Церковь юрий шевчук

Юрий Шевчук: «Я был очень рад тому погружению в историю нашей Церкви, которое я испытал»

Интервью с поэтом, исполнителем, лидером группы «ДДТ» Юрием Шевчуком

После награждения Патриаршей грамотой в Чистом переулке за участие в создании телефильма по истории Русской Церкви «Земное и небесное» известный российский музыкант Юрий Шевчук дал интервью Юрию Клиценко.

Юрий Шевчук

– Что Вам лично дало участие в работе над фильмом «Земное и небесное»?

– Я испытываю чувство большой благодарности за то, что меня, грешного, пригласили работать над фильмом о Русской Православной Церкви! Я был очень рад тому погружению в историю нашей Церкви, которое я испытал. Я соприкоснулся с удивительными тайнами. Спасибо большое Сергею Мирошниченко и всем ребятам – это замечательная съемочная группа!
У моего друга жена очень тяжело больна. Она лежит в больнице, и они смотрели этот фильм всей палатой и очень благодарны создателям фильма. А ведь это, наверное, самое главное – ведь мы кому-то помогли.
Но участие в работе над фильмом – это еще и испытание. Коснуться таких глубоких вещей – это дело достаточно сложное. Можно, конечно, всегда все в жизни упрощать, жить только телесно, думая, что Бога нет. Но ведь Бог есть! Жаль, что понимания этого очень мало на телевидении, а слишком много другой стороны: слишком много тени и слишком мало света.

– А как Вы в целом оцениваете современное российское телевидение?

– Это ужасно, ужасно! С телевидением происходит беда. Все меньше хороших телевизионных передач. Этот фильм по истории Церкви – как глоток какого-то свежего воздуха. Я недавно говорил с одним крупным продюсером одного из центральных каналов. Он мне битый час объяснял, что телевидение – это бизнес. На это я ему ответил: «Вы же не чайники делаете, вы не обувь тачаете, вы работаете с душами людскими, влияете на души! Это не просто бизнес, это творчество, это очень серьезная работа! Вы связаны с метафизикой в человеке, с его душой. И вы воспитываете многочисленных нравственных уродов». Людей неразумных стало гораздо больше благодаря телевидению. Мой спор с этим продюсером не окончен. Я буду бороться с пошлостью, хотя это очень сложно. А на телевидении беда происходит, трагедия. Я остро ощущаю трагичность происходящего. Я даже не ожидал, что за несколько лет можно так изменить телевидение в дурную сторону.

– Что значит для Вас Православная вера?

– Я человек православный, но об этом не хочу говорить всуе. Но без Церкви, без веры Православной моя жизнь не существует. Человек – это ведь существо духовное. Сейчас муссируется представление о том, что человек – это только тело, это рефлексы, это руки, созданные для того, чтобы все хватать. Печально, но эта точка зрения насаждается сейчас повсеместно. Я думаю, что идет очень сложный период, и хочу обратиться к тем людям, которые меня слышат: сейчас идет «война между небом и землей», как пел Цой. Идет борьба на духовном уровне, идет духовная война за души людей. Я ее очень чувствую. А на какой я стороне – Вы сами знаете.

Юрий Шевчук: Если Бога нет, то жить вообще незачем

– Юрий Юлианович, все мы выросли в советское время, когда активно пропагандировался атеизм. Как воспитывали вас родители? Расскажите, пожалуйста, какой была ваша дорога в храм.

– Папа и мама состояли в коммунистической партии. Хотя потом и папа, и мама стали верующими. Вспомнили со временем, что они – крещеные. Это, конечно, хорошо. А как я пришел в храм? Как и многие сегодня туда попадают, благодаря личной трагедии. Это было давно. В храм я пришел где-то году в 1992.

Когда у меня стряслась беда, я понял, что все потеряло смысл. А когда все теряет смысл, то ты понимаешь, что если нет Бога, то уже жить вообще незачем! Вот так я пришел к Богу.

Еще мне помогли мои собственные размышления и прекрасные люди, которые были рядом. Философские беседы с ними. Все-таки я – очкарик!

– Вы посещаете какой-нибудь храм или церковь?

– Ну конечно. Хотя хотелось бы чаще. Я не могу назвать себя до конца воцерковленным человеком. Не так часто я бываю в храме, как надо, честно говоря. Это факт. И я каюсь в этом – грешен.

А вот на гастролях я обычно захожу в храм. Перед концертом: помолиться, свечку поставить, чтобы концерт был хороший, с батюшкой поговорить. Обычно батюшки терпимо относятся к тому, что мы сейчас концерт будем давать. Они точно знают, что мы не несем людям ничего плохого. Понимаете, рок-культура, она ведь разная. Как писал Волошин: “Назовите мне имя вашего Бога, и я скажу, кто вы”. Для кого-то в нашей рок-культуре главное – деньги, для кого-то – слава и популярность. Для нас, слава Богу, это не так.

Так вот, я хотя в храм и не так часто хожу, но замечаю: народу-то становится все больше и больше! Не так много, как хотелось бы, но все больше и больше. Много молодежи.

Я молюсь – утром и вечером. Обязательно. Я привык читать молитвы…

– Молитвы не произвольные?

– Нет. У меня молитвослов. И у меня есть любимые молитвы.

– Какие?

– “Отче наш” и молитва Божьей Матери. Они очень музыкальные.

– Не хотели бы написать на эти тексты музыку?

– Ну, столько на “Отче наш” уже написано музыки! Я мирской человек. Я не считаю возможным петь на духовные темы. Я вообще не люблю, когда рок-музыканты перепевают Евангелие. Ведь молитвы, псалмы уже написаны, они такие великие… и я считаю, что музыка к ним – это уже лишнее.

Про наставников, друзей и поклонников

– А постоянный духовный наставник у вас есть?

– У меня много учителей и наставников. Но, конечно, особый человек в моей жизни – мой духовник. Это так здорово и легко, когда ты сомневаешься, терзаешься чем-то, прийти к батюшке. И он тебе все скажет. Делать это или не делать. Хотя, конечно, в этом есть некоторое упрощение. Поэтому я стараюсь все-таки сам разобраться во всем. Часто не спрашиваю. Только уж совсем когда невмоготу – тогда иду за советом.

Я, кстати, со многими батюшками дружу. Но совершенно особенные отношения у меня с отцом Андреем Кураевым. Мы беседуем с ним на какие-то волнующие меня темы. Я с ним советуюсь. Он – хороший, светлый человек. И интеллектуал при этом. Мне с ним интересно говорить на любые темы. Он иногда бывает у меня на концертах. Однажды, когда я его спросил после выступления: “Ну, как?”, он ответил: “Кающийся грешник. Нормально!”

Я – кающийся грешник. Наверное, любой художник, артист – он в чем-то всегда кается.

– Вы каетесь на сцене, соответственно – открыто говорите о своей вере. При этом вы стараетесь поделиться своей верой с поклонниками группы?

– Я не страдаю комплексом мессии. Знаете, когда пить человек бросает, то начинает морщиться на окружающих пьяниц. Начинает всех учить и советы давать: что ж ты делаешь! И так всех “грузит”, что действительно больше вреда приносит, нежели пользы. В вопросах веры все сложно, поэтому надо очень мягко действовать.

У размышляющего, думающего человека всегда идет поиск. В этом нет ничего плохого. Ведь на самом деле все дороги ведут к храму. В этом я искренне убежден. Но я не такой ортодокс, чтобы топтать чужие святыни. Это нехорошо. Поучение, да еще со сцены – это более смахивает не на проповедь, а на крестовые походы. Я, кстати, изучал эпоху крестовых походов. Ничего хорошего в них не было, могу вам сказать.

– То есть вы не призываете своих поклонников идти в церковь?

– Я считаю, у нас вообще нет поклонников как таковых. Я даже слово “поклонник” не люблю. Просто у нас есть единомышленники, люди, с которыми мы беседуем, которые с нами любят поговорить. Я, в отличие от Кости Кинчева, не за монолог, но за диалог. Выслушать и понять, а вместе с тем объяснить другому человеку, как ты понимаешь окружающий мир. Хотя не всегда так получается. Вообще, в обычной жизни я человек очень горячий, поэтому могу быть деспотом, кричать, топать ногами.

Фото: Евгений Красин / vk.com/ekrasin

А еще я человек все время сомневающийся. От этого я мучаюсь. Я в беседах сомневаюсь, читая – сомневаюсь, веруя – сомневаюсь.

Это такой удел очкариков, наверное, на генетическом уровне. Сомнения грызут. Я сомневался, мне было совсем худо, пока я не прочел фразу митрополита Антония Сурожского. Он пишет в своих записках: “Хорошо, что сомневаетесь, это значит, что вы должны подняться на новую ступень понимания Бога”. Так что сомнения – это хорошо. Но, сомневаясь, как я могу призывать к чему-то?

Так вот, слово “поклонник” я не люблю. А слово “фанат” – ненавижу.

Фанатизм плох всегда. Не важно, в чем. Потому что фанат – это человек, который одержим. И, конечно, Церковь этого не любит. Нельзя быть одержимым.

Если человек одержим политической или эстетической идеей, то все остальные, у которых другое мнение – его враги. А врага надо уничтожать. И в этом, безусловно, зло. От фанатизма, одержимости – только зло! Многие журналисты, кстати, нам пеняют – вы одержимы рок-н-роллом! Это неправда! Я ничем не одержим. Разве я похож на одержимого? Иногда, может быть, актерствую на сцене. Но это для сценического образа! Это – только игра. Какой я одержимый?

Фото: Ольга Кононенко

ДДТ и эпоха зрелости

– Много лет назад, в предисловии к альбому “Черный пес Петербург” вы написали, что ДДТ переживает эпоху зрелости. Какой период переживает группа сегодня?

– Сейчас у ДДТ эпоха зрелости. Я похож на того волка в чепчике, к которому приходит Красная шапочка (молодежь): “Бабушка, бабушка, а почему у тебя такие большие уши?” – “Для того, чтобы лучше тебя слышать”. То есть мы действительно стали зорче видеть и лучше слышать. Мне это нравится. Но мой инструментарий, те художественные средства, которыми я владею, они уже не удовлетворяют нюансированности восприятия молодых людей. А это значит – надо как-то расти. Это хорошо. Это и есть зрелость. Зрелость – это когда ты одну строчку можешь шлифовать неделю. А юность – это когда ты за неделю пишешь альбом.

– Я успела прослушать “Пропавшего без вести” – он слишком отличается от того, что вы делали раньше…

– Мы записывали этот альбом очень долго. Альбом получился тяжелый. Как сама жизнь. И в то же время легкий и воздушный, как сама жизнь. Там есть все. Там есть сверкающее белое и пронзительное черное. Есть и полутона. Звук очень интересный и современный. Русский рок, русская поэзия, наконец, встретились с английским и американским качеством звука.

– Юрий Юлианович, несмотря на то, что группа ДДТ родом из Уфы, ее невозможно представить вне Санкт-Петербурга. И вас, в общем, тоже. Помните, как первый раз оказались в Питере?

– Первый раз в Питер нас с сестрой папа привез. Я учился в седьмом классе. Ходил-бродил по городу. Пытался поступить в Нахимовское училище, мечтал быть моряком. У меня даже кличка была в детстве – Боцман. Я ходил в клешах, тельняшке. Все дядья были моряки. Во второй раз я оказался в Санкт-Петербурге на практике по истории искусств. Писал искусствоведческую работу по Веласкесу. В Эрмитаже мы практически “прожили” месяц. Потом следующий приезд был где-то в 1982 году: я привез первый альбом ДДТ – магнитоальбом, полуподпольно записанный. Показал его некоторым музыкантам, которые для меня в тот момент были небожителями. Мне сказали: давай действуй дальше! Все нормально.

Смотрите так же:  Свитлыця белая церковь мебельная фабрика

А в четвертый раз, в восемьдесят пятом году я переехал в Питер. Насовсем. Вот так.

– А кто в тот момент для вас был небожителем?

– Я показал свой первый альбом Жоре Ордановскому из группы “Россияне”. В тот момент авторитеты – Майк Науменко, Борис Гребенщиков. Они влияли на меня, на то, что я делал. Майк Науменко, да и Владимир Семенович Высоцкий дали мне юмор. Борис Гребенщиков – это, конечно, раздвижение пространств. Жора Ордановский как раз добавил социальности: “По улице ходила мерзость под ручку вместе с дрянью!” Он был очень жесткий человек. Его группа называлась “Россияне”. Очень хорошая была команда. А он сам потом пропал без вести. Наш первый концерт в Питере был как раз на вечере его памяти. В 1987 году.

– Почему возникла мысль уехать именно в Питер, а не в Москву?

– Мне друзья помогли перебраться в Питер. Хотя одно время я жил в Москве. Звали в столице оставаться. Но Питер мне больше нравился. Потому что в Питере сложнее, и соответственно – интереснее. Москва – более добродушная. Она принимает всех хорошо. Если ты талантлив, необычен, интересен, то в Москве ты – король. А в Питере – нет.

Жизнь была очень тяжелая. Полуголодная. Лимита – чего говорить. Но когда есть убежденность и жажда творчества… В Питере мы собирали группу года два. Заново. Сложно это было.

– Из предисловия к альбому “Черный пес Петербург” можно понять, что вы долгие годы жили в коммуналке. Юрий Юлианович, это не поэтический образ? Действительно жили?

– У меня в жизни был целый коммунальный период. Снимал квартиры. У друзей жили с молодой женой. Около пяти лет мы так мыкались. Первую квартиру я купил в девяносто четвертом году. А так – коммуналка. Сосед разводил попугаев. Ванны вообще не было. Но сосед приспособил унитаз: в него можно было вставать, сверху – лилась тоненькая струйка, это был душ. А внизу пола не было, земля уже… Так вот. Как у всех нормальных людей.

Мама помогала из Уфы, присылала какие-то денежки. Работал дворником, ночным сторожем. Как-то выкручивались. Прописки не было, поэтому я мог работать только на лимитных местах: дворник, сторож, кочегар. Этот путь было необходимо пройти. И Питер – это, слава Богу, не фабрика звезд. В том и суть.

Для того, чтобы стать художником, надо помучиться, как ни банально это звучит. Человек должен пройти через мытарства, лишения. Но в какой-то момент не прекратить заниматься своим любимым делом. Не сдаться. Господь всегда поможет! Это точно.

Покажи им чудо, Господи
– злую осень!

Дай хоть на секунду испытать святую милость,
Снег, вчера упавший, расспросить про небеса.
Что бы ни угасло, ни погибло, ни случилось –
Слышать доносящиеся с неба голоса.

И догнать бредущую в беспамятстве дорогу,
И вернуть на место Землю, как заведено.
Покажи им чудо, чтобы видно было многим,
Как перевоплощается в Кровь Твою вино!

Биографическая справка

Шевчук Юрий Юлианович родился 16 мая 1957 года в поселке Ягодное Магаданской области. Позже вместе с родителями переехал в столицу Башкирии Уфу.

Образование – Уфимский педагогический институт, художественно-графический факультет.

Музыкой начал интересоваться еще в школе. Учился играть на баяне, самостоятельно освоил гитару. В девятом классе организовал свою первую группу – “Вектор”. Позже, в 1980 году, в Уфе Шевчук собрал первый состав ДДТ.

В середине восьмидесятых Шевчук переезжает в Питер. Там ДДТ переживает второе рождение и получает всенародную популярность.

Юрий Шевчук сыграл главную роль в художественном фильме С. Сельянова “Духов день” (1992) и в фильме И. Мозжухина “Вовочка”, снялся в нескольких документальных картинах, записал песни к фильмам “Азазель”, “Вовочка”, “Господа офицеры” и “Ледниковый период”.

Участвовал как ведущий в телесериале “Земное и небесное”, посвященном истории Русской Православной Церкви.
Юрий Шевчук награжден боевыми орденами и медалями, в том числе медалью МЧС России “Участнику чрезвычайных гуманитарных операций” и Знаком отличия МВД “Серебряный Крест”. Шевчук посещал Чечню, Таджикистан (1996), Косово (1999, 2000) и Афганистан (2002). Помимо этого, группа “ДДТ” активно участвует в благотворительных акциях и концертах.

Автор текстов и музыки, лидер группы ДДТ.

ЮРИЙ ШЕВЧУК: «МЕНЯ СПАСАЕТ МОЛИТВА. «

Легенда русского рока. Артист с большой буквы. Музыкант от Бога. Пресса и несчетная армия поклонников неспроста наградили его громкими титулами. И в России, и за рубежом его концерты всегда собирают полные залы. Люди любят и уважают этого артиста за его жизненную позицию, честность и музыку, которая трогает сердца миллионов… И такая народная любовь дорогого стоит! Более 30 лет на сцене бессменный лидер рок-группы «ДДТ» Юрий Шевчук не перестает нас удивлять, в том числе в своем эксклюзивном интервью для Всероссийского проекта «БАТЮШКА ОНЛАЙН»!

Юрий Юлианович Шевчук – известный рок-музыкант, поэт и композитор, основатель и бессменный фронтмен легендарной группы «ДДТ». Родился 16 мая 1957 года в поселке Ягодное Магаданской области. Закончил художественно-графический факультет Уфимского педагогического института. Народный артист Республики Башкортостан.
Музыкой начал интересоваться еще в школе. В 1980 году в Уфе Шевчук собрал первый состав «ДДТ». В середине восьмидесятых переехал в Питер. Там «ДДТ» переживает второе рождение и обретает всенародную популярность. Юрий Шевчук играл в кино, писал музыку к фильмам, участвовал как ведущий в телесериале «Земное и небесное», посвященном истории Русской Православной Церкви.
Награжден боевыми орденами и медалями, в том числе медалью МЧС России «Участнику чрезвычайных гуманитарных операций» и знаком отличия МВД «Серебряный Крест». Неоднократно посещал Чечню, Таджикистан, Косово и Афганистан. Группа «ДДТ» активно участвует в благотворительных акциях и концертах. Также Юрий Шевчук награжден орденом Святого апостола Андрея Первозванного Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.

— Юрий Юлианович, если у Вас была бы возможность что-то изменить, что бы в своей жизни исправили?
— Я бы постарался не совершать тех злых и необдуманных поступков, которые были в моей жизни. Очень каюсь, конечно, но это так. Исповедуюсь в своих грехах — это все безусловно, это все понятно. Но память не все может забыть.

— Откуда черпаете силы, чтобы вдохновлять миллионы людей, чтобы творить? Что вдохновляет Вас?
— Совесть вдохновляет, которая просыпается время от времени. Она мне дает ощущение абсолютной неудовлетворенности. И эта неудовлетворенность заставляет заниматься творчеством…

— Помните свой самый счастливый день?
— Да! Когда меня крестили. Это было в Питере в Александро-Невской лавре. Настолько было хорошо, настолько мир был хрустален, настолько Крещение было глубоко и серьезно для меня, что не могу Вам передать словами. Я старался не расплескать это чувство. Но потом, к сожалению, жизнь разъела. Но это были уникальные, удивительные чувства, невероятные просто, что тебе при Крещении отпускают все грехи! И вот это новая жизнь… Я жаждал новых мыслей и чувств совсем другого уровня и рода. Это ожидание и было счастьем в тот момент!

— Как Вы лично поняли, что Бог есть?
— Когда ты через черту перейдешь, то все почувствуешь и увидишь, что начнется прозрение и другая жизнь, совершенно другая. Я понял и счастлив, что Бог есть! Окончательно счастлив. Это невероятные ощущения… Сомнения, конечно, нас страшно всех грызут, безусловно. И я сам человек постоянно сомневающийся. Может, потому что очкарик? У митрополита Антония Сурожского прочитал: «Если у вас есть сомнения в существовании Бога, значит, вам нужно подняться на новую ступень в Его понимании».

— У Вас есть мусульманские корни и даже прадед муллой был. Неожиданно, что Вы приняли Православную веру…
— Да, мой прадед был мулла. Его расстреляли в 1937 году за религиозные убеждения. Он прекрасно говорил по-арабски, преподавал в медресе. И дед мой Акрам, и бабка Талига великолепно знали арабский. Они у меня были такие настоящие мусульмане. Да, это мои предки, моя кровь. А отец у меня украинец, он из казаков. Мама с папой — православные верующие люди. Я тоже принял Православие. К вере пришел в 70-е годы. В то время быть верующим и ходить в храм уже было революционно. Непростое время. Как многие попадают в храм? Благодаря личной трагедии. Так и у меня было. Умерла моя жена, случилась беда, все потеряло смысл. До трагедии все «ништяк», все хорошо, весело. Когда горе случается в жизни, ты мучительно ищешь смысл! Когда все рушится, ты понимаешь, что если смысла нет, если Бога нет, то зачем тогда вообще жить? Вот так все и было. И сейчас без Церкви, без веры Православной моя жизнь просто не существует.

— Что помогает в минуты отчаяния, когда тяжело на душе?
— Молитва помогает! Я никак не кривлю душой. У меня есть любимая молитва «Отче наш»… И когда слаб, когда не хватает духа, силы, когда меня пытают сомнения — молитва выстраивает душу, как камертон. Невозможно играть на расстроенным рояле, невозможно играть музыку на расстроенной гитаре и невозможно писать, когда у тебя душа не настроена. Я молюсь, и это спасает меня.

— Расскажите о людях, которые Вам особенно близки и дороги… Что цените в людях?
— Меня восхищает, когда я вижу в человеке прощение, доброту и когда это добро просто так, без всяких задних мыслей. Это есть в людях очень простых и очень сложных, когда они не требуют ничего взамен — это для меня большое чудо. Такой человек – это моя мама! Она у меня верующая. Близкие, друзья, духовник – эти люди дороги мне. Я дружу со многими священнослужителями.

— Мир сейчас окутан фобиями, все чего-то боятся: конца света, бедности, одиночества, а чего боится Юрий Шевчук?
— Третьей мировой войны боюсь, потому что вижу и чувствую эти тенденции. Она идет уже давно. Война между небом и землей — идет борьба на духовном уровне, духовная война за души людей. Ее нельзя не чувствовать. Но я боюсь конечного эпизода. Это будет ужасно!

— Но чего может бояться верующий человек? Ведь даже смерть – это встреча с Богом…
— Да, но мне бы хотелось, чтобы мы подготовились: стали добрее, смиреннее, умножали любовь, а не разчеловечивались окончательно! Иначе будет очень обидно за человечество и за себя самого в первую очередь.

— Есть ли у Вас увлечения, помимо музыки? Вы художественную школу заканчивали. Иконы не пробовали писать?
— Иконы нет, у меня не было благословения, но хочу вам сказать, что живописью очень увлекаюсь. Я вообще очень долго сомневался, что выбрать: живопись или музыку. Потом победила лень. Рок-н-ролл — это когда за ночь написал песню и все девчонки на тебя уже смотрят иначе. Живопись — это очень мудрая форма искусства, очень терпеливая, требует серьезного труда, работы. С рок-н-роллом все проще.

Смотрите так же:  Михеевская церковь лавра

— Почему к рок-культуре зачастую такое неоднозначное отношение?
— Понимаете, рок-культура, она ведь разная. В нашей рок-среде для одних главное – деньги, прибыль, другим нужна слава, известность. Но это, слава Богу, не наша история. Помните выражение: «Назовите мне имя вашего Бога, и я скажу, кто вы»? Кто чему служит, тот тому и раб.

— А духовную, церковную музыку слушаете?
— Безусловно, мы даже ее играем. Время от времени выступаем с разными хорами монастырскими. С батюшкой совместный альбом записали. Я и на клиросе в хоре церковном пою. Когда бываю на даче в поселке Коробицыно, всегда хожу в церковь – там ее не так давно построили. Рождественскую службу пел вместе с бабушками. Это очень маленький поселок, приход небольшой, но службы там удивительные… И Рождество было настолько необыкновенное, камерное. Батюшка у нас молодой, отец Владимир. Он мне дал эти листочки с нотами — я держал басы, потому что их не хватало этим замечательным женщинам. Там у нас есть одна прихожанка, которая заболела раком, и ей приснился сон, что в этом месте надо построить храм. Она всех и сподвигла на строительство, и я немножко помог, поучаствовал. Церковь построили, и рак у нее отступил. Вот такая история. И вот мы с ней вместе, еще три девушки и пять бабушек все Рождество и пели! Рождество Христово — мой самый любимый праздник. Все в снегу — это настолько просто, чисто и замечательно, не передать словами. Чудо.

— Верите в чудеса?
— Конечно! Сама жизнь – это чудо, чем дольше живу, тем больше это понимаю. Чем чудо отличается от науки? Наука требует повторения опыта, а чудо случается всего один раз в жизни. Я это глубоко понял. Не буду говорить о каком-то конкретном случае. Стараюсь настраивать душу, чтобы она была чуткой, потому что можно пройти мимо чуда и его не заметить. Оно в малом и в большом. Большое в малом — это чудо прощения, чудо человеческого поступка, который ты наблюдаешь — высокого, духовного. Видел такое много раз, это меня греет и заставляет быть оптимистом.

— Какие события разделили Вашу жизнь на «до» и «после»?
— Несколько таких событий: первое — когда я оказался на войне в Чечне, это очень сильно перевернуло мою жизнь, потом смерть жены. Все эти события, к сожалению, трагичные. Но через них я пришел к вере, утвердился в ней. Ведь на самом деле все дороги ведут к храму. И в этом я абсолютно искренне убежден. Думающий человек всегда находится в поиске, размышляет. И это хорошо. Господь всегда поможет ищущим.

— У Вас когда-нибудь возникало желание какое-то время пожить в монастыре?
— А я жил. У меня кстати немало друзей ушли в монастырь. Хочу на Афоне побывать. Там еще не был. Меня туда зовут и друзья, и монахи. Вот недавно Слава Бутусов мне сказал: нас благословили вдвоем с тобой приехать. А у меня все гастроли, концерты. Бог даст, обязательно съездим. Славик воцерковленный, очень нежный человек. Его вера гораздо глубже, чем моя. Хочу рассказать вам один случай. Один мой друг хотел креститься именно в Иерусалиме. Он туда приехал, а ему священники сказали: «Нет, езжай в свою церковь и там крестись». Они почувствовали, что он не готов к Крещению в Иерусалиме, дали ему от ворот поворот. Бог, Он везде, Дух живет, где хочет. Поэтому пафос в духовной жизни ни к чему. Господь говорит: будьте как дети. Нам не хватает простоты. Бог всех хочет спасти, у каждого свой путь. И у меня есть абсолютное сознание того, что мне еще что-то предстоит и что-то ждет впереди.

— Какое самое удивительное и сильное ощущение Вы испытали?
— Мы с концертами летаем в Израиль и всегда посещаем группой Храм Гроба Господня в Иерусалиме. Одно из чудес в моей жизни, то, о чем Вы спрашиваете, как раз случилось на Святой Земле. Мы жили в гостинице для паломников рядом с ущельем перед Иерусалимом. Я каждый день забирался на эти древние стены и наблюдал Палестину, встречал рассвет солнца и думал о том, что Господь наш Иисус Христос мог бы и не зайти в Иерусалим, абсолютно понимая, что Его ждет страшная крестная смерть. Но Он все-таки вошел туда. И случилось событие, перевернувшее всю историю человечества. Я думал о поступках, о времени, о своей жизни. Что-то в этом есть такое, что словами не описать, это какое-то чудо… Даже там строки написал: «В иерусалимском серебре одеты в ночь святые камни. Ты помолилась на заре, но в небесах закрыты ставни…» Это ощущение закрытых ставней и ощущения, когда они открываются – удивительнейшее ощущение. И самое сильное впечатление я пережил именно на Святой Земле, когда в 1992 году впервые оказался в Иерусалиме после смерти супруги. Много пережил, передумал. Именно там впервые почувствовал благодать… Когда отчаяние, горе, смерть тебя отпускают и ты совершенно иначе начинаешь чувствовать мир. Это очень тонкие вещи…

— Вы прошли такой непростой путь: работали дворником, сторожем, переживали полное безденежье, тяжкие скорби и потери… Что можете пожелать молодым, кто только начинает свой путь?
— У каждого свой крест, всем даются испытания. Человек должен пройти через мытарства, лишения. Но не надо отказываться от мечты, надо заниматься своим любимым делом. Нельзя сдаваться. Надо перетерпеть, этот путь надо пройти. Господь всегда поможет! Это точно. Я старый грешник и скажу вам, что мир не черно-белый, он очень сложный и, как сказал один монах, «есть две тайны в мире — это человек и Господь». Это действительно большие тайны, и разбираться в этом можно всю жизнь! А молодым я бы посоветовал быть с Богом и не растерять человечность, воспитывать в себе чувство милосердия… Спасение души – вот смысл нашей жизни. Человек ведь существо духовное, а не только тело и рефлексы. Думайте о душе, живите по совести, любите ближних своих. Милосердие и еще раз милосердие — это путь к любви. Когда хожу в храм, вижу, что молодежи становится все больше и больше, а значит, у нас есть надежда на светлое будущее.

— У известных артистов всегда много поклонников, но и недоброжелателей немало. Как относитесь к последним?
— Знаю, что меня не все любят, да я и не доллар, чтобы всем нравится. Не люблю, когда из меня строят какую-то звезду, известную личность — сразу начинаю комплексовать. Звезды на небе, а мы люди. Прекрасно понимаю уровень своего несовершенства, поверьте мне, грызу себя побольше критиков, и это помогает жить, дальше развиваться. Это самое главное — быть к себе беспощадным, а к другим добрым и снисходительным. К себе построже, а других любить и прощать. Вот моя задача, а не наоборот.

— Вопрос под занавес. Что бы Вы сказали, если представить, что Вас услышит весь мир?
— Для меня гораздо важнее, если бы было все наоборот. Если бы я мог услышать весь мир, а потом подумал и сказал. Это важнее для меня — слушать и слышать других! Говорить что-то миру — это пафос, мне это не важно. Главное самому услышать.

ЮРИЙ ШЕВЧУК: «МЕНЯ СПАСАЕТ МОЛИТВА. «

Юрий Юлианович Шевчук – известный рок-музыкант, поэт и композитор, основатель и бессменный фронтмен легендарной группы «ДДТ». Родился 16 мая 1957 года в поселке Ягодное Магаданской области. Закончил художественно-графический факультет Уфимского педагогического института. Народный артист Республики Башкортостан.
Музыкой начал интересоваться еще в школе. В 1980 году в Уфе Шевчук собрал первый состав «ДДТ». В середине восьмидесятых переехал в Питер. Там «ДДТ» переживает второе рождение и обретает всенародную популярность. Юрий Шевчук играл в кино, писал музыку к фильмам, участвовал как ведущий в телесериале «Земное и небесное», посвященном истории Русской Православной Церкви.
Награжден боевыми орденами и медалями, в том числе медалью МЧС России «Участнику чрезвычайных гуманитарных операций» и знаком отличия МВД «Серебряный Крест». Неоднократно посещал Чечню, Таджикистан, Косово и Афганистан. Группа «ДДТ» активно участвует в благотворительных акциях и концертах. Также Юрий Шевчук награжден орденом Святого апостола Андрея Первозванного Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.

— Юрий Юлианович, если у Вас была бы возможность что-то изменить, что бы в своей жизни исправили?

— Я бы постарался не совершать тех злых и необдуманных поступков, которые были в моей жизни. Очень каюсь, конечно, но это так. Исповедуюсь в своих грехах — это все безусловно, это все понятно. Но память не все может забыть.

— Откуда черпаете силы, чтобы вдохновлять миллионы людей, чтобы творить? Что вдохновляет Вас?

— Совесть вдохновляет, которая просыпается время от времени. Она мне дает ощущение абсолютной неудовлетворенности. И эта неудовлетворенность заставляет заниматься творчеством…

— Помните свой самый счастливый день?

— Да! Когда меня крестили. Это было в Питере в Александро-Невской лавре. Настолько было хорошо, настолько мир был хрустален, настолько Крещение было глубоко и серьезно для меня, что не могу Вам передать словами. Я старался не расплескать это чувство. Но потом, к сожалению, жизнь разъела. Но это были уникальные, удивительные чувства, невероятные просто, что тебе при Крещении отпускают все грехи! И вот это новая жизнь… Я жаждал новых мыслей и чувств совсем другого уровня и рода. Это ожидание и было счастьем в тот момент!

— Как Вы лично поняли, что Бог есть?

— Когда ты через черту перейдешь, то все почувствуешь и увидишь, что начнется прозрение и другая жизнь, совершенно другая. Я понял и счастлив, что Бог есть! Окончательно счастлив. Это невероятные ощущения… Сомнения, конечно, нас страшно всех грызут, безусловно. И я сам человек постоянно сомневающийся. Может, потому что очкарик? У митрополита Антония Сурожского прочитал: «Если у вас есть сомнения в существовании Бога, значит, вам нужно подняться на новую ступень в Его понимании».

— У Вас есть мусульманские корни и даже прадед муллой был. Неожиданно, что Вы приняли Православную веру…

— Да, мой прадед был мулла. Его расстреляли в 1937 году за религиозные убеждения. Он прекрасно говорил по-арабски, преподавал в медресе. И дед мой Акрам, и бабка Талига великолепно знали арабский. Они у меня были такие настоящие мусульмане. Да, это мои предки, моя кровь. А отец у меня украинец, он из казаков. Мама с папой — православные верующие люди. Я тоже принял Православие. К вере пришел в 70-е годы. В то время быть верующим и ходить в храм уже было революционно. Непростое время. Как многие попадают в храм? Благодаря личной трагедии. Так и у меня было. Умерла моя жена, случилась беда, все потеряло смысл. До трагедии все «ништяк», все хорошо, весело. Когда горе случается в жизни, ты мучительно ищешь смысл! Когда все рушится, ты понимаешь, что если смысла нет, если Бога нет, то зачем тогда вообще жить? Вот так все и было. И сейчас без Церкви, без веры Православной моя жизнь просто не существует.

— Что помогает в минуты отчаяния, когда тяжело на душе?

— Молитва помогает! Я никак не кривлю душой. У меня есть любимая молитва «Отче наш»… И когда слаб, когда не хватает духа, силы, когда меня пытают сомнения — молитва выстраивает душу, как камертон. Невозможно играть на расстроенным рояле, невозможно играть музыку на расстроенной гитаре и невозможно писать, когда у тебя душа не настроена. Я молюсь, и это спасает меня.

Смотрите так же:  Тату церкви

— Расскажите о людях, которые Вам особенно близки и дороги… Что цените в людях?

— Меня восхищает, когда я вижу в человеке прощение, доброту и когда это добро просто так, без всяких задних мыслей. Это есть в людях очень простых и очень сложных, когда они не требуют ничего взамен — это для меня большое чудо. Такой человек – это моя мама! Она у меня верующая. Близкие, друзья, духовник – эти люди дороги мне. Я дружу со многими священнослужителями.

— Мир сейчас окутан фобиями, все чего-то боятся: конца света, бедности, одиночества, а чего боится Юрий Шевчук?

— Третьей мировой войны боюсь, потому что вижу и чувствую эти тенденции. Она идет уже давно. Война между небом и землей — идет борьба на духовном уровне, духовная война за души людей. Ее нельзя не чувствовать. Но я боюсь конечного эпизода. Это будет ужасно!

— Но чего может бояться верующий человек? Ведь даже смерть – это встреча с Богом…

— Да, но мне бы хотелось, чтобы мы подготовились: стали добрее, смиреннее, умножали любовь, а не разчеловечивались окончательно! Иначе будет очень обидно за человечество и за себя самого в первую очередь.

— Есть ли у Вас увлечения, помимо музыки? Вы художественную школу заканчивали. Иконы не пробовали писать?

— Иконы нет, у меня не было благословения, но хочу вам сказать, что живописью очень увлекаюсь. Я вообще очень долго сомневался, что выбрать: живопись или музыку. Потом победила лень. Рок-н-ролл — это когда за ночь написал песню и все девчонки на тебя уже смотрят иначе. Живопись — это очень мудрая форма искусства, очень терпеливая, требует серьезного труда, работы. С рок-н-роллом все проще.

— Почему к рок-культуре зачастую такое неоднозначное отношение?

— Понимаете, рок-культура, она ведь разная. В нашей рок-среде для одних главное – деньги, прибыль, другим нужна слава, известность. Но это, слава Богу, не наша история. Помните выражение: «Назовите мне имя вашего Бога, и я скажу, кто вы»? Кто чему служит, тот тому и раб.

— А духовную, церковную музыку слушаете?

— Безусловно, мы даже ее играем. Время от времени выступаем с разными хорами монастырскими. С батюшкой совместный альбом записали. Я и на клиросе в хоре церковном пою. Когда бываю на даче в поселке Коробицыно, всегда хожу в церковь – там ее не так давно построили. Рождественскую службу пел вместе с бабушками. Это очень маленький поселок, приход небольшой, но службы там удивительные… И Рождество было настолько необыкновенное, камерное. Батюшка у нас молодой, отец Владимир. Он мне дал эти листочки с нотами — я держал басы, потому что их не хватало этим замечательным женщинам. Там у нас есть одна прихожанка, которая заболела раком, и ей приснился сон, что в этом месте надо построить храм. Она всех и сподвигла на строительство, и я немножко помог, поучаствовал. Церковь построили, и рак у нее отступил. Вот такая история. И вот мы с ней вместе, еще три девушки и пять бабушек все Рождество и пели! Рождество Христово — мой самый любимый праздник. Все в снегу — это настолько просто, чисто и замечательно, не передать словами. Чудо.

— Конечно! Сама жизнь – это чудо, чем дольше живу, тем больше это понимаю. Чем чудо отличается от науки? Наука требует повторения опыта, а чудо случается всего один раз в жизни. Я это глубоко понял. Не буду говорить о каком-то конкретном случае. Стараюсь настраивать душу, чтобы она была чуткой, потому что можно пройти мимо чуда и его не заметить. Оно в малом и в большом. Большое в малом — это чудо прощения, чудо человеческого поступка, который ты наблюдаешь — высокого, духовного. Видел такое много раз, это меня греет и заставляет быть оптимистом.

— Какие события разделили Вашу жизнь на «до» и «после»?

— Несколько таких событий: первое — когда я оказался на войне в Чечне, это очень сильно перевернуло мою жизнь, потом смерть жены. Все эти события, к сожалению, трагичные. Но через них я пришел к вере, утвердился в ней. Ведь на самом деле все дороги ведут к храму. И в этом я абсолютно искренне убежден. Думающий человек всегда находится в поиске, размышляет. И это хорошо. Господь всегда поможет ищущим.

— У Вас когда-нибудь возникало желание какое-то время пожить в монастыре?

— А я жил. У меня кстати немало друзей ушли в монастырь. Хочу на Афоне побывать. Там еще не был. Меня туда зовут и друзья, и монахи. Вот недавно Слава Бутусов мне сказал: нас благословили вдвоем с тобой приехать. А у меня все гастроли, концерты. Бог даст, обязательно съездим. Славик воцерковленный, очень нежный человек. Его вера гораздо глубже, чем моя. Хочу рассказать вам один случай. Один мой друг хотел креститься именно в Иерусалиме. Он туда приехал, а ему священники сказали: «Нет, езжай в свою церковь и там крестись». Они почувствовали, что он не готов к Крещению в Иерусалиме, дали ему от ворот поворот. Бог, Он везде, Дух живет, где хочет. Поэтому пафос в духовной жизни ни к чему. Господь говорит: будьте как дети. Нам не хватает простоты. Бог всех хочет спасти, у каждого свой путь. И у меня есть абсолютное сознание того, что мне еще что-то предстоит и что-то ждет впереди.

— Какое самое удивительное и сильное ощущение Вы испытали?

— Мы с концертами летаем в Израиль и всегда посещаем группой Храм Гроба Господня в Иерусалиме. Одно из чудес в моей жизни, то, о чем Вы спрашиваете, как раз случилось на Святой Земле. Мы жили в гостинице для паломников рядом с ущельем перед Иерусалимом. Я каждый день забирался на эти древние стены и наблюдал Палестину, встречал рассвет солнца и думал о том, что Господь наш Иисус Христос мог бы и не зайти в Иерусалим, абсолютно понимая, что Его ждет страшная крестная смерть. Но Он все-таки вошел туда. И случилось событие, перевернувшее всю историю человечества. Я думал о поступках, о времени, о своей жизни. Что-то в этом есть такое, что словами не описать, это какое-то чудо… Даже там строки написал: «В иерусалимском серебре одеты в ночь святые камни. Ты помолилась на заре, но в небесах закрыты ставни…» Это ощущение закрытых ставней и ощущения, когда они открываются – удивительнейшее ощущение. И самое сильное впечатление я пережил именно на Святой Земле, когда в 1992 году впервые оказался в Иерусалиме после смерти супруги. Много пережил, передумал. Именно там впервые почувствовал благодать… Когда отчаяние, горе, смерть тебя отпускают и ты совершенно иначе начинаешь чувствовать мир. Это очень тонкие вещи…

— Вы прошли такой непростой путь: работали дворником, сторожем, переживали полное безденежье, тяжкие скорби и потери… Что можете пожелать молодым, кто только начинает свой путь?

— У каждого свой крест, всем даются испытания. Человек должен пройти через мытарства, лишения. Но не надо отказываться от мечты, надо заниматься своим любимым делом. Нельзя сдаваться. Надо перетерпеть, этот путь надо пройти. Господь всегда поможет! Это точно. Я старый грешник и скажу вам, что мир не черно-белый, он очень сложный и, как сказал один монах, «есть две тайны в мире — это человек и Господь». Это действительно большие тайны, и разбираться в этом можно всю жизнь! А молодым я бы посоветовал быть с Богом и не растерять человечность, воспитывать в себе чувство милосердия… Спасение души – вот смысл нашей жизни. Человек ведь существо духовное, а не только тело и рефлексы. Думайте о душе, живите по совести, любите ближних своих. Милосердие и еще раз милосердие — это путь к любви. Когда хожу в храм, вижу, что молодежи становится все больше и больше, а значит, у нас есть надежда на светлое будущее.

— У известных артистов всегда много поклонников, но и недоброжелателей немало. Как относитесь к последним?

— Знаю, что меня не все любят, да я и не доллар, чтобы всем нравится. Не люблю, когда из меня строят какую-то звезду, известную личность — сразу начинаю комплексовать. Звезды на небе, а мы люди. Прекрасно понимаю уровень своего несовершенства, поверьте мне, грызу себя побольше критиков, и это помогает жить, дальше развиваться. Это самое главное — быть к себе беспощадным, а к другим добрым и снисходительным. К себе построже, а других любить и прощать. Вот моя задача, а не наоборот.

— Вопрос под занавес. Что бы Вы сказали, если представить, что Вас услышит весь мир?

— Для меня гораздо важнее, если бы было все наоборот. Если бы я мог услышать весь мир, а потом подумал и сказал. Это важнее для меня — слушать и слышать других! Говорить что-то миру — это пафос, мне это не важно. Главное самому услышать.

Храм в честь Исповедников российских освящен в Брянской епархии

  • 12 ноября 2012 г. Смоленский храм в Первоуральске организовал концерт для бабушек
  • 12 ноября 2012 г. Музыкант Юрий Шевчук встретился в Пензе с митрополитом Вениамином
  • 12 ноября 2012 г. Выставка в поддержку Сурского монастыря завершилась в Петербурге
  • 12 ноября 2012 г. В петербургском Лигово действует воскресная школа «Преображение»

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Последние телепередачи

Прогноз погоды. 8 июля 2019

7 июля 2019 г. «Мульткалендарь» (Екатеринбург)

Мульткалендарь. 7 июля

7 июля 2019 г. «Православный на всю голову!». Авторская рубрика Дениса Ахалашвили

«Православный на всю голову!». Молитва за никому ненужных

7 июля 2019 г. «Этот день в истории» (Екатеринбург)

Этот день в истории. 7 июля

7 июля 2019 г. «Читаем Апостол» (Санкт-Петербург)

7 июля. Так поступайте, зная время, что наступил уже час пробудиться нам от сна

В чем помогает икона Святой Троицы?

— Святая Троица помогает во всем, потому что это и есть Церковь: Церковь небесная и Церковь земная в одном лице. Святая Троица помогает выйти из Содома .

Можем ли мы претендовать на какие-то особые дары Святого Духа?

— Если мы не будем претендовать на особые дары, то мы не можем говорить, что занимаемся апостольским служением. Благодать одна, а дары Святого Духа разные. Но я .

Как сохранить после причастия прекрасное чувство умиротворения?

— Некоторые люди говорят: «Вот я благодать получаю, но не успел выйти из храма, как она уходит». Бывает по-разному у всех. Но такая проблема существует: как .

Что такое Церковь?

— Господь дает власть апостолам совершать таинства. Апостолы впоследствии передадут эту власть епископам, а епископы священникам. Вот, собственно, это есть Единая Святая Соборная Апостольская Церковь.И на .

© 1999-2019 Екатеринбургский епархиальный Информационно-издательский центр

Все материалы интернет-портала Екатеринбургской епархии (тексты, фотографии, аудио, видео)
могут свободно распространяться любыми способами без каких-либо ограничений по объёму и срокам
при условии ссылки на источник («Православная газета», «Радио «Воскресение», «Телеканал «Союз»).
Никакого дополнительного согласования на перепечатку или иное воспроизведение не требуется.

Related Post

Церкви в инте

Интинское благочиние Воркутинской и Усинской епархии Официальный сайт благочиния Версия для слабовидящих Неделя 3-я по Пятидесятнице. Глас 2-й. Рождество честно?го славного Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Прп. Антония Дымского

Церковь на останкинской улице

МОСКОВСКИЙ ТРОИЦКИЙ ХРАМ В ОСТАНКИНЕ Московский Троицкий храм в Останкине, январь 2012. Фото с сайта sobory.ru Московский храм в честь Живоначальной Троицы в Останкине, патриаршее подворье в черте Московской епархии

Заказать литургию в церкви

Для вашего удобства здесь выложены пустые формы для записок о здравии и упокоении, а также для молебнов. Вы можете скачать их, заполнить дома и позже подать в нашем храме. Формат