Меню

Львов дворец в гатчине

Автор текста А.Н. Спащанский. Составители А.Н. Спащанский, И.Э. Рыженко.
«Приоратский дворец в Гатчине». Издание Государственного музея-заповедника «Гатчина», © 2004.

Материал для публикации предоставлен Н.С. Батениным,
директором Государственного музея-заповедника «Гатчина».

Приоратский дворец · История строительства · Архитектор Н.А. Львов · Технология землебитного строительства
Приоратский дворец после окончания строительства · Планы этажей · Что находилось в Приоратском дворце после революции?
Что такое «Приорат?» · «Взят он из земли. » · Архитектура Приоратского дворца · Фотографии Приоратского дворца из архива Государственного музея-заповедника «Гатчина»

См. также – Как проехать в Гатчину?
См. также афишу выставок и мероприятий музея «Приоратский дворец»

Резиденцией Мальтийского Ордена он оставался не более десяти лет. На протяжении всего XIX столетия Приорат вел спокойную жизнь запасного дворца и изредка принимал в своих стенах августейших владельцев. В годы советской власти он служил нуждам ленинградских рабочих, проводивших в нем летние месяцы отдыха, и гатчинским детям, приходившим в него на заняти в Дом Пионеров и на экспозицию Краеведческого музея.

Необычность и привлекательность Приората кроются в таланте настоящего мастера, сумевшего найти оригинальное решение облика сооружения и его размещения в окружающем пейзаже.

История возникновения Приоратского дворца тесно связана с историей России конца сложилась благоприятная ситуация для сближения России с Мальтийским Орденом. Под ударом французской революции это рыцарское объединение, возникшее еще в потеряло большую часть своих европейских землевладений. За помощью Орден обратился к российскому императору Павлу I, только что вступившему на престол. Это была удачная возможность для распространения влияния России на Востоке, так как в Средиземном море появлялся выгодный союзник, а сам остров Мальта мог служить военно-морской базой. Орден также мог стать оплотом для борьбы с революционными идеями, распространявшимися в Европе.


Фото Андрея Васенева.

Само наименование Приорат – это трансформировавшееся в русском языке слово «приорство» (фр. prieure): так в Западной Европе издавна называли небольшие монастыри и монастырские землевладения.

Автором Приората стал Николай Александрович Львов, вошедший в историю русского искусства не только как архитектор. Львов проявил себя как популяризатор народной музыки, тогда еще почти неизвестной. В кругу друзей его знали как поэта, драматурга и рисовальщика, а также как человека, интересовавшегося различными техническими новшествами.

Исходя из задания, Львов возвел целый архитектурный комплекс, расположенный на насыпной террасе и напоминающий монастырь, чьи высокие вальмовые (четырехскатные) крыши, башня со шпилем и одноэтажная пристройка с готическими окнами (Капелла) создают впечатление, католической старины.

Рядом с главным зданием находится одноэтажная кухня. Со стороны Капеллы устроен миниатюрный садик, который когда-то украшали две мраморные статуи Юпитера и Цереры, аллегорически связанные с личностью самого императора (Юпитер символизировал верховную власть, Церера – изобилие). Во внутренний двор ведут ворота, расположенные между двумя караульными будками.

Строительство Приората имело для Львова огромное значение. Он хотел доказать возможность возведения крупных архитектурных сооружений по технологии землебита, в России практически неизвестной. Ее преимущества заключались в дешевизне и простоте использования, ибо строительный материал – суглинок – был под ногами. Землю набивали в специальные «станки»-опалубки и прессовали. Хорошо просеянный, освобожденный от растительных примесей (корешков, стеблей растений), слегка увлажненный материал, если он успевал просохнуть, засыпали слоем около десяти сантиметров и утрамбовывали до толщины шести сантиметров. Далее засыпали следующий слой, трамбовали и так слой за слоем до карниза. Для связки между слоями использовали известковый раствор.

Высота зданий, построенных из землебита, не должна была превышать два этажа, а стены для большей устойчивости могли быть устроены наподобие контрфорсов, то есть слегка расширяться книзу (в Приорате стены под карнизом на тоньше стен над цоколем).

Описание вышеуказанной технологии было опубликовано в в Париже французским архитектором Франсуа Куантеро. Спустя несколько лет книгу перевели на русский язык. Некоторые просвещенные дворяне опробовали новый материал в своих усадьбах, но широкого применения в России он не получил. Только Львов, освоивший землебит у себя в тверском имении Никольское, раскрыл его преимущества. Достоинством этого нового строительного материала Львов считал его пожаробезопасность. К тому же, повсеместное внедрение землебита привело бы, по мнению Львова, к сохранению леса, что расширило бы возможности традиционного российского строительства.

Первое посещение Львовым Гатчины состоялось в конце мая по повелению Павла I, когда тот несколько дней отдыхал в своей загородной резиденции после коронации. Тогда и могло произойти обсуждение проекта будущего дворца.

Дочь архитектора вспоминала, что император, «разговаривая однажды с Львовым о том, что он заметил в чужих краях, узнал, что он многие постройки сделал у себя в деревне из земли, составленной из малой части известки и песку.

– Я хочу, – сказал государь, – чтобы ты мне построил здесь, в Гатчине, угол избы с фундаментом и крышкою.

Н.А. Львов тогда же выписал двух наших мужиков, Емельяна и Андрея, в Гатчину; стали они работать в саду, куда и государь Павел, и великий князь Александр Павлович с прекрасною его супругою Елизаветою Алексеевною приходили всякий день смотреть их успехи; когда часть стены уже была выведена, Елизавета Алексеевна однажды пришла и острым концом своего парасоля (зонт от солнца) стала стену сверлить; но видя, что едва со всею силою могла сделать в стене маленькую ямочку, обернулась к Н.А. Львову, сказала ему:

– Я не ожидала, мсье Львов, что ваша земляная стена может быть также и твердой.

Государь, увидев оконченный угол в саду гатчинском, сказал Н.А. Львову, чтобы он выбрал в Гатчине, где хочет, место и построил бы ему Приорат.

Н.А. Львов отличный был в тогдашнее время архитектор; он нарисовал план Приората, который был государем утвержден; но, несмотря на повеление его дать место Львову для построения Приората, Петр Хрисанфович Обольянинов, который тогда был первое лицо при государе, за разными причинами в отводе места Н.А. Львову отказывал; наконец, эта комедия Львову надоела; он поручил Обольянинову выбрать самому место. Какое же место выбрал он? Вообразите – в котором собака вязла. Н.А. Львов, видя, что все это неудовольствие на него происходило от зависти, сказал Обольянинову:

– Я и тут построю Приорат, только государю стоить будет более ста тысяч рублей, потому что я должен осушить это болото.

– Ну, делай как хочешь, – отвечал Обольянинов, и Н.А. Львов приступил к работе. »

Таково предание, связанное с появлением Приората.


Проект каскада на Черном озере. (из фонда архитектурной графики Государственного музея-заповедника «Гатчина»).


Проект павильона над каскадом. (из фонда чертежей Государственного музея-заповедника «Гатчина»).

Архитектор великолепно справился с заданием, превратив непригодное для строительства место в площадку, которую поддерживала подпорная стена. Для отвода грунтовых и талых вод Львов устроил подземный канал длиной который впоследствии, вероятно, и породил легенды о существовании подземного хода, идущего от Приората прямо к Большому Гатчинскому дворцу.

Работы начались осенью 1797 года с подготовки места под строительство. Уже управляющему Гатчиной Обольянинову было сообщено, что возведение на Черном озере земляного домика по плану и смете, сделанной статским советником Львовым, император «высочайше повелеть соизволил в будущем году произвесть».

К лету 1798 года была готова насыпная терраса, начали укладывать фундамент и возводить башню. В июне соорудили специальный сарай для приготовления и хранения земли, а к установили «станки» для набивки стен. Строительство осуществляла бригада из сорока работников Львова, привезенных им из Москвы. К концу августа мастера изготовили пять декоративных шаров для крыш и флюгер для башни, а уже в донесении было сообщено, что «каменщики, работавшие по подряду в Приорате, земляную кладку и прочее подряженное дело кончили, требуют ныне заплаты».

Сам Львов в составленном им «Атласе земляного строения» (не сохранился) указал точные сроки возведения землебитных стен: с по три месяца.

Одну из внутренних стен здания и стену-ограду с караульными будками возвели из земляного кирпича, который делали по такой же технологии, что и землебит, только в маленьких формах. Кладка велась на известковом растворе.

К середине декабря 1798 года строительство дворца в основном завершили, однако отделочные работы еще не были осуществлены. При приемке здания оказалось, что «печи кафельные многие попорчены. щекатурка во многих покоях отстала. полы сделаны неклееные, без фризов, по показанию ево же господина Львова для того, что в то время был лес сыр, нельзя ево было клеить. Стекла во всех показанных окошках целы. стены земляные во всех покоях промерзли так, что на них чрез нутро прошел снег, от чего б весной не последовало какой опасности». Весной интерьеры уже полностью подготовили к посещению императора. Стены были гладко оштукатурены «на английский манер» с применением шерсти и затем выкрашены светло-палевой краской. Такой же краской покрыли дощатые полы и деревянные перекрытия в коридорах и маленьких комнатах. Кессоны потолка в Капелле выкрасили «разными колерами», а в залах оставили некрашенными. Особенностью помещений второго этажа Приората стали окна, доходящие до пола.

Мебельным убранством здания летом 1799 года занимался сам Львов. В июне он сообщил друзьям из Москвы, что, получив повеление меблировать построенный им в Гатчине земляной дворец, в середине июля должен будет опять туда ехать.

Вся обстановка, вероятно, подбиралась им во дворцовых кладовых и роскошью не отличалась. Описи зафиксировали большое количество позолоченной и крашеной мебели, обитой шелком. В Китайской комнате находились голландские кресла красного дерева начала Для освещения использовали настенные и настольные осветительные приборы из бронзы и хрусталя. На окнах висели шелковые, а в двух помещениях – соломенные шторы. Вероятно, в павловское время в Приорате разместили Берлинский и Венский фарфоровые сервизы – подарки великому князю от прусского и австрийского императоров.

После всех окончательных подсчетов Львов назвал сумму, затраченную на строительство. Она составила из них «каменная, столярная, плотничная работы и железная кровля. подряжены Гатчинским городовым правлением за земляное строение всего дома, ограды и служб – Цифра показала, что землебит действительно дешев.

Архитектурным символом Гатчины, его своеобразной визитной карточкой является Приоратский дворец. Дворец был построен в 1799 году по проекту архитектора Николая Александровича Львова, многократно одаренного и талантливого человека, «русского Леонардо», как его называли. При сооружении дворца было использована новая строительная технология: в качестве материала для стен использовался самый простой и дешевый материал — земля, которая утрамбовывалась в специальных «станках»-опалубках, которую укрепляли через каждые несколько сантиметров специальным известковым раствором. Строительство дворца в целом продолжалось два года, но стены были возведены всего лишь за три летних месяца.

Следуя заданию, Львов выстроил целый архитектурный комплекс, разместившийся на насыпной террасе и напоминавший монастырь своими четырехскатными высокими крышами, башней со шпилем и одноэтажной пристройкой с готическими окнами –Капеллой, создавая впечатление католической старины. Около главного здания располагалась одноэтажная кухня. Рядом с Капеллой был заложен миниатюрный садик, который когда-то был украшен двумя мраморными статуями Юпитера и Цереры, символизировавшими верховную власть и изобилие — аллегории на личность императора. Через ворота между двумя караульными будками можно попасть во внутренний двор. Внутренним убранством здания занимался также сам Львов. Вероятно потому что всю обстановку он подбирал в дворцовых кладовых, а не делал по специальному заказу, она не отличалась роскошью.

Указом императора Павлом I дворец был пожалован Ордену святого Иоанна Иерусалимского, именуемому также Мальтийским. Приор — второе по значению лицо после аббата. Он, как правило, не столько духовный отец, сколько хозяйственный руководитель небольшого монастыря, расположенного на землях аббатства. Гатчинский Приорат по сути являлся одним из филиалов объединения рыцарей этого ордена. Именно сюда бежал от французской революции приор Мальтийского Ордена принц Конде. Но не более десяти лет дворец являлся резиденцией Мальтийского Ордена. Весь девятнадцатый век Приорат был запасным двором, в который лишь изредка наезжали его августейшие владельцы.

Автор проекта рассчитывал, что его необыкновенный дворец с каменной башней-шпилем, напоминающий собой католические средневековые монастыри, сможет просуществовать пятьдесят лет, но Приорат возвышается на берегу Черного озера уже свыше двухсот лет, романтически отражаясь в его водах, и как будто вырастая из них. Он неустанно привлекает своим необычным видом всех, когда-либо видевших его.

После революции Приорат был передан в ведение Гатчинского дворца-музея, но музеем он не стал. Всю его историческую обстановку перевезли в Большой Гатчинский дворец. В годы Великой отечественной войны Приорат уцелел чудом. От бомбежки почти полностью была сорвана крыша, разрушилась одна из караульных будок и часть стены-ограды, были выбиты стекла в окнах, рухнули межэтажные перекрытия.

Теперь дворец возрождается к новой жизни. Многочисленные посетители дворца знакомятся здесь с историей его создания. Самый интересный экспонат дворца – это сам Приорат, в нём интересно всё: история создания, название, архитектура, строительства, история существования. Старые традиции Приоратского дворца также возрождаются. К примеру, в Капелле регулярно проводятся концерты, которые привлекают своих слушателей, прекрасной акустикой, уютным и светлым залом, великолепными исполнителями, которых туда приглашают.

Н.А.Львов и его технология возведения глинобитных зданий

В настоящее время Приорат — единственное сооружение в России, построенное по технологии землебита. Его предложил использовать архитектор Н.А.Львов (1753-1803), прозванный «русским Леонардо». Он хотел доказать этим, что в России возможно возведение глинобитных зданий, которые дешевле, безопаснее и экономичнее деревянных строений.

Для проверки Львов по этой технологии возвел несколько сооружений, и только потом приступил к строительству Приората. Так, в 1797 г. для фаворитки императора Павла Е.И.Нелидовой была построена «хижина», а в Гатчинском парке — угол избы.

Форма для изготовления землебита

В начале XX века здесь стали проводиться выставки, в годы Первой мировой войны был госпиталь. После революции до войны здесь сначала размещалась экскурсионная станция, а в 30-х годах — базы отдыха ленинградских заводов. В годы Великой отечественной войны Приорат уцелел, доказав, тем самым, устойчивость глинобитной технологии, разрушены были лишь часть ограды и одна из караульных вышек, снесена крыша. После войны располагались разные организации: сначала военно-строительная часть, затем Дом пионеров и школьников, с 1968 — районный Краеведческий музей. В 1980-х годах началась реставрация Приоратского дворца, и в 2004 году он открылся для посетителей.

Уже издали, когда подходишь к Приорату, он потрясает. Кажется, что белый замок-монастырь словно вырастает из Черного озера. Парк здесь не такой ухоженный, как Дворцовый, вода к августу зацвела.

На первом этаже располагается выставка восточного искусства, на втором — экспозиция, связанная со строительством Приората и Мальтийским орденом.

Модель Приоратского дворца

Интерьер одного из залов второго этажа

Сад около дворца

С Приоратом и парком связано немало легенд. Так, согласно одной из них, белыми ночами в Приоратском и Дворцовом парках можно встретить призрак императора Павла. Он бесшумно идет по старым аллеям. Его не стоит боятся. Нужно лишь сойти с дорожки и при его приближении сделать низкий учтивый поклон. Он ответит спокойным кивком головы и растворится в тумане.

Адрес: Гатчина, ул. Чкалова, Приоратский парк.

  • с мая по сентябрь (летнее время) с 11.00 до 19.00 (касса до 18.00);
  • с октября по апрель (зимнее время) с 10.00 до 18.00 (касса до 17.00).
  • Выходной – первый вторник каждого месяца. Подробнее по телефону: 8 (81371) 76 467

    Проезд:

    Приоратский дворец в Гатчине: землебитный замок для Великого магистра Мальтийского ордена

    Приоратский дворец в Гатчине

    Суть технологии в следующем. В специальной форме слой за слоем прессуется суглинок: из 10-сантиметрового слоя получается 6-сантиметровый, затем засыпается новый слой, прессуется и т.д. Полученные блоки скрепляются известковым раствором.

    Дочь архитектора Львова так описывает предысторию Приората:

    Император, разговаривая однажды с Львовым о том, что он заметил в чужих краях, узнал, что он многие постройки сделал у себя в деревне из земли, составленной из малой части известки и песку. – Я хочу, – сказал государь, – чтобы ты мне построил здесь, в Гатчине, угол избы с фундаментом и крышкою. Н.А. Львов тогда же выписал двух наших мужиков, Емельяна и Андрея, в Гатчину; стали они работать в саду, куда и государь Павел, и великий князь Александр Павлович с прекрасною его супругою Елизаветою Алексеевною приходили всякий день смотреть их успехи; когда часть стены уже была выведена, Елизавета Алексеевна однажды пришла и острым концом своего парасоля (зонт от солнца) стала стену сверлить; но видя, что едва со всею силою могла сделать в стене маленькую ямочку, обернулась к Н.А. Львову, сказала ему: – Я не ожидала, мсье Львов, что ваша земляная стена может быть также и твердой… Государь, увидев оконченный угол в саду гатчинском, сказал Н.А. Львову, чтобы он выбрал в Гатчине, где хочет, место и построил бы ему Приорат. Н.А. Львов отличный был в тогдашнее время архитектор; он нарисовал план Приората, который был государем утвержден; но, несмотря на повеление его дать место Львову для построения Приората, Петр Хрисанфович Обольянинов, который тогда был первое лицо при государе, за разными причинами в отводе места Н.А. Львову отказывал; наконец, эта комедия Львову надоела; он поручил Обольянинову выбрать самому место. Какое же место выбрал он? Вообразите – в котором собака вязла. Н.А. Львов, видя, что все это неудовольствие на него происходило от зависти, сказал Обольянинову: – Я и тут построю Приорат, только государю стоить будет более ста тысяч рублей, потому что я должен осушить это болото. – Ну, делай как хочешь, – отвечал Обольянинов, и Н.А. Львов приступил к работе…

    Строительство Приоратского дворца

    Подпорная стена была сделана из пористого, легкого и одновременно морозостойкого пудостского камня, добываемого около поселка Пудость недалеко от Гатчины. Для строительства башни использовался парицкий камень.

    По легенде, Приорат связан с Гатчинским дворцом подземным ходом. Реставраторы действительно его обнаружили, но пройти до конца не смогли. Возможно, это часть подземного канала для отвода грунтовых вод, заложенного Львовым.

    22 августа 1799 года император принял дворец, а 23 августа пожаловал его Мальтийскому ордену. К тому времени Павел де-факто был главой ордена, Великим магистром. Таким образом, он стал владельцем Приората. 12 октября 1799 года рыцари Мальтийского ордена передали Великому магистру три древние реликвии госпитальеров — частицу древа Креста Господня, Филеримскую икону Божией Матери и десницу Иоанна Крестителя.

    С. Тончи. Портрет Павла I в одеянии гроссмейстера Мальтийского ордена, 1801

    Вид на Приоратский дворец с холма

    Приоратский парк и Филькино озеро

    Адрес, время работы Приоратского дворца, как проехать

  • Электропоезда с Балтийского вокзала С.-Петербурга до ст. «Гатчина Балтийская», «Гатчина Варшавская».
  • Автобус №431, маршрутные такси №18, 18а,100 от ст. метро «Московская» и №631 от ст. метро «Пр. Ветеранов».
  • Неподалеку от Гатчинского дворца, на берегу Черного озера, в окружении старинного парка, располагается Приоратский дворец, или, как его называли раньше, Приорат. Он был построен в 1797-1798 годах по технологии землебита для Великого магистра, главы Мальтийского ордена. Издали Приоратский дворец напоминает католический монастырь. Сходство усиливается высокой башней, напоминающей колокольню, ярко-белыми стенами с красными крышами, которые словно вырастают из вод Черного озера.

    Осенью 1797 года начались подготовительные работы, с 15 июня по 12 сентября 1798 года были возведены стены, ограда и дворцовые постройки. Высота здания для устойчивости не должна была превышать двух этажей, стены были устроены наподобие контрфорсов, расширяясь книзу: разница в ширине стен у цоколя и под карнизом составляет 13 см. Весь дворец обошелся в 27 тысяч рублей:

    …каменная, столярная, плотничная работы и железная кровля… 25 тыс. руб., земляное строение всего дома, ограды и служб – 2 тыс. руб.

    Император Александр I, протектор Мальтийского ордена, передал Приорат в государственную казну. Изредка сюда приезжали члены императорской фамилии. В 1820-х годах с разрешения вдовствующей императрицы Марии Федоровны в Приорате был временно устроен лютеранский храм. В 1880-х годах дворец частично реконструировался, были проведены водопровод и канализация, здание переоборудовано для постоянного проживания людей — впоследствии здесь предоставлялись квартиры придворным.

    Фотографии Приоратского дворца, интерьеры Приората

    Приоратский дворец на берегу Черного озера

    Интерьер одного из залов Приората

    Своим обликом Приорат напоминает немецкое аббатство

    Легенды Приоратского дворца

    Музей открыт:

    Смотрите так же:  Дворец республики расположение мест