Меню

Казанский собор в городе иркутске

Как взрывали старый собор

16 сентября 2019 в 21:55 7924 просмотра

Все иркутяне знают, что на месте «серого дома» стоял когда-то уникальный Казанский кафедральный собор высотой в современный 20-этажный дом. Сегодня мы вспомним как взрывали собор и как проектировали на его месте Дом Советов.

Гибель нового собора

Подзаголовок этот вызовет удивление. «Старого собора, вы хотели сказать?» — перебьют меня. Однако, иркутяне на протяжении многих лет Казанский называли «новым», а «старым собором» — Собор Богоявления с архиерейским двором.

Итак, картины уничтожения Собора летом 1932 года из повести Дмитрия Сергеева «Залито асфальтом»:

«Соборную церковь взрывали летом. В ближних домах окна закрыли ставнями, позаклеивали газетами, чтобы не вышибло ударной волной. На перекрестках улиц, ведущих к собору, дежурили постовые, никого не пускали.

Про то, что церковь готовятся взрывать, слухи ходили давно. Мы едва дождались этого дня.

Почти все пацаны из нашего двора прятались под аркою на берегу Ангары. Милиционеру надоело прогонять нас, он удовлетворился тем, что мы не лезли ближе.

На паперти Старого собора толпились старухи и нищие, должно быть, со всего города. В смятении и ужасе смотрели они на пятиглавую громаду соборной церкви. С берега открывался весь собор, не было видно только одного купола на фронтальной стороне. Над церковью уже постарались — в ней давно не справляли служб, — наверху центрального купола зияли щели окон, в них кое-где посверкивали обломки разбитых стекол. И все же собор выглядел несокрушимой махиной. Коричневый цвет придавал ему мрачный вид, утяжелял стены.

Обеспокоенные стрижи кружились над своими гнездами — ими были сплошь облеплены карнизы и выступы куполов. Воздух оглашался их криками.

Народ на паперти Старого собора прибывал. В полумраке притвора маячила золоченая риза. Видимо, и сам поп томился ожиданием.

Ухнул первый взрыв. Хлесткая волна прокатилась над Ангарой. Густое облако взметнулось над центральным куполом. Пыль еще не осела, когда снова дважды громыхнуло. Запах пороховой гари и кирпичного крошева принесло к берегу. Пыль опустилась, видна стала искореженная взрывами громоздкая туша церкви. Непривычно, дико было смотреть на обезглавленный, лишенный куполов собор. Черные клубы то застилали, то обнажали кирпичную кладку, оголенную от штукатурки и извести.

Стены собора будто кровоточили. Из пыльного хаоса слышались отчаянные крики птиц.

— Конец света! — вопил на паперти старик, колотя тяжелой палкой по каменным плитам. Всклокоченная борода тряслась, из-под бровей сверкали маленькие круглые глаза.

… Взорванный собор упрямо сопротивлялся истреблению. Кирпичи в его стенах так крепко были связаны раствором, что их легче было разломить, чем отделить друг от друга. Груды обломков и ни на что не годного лома долго еще возвышались на месте церкви. Мелкая крошка и кирпичный бой пошли на бутовку площади. Соборная ограда пустовала недолго, скоро в ней появились дощатые времянки и навесы».

Рудольф Берестенев в книге «Иркутская Земля: Яркий почерк светописцев. Фотообразы времени» пишет: «Когда собор разрушили, то уровень центральной иркутской площади от битого кирпича поднялся на один метр. Щебня было столько, что его хватило на отсыпку подъездного пути к мосту через Ангару.

Гольдфарб С.И. в книге «Иркутск, Иркутск… Рассказы из истории старого города»: «Новый железобетонный мост, взамен старому, Николаевскому» (т.е., понтонному), «начали возводить в 1932 году. … В это же время на главной площади города стали разрушать Казанский кафедральный собор, после взрыва которого скопилось много битого кирпича. По временной железнодорожной колее щебень доставлялся для отсыпки предмостной строительной площадки.»

Обратимся к Иркипедии, чтобы узнать о перипетиях проектировки и строительства Дома Советов («Серого дома»):

«В начале 1936 года объявляется всесоюзный конкурс на проектирование Дома Советов в Иркутске. Здание проектировалось на месте разрушенной православной святыни, и новая власть поставила перед архитекторами и строителями задачу — возвести грандиозное сооружение, которое по красоте и размерам не уступало бы Казанскому кафедральному собору.

В конкурсе победил проект, выполненный архитекторами из Новосибирска А.Крючковым и В.Масленниковым. Дом Советов представлял собой здание в виде раскрытого к площади полукружия фасада, с парадным вестибюлем, с конными скульптурными группами при входе и на парапете, со светлым объемом конференц-зала, обращенного в сторону парка на набережной Ангары.

На площади перед Домом Советов предполагалось устроить фонтан. Проект этого здания даже по современным меркам наиболее всего отвечал бы требованиям общественно-делового центра в Иркутске и вряд ли получил бы в народе название „серого дома“.

27 октября 1936 года в Москве был утвержден проект иркутского Дома Советов объемом 55 545 кубических метров и смета строительства в размере 5 миллионов 251 тысячи рублей. Через два года строители приступили к закладке нулевого цикла сооружения. О первом начальнике строительства Дома Советов сохранились скупые сведения. Звали его Дмитрий Белик, и в этой должности он проработал недолго. В том же 1938 году его арестовали сотрудники НКВД и 22 июня расстреляли.

Возведение Дома Советов, прерванное войной, возобновилось в начале 1949 года. К сожалению, первоначальный проект не нашел своего воплощения в натуре.

За основу строительства были взяты чертежи архитектора В.Гуркина, который, выполняя указания сверху, подготовил довольно примитивный по конструкции проект. В советском градостроительстве тогда шла кампания по борьбе с архитектурными излишествами, и областная власть, чтобы не раздражать московского начальства, согласилась довольствоваться менее дорогостоящим зданием.

Дальнейшее строительство Дома Советов затянулось на две пятилетки. И только в 1959 году в здание въехали аппарат и архив Иркутского обкома КПСС, обком ВЛКСМ и областной исполнительный комитет депутатов трудящихся».

Недавний мэр Кондрашов в начале своего управления предложил снести Серый дом, на его месте восстановить Собор, а здание администрации построить на территорию бывшей чаеразвески на ул. Сурикова. Если бы провели городской референдум, вы бы согласились на столь затратный проект?

В заключение, вопросы: где снято? что за сооружение в центре снимка? Первый вопрос, наверное, несложный, а вот второй — заставит задуматься.

Казанский кафедральный собор

  • 1. Значение Казанского кафедрального собора
  • 2. История Казанского собора. Предпосылки
  • 3. Изменения в проекте
  • 4. Архитектура Казанского собора
  • 5. Колокольня Казанского собора
  • 6. Интерьер
  • 7. Иконостас
  • 8. Атака воинствующих безбожников
  • 9. Примитивный Дом Советов
  • 10. Восстановление Казанского собора
  • 11. Примечания
  • 12. Литература
  • 13. Ссылки

«Казанский кафедральный. » в энциклопедии:

Казанский кафедральный собор в Иркутске

Гибель Казанского кафедрального собора

Казанский кафедральный собор (собор во имя Казанской иконы Божией Матери) ныне утраченный православный храм в Иркутске. Выполнял функции кафедрального собора Иркутской и Ангарской епархии. Располагался на месте здания администрации Иркутской области. Взорван в августе 1932.

Значение Казанского кафедрального собора

Казанский кафедральный собор величественно возвышался на главной площади Иркутска очень короткое время, неполные 40 лет, но, несмотря на это, он прочно вошел в память горожан. Монументальные и торжественный собор был своего рода символом культурного расцвета и богатства Иркутска в конце XIX — начала XX века. Расположенный в центре города, храм не только доминировал над окружающей застройкой, но и объединял в целостный комплекс отдельные приходские храмы, чьи выразительные объемы придавали городу неповторимый живописный силуэт.

Иркутский Казанский кафедральный собор входил в число крупнейших культовых сооружений России. Он вмещал в себя пять тысяч молящихся, а его высота достигала 60 метров. Для сравнения: Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге вмещает 8 тысяч человек, храм Христа Спасителя в Москве был выше иркутского собора всего лишь на 13 метров. Летописец Нит Романов свидетельствовал, что собор «был четвертым провинциальным по величине и красоте внутри и снаружи«.

История Казанского собора. Предпосылки

В середине XIX века старый Богоявленский собор перестал удовлетворять потребностям растущего города. Его нельзя было назвать тесным, но при большом стечении народа многие не слышали пения хора, и ощущался недостаток воздуха при горении свеч. Поэтому не было ничего удивительного в том, что среди населения Иркутска стала постепенно зарождаться мысль о построении в городе нового кафедрального собора.

Почти полвека потребовалось на то, чтобы воплотить в жизнь замысел устройства в Иркутске кафедрального собора. В 1849 иркутский миллионер-золотопромышленник Евфимий Андреевич Кузнецов сделал крупное пожертвование в размере 250 тысяч рублей, которое и легло в основу капитала потраченного на сооружение кафедрального собора.

Первый проект кафедрального собора выполнил архитектор В.А. Кудельский. В соответствии с правилами строительного устава, предписывающего при проектировании храмов использование исторических стилей, архитектор составил проект в русском стиле с позакомарным покрытием с пятью главами и с шатровыми венчаниями. В 1867 проект собора был высочайше утвержден. Однако до начала строительства прошло еще несколько лет, посвященных организации работ и развертыванию производственной базы, наобходимой для успешного выполнения грандиозного замысла.

Наконец 17 апреля 1875, в день рождения правящего императора Александра II, кафедральный собор был торжественно заложен архиепископом Вениамином.

Сразу же, на первом этапе строительства, между архиепископом Вениамином и архитектором возникли разногласия, пришедшие к отстранению Кудельского от работ. Наблюдать за работами по возведению собора был приглашен инженер-капитан Митрофан Нилович Огонь-Догановский, который составил новый проект Казанского собора. Рассмотрение проекта в Святейшем Синоде затянулось на 6 лет. Фасад собора неоднократно корректировался, так как не удовлетворял столичные власти в художественном отношении. Так, на одном из вариантов проекта Александр III собственной рукой досадливо записал: “Согласен, немного лучше, но вообще безвкусие порядочное, но нечего делать”.

Между тем, несмотря на отсутствие утвержденного проекта, строительные работы уже велись полным ходом. К июню 1879 стены собора были возведены на высоту второго яруса окон, когда страшный пожар, уничтоживший половину города, приостановил строительство собора на шесть лет.

После пожара руководить работами был приглашен инженер-архитектор барон Генрих Владимирович Розен, который приехал в Иркутск в 1879 или 1880, будучи уже известным архитектором. Розен представил свой проект восстановление храма и переделки предыдущего проекта согласно высочайше указанным замечаниям, вследствие чего здание получало более нарядный облик, соответствующий русскому стилю. В процессе строительства возникли сомнения в прочности пилонов и арок, пострадавших во время пожара. Специально назначенная комиссия провела исследования несущих конструкций и установила, что конструкции достаточно надежны, но Розен в целях предосторожности решил переделать проект венчающих частей с уменьшением высоты постройки почти на десять метров.

Изменения, внесенные им в свой первоначальный проект в нижней, уже возведенной части, касались декоративной пластики фасадов. Верхняя же часть получило совершенно иное архитектурное обличье. Изменены были не только формы куполов, но и стилистика сооружения. Окончательный проект Г.В. Розена был выдержан в русско-византийском стиле и отличается более пышным декоративным убранством стен. Праздничность и нарядность нового проекта больше соответствовала требованием времени. Проект был одобрен Санкт-Петербургским техническим комитетом с резолюцией, что фасад собора в последней его форме получил “более изящный в художественном отношении вид”.

Возведение Казанского кафедрального собора и его внутреннее устройство продолжались 19 лет и были закончены в 1894. Всего на строительство и заведение церковной утвари было израсходовано 904 025 рублей 42 ? копейки.

Смотрите так же:  Собор василия блаженного как называется

Освящение главного придела во имя иконы Казанской Божией Матери состоялось 25 января 1894. С конца января до конца августа 1894 архиепископом Тихоном последовательно были освящены остальные престолы: главный — во имя иконы Казанской Божией Матери, правый — Святителя и Чудотворца Николая, левый — св. Евфимия Новгородского и св. Евфимии, на правых хорах — св. Тихона Задонского и св. Митрофана Воронежского, на левых хорах — Святителя Иннокентия Иркутского и преподобного Вениамина Печерского и пещерный храм-усыпальница во имя Страшного Суда Господня.

Архитектура Казанского собора

Новый Казанский кафедральный собор представлял собой пятиглавый крестово-купольный храм. Объемная композиция собора довольно сложная. Симметричные боковые притворы 1 и апсида 2 превышают по высоте четвериковый ярус храма, их полукруглые закомары 3 фланкируют аттиковое 4 основание центральной главы, тогда как прясла 5 под боковыми главками занижены. Все это создает насыщенную и динамичную композицию из разновысоких объемов, находящихся в сложной иерархии соподчинения друг другу и выделения главенствующего значения центрального купола.

Центричность композиции нарушалась длинной галереей, соединяющей храм и колокольню. Сам храм был строго симметричен. Средние повышенные прясла завершались полукруглыми закомарами, боковые — килевидными 6 . Над нижним двухсветным ярусом размещался еще один аттиковый ярус, соответствующий в интерьере сводам боковых приделов. Четыре малые главы, в виде беседок венчающие пределы, располагались по диагоналям планировочного креста. Главный полусферический купол был установлен на двенадцатигранном световом барабане.

Для фасадов характерно разномасштабное построение декора: в нижней части укрупненное, с подчеркнутое центральной осью, унаследованное от классицизма, а в верхней части — более дробное, равнозначное разных форм, обусловленное перипетиями строительства, храм воспринимался как единое целое с уравновешенной композицией объемов и сочной живописной пластикой деталей. Насыщение орнаментом нарастало к верху. Второй ярус окон храма был значительно более декорирован, чем первый, а в оформлении стен барабанов боковых главок и центрального купола вообще не оставалось пустого пространства: ступенчатые ярусы кокошников 7 , аркатурные пояски 8 , полуколонки арочных окон, архивольты 9 , фигурные кронштейны 10 карнизов, зубчики — далеко не полный перечень использованных декоративных элементов. Нарядность декоративного оформления усиливалась орнаментацией куполов в косую корзинку, раскрашенную в шахматном порядке (графит и белила), и применением цвета в расколеровке фасадов. Оштукатуренные стены были окрашены предположительно в красно-коричневый цвет, цоколь — в темно-серый. Белым цветом были выделены декоративные элементы: колонны, аркатурные пояски, архивольты, ниши и арочки. Другим цветом акцентировать капители и базы колон, которые, вероятно, окрашивались бронзой, со временем темневшей, что зафиксировано на черно-белых фотографиях. Круглые ниши притворов имели вставки икон с изображением Казанской Божьей Матери. Собор венчало девять ажурных позолоченных крестов, десятый крест венчал колокольню.

Колокольня Казанского собора

Строительство колокольни было начато одновременно со строительством храма, и по первоначальному замуслу она должна была стоять отдельно и быть выше храма. Однако позже ее решили соединить с собором низкой галереей и выполнить в виде низкой звонницы, что было более свойственно византийской архитектуре. При возобновлении работ после пожара архитектор Г.В. Розен предложил разобрать колокольню, уже выстроенную на шесть саженей в высоту, как несоответствующую симметричной композиции собора, но натолкнулся на сопротивление церковных властей. К этому времени уже был отлит новый колокол весом около 1200 пудов, который не умещался в боковых куполах собора. Можно предположить, что строительство колокольни осуществлялось без участия архитектора, поскольку ее объемная композиция выполнена как чистая трансляция форм боковых главок храма, что едва ли могло быть спроектировано таким профессионалом, ка Розен. Возведение колокольни с механическим копированием отдельных форм храма и отсутствием от общего пропорционального строя, а также строительство галереи привело к нарушению равновесия и цельности композиции всего сооружения.

Интерьер собора был разработан Г.В. Розеном в соответствии со стилистикой фасадов. Обширное внутреннее помещение делилось четырьмя гранеными пилотами, на которые опирался полусферический купол. Общая высота собора в интерьере была 45 метров. Это открытое на всю высоту пространство освещалось двумя рядами окон, но основной свет струился сверху из арачных окон двенадцатигранного барабана. Создавался эффект воздушности и парения купола. Цветные стекла, вставленные в в окна барабана, придавали интерьеру необычное динамичное и эмоциональное великолепие. Солнечный свет, преломляясь в цветных стеклах, постоянно двигался и менялся, создавая иллюзию нерукотворности внутреннего пространства и небесного образа.

Трехъярусный шестнадцатиметровый, закругленный в плане иконостас главного придела был вырезан по рисункам Г.В. Розена молодым иркутским мастером Н.П. Поповым. Им же были выполнены иконостасы боковых приделов, но уже по собственным рисункам. Боковые иконостасы по художественному оформлению соответствовали главному иконостасу, но были меньших размеров, в два става. Все иконы для иконостаса главного храма были писаны на полотне петербургским академиком Марковым, для иконостасов боковых приделов — иркутским иконописцем М.А. Кронбергом. Богатый, кованный из серебра престол был привезен из центральной России.

Атака воинствующих безбожников

После Октябрьской революции, в условиях гонения и террора против церкви, жизнь кафедрального собора начала замирать. В 1920-е в ограде собора горожане устроили спортивную площадку, на которой ежедневно молодежь играла в футбол. При этом была выбита значительная часть стекол, особенно пострадала усыпальница. В местных органах печати велась активная компания за ликвидацию собора.

В этот период Казанский кафедральный собор содержала немногочисленная община верующих, которая на свои скудные средства пыталась как-то исправить наносимый храму ущерб. В 1930 году собор закрыли. В январе 1932 отдел охраны памятников подписал приговор собору, отказавшись от предложения приспособить его под музей. Собор отнесли к разряду зданий, не представляющих исторической и художественной ценности, и поэтому решили снести.

Попытка разобрать здание на строительный материал не увенчалась успехом. Тогда решили взорвать. Первый взрыв прозвучал в августе 1932, но чтобы окончательно его обрушить, потребовалось еще несколько зарядов (по разным сведениям, от трех до пяти). Бригады рабочих вручную разбирали обломки собора, сгружая их в вагонетки, которые увозили мусор по временным рельсам. После выравнивания остатков собора на Тихвинской площади уровень ее поднялся почти на метр.

Примитивный Дом Советов

В начале 1936 объявляется всесоюзный конкурс на проектирование Дома Советов в Иркутске. Здание проектировалось на месте разрушенной православной святыни, и новая власть поставила перед архитекторами и строителями задачу — возвести грандиозное сооружение, которое по красоте и размерам не уступало бы Казанскому кафедральному собору.В конкурсе победил проект, выполненный архитекторами из Новосибирска А.Д. Крячковым и В.С. Масленниковым . Дом Советов представлял собой здание в виде раскрытого к площади полукружия фасада, с парадным вестибюлем, с конными скульптурными группами при входе и на парапете, со светлым объемом конференц-зала, обращенного в сторону парка на набережной Ангары. На площади перед Домом Советов предполагалось устроить фонтан. Проект этого здания даже по современным меркам наиболее всего отвечал бы требованиям общественно-делового центра в Иркутске и вряд ли получил бы в народе название «серого дома».

27 октября 1936 в Москве был утвержден проект иркутского Дома Советов объемом 55 545 кубических метров и смета строительства в размере 5 миллионов 251 тысячи рублей. Через два года строители приступили к закладке нулевого цикла сооружения. О первом начальнике строительства Дома Советов сохранились скупые сведения. Звали его Дмитрий Белик, и в этой должности он проработал недолго. В том же 1938 его арестовали сотрудники НКВД и 22 июня расстреляли.

Возведение Дома Советов, прерванное войной, возобновилось в начале 1949. К сожалению, первоначальный проект не нашел своего воплощения в натуре. За основу строительства были взяты чертежи архитектора К.И. Гурьева, который, выполняя указания сверху, подготовил довольно примитивный по конструкции проект. В советском градостроительстве тогда шла кампания по борьбе с архитектурными излишествами, и областная власть, чтобы не раздражать московское начальство, согласилась довольствоваться менее дорогостоящим зданием.

Дальнейшее строительство Дома Советов затянулось на две пятилетки. И только в 1959 в здание въехали аппарат и архив Иркутского обкома КПСС, обком ВЛКСМ и областной исполнительный комитет депутатов трудящихся.

Восстановление Казанского собора

17 мая 2011 в Государственном историческом музее (Москва) в рамках Научно-практической конференции, посвященной 350-летию Иркутска, руководителем общегородского проекта «Наследие иркутских меценатов» Мариной Кондрашовой был презентован проект «Дорога к храму», главным героем которого стал иркутский Казанский кафедральный собор, который и по сей день не вошел в список восстановленных.

Идея о воссоздании в Иркутске кафедрального собора была впервые озвучена в сентябре 2010 и сразу нашла отклик в умах и сердцах горожан, стала своеобразной объединяющей идеей. Как когда-то возрождение храма Христа Спасителя в Москве, это событие может стать главнейшим, дать совершенно новую ступень в истории развития города и всего региона.

Церковь во имя Казанской иконы Божьей матери

  • 1. История Казанской церкви
      • 1.0.1. От основания до 1917
      • 1.0.2. Казанская церковь после революции
      • 2. Особенности архитектуры
      • 3. Источники и ссылки
      • «Церковь во. » в энциклопедии:

        Богородице-Иркутская церковь

        Казанская церковь (также Богородице-Иркутская церковь, «Новый» Казанский собор, полное название Богородице-Иркутская церковь во имя Казанской иконы Божьей матери) православная церковь в Иркутске. Выполняет функции кафедрального собора Иркутской и Ангарской митрополии. Расположена в Рабочем предместье .

        История Казанской церкви

        От основания до 1917

        Закладка здания церкви прошла 27 июля 1885 в Ремесленной слободе, по улице Знаменской, рядом с Острожным мостом. В 11 часов утра от Иркутского Казанского кафедрального собора пошёл крестный ход. Освящение совершил архиепископ Вениамин.

        Для сооружения храма был создан Строительный комитет. Строительству храма содействовал почетный гражданин Иркутска, золотопромышленник и меценат Александр Михайлович Сибиряков. Во время подготовки к строительству первоначальный замысел постройки Никольской церкви был отвергнут, и строящийся храм был освящен во имя Казанской иконы Божьей матери, воплотив в себе более высокое смысловое содержание православной веры: Казанская Богоматерь — заступница земли Русской.

        В то время в Иркутске жили искусные резчики, позолотчики, серебряных дел мастера, иконописцы, которые приняли участие в оформлении внутреннего убранства храма. Но из многих талантливых мастеров, строивших и украшавших Богородице-Казанскую церковь, до нас дошло имя лишь цехового резчика Владимира Федоровича Каратаева, которым были выполнены иконостасы и клиросы для всех трех приделов церкви.

        В устроении Казанской церкви участвовали не только священники, но и многие состоятельные прихожане, жертвовавшие не только деньги, но и дарившие иконы, священные сосуды и книги, шитые золотом покровы и облачение для священников. Отделка и украшение церкви были полностью завершены к Пасхе 1892 года .

        9 апреля 1892 преосвященным епископом Макарием совершено освящение церкви. Правый придел во имя святого Николая Чудотворца освящён за ранней литургией кафедральным протоиереем.

        Казанская церковь после революции

        После революции Богородице-Казанская церковь оставалась действующей еще восемнадцать лет. Но в 1936 ее постигла та же судьба, что и многие храмы России — она была закрыта. С 1936 в церкви сменилось много хозяев, и каждый из них внес свою лепту в ее разрушение. Здесь находился склад базы книготорга, и курсы киномехаников, и завод «Сибирский сувенир».

        В конце 1980-х Иркутским областным Советом народных депутатов было вынесено решение о восстановлении памятника. Осенью 1988 восстановительные работы начало творческо-производственное объединение «ЛАД» . Проект реставрации был создан ведущим архитектором иркутских реставрационных мастерских Л.И. Гуровой. В октябре 1990 малое предприятие «Возрождение» продолжило восстановление. Реставрация храма проводилась за счет добровольных пожертвований организаций и жителей Иркутска.

        Воссозданная в своем первоначальном виде Богородице-Казанская церковь представляет собой неповторимый в своей красоте памятник. Она является свидетельством огромного таланта безымянного архитектора и иркутских умельцев. Церковь отличается величавостью и колоссальностью форм.

        Особенности архитектуры

        Объемно-пространственная композиция постройки резко отличается от всех предшествующих ей культовых зданий города. Симметрию центрической структуры плана нарушает только пристрой колокольни с западной стороны. Объем церкви, в целом компактный, расчленен на ряд соподчиненных объемов, сгруппированных вокруг центрального столпа. Ядро храма завершается двенадцатигранным барабаном с граненным куполом. Более низкие приделы, апсиду и колокольню венчают одинаковые по форме восьмигранные барабаны в форме беседок под куполами.

        В Казанской церкви в привычную логику построения культового сооружения привнесены новые мотивы, усложняющие прочтение функционального назначения частей. Еще большее усложнение объемной композиции придает расположение по диагоналям ядра дополнительных башенок, завершенных шатрами. Башенки расположены за приделами восьмерикового в плане храма. Декор фасадов обилен и выполнен в сложных формах «стилевой» архитектуры конца XIX в. Модульоны, спаренные колонки, лучковые кокошники, филенки различных очертаний образуют насыщенную ткань декора. Казанская церковь является вертикальной доминантой среди окружающей ее малоэтажной застройки и поэтому сохранила свое значение в планировке города, зрительно связывая отдельные его районы.

        Казанский кафедральный собор (Иркутск)

        Казанский кафедральный собор с юга. Раскрашенное фото 1907 г.

        Панорама Иркутска с левого берега Ангары. Фото 1894–1895 гг.

        Вид на собор с юго-запада. Фото 1900-е гг.

        Вид на собор из Сукачевского сквера. Фото начала ХХ в.

        Проект собора архитектора Г.В.Розена. Западный фасад и разрез по диагонали.

        Главный иконостас Казанского кафедрального собора. Фото П.А. Милевского 1890-е гг.

        текст Ирина Калинина
        Фотографии из собрания
        С. И. Медведева

        Недалеко от здания администрации Иркутской области, чуть правее центрального входа стоит небольшая белоснежная часовня. Путешественникам и гостям города может показаться странным как ее расположение прямо на клумбе среди цветов, так и ее несовременные формы, напоминающие о XIX столетии. И только иркутяне знают, что эта часовня является памятным знаком, который установлен на месте утраченного главного храма города – Казанского кафедрального собора. Часовня выполнена как уменьшенная копия малой главы собора.

        Казанский кафедральный собор величественно возвышался на площади очень короткое время, неполные сорок лет, но, несмотря на это, он прочно вошел в память горожан. Монументальный и торжественный собор был своего рода символом культурного расцвета и богатства Иркутска в конце XIX – начале XX века. Расположенный в центре города, храм не только доминировал над окружающей застройкой, но и объединял в целостный комплекс отдельные приходские храмы, чьи выразительные объемы придавали городу неповторимый и живописный силуэт.

        Почти полвека потребовалось на то, чтобы воплотить в жизнь замысел устройства в Иркутске кафедрального собора. В 1849 году иркутский миллионер-золотопромышленник Евфимий Андреевич Кузнецов сделал крупное пожертвование в размере 250 тысяч рублей, которое и легло в основу капитала потраченного на сооружение кафедрального собора.

        Первый проект кафедрального собора выполнил иркутский архитектор В. А. Кудельский. В соответствии с правилами строительного устава, предписывающего при проектировании храмов использование исторических стилей, архитектор составил проект в русском стиле с позакомарным покрытием с пятью главами и с шатровыми венчаниями. В 1867 году проект собора был высочайше утвержден. Однако до начала строительства прошло еще несколько лет, посвященных организации работ и развертыванию производственной базы, необходимой для успешного выполнения грандиозного замысла.

        Наконец 17 апреля 1875 года в день рождения правящего императора Александра II (поражает близость судеб императора и собора – величие жизни и одинаковая трагическая гибель от взрыва) кафедральный собор был торжественно заложен архиепископом Вениамином.

        Сразу же, на первом этапе строительства, между архиепископом Вениамином и архитектором возникли разногласия, приведшие к отстранению В. А. Кудельского от работ. Наблюдать за работами по возведению собора был приглашен инженер-капитан Митрофан Нилович Огонь-Догоновский, который составил новый проект Казанского собора. Рассмотрение проекта в Святейшем Синоде затянулось на шесть лет. Фасад собора неоднократно корректировался, так как не удовлетворял столичные власти в художественном отношении. Так, на одном из вариантов проекта Александр III собственной рукой досадливо записал: «Согласен, немного лучше, но вообще безвкусие порядочное, но нечего делать».

        Между тем, несмотря на отсутствие утвержденного проекта, строительные работы уже велись полным ходом. К июню 1879 года стены собора были возведены на высоту второго яруса окон, когда страшный пожар, уничтоживший половину города, приостановил строительство собора на шесть лет.

        После пожара руководить работами был приглашен инженер-архитектор барон Генрих Владимирович Розен, который приехал в Иркутск в 1879-м или 1880 году, будучи уже известным архитектором. Розен представил свой проект восстановления храма и переделки предыдущего проекта согласно высочайше указанным замечаниям, вследствие чего здание получало более нарядный облик, соответствующий русскому стилю. В процессе строительства возникли сомнения в прочности пилонов и арок, пострадавших во время пожара. Специально назначенная комиссия провела исследования несущих конструкций и установила, что конструкции достаточно надежны, но Розен в целях предосторожности решил переделать проект венчающих частей с уменьшением высоты постройки почти на десять метров.

        Изменения, внесенные им в свой первоначальный проект в нижней, уже возведенной части, касались декоративной пластики фасадов. Верхняя же часть получила совершенно иное архитектурное обличье. Изменены были не только формы куполов, но и стилистика сооружения. Окончательный проект Г. В. Розена был выдержан в русско-византийском стиле и отличался более пышным декоративным убранством стен. Праздничность и нарядность нового проекта больше соответствовала требованиям времени. Проект был одобрен Санкт-Петербургским техническим комитетом с резолюцией, что фасад собора в последней его форме получил «более изящный в художественном отношении вид».

        Новый Казанский кафедральный собор представлял собой пятиглавый крестово-купольный храм. Объемная композиция собора довольно сложная. Симметричные боковые притворы и апсида превышают по высоте четвериковый ярус храма, их полукруглые закомары фланкируют аттиковое основание центральной главы, тогда как прясла под боковыми главками занижены. Все это создает насыщенную и динамичную композицию из разновысоких объемов, находящихся в сложной иерархии соподчинения друг другу и выделения главенствующего значения центрального купола.

        Центричность композиции нарушалась длинной галереей, соединяющей храм и колокольню. Сам храм был строго симметричен. Средние повышенные прясла завершались полукруглыми закомарами, боковые – килевидными. Над нижним двухсветным ярусом размещался еще один аттиковый ярус, соответствующий в интерьере сводам боковых приделов. Четыре малые главы, в виде беседок венчающие приделы, располагались по диагоналям планировочного креста. Главный полусферический купол был установлен на двенадцатигранном световом барабане.

        Для фасадов характерно разномасштабное построение декора: в нижней части укрупненное, с подчеркнутой центральной осью, унаследованное от классицизма, а в верхней части – более дробное, равнозначное, порожденное эклектикой. Несмотря на это сочетание разных форм, обусловленное перипетиями строительства, храм воспринимался как единое целое с уравновешенной композицией объемов и сочной живописной пластикой деталей. Насыщение орнаментом нарастало к верху. Второй ярус окон храма был значительно более декорирован, чем первый, а в оформлении стен барабанов боковых главок и центрального купола вообще не оставалось пустого пространства: ступенчатые ярусы кокошников, аркатурные пояски, полуколонки арочных окон, архивольты, фигурные кронштейны карнизов, зубчики – далеко не полный перечень использованных декоративных элементов. Нарядность декоративного оформления усиливалась орнаментацией куполов в косую корзинку, раскрашенную в шахматном порядке (графит и белила), и применением цвета в расколеровке фасадов. Оштукатуренные стены были окрашены предположительно в красно-коричневый цвет, цоколь – в темно-серый. Белым цветом были выделены декоративные элементы: колонны, аркатурные пояски, архивольты, ниши и арочки. Другим цветом акцентировались капители и базы колон, которые, вероятно, окрашивались бронзой, со временем темневшей, что зафиксировано на черно-белых фотографиях. Круглые ниши притворов имели вставки икон с изображением Казанской Божьей Матери. Собор венчало девять ажурных позолоченных крестов (над центральной главой, над четырьмя миниатюрными главками в основании восьмигранного барабана и над четырьмя угловыми главками), десятый крест венчал колокольню.

        Строительство колокольни было начато одновременно со строительством храма, и по первоначальному замыслу она должна была стоять отдельно и быть выше храма. Однако позже ее решили соединить с собором низкой галереей и выполнить в виде низкой звонницы, что было более свойственно византийской архитектуре. При возобновлении работ после пожара архитектор Г.В. Розен предложил разобрать колокольню, уже выстроенную на шесть саженей в высоту, как несоответствующую симметричной композиции собора, но натолкнулся на сопротивление церковных властей. К этому времени уже был отлит новый колокол весом около 1200 пудов, который не умещался в боковых куполах собора. Предполагаем, что строительство колокольни осуществлялось без участия архитектора, поскольку ее объемная композиция выполнена как чистая трансляция форм боковых главок храма, что едва ли могло быть спроектировано таким профессионалом, как Розен. Возведение колокольни с механистическим копированием отдельных форм храма и отступлением от общего пропорционального строя, а также строительство галереи привело к нарушению равновесия и цельности композиции всего сооружения.

        Интерьер собора был разработан Г. В. Розеном в соответствии со стилистикой фасадов. Обширное внутреннее помещение делилось четырьмя гранеными пилонами, на которые опирался полусферический купол. Общая высота собора в интерьере была 45 метров. Это открытое на всю высоту пространство освещалось двумя рядами окон, но основной свет струился сверху из арочных окон двенадцатигранного барабана. Создавался эффект воздушности и парения купола. Цветные стекла, вставленные в окна барабана, придавали интерьеру необычное динамичное и эмоциональное великолепие. Солнечный свет, преломляясь в цветных стеклах, постоянно двигался и менялся, создавая иллюзию нерукотворности внутреннего пространства и небесного образа.

        Трехъярусный шестнадцатиметровый (8 саженей), закругленный в плане иконостас главного придела был вырезан по рисункам Г. В. Розена молодым иркутским мастером Н. П. Поповым. Им же были выполнены иконостасы боковых приделов, но уже по собственным рисункам. Боковые иконостасы по художественному оформлению соответствовали главному иконостасу, но были меньших размеров, в два става. Все иконы для иконостаса главного храма были писаны на полотне петербургским академиком Марковым, для иконостасов боковых приделов – иркутским иконописцем М. А. Кронбергом. Богатый, кованный из серебра престол был привезен из центральной России.

        Возведение Казанского кафедрального собора и его внутреннее устройство продолжались 19 лет и были закончены в 1894 году. Всего на строительство и заведение церковной утвари было израсходовано 904 025 рублей 42 ? копейки.

        Освящение главного придела во имя иконы Казанской Божьей Матери состоялось 25 января 1894 года. С конца января до конца августа 1894 года архиепископом Тихоном последовательно были освящены остальные престолы нового собора. Всего в храме было шесть престолов: главный – во имя иконы Казанской Божьей Матери; правый – Святителя и Чудотворца Николая; левый – св. Евфимия Новгородского и св. Евфимии; на правых хорах – св. Тихона Задонского и св. Митрофана Воронежского; на левых хорах – Святителя Иннокентия Иркутского и преподобного Вениамина Печерского и пещерный храм-усыпальница во имя Страшного Суда Господня.

        Иркутский Казанский кафедральный собор входил в число крупнейших культовых сооружений России. Он вмещал в себя пять тысяч молящихся, а его высота достигала 60 метров (от уровня земли до верха креста главного купола, не включая подземный храм-усыпальницу).

        После октябрьской революции, в условиях гонения и террора против церкви, жизнь кафедрального собора начала замирать. В 1919 году было разрушено паровое отопление, и богослужения стали совершаться только в теплое время года. Собор взорвали в 1932 году. Битый кирпич использовали на засыпку площади, уровень которой после выравнивания остатков собора поднялся почти на метр. В 1938 году почти на том же месте, где возвышался величественный Казанский кафедральный собор (с отступом от его фундаментов на 4,5 м), приступили к строительству Дома Советов.

        17 мая в Государственном историческом музее (Москва) в рамках Научно-практической конференции, посвященной 350-летию Иркутска, руководителем общегородского проекта «Наследие иркутских меценатов» Мариной Кондрашовой был презентован проект «Дорога к храму», главным героем которого стал иркутский Казанский кафедральный собор, который в 1932 году был трагически и вероломно разрушен и до сегодняшнего дня не вошел в список восстановленных.

        Идея о воссоздании в Иркутске кафедрального собора была впервые озвучена в сентябре прошлого года и сразу нашла отклик в умах и сердцах горожан, стала своеобразной объединяющей идеей. Как когда-то возрождение храма Христа Спасителя в Москве, это событие может стать не просто главным, но – главнейшим, дать совершенно новую ступень в истории развития города и всего региона.

        «Казанский кафедральный собор в Иркутске – величие храмового архитектурного искусства. Его бытие – символ благородства и щедрости одного человека и воплощение трудов и молитв многих наших земляков. Его гибель – слабость и невежество воинствующих безбожников, помноженные на силу обстоятельств.

        Больше, чем уверена: уничтожение такого величайшего сооружения стоило многого нашему городу. Сегодня мы имеем возможность, воздавая уважение прошлому, возрождать светлые страницы истории, в которых воссоздание иркутского кафедрального собора – лучшее этому начало, источник и залог успеха и процветания родной земли и каждого ее жителя, глубочайшая закладка духовных традиций будущих поколений, мечта, претворенная в жизнь», – сказала Марина Кондрашова

        Журнал «Проект Байкал» 29-30, 2011 год

        Дореволюционная Россия на фотографиях: Иркутск. Часть 22. Жизнь и гибель Иркутского кафедрального

        К середине XIX века старый кафедральный собор, построенный еще в 1718 году, перестал удовлетворять нужды прихожан. Иркутск к тому времени значительно вырос и требовался новый, более вместительный и более величественный собор.
        Ефим Андреевич Кузнецов, иркутский миллионер-золотопромышленник, В 1849 году сделал пожертвование в размере 250 тысяч рублей на сооружение нового Кафедрального Собора в Иркутске:
        Кафедральный собор с отражением в Ангаре

        «Я имею на себе обет, данный Господу Богу в дни испытаний моих, когда боролся с лишениями и опасностями. Обет сей много лет носимый в душе моей. в том состоит, чтобы собственными средствами, без всякого сторонняго вспомоществования, но своеобразно с требованиями времени, воздвигнуть в Иркутске Кафедральный Собор. Преисполненный сими чувствами, обращаюся к Вашему Высокопреосвященству с покорнейшею просьбою. Примите в распоряжение свое для издержек на построение Собора представляемый при сем капитал. Всего на сумму двести пятьдесят тысяч руб. серебром». При этом он не стал ставить каких-либо условий, а лишь скромно понадеялся, что «смиренный задатель, воскрешаем в памяти служителей алтаря Господня не изсякаемою благотворительностию своею, конечно, обрящет отраду, что имя его не забудется при жертвах и молениях, возносимых к Богу».

        Выбор места под строительство Собора длился с 1850 по 1872 годы. Первоначально предполагалось снести древнюю Спасскую церковь или Богоявленский собор, но горожане отвергли этот вариант. Наконец, в 1872 году для строительства отвели таможенную площадь, которая была перед этим расчищена от всех зданий, кроме Спасской церкви. Руководил строительством специальный комитет во главе с протоиереем П.Громовым, а после смерти последнего — с его преемником протоиереем А.Виноградовым. 17 апреля 1875 года новый Кафедральный собор был торжественно заложен архиепископом Вениамином в присутствии генерал-губернатора Восточной Сибири барона Фредерикса, а также чиновников и горожан.

        В основу строительства был положен проект, составленный архитектором Владиславом Андреевичем Кудельским. Сразу же, на первом этапе строительства, между Вениамином и Кудельским возникли разногласия, приведшие к отстранению последнего от наблюдения за строительством кафедрального собора. Вениамин высказал ряд замечаний по поводу неудобной планировки храма, неудачного, на его взгляд, решения фасадов и предложил изменить проект.
        Казанский собор. Проект фасада барона Г. В. Розена.

        Наблюдать за работами по возведению собора был приглашен инженер Митрофан Нилович Огонь-Догоновский, который составил новый проект Казанского собора, по которому предлагалось соединить храм с колокольней с помощью одноэтажной галереи, а также внести существенные исправления в декоративное решение фасадов. В таком виде чертеж был отправлен в Святейший Синод, где рассмотрение его затянулось на шесть лет. Наконец, в 1882 году проект был представлен императору Александру III, который нашел проект излишне скромным и пожелал для столь «монументального сооружения соблюсти более благолепия в наружнем его виде и стиле».
        Проект собора архитектора Г.В.Розена. Западный фасад и разрез по диагонали.

        Между тем, несмотря на эти задержки, строительство собора уже началось. Строительные работы велись безостановочно, за исключением зимнего периода. Летом они продолжались до 12 часов ночи. К июню 1879 года стены собора были возведены на высоту второго яруса окон. Но страшный пожар, уничтоживший половину города, приостановил строительство на шесть лет. Убыток от пожара оценивался только по собору примерно в 100 тысяч рублей.
        Вид на собор из Сукачевского сквера. Фото начала ХХ в.

        Строительство возобновили в 1885 году. Руководить работами был приглашен Генрих Владимирович Розен, который представил свой проект восстановления храма и поправки в предыдущий проект согласно замечаниям императора. Проект Г.В.Розена выдержан в русско-византийском стиле и отличался более пышным декоративным убранством. Праздничность и нарядность нового проекта больше соответствовала требованиям времени, и он был принят к строительству[2]. Генрих Владимирович руководил работами весь период возведения собора.

        Новый Богородице-Казанский кафедральный собор представлял собой пятиглавый крестово-купольный храм. Центричность композиции нарушалась длинной галереей, соединяющей храм и колокольню.
        Иконостас главного придела был вырезан по рисункам барона Г.В.Розена молодым иркутским мастером Н.П.Поповым. Им же были выполнены иконостасы боковых приделов, но уже по его собственным рисункам.
        Главный иконостас Казанского кафедрального собора

        В восточной части подвального этажа была устроена усыпальница с приделом во имя Второго Страшного Пришествия Христова. В 1892 году в усыпальнице с правой стороны был погребен Вениамин. Летописи отмечают, что он практически ежедневно бывал на строительной площадке и всячески способствовал быстрейшему разрешению проблем, возникающих при возведении храма. В этой же усыпальнице в 1900 году был похоронен протоиерей нового кафедрального собора Афанасий Виноградов, которым была составлена подробная летопись строительства Казанского собора. В 1892 году основные работы по храму были завершены, и строители приступили к установке иконостасов и внутренней отделке. Ограду вокруг собора начали возводить в 1892 году.

        Весной 1893 года работы завершили. Вокруг собора был посажен сад из ели, пихты и сосны. Возведение кафедрального Богородице-Казанского собора и его внутреннее устройство было окончено в 1894 году. Всего на строительство и заведение церковной утвари было израсходовано 904 025 рублей и 42,5 копейки.
        Тихвинская площадь Кафедральный собор строится. Празднование прибытия в Иркутск наследника престола цесаревича Николая.1891

        25 января 1894 года состоялось освящение главного придела в кафедральном соборе во имя иконы Казанской Божией Матери. Интересно, что накануне, 3 января, проводилась репетиция, на которую публика приглашалась по билетам. В день освящения из городских церквей проводились крестные ходы. По дороге к собору были выстроены войска, музыка играла «Коль славен». Освящение храма совершали два архиепископа в сослужении двух архимандритов, семнадцати священников и трех протодиаконов.

        В период с конца января до конца августа 1894 года архиепископом Тихоном последовательно были освящены престолы нового Кафедрального Собора. Всего в храме было шесть престолов: во имя иконы Казанской Божией Матери, св. Николая, свв. Евфимия и Евфимии, свв. Тихона и Митрофана, св. Иннокентия, преподобного Вениамина и Страшного Суда.

        Иркутский кафедральный собор входил в число крупнейших культовых сооружений России. Он вмещал 5 тысяч прихожан, а его высота достигала 60 метров.
        Иркутский кафедральный собор.1910

        После октябрьской революции жизнь кафедрального собора начала замирать. В 1919 году было разрушено паровое отопление, и богослужения стали совершаться только в теплое время года.
        Тихвинская площадь после революции

        В 20-е годы в ограде собора устроили спортивную площадку, молодежь здесь играла в футбол. При этом была выбита значительная часть стекол, особенно пострадала усыпальница. В местных органах печати велась активная кампания за ликвидацию собора. В этот период кафедральный Казанский собор содержала немногочисленная община верующих, которая на свои скудные средства пыталась как-то исправить наносимый храму ущерб. В 1930 году, несмотря на ходатайствования Епархиального Церковного Управления, собор был закрыт.
        Делегаты районной конференции «воинствующих безбожников». Фото. 1930-е.

        В январе 1932 года Отдел охраны памятников подписал приговор собору, отказавшись от предложения приспособить его под музей и согласовав его снос, как здания, не представляющего исторической и художественной ценности.
        Документ о признании Кафедрального Собора не имеющем исторической ценности

        Попытка разобрать собор на строительный материал не увенчалась успехом, и его было решено взорвать.
        Казанский Собор подготовлен к сносу. Со шлемовидных глав сорваны кресты, развевается флаг.

        Первый взрыв собора был произведен в августе 1932 года (потребовалось несколько взрывов, чтобы окончательно его обрушить). Бригады рабочих вручную разбирали обломки собора, сгружая их на вагонетки, которые увозили мусор по временным рельсам, устроенным на площади. После выравнивания остатков собора на Тихвинской площади уровень ее поднялся почти на метр. От богатейшего внутреннего убранства сохранилось всего несколько икон.
        Разрушение Казанского кафедрального собора в городе Иркутске.

        Площадь III Интернационала (сквер Кирова). Узкоколейная железная дорога, проложенная для вывоза остатков взорванного Казанского кафедрального собора.

        Остатками Казанского кафедрального собора была отсыпана площадь III Интернационала (сквер Кирова).

        Жертва «воинствующих атеистов» — храм, возведенный на средства сибиряков, был разрушен до основания. 1932

        В 1938 году на месте бывшего казанского собора началось строительство Дома Советов, который ныне является зданием администрации Иркутской области.
        Как бы Собор выглядел сейчас

        Структура Казанского собора была строго симметрична. Четыре малые главы, в виде беседок венчающие приделы, располагались по диагоналям планировочного креста. Главный купол в форме полусферы стоял на двенадцатигранном световом барабане.Интересно, что вся верхняя часть собора, была выстроена в простых пропорциональных отношениях, свойственных принятым образцовым русско-византийским проектам. Преобладали соотношения объемов 1 к 1, 1 к 2 и 1 к 4: высота всего храма была равна высоте главного купола с барабаном и венчанием, высота малых куполов с барабанами была равна удвоенной высоте центрального купола, радиус полусферы купола четырежды укладывается в высоте купола с барабаном, ширина храма равна его высоте без венчания и т. п. Казанский собор был красиво оформлен, его стены украшали полуколонки, филенки, пояски, кокошники, сухарики, бегунки, кронштейны. Отдельно от храма стояла колокольня, соединенная с главным объемом низкой длинной галереей
        Каток у Собора

        Вид на Кафедральный собор со стороны Спасской церкви

        Панорама Иркутска с левого берега Ангары. Фото 1894–1895 гг.

        Смотрите так же:  Собор смольного монастыря презентация