Где находится река протока

Протока (из истории названия)

Северный рукав Кубани омывает территорию Славянского района (по новейшим данным) на протяжении 135,5 километра, что составляет почти половину длины окружной границы муниципального образования. Противоположный берег Протоки делят между собою три административных района края: Красноармейский, Калининский и Приморско-Ахтарский. Своё нынешнее название река обрела чуть более 200 лет назад, но его родословная уходит корнями в глубину веков.
Знакомство с историческими и географическими источниками, относящимися к кубанской дельте и Восточному Приазовью, показывает, что самым древним из дошедших до нас имён Протоки является Гипанис («Лошадиная» или «Конская»). Так же в начале I века до новой эры называлась и сама Кубань. Римский историк А. Полигистор пишет: «Гипанис. делится на два рукава, из которых один впадает в Меотиду (Азовское море), а другой – в Понт (Черное море)». Поскольку тогдашнее название второго (южного) рукава доподлинно известно – Вардан, можно с уверенностью утверждать, что материнское имя досталось северному рукаву.
К мысли о том, что Гипанисом в древности называлась именно Протока, приводит и анализ ситуации, связанной с походом Фарнака II против дандариев (63 год до новой эры). Чтобы подчинить своей власти непокорных меотов, боспорский царь затопил их возделанные поля водами протекавшей рядом реки. А во времена Фарнака единственным местом кубанской дельты, где можно было постоянно жить и заниматься земледелием, являлся левый прирусловый вал верхнего течения Протоки. Не исключено, что это аккумулятивное образование, похожее на конскую гриву, и послужило основанием для присвоения реке такого необычного имени.
На рубеже старой и новой эры северному рукаву Кубани принадлежало одно из тех шести названий рек восточного побережья Меотиды, которые перечисляются в «Географии» Страбона. Известный кавказовед С. Броневский, имея в виду «рукав, текущий от Копыла прямо в Азовское море», считает: «Ему, кажется, приличествует местоположение страбоновой реки Атицита, или Антимас». В переводе с греческого языка гидроним означает Осетровая.
Александрийский учёный К. Птолемей, живший на 100 лет позже Страбона, не только солидаризируется с «отцом географии» в части названий восточно-меотидских рек, но и приводит координаты тогдашних мест их впадения в море. Однако, это не облегчает задачу идентификации отдельных водотоков, так как координаты их устьев (широта и долгота) получены не из астрономических определений, а из опросов арабских и греческих купцов и путешественников.
Сведений о том, какие названия носил северный рукав Кубани в эпоху Великого переселения народов (IV-VI столетия новой эры), история не сохранила. Но, исходя из того, что шедшие в Европу азиатские кочевники вначале знакомились с верхним и средним течением крупнейшей реки Предкавказья и лишь потом с её дельтовыми рукавами, логично предположить: на тогдашнюю Протоку могли распространяться те же названия, которые носила Кубань.
В VII-IX веках, пока на территории кубанской дельты обитали потомки хана Батбая, отказавшиеся переселиться на Дунай, северный рукав успел поменять около полудюжины близких по форме булгарских названий: Кофин, Кофеен, Копхен, Купис, Купи. По мнению учёных все гидронимы в переводе на русский язык означали одно и то же – «вода». Вполне возможно, что некоторые из них являлись именами крупных ериков, питаемых Кубанью и Протокой: Давидовки, Калауса, Глубокого Перевала.
В конце Х столетия, когда на Таманском полуострове существовало русское Тмутараканское княжество, северный рукав Кубани, до того впадавший в Ахтарские лиманы, по неизвестной причине повернул на запад (в районе нынешней станицы Гривенской) и понёс свои воды по одному из левобережных ериков непосредственно в Азовское море. К этому времени относится появление в работах византийского императора Константина VII названия «Бурлик», созвучного русскому прилагательному «Бурный» и, якобы, приличествующего Кубани. Но современные учёные видят в нём тюркское словосочетание «пересыхающая река» и связывают его с ахтарским руслом Протоки, полагая, что это «более соответствует географической реалии».
Письменные документы и карты времён итальянской колонизации Северо-Западного Кавказа (ХII-ХV век) донесли до наших дней серию названий дельтовых рукавов Кубани с основой Копа: Коппо, Лакопа, Лакупа, Лоцикопа, Копарио. Многие исследователи позиционируют их с Протокой, на которой стояла крупнейшая заморская фактория республики Генуи – Копа, специализировавшаяся на торговле рыбой, икрой и рабами (нынешний город Славянск-на-Кубани). Семантика (смысл) названий до сих пор остаётся невыясненной: одни учёные усматривают в них греческий глагол копто «пластовать рыбу», другие – тюркское существительное копа «болото», «мелкое озерко, покрытое тростником».
С конца XV столетия, после разгрома генуэзских колоний османскими войсками и включения Таманского полуострова с Восточным Приазовьем в состав Крымского ханства, прежняя фактория Копа стала именоваться «Пустым городом на Кубе». Но утверждать, что под рекой понималась именно Протока, можно с определённой осторожностью, так как рядом с бывшей итальянской колонией в ту пору протекал и главный рукав Кубани, который спустя много времени получил названия Кубанка, или Старая Кубань.
Во второй половине XVI века северокавказские степи заполонили ногайцы Малой орды (Казыева улуса), и в местной гидронимии начал формироваться мощный новотюркский пласт. Ключевыми элементами речных названий стали су «вода», кум «песок», баш «голова». Есть предположение, что северный рукав Кубани тоже сперва носил имя Карасу «Чёрная вода», или «Черновода», а затем уже – Кумака «Песчаная река», под которым и попал в известный свод географических названий «Книга Большому Чертежу», впервые увидевший свет в 1627 году.
На протяжении XVII столетия, когда на берегах Протоки возводились османские форпосты Копыл (Эски-Копыл) и Ачу (Ачуев), река имела сразу два тюркских названия – ногайское Кумли-Кубань «Песчаная Кубань» и татарское Кара-Кубань «Чёрная Кубань». Причём, первое из них относилось к верхнему и среднему течению северного рукава, а второе – только к нижнему течению. Оба гидронима подчёркивали высокую мутность водного потока, усиленно прокладывавшего себе новую, более короткую дорогу к Азовскому морю.
На турецких картах, относящихся ко времени строительства на нижнем (северо-западном) раздёре Кубани крепости Ени-Копыл (1747 год), верхний отрезок северного рукава сопровождает надпись Кара-Гуль «Чёрное озеро». Выдавая водоток за водоём, османские картографы не грешили против истины, ибо в ту пору «Протока представляла сложную систему озеровидных расширений и соединяющих их рукавов». Крупнейший из этих «русловых лиманов» позднее получил фамильное имя – Рудивский.
После переселения в Западное Предкавказье бессарабских кочевников (1771 год), берега северного рукава Кубани заняли Бурлацкое и Маинское поколения Едичкульской орды. И вскоре на смену турецкому названию верхнего и среднего течения реки пришло ногайское – Кумазек «Песчаный проток». Тот же компонент озек с определением терен «глубокий» дал имя левобережному ерику Протоки. Спустя несколько десятилетий, когда водоток пересох, жители разместившегося на его берегах селения Петровского переделали Глубокий проток в Глубокий перевал, а низовье бывшего ерика – в просто Перевал.
Во время русско-турецкой войны 1768-1774 годов появились первые отечественные карты, которые давали довольно чёткое представление о гидрографии кубанской дельты и, в частности, о её главном развязочном узле (нижнем раздёре). Так, на карте, составленной по приказу командира Кубанского корпуса И.Ф. Бринка, видно, что Кумли-Кубань (собственно Кубань – Б.Р.) у города Ени-Копыла разделялась на три рукава. Влево, на запад, отходил узкий, шириной 25-30 саженей, рукав, который адыги называли Пшегис (Кубань). Средний рукав, самый многоводный, тёк на север и назывался по-ногайски Кумузюн, а по-татарски – Кара-Кубань. Третьим был ерик, вытекавший в полуверсте выше истока Кумузюна и носивший название Жигран (Казачий).
С переходом Таманского полуострова и Восточного Приазовья под власть России (1784 год) бдение новой государственной границы и охрана доставшихся от турок укреплений были поручены донским казакам. Поэтому на «Плане крепости Ачуева» появилось уточнение: после подписи «река Кара-Кубань» следовало «или Казачий ерик». Отождествление дельтового рукава со второстепенным водотоком не выглядело бы таким «унизительным», если бы маленькое гирло, отделявшееся от него чуть ниже бывшего османского форпоста и впадавшее в Азовское море, не продолжало именоваться «река Узень».
Разведчик черноморских казаков войсковой есаул М. Гулик, объехавший границы ещё не подаренной Екатериной II земли, дважды переправлялся через северный рукав Кубани – вблизи истока и в самом устье. В его «Ведомости, какового положения Таманская и Кубанская земли», представленной войсковому начальству летом 1792 года, впервые указан гидроним Черный проток. Правда, казачий первопроходец запутался в гидрографии нижнего раздёра Кубани и поместил «большую земляную крепость» (Ени-Копыл) не на левом, а на правом берегу Черного протока.
Обосновавшиеся на кубанской земле потомки запорожских казаков не только принесли с собой готовые названия будущих селений, но и существенно подкорректировали здешнюю гидронимию. Так, Чёрный проток превратился сперва в Чёрную протоку, а на исходе ХVIII века – и в просто Протоку. Причём, за нижним течением реки в местном обиходе утвердилось имя Проточка, так как, начиная от селения Новонижестеблиевского (Гривенского), водность её сильно уменьшалась и «она была, по крайней мере, на половину уже». В то время много речной воды утекало в прибрежные плавни, а также испарялось с поверхности обширного руслового лимана, который назывался Красногольским.
Не успев появиться на свет, гидроним Протока был призван на службу нарождавшейся славянской топонимии нового территориального приобретения России. Уже в марте 1794 года имя реки получил один из 20 сторожевых постов Черноморской кордонной линии, которая тянулась вдоль правого берега Кубани от устья Лабы до Бугазского лимана. Протоцкий пост был удалён от границы и охранял, по существу, не её, а одну из дорог, соединявших Копыльскую и Андреевскую почтовые станции. Позже рядом с постом появилась батарейка, которая тоже стала называться Протоцкой.
В начале 30-х годов ХIХ века, после осуществления мероприятий по укреплению южной границы России, намеченных ещё А.П. Ермоловым, основной рукав Кубани (Кубанка) окончательно заилился и высох. Вместе с ним ушёл в небытие и нижний раздёр. А полноводный 10-километровый отрезок главного русла, соединявший два узла разветвления, нарастил сверху Протоку и принял её название. Вскоре от гидронима отпочковался украинизированный диминутив Протичка, обозначивший правобережную старицу северного рукава Кубани.
В 1840 году в результате сильнейшего нагона воды со стороны Азовского моря закупорились наносами Сладкое и Рубцовское гирла Протоки. К этому же времени совершенно заплыл и её правобережный ерик, ранее «впадавший самостоятельным устьем в море». В довершение ко всему, через 6 лет после стихийного бедствия по требованию откупщика ачуевских рыболовных промыслов А.Л. Посполитаки были забиты сразу 70 левобережных ериков Протоки. В результате объём воды, который протекал по руслу реки намного увеличился. Поэтому «из Проточки переименовалась она в Протоку» и в нижнем течении.
В 50-х годах XIX века топографами Межевой комиссии Черноморского казачьего войска была впервые выполнена инструментальная съёмка Протоки и её прибрежных полос. Полученные карты позволили разглядеть не только извилины русла, истоки ериков, места пересечений реки с древними барами Азовского моря, но и русловые образования – острова и косы. Однако, сеть ериков, начало которым давала Протока, по-прежнему не была «изображена ни на одной карте даже с приблизительною верностью». Этим, вероятно, и объясняется путаница в их названиях, продолжающаяся до сих пор.
Через полтора года после окончания Кавказской войны на месте нижнего раздёра была водворена одна из пяти новых станиц Кубанского казачьего войска (ККВ). И хотя селение оказалось в объятиях дельтовых рукавов, для него не нашлось подходящего «речного» имени: всё, что было связано с гидронимами Кубань и Протока, уже имело своих носителей. Поэтому новую станицу назвали Славянской – в честь сторожевого поста бывшей Черноморской кордонной линии, который стоял на месте хутора Тиховского. Но жители окрестных селений ещё долго именовали её по старинке – Копылы.
На рубеже ХIХ-ХХ столетий на Протоке начало развиваться судоходство. В связи с этим в станице Славянской открылась контора «Товарищества Дицмана». Однако плавание по северному рукаву столкнулось с ещё большими трудностями, чем по самой Кубани. Фарватер постоянно забивался карчами, а гарантированные глубины (на отрезке Славянская – Ачуев) не превышали трёх футов. В этой ситуации местное население, пополненное выходцами из центральных губерний России, стало воспринимать название Протока как нарицательный термин. А в продаже появились фотографии и открытки с видами реки и подписями «Протока Кубани».
Но во время первой мировой войны пошатнувшийся номинативный статус гидронима Протока был восстановлен. Через станицу Славянскую – центр Таманского отдела ККВ прошла железнодорожная ветка Кущёвка – Крымская, и станцию, расположенную на левом берегу северного рукава Кубани, назвали Протокой. Подтверждением того, что в названии был запечатлён гидроним, а не нарицательный термин, служило присвоение имён водотоков (ериков) и двум соседним станциям — Ангелинской и Полтавской.
В годы советской власти гидроним Протока приобрёл на территории дельты не меньшую популярность, чем Кубань. Сельский совет, машинно-тракторная станция, водохозяйственная система и рисоводческий совхоз в Славянском районе, хутора в Калининском и Красноармейском районах, нефтебаза и хлебоприёмный пункт в городе Славянске-на-Кубани – все они стали называться Протоцкими, Проточными, Протокскими, демонстрируя не только широкий номинативный диапазон речного имени, но и словообразовательную гибкость русской грамматики.
Во второй половине минувшего столетия родилась идея: прописать гидроним Протока и в полном (официальном) названии Славянска. Её инициаторы исходили из того, что город стоит не на той реке, которая фигурирует в урбониме. Но поборники гидрографической справедливости допускали сразу две ошибки. Во-первых, приставка «на Кубани» изначально указывала не на приречное положение города, а на его административную принадлежность, и после развала Советского Союза утратила своё назначение. Во-вторых, Славянск, в буквальном смысле слова, стоит на Кубани, то есть на заиленном русле и прирусловых валах бывшего основного рукава крупнейшей реки Западного Предкавказья, и его уникальное микроположение точно отражено в полном названии города.
Если память о прошлом Кубани хранит лишь часть урбонима, то Протоке повезло гораздо больше. До наших дней дожил тюркизм Кара-Кубань, заставивший в своё время учёных обратить внимание на иноязычное окружение названия Протока. Только теперь прежний гидроним олицетворяет не 30-километровое побочное русло северного рукава Кубани, а фрагмент его аккумулятивной гряды, который чудом уцелел при строительстве Черноерковской оросительной системы. В начале нового тысячелетия гряда Каракубань подарила своё имя забойской агрофирме, специализирующейся на выращивании риса, и наиболее удалённому («дикому») участку Славянского охотхозяйства.
В конце первого десятилетия XXI века вышли из печати два издания, имеющие прямое отношение к теме настоящей статьи: Атлас «Плавни Кубани» и монография «Гидрология дельты и устьевого взморья Кубани». И там, и там фигурирует Ачуевский узел разветвления Протоки. Но в пособии для охотников и рыболовов основной водоток, впадающий в Азовское море, называется гирло Казачье, а в научном труде – рукав Правый. Исходя из того, что указанный водоток продолжает направление течения и транспортирует 80 процентов ноши Протоки, на него логично было бы распространить и её имя.

Смотрите так же:  Река оймяконского нагорья

Б.Т. Решитько,
действительный член Русского
географического общества, руководитель
комиссии по топонимике Краснодарского
регионального отделения РГО

Кубанское бассейновое
водное управление

Ресурсы и качество реки Кубань и ее притоков

В зоне деятельности Кубанского Бассейнового водного управления основным источником для водоснабжения населения, хозяйственной и промышленной деятельности является река Кубань.

Бассейн реки Кубани располагается в западной части Северо-Кавказского экономического района, ограничивается Главным Кавказским хребтом. Азовским морем и слабовыраженным водоразделом с реками равниной части Ставропольского и Краснодарского краев.

Бассейн реки Кубани по административному признаку находится в пределах Республик Карачаево-Черкессия и Адыгея, Ставропольского и Краснодарского краев. Водохозяйственное влияние реки Кубани значительно шире ее гидрографического бассейна и распространяется более чем на 80 тыс. км на граничащие безводные степные районы Предкавказья (включая Ростовскую область и Калмыкию).

На 111 км от устья, у х.Тиховского, река отделяет рукав Протоку, а в 16 км от устья разделяется на 2 рукава — левый — Казачий Ерик, впадающий в Ахтанизовский лиман, и правый — Петрушин рукав, собственно р.Кубань, впадающий в Темрюкский залив Азовского моря. Место отделения рукава Протоки является вершиной дельты р.Кубани, представляющей собой обширную ( площадью около 3500 км2) низменность, изобилующую мелководными, пресноводными и солеными лиманами и системой ериков. В пределах дельты Кубани расположены плавни: Приазовские, Кубанско-Адыгейские, Закубанские.

Речная система реки Кубань слагается из 14 тыс. рек, каждая из них имеет свою развитую речную сеть с большим числом относительно крупных и мелких притоков.

Наблюдательная сеть Кубанского бассейнового водного управления создана в 1989-91 годах на водных объектах, интенсивно используемых и подверженных значительному загрязнению промышленными и сельскохозяйственными водами, охватывает основные водотоки и позволяет характеризовать состояние этих водных объектов.

Створы наблюдения установлены для определения:

  • фоновых загрязнений;
  • влияния крупных городов и районов на водный объект в результате антропогенной нагрузки;
  • качества воды в водных объектах в местах забора на питьевые нужды;
  • качества воды на замыкающих створах рек;
  • качества воды на границах субъектов РФ.

Наблюдательная сеть насчитывает 62 створа наблюдения. Наблюдение за качеством воды в поверхностных водных объектах, обработку, обобщение, накопление информации по заданию Кубанского БВУ и управлений природных ресурсов и охраны окружающей среды МПР России выполняют:

  • по Краснодарскому краю — ФГУ «Кубаньмониторингвод»
  • по Ставропольскому краю — ГУЛ «Ставропольский ЦГМПР», ФГУ «Ставропольский ТФИ»
  • по Республике Адыгея — ФГУ «Адыгейский территориальный фонд информации»
  • по Республике Карачаево-Черкессия — ФГУ Кубаньмониторингвод».
  • Пробы воды в водных объектах отбираются один раз в квартал и исследуются по 27-34 ингредиентам.

    Гидрохимический состав поверхностных водных объектов в зоне деятельности Кубанского БВУ формируется под влиянием естественных гидрохимических факторов, влиянием сброса загрязненных и недостаточно очищенных сточных вод промышленных предприятий, объектов жилищно-коммунального хозяйства, поверхностного стока с площадей водосбора, поступления загрязненных пестицидами сбросных вод оросительных систем.

    Значительное влияние на состояние поверхностных вод оказывают аварийные сбросы загрязняющих веществ с предприятий, разлив нефти и нефтепродуктов на промышленных объектах, осуществляющих добычу, транспортировку и переработку нефти и нефтепродуктов. Свой вклад в загрязнение водных объектов взвешенными веществами и в повышение минерализации воды вносят стихийные природные явления: паводки, оползни, экзогенные процессы, связанные с поднятием уровней грунтовых и подземных вод.

    Основными загрязняющими веществами природных вод бассейна реки Кубань являются:

  • медьсодержащие — до 0,4 — 7 ПДК;
  • фенолы летучие — до 0,4 — 2 ПДК;
  • органические вещества (по БПКз) — до 0,32 — 2,0 ПДК;
  • железо общее — до 0,6 — 2,6 ПДК;
  • нефтепродукты — до 0,7-4 ПДК.
  • Анализ результатов многолетнего мониторинга качества поверхностных водных объектов показывает, что качество воды не претерпевает значительных изменений и относится, в основном, к третьему и четвертому классам («умеренно загрязненная» и «загрязненная»).

    Сплав по рекам Вама — Водла

    Краткое описание маршрута «Вама — Водла».
    Протяженность: Национальный парк «Водлозерский» — п. Водла — 51 км
    Национальный парк «Водлозерский» — п. Кривцы — 110 км

    Сплав проходит на рафтах и катамаранах. Маршрут начинается на территории Водлозерского Национального парка — в красивейшем и рыбном месте Карелии — озере Водлозеро. Реки Вама и Водла (до д. Водла) представляют собой каскад порогов, разделенных небольшими участками плесов. Вама и Водла впечатляют своими порогами, идущими друг за другом практически непрерывно. Стоит сказать, что на 24 километрах р. Вамы — 20 порогов.
    Вама вытекает из юто-восточной оконечности Водлозера. Сливается с р. Сухая Водла, образуя р. Водла. Длина реки около 24 км. Для реки характерно наличие течения на всем еe протяжении. На реке 20 порогов сложностью 2 – 3 к. с. Все они проходимы и представляют большой спортивный интерес. Берега реки заросли лесом, много удобных мест для стоянок. «Началом» реки Вама является Вамская плотина. По высокой воде Вама — достаточно интересная река в спортивном отношении. Перепад, создаваемый на плотине, составляет около 2 м, причем 1,5 из них приходится на пологий слив сразу за столбами, а еще 0,5 — на короткий 50 метровый быстроток, переходящий в Устьинскую шиверу.
    Устьинская шивера — представляет собой быстроток с валами до 1,2 м по левому краю. Кроме того, в конце шиверы остров делит поток на 2 неравные части
    Порог Раккой 3 к. с. расположен на слабо изгибающемся влево участке реки. Порог отличается заметным падением и представляет собой толчею валов до 2 м на быстротоке длиной 400 м. В русле много камней. Далее поток постепенно успокаивается. Далее следуют два коротких, проходимых без разведки порога, а через 1 км от Раккоя начинается порог Островной.
    Порог Островной 3 к. с., равный по мощи Раккою, сложнее и длиннее последнего и отличается более замысловатой линией движения. Начинается порог с острова, делящего русло на 2 неравные части. Левая протока более полноводная и прямая. Здесь скорость течения увеличивается, и появляются косые валы, идущие от валунов, разбросанных по краям русла. Через 100- 150 метров толчеи, река делает левый поворот и принимает справа вторую протоку. В этом месте в русле расположена каменистая мель, на которую идет навал воды. В более мелкий правый проход пройти проще, однако он маловоднее. и в низкую воду непроходим. Кроме того, здесь надо преодолеть сбой струй, возникающий при впадении правой протоки. В левую протоку уйти несколько сложнее, однако проход здесь чист при любом уровне воды. После левого поворота следует 50-метровый быстроток, переходящий в выходную шиверу с валами до 1,5 м и несколькими камнями в русле. Для того чтобы уйти в левую протоку, необходимо уходить с центральной струи за 50 метров до поворота. В правую протоку легко попасть, если идти по главной струе.
    Далее следует цепочка порогов: Вам, Сиговец, Казимир, Заостровский, Пурт (все 2 к. с.). Далее до слияния с Сухой Водлой река успокаивается, и временами разбивается на протоки.
    Реки Вама и Сухая Водла в месте слияния текут практически навстречу друг другу, а Водла, берущая здесь начало, уходит вправо.
    Река Водла. Образуется при слиянии рек Вама и Сухая Водла, впадает в Онежское озеро. Длина реки около 175 км. На реке 38 порогов. Река в нижнем течении судоходна, используется для сплава леса, начиная от пос. Водла. От слияния до пос. Кубово, где находится запань — на 50 км более 20 порогов. Ниже поселка Водла в воде много топляков. Средний уклон 0,328 м/км, расход воды — 40 куб. м/км. Ширина реки колеблется от 30 до 200 м. Берега лесистые, много ягод, грибов. Много мест для стоянок.Первый порог Верхневамский на р. Водле расположен в 200 м от устья р. Сухая Водла за левым поворотом реки. Река разделяется на две протоки, образуя остров. Правая забирает треть всей воды, в ней множество камней, прохождение ее проблематично. Левая протока более многоводна. В ней и находится порог Верхневамский 3 к. с.

    Второй порог Нижневамский находится через 200 м после Верхневамского. Порог образуется выступающей с правого берега каменистой отмелью, перегораживающей 2/3 русла. Сложность порога сильно зависит от воды, и при низком ее уровне он становится очень мелким со множеством камней в русле, валы до 1 м, которые требуют сложного маневра с пересечением струй.
    Нетомский порог 2 к. с. — через 8 км после Нижневамского — небольшое сужение, валы до 1 м. Проходится без просмотра.
    Кинский порог 3 к. с. В 9 км от устья Вамы и в 500 м от устья р. Черевы образован прохождением реки через подводную гряду. Множество крупных камней. Внешний вид зависит от уровня воды. Далее следует ряд однотипных порогов, образованных из-за сужения берегов, сложностью не выше 2 к. с.
    Порог Падун 4 к. с. находится через 15 км от р. Вамы, и в 200 м после брошенной деревни на правом берегу. С воды порог практически не виден, однако хорошо слышен его грохот. Зачаливаться для осмотра удобно в 30 м от самого слива в суводи у правого берега. Порог образуется в результате слива через плиту. Перепад более 2 метров по всей ширине реки. Слив в левой части порога крутой, и прохождение здесь нежелательно из-за сильно останавливающего противотока в бочках. В правой же части слив более пологий, однако его прохождение осложнено валом высотой около 2 метров, возникающим по центру слива в следствие какого-то внутреннего сбоя струй. После этого «бугра» вода вновь устремляется вниз, образуя собственно бочку. Далее следует обширный спокойный участок, где удобно осуществлять страховку. Прохождение порога технической сложности не представляет, и зависит, в основном, от правильного захода.
    Порог Осиновец находится через 2 км от порога Падун. Река здесь разделяется на 2 примерно равных рукава вокруг острова. Правая протока практически непроходима. Левая протока — 3 к. с.
    Порог Печки, самый сложный на реке, находится в 10-12 км от пор. Осиновец напротив поселка Водла на левом берегу. Перед порогом в русле много островов, поэтому желательно после церкви идти вдоль правого берега. Порог образуется в результате резкого падения воды в правой и центральной протоке вокруг скалистого острова. Левая протока мелководна, и кончается небольшим водопадом. Центральная протока наиболее сложная. Порог в ней имеет 4 к. с. для байдарок. Начинается порог прямым участком с большим уклоном, который резко сужается, образуя серию косых стоячих валов высотой до 1,2 метров. Далее следует треугольный неравнобокий слив с пенными, сходящимися в центральный «котел», косыми бочками. Левая, более перпендикулярная к течению бочка, имеет сильный противоток, и останавливает даже хорошо разогнавшиеся суда. Правая бочка более косая, и меньшей мощности хорошо проносит, но пройти через нее невозможно, из-за одного из двух рыболовных «плетней», выступающих от берегов на 2 метра, и сильно ограничивающих маневр. Порог в правой протоке 4 к. с. проще, но значительно протяженнее. Его длина около 350-400 м. В пороге сложная линия движения и обилие камней, и он также представляет немалый спортивный интерес. Порог перегорожен тросами и перегородками для ловли рыбы.

    Геологические условия, история развития | Почвенно-растительный покров

    Геологические условия, история развития

    При взгляде на карту дельты Кубани (рис. 1) создается представление о чрезвычайно простой схеме истории ее развития: волны построили очерченный по дуге круга береговой вал, за которым отшнуровались лиманы, постепенно заполняемые аллювием реки, несущей всегда весьма мутную воду.

    Рис.1. Дельта р. Кубани

    На самом деле геологическая история дельты даже за последние тысячелетия крайне сложна. Устьевая область этой реки находится на стыке действия разнообразнейших сил природы, нередко оказывавших на нее взаимопротивоположные влияния. Сочетание этих влияний позволило сравнительно небольшой реке с водным стоком 11,0 км 3 /год создать обширную дельту площадью около 3 500 кв. км с плодороднейшими почвами и весьма благоприятными условиями для рыбного хозяйства.

    Формирование толщи отложений в области дельты, по П. Б. Шаповалову (1932), протекало длительное время.

    В послетретичное время на место рассматриваемой устьевой области был залив. После Чаудинской эпохи имели место поднятия берегов, при которых происходило глубокое врезание долин рек в толщи материка на Таманском полуострове. В древнеэвксинскую эпоху произошли опускания, на что указывает трансгрессивное налегание древнеэнксинских слоев на более древние породы.

    В конце последующей геологической эпохи, названной А. Д. Архангельским узунларской (синхронна миндель-рисской), периферийные участки дна испытали значительные поднятия, сократившие размеры Азовского моря, а может быть приведшие к почти полному его исчезновению. На поверхности вышедших из воды морских равнин формировались желтовато-бурые лёссовидные суглинки и откладывались русловые пески древней реки. Последовавшее затем опускание берегов (карангатское) обратило их в дно древне-Кубанского залива, на котором и сформировалась современная Дельта. Бурением эти породы обнаружены на отметках —17 м у Темрюка и ±2 м в вершине современной дельты. Это опускание не распространилось на Таманский полуостров, на что указывает террасовидное прилегание карангатских слоев к возвышенностям, сложенным древнеэвксинекими отложениями.

    В последующую новоэвксинскую эпоху, когда контуры берегов Азовского моря приняли близкие к современным очертания, происходило вновь поднятие дна по периферии моря, сменившееся в конце эпохи его опусканием, продолжавшимся и в древнеазовскую эпоху, когда оконтурились Азовские лиманы в дошедших до наших дней очертаниях и возникли проливы Таманского полуострова, впоследствии занесенные Кубанью.

    В настоящее время устьевая область опускается примерно со скоростью 3 мм/год.

    В дельте Кубани над желтовато-бурыми лёссовидными суглинками, которые можно считать коренными породами дельты, идут новоэвксинские отложения в виде темноеерых и черных илов. Выше залегают древнеазовские отложения, песчаные и илистые.

    Еще выше — современные отложения моря. Толщу верхних 5 м грунтов, считая вниз от современного среднего уровня реки, слагают серые или зеленовато-серые, до темных, пески. Это — отложения продвигавшегося в море дна предустьевого взморья и блуждающих рукавов дельты. Наконец, надводная толща грунтов дельты сложена темносерым песчаным илом или глинистым песком, слоями и линзами весьма изменчивой мощности, представляющими собою отложения полых вод Кубани, русловые и лиманные отложения, частично прибрежные морские наносы.

    Н. И. Николаев (1949) считает, что для Кубанской впадины характерно и дочетвертичное погружение. Таким образом, для развитии бассейна Кубани характерна постоянная тенденция к росту объема твердого стока вследствие увеличения общего уклона.

    Взаимодействие между Азовским морем и нижним течением реки довольно схоже с описанным для Дона, но с некоторыми существенными коррективами. Современный Таманский полуостров, являющийся, как и северо-восточная часть Керченского полуострова, областью развития брахиантиклинальных и купольных структур, еще недавно был архипелагом островов, затем испытал молодые поднятия, сменившиеся опять опусаниями с конца XVIII в. по наши дни. В современной дельте Кубани есть ряд значительных, в несколько десятков метров, возвышений, также являющихся реликтовыми островами. Таким образом, Кубань несла свои воды к этому архипелагу, пограничному между Черным и Азовским морями. Если на стоке Дона отражались, многократно увеличивая его, мутные талые, воды четвертичных оледенений северо-запада Европы, то на стоке Кубани сказывались талые воды Кавказских ледников. Г. Ф. Мирчинк, проанализировав результаты буровых скважин, установил наличие террас у Краснодара (320 км от моря), синхронных оледенениям. Общую мощность аллювиальных отложений в этой области эпейрогеническнх опусканий Г. Ф. Мирчинк определяет в 200 м.

    Надводные дельтовые отложения создают основной рельеф дельтовой равнины с ее мелкогривистыми образованиями, прирусловыми валами прежних русел, замкнутыми широкими и плоскими понижениями бывших лиманных впадин.

    На этой равнине генетически и по высотам выделяются несколько повышений — реликтов прежнего рельефа. «Темрюкская антиклиналь» (Андреевская гора), образуя у Темрюка крутой, прорезанный оврагами склон, прослеживается на восток-юго-восток на 20—30 километров. Часть ее размыта и только местами устанавливается по отдельным холмистым останцам (например, в районе станицы Анастасиевской, в 18 км от станицы Славянской). Северный склон возвышенности, соответствующей «Темрюкской антиклинали», постепенно уходит под приазовские плавни. На ней находится несколько действующих грязевых сопок. Вероятно, эта возвышенность или ее продолжение на восток и послужили причиной устойчивого деления Кубани в дельте на два основных рукава: Протоку, идущую на север, и собственно Кубань, текущую на запад.

    В средней части дельты имеется повышение — Петровский остров, также реликт древнего рельефа. Среднюю часть косы, отделяющей от моря Ахтанизовский лиман, занимает такое же повышение («Береговая круча»). На севере дельты имеется так называемое «Ахтарское плато».

    Очертания древне-Кубанского залива древнеазовской эпохи возможно приближенно установить по границам дельтовых отложений и разливов. Южная граница идет по контурам предгорий Кавказа, до которых доходит низменность, заливаемая разливами по левому берегу реки, и заканчивается Кубанской косой Черноморского берега. Восточная граница проходит примерно по Ангелинскому ерику, на отметках 8—10 м, и обозначается на местности неясно. От Гривенской этот ерик перестает обозначать границу между степью и плавнями, так как поворачивает на северо-запад и врезается в самые плавни. От этого места границу следует считать идущей к северному, возвышенному берегу Ахтарских лиманов. Берег лиманов переходит затем в морской берег и достигает наибольшей высоты на участке Железного обрыва, представляющего собою юго-западный угол Бейсугского лимана, ограниченного с юга повышенным берегом, принимающего в себя реки Бейсуг и Челбас, не имеющие никакой связи с Кубанью.

    Пра-Кубань, впадая в древне-Кубанский залив, встречала дрейфовое течение Азовского моря, идущее с запада-юго-запада, под влиянием преобладающих ветров юго-западной четверти. Вовлекаясь в его циклонический круговорот, мутные воды реки на взморье имели тенденцию отклоняться к северу, вдоль восточного берега залива. Это морское течение, надо полагать, было более мощным, чем современное, так как на месте Таманского полуострова находился архипелаг островов, позволявший водам Черного моря проникать в Азовское большими массами. Разрез Темрюкской скважины показывает, что на дне залива первоначально отлагались илы, а по мере его обмеления в отложениях увеличивалось количество песка. Отложениям илов благоприятствовала коагуляция на стыке мощного притока соленых вод с юга и «растекавшихся» по ним пресных вод реки. Песок в значительной мере, если не исключительно, поставляла Кубань. Когда дельтовые отложения заполнили юго-восточный угол залива до островов, остатками которых являются возвышенности Темрюкская и Петровская, предустьевое взморье открылось достаточному разгону северо-восточных ветров, создающих осенью антнциклональную циркуляцию в Темрюкском заливе. Наиболее южный из рукавов первичной дельты по мере ее роста получал все большее водное питание, особенно весной из ручьев и речек, стекающих с прилегающих предгорий Кавказа. Постепенно он разрабатывал себе все большее русло, оформившись, наконец, во второй крупный южный рукав дельты. В рассматриваемую геологическую эпоху выносы Кубани имели гораздо более значительное содержание песчаных фракций, так как река была моложе. Когда речные песчаные наносы перед морским краем дельты вышли западнее коренных островов залива, море получило возможность активно строить песчаные косы. Однако формирование кос в этом районе имеет особый характер и требует специального рассмотрения.

    В Темрюкском заливе иногда имеет место устойчивая стратификация водных масс. Глубинные, более соленые воды, проникающие из Черного моря через Керченский пролив, будучи покрыты пресными и более теплыми водами Кубани, обедняются кислородом, что вызывает периодические заморы организмов, в том числе и бентоса. Это происходит в половодье и в ледостав. С другой стороны, бентос в Темрюкском заливе исключительно продуктивен. Л.А. Зенкевич (1949) дает для 20-километровой прибрежной полосы среднюю продуктивность бентоса 400 т/км 2 (местами до 800 т/км2).

    Эта продуктивность, несомненно, связана с выносом Кубанью питательных веществ. Поэтому массы Cardium edule мигрируют каждую весну с более глубоких мест моря на более мелкие к морскому краю дельты. Но основная причина перемещения — убыль кислорода в более глубоких местах, где осела молодь Cardium edule предыдущим летом.

    Как вследствие естественного отмирании, выедания рыбами. так и по причине заморов, на дне заллва образуются огромные скопления ракушечных скорлупок, кладбище былого царства моллюсков. По Н. Е. Ратманову (1928), область мелкого ракушечника распространяется в зоне изобат 0 м — 2 м вдоль всего морского края дельты, начиная от мыса Ахиллеон на восток до Ахтарей. В районе Пересыпного гирла она отходит на 6-метровую изобату. Ракушечник состоит в основном из Cardium edule, Mytelus, Venus и т. п. Кварцевого песка в этой зоне мало, так как воды Кубани выносят его лишь в пик половодья. Угол Темрюкского мола занесен ракушечником в результате северных штормов. Крупный ракушечник встречается отдельными крупными пятнами, что может быть объяснено замором ракушечных банок.

    Н. Я. Данилевский (1869) свидетельствует, что песок морского края дельты — ракушечный: «в нем редко можно найти кварцевые зерна». В теле косы он чрезвычайно уплотнен, «подобно шоссе». Последнее качество вполне естественно, так как измельченная до фракции песка ракушка имеет форму, более близкую к пластинке, нежели к шару. Из этого же качества следует, что песчано-ракушечные валы, достаточно слежавшиеся, — слабо водопроницаемы и менее размываемы по сравнению с обычным песком. Богаты ракушечником и смежные с дельтою косы; так, грунт Тузлинской косы с азовской стороны имеет 82% Cardium edule, 16% песка, 2% песчаной пыли (Н. Е. Ратманов, 1928).

    Надо сказать, что в последние десятилетия, когда главный сток реки пошел по Петрушину рукаву (Темрюкский рукав), минуя Ахтанизовский лиман, вынос песчаных фракций мог увеличиться.

    Небезинтересен такой расчет. Ежегодная продукция моллюсков в 20-километровой зоне моря вдоль 100 км протяжения линии морского края—0,4x20x100=0,8 млн. тонн. Принимая приближенно такое же годовое отмирание и считая вес раковины в 40% общего веса моллюска, имеем массу ракушки 0,3 млн. т = 0,2 млн. куб. метров. При пористости песка 30% это достаточно для построения 100-км вала сечением 2×3 м. Такого события, конечно, не бывает, но цифры показывают, насколько облегчает ракушка создание этих валов.

    Результирующие ветров в заливе направлены по нормали к морскому краю дельты. Это вызывает систематическое формирование на мелководье подводных песчано-ракушечных гряд. Гряды могут развиваться донными скоростями волн, при направлении луча волн под углом 30—60° к берегу. Если же это направление близко к 90°, их материал может при длительном шторме, сопровождающемся нагоном, выйти за нулевую изобату и начать образование берегового вала. Таким штормам обыкновенно сопутствует одновременная эрозия дна в пределах 0 — 3 м изобат. Если затем некоторый период времени результирующие волнения будут направлены под углом к берегу, то углубление заполнится наносами. Береговой вал уплотнится. Последующий, нормальный к берегу, шторм может вновь углубить зону 0 — 3 м глубины и смыть береговой вал только в том случае, если он гораздо сильнее шторма, образовавшего вал. В противном случае он ограничится углублением перед валом и, быть может, оставит новый вал, меньший, нежели предыдущий. Следует отметить, что ввиду наличия 15 — 25 гирл, где перемещение песка волной вдоль берега может прерываться течением из гирл, обмеление зоны 0 — 3 м глубины идет гораздо медленнее, чем в условиях непрерывных кос, имеющих в корне «питающую провинцию». Образование валов описано наблюдавшим их Н. Я. Данилевским (1869).

    Таким образом, большие песчано-ракушечные валы, сохранившиеся и до сих пор в дельте, есть следствие особо сильных штормов. К ним относятся гряды: Песчаная, Турецкая, Бараниковская, Мостовянская, Слободская, Кабаняча, прослеженные на 20—30 км от морского края дельты. Они-то и являются основной причиной лиманной структуры прибрежной полосы дельты как в наши дни, так и в ближайшем прошлом.

    Образование этих гряд началось в тот период, когда древне-Кубанский залив имел архипелаг островов, продолжавшихся и на площадь теперешнего Таманского полуострова: в нем должны были быть более сильные ветровые течения и меньший период замерзания, вследствие облегчения доступа более теплой и соленой черноморской воды.

    В последующий период, когда южный рукав Кубани, по свидетельству Страбона, впадал близ Фанагории в Боспор Кпммерийский (Керченский пролив), значительная часть пресного стока была отвлечена от древне-Кубанского залива; заносились проливы Таманского архипелага. Уже на карте 1318 г. Петро Висконте изображен монолитный Таманский полуостров, а южный рукав Кубани впадает в Азовское море к северо-востоку от него. Этот поворот Кубани приписывается поднятию на Таманском полуострове вместе с деятельностью грязевых вулканов, перегораживавших на нем водные протоки.

    Древняя Кубань — Антикитес и его рукав, впадавшие в море через гирло Пересыпное и проходившие мимо древнего селения Копес (ныне Ахтанизовка), постепенно сформировали низменную перемычку, соединившую остров Темрюкской антиклинали с Фирамбейской возвышенностью. Оформились два лимана: Ахтанизовский и Курчанскнй. В Курчанскнй лиман впадала Средняя Кубань, впоследствии обратившаяся в ерик Курку.

    В период XV—ХVI вв. Кубань, прорвав вал своего левого берега, стала впадать в Черное море.

    В начале XIX в., после окончания Восточной воины, для целей военного снабжении из Азовского моря была прокопана в Темрюкское гирло Переволока — древнее русло южного рукава, полностью обмелевшего в XV — XVI вв. При этом ерик Курку закрыли. Вода устремилась по прокопам. Ахтанизовский лиман стал пресным, течение на Курчанском гирле усилилось. Это гирло имело несколько островов. Так как прокоп не поддерживался, то он за несколько десятилетий обмелел. К 1830 г. ни Переволоки, ни Темрюкского гирла уже не было.

    Ахтанизовский лиман стал замкнутым озером. Десятилетием позже русла были прочищены вновь, и к 1864 г. вода в лимане стала пресной. В 1871 г. был вырыт Петрушин канал, направивший воду Кубани в Курчанский липман. Все боковые ерики были забиты, и река расчищена от большого количества накопившихся в ней карчей.

    С этого времени началось интенсивное уменьшение стока Кубани в Черное море через Бугазский рукав (от 67% в 1858 г. до 1% в 1893 г.) И соответственное увеличение ее стока в Ахтанизовский лиман через Переволоку.

    Соответственно Бугазское гирло сузилось с 0.5 км (1833 г.) до 50 м (1865). Одновременно шло осолонение черноморских лиманов Кубани. Это привело к полному падению некогда чрезвычайно богатого промысла осетровых, а затем и частиковых рыб, заходивших сюда для нагула из реки. В советское время лиманы вновь опреснены и рыбный промысел в них восстановлен (В. И. Жадин, 1949).

    Для преодоления мелководья на выходе из Темрюкского гирла в 1897 г. через его бар прорыт канал длиной 1,4 км. шириной по дну 60 м, глубиной 2,7 метра. Через месяц он был полностью занесен. Будучи прорыт по новому направлению в 1899 г., он продержался менее года. С 1899 по 1908 г. производилась его расчистка. В 1908 г. было закончено сооружение морского порта, изолированного от реки сплошной дамбой, с каналом, выход которого в Темрюкский залив огражден молами.

    В 1926 г. была закрыта Переволока, и этот водный узел Кубани принял современные очертания в плане. В Ахтанизовскнй лиман впадает Казачий ерик. Лиман сообщается с морем через открытое вновь Пересыпное гирло. Петрушин рукав идет мимо Темрюка в Темрюкский залив. В 5 км выше разделения Кубани на эти два рукава от нее отходит Бугазский рукав. Он затем разделяется на р. Джигу, впадающую в Витязсвский лиман, и р. Кубанку, впадающую в Кизилташский лиман. Эти лиманы прежде составляли одно целое, а впоследствии разделились на две части низменной наносной перемычкой.

    Вершина дельты, где Кубань разделяется на два рукава — Протока и Кубань, не является постоянной точкой. Еще в начале XIX в. основное русло Кубани шло на 10 км к северу от современного положения и здесь поворачивало на Запад, отделив к северу Протоку. Кубань протекала по долине, которая теперь занята ериками Кубанским и Давыдовским. Они ограничивают с севера так называемый Кара-Кубанский остров, южную границу которого омывает новое, современное русло Кубани. Это новое русло получило название Кара-Кубань и имеет длину 35 километров.

    Река Протока еще в начале XIX в. в своем нижнем течении имела целый ряд озеровидных расширений, соединяемых ее основным руслом (лиманы Рудивский, Красногольский, Чубургольский и пр.). Первоначально она впадала в Ахтырский лиман. Обмеление этих лиманов ее выносами создавало удлинение реки, что вызывало, для увеличения уклона, повышение ее русла и рост прирусловых валов. Дельта к западу от нее формировалась ее ериками. При одном из сильных половодий она прорвала вал левого берега и направила основной сток на запад, по одному из ериков, причем впадала в море через б. Сладковское гирло, которое в 1840 г. было занесено при буре, причем взамен образовалось, несколько севернее, Рубцовское гирло. Затем ее нижнее течение направилось к Ачуевскому гирлу.

    По изложенному можно полагать, что в первые столетия нашей эры произошло окончательное оформление современного гидрологического режима на взморье дельты Кубани. Песчаные выносы всех рукавов создали песчаное мелководье. Массы песка, достаточные для формирования приморских лиманных кос, не могли поступать за счет волновой абразии небольшого протяжения северного берега Таманского полуострова и западного берега Железного обрыва. Косы образовывались, по мере продвижения в море подводной дельты, из измельченной ракушки и песка.

    Примерная высота штормовых волн Темрюкского залива 2 — 5 метра. Поэтому можно считать, по В. П. Зенковичу, что подводные валы, формировавшиеся на глубинах 2 — 2,5 м, могли выбрасываться на берег при длительных, нормальных к берегу штормах с волной 2,5 метра.

    Вероятность формирования крупного берегового вала, остающегося в рельефе морского края дельты — столь неглубокого водоема, как Азовское море, — невелика. Для этого требуется совпадение следующих обстоятельств: а) длительный сильный шторм при ветре, нормальном к берегу; б) предшествовавшее ему обмеление зоны 0 — 3 м глубин с выполаживанием ее уклона против его среднего значения; в) после шторма, создавшего вал и углубившего эту зону, — повторное обмеление этой зоны до придания ей уклона, делающего невозможным размыв созданного вала следующими длительными сильными штормами. Естественно, что такие валы появляются лишь через несколько десятков или сотен лет. Они могут служить основой будущих кос.

    Современный морской край дельты имеет извилистое очертание в плане, но в общем близок к дуге, вогнутой в бывший древне-Кубанский залив. Причина вогнутости объясняется, вероятно, большими глубинами залегания коренных пород по биссектрисе залива. Поэтому здесь скорость линейного продвижения дельты в море была замедленной. Причина выпуклостей в этой дуге следующая. Когда древняя дельта дошла до островов Темрюкского и Петровского, она имела уже длину своего морского края порядка 40 км. Наиболее вероятно, что в это время она имела, кроме крайних рукавов, еще и средний, идущий между островами. Только при его наличии можно объяснить сравнительно равнинный характер всей дельты. Его отсутствие маловероятно, так как это означает наличие большой срединной впадины, в которую все более сливались бы воды крайних рукавов в половодье, так как крайние рукава все время повышали свое русло. Эта сливающаяся вода, в конце концов, создала бы себе самостоятельное русло. Назовем его условно Средний рукав (Кубани).

    Сосредоточенный таким образом в трех руслах сток Кубани и создал близ двух устьев выпуклости 10-метровой изобаты: против современного Ахтарского гирла и б. Сладковского гирла. Выпуклости изобат не образовалось против Южного рукава Кубани, так как в период его протекания между Темрюксим островом и предгорьями Кавказа он строил суженную дельту, что создавало в половодье подпор и вызывало тенденцию к уменьшению стока, которая, в свою очередь, способствовала усилению стока в Средний рукав. Сформировавшиеся подводные конусы выноса влияли на направление лучей волн, изгибая их по нормали к изобатам, что и предопределило аналогичное изобатам очертание кос. Эта схема вероятного образования выпуклостей не исключает и более простого пути их образования — на основе реликтовых островов. Наконец, образование выпуклости косы можно объяснить и относительно большим опусканием берега между ними. Так, по Ю. А. Мещерякову и И. И. Сипягиной, опускание у Ачуева — 5- 6 мм/год, а в прочих местах дельты — 3 мм/год. Берег наиболее южного участка морского края дельты образовался в виде припая кос с двух сторон реликтового островка. По накоплении достаточного песчаного и ракушечного материала на дне предустьевого взморья сходным путем начали образовываться косы у западных краев островов Петровского и Темрюкского. Так отшнуровались приморские лиманы.

    На этом этапе происходит резкое изменение дельтового режима.

    В схеме оно сводится к делению крупных лиманов на более мелкие части с постепенным образованием на их месте наносной суши и к формированию в лиманных гирлах вначале боковых подводных приустьевых кос рукавов, а затем треугольных дельт.

    Типы деления лиманов изучены на местности Н. Я. Данилевским (1869) и подробно охарактеризованы в его труде о дельте Кубани.

    Современная вершина Кубанской дельты отстоит на 116 км от моря; это — Раздеры близ ст. Славянской, где от Кубани отделяется вправо ее рукав Протока, уносящий 40% кубанской воды и впадающий в море у Ачуева.

    Для дельты Кубани (рис. 1) характерны значительные уклоны рукавов, составляющие в среднем 0,06 ‰ , а в половодье возрастающие до 0,18 ‰. Не менее характерны и резкие колебания расходов, которые могут быть зимой в десять раз меньше, а в паводок в пять раз больше среднегодового. Твердый сток реки около 7 млн. т/год при норме водного стока 11,0 км 3 /год. Таким образом, воды реки имеют высокую мутность весь год (700 г/м 3 ). В составе наносов очень много мелкой фракции (

    Предустьевое взморье — приглубое. Это объясняется двумя причинами. Во-первых, результирующая сильных ветров имеет примерно нормальное направление к косе, ограничивающей дельту. Во-вторых, на современной стадии ее развития, когда большая часть песчаных фракций твердого стока остается в дельте, река выносит эти фракции на взморье лишь в пик скоростей половодья. Они образуют короткие приустьевые косы и небольшое обмеление близ гирл. Весь остальной период года волны разносят часть этого песка вдоль косы. При значительном, почти 100-километровом ее протяжении, выдвижение морского края весьма медленное, а вынолаживание уклона дна взморья — малое. Через периоды в несколько десятков лет исключительные бури создают береговые волноприбойные валы из песчаных выносов гирл и из ракушечного песка, причем опять восстанавливается приглубый характер полосы перед морским краем. В половодье на взморье нередко наблюдается резкая стратификация между пресной кубанской водой и нижними осолоненными слоями воды взморья, поверх которых растекается кубанская вода, перемешиваясь при значительном волнении. Она создает в половодье благоприятные условия для коагуляции, почему полоса илов весьма близка к морскому краю дельты. В межень все взморье заполнено соленой водой, лишь немного опресняющейся у самого берега. Перемешивание речной и морской воды происходит еще в лиманах и быстро завершается по выходе речных струй из гирл.

    Большая мутность реки делает ее воды мало прозрачными для солнечного света, почему Кубань выше дельты бедна планктоном. Но в самой дельте, наоборот, происходит пышное его развитие в зонах осветленной воды бесчисленных разливов и лиманов, почему проточные, незаселенные лиманы являются местом нагула для рыб весьма богатых Кубанских промыслов. Обильный вынос рекою биогенных веществ на взморье создал здесь наиболее высокую для Азовского моря продуктивность биомассы бентоса, что, в свою очередь, привлекает сюда бентосоядных рыб. Состав бентоса — это типичные фильтраторы, питающиеся планктоном и взвешенным в воде детритом (Сагdium edule); они создают мощный биофильтр.

    И.В. Самойлов. Устья рек. М. Географгиз. 1952 г.

    Смотрите так же:  Город и река в тюменской области

Related Post

Река ик глубины

Последние комментарии Здравствуйте , у меня раньше10 часов 53 минуты назад ссылки на источник даны!14 часов 10 минут назад Как же вас звать-величать?18 часов 3 минуты назад Стро?гановы (Строгоновы)1 день

Река лейта

Выход на 2-го и 3-го Украинских фронтов на границу Австрии 23 марта 1945 г. советская Ставка уточнила план дальнейших действий 3-го Украинского фронта. 9-я гвардейская армия Глаголева и 6-я гвардейская

Емба река

Парагвай — это страна, имеющая выход к морю, расположеная в центре Южной Америки, она граничит с Аргентиной, Бразилией и Боливией. Парагвай имеет площадь 406 752 км2 с населением 6672631 жителей