Меню

Церковь салтыкова-щедрина

Церковь салтыкова-щедрина

Телефон: (49620) 6-05-42

Интернет:
www.museum.ru/M3022 — официальная страница
Талдомский районный историко-литературный музей — W847, официальный сайт museum-taldom.mo.muzkult.ru/

афиша, события и экскурсии

Полная афиша Музей М.Е. Салтыкова-Щедрина>»>

Памятные даты и ежегодные мероприятия:
дата основания — 05.02.1976
дата открытия — 27.07.1986

27 января — День рождения М.Е. Салтыкова-Щедрина
19 августа — Праздник «Спас в Спасе»
3 ноября — Ночь искусств
10 мая — День памяти М.Е. Салтыкова-Щедрина

Описание:

27 июля 1986 г., в год 160-летнего юбилея великого писателя-сатирика, в родовой церкви господ Салтыковых Преображения Господня (ХVIII в.) был открыт музей М.Е. Салтыкова-Щедрина и состоялся II Щедринский праздник.

Экспозиция «Пошехонская старина» уникальна. Она созвучна с последним романом писателя «Пошехонская старина», написанным по воспоминаниям «деревенского детства» (первые 10 лет жизни будущий писатель провел в родовом имении в с. Спас-Угол). «Я вырос на лоне крепостного права… Все ужасы этой вековой кабалы я видел в их наготе». В экспозиции представлены предметы барского и крепостного быта, воссоздающие картины жизни Салтыковской вотчины. Богатым источником является родовой архив Салтыковых ( часть его в 1930-х годах была вывезена в Пушкннский Дом)

при полном или частичном использовании материалов активная ссылка на «Музеи России» обязательна

М. Е. Салтыков-Щедрин и о.Иоанн Кронштадтский

2 января (20 декабря по ст. ст.) Православная Церковь совершает память праведного Иоанна Кронштадтского, имя которого уже много десятилетий воспринимается как символ глубокой, проникновенной жизни в Боге, пример которой помогает найти подлинные Путь, Истину и Жизнь.

Предлагаем нашим читателям воспоминание сына писателя М. Е. Салтыкова-Щедрина об отце Иоанне из книги «Святой Иоанн Кронштадтский в воспоминаниях современников». — Спб.: Издательский Дом «Нева», 2003».

Было это незадолго до кончины отца, месяца за два, не больше. Мать моя, видя, что здоровье его не поправляется, убедила папу в том, что следует пригласить о.Иоанна. Отец согласился, и тогда мама начала хлопотать о том, чтобы отец Иоанн посетил нас. Задача была не из легких, так как все часы пребывания Кронштадтского протоиерея в столице были заранее расписаны. Возила о.Иоанна по городу какая-то дама, у которой и принималась запись на его визиты. Дама эта, узнав о том, что о.Иоанна желает видеть мой отец, сделала для нас исключение и назначила его визит к нам в первый же его приезд в Петербург.

И вот в назначенный день Кронштадтский протоиерей действительно прибыл к нам.

Это был небольшого роста священник, с добрыми, но вместе с тем пронизывающими насквозь собеседника глазами, с небольшой черной бородой, через которую просвечивала седина.

Одет был батюшка в черную атласную рясу. Вошел он к нам приветливо, как будто он посещал нас не впервые, осведомился о том, где находится болящий, и узнав, что в кабинете, прошел туда, обнял отца, а затем наедине с ним довольно долго беседовал.

О чем — отец никогда нам этого не говорил. Затем батюшка попросил поставить посередине гостиной столик с иконой, поставил папу на колени и начал читать молитву. Читал он ее невнятно, порывисто, особенно ударяя на некоторые слова, как бы споря с кем-то, невидимым нам.

Это чтение производило какое-то жуткое впечатление на нас, тоже благоговейно опустившихся на колени.

Наконец о.Иоанн закончил свою молитву и, дав отцу приложиться к св. кресту, пригласил и всех бывших в квартире сделать то же самое.

Благословил он всех, маме сказал, что она добра, мне — то же самое, сестре — не помню что, но тоже хорошее.

Одну лишь кухарку не допустил о.Иоанн поцеловать святой крест, сказав ей, что она этого не достойна.

Впоследствии оказалось, что она была воровкой. Затем мы пригласили о.Иоанна пить чай в столовую, и здесь произошел интересный инцидент. Отец боялся, что если С. П. Боткин * узнает о том, что его посетил о.Иоанн, то он, Боткин, обидится и больше не станет навещать его.

Вследствие этого был отдан курьезный приказ швейцару: в том случае, если Сергей Петрович придет, сказать ему, что отца дома нет.

Курьезен был этот приказ уже по тому одному, что папа никуда не выезжал, так как ему тем же Боткиным было запрещено выходить на воздух зимой.

Кроме того, мы не учли того обстоятельства, что раз к кому-нибудь заезжал о.Иоанн, то весть об этом моментально облетала всю округу и около кареты его собиралась громадная толпа народа, ожидавшего его благословения.

Так оно случилось и на этот раз. Едва весть о визите к нам батюшки разнеслась по околотку, как вся часть Литейного пр., на которой мы жили, оказалась запруженной народом. С. П. Боткин как раз в это самое время задумал навестить отца и немало удивился и даже, как он нам рассказывал после, побоялся, не умер ли папа, когда увидел перед домом такую толпу народу.

Осведомившись у первого же встречного человека о причине такого скопления толпы, он, конечно, узнал, в чем дело, и понял, что батюшка, наверное, у нас, а потому, не слушая запутанных объяснений швейцара, прямо пошел наверх и, так как двери квартиры заперты не были, вошел в прихожую, снял шубу и появился в столовой.

Трудно описать то смущение, которое овладело всеми нами, когда в дверях появилась высокая, плотная фигура С.П.

Воцарилось неловкое молчание. Один о.Иоанн был, видимо, приятно удивлен, увидев профессора. Он встал и с доброй улыбкой обнял Боткина.
— Ай, ай, ваше превосходительство, — укоризненно начал по адресу папы Сергей Петрович, — как вам не стыдно скрывать от меня моего друга, о.Иоанна… Ведь мы оба врачи, только я врачую тело, а он душу…

Конечно, после этой фразы неловкость, овладевшая всеми, исчезла, и между взрослыми началась непринужденная, даже веселая беседа.

Уезжая, батюшка поцеловал отца в уста. Как нам потом объяснили, поступал он всегда так, когда видел, что помощь его бесполезна. Это было его последнее напутствие больного туда, откуда, увы, никто не возвращается.

Усадьба СПАС-УГОЛ, Московская область, Талдомский район

В 1957 году на территории бывшего имения Салтыковых был установлен памятник писателю-сатирику. А в год 160-летия Салтыков-Щедрин, храме Преображения Господня был открыт музей. В нем и сейчас вы можете увидеть много мемориальных вещей: герб рода Салтыковых, календари-месяцесловы (XVIII – XIX вв.), курительную трубку отца писателя Е.В. Салтыкова, документы, рукописи, фотографии, письма (XIX-нач. ХХ вв.), и многое другое.

«Я вырос на лоне крепостного права,
вскормлен молоком крепостной кормилицы,
воспитан крепостными мамками и, наконец,
обучен грамоте крепостным грамотеем…»
М.Е. Салтыков-Щедрин
«Мелочи жизни».

Рядом со Спас-Углом в Ермолино находится усадьба мамы Салтыкова-Щедрина с сохранившимся парком, а в соседнем селе Станки сохранился храм, где находилось ее надгробие. Пост подготовлен совместно с Администрацией Талдомского района.

На второй день после своего рождения М.Е. Салтыков-Щедрин был крещен в родовой церкви господ Салтыковых, храме Преображения Господня, священником села Спасского Иваном Новоселовым.

По совершении крещения московский мещанин Дмитрий Михайлов Курбатов (крестный отец Михаила Евграфовича) пророчествовал, что младенец сей будет «воин», «супостатов покоритель».

2. Музей М.Е. Салтыкова-Щедрина.

Отец М.Е. Салтыкова-Щедрина — Евграф Васильевич Салтыков был потомственным дворянином. Мать Ольга Михайловна Забелина была купеческого рода. Оба родителя, по утверждению Щедрина, были «настоящими поместными дворянами, которые забились в самую глушь Пошехонья, без шума сбирали дани с кабальных людей и скромно плодились. ». Евграф Васильевич знал много иностранных языков, и являлся образованнейшим человеком своего времени. Ольга Михайловна была любящей матерью большого семейства и прекрасной хозяйкой имения. Знакомые называли ее «министр в юбке», «кулак-баба». При ней владения семьи увеличились с 275 душ и 3,5 тысяч десятин земли до 2600 крепостных душ и 17,5 тысяч десятин земли. В результате чего Салтыковы из небольших помещиков стали крупнейшими землевладельцами Тверской губернии.

Миша Салтыков в раннем детстве. 1827(?)г.

3. Преображенский храм был построен старанием бабушки писателя помещицей Н.И. Салтыковой в 1797 году.

Маленький Михаил был самым выделяющимся среди своих братьев и сестер. Он отличался резкой прямотой и живостью характера. Уже в три года он знал азбуку, в четыре – «со слуха» научился болтать по-немецки и по-французски, а в семь лет начал обучаться грамоте крепостным живописцем Павлом Соколовым. В восемь лет Миша уже сам прочитал Евангелие, которое пробудило в нем жалость к простому мужику. «Оно поселило в моём сердце зачатки общечеловеческой совести», — вспоминал писатель в «Пошехонской старине».

4. Макет главного дома усадьбы «Спас-Угол».

В первые годы советской власти порядок в парке поддерживала молодежь. Здесь проводили субботники, высаживали цветы. Барский амбар был приспособлен под театр. В начале войны на территории усадьбы построили колхозный птичник, внешний вид имения из-за которого был сильно испорчен. Также ухудшилось и состояние усадебных парков. Вода в прудах почернела, а верхний пруд был частично засыпан. Церковь была закрыта и разорена, ее использовали под склад: хранили зерно, доски и минеральные удобрения.

В 1868 году М.Е. Салтыков-Щедрин отставил службу и полностью занялся литературой, став также редактором знаменитого журнала «Отечественные записки». Его служба в качестве чиновника дала ему богатейший материал для творчества. В результате, им были созданы произведения самых разных жанров.

Наблюдения над самодержавным порядком вещей и крепостническим бытом окружающих мест помогли писателю создать такие произведения, как «Господа Головлевы», «Убежище Монрепо», «Благонамеренные речи» и другие произведения.

В музее находятся реликвии семьи Салтыковых: герб рода Салтыковых, календари-месяцесловы (XVIII – XIX вв.), курительная трубка отца писателя Е.В. Салтыкова, документы, рукописи, фотографии, письма (XIX-нач. ХХ вв.). Когда Михаилу было десять лет, он поступил в Московский Дворянский институт, его сразу взяли в третий класс. А через два года будущий писатель был переведен в Царскосельский лицей, в котором когда-то учился А.С. Пушкин. Михаил Евграфович любил великого поэта, и он даже пробовал писать стихи. В журнале «Библиотека для чтения» в 1841 году был опубликован его первый стих «Лира».

После окончания Лицея в 1844 году с чином Х класса, как и А.С. Пушкин, Михаил Евграфович служил в канцелярии Военного министерства коллежским секретарем. Будучи в ссылке в Вятке, он был чиновником особых поручений при губернаторе. После этого служил вице-губернатором в Рязани и Твери, а также был председателем Казенной палаты в Пензе, Туле и Рязани.

В 1957 году на территории усадьбы был установлен памятник М.Е. Салтыкову-Щедрину. Это копия работы 1881 года знаменитого скульптора Л.А. Бернштама. Сам писатель при жизни считал этот бюст «весьма удачным», завещав установить его на своей могиле.

В середине XX века бывшее имение Салтыковых стало усадьбой совхозов «Спутник» и «Красное знамя».

Многолетняя кропотливая работа сотрудников Талдомского краеведческого музея во главе с директором Т.Н. Куликовой стала залогом открытия музея М.Е. Салтыкова-Щедрина на его родине в селе Спас-Угол. Также активное участие приняли местные энтузиасты: редактора районной газеты «Заря» В.П. Саватеев, заведующий отделом пропаганды и агитации райкома партии А.П. Кузнецов, педагог Л.Н. Нешумова и многие другие почитатели творчества сатирика.

9. Среди музейных экспонатов также книги, мебель, панно «Панорама села Ермолина», сделанное из пробкового дерева, церковная утварь, предметы труда и быта крестьян, одежда конца XIX-начала ХХ веков, а также макеты господских домов, находившихся в селах Спас-Угол и Заозерье.

10.

В 1976 году распоряжением Совета Министров РСФСР и решением исполкома Мособлсовета, принятыми в год 150-и летнего юбилея со дня рождения великого русского писателя-сатирика М Е. Салтыкова-Щедрина, на его родине в селе Спас-Угол было предусмотрено: «восстановить историко — мемориальную усадьбу Салтыкова – Щедрина в с. Спас – Угол Талдомского района». В результате, был намечен целый ряд мероприятий: восстановление усадебного дома Салтыковых, реставрация церкви и фамильного кладбища при ней, перенос праха матери писателя и других родственников, захороненных при храме великомученика Григория Победоносца у деревни Станки, на фамильное кладбище в Спас-Угле; благоустройство парка, прудов, создание охранной зоны, установление нового памятника писателю. Было также намечено строительство нового клуба, кафе и гостиницы для туристов.

11. Схема усадьбы Салтыковых.

В музее широко представлены работы по произведениям Салтыкова-Щедрина известных художников: Бориса Ефимова, Сергея Алимова, Валентина и Галины Караваевых, Ипполита Новодережкина, Сергея Лемехова., Анатолия Зыкова.

Фото до 1918 года. Спас-Угол. Источник: Книга «Подмосковье» — Памятные места в истории русской культуры XIV-XIX веков. — Московский рабочий 1962 год.

Рабочий проект восстановления планировки и озеленения усадьбы Салтыковых был разработан Гослесхозом СССР, Всесоюзным Государственным проектно-изыскательским институтом «Союзгипролесхоз». 3 июля 1976 года, при большом стечении народа, на территории усадьбы состоялся первый Всесоюзный литературный Щедринский праздник. На празднике выступали председатель правления Союза писателей РСФСР С.В Михалков, щедриноведы С.А. Макашин, А.С. Бушмин и другие.

12.

В 1970-х годах было решено отреставрировать единственный из сохранившихся памятников архитектуры — родовую церковь Салтыковых. И в ней открыть музей М.Е. Салтыкова-Щедрина до восстановления сгоревшего господского дома. Восстановительные работы в храме вели специалисты треста «Мособлстройреставрация» под руководством архитектора Л.П. Поляковой. Авторская группа Московского областного краеведческого музея во главе Л.Г. Невзоровой совместно с художниками Тайдаковыми создали уникальную экспозицию музея в созвучии с последним романом писателя «Пошехонская старина».

13. До нас дошло также родовое кладбище у стен храма, где покоятся дед и бабушка, отец и братья, сестры и другие родственники великого писателя.

27 июля 1986 году, в год 160-летия писателя, храме Преображения Господня был открыт музей М.Е. Салтыкова – Щедрина, ставшего филиалом Талдомского историко-литературного музея». В 1989 году восстановлена церковная ограда.

14.

В 1994 году часть экспозиционной площади музея (алтарная и храмовая части) были переданы Спасскому приходу. Два учреждения в одном здании-музей и приход — мирно соседствуют и несут духовность в массы.

Фото 1997 года. Село Спас-Угол, церковь Спаса-Преображения. Источник: pastvu.com.

15. Восстановленная часовня во имя Корсунской Божьей Матери (2012г.).

16.

В наше время все музейное пространство связано с романом «Пошехонская старина». «Я вырос на лоне крепостного права, вскормлен молоком крепостной кормилицы, воспитан крепостными няньками и, наконец, обучен грамоте крепостным грамотеем…» писал о себе Салтыков-Щедрин. Атмосфера, быт десятилетнего Михаила легко представляются посетителям музея с помощью многочисленных экспонатов, детально рисующих село начала Х1Х века.

17.

18. На этом месте находился господский дом Салтыковых.

19.

На родине Салтыкова-Щедрина состоялись премьеры фильмов Н.П. Бурляева, Н.С. Бондарчук, И.М. Хуциева «Пошехонская старина» и С.М. Овчарова «Оно».

20. В своих воспоминаниях Салтыков-Щедрин сетовал, что гулять в парке в детские годы не доставляло удовольствия, т.к. не было тени. Липы были маленькие и их стригли на иностранный манер.

21.

Очень часто после экскурсий люди заново открывают для себя Салтыкова-Щедрина. За 45 минут перед посетителями пролетают исторические факты, воспоминания. Экспонаты будто оживают и подтверждают сказанное. Выстраивается временная лестница и выхватывает из реальности.

22.


23. Колодец.

В своих воспоминаниях Михаил Евграфович часто вспоминал и описывал свои родные места. В «Губернских очерках» он объяснялся в любви к дорогому уголку России: «Я люблю эту бедную природу, может быть, потому, что какова она ни есть, она всё-таки принадлежит мне; она сроднилась со мной точно так же, как и я сжился с ней; она лелеяла мою молодость, она была свидетельницей первых тревог моего сердца, и с тех пор ей принадлежит лучшая часть меня самого». Эти впечатления нашли наиболее яркое отражение в последнем романе «Пошехонская старина». Известный щедриновед С.А .Макашин назвал его «топонимическим памятником» Спас — Углу.

24.

25.

26.

Салтыков-Щедрин писал: «. Видения детства, отрочества и юности… оставили по себе и нечто такое, что залегло во мне довольно прочно». В произведении «Убежище Монрепо» есть строки: «Замечательно, что я родился и вырос в деревне». А в одном из своих писем П.Г. Елисееву Щедрин написал «…Ежели я что-нибудь вынес из жизни, то все-таки оттуда, из десятилетнего деревенского детства…».

27.

28. В ХХ веке облик бывшей господской усадьбы Салтыковых претерпел сильные изменения. Родной дом писателя сгорел в 1919 году, большое количество старых деревьев погибло. Сохранились только хвойные и липовые аллеи, каскад прудов и источник Иорданка.

Как-то в музей приезжали японцы. Они готовились к постановке спектакля по произведению «Господа Головлевы» на сцене нового драматического театра в Токио. Во время их посещения экскурсовод ответил на многие вопросы о Салтыкове-Щедрине. Они не понимали, откуда он – дворянин-так правдиво знал все тонкости жизни при крепостном праве. Главный режиссер нового драматического театра в Токио, независимый продюсер и костюмер дизайнер внимательно изучали экспозиционный зал, а после возложили цветы на родовое кладбище Салтыковых. Гости из Японии побывали на колокольне, на усадьбе обнимали вековые липы, и вдыхали полной грудью спасский воздух, чтобы впитать в себя «дух Салтыковский». На прощанье они даже собрали шишки, чтобы положить их на сцену во время премьеры для связи с родиной писателя.

29.

«Пусть нас меньше почитают, но больше читают», — завещал потомкам Салтыков-Щедрин.

30. Преображенский храм в селе Спас-Угол. Внутри храма находится и музей М.Е. Салтыкова – Щедрина.

Портрет М.Е. Салтыкова-Щедрина работы И.Н. Крамского.

Рядом со Спас-Углом есть еще два интересных места, которые нужно посетить. Это усадьба Ермолино, мамы писателя. О.М. Салтыкова приобрела Ермолино у корнета Петра Александровича Нащокина и полковника Павла Александровича Нащокина в 1836 году, деревня тогда состояла из 33 дворов. Здесь помещица выстроила дом и хозяйственные постройки, разбила сад и парк, вырыла пруд. В соседнем селе Станки находится заброшенная Георгиевская церковь 1807 г. в стиле классицизм, перестроенная в 1850-х гг. на средства О.М. Салтыковой, в которой были надгробия её, И.Е. Салтыкова и его дочери.

31. Церковь Святого Георгия в соседнем селе Станки. 32. Первое упоминание о церкви Святого Георгия относится к 1796 году.

33. Архитектура церкви типична для сельских храмов конца XVIII — начала XIX веков. У здания обычная трехчастная схема – основной объем храма, трапезная и колокольня, которые располагались на одной оси с востока на запад.

34. Основной объем храма был построен по традиционной схеме «восьмерик на четверике» и завершен восьмилотковым сводом.

35. Сейчас у церкви Святого Георгия отсутствует колокольня, когда-то она примыкала к западной стене трапезной.

36. Сохранились сведения «О прихожанах церкви». В них указано, что «в сельце Ермолино жительствует помещица коллежская советница Ольга Михайловна Салтыкова». Сельцо от церкви находится в 2-х верстах.

37.

В.П. Саватеев в своей книге «Летописи Салтыковской вотчины» описал вклад О.М. Салтыковой в обустройство храма в деревне Станки: «В 1836 году 25 ноября Ольга Михайловна отправляется из Спасского в Ермолино. Наутро 26 ноября она ездила к Станкам (в двух верстах от Ермолина), в церковь святого Георгия, что на Хотче. В то первое посещение церковь на погосте была еще деревянная. Каменный храм при усердии Ольги Михайловны, был отстроен и освящен в сентябре 1853 г. в присутствии, кстати, Михаила Евграфовича, который был тогда отпущен на четыре месяца из Вятки».

38. 39.

40. Храм интересно сочетает в себе мотивы классики и древнерусского кирпичного узорочья XVII века.

41.

От усадьбы мамы писателя остался парк и пруд.

42. Усадебный парк в Ермолино.

43. Пруд в Ермолино.

Михаил Салтыков-Щедрин: «Родина не там, где лучше, а там, где больнее»

2019-й год объявлен в России Годом литературы. В связи с этим, предлагаем Вашему вниманию интервью со знаменитым русским писателем М.Е. Салтыковым-Щедриным. Ответами на вопросы будут цитаты из его произведений и публицистических заметок. В этом богатейшем наследии можно найти ответы на те вопросы, которые волнуют и, может быть, даже мучают нас сегодня.

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (15 (27) января 1826 — 28 апреля (10 мая) 1889) — один из самых ярких сатириков в русской литературе. Его произведения, среди которых «Господа Головлевы», «История одного города», «Пошехонская старина», «Дикий помещик», «Медведь на воеводстве», «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», полны едкими наблюдениями за общественными нравами, беспощадным обличением чванства, пошлости и глупости. Они современны и сегодня.

— Михаил Евграфович, какова, на ваш взгляд, основная задача российской власти?

— Российская власть должна держать народ свой в состоянии постоянного изумления. Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит. Кроме того, для власти система очень проста: никогда ничего прямо не дозволять и никогда ничего прямо не запрещать.

— В последнее время мы наблюдаем как раз стремление законодателей запрещать множество вещей…

— Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения. Не видим ли мы, что народы самые образованные наипаче почитают себя счастливыми в воскресные и праздничные дни, то есть тогда, когда начальники мнят себя от писания законов свободными?

«Он шел впереди, сметая с лица земли все, что не успевало посторониться с дороги». Иллюстрация Л. Ройтера к роману М. Е. Салтыкова- Щедрина «История одного города»

— Скажите, воровство и коррупция у нас неискоренимы?

— Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать? Есть легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях — пирог с казенной начинкою. Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд. Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют… Скажем, во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.

— Печально, но, кажется, вы правы. Но многие могут обвинить вас в русофобии…

— Сознательное отношение к действительности уже само по себе представляет высшую нравственность и высшую чистоту. Многие склонны путать понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».

— Вы не боитесь критиковать власть?

— Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пескари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пескари.

Иллюстрации Владимира Мыслицкого к сказке М.Е. Салтыкова-Щедрина “ Медведь на воеводстве”

— Законотворцы напридумывали сейчас множество, мягко выражаясь, странных, а грубо говоря, бессмысленных инициатив. Не отстают и чиновники, принимающие необдуманные решения…

— Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы (в идиоте злость или доброта — совершенно безразличные качества), а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит исключительно им одним. Но там, где простой идиот расшибает себе голову или наскакивает на рожон, идиот властный раздробляет пополам всевозможные рожны и совершает свои, так сказать, бессознательные злодеяния вполне беспрепятственно. Даже в самой бесплодности или очевидном вреде этих злодеяний он не почерпает никаких для себя поучений. Ему нет дела ни до каких результатов, потому что результаты эти выясняются не на нем (он слишком окаменел, чтобы на нем могло что-нибудь отражаться), а на чем-то ином, с чем у него не существует никакой органической связи. Если бы вследствие усиленной идиотской деятельности даже весь мир обратился в пустыню, то и этот результат не устрашил бы идиота. Кто знает, быть может, пустыня и представляет в его глазах именно ту обстановку, которая изображает собой идеал человеческого общежития?

М. Е. Салтыков-Щедрин «История одного города».
Иллюстрация С. Лемехова

— Что такое для вас Родина?

— Родина не там, где лучше, а там, где больнее. Отечество — тот таинственный, но живой организм, очертания которого ты не можешь для себя отчетливо определить, но которого прикосновение к себе непрерывно чувствуешь, ибо ты связан с этим организмом непрерывной пуповиной.

— А народ?

— Что касается до моего отношения к народу, то мне кажется, что в слове «народ» надо отличать два понятия: народ исторический и народ, представляющий собою идею демократизма. Первому, выносящему на своих плечах Бородавкиных, Бурчеевых (градоначальники, персонажи романа «История одного города») и т.п., я действительно сочувствовать не могу. Второму я всегда сочувствовал, и все мои сочинения полны этим сочувствием.

Э. Гельмс. Иллюстрации к роману М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города”

— Какие люди, по-вашему, наиболее опасны для общества?

— Нет опаснее человека, которому чуждо человеческое, который равнодушен к судьбам родной страны, к судьбам ближнего, ко всему, кроме судеб пущенного им в оборот алтына.

— Что двигало вами, когда вы писали свои самые знаменитые произведения?

— Я, благодаря моему Создателю, мог каждое свое сочинение объяснить, против чего они направлены, и доказать, что они именно направлены против тех проявлений произвола и дикости, которые каждому честному человеку претят. Изображая жизнь, находящуюся под игом безумия, я рассчитывал на возбуждение в читателе горького чувства, а отнюдь не веселонравия.

М. Е. Салтыков-Щедрин. Портрет работы И. Н. Крамского. 1879 г.

— Каково ваше главное пожелание читателям?

— Воспевайте в себе идеалы будущего; ибо это своего рода солнечные лучи, без оживотворяющего действия которых земной шар превратился бы в камень.

(В материале использованы цитаты из произведений и публицистических заметок Михаила Салтыкова-Щедрина.)

В селе Спас-Угол начал работу новый музей, посвященный Салтыкову-Щедрину

На родине Михаила Салтыкова-Щедрина, в селе Спас-Угол Талдомского района, начал работу новый музей, посвященный писателю. Более 30 лет экспозиция располагалась в церкви, построенной его предками. Антон Николаев продолжит.

Село Спас-Угол — родина Михаила Салтыкова-Щедрина. Он, как известно, стал не только знаменитым писателем, но и дослужился до чина вице-губернатора, а вот его родное село так и осталось селом. Сейчас здесь даже газа нет, топят дровами. Зато прямо у дороги теперь красуется новое современное здание Музея Салтыкова-Щедрина, выделяющееся на общем фоне своей необычной для сельской местности архитектурой. В экспозиции мемориальные предметы из родовой усадьбы писателя, фотографии, книги из домашней библиотеки. Музей открыли совсем недавно, хотя открытие Музея Салтыкова-Щедрина планировалось еще в 1976 году, но тогда что-то не задалось. «Организацией ЮНЕСКО был объявлен Год Щедрина. Тогда отмечалось 150 лет со дня рождения писателя, и здесь, в Московской области, в селе Спас-Угол, был намечен ряд мероприятий по увековечиванию памяти писателя: восстановление усадьбы, размещение гостиницы, других объектов. Но выполнено это не было», — говорит заместитель директора Талдомского историко-литературного музея Сергей Балашов.

Воплотить все это в жизнь решили нынешние власти. Беда только, что денег нет на полное восстановление усадьбы. Дело в том, что главный дом сгорел еще 1919 году. «Уже была советская власть, здесь был народный дом, здесь была школа, библиотека, революционные службы, просто недосмотрели за печами, был сильный ветер, сильный мороз», — рассказывает заведующая Музеем М. Е. Салтыкова-Щедрина Анна Комлева.

Поэтому глава Талдомского городского округа решил для начала реконструировать здание бывшего сельсовета. Позвал московских архитекторов и открыл в нем Музей Салтыкова-Щедрина, с фасада которого смотрит теперь Михаил Евграфович.

«Родилась идея создать музей, но не так, как ранее, а появилась новая идея — создать такое пространство, которое, несмотря на урбанистический вид, хорошо вписалась бы в нашу деревню», — говорит глава Талдомского городского округа Владислав Юдин.

Местные власти планируют воссоздать и саму усадьбу Салтыкова-Щедрина, чтобы открыть там ресторан и гостиницу. Это вызывает некоторые вопросы у потомка знаменитого писателя по линии его брата Дмитрия, Марии Депармы, кстати, архитектора по профессии. «Восстановление этого здания — это прекрасная идея. Совмещение с ресторанно-туристическим комплексом не самый лучший вариант. На мой взгляд, конечно, это должно быть основное здание музея, тогда это новое можно отвести под ресторан», — говорит она.

Но это пока все планы. А вот насущная проблема — восстановление Храма Преображения, который построила еще бабушка Салтыкова-Щедрина и в котором до недавнего времени и размещалась экспозиция музея. Она была открыта в 1986 году, а в начале 90-х в храме начали совершаться богослужения. Настоятель храма, отец Олег, несмотря на скромные возможности местной общины, не унывает и верит, что храм с сохранявшимися росписями XIX века, а это редкость для сельской церкви, будет отреставрирован. «Момент очень важный для нас, когда вот здесь, вот в этой точке России, завершилась эпоха «безвременья» и неуместности», — говорит он.

Прошлое и настоящее переплетаются в селе Спас-Угол. Печка-буржуйка в храме и современное музейное здание в ста метрах от храма. Власти надеются, что открытие в селе нового музея привлечет в это место туристов. В год по дороге, идущей через родину Салтыкова-Щедрина, проезжает миллион машин.

Смотрите так же:  Правильно одеться в церковь
Здание(я):

Основные экскурсии:
Обзорная экскурсия по музею, родовой усадьбе и родовому кладбищу господ Салтыковых
Тематические экскурсии
Автобусная экскурсия «Талдом — Спас-Угол»
Автобусная экскурсия «Спас-Угол — Маклаково»

Образовательные услуги:
Цикл лекций и краеведческих уроков с показом видеороликов о музее, о М.Е. Салтыкове-Щедрине, мультфильмов по сказкам и художественных фильмов по произведениям М.Е. Салтыкова-Щедрина
Викторины о жизни и творчестве писателя

Местные достопримечательности:
Храм Преображения Господня (ХVIII в.)
Святой источник Иорданка с целебной водой
Усадебный парк с сохранившимися липовыми аллеями и каскадом прудов
Родовое кладбище господ Салтыковых
Восстановленная часовня во имя Корсунской Божией Матери
Верстовой столб «135 верст до Москвы»
Аллея Памяти
Памятный камень в честь легендарного полета Д.И. Менделеева на воздушном шаре из Клина в Спас-Угол

профессионалу

Основные должностные лица:*
Директор: Бондарева Ольга Владимировна, тел. (49620) 6-05-42
Заведующий: Комлева Анна Николаевна, тел. (49620) 6-05-42
Научный сотрудник: Гущина Татьяна Михайловна, тел. (49620) 6-05-42

Тел. дирекции:
(49620) 6-05-42, Факс: (49620) 6-05-42

Адрес дирекции:
141900, Московская область, г. Талдом, ул. Салтыкова-Щедрина, 41

Даты открытия и основания:
основан: 05.02.1976
открыт: 27.07.1986

Бюджетный статус:
Муниципальный

Организационно-правовая форма:
некоммерческое учреждение

Тип организации:
культурно-массовая, исследовательская

Площади организации:
экспозиционно-выставочная 125,8м 2
временных выставок 11,7м 2
парковая 12га

Количество сотрудников:
4, из них 2 научных

Среднее кол. посетителей в год:
4200

Единиц хранения:
2000

Наиболее ценные (уникальные) коллекции:
Коллекции предметов дворянского, церковного и крепостного быта
Личные вещи господ Салтыковых, рукописи М.Е. Салтыкова-Щедрина

Виртуальные ресурсы:
см. выше сайт(ы) музея

Примечание:
Официальное название организации: Музей М.Е. Салтыкова-Щедрина — филиал Талдомского районного историко-литературного музея.

информация от: 20.01.2019
данные заверены

Заметили неточность? Есть изменения или дополнения? Пишите нам .
Для полного обновления информации заполните форму и .