Бухта балаклавы

Экскурсия Балаклава — бухта символов

Отправившись в путешествие с западного побережья Крыма, мы по пути следования можем сделать остановку в том месте, где начинается большая Севастопольская бухта. Здесь расположился Свято-Климентовский Инкерманский пещерный монастырь. В нем сохранились три древних вырубленных в скале храма. В монастыре проводятся экскурсии, и вы узнаете о событиях первого-второго веков и последующей истории монастыря.

Обогнув гору Сапун, мы попадем в широкую Балаклавскую долину, и вы узнаете, почему у англичан ее называют Долиной смерти, а у нас — Крымская Шампань.

Исторический центр Балаклавы уютно расположился вокруг одноименной бухты и окружен высокими горами. Бухта имеет форму английской буквы «S», поэтому гасит практически любую волну. Считается, что именно о Балаклавской бухте Гомер написал такие слова: «Там волн никогда ни великих, ни малых нет. »

Благодаря такой защищенности, бухта удобна для водных экскурсий круглый год. Это очень удобно, т. к. обойти ее пешком весьма проблематично, а вот обойти по периметру на небольшом экскурсионном катере очень просто. Ну а в летний период водную экскурсию можно завершить освежающим морским купанием.

Укромная бухта хранит множество историй, которые вы постепенно будете узнавать.

Если вам под силу и вы не забыли надеть удобную обувь, мы можем совершить восхождение к верхней башне Генуэзской крепости Чембало. И оттуда сделать прекрасные снимки. Если же вы не хотите подниматься пешком, то можно «взлететь» на высоту с местными знающими водителями на специальном транспорте, при этом сберечь свои силы.

На набережной Балаклавы можно найти фирменные магазины двух ближайших титулованных винных предприятий — завода марочных вин «Инкерман» и агрофирмы «Золотая балка». Если же вы желаете поближе познакомиться с этими предприятиями и посетить дегустации, то мы можем запланировать их посещение.

Самая приятная часть экскурсии — обед в рыбном ресторане. В Балаклаве все рестораны рыбные, так как это самое рыбное место Крыма!

Если у вас останутся силы и желание, можно заглянуть в музей истории Балаклавы здесь же, на набережной.

Не очень далеко от Балаклавы (около получаса езды) расположился Балаклавский Свято-Георгиевский монастырь — удивительно красивое место! Можно дополнить экскурсию его посещением сразу или оставить на следующий ваш приезд в Крым.

  • организация экскурсии,
  • сопровождение.
    • оплата объектов посещения,
    • трансфер,
    • питание.
    • Балаклавская бухта — одна из самых удобных и живописных гаваней на Черном море. Глубоко вдаётся в сушу: зажата между горными склонами, сложенными известняками и конгломератами. Длина бухты около 2 км, ширина 128–425 м, глубина 17–38 м. В 1957–1961 гг., в период «холодной войны», в западном известняковом отроге из бухты был сооружен огромный подземно-подводный канал для подводных лодок: длина канала 360 м, при ширине до 12 м и высотой свода 12 м. Теперь здесь работает музей. Бухта расположена в пределах административной территории города Севастополя. На берегах — Балаклава — древний город, официально являющийся ныне районом Севастополя.

      Древнегреческое название бухты — Сюмболон-лимен (Симболон, гавань символов). Возможно, именно она упоминалась в «Одиссее» Гомера как Бухта листригонов; в этом случае, этот текст является первым упоминанием Крыма в письменных источниках. Вот что говорится в «Одиссее»:

      В гавань прекрасную там мы вошли. Ее окружают
      Скалы крутые с обеих сторон непрерывной стеною.
      Около входа высоко вздымаются друг против друга
      Два выбегающих мыса, и узок вход в эту гавань.

      В районе прибрежной береговой террасы вдоль набережной Назукина скорее всего в античное время находился порт Симболон, а в средние века — порт Ямболи.

      Балаклавская бухта, несомненно, является главной достопримечательностью города. Уникальная бухта во все времена привлекала самые разные племена и народы. Подобной естественной гавани на Черном море больше нет. Бухта невелика: длина ее всего лишь 1,5 километра, а наибольшая ширина — 425 метров. Глубина бухты в разных ее местах от 5 до 38 метров. Вход в гавань очень узкий, извилистый и имеет такую конфигурацию, что с моря бухту не найдешь, если о ней не знаешь. Он расположен между мысами Георгия (он же Балаклавский, восточный берег) и мысом Курона (он же Западный, Батарейный). У входа в бухту на восточном берегу находится гора Крепостная (Кастрон) с руинами генуэзской крепости Чембало.

      Балаклавская бухта является последствием тектонического разлома, врезана вглубь расщелины скального массива в северном направлении на расстояние до 1500 метров.

      Особенностью Балаклавской бухты является её полузамкнутость и ограниченная связь с открытой частью Чёрного моря. Постоянное спокойствие воды в бухте, как бы ни бушевала стихия в открытом море, связано с уникальной природной формой Балаклавской бухты — в виде английской буквы S. При этом бухта достаточно глубока, чтобы здесь, вплотную к берегу, размещались большие военные корабли (глубина 5–10 метров в верховьях, до 25 метров у пляжа и до 38 метров на горловине).

      Конфигурация береговой черты разделяет бухту на две части — южную глубоководную, сообщающуюся с открытой частью моря, и северную мелководную, практически застойную часть, более загрязнённую, куда поступают антропогенные стоки.

      Балаклавская бухта — лучшая бухта для яхтинга на черноморском побережье с точки зрения её географических, природных и навигационных особенностей. Она закрыта от ветра и волн со всех направлений, не загружена крупнотоннажными судами, что создает меньше проблем и повышает безопасность навигации.

      Исторические сведения

      В годы Крымской войны 1853–1856 у входа в Балаклавскую бухту затонул английский корабль «Чёрный принц», якобы груженый золотом. Сокровища искали все, и даже Советское правительство. Не искали только англичане. Изучение архивных материалов выявило прозаический факт: золото на нём было, но его выгрузили в Константинополе до прихода корабля в Балаклаву.

      После войны Балаклавская бухта стала базой советского подводного флота. Здесь стояли не только подводные лодки, но и военные корабли, плавучие доки. Балаклава являлась закрытым городом в закрытом Севастополе, даже севастопольцы могли попасть сюда только по специальным пропускам. С 1957 по 1993 годы в Балаклавской бухте располагался один из наиболее секретных объектов черноморского флота («объект № 825 ГТС»), завод и база, построенные в 1957–1961 годах в горе Таврос для ремонта подводных лодок и хранилище торпед с ядерными боевыми частями, сейчас — это музейный комплекс «Балаклава».

      До XX века бухта славилась большими уловами кефали и скумбрии. С приходом базы советского подводного флота она стала «гнездом» кораблей и подводных лодок. Сейчас, когда флот из Балаклавы вывели, рыбка вернулась в бухту.

      Балаклавская — самая красивая бухта в Крыму

      Большое количество удобных и безопасных стоянок – этим с древнейших времен привлекал моряков Крым. Балаклавская бухта воплощает в себе эту идею почти идеально: она достаточно глубока, почти незаметна с моря и очень закрыта, как следствие, тут не бывает сильного волнения.

      СОДЕРЖАНИЕ

      Где находится бухта в Крыму?

      Она получила свое название по имени города Балаклава, стоящего на ее берегу. Ныне это район Севастополя. Залив врезается вглубь суши между мысами Курона и Георгия (они же Батарейный и Балаклавский). Его длина – около полутора километров, максимальная ширина – 450 м, а горло очень узкое – всего 45 м.

      Балаклавская на карте Крыма

      Исторические факты: земные разломы

      В Крыму Балаклавская бухта возникла в результате тектонического разлома, чем объясняется ее довольно большая глубина – до 36 м. Вулканические силы проделали в земле трещину довольно причудливой формы. Залив извилист, дно неоднородное (глубже возле горловины). Подобный рельеф берега работает как природный волнорез, поэтому даже в самый страшный шторм здесь относительно спокойно – это одна из главных «приманок», притягивающих сюда корабли. Второй является малая заметность с моря. Нужно знать о существовании в этом месте узкого горла, чтобы заметить его, либо под рукой должна быть точная карта. Незаметность делала Балаклавскую бухту прекрасным местом для морской засады либо убежищем от врага.

      Бухта Балаклавы была замечена моряками еще в античные времена. Упоминание о ней можно найти у Страбона, Плиния, Птолемея и других древних авторов. В Средние века ею пользовались генуэзцы (рядом сохранились остатки крепости Чембало). В 1773 г. во время русско-турецкой войны в море у входа в нее состоялось масштабное Балаклавское морское сражение, в котором турецкий флот потерпел от русского сокрушительное поражение.

      Во время Крымской войны тут базировался английский флот, а на берегу устроился укрепленный лагерь. Но если старшие офицеры устроились в городке, откуда выгнали русское население, довольно комфортно, то их подчиненным жилось невесело. Крым решительно встал на сторону России и угостил захватчиков совсем не курортной погодой. Хотя английских солдат нельзя было назвать избалованными, но им пришлось пополнить обмундирование специальными вязаными шлемами, чтобы защитить лица от ветра и снега. Так родились «балаклавы», столь популярные ныне у разного рода «героических оппозиционеров» и «патриотов нации».

      В 1957 г. местность засекретили почище Байконура. Дело в том, что здесь «лечилась» подводная сила страны – в Балаклаве построили секретный завод для ремонта подводных лодок и хранения торпед с ядерным зарядом. Также там базировалась бригада пограничных сторожевых кораблей.

      Приведенные выше факты достоверны и подтверждены документами и археологическими исследованиями. Но вокруг Балаклавской бухты бытует еще и несметное количество легенд, некоторые из них тоже могут оказаться правдой.

      Так, возможно, что одним из первых моряков, бросивших здесь якорь, был Одиссей. Во всяком случае, в «Одиссее» есть описание бухточки, где жило племя людоедов-лестригонов. Оно очень напоминает Балаклаву. Людоеды или нет, но тавры, жившие здесь в гомеровские времена, и впрямь отличались тяжелым характером.

      Еще одну сказку рассказывают про английский пароход «Принц», затонувший у входа в гавань в ноябре 1854 г. Судно это и множество других кораблей были уничтожены сильнейшим штормом – крымские ветры упорно не желали становиться британцами. Грузом парохода было зимнее обмундирование и взрывчатка, предназначенная для подрыва преграждавших путь к Севастополю затопленных русских кораблей. Но в городе почему-то все были уверены, что там привезли еще и жалованье чуть ли не всей британской армии за раз.

      С начала ХХ века делались попытки отыскать золото «Принца». Были найдены некоторые предметы с корабля, но клада в фунтах не обнаружилось. Не нашлись на дне Балаклавской бухты и контейнеры с ипритом и прочей химической гадостью, якобы затопленные здесь.

      Балаклавская бухта – как объект для прогулки

      Сейчас флотской базы тут нет. Лучший вид развлечения – яхта или лодка и рыболовные снасти. Рыба ловится успешно, а взять плавсредство можно напрокат у местных жителей. Также пребывание на воде дает больше возможностей оценить красоту местности и сделать хорошие фото. Бухта Балаклава окружена крутыми скалами, пейзаж очень живописен.

      Есть и культурная программа. Бывшее предприятие по ремонту подлодок ныне является музеем. Любой турист может посетить когда-то полностью засекреченную организацию, вырубленную в скале и предназначенную выдержать прямое попадание атомной бомбы. Здесь всегда много туристов и путешественников.

      У выхода из бухты установлен памятник Борису Нечаеву. Матрос на подводной лодке, Нечаев погиб в 1966 г. во время пожара. Рискнув жизнью, он не допустил огонь к отсекам с боеприпасами, тем спас не только собственный экипаж, но и все корабли на рейде – боезапас был нешуточный. Пляжи расположены ближе к выходу в море – в верховьях залива вода застаивается и поэтому становится грязной.

      По балаклавским берегам можно видеть оригинальные строения, являющиеся памятниками архитектуры. Среди них – охотничий домик рода Юсуповых и дача А.М. Завадского «Фата-Моргана». Отзывы туристов и местных жителей единогласно называют Балаклавскую бухту одним из интереснейших мест в Севастополе.

      Как добраться (доехать)?

      Добраться до Балаклавской бухты можно на городском транспорте. В районе автовокзала Севастополя садитесь на маршрутку №20 или №25, доехав до остановки «5-й километр», пересаживайтесь на маршрут №94 или №99. Выходить нужно на остановке «пл. 1-го Мая».

      На машине от центра города-героя доехать можно таким образом:

      • Адрес: улица Калича, Балаклава, Севастополь, Крым, Россия.
      • Координаты: 44.498748, 33.598656.

      Недавно группа британских археологов посетила Крым. Балаклавская бухта и ее окрестности привлекли их внимание – заокеанские специалисты хотят исследовать здесь быт солдат времен Крымской войны, и это прекрасно. Но будет еще лучше, если побольше русских туристов побывает здесь и оценит природное очарование и драматическую историю этого места! В заключении смотрите небольшое видео о нем.

      Балаклава. Часть 1: берега и бухты

      Балаклава, «оригинальнейший уголок пёстрой русской империи» (как назвал её сто лет назад Куприн), ныне даже не отдельный город, а всего лишь дальний район Севастополя. Да и оригинальности в ней поубивалось — балаклавские греки-«лестригоны», что жили рыбой, брезговали катером и пили недобродившее «бешеное вино», давно депортированы в Среднюю Азию, откуда рассеялись по всему бывшему Союзу. И всё же Балаклава впечатляет своим удивительным пейзажем и ещё не до конца затёртой атмосферой. Расскажу о ней, как и об Инкермане, в двух частях — во второй о самом городе, а в первой — о берегах и бухтах у его морских ворот, куда мы отправились катером с показанного в прошлой части Фиолента. Правда, в Балаклаву надо прибывать морем!

      Итак, в прошлой части мы спустились на Яшмовый пляж и пошли купаться у Крест-скалы. Взгляд от неё на восток — в море Георгиевская скала (или остров Святого Явления), видению на котором в 861 году обязан своим появлением монастырь над пляжем. Левее скала Динозавр, а вдалеке огромный мыс Айя, образующий западную границу Южного берега Крыма.

      Включим ультразум. В морской дымке среди болтающих на волнах баркасов, яликов, яхт и купальщиков идёт катер — он несколько раз в день курсирует между Балаклавой и Яшмовым пляжем:

      Билет на него стоит 60 рублей — это уже не 12, как на катера Севастопольской бухты (включая инкерманский маршрут), но и не 200-500, как на катера Южного берега. И в принципе желающих тут много — мы даже сперва испугались, влезем ли, но у катера вместимость побольше, чем у автобуса.

      Отходим от вулканической Крест-салы с её «столбчатой отдельностью» склонов. Вот как она выглядит с моря — справа людный Яшмовый пляж, слева пустые пляжи во владениях Крымского заповедника, где отдыхают одни только чайки. Всё-таки думаю, жертвенник Девы, богини тавров, в дар которой людей сбрасывали со скалы, был именно здесь, а не на самом Фиоленте.

      Георгиевская скала очень красиво стоит, дополняя любой задний план. Вот тут позади виден мыс Кая-Баши (можно перевести примерно как Голова Скал, во всех смыслах «головы»):

      Тут интереснее выглядит сам остров с карабкающимся народом:

      А тут над островом нависает Георгиевский монастырь, подробно показанный в прошлой части. По легенде, светящаяся фигура Георгия Победоносца над островом в 861 году спасла византийское судно от верной гибели на этих скалах, в честь чего и была основана обитель

      Георгиевская (1814) и Крестовоздвиженская (1893) церкви. Столь разное их состояние потому, что половина монастыря всё ещё занята воинской частью. Считается, что более чем тысячелетняя история обители прерывалась лишь один раз — при Советах.

      Мощный оползень на скалах Вулкан и Динозавр:

      А дальше под грандиозной скалой Мраморная бухта, также связанная с внешним миром лишь катерами да хитрыми тропами:

      Всякой плавучей мелочёвки тут курсирует немерено, причём это именно особенность Севастопольского региона, будь то городские бухты или курортный берег — в остальном Крыму всё на порядок скромнее. А мрачое серое здание в бухте напоминает о былом — это центр управления подводными пусками ракет:

      Тут на самом деле весь берег в батареях и укрепрайонах, но только они достаточно хорошо запрятаны, чтобы по крайней мере мой сугубо гражданский глаз их не различил. Мыс Кая-Баши близи невзрачен, но зато близ него я впервые увидел дельфинов, на секунду казавших из воды свои плавники. За мысом — пляж Васили (по турбазе над ним):

      А над Василями хорошо видны отвалы. Это бывшая гора Псилерахи, полностью срытая карьером флюсовых известников — крупнейшим рудником в южной части Крыма. Воду из карьера выводит торчащая над берегом труба:

      А впереди, за скалой Метелино и мысом Курона — Балаклава, которую выдают лишь башенки генуэзской крепости Чембало на скале. В этом и уникальность Балаклавы — вход в её бухту практически не виден с моря. Там в незапамятные времена была «столица» тавров, которых греки знали в первую очередь как пиратов, грабивших суда и приносивших в жертву Деве моряков. Возможно, ими были навеяны и лестригоны — людоеды, жившие в укромной бухте, куда как-то занесло Одиссея: любой путеводитель по Балаклаве содержит цитату из Гомера и пояснение, что «в этом описании легко узнать Балаклавскую бухту», но мне, честно говоря, в это не верится. Греки называли её Симболон (Символьная), что со временем превратилось в Ямболи, а при генуэзцах, закрепившихся здесь в 1357 году — в Чембало. Первыми, впрочем, достоинства бухты оценили ещё не люди, а дельфины — собираясь в стаю, они загоняли туда косяки рыб, и пировали, пока рыба в панике носилась по бухте кругами. Отсюда — её турецкое название Балаклава, в переводе «Рыбье гнездо» или «Рыбий мешок» (хотя у Афанасия Никитина она упоминается как Балыкая, что значит Рыбья Скала). 23 июня 1773 годуа здесь была одержана первая русская победа на Чёрном море — два наших корабля потрепали огнём и заставили отступить 4 турецких. В ноябре 1854 года здесь англичане потерпели одно из тяжелейших в своей истории морских поражений. нет, не от безнадёжно устаревшего русского флота, а от Природы — шторм разбил о камни 11 кораблей с сотнями моряков, по сути целую эскадру, в том числе ультрасовременного «Принца» (в народе ставшего «Чёрным Принцем»), который вёз солдатам тёплые вещи и жалование. Из 150 человек команды спаслось лишь 9, и кто знает, как отразилась его гибель на исходе Крымской войны — англичане не пошли дальше Южной стороны Севастополя и навязали России гораздо более мягкие (но всё равно тяжёлые и унизительные) условия, чем планировали, потому, что потери их были необычайно велики, а пресса постоянно расстраивала такими известиями добропорядочных обывателей, сформировав общественное мнение, что войска из Ирака Крыма надо скорее выводить — но ведь основные потери в тогдашних войнах были от болезней и холода, и не доплывшие тёплые вещи сыграли тут свою роль. Зато это крушение повлияло на современную культуру — столь любимая борцами с режЫмами шапка-балаклава была изобретена английскими солдатами именно в ту зиму, и не для маскировки, а для согрева. Впрочем, в первые века актуальнее было жалование для солдат, которое молва раздула до каких-то невероятных сумм, скорее всего далеко превосходивших военный бюджет Владычицы морей — на поиски сокровищ снаряжались экспедиции, самую известную организовал генуэзский инженер Джузеппе Рестуччи в начале ХХ века, а в 1924 году Балаклава стала базой ЭПРОНа (Экспедиция подводных работ особого назначения) — первых советских профессиональных водолазов. В общем, этот рейд много повидал.

      За Балаклавой — гора Спилия. На склонах Метелино — очень странные смотровые площадки, на самом деле остатки береговой батареи №19 начала ХХ века:

      Тем более военные объекты там есть и сейчас. Балаклава в советское время была ЗАТО — амплитуда колебаний между военной базой и курортом у неё посильнее, чем у самого Севастополя.

      Вот и ворота Балаклавы. Правее края этого кадра — вводный кадр. Вход в бухту ещё не виден:

      И лишь когда подходишь вплотную — вдруг начинает раскрываться:

      Практически напротив ворот — некогда самый секретный объект, а ныне самая известная достопримечательность Балаклавы, «Объект №825», построенный в толще скал в 1953-63 годах. Именно из-за него Балаклаву стёрли с карты, включив в 1957 году в состав Севастополя и сделав ЗАТО. Это была база подводных лодок и комбинат по их ремонту, обслуживанию и модернизации, включавший отдел для хранения атомного оружия. Скала могла выдержать ядерный взрыв до 100 килотонн, после которого в радиоактивные заснеженные волны должны были тихо выйти ракетные подлодки и отомстить капиталистам. Эту базу, в отличие от Севастополя, так и не отостояли, ЧФ ушёл отсюда в 1994 году, подземный объект сначала был заброшен, а в 2003 стал музеем. С одной стороны — жаль, а с другой — иначе ведь Балаклава до сих пор могла бы оставаться ЗАТО, как какой-нибудь Североморск или Вилючинск.

      Туда я не попал — и это также один из крупнейших моих пробелов. Ходят туда с экскурсиями, и мы приехали поздновато — теоретически, возможность успеть была, но практически нас ограничивала маршрутка до Фиолента, до которой мы успевали посмотреть либо объект, либо город. Выбрали город, а на объект съездить я решил как-нибудь потом, да так и заленился. На самом деле очень зря — военные грозятся его восстановить по прямому назначению, так что следующего раза может и не быть. Вот чужой репортаж об этих подземельях.

      Военный городк — надземная часть объекта:

      Вот уже за воротами сама Балаклава — она стоит на узкой, но достаточно глубокой (17 метров) бухте. Не фьорд, конечно, но на Чёрном море ничего подобного нет:

      Крепость Чембало с характерной диагональю башен внешней стены, снизу вверх Бернабо Грилло (генуэзцы любили называть башни в честь консулов), «с обручами» и донжон в развалинах крепостной цитадели. Внешняя крепость носила имя Святого Георгия, цитадель — Святого Николая, и лучше всего сохранилась именно последняя:

      Впрочем, пока — стоп! Мысленно перепрыгнем на другую лодку (на самом деле мы пересели на набережной, поддавшись очередному зазывале), идущую за 120 рублей на Серебряный пляж. И если в Балаклаву нас вёз довольно крупный катер, то из Балаклавы — ялик, в котором сидишь почти на уровне воды.

      Впереди — мыс Айя (Святой), вытянутый на 13 километров и по сути представляющий собой часть Крымских гор, вдающуюся в море, высотой до 558 метров (Кок-Кия, то есть Голубая скала). По дороге к мысу — Серебярный и Золотой пляжи, куда можно лишь доплыть или дойти по узким тропам.

      А берег на обращённой к нам стороне мыса Айя известен как Инжир, и из таких укромных пляжиков состоит весь. Вроде бы название ему дал вон тот валун, напоминавший кому-то плод инжира. Дальше будет отвесная стена, а за стеной почти на конце Айя — пляж Затерянный мир, куда в принципе с берега можно попасть лишь скалолазу. Но как видите, катер ходит и туда:

      Идём под башнями Чембало — если верить Куприну, в самые лютые шторма вода дохлёстывает до них:

      Приглядевшись, высоко на горе можно различить Бочку Смерти — так туристы прозвали наблюдательный пункт заброшенного форта «Южная Балаклава» (1912-15). Подъём туда долгий и изнурительный, но виды того стоят. Однако — не в этот раз.

      Ялики, столпившиеся на воде на фоне мыса Айя свидетельствуют о том, что мы прибыли (на примерно таком же):

      Вот собственно Серебряный пляж — довольно приятное место, хотя судя по фотографиям, с Золотым пляжем или Инжиром не сравнить. Зато песчаный:

      Искупались. Увы, из-за жары и близости прохладного моря темпы прогулок в Крыму падают в разы:

      И полезли наверх по извилистой, крутой и сыпучей тропке. Надо сказать, подъёмы мне всегда очень тяжело даются, а здесь склон вообще для них не предназначен — кое-где тропа едва заметна, а нам приходилось перелезать через камни и корни.

      Корявая крымская сосна на фоне пляжа и бесконечного моря:

      Почему подобные стайки лодок так напоминают мне никогда не виденную Азию?

      Горизонтальная тропа довольно хорошо натоптана. А вот кто-то бросил пить, обрёл смысл жизни и так этому обрадовался, что нарисовал его знак на камнях. Крым как неформальский рай — одна из моих любимых граней полуострова.

      Кто-то прямо тут женился — интересно, местный или курортник?

      Впечатляющий вид мыса Айя. Золотой пляж — за ближним мысом, но до него лодочник просил уже 250, да и назад идти на пару километров дальше:

      Серебряный пляж от края до края:

      А вот уж впереди и Балаклава показалась, блестящая вода отмечает вход в бухту. На той стороне гора Таврос, а над морем знакомые Метелино и Кая-Баши. Ближе — овраг Шайтан-Дере (Чёртова балка) и бывший узел связи погранслужбы Украины. Туда, впрочем, ещё надо дойти — спуск с тропы оказался необычайно крутым, сыпучим и вдобавок заросшим колючками, в куст которых, оступившись, свалился один из моих попутчиков. Впрочем, тут не Средняя Азия, здешним ключкам до тамошних верблюжек очень далеко, так что всё обошлось.

      Цитадель Святого Николая на фоне Псилерахских карьеров. Обратите внимание на рельсы — их использовали при реставрации для доставки стройматериалов и лесов:

      Несколько жилых домиков стоят и за крепостью. Лодка во дворе — напоминание о рыбачьем прошлом:

      Идём к крепости:

      А во дворе у кого-то то ли типи, то ли вигвам (не умею их отличать). Слышал, что типушники — это отдельная тусовка типа веганов, тамтамщиков или нудистов. Такое нынче время — всё становится отдельной тусовкой, проповедующей или обороняющейся от цивилов и всех остальных тусовок.

      А напоследок — фото Балаклавы 160 лет назад, когда она была военной базой НАТО Британской империи:

      В следующей части — о городе.

      Севастополь
      Город-эпос. Общий колорит.
      Николаевский мыс.
      Уцелевшие. Осколки старины.
      Наследие Первой обороны.
      Наследие Второй обороны.
      Городской холм.
      Южная бухта и вокзал.
      Корабельная сторона.
      Северная сторона.
      Херсонес.
      Окрестности Севастополя.
      Инкерман. По воде и по рельсам.
      Инкерман. Монастырь, крепость и карьер.
      Фиолент.
      Балаклавский берег.
      Балаклава.
      Севастопольские предгорья.
      День Черноморского флота
      Севастопольская бухта. Суда и корабли.
      Парад кораблей Черноморского флота.

      На берегу окруженного скалистыми высотами морского залива, с узким извилистым выходом в море, спрятался уютный городок под названием Балаклава. Одноименная бухта, давшая имя поселению, по праву считается одной из красивейших на черноморском побережье. Ее история насчитывает более двух с половиной тысяч лет. Разные народы проливали свою кровь, чтобы жить на этой благословенной земле: тавры, греки, византийцы, генуэзцы, турки, ну и, конечно же, наш брат славянин.

      Брега волшебные Сюмбало

      В гавань прекрасную там мы вошли. Ее окружают
      Скалы крутые с обеих сторон непрерывной стеною.
      Около входа высоко вздымаются друг против друга
      Два выбегающих мыса, и узок вход в эту гавань.

      Эти строки из «Одиссеи» Гомера описывают некую бухту Ламос, удивительным образом похожую на Балаклавскую. Здесь хитроумного грека с товарищами подстерегали кровожадные лестригоны. Некоторые историки считают, что это были тавры, жившие здесь в VIII-VI веках до н.э. Согласно мифу, представители дикого племени были гигантами и обладали чудовищной силой и жестокостью. После нападения людоедов из 12 кораблей Одиссея целым остался лишь один. Отрывая целые утесы, лестригоны метали каменные глыбы в непрошенных гостей, а те несчастные, кто был пойман, оказались на обеденном столе. Конечно, сказка – ложь, да в ней намек, Балаклавскую бухту охраняли как зеницу ока, поскольку место это уж очень удобное со всех сторон. Не зря ее позже облюбовали греки и дали свое романтичное название – «Сюмболон Лимен, что означает «гавань предзнаменований или сигнальная бухта». Упоминания о Балаклаве можно найти в трудах авторов, живших в первые века нашей эры. Плиний Старший в «Естественной истории», перечисляя ближайшие города к Херсонесу, называет Symbolum portus. Страбон описывает «гавани с узким входом, где тавры обычно собирали разбойничьи банды, нападая на тех, кто спасался сюда бегством». До I века н.э. это была рыбачья деревушка, однако страсти за обладание этой территории разгорались нешуточные.

      Чем же так привлекательна бухта? Небольшой залив имеет длину всего 1,5 километра, а его наибольшая ширина — 425 метров. Глубина Балаклавской бухты достигает от 5 до 36 метров. Одна из красивейших гаваней Крымского полуострова образовалась естественным путем — в результате тектонического разлома. Она врезана вглубь расщелины скального массива в северном направлении, благодаря чему имеет узкий извилистый вход. Если о ней не знать, то с моря едва заметишь. Благодаря этой особенности Балаклаву испокон века ценили как убежище, как от врагов, так и от бурь.

      Когда-то это место было необычайно богато рыбой. Здесь водилось огромное количество кефали и скумбрии. Есть предположение, что слово «Балаклава» имеет не греческое, а тюркское происхождение и означает оно — «Рыбье гнездо». И действительно, заплывшая в бухту рыбная стая бьется в ней, не находя выхода из-за затянутых зигзагом берегов, а рыбаки, испокон века пользуются данной возможностью, черпая неиссякаемые дары моря, словно из волшебного лукошка. Русский писатель Куприн писал, что в XIX веке здесь было столько рыбы, что сытые коты лежали вверх лапами! В истории Балаклавы был период, когда в бухте процветал устричный промысел. Во второй половине XIX века здесь появилось сразу три завода по выращиванию этого деликатеса. К сожалению, сегодня, о былом изобилии повествуют лишь стихи и рассказы классиков…

      Безусловно, главное достоинство Балаклавской бухты — ее расположение. Это укромное и защищенное со всех сторон место, как нельзя лучше подходит для военных баз. Первыми, кто начал строительство фортификационных сооружений на берегах Сюмбало были римляне. В 60-е годы I века н.э. римские легионы разгромили тавро-скифское войско, осадившее Херсонес. Вскоре после этого на мысе Ай-Тодор была возведена крепость Харакс, военный лагерь также появился и в бухте Сюмболон. В наше время на территории Балаклавы были найдены следы пребывания суровых воинов в Крыму. Во время раскопок было обнаружено множество херсонесских и римских монет, а также несколько построек — так называемый «казенный дом», крыша которого была покрыта черепицей с клеймами легионов, а также храм, посвященный Юпитеру Долихену.

      «Каких последов в этой почве нет!
      Для археолога и нумизмата —
      От римских блях и эллинских монет
      До пуговицы русского солдата. »
      — так о Балаклаве напишет однажды Максимилиан Волошин.

      В середине 240-х годов римские войска покидают Крым, однако в городе жизнь продолжается вплоть до 370-х годов. Нашествие гуннов временно прерывает мирное существование местного населения. Но уже в начале VII века в Балаклавской бухте возрождается греческий поселок. Теперь его называют Ямболи — искаженное название все того же Сюмболона.

      Мечта овладеть прекрасной гаванью не давала покоя властителям разных времен и народов. В начале XIII века Ямболи становится владением княжества Феодоро. Но уже в 1345-м году генуэзцы перехватывают эстафету, новые хозяева бухты недолго удерживают город. Им противостоит не менее грозный враг — татарские войска. В 1357-м году колония возвращается в руки Генуи. Именно в этот период начинается строительства крепости Чембало — Ямболи в итальянском исполнении. В 1380-м году золотоордынский хан Тохтамыш передает генуэзцам во владение все южное побережье Крыма. Теперь от Алушты до Балаклавы протянулось мощное капитанство Готия.

      Мартин Броневский в своем «описании Татарии» так описывает эти события:

      «Ямбольд или по гречески Ямболь, турки назвали Балахея, то есть рыбий город, от того что в этом месте море изобилует рыбою. Он построен и укреплен на высокой каменной горе, генуэзцами которые отняли его, без сопротивления у гордых, беспечных и несогласных между собою князей греческих, владевших тогда этою частью Тавриды. Генуэзцы, воспользовавшись выгодным местоположением, построили превосходную пристань и сильную великолепную крепость. Узкий залив моря, простираясь между городом и мысом на значительное пространство, образует превосходные порт, так что в нем может безопасно стоять много кораблей, приплывших с моря»

      Видимо, хитроумные итальянцы чем-то прогневали богов. Эпидемия чумы в 1429-м году и засухи 1428—1430-х годов существенно пошатнули положение генуэзцев. Восстание, поднятое греческим населением Чембало в 1433-м году, окончательно выбило из колеи итальянских правителей. Воспользовавшись шатким моментом, княжество Феодоро при поддержке первого хана независимого Крыма Хаджи I Герая захватывает город.

      Генуэзцы так просто не сдаются. По решению сената Генуи и Банка святого Георгия в Крым отправляется эскадра из 20 галер с 6000 наемников под командованием Карло Ломеллини. Летом 1434-го года генуэзцы захватывают и грабят Чембало, взяв в плен сына князя Феодоро Алексея. Затем войско отправляется на север и штурмует порт Феодоро — крепость Каламиту. На помощь поспевает пятитысячная армия Герая, которая добивает генуэзцев под Солхатом. Позже не поздоровилось и Кафе — главному форпосту итальянцев в Крыму. Согласно миру, заключенному в 1434-м году, за Генуей оставались все территории в Крыму, за что та признавала Хаджи Герая крымским ханом. Мир этот оказался недолгим затишьем перед бурей. В 1475-м году Османская империя захватила греческие и итальянские владения в Крыму. За три года до этого события в Балаклаве побывал наш великий землепроходец Афанасий Никитин. Возвращаясь из шестилетнего путешествия в Индию на родину, он проезжает Крым и описывает свои впечатления так:

      «Божией милостью дошел я до третьего моря — Черного, что по-персидски Дарья Стамбульская. С попутным ветром шли морем десять дней и дошли до Воны, и тут встретил нас сильный ветер северный и погнал корабль назад к Трабзону. Из-за ветра сильного, встречного стояли мы пятнадцать дней в Платане. Из Платаны выходили в море дважды, но ветер дул нам на встречу злой, не давал по морю идти. Море перешли, да занёс нас ветер к самой Балыкаее (Балаклаве). И оттуда пошли в Токорзофу (Гурзуф) и стояли мы тут пять дней. Божиею милостью пришел я в Кафу».

      В 1624-м году Балаклава была захвачена запорожскими казаками. Затем на международную арену выходит Россия. В 1773-м году во время первой русско-турецкой войны произошел легендарный морской бой близ Балаклавы. Четыре турецких корабля были атакованы двумя русскими: «Корон» и «Таганрог». Шестичасовая перестрелка, закончилась первой победой российского флота на Черном море. Турецкие корабли, получив сильные артиллерийские повреждения, были вынуждены отступить. Таким образом, Балаклавская бухта стала российской.

      Драгоценная жемчужина российской короны

      Кючук-Кайнарджийский мир провозгласил новое политическое устройство на полуострове. Крымское ханство обрело независимость от Османской империи под протекторатом России. Турки покинули Балаклаву, а их место заняли казаки. Балаклавская бухта стала первым местом дислокации русского флота в Крыму. Екатерина II издает указ: «Балаклаву исправя, как она есть, содержать ее поселенным тут греческим войском». Батальон, сформированный из греков, был призван охранять южное побережье Крыма. За верную службу им были выделены в пожизненное пользование наделы вблизи Балаклавы.

      Для осмотра «драгоценной жемчужины своей короны» российская императрица отправляется в беспрецедентное полугодовое путешествие на юг страны. Императорская свита составляла около 3000 тысяч человек, поезд с разнокалиберными вельможами состоял из 14 карет, 124 саней с кибитками…

      Во время пребывания в Крыму царица побывала и в знаменитой бухте. Большой выдумщик и затейник князь Потемкин, устраивал для императрицы настоящие театральные представления. Недалеко от Балаклавы, возле деревни Кады-кой, царский кортеж встретила рота «амазонок», составленная из жен и дочерей офицеров греческого батальона. Сто прекрасных наездниц в специально пошитой униформе из юбок малинового бархата, курточек зеленого бархата и белых тюрбанов галопировали перед удивленной публикой. Командовала экзотическим воинством жена одного из офицеров, Елена Ивановна Сарандова. Екатерина была в умилении и в благодарность присвоила Сарандовой звание «капитана амазонок» и подарила перстень с бриллиантом. Затем путешественники отправились по живописной аллее из апельсиновых, лимонных и лавровых деревьев в Балаклаву. Уютный городок, бухта и древние руины крепости очень понравились гостям. В те времена Балаклава представляла собой скорее деревню. Через город проходила всего одна улица, а жителей насчитывалось немногим более тысячи. В 1851-м году инженер Ю.К. Амелунг составил генеральный план благоустройства Балаклавской бухты, но его реализации помешало начало Крымской войны.

      В нашу гавань заходили корабли

      Решающие события и сражения в Крымской войне 1853—1856-го годов произошли в Севастополе и Балаклаве. После проигранного русской армией сражения на Альме часть британских войск, направилась в бухту. Практически не встречая по пути никакого сопротивления, британский авангард вошел в город, и совершенно неожиданно попал под обстрел из генуэзской крепости. В течение шести часов 110 греческих воинов под командованием полковника Манто, вооруженные всего двумя мортирами, героически сражались с мощной армией противника. Сопротивление оказалось бесполезным. В тот же день английские корабли вошли в бухту.

      В ноябре в долине к северу от Балаклавы произошло так называемое Балаклавское сражение, во время которого погибло много людей. Место битвы впоследствии получило название «Долина Смерти». В 1856-м году на кладбище англичан, погибших в этой битве, установили памятный знак. В 1945-м году после Ялтинской конференции английское кладбище посетил Уинстон Черчилль.

      До окончания войны в Балаклаве базировались английская армия и флот. Рациональный народ внес свою лепту в благоустройство городка. В это время была сооружена деревянная набережная, проведен водопровод и построены шоссейные дороги. В деревне Кадыковка находились магазины, гостиницы и увеселительные заведения. В 1854-м году англичанами была построена первая в Крыму железная дорога длиной 12,8 километров. Она соединяла Балаклавскую бухту и военное депо в районе Сапун-горы. После войны железная дорога была разобрана и продана туркам.

      В отличие от английских командиров, ни в чем себе не отказывающих и отдыхающих на роскошной яхте «Драйяд», жизнь простых британцев в Балаклаве была совсем не сладкой. Холодной зимой 1854/55 годов, чтобы согреться солдатам приходилось вязать специальные шлемы, которые вошли в историю под названием «балаклавский шлем».

      В это время свирепствовали эпидемии дизентерии и холеры. Умерших от болезней солдат хоронили в конце бухты, на восточном берегу.

      Также как и генуэзцы в свое время, англичане были изгнаны из балаклавской земли благодаря вмешательству стихии. Осенью 1854-го года произошло символическое событие. Корабли союзников стояли у входа в бухту. Среди них был красавец пароход «Принц», только что пришедший из Англии. На его борту находилось более 40 тысяч комплектов теплой одежды, медикаменты, продукты, боеприпасы для взрыва затопленных русских кораблей, преграждавших вход в Севастопольскую бухту, а также отряд водолазов. Мудрый комендант балаклавского порта не дал разрешения судну войти в гавань, мотивируя это отсутствием места. «Принц» был вынужден бросить якорь на внешнем рейде. Неожиданно налетел ураганный ветер, началась буря. Скорость ветра составляла 37 метров в секунду. Командующий флотом союзников приказал всем кораблям выйти в открытое море. Лагерь англичан сносило шквальным ветром. В воздух поднялись одеяла, фуражки, шинели и даже столы и стулья. По свидетельствам очевидцев, бочки с ромом неслись по лагерю, подпрыгивая на камнях, а сбитые с ног люди и лошади катались по земле, не в силах подняться. Печальная участь постигла и пароход «Принц». Судно сорвало с якорей, врезавшись о прибрежные скалы, оно начало тонуть. Спастись удалось только мичману и нескольким матросам. В этот трагический день англичане и их союзники лишились 60 кораблей. Император Николай I, не скрывая своего триумфа, воскликнет: «Еще одну такую бурю, и союзники убрались бы из Крыма!» Поговаривали, что «Принц» утащил на дно, помимо основного груза, кучу золота — жалованье английских военных. Полвека спустя писатель А.И. Куприн отыскал источники, согласно которым стало известно, сколько денег было на «Принце», — «шестьдесят миллионов рублей звонким английским золотом». Впоследствии множество искателей подводных сокровищ будут неутомимо исследовать дно балаклавской бухты, однако золота так и не найдут.

      К концу XIX века Балаклава из захолустной деревни постепенно превращается в курортное местечко. В 70-е годы XIX века помещик К.А. Скирмунт — любитель садоводства и виноградарства обратил внимание на то, что в Балаклаве много долгожителей. Неудивительно, ведь помимо красоты, местная природа и климат благотворно влияют на здоровье людей. Недолго думая, Скирмунт открывает в своем доме «климатолечебный пансион», тем самым закладывая первый камешек в создание курорта в Балаклаве. Позже, у берегов Балаклавской бухты обнаружили лечебные грязи и глину, которые до сих пор добывают здесь, используют для лечения различных болезней.

      База подводных лодок

      В советские времена Балаклавская бухта стала закрытой зоной. С 1953 по 1961-й годы прямо внутри горы построили секретную базу подводных лодок. Особо сложными были работы по бурению. Для секретности вывоз породы осуществлялся ночью. Подземный комплекс имел два выхода — один в бухту, другой — в море. Они закрывались и были хорошо замаскированы. На базе располагался ремонтный завод и помещения для хранения оружия. Внутри горы могли разместиться до 7 подводных лодок. В 1993- м году база была закрыта, после чего практически не охранялась и была частично разграблена. В 2003-м году на месте бывшей секретной зоны открыли музей. Теперь все желающие могут ознакомиться с этим чудом советской инженерии.

      Сегодня Балаклавская бухта приобрела долгожданный статус живописного курорта. На набережной у причалов красуется множество яхт, катеров и яликов. Выбирай суденышко и вперед — навстречу приключениям! Стоит выйти из бухты и отправиться вдоль берега в западном направлении, как взору откроются потрясающие виды на скалы Кая-Баш, великолепные обрывы мыса Фиолент, скалу Святого Явления, увенчанную крестом, и живописный грот Дианы. Не менее захватывающа прогулка в восточном направлении, позволяющая увидеть Серебряный и Золотой пляжи, урочище Аязьма, таинственные балаклавские гроты и величественный мыс Айя. Последний по праву называют затерянным миром. Неприступные обрывистые склоны мыса Айя покрыты уникальной сосново-можжевелово-земляничной растительностью. Здесь произрастает также реликтовая сосна Станкевича. Отдельные деревья имеют возраст более 200 лет и достигают десяти метров в высоту. Всего же в заказнике около 500 видов растений, 28 из них занесены в Красные книги. В затерянном мире можно встретить удивительных редких птиц: орлана-белохвоста, подковоноса, леопардового полоза.

      На западном берегу Балаклавской бухты привлекают внимание несколько старинных зданий. Одно из них — дача горного инженера А.М. Завадского «Фата-Моргана».

      Примечательно строение, расположенное на изгибе бухты — здесь располагается бывший «охотничий домик» князя Юсупова.

      На западном берегу Балаклавы находится памятник матросу-подводнику Борису Нечаеву, ценой своей жизни предотвратившего взрыв на подводной лодке в 1966-м году.

      Смотрите так же:  Отдых бухта анна приморский край

    Related Post

    Артиллерийская бухта 1

    Легендарный город Севастополь каждый год манит к себе тысячи туристов. Кто-то едет сюда, чтобы отдохнуть у берега моря, а кого-то привлекают многочисленные достопримечательности, которые связаны с героической историей курорта в

    Батарея севастополь бухта казачья

    35 береговая батарея в Севастополе, фотографии Слайд-шоу Дата фотосъемки: август 2011, сентябрь 2019 года Мемориальный комплекс «35 береговая батарея» находится в Крыму на берегу бухты Казачья в Севастополе (по ссылке

    Бухта казачья севастополь какой район

    Бухта казачья севастополь какой район Не являясь классическим курортом, Севастополь живет полной, яркой жизнью большого южного приморского города. Территория его, разделенная многочисленными бухтами и мысами, огромна, жилые районы часто разнесены