства Пророка в духовной и светской власти) уступил место династиям Омейядов и Аббасидов. Установив на всей территории подвластных земель (Халифата) жесточайший абсолютизм, демонстративно нарушая нормы шариата, главными из которых являются справедливость и соблюдение равенства прав всех мусульман, Омейяды и Аббасиды вошли в историю как строители самых пышных в убранстве и отделке мечетей. Мечеть Омейядов в Дамаске, величественные постройки Гранады, вошедшие в сказки непревзойденные по роскоши памятники архитектуры эпохи правления кровавого палача Харуна Ар-Рашида – все это свидетельства отчаянных попыток закрепить в истории свои сомнительные религиозные заслуги. Дескать, множество талантливых ученых и богословов, отравленных и замученных до смерти по приказанию халифа, сотрутся из людской памяти – а мечети останутся, и люди еще веками будут посещать их, вознося молитвы за упокой души строителя, чье имя выбито на мемориальной доске – кровавого, но иногда и щедрого владыки. Не столь эффективно, как покаяние в рубище и с головой, посыпанной прахом, зато – очень просто достижимо.

История турецких султанов (после того, как Константинополь-Стамбул стал столицей не только Османской империи, но и всего мусульманского Халифата) также мало чем отличалась от ранней средневековой омейядовщины.

Лозунг «мир хижинам – война дворцам» уже не пройдет: по соседству с роскошными дворцами халифов и султанов выросли мечети – «дворцы для народа». И какая разница, что выходя с пятничной молитвы они возвращаются в собственные хижины? О них же позаботились, дали вкусить наслаждения пребывания во дворце – пусть временного и не в собственном, но – во дворце, нельзя же желать всего и сразу! В новое время одной из выдающихся «вспышек» архитектурной гигантомании среди мусульманских религиозных сооружений стало возведение в 1983 году в Касабланке третьей по величине в мире мечети – мечети короля Хасана Второго. Конечно, по числу питейных и прочих сомнительных заведений Касабланка уступает разве что Бангкоку, да и винодельческая промышленность здесь процветает (как и в религиозном Дагестане, кстати), но ведь рядом – крупнейшая в Африке мечеть, значит, о Законе Божием здесь не забывают, значит, разберутся, а критикивать, тем более – лезть в политику – не дело обывателя. Его дело – маленькое, и тем меньше оно кажется, чем больше мечеть – символ величия и незыблемости королевского абсолютизма. Одновременно в Саудовской Аравии сотни миллионов нефтедолларов тратятся на расширение комплекса сооружений вокруг Мечети Пророка в Медине – в стране, превращенной в плацдарм для иностранных военных баз, в стране, в которой (несмотря на величину нефтяных сверхдоходов за последние полвека) отсутствуют собственная тяжелая и легкая промышленность, нормальная боеспособная армия, туристическая индустрия и развитое сельское хозяйство (последнее, правда, в силу объективных криматических условий). В то время, как Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн давно играют роль крупнейших финансовых центров не только Персидского залива, но и всего Ближнего Востока, а туристические доходы в ОАЭ уже превышают нефтяные, в живущей по средневековым стандартам (уходящим корнями в бедуинскую национальную традицию, но никак не в шариат) Саудовской Аравии главной заботой остается печатание Корана на дорогой бумаге красивым шрифтом на всех языках мира и сооружение мечетей, в том числе – и за рубежом (пример – огромная многоэтажная мечеть короля Фейсала в Исламабаде, подземные этажи в которой отведены под библиотеки и учебные классы). В итоге королевство, в котором время буквально застыло на отметке раннего халифата, уже явно не конкурент даже гораздо более бедному соседу – Египту (не говоря уже, например, об Иране, где развиты практически все отрасли промышленности и при этом – что характерно – многочисленные мечети выглядят на удивление скромно, либо не выделяясь на фоне остальных зданий, либо просто размещаясь в молитвенных залах в обычных административных сооружениях – чтобы было удобно молиться, а не производить внешний эффект). Зато о саудовцах недалекие в политическом и экономическом плане, в чем-то наивные, ваххабитские последователи говорят как о «поборниках чистого Ислама», а саудовского короля величают не иначе как «Попечитель двух благородных святынь (Мекки и Медины)». Что может послужить лучшим прикрытием для режима, ответственного за кровопролитие в 1980, 1987 и последующих годах, за притеснение и даже физическое уничтожение религиозных меньшинств областей Ахсы и Сайхата? Кто осмелится сказать слово против правителя, издающего такой красивый Коран (аналогичные упреки были направлены и имамом Хомейни в адрес сверженного иранского шаха – последний тоже любил издавать Коран красивым шрифтом и всячески подчеркивать свою заботу о комплексе сооружений вокруг усыпальницы имама Резы в Мешхеде – главной святыни Ирана)? У него – главная забота о величайшей святыне Ислама, придет время – дойдет очередь и до таких «мелочей», как социальная справедливость.

Смотрите так же:  Запретной мечети

И вот – новое сооружение: крупнейшая мечеть в Европе, в городе Шали, где правит жесткой рукой президент Кадыров. Однако, крепость его власти – относительна: там, где Коран и шариат – в крови народа, вчерашние союзники могут легко превратиться в непримиримых врагов – достаточно простого довода, что «этот правитель (амир) – не достаточно крепок в вере». К тому же, в обществе налицо раскол на две главные враждующие группировки: салафитов и более гибких в политическом отношении суфиев (тарикатистов), готовых к диалогу с Россией, представитель которых – Рамзан Кадыров – и возглавил в итоге республику.

Политический перевес в данной ситуации может гарантировать себе только тот, кто выиграет борьбу за сердца и души простых людей, которым не понятны теологические тонкости, зато предельно ясны базовые положения религии: пост, намаз, коллективная молитва в мечети. И если первые два момента – дело сугубо индивидуальное, то последний вопрос легко разрешим, и в выгодном для власти свете, на государственном уровне. Президент, совершающий паломничество в Мекку, президент, строящий самую большую в Европе мечеть, президент, вводящий в школах и вузах обязательный платок для девочек – ну чем не поборник Ислама? Здесь и выгода для России, стремящейся к диалогу с Организацией Исламская Конференция: у нас Ислам, как видите, не только не в загоне, но и всячески поощряется – там, где его традиционно исповедуют. Поэтому вполне логично и справедливо, что российские налогоплательщики и оплатят строительство мечети – дело-то ведь государственное. И потекли рублики и копеечки медсестер, военных, пенсионеров и студентов на благое дело удовлетворения очередной амбиции очередного Харуна Аль-Рашида. У нас теперь не хуже, чем в Саудовской Аравии. Осталось напечатать Коран красивым шрифтом (благо традиция уже имеется – со времен Екатерины Великой, указом которой и был подсунут российским мусульманам этот «пряник», наряду с указом об образовании «мусульманских духовных управлений», для лучшего контроля над мусульманами Империи, чтобы молились всласть и не смели думать о политике и равноправии) – и дело сделано. Там где есть роскошный аэропорт, величественный президентский дворец и крупнейшая мечеть, там можно говорить о вполне развитой и цивилизованной столице. О восстановлении экономики и разбазаривании средств из федерального бюджета можно еще некоторое время не вспоминать – какие мелочи по сравнению со стройками государственного масштаба, дающими основания думать, что славные имперские времена возвратились, а вместе с ними – и вера в строительство светлого будущего, под чутким руководством и жесткой покровительственной рукой.

А жить только верой и надеждой советские люди уже привыкли, как и к тому, что сегодня Родина требует от каждого гражданина отдачи всего себя на ее благо, и нет ничего страшного в том, чтобы потуже затянуть пояса. Зато – и в строительстве мечетей мы впереди планеты всей.

Бахтияр Арифи, специально для Сaucasus Times

«Аргунская городская библиотека»

Муниципальное казенное учреждение

Адрес: 366310, Чеченская Республика, г. Аргун, ул. Устар-Гордоевская, 75
Телефон: +7 (963) 593-57-60
Почта: [email protected]
  • Город Аргун занимает часть Грозненской предгорной равнины, которая относится к побережью реки Аргун. Расстояние от города до столицы Чечни составляет не больше 15 километров, что дает Аргуну право считаться пригородом Грозного.
    Жизнь населенного пункта началась пять столетий назад. Историки утверждают, что в 18 веке на здешних землях было основано селение Устар-Гардой, чье название до сих пор употребляют жители современного города Аргун. Первоначальный топоним связан с профессией мастера-оружейника: поселок славился изготовлением отменных клинков, они пользовались популярностью во всей Чечне. После ликвидации Чечено-Ингушской Автономной Республики село стали именовать «Колхозным». Нынешнее название аул получил в начале 20 столетия в честь протекающей рядом реки. Во второй половине 20 века Аргун стремительно развивается, ему присваивается статус городского поселения, а вскоре он становится настоящим городом. Население города насчитывает около 45 тысяч постоянных жителей, это представители различных тейпов Чечни. Общие данные и исторические факты В 18 веке на месте современного города было основано поселение Устаргардой. В 1840 году в Аргуне находилось около 500 дворов, несколько мельниц и кузнец. В годы Великой Отечественной войны сотни жителей Аргуна отправились на фронт. В 1967 году населенный пункт получил статус города. В 1990-х годах город находился на территории боевых действий Первой и Второй чеченских войн. В 2009 году было образовано муниципальное образование город Аргун. В 2019 году в Аргуне построили современные высотные дома и открыли мечеть им. Аймани Кадыровой. Промышленные предприятия: Сахарный завод, Мукомольный завод, Аргунская ТЭЦ, ЖБЗ.

    Настоящую известность городу принесли новая мечеть и комплексы «Аргун-Сити».

    «Аргун-Сити» — комплекс небоскребов.
    «Аргун –Сити»- открыт в 2004году,состоит из торгово-офисных центров, дома из 12-ти,16-ти и 21этажных новостроек, построенных на месте снесенных старых домов. Основные структурные компоненты небоскребов: -торговые помещения — офисы — развлекательные центры — жилые двухуровневые квартиры -подвальные автопарковки.

    Комплекс состоит из двух строений «Агун-Сити1» и «Аргун-Сити2».

    Мечеть имени Аймани Кадыровой

    Мечеть имени Аймани Кадыровой расположена в центре города Аргун.
    Названа именем жены первого президента Чеченской республики Ахмада-Хаджи Кадырова.

    Второе название мечети-«Сердце матери».

    Строительство мечети началось в середине января 2011года, на месте прежней мечети.
    Спроектирована мечеть была турецкими специалистами и построена по проекту турецкого архитектора Дениза Байкана.
    Длилось строительство ровно 1238 дней и было завершено в середине апреля 2019года.

    В 2019 году состоялось торжественное открытие мечети, выполненной в необычном для сооружений такого типа стиле хай-тек. Четыре этажа здания могут вместить одновременно 15 тысяч человек. Общая площадь мечети равна 6950 кв. м. Вход венчает огромный полумесяц со звездой, символизирующий исламскую веру. Кровля мечети переливается разными цветами в зависимости от погодных условий и времени суток. Композиция здания отлично вписывается в архитектуру строений «Аргун-Сити 1» и «Аргун-Сити 2».

    Внутри мечети все разукрашено золотом и росписью.

    Рядом с мечетью расположен памятник.

    От мечети построен подземный переход.

    Рядом с мечетью разбит большой парк.

    По задумке архитекторов в мечети все будет напоминать о величии Творца. Это и невероятных размеров купол голубого цвета – символ неба, светильники, в огромном количестве размещенные по всему зданию и сияющие, словно огромная звезда.
    Даже река Аргун, на берегу которой и стоит город, тоже своего рода достопримечательность. Уникален весь окружающий ландшафт, с его скалами и узкими тропами, открывающими прекрасный вид – привлекает тысячи туристов со всех уголков страны. Здесь растет порядка 150 уникальных и единственных в своем роде растений, которых нет больше нигде в природе. Для их сохранности была создана специальная чеченская «Красная книга».

    Аргунский государственный заповедник.

    Аргунский заповедник — это не только 240 га прекрасной природы, но и около пяти ста различных исторических сооружений (башни различного назначения и различной сохранности, культовые здания, наземные склепы, которые ученые относят к XI-XVII векам, скальные жилые комплексы). Современные ученые придают большое значение башенной архитектуре Чечни вообще и Аргунского ущелья в частности, так как считают, что её изучении даст возможность пролить свет на более раннюю историю этого региона. Кроме того, в Аргуне сохранились развалины куда более древних сооружений, которые датируются II тысячелетием до нашей эры. Аргунское ущелье недаром называют «Ущельем башен». В Аргунском заповеднике около 600 памятников истории, архитектуры и природы, из них треть — федерального значения.
    В 1995 был создан Аргунский заповедник, получивший статус историко-архитектурного музея.

    Аргунском ущелье, знаменитые Ушкалойские башни.

    С приходом мира начались активные реставрационные работы. Восстановлены разрушенные в 1944 и 2001 годах Ушкалойские башни-близнецы, с XI века охранявшие самое узкое место Аргунского ущелья; сигнальная башня в селе Сатти; стал музеем средневековый башенный комплекс Пхакоч в Итум-Кале. В планах восстановление 28 жилых и боевых башен, среди них Хаскалинская — одна из древнейших на Северном Кавказе. Строительство дорог и горнолыжного курорта «Ведучи» поможет развитию в Горной Чечне туризма. Древние селения в Аргунском ущелье, знаменитые Ушкалойские башни, город мертвых Цой-Педе в легендарной «стране солнца» Малхисте – самые значимые памятники Чечни находятся в горных районах. Башни были двух типов: — сторожевые или сигнальные, в которых все время находился дозор из нескольких воинов. В случае опасности разводились костры, причем таким образом, чтобы они были видны на всех последующих башнях. Это позволяло подать своевременный сигнал о надвигающейся беде.
    -оборонительные, входили в состав построек и предназначались для того, чтобы мирное население смогло переждать осаду.
    Первые из башен относятся к 11 веку, последние были возведены на рубеже 17.
    Для сохранения и преумножения уникальной культуры древнего народа, с незапамятных времен живущего в этой местности, сохранившиеся в некоторых местах языческие капища.
    Только в этих местах встречаются уникальные, вмурованные в скальные расщелины башни. Для этого использовались разломы скал вертикального расположения, что делало их действительно неприступными. Забирались в них через вход,

    расположенные высоко над уровнем земли по лестнице, которую затем убирали внутрь.

    Главные экскурсионные вехи путешествия по Аргунскому ущелью — это склеповые жилища 10-15 веков: Хойский, Химойский, Пакочский, Маистинский и Цекалойский. Ушкалойские башни 10-12 веков, расположенные в самом узком месте ущелье (одна из них была почти до основания разрушена в 1944, но сегодня восстановлена). А также 17-метровая башня Гучан-кале, возведенная на правом берегу реки Аргун. Сужающаяся к верхней части, она привлекает внимание сохранившимися глазницами бойниц и машикулей, а также петроглифами, что высечены на ее стенах. Если верить преданиям, один из полководцев Тамерлана назвал ее «крылатой» — за неприступность и отдаленность.

    А. П. Берже писал : «В середине 19 века Аргунское ущелье называли «ущельем башен» — они стояли вплоть до самой границы с Грузией на каждом ответвлении и ручейке. И сегодня, в руинированном состоянии, башни возвышаются над дорогой, словно мудрые соглядатаи, присматривая за порядком на вверенной Аллаху земле!»

    Чечню отстраивают по первому классу. А жить людям негде. Ситуация в Аргуне

В чеченском городе Аргуне будет проведена масштабная реконструкция. В центре построят комплекс многоэтажных жилых домов «Аргун-Сити», мечеть на семь тысяч мест, стадион на три тысячи мест, развлекательные центры… Ради этих высоких целей.

В чеченском городе Аргуне будет проведена масштабная реконструкция. В центре построят комплекс многоэтажных жилых домов «Аргун-Сити», мечеть на семь тысяч мест, стадион на три тысячи мест, развлекательные центры… Ради этих высоких целей началось массовое переселение людей. Многих отправили жить на улицу. В экстренном порядке.

В апреле 2008 года мэр Грозного Муслим Хучиев получил из рук президента Международной ассамблеи столиц и крупных городов Юрия Лужкова диплом «За успешное восстановление города». Грозный победил в одной из номинаций конкурса «Лучший город СНГ». В конкурсе участвовало 105 городов из России и стран ближнего зарубежья.

По большому счету, на этой торжественной ноте завершился непосредственный процесс восстановления Чечни из руин. К 2008 году города и села республики, разрушенные во время двух войн, были отстроены. Прекрасные широкие дороги не только на равнинной части Чечни, но и в горных населенных пунктах вызывают зависть на фоне дагестанских, ингушских и ставропольских колдобин. Промышленность — единственный сектор, до которого не дошли ни федеральные деньги, ни руки чеченских властей.

Однако после 2008-го бюджет федеральных дотаций на развитие Чечни был увеличен*. Заводы, правда, по-прежнему не строятся, зато в Чечне, в сейсмологической зоне, строятся небоскребы.

«Аргун-Сити»

Этот год в Чеченской Республике объявлен годом города Аргун и Наурского района. Аргун — третий по величине город Чечни, расположен в 16 километрах от Грозного. Вслед за Грозным и Гудермесом** в Аргуне будет проведена масштабная реконструкция. Планы таковы: в центре будет построен комплекс многоэтажных жилых домов «Аргун-Сити», мечеть на семь тысяч мест имени Аймани Кадыровой (матери Рамзана Кадырова), стадион на три тысячи мест, новый рынок, детские сады, развлекательные центры. Будут расширены три трассы, идущие из Аргуна в сторону Грозного, Махачкалы и Ведено. Каждая из этих трасс будет шестиполосной… «Вся эта работа, — говорится в официальном сообщении пресс-службы главы республики, — призвана улучшить условия проживания для жителей города. Также в г. Аргуне вроде как запланировано строительство крупной больницы. «Мы постараемся изыскать на ее строительство необходимые средства», — сказал Рамзан Кадыров…»

Вечные беженцы

С декабря прошлого года в Аргуне началось массовое, но молчаливое переселение людей. Шестьдесят с лишним домов по улице Шоссейной были снесены (для освобождения места под строительство «Аргун-Сити») без единого судебного постановления, то есть в нарушение Жилищного кодекса РФ. Владельцы только что отремонтированных или построенных заново домов подчинились безропотно. Им еще повезло: каждой семье был предложен выбор — или компенсация в размере 3,5 млн рублей, или строительство коттеджа на новом месте. Компенсацию давали налом в обмен на техпаспорт дома. Тех, кто будет ждать строительства нового дома, временно вселили в многоквартирные дома по улице Кадырова, 111, и по улице Титова, 9а.

Для того чтобы вселить одних людей, выселили других. В домах по улицам Кадырова и Титова до прошлого месяца жили люди, которых в 2007 году под звуки оркестра и софиты телекамер чеченская власть торжественно переселила из пунктов временного размещения (ПВР). Много квартир в этих домах получили сироты.

История Луизы Бисултановой — типична. «После второй чеченской кампании, потеряв кров и имущество, моя семья вынужденно покинула Чеченскую Республику и до 2001 года проживала в палаточном лагере для беженцев «Сацита» (в Ингушетии). В 2001 году нас перевезли в ПВР г. Гудермеса. В 2003 году нас переселили в ПВР г. Грозного. Летом 2006-го моей семье был выделен земельный участок для строительства дома. Но у меня отсутствовали материальные возможности для строительства, и мне предложили квартиру. Я согласилась. Написала отказ от выделенного земельного участка, а взамен получила договор социального найма на жилое помещение в домах государственного и муниципального жилищного фонда в г. Аргуне, где проживала до января 2011 года.

16 января текущего года мою семью, состоящую из восьми человек (в том числе шесть детей, двое из которых инвалиды с детства), выселили прямо среди зимы, аргументировав, что и «своим — аргунским — негде жить, пусть о вас позаботится грозненская администрация». В моей квартире уже проживает новая семья.

В настоящее время нас вселили в ПВР Октябрьского района г. Грозного. Помещения в расщелинах, холод невыносимый, дети болеют, школа пропускается, я в отчаянии. Выходит, у меня забрали участок, выставили из квартиры и теперь ничего никто не обещает. Чувствую себя обманутой, униженной, оскорбленной и беззащитной…»

Униженными и оскорбленными почувствовали себя все люди, которых незаконно, в ультимативные 48 часов перевезли из муниципальных квартир (за которые они исправно платили) обратно в ПВРы. Эти ПВРы хоть и называются сегодня «общежитиями», на самом деле так и остались жуткими беженскими местами.

Люди не стали обращаться в суд (хотя дело абсолютно выигрышное с точки зрения Жилищного кодекса РФ). Они делегировали около сорока женщин в родовое село Рамзана Кадырова. Но дальше блокпоста у въезда в Хоси-Юрт они не прошли. Вышел к ним начальник охраны главы ЧР Абуязит Висмурадов и погнал.

Тогда женщины пришли к ступенькам Дома правительства ЧР. Там их встретил вице-премьер по силовому блоку Чечни Магомед Даудов. Одна из пожилых женщин начала было жаловаться, что некуда идти с сыном-инвалидом (подорвался на мине, потерял обе ноги). Но Даудов прервал жалобщицу: «А при чем тут я? Ты же его не от меня родила!»

И тогда люди поняли, что все бессмысленно, и переехали в ПВРы.

Но ведь и в ПВРах обитали люди, которые до войны жили преимущественно в горных сельских районах Чечни и которые потеряли все, кроме своей сельской прописки. И вот, потребовались их койко-места в ПВРах, и началась третья волна выселений — только жильцов ПВРов выселяли уже прямо на улицу. Им сказали, чтобы убирались по месту прописки (понаехали в Грозный!). Для пущей эффективности нагнали глав сельских районов. Главы приходили к людям и висели над душой: «Уезжайте, а то нас лишат должности…»

Некоторые главы оказались не только чиновниками, но и добрыми людьми. Глава села Дышне-Ведено поселил в свой дом братьев Гаирбековых (один из братьев — лежачий инвалид, у него перелом позвоночника). Глава села Гуни поселил семью в пустующем здании школы.

Остальные выселенные (62 семьи, в том числе более тридцати детей, самым маленьким — несколько месяцев) вынуждены были просить помощи у родственников и знакомых. Две семьи остались ночевать прямо на улице.

Точное количество переселяемых и выселяемых людей неизвестно. Есть только те данные, которые удалось получить правозащитникам Светлане Ганнушкиной и Олегу Орлову. И хотя выселяют людей как минимум из 10 общежитий Грозного, с правозащитниками (и то, потому что оба — члены Совета по правам человека при президенте РФ) согласились говорить лишь жильцы общежития в городке Маяковского, 119 (район Грозного).

Бездомные люди и безлюдные дома

«Мы хотим обратить внимание, что в Чечне по-прежнему большое количество людей не имеет жилья, несмотря на бурное строительство, — рассказывают правозащитники. — И когда мы спросили администрацию Грозного: почему у вас стоят пустые квартиры? — нам прямо ответили: это коммерческое жилье. Вот это очень интересный вопрос. Как известно, федеральный бюджет вносит в Чечню огромные деньги. Каким образом это жилье оказывается коммерческим? И в пользу кого оно коммерческое, и кто может им торговать?»

Из ответа начальника департамента жилищной политики г. Грозного Шамиля Очарова на запрос Светланы Ганнушкиной: «В период военных действий на территории г. Грозного разрушено более пятидесяти тысяч жилых помещений, а темпы строительства муниципального жилого фонда не позволяют быстро решать вопросы предоставления жилья всем нуждающимся…»

…Красивые кирпичные малоэтажные дома повышенной комфортности и современной планировки были построены в центре Грозного в 2006 году одними из первых. С коваными ажурными балкончиками и французскими окнами, с огромными стекольными витринами для бутиков на первом этаже. Несмотря на то что в Грозном уже заканчивается строительство небоскребов на печально известной площади Минутка, эти какие-то очень парижские домики до сих пор служат фоном для репортажей о широкомасштабном восстановлении Чечни и Грозного в частности. Но даже днем видно, что квартиры в этих домах до сих пор (спустя 5 лет) не заселены. Новые сданные многоэтажные дома, в которых не горит свет, потому что они месяцами и годами стоят без жильцов (из-за высоченной цены на кв. метры), — типичная картинка для ночной Чечни.

— Зачем их строить, если все равно никто не покупает? — спросила я у одного известного чеченского бизнесмена, который стал персоной нон-грата в Чечне, так как хотел восстанавливать промышленный комплекс, а не дотировать из собственного кармана строительство жилья, за которое и так платит федеральный центр.

— А зачем строят в Сочи? Зачем строят трубопровод по дну Балтики? Зачем в России вообще строят? — усмехнулся бизнесмен. — Потому что нефтяных скважин на всех не хватает!

Президент сказал: «Разберемся…»

Светлана Ганнушкина пришла к начальнику СК РФ по Чечне — Виктору Леденеву. Она положила ему на стол заявления незаконно выселяемых людей. Леденев молча разглядывал эти заявления, а потом сказал: «Хотите, я вам расскажу, что будет дальше? Дальше эти люди придут и откажутся от своих заявлений. Потому что этой ночью к ним придут и объяснят, что надо отказаться».

Светлана Ганнушкина даже не спросила Леденева, кто придет. Она просто собрала все эти заявления и во время встречи членов Совета по правам человека с Дмитрием Медведевым передала их лично в руки президенту.

* В 2008 году была принята федеральная целевая программа «Социально-экономическое развитие Чеченской Республики» общим объемом финансирования 120 миллиардов 576 миллионов 850 тысяч рублей и сроком действия до 2012 года. Цель программы — создание условий для перехода к устойчивому развитию экономики. Главная задача — сокращение безработицы, самой высокой по России (73% трудоспособного населения). Главный приоритет – восстановление базовых отраслей и развитие предприятий промышленности. На 2008 год в Чечне было восстановлено всего 5 промышленных предприятий с объемом производства 458,7 млн рублей. За три года реализации федеральной программы построено несколько заводов по производству строительных материалов, а также птицефабрика в родовом селении главы Чечни Рамзана Кадырова. В прошлом году действие целевой программы продлено до 2013-го.

** В прошлом году в Чечне началась рассчитанная на 5 лет программа по полной реконструкции Гудермеса. Надо сказать, что Гудермес в некотором роде уникальный чеченский город. В отличие от Грозного и других крупных населенных пунктов Чечни Гудермес не пострадал во время второй чеченской войны, так как был сдан братьями Ямадаевыми и Ахматом Кадыровым без боя.

Мечеть кадырова аргун

Прибытие в г. Аргун. Размещение в гостинице «Аргун-Сити».

10:00 Автобусно-пешеходная экскурсия в г. Грозный + г. Аргун. Осмотр объектов:

Мечеть «Сердце Матери» им. Аймани Кадыровой в г. Аргун, которая построена в стиле хай-тек и является первой мечетью на территории России, выполненной в ультрасовременном виде. Днём, в зависимости от погоды, своды мечети меняют оттенки цветов — от светло-серого до бирюзово-синего.

Мечеть «Сердце Чечни» им. Ахмат-Хаджи Кадырова в г Грозный — одна из самых больших мечетей мира, которая располагается на живописном берегу реки Сунжа, посреди большого парка. Мечеть построена в классическом османском стиле. В качестве основы архитектуры использована Голубая мечеть в Стамбуле.

Храм Михаила Архангела – православный действующий храм, основанный в конце XIX века терскими казаками.

«Грозный-Сити» — комплекс высотных зданий, расположенный в центре города, по проспекту имени А-Х. А. Кадырова, на берегу реки Сунжа. Здесь построено семь высотных зданий (жилые дома, гостиница 5*, офисно-деловой центр). Посещение смотровой площадки на 31 этаже (в зависимости от погодных условий).

Обед (за доп. плату).

Свободное время. Прогулка по городу.

Возвращение в отель.

09:00 Автобусная экскурсия на озеро Кезеной-Ам. Путь пройдет через аул Харачой – живописное место, известное своим незаурядным месторасположением и историей. Через него с незапамятных времен проходит дорога, связывающая Чечню и Дагестан.

Чтобы подъехать к озеру нужно преодолеть Андийский хребет. Дорога продолжается вдоль правого безлесного склона глубокого ущелья реки Хулхулау.

С перевала открывается живописный вид на широкую долину, в конце которой среди величественных гор и причудливой формы утесов раскинулось лазурное озеро Кезеной-Ам.

Осмотр древнего города Хой, что в 2 км от озера Кезеной-Ам. Это уникальное историческое место, которое сравнивают с древним Мачу-Пикчу. Уникальные арочные строения из камня находятся только в этом районе Чечни. Из древнего городища открывается невероятный вид на Макажоевский район, с невероятными луговыми просторами, и древними рукотворными террасами.

Переезд на озеро Кезеной-ам. Свободное время: посещение кафе, катание на лошадях, катание на лодках, катамаранах, рыбалка, аренда велосипедов (по желанию за доп. плату).

08:00-09:00 Завтрак. Освобождение номеров.

09:00 Автобусная экскурсия в Ассинское ущелье: остановка на смотровой площадке на отметке 2200 метров над уровнем моря, откуда открывается вид на северный склон Главного Кавказского Хребта и на Цей-Лоамский Скалистый Хребет, осмотр древнего христианского храма VII — VIII вв.н.э «Тхаба-Ерды».

Осмотр башенных комплексов «Таргим», «Эгикал», «Вовнушки», остановка у подножия горы Калой-Лоам, посещение серебряного источника, вода которого насыщена ионами серебра и славится своими целебными свойствами (для набора воды нужны бутылки).

Обед в кафе (за доп. плату).

Отъезд в Ростов ориентировочно в 16:00-17:00.

Смотрите так же:  Мечети в ханты-мансийске