Меню

Я памятник себе воздвиг чудесный аудиозапись

Я памятник себе воздвиг чудесный аудиозапись

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
Металлов тверже он и выше пирамид;
Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,
И времени полет его не сокрушит.

Так! — весь я не умру, но часть меня большая,
От тлена убежав, по смерти станет жить,
И слава возрастет моя, не увядая,
Доколь славянов род вселенна будет чтить.

Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,
Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;
Всяк будет помнить то в народах неисчетных,
Как из безвестности я тем известен стал,

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о боге
И истину царям с улыбкой говорить.

О муза! возгордись заслугой справедливой,
И презрит кто тебя, сама тех презирай;
Непринужденною рукой неторопливой
Чело твое зарей бессмертия венчай.

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
Тунгус, и друг степей калмык.

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца,
Хвалу и клевету приемли равнодушно
И не оспоривай глупца.
А.С.Пушкин

Поэт и гражданинГражданин (входит)
Опять один, опять суров,
Лежит — и ничего не пишет.
Поэт
Прибавь: хандрит и еле дышит —
И будет мой портрет готов.
Гражданин
Хорош портрет! Ни благородства,
Ни красоты в нем нет, поверь,
А просто пошлое юродство.
Лежать умеет дикий зверь.
Поэт
Так что же?
Гражданин
Да глядеть обидно.
Поэт
Ну, так уйди.
Гражданин
Послушай: стыдно!
Пора вставать! Ты знаешь сам,
Какое время наступило;
В ком чувство долга не остыло,
Кто сердцем неподкупно прям,
В ком дарованье, сила, меткость,
Тому теперь не должно спать.
Поэт
Положим, я такая редкость,
Но нужно прежде дело дать.
Гражданин
Вот новость! Ты имеешь дело,
Ты только временно уснул,
Проснись: громи пороки смело.
Поэт
А! знаю: «Вишь, куда метнул!»
Но я обстрелянная птица.
Жаль, нет охоты говорить. (Берет книгу.)

Спаситель Пушкин! — Вот страница:
Прочти — и перестань корить!
Гражданин (читает)
«Не для житейского волненья,
Не для корысти, не для битв,
Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв».
Поэт (с восторгом)
Неподражаемые звуки.
Когда бы с Музою моей
Я был немного поумней,
Клянусь, пера бы не взял в руки!
Гражданин
Да, звуки чудные. ура!
Так поразительна их сила,
Что даже сонная хандра
С души поэта соскочила.
Душевно радуюсь — пора!
И я восторг твой разделяю,
Но, признаюсь, твои стихи
Живее к сердцу принимаю.
Поэт
Не говори же чепухи!
Ты рьяный чтец, но критик дикий.
Так я, по-твоему, — великий,
Повыше Пушкина поэт?
Скажи пожалуйста.
Гражданин
Ну, нет!
Твои поэмы бестолковы,
Твои элегии не новы,
Сатиры чужды красоты,
Неблагородны и обидны,
Твой стих тягуч. Заметен ты,
Но так без солнца звезды видны.
В ночи, которую теперь
Мы доживаем боязливо,
Когда свободно рыщет зверь,
А человек бредет пугливо, —
Ты твердо светоч свой держал,
Но небу было неугодно,
Чтоб он под бурей запылал,
Путь освещая всенародно;
Дрожащей искрою впотьмах
Он чуть горел, мигал, метался.
Моли, чтоб солнца он дождался
И потонул в его лучах!
Нет, ты не Пушкин. Но покуда
Не видно солнца ниоткуда,
С твоим талантом стыдно спать;
Еще стыдней в годину горя
Красу долин, небес и моря
И ласку милой воспевать.

Пришедший к поэту гражданин призывает его проснуться и громить пороки смело. Поэт же воспевает сладкозвучие: «Не для житейского волненья, Не для корысти, не для битв, Мы рождены для вдохновенья, Для звуков сладких и молитв».

Гражданин же не разделяет восторги поэта и заявляет: «С твоим талантом стыдно спать; Еще стыдней в годину горя Красу долин, небес и моря И ласку милой воспевать…». Гражданин рисует поэту образную картину плывущего по воде корабля. Пока «гроза молчит» и «вечер ласковый и сонный», эта картина радует глаз. А когда начинается буря, не время предаваться праздным утехам. В ходе спора выясняется, что если поэт болтает о ерунде, то в итоге безгласным остается гражданин, ибо голос поэта — это как раз и есть голос общества. Поэт в стихотворении называется «избранником неба», «глашатаем истин вековых». В финале стихотворения возни­кает образ Музы, угрюмой красоте которой идет терновый венок.м

Пока не требует поэта
К священной жертве Аполлон,
В заботах суетного света
Он малодушно погружен;
Молчит его святая лира;
Душа вкушает хладный сон,
И меж детей ничтожных мира,
Быть может, всех ничтожней он.

Но лишь божественный глагол
До слуха чуткого коснется,
Душа поэта встрепенется,
Как пробудившийся орел.
Тоскует он в забавах мира,
Людской чуждается молвы,
К ногам народного кумира
Не клонит гордой головы;
Бежит он, дикий и суровый,
И звуков и смятенья полн,
На берега пустынных волн,
В широкошумные дубровы.

< Бой Памятник
автор Гавриил Романович Державин (1743-1816)
Надгробная императрице Екатерине II >
См. Стихотворения 1796 . Дата создания: 1795, опубл.: 1795.

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
Металлов тверже он и выше пирамид;
Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,
И времени полет его не сокрушит.

5 ? Так! — весь я не умру, но часть меня большая,
От тлена убежав, по смерти станет жить,
И слава возрастёт моя, не увядая,
Доколь славянов род вселенна будет чтить.

Слух пройдет обо мне от Белых вод до Чёрных,
10 Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;
Всяк будет помнить то в народах неисчётных,
Как из безвестности я тем известен стал,

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
15 В сердечной простоте беседовать о Боге
И истину царям с улыбкой говорить.

О Муза! возгордись заслугой справедливой,
И презрит кто тебя, сама тех презирай;
Непринуждённою рукой неторопливой
20 Чело твоё зарёй бессмертия венчай.

Датируется 1795 г. Впервые опубл.: «Приятное и полезное препровождение времени», 1795, ч. 7, стр. 147, под заглавием «К Музе. Подражание Горацию». Подражание оде Горация «К Мельпомене» (кн. III, ода 30), переведенной до него Ломоносовым (см. «Я знак бессмертия себе воздвигнул…») Однако Державин переосмыслил Горация, создав самостоятельное стихотворение. Опыт Державина продолжил Пушкин в стихотворинии «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…». Н. Г. Чернышевский впоследствии писал о Державине: «В своей поэзии что ценил он? Служение на пользу общую. То же думал и Пушкин. Любопытно в этом отношении сравнить, как они видоизменяют существенную мысль Горациевой оды «Памятник», выставляя свои права на бессмертие. Гораций говорит: «я считаю себя достойным славы за то, что хорошо писал стихи»; Державин заменяет это другим: «я считаю себя достойным славы за то, что говорил правду и народу и царям»; Пушкин — «за то, что я благодетельно действовал на общество и защищал страдальцев» (Чернышевский. Полное собрание сочинений, т. 3. М., 1947, стр. 137). См. также Подражание Горацию К. Н. Батюшкова.

Смотрите так же:  У памятника героя хейф

Подражание оде Горация К Мельпомене, (кн. 3, ода 30), сперва озаглавленное и у Державина К Музе.

Здесь всего яснее выразилось сознание Державина в своем поэтическом достоинстве и значении, сознание, которое уже прежде высказывалось у него, напр., в одах Видение Мурзы и Мой истукан. На такое смелое заявление о самом себе, какое мы видим в Памятнике, он, может быть, не решился бы без примера Горация, который в XVIII столетии считался образцом во всех европейских литературах. Немецкие поэты, бывшие в руках Державина, особенно Гагедорн, щедро воздавали римскому лирику дань удивления, а друг Державина, Капнист, перевел оду Горация, послужившую подлинником Памятника, в стихах, которые начинаются так:

«Я памятник себе воздвигнул долговечной;
Превыше пирамид и крепче меди он.
Ни едкие дожди, ни бурный Аквилон,
Ни цепь несметных лет, ни время быстротечно
Не сокрушат его. — Не весь умру я; нет: —
Большая часть меня от вечных Парк уйдет» и проч.
(Соч. Капниста, изд. Смирд. 1849, стр. 454).

Ср. новейший перевод г. Фета в Одах Горация (стр. 107) и Памятник Пушкина (1836 г.). «Любопытно», говорит г. Галахов, «сличить три стихотворения: Горация, Державина и Пушкина, чтобы видеть, что именно каждый поэт признавал в своей деятельности заслуживающим бессмертия». Прибавим, что Пушкин подражал уже не Горацию, а прямо Державину, сохранив не только то же число стихов и строф с тем же заглавием, как в его Памятнике, но и весь ход мыслей, даже многие выражения своего предшественника. По замечанию Белинского (Соч. его, ч. VII, стр. 146), Державин выразил мысль Горация в такой оригинальной форме, так хорошо применил ее к себе, что честь этой мысли так же принадлежит ему, как и Горацию. «В стихотворениях Державина и Пушкина», продолжает критик, «резко обозначился характер двух эпох, которым принадлежат они: Д. говорит о бессмертии в общих чертах, о бессмертии книжном; П. говорит о своем памятнике: „К нему не зарастет народная тропа“ и этим стихом олицетворяет ту живую славу для поэта, которой возможность настала только с его времени.» Другой критик, задавая себе вопрос: что ценил Державин в своей поэзии? отвечает: «Служение на пользу общую. То же думал и Пушкин. Любопытно в этом отношении сравнить, как они видоизменяют существенную мысль Горациевой оды Памятник, выставляя свои права на бессмертие. Гораций говорит: «Я считаю себя достойным славы за то, что хорошо писал стихи»; Державин замечает это другим (образом): «Я считаю себя достойным славы за то, что говорил правду и народу и царям»; Пушкин — «за то, что я благодетельно действовал на общество и защищал страдальцев» (Очерки Гоголевского периода русской лит., статья 4-ая в Современнике 1856 г., т. LVI).

Памятник Державина был напечатан в изданиях: 1798 г., стр. 398, и 1808, ч. I, LXV; — в обоих этим стихотворением кончается том. Памятник Пушкина также заканчивает один отдел стихотворений в изданиях как Анненкова (т. III), так и Исакова (т. I).

Первый рисунок (Олен.) представляет поэта, взирающего с благоговением на божественное сияние; второй — пьедестал с книгою истории. Эта виньетка приложена к I ч. изд. 1808 г.

Анализ оды Г.Р. Державина «Памятник». Аудиозапись оды

Вы можете прослушать аудиозапись оды «Памятник». Текст читает Заслуженный артист России Александр Дмитриевич Фёдоров.

«Памятник» Державина является переложением одноименного стихотворения древнеримского поэта Горация. Гораций жил очень давно, еще до нашей эры. Но в свой «Памятник» он сумел вложить мысль, во все последующие времена животрепещущую для художника-творца. Мысль о бессмертии созданных им произведений, а, следовательно, и его самого. До Державина это замечательное произведение переложил Ломоносов, после Державина – Пушкин. Тема бессмертия поэтических творений никогда не уходила из русской литературы. В начале прошлого века «Памятник» Горация вновь перевел В.Я. Брюсов. В середине века к теме «Памятника» не раз обращался большой русский поэт Н.А. Заболоцкий, еще позже – Арсений Тарковский, Иосиф Бродский, Александр Кушнер и много других поэтов. Каждый это делал по-своему, потому что тема вечна и неисчерпаема, как вечна и неисчерпаема сама поэзия.

Когда-нибудь исследователь-литературовед или просто любитель поэзии положит перед собой все «Памятники», начиная с горацианского, посмотрит и сравнит, как в каждом из них отразились историческая эпоха и личность поэта-переводчика. Личность Державина в его переложении «Памятника» отразилась полно и узнаваемо:

Конечно же, «из безвестности известен стал» – это он сам, Гаврила Романович Державин. Начавший свой путь безвестным солдатом, долго и трудно выбивающийся в «большие люди» и всем успехам на жизненном пути обязанный лишь самому себе. И «забавный русский слог», и послание Фелице-Екатерине, и дерзкое приравнивание в «сердечной простоте» человека к Богу, и пререкания ради истины с самой императрицей – все это поэт говорит о себе лично. Пожалуй, ни один из прежних русских стихотворцев не осмелился так откровенно и просто поставить себя в центр повествования на столь традиционно высокую тему! И дело здесь не только в том, что Державин никогда не страдал от излишней скромности. Поэт был твердо уверен, что именно благодаря своему особому жизненному пути, он поднял русскую поэзию на новую высоту. И еще: дело в его уникальной художественной манере. Так он умел и стремился писать: осязаемо, насыщая произведения фактами своей биографии, плотью сегодняшнего дня.

Даже география в его стихах плотна и насыщенна. Северное и Южное моря, Волга, Дон, Нева, Рифейские (Уральские) горы. Помещенный в контекст целой страны с ее «неисчетными народами», образ поэта неизмеримо укрупняется. Поэт равновелик этой «неисчетности», этому размаху и масштабам. Таким образом бытовые детали биографии поэта вплетаются в высокий пафос произведения, не снижая этого пафоса, но делая достоверным.

Державин не очень придерживается точного соответствия тексту Горация. В свой «Памятник» он вводит национальные и личностные приметы и детали. Но самое интересное, хотя, конечно, и спорное, в этой поэтической переориентации заключалось в том, что Державин видоизменил идейный замысел древнеримского стихотворения. Гораций в поэтическом величии уповал прежде всего на совершенство стиха, Державин – на его правдивость. В свое время это отметил Н.Г. Чернышевский. В статье «Очерки гоголевского периода русской литературы» он комментирует: «Гораций говорит: Я считаю себя достойным славы за то, что хорошо писал стихи; Державин заменяет это другим: Я считаю себя достойным славы за то, что говорил правду и народам, и царям».

Смотрите так же:  Памятники пуговицы

> Читайте также другие темы главы VI:

> Перейти к оглавлению книги Русская поэзия XVIII века

Урок-экскурсия «Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный…»
план-конспект урока (9 класс) на тему

Урок-экскурсия «Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный…»

Вложение Размер
Урок-экскурсия «Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный…» 41.04 КБ

Предварительный просмотр:

Урок-экскурсия «Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный…»

  • Раскрыть значение усадьбы в Петербурге (набережная Фонтанки, 118) в жизни и творчестве Державина
  • Познакомить учащихся с усадебным бытом, родными и близкими Г.Р. Державина
  • Помочь учащимся раскрыть особенности поэзии Г.Р. Державина
  • Вызвать интерес к жизни и творчеству Г.Р. Державина
    1. Компьютер
    2. Проектор
    3. Интерактивная доска
    4. Учебник-хрестоматия для общеобразоват. учреждений / Авт.-сост. В.Я. Коровина и др. – М.: Просвещение, 2013

    І. Вступительное слово учителя:

    8.07 (20.07 н.с.) ИСПОЛНЯЕТСЯ 200 ЛЕТ СО ДНЯ СМЕРТИ РУССКОГО ПОЭТА И ГОСУДАРСТВЕННОГО ДЕЯТЕЛЯ ГАВРИИЛА РОМАНОВИЧА ДЕРЖАВИНА.

    Державинских адресов в России очень мало. Один из самых известных – Санкт-Петербург, набережная Фонтанки, 118. Давайте совершим экскурсию в усадьбу великого русского поэта.

    ІІ. Далее на экране демонстрируются слайды презентации и закадровый голос учителя и заранее подготовленных учащихся.

    «МНЕ ПОСТРОЙ ПОКОЙНЫЙ ДОМ…» (Набережная Фонтанки, 118)

    Во дворике нас встретили бюст поэта работы Марии Литовченко, которая за основу взяла портрет кисти Боровиковского, крупные чайные розы сорта «Александр Пушкин» и несколько очень красивых кошек, нашедших себе приют под сенью муз.

    Розы «Александр Пушкин» украшают сад усадьбы.

    С 2003 года здесь открыт музей, филиал Всероссийского музея Александра Сергеевича Пушкина. Силами его руководителя Сергея Некрасова и была возрождена державинская усадьба — буквально из руин.

    Перед анфиладой парадных залов стоит плазменный экран, на котором крутят фильм о реставрации усадьбы. После смерти второй жены Державина, в 1846 году, усадьбу приобрела с торгов Римско-католическая церковь, началась переделка интерьеров. Разрушение довершила революция. В этой роскошной барской усадьбе устроили обычный жилой дом с громадными коммуналками. Те, кто жил здесь, вспоминают, что многие пользовались остатками «былой роскоши» — державинской мебелью стиля ампир из ценных пород дерева.

    Купив дешевый дом на окраине Петербурга, когда ему уже было шестьдесят лет, Державин вложил в перестройку усадьбы 26 тысяч рублей. С просьбой перестроить дом он обратился к Николаю Львову. В стихотворении он пишет:

    «Зодчий Аттики преславный

    Мне построй покойный дом.

    Вот черты и мысли главны

    Здесь начертаны пером

    На брегу реки Фонтанки».

    «Я МЫСЛЕННО ВХОЖУ В ВАШ КАБИНЕТ…»

    Стоящие в кабинете Державина книжные шкафы, выполненные по эскизам Николая Львова, — аттракцион! Дело в том, что три из девяти — обманки: двери, замаскированные под шкафы.

    Книжные шкафы— обманки.

    Здесь же стоит не менее знаменитый диван с многочисленными боковыми ящичками по бокам, в которых поэт хранил свои рукописи (копия, сделанная реставраторами по эскизам Николая Львова). На диване лежит аспидная доска с грифелем, предоставленная Российской национальной библиотекой. За несколько дней до смерти Гаврила Романович написал свое знаменитое размышление о бренности бытия:

    в своем стремленьи

    Уносит все дела людей

    в пропасти забвенья

    Народы, царства и царей.

    А если что и остается

    Чрез звуки лиры и трубы,

    То вечности жерлом пожрется

    И общей не уйдет судьбы».

    Но его стихи живы до сих пор, почти три столетия спустя. И звучат удивительно современно. Разве не кажутся злободневными хотя бы вот эти строки, написанные о чиновниках:

    «Осел останется ослом,

    Хотя осыпь его звездами;

    Он только хлопает ушами»?

    ШАРОКАТ И ШАРОПИХ

    Двухсветный зал, бальный по назначению, называется «Беседой». При Державине здесь не танцевали, а спорили о судьбах русской литературы и словесности. За овальным столом заседало общество «Беседа любителей российского слова», созданное по инициативе филолога Александра Семеновича Шишкова. Члены «Беседы» боролись за сохранение старого слога русского языка, возмущались засильем галлицизмов. Пафос литераторов понятен, но и юный Пушкин был не так уж неправ, обвинив в глупости Шишкова и его друзей. Судите сами. На втором этаже державинской усадьбы расположена бильярдная, где есть портрет Шишкова — гравюра Уткина с оригинала Джорджа Доу. Выглядит он благородным, седым красавцем, и даже странно ожидать от такого человека призывов называть бильярд шарокатом, а кий — шаропихом.

    В бальной зале не танцевали, а беседовали.

    «БЫЛ ГОРЯЧ И В ПРАВДЕ — ЧЕРТ»

    В Литературной гостиной на стене висит парадный портрет Екатерины Великой, написанный неизвестным художником. Этот портрет предоставил Эрмитаж на временное хранение. Как рассказали вашим корреспондентам в музее, пока контракт заключен на год. С Екатериной Второй судьба нашего героя была тесно связана. Державин, родившийся в Казани в небогатой дворянской семье, в юном возрасте был призван в Петербург для прохождения воинской службы в Преображенском полку, служил солдатом, только по прошествии десяти лет получил офицерский чин. Служба была, по его выражению, «академией мужества и терпения». Отслужив, осел в Петербурге, поначалу живя на съемных квартирах. Посвятив императрице оду «Фелица», был ею замечен и обласкан, получив от нее золотую табакерку, усыпанную бриллиантами, и 500 червонцев. При ней был сенатором, статским советником, губернатором Олонецким, Тамбовским. Восхищение императрицей не мешало Державину видеть все пороки придворных и чиновников, которые он смело обличал.

    Как он сам написал однажды о себе: «был горяч и в правде — черт». Державин входил в комиссии, расследовавшие крупные растраты казенных средств. Стоит ли удивляться, что коллеги не любили правдолюбца? Уставший от мундира, придворных интриг и борьбы с ветряными мельницами (разве ж можно в России победить коррупцию?), Державин удалился на покой, проводя зиму в своей усадьбе на Фонтанке, а лето — в имении Званка на реке Волхове. Теперь ничто не отвлекало его от поэзии.

    Судьба Державина была тесно связана в Екатериной Великой.

    И «ЩУКА С ГОЛУБЫМ ПЕРОМ»

    Одна из самых больших комнат — столовая. В течение 25 лет здесь по субботам собирались литераторы, художники, архитекторы, музыканты. Бывали Фонвизин, Львов, Капнист, Карамзин, Крылов, Жуковский, Левицкий, Боровиковский,

    Бортнянский… Именно в этом доме Державин написал знаменитое стихотворение «Приглашение к обеду»:

    «Шекснинска стерлядь золотая,

    Каймак и борщ уже стоят,

    В графинах вина, пунш, блистая,

    То льдом, то искрами горят».

    Но еще больше впечатляет описание застолья из стихотворения «Евгению. Жизнь Званская»:

    «Багряна ветчина, зелены щи с желтком,

    Румяно-желт пирог, сыр белый, раки красны,

    Что смоль, янтарь — икра,

    и с голубым пером

    Там щука пестрая — прекрасны!»

    Согласитесь, такие стихи нельзя читать на голодный желудок — слюнки потекут. Если серьезно, то описание застолий в пушкинском «Евгении Онегине» наследует державинскую традицию.

    «МУЗЫ ДАДУТ НАМ ДЕНЕГ!»

    О создании усадебного парка известно из трудов самого Державина. Он рассказывал, как однажды вышел со второй женой Дарьей Алексеевной на балкон, под которым простирался участок, заросший деревьями. Дарья Алексеевна посетовала, что нет средств для превращения его в парк. Поэт ответил: «Музы дадут нам денег». Так и случилось. Были изданы «Анакреонтические песни» Державина. Полученного Державиным гонорара хватило как раз на то, чтобы создать великолепный усадебный парк. Когда сад передали музею в 2006 году, он получил статус усадьбы. Нынче за вход взимается небольшая плата.

    Долгие годы сад находился в ведении Польской церкви и так и назывался – Польским. Ухода за ним не было никакого, просто росли сами по себе деревья, да устраивали пикники местные жители. Сейчас сад восстановлен в том виде, каким был при Державине.

    Что вы узнали о жизни и творчестве Г.Р. Державина?

    Что у вас вызвало наибольший интерес?

    ІV. Домашнее задание.

    Прочитать в учебнике стихотворения Г.Р. Державина «Властителям и судиям», «Снигирь», «Задумчивость» и «Памятник». Устно ответить на вопросы 1-4 на стр. 48.

    По теме: методические разработки, презентации и конспекты

    Данный классный час предназначен для учащихся 7 классов. Мероприятие знакомит с жизнью великого ученого М.В.Ломоносова. Ребята учатся самостоятельности, умению применять полученные ранее знания на пра.

    Сценарий проведения Дня памяти А.С. Пушкина.

    Урок соответствует требованиям ФГОС. Лингвистический анализ стихотворения » Я памятник себе воздвиг нерукотворный. » Понимание темы, идеи, нравственного пафоса произведения. Формирование осмысл.

    Внеклассное мероприятие: «Я ПАМЯТНИК СЕБЕ ВОЗДВИГ НЕРУКОТВОРНЫЙ» ко дню памяти А.С. Пушкина.

    Эта тема актуальная для нашего города, округа, страны, так как памятники Вечному Солдату несут память о подвиге нашего народа в годы ВОВ. На фронтах этой кровопролитной войны сражало.

    Внеклассное мероприятие «Я памятник воздвиг себе нерукотворный. » было посвящено 215 годовщине со дня рождения А.С. Пушкина. Проводилось в МБОУ «Кояновская основная школа» среди у.

    Цель: продолжить знакомство учащихся с природой Казахстана.

    Сравнить стих Памятник Пушкина, Державина,Горация

    СТИХ ПУШКИНА
    Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
    К нему не зарастет народная тропа,
    Вознесся выше он главою непокорной
    Александрийского столпа.

    Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
    Мой прах переживет и тленья убежит —
    И славен буду я, доколь в подлунном мире
    Жив будет хоть один пиит.

    Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
    И назовет меня всяк сущий в ней язык,
    И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
    Тунгус, и друг степей калмык.

    И долго буду тем любезен я народу,
    Что чувства добрые я лирой пробуждал,
    Что в мой жестокий век восславил я Свободу
    И милость к падшим призывал.

    Веленью божию, о муза, будь послушна,
    Обиды не страшась, не требуя венца,
    Хвалу и клевету приемли равнодушно
    И не оспоривай глупца.

    1Памятник
    Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
    Металлов тверже он и выше пирамид;
    Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,
    И времени полет его не сокрушит.
    Так! — весь я не умру, но часть меня большая,
    От тлена убежав, по смерти станет жить,
    И слава возрастет моя, не увядая,
    Доколь славянов род вселенна будет чтить.
    Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,
    Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;
    Всяк будет помнить то в народах неисчетных,
    Как из безвестности я тем известен стал,
    Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
    О добродетелях Фелицы возгласить,
    В сердечной простоте беседовать о боге
    И истину царям с улыбкой говорить.
    О муза! возгордись заслугой справедливой,
    И презрит кто тебя, сама тех презирай;
    Непринужденною рукой неторопливой
    Чело твое зарей бессмертия венчай.

    Воздвиг я памятник вечнее меди прочной
    И зданий царственных превыше пирамид;
    Его ни едкий дождь, ни Аквилон полночный,
    Ни ряд бесчисленных годов не истребит.

    Нет, весь я не умру, и жизни лучшей долей
    Избегну похорон, и славный мой венец
    Все будет зеленеть, доколе в Капитолий
    С безмолвной девою верховный ходит жрец.

    И скажут, что рожден, где Ауфид говорливый
    Стремительно бежит, где средь безводных стран
    С престола Давн судил народ трудолюбивый,
    Что из ничтожества был славой я избран

    За то, что первый я на голос эолийский
    Свел песнь Италии. О, Мельпомена, свей
    Заслуге гордой в честь сама венец дельфийский
    И лавром увенчай руно моих кудрей

    • Попроси больше объяснений
    • Следить
    • Отметить нарушение

    Rusya353 19.12.2019

    У Г.Р. Державина и А.С. Пушкина есть стихотворение с одинаковым названием – «Памятник». Однако на этом совпадения этих двух произведений не заканчиваются. Оба стихотворения восходят к вольному переводу оды древнеримского поэта Горация «К Мельпомене», сделанному М.В. Ломоносовым.
    Больше того, по форме стихотворения Державина и Пушкина очень похожи. Можно сказать, что они развиваются по единому шаблону, используют общие формулы: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» — «Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный»; «Нет, весь я не умру» — «Так! — весь я не умру»; «Слух обо мне пройдет по всей Руси великой» — «Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных» и т.п.
    Однако стихотворения этих поэтов наполнены разным идейным содержанием. Так, Державин представляет себя в своем «Памятнике» как человека и поэта. Он — не только творец, но и придворный. Поэтому его будут чтить за то, что он искренне и правдиво смог беседовать с царями, смог в новой художественной форме – «дерзнул в забавном русском слоге» — говорить о добродетелях власть имущих: «О добродетелях Фелицы возгласить». Кроме того, Державин ставит себе в заслугу смелость говорить о высших духовных ценностях, о боге.
    Пушкин же в своем «Памятнике» позиционирует себя, в первую очередь, как поэта, а уже через это – как гражданина и гуманного человека. Уже в первых строках он подчеркивает свою близость к народу – «К нему не зарастет народная тропа». Именно народная слава для него — самое ценное: «И долго буду тем любезен я народу…»
    Что же Пушкин ставит себе в заслугу? Больше всего поэт ценит в своем творчестве гуманизм («чувства добрые я лирой пробуждал», «милость к падшим призывал») и бескомпромиссное свободолюбие, оппозицию существующему строю («в мой жестокий век восславил я Свободу»).
    Таким образом, ценности Пушкина стоят на шаг дальше в плане личного и гражданского развития, чем ценности Державина. Если художник 18 века ценит свои художественные заслуги и близость к власти, то художник 19 века ставит на первое место нравственные и общественные заслуги своей поэзии, провозглашая идеал не только поэта, но и прогрессивного человека.

    Смотрите так же:  Зачем сносят памятники ленину на украине