Меню

Бои озеро велье

Свобода, природа, баня, рыбалка и охота. Лучший отдых на озере Вельё! К нам на джипе не заедешь!
+7 921 402-31-16
+7 921 201-08-83
+7 921 024-47-23

История озера Вельё берет свое начало в древних ледниках, которые примерно одиннадцать тысяч лет назад оставили после себя мощную моренную гряду, ныне известную как Валдайская возвышенность, и необъятное озеро.

Первые человеческие поселения появились на берегах озера Вельё около V века до нашей эры, в эпоху неолита. Первобытные люди строили свои жилища, напоминающие землянки и шалаши, у воды. Занимались охотой и рыболовством, благо живности в этих краях всегда было в изобилии. Места этих стоянок, а так же каменные валуны со странными узорами, оставленными древними людьми, отыскали археологические группы, исследовавшие прибрежную полосу озера и прилегающие леса. В конце I века до нашей эры, с появлением железных орудий труда, финно-угорские племена, населявшие побережье и оставившие после себя названия местных озер и рек, уже начали обрабатывать землю и разводить домашний скот. Есть версия, что название озера – «Велье», переводится с древне-финского как «большой», «обширный». Несколько поселений древних финнов находилось когда-то между современными деревнями Подбереза и Осинушка.

В VI веке в этих землях появились племена кривичей, после которых, в прилегающих к озеру лесах и на побережье, до сих пор находят древние курганы-могильники. А в VIII веке на Валдайскую возвышенность пришло племя ильменских словен. Памятниками этой эпохе служат огромные погребальные насыпи, до десяти метров высотой, вмещавшие когда-то в себя прах племенной знати. Подобную сопку можно отыскать, например, прямо посреди деревни Велье. К XII веку древние славяне создали целую сеть мелких поселений, сосредоточенных, как правило, вокруг более крупного, укрепленного городища с церковью — от аналогичных «районных центров» христианство и распространялось по Руси, заменяя собой языческих богов. Такое городище, вернее огромный земляной вал, оставшийся от древнего поселения, находится неподалеку от озера Велье, около деревни Пески и носит название «Княжья гора». Укрепленные поселения здесь стоились неспроста – с XIII по XVII эти места неоднократно переживали литовские нашествия.

Интересно, то, что на античных картах, вся Валдайская возвышенность описывалась как внушительного вида горная цепь. Лишь в XVI веке, вымышленные горы заменила реальная географическая картина местности.

В XIV веке здесь пролегал один из главных торговых путей средневековой Руси — от Твери к Новгороду. А с переносом столицы из Москвы в Петербург, сквозь Валдай протянулся главный тракт Российской империи — Петербургский. После окончания Русско-Шведской войны и подписания Столбовского мира в 1617 году, согласно которому часть Карельской земли отдана была Швеции, немалая часть карелов, в поисках новых мест обитания покинувшая свои земли, обосновалась на озерах Селигер и Велье. Через Волгу, Селигер и Велье царь Петр тащил волоком корабли в Санкт-Петербург из Черного моря — так создавался флот на Балтике.

В XVIII веке по правому берегу озера проходила большая дорога — Екатерининский тракт.

Тракт был связан с противоположным берегом в районе деревни Велье-станы деревянным мостом – воды в озере тогда было гораздо меньше. Во времена Екатерины II этот путь использовался для путешествий из Петербурга в Москву. Говорят, что сама Екатерина Великая проезжала по нему несколько раз. После постройки плотины, в середине XX века, воды озера поднялись на три метра, затопив несколько деревень и сделав невозможным сухопутное сообщение между берегами Велья. На сегодняшний день, от этой дороги практически ничего не осталось и движение по ней на каком-либо транспорте стало почти невыполнимой задачей, но энтузиасты и историки не раз находили в этих местах удивительные свидетельства и артефакты той эпохи.

В первой половине XIX века в деревне Никольское, что на левом берегу озера был открыт первый в России рыборазводный завод, удостоившийся признания Российского общества сельского хозяйства и отмеченный медалью Парижского общества акклиматизации. Эта рыборазводческая ферма существует и по сей день, занимаясь разведением ценных пород рыб.

С незапамятных времен на озере существовала церковь в деревне Велье-станы. К ней были прикреплены семь часовен, располагавшихся в разных концах Велья, в которых велись службы приходским священником, разъезжавшим по деревням на лодке. После 1924 года все священнослужители были расстреляны, часовни и церковь сожжены.
В деревне Арханское сохранился фундамент одной из часовен и древнее захоронение рядом с ним.

В период Великой Отечественной Войны здесь велись ожесточенные бои. Совсем недалеко от озера упал летчик Алексей Мересьев. В течение полутора лет в этих местах шло напряженное противостояние между фашистскими захватчиками и нашей армией. В этой операции называемой «Демянский котел», участвовала, печально известная своей жестокостью, немецкая дивизия «Мертвая голова». Наши войска стояли на западном берегу Велья, немецкие части занимали восточный берег озера. Старожилы помнят историю, о том, что наши солдаты, зимой, на льду играли в футбол с фашистами, пока те ждали подвозимые им боеприпасы. По всему правому берегу Велья и сейчас можно обнаружить окопы и доты, где до сих пор находят железные эсэсовские именные кресты.

После войны, в 50-х годах XX века, в глубине лесов к северо-востоку от озера, начали создавать оборонительное кольцо Москвы. Там строили многочисленные ракетные базы, которые были хорошо видны на снимках с американских спутников. После перестройки, все базы были реорганизованы, пришли в запустение и на данный момент о них напоминают лишь остовы зданий в глухих лесах, окружающих озеро Вельё.

На сегодняшний день, многие деревни на берегах озера постепенно обезлюдели и пришли в упадок. Заселенность озера, с начала XX века, значительно снизилась. Теперь, Велье привлекает охотников и рыболовов, путешественников и историков, поэтов и художников своим захватывающим прошлым, великолепной, нетронутой цивилизацией, природой, удаленностью от проторенных туристических маршрутов и вселенским покоем разлитом в воздухе этого края.

Помните! Через века, через года…

В нашей стране, наверное, нет такой семьи, которой бы не коснулась Великая Отечественная война.

У меня воевали трое прадедушек. Двое из них со стороны отца вернулись домой. А дедушки со стороны моей мамы погибли в начале войны.

Отца бабушки в апреле 1941 годы взяли на сборы, домой он уже не вернулся. Она его не видела, так как родилась в ноябре и в это же время на ее отца пришло извещение, что Михаил Константинович Анохшу пропал без вести в Ленинградской области. О его судьбе больше не было ничего известно.

Отца дедушки, Громова Тимофея Трофимовича, призвали чуть позже, в августе 1941 года. И в начале весны пришло сообщение, что он погиб 19 февраля 1942 года и похоронен у села Сопки Ленинградской области. Его однополчанин, заезжавший в деревню, рассказывал, что был бой, на поле он остался лежать раненый, сам не мог выбраться. И Тимофей хотел его вынести, но был убит. Ничего более конкретного мой дедушка не запомнил.

Маме всегда хотелось узнать что-нибудь об их судьбе. И вот в позапрошлом году мы нашли в интернете « Книгу памяти » с данными о погибших в Великой Отечественной войне. Нашли наших родственников в списках погибших. Поиски были очень интересными. Одних Сопок в Ленинградской области было около десяти. Тогда поиски пошли от военных частей, где воевали прадеды, и времени боевых действий. Мы стали поднимать военные документы, карты. Оказалось, что прадеды погибли совсем недалеко друг от друга в Новгородской области (тогда Ленинградской).

Мы с родителями решили, что обязательно должны побывать на месте гибели моих прадедушек. Летом того же года сели в машину, взяв с собой палатку, и поехали Новгородскую область. Через Валдайский заповедник, немного поплутав, мы наше озеро Велье, а затем и Пестовское озеро, на котором стоит село Исаково.

Было видно, что здесь шли ожесточенные бои: вся земля вдоль села изрыта, на старых кирпичных домах, 1903 года постройки, следы от осколков и пуль. На окраине села мы нашли солдатские могилы. Некоторые сделаны совсем недавно. Это поисковые отряды до сих пор находят останки наших солдат и перезахоранивают их. На холмиках лежат пробитые осколками каски, щиток от орудия, на деревьях фотографии павших, привезенные родственниками.

Местные жители бережно относятся к военным захоронениям, которые есть в каждой деревне, а часть захоронений находится прямо вдоль дороги.

Под Демянском мы видели орудие с лафетом, а рядом цветок, сделанный из орудийных гильз. Далее наша дорога проходила через Демянск. Там мы посетили музей, где собраны экспонаты времен Великой Отечественной войны.

Это и оружие, и личные вещи, фотографии наших и немецких солдат, нагрудные знаки, медали, листовки, агитирующие перейти на сторону врага. Большинство экспонатов собрано поисковиками, которые посвящают этому все свободное время. После увиденного я стал очень уважительно относиться к их такой трудной и важной работе.

Из Демянска мы отправились в Молвотицы, при наступлении на которые погиб Тимофей Трофимович. Небольшое село Сопки расположено совсем близко от Молвотиц на небольшой речушке Шеберихе.

Солдатских захоронений в селе не было. Местная жительница сказала, что 1965 году были произведены перезахоронения солдат из ближайших деревень, в том числе и из Сопок, в Молвотицы. Мы отправились туда. В братских могилах на мемориальном кладбище в Молвотицах захоронено около 2000 погибших, половина из них неизвестные. Фамилии Громова в списках на табличках с именами павших мы так и не нашли, но думаем, что перезахоронен он именно там.

В Рязань мы возвращались, везя с собой землю с братских могил, камни с места боев, фотографии и чувство причастности к нашей великой истории. Война, которая казалась такой далекой, стала очень близкой. Читать книги и смотреть фильмы о войне одно, а увидеть воочию места гибели близких людей, те озера, речки, деревья, дома, которые они видели быть может в последний раз, это совсем другое. Я очень благодарен своим прадедушкам, что в тяжелое для страны время они не пожалели своей жизни и боролись до конца.

Обе Отечественные закончились на Пасху

В Светлое Христово Воскресенье 10 апреля 1814 г. русские войска вошли в Париж. Таким образом, не только Гитлера, но и другого ирода мировой истории – Наполеона, взошедшего на вершину власти на волне французской революции, впервые в мире узаконившей искусственный аборт, русские войска одолели не когда-нибудь, а также в день Св. Пасхи Христовой.

Широкую известность получил следующий факт. В 1942 г. немецкий врач, который осматривал девушек и женщин, угнанных из СССР на каторжные работы в Германию, в панике писал Гитлеру: « Россию победить невозможно, пока у этого народа такая нравственность. Почти 99% обследованных мною лиц женского пола от 15 до 25 лет, не состоявших в браке, – девственницы ». Не страх ли перед славянскими девушками лег в основу гитлеровского плана « Ост »?

С епископом Касимовским и Сасовским Дионисием беседует Марина МУРАВЬЕВА

Ныне здесь Льговская колония для девушек от 14 до 19 лет. Они же были главными участницами крестного хода и чтений.

Как Вы думаете, зачем православные отправляются в паломнические поездки? Конечно, на этот вопрос не может быть однозначного ответа. Сколько людей, столько мнений

Каждая женщина Земли является мироносицей по жизни – несет мир миру, своей семье, домашнему очагу, она рожает детей, является опорой мужу

В Рязани уже полгода работает магазин с оскорбляющим православного человека названием « Демония »

Почему наши дети, с 4-5 лет развиваемые родителями посредством компьютерных игр, ярких, образных мультфильмов, фильмов самых современных форматов, придя в первый класс, оказываются труднообучаемыми?

По обыкновению отъезд запланировали на четверг, так как этот день недели у нас в общине был посвящен прославлению св. Николая Чудотворца

Пока есть такие люди, как моя бабушка, жизнь будет продолжаться, ибо сказано: « Праведниками спасается мир »

Не только Великая Отечественная 1941-1945 гг. война закончилась на Пасху, но и Отечественная война 1812 г.

Я очень люблю наш храм – где бы я не бывала, какой красотой не восхищалась – возвращаюсь в свой храм, как в дом родной, радуюсь до слез

Одна страничка военной истории Демянского района

Автор: Антонов Николай Версия для печати

Дата публикации: 15.05.2019

Историю пишут не только учёные мужи и профессиональные архивариусы. Историю и пишут и простые школьники, горячо любящие свой родной край.

Предлагаем вашем вниманию исследовательскую краеведческую работу ученика 8-го класса Лавровской средней школы имени Героя Советского Союза И.Д.Черняховского. Лаврово — деревня в Демянском районе Новгородской области.

Я люблю читать о Великой Отечественной войне, смотреть фильмы о том времени, когда каждый сознательный человек встал на защиту своей Родины, семьи. Я с удовольствием работаю в музейном комитете школы, изучаю материалы о войне на территории Полновского поселения по письмам ветеранов. Военную историю моей семьи я знаю по рассказам бабушки Молчановой Людмилы Григорьевны. Она часто вспоминает своё детство, которое выпало как раз на послевоенное лихолетье. Она рассказала мне о том, что мой прапрадедушка Павел Иванович Иванов, прадедушка Григорий Павлович Иванов и прадедушка Яков Андреевич Молчанов воевали в Великую Отечественную войну. Они были смелыми и отважными солдатами, награждены многими медалями за боевые заслуги.

Но в своей исследовательской работе я хочу рассказать о деревне, которая в годы войны оказалась в центре боевых действий и была уничтожена с лица земли. О ней тоже рассказала мне моя бабушка.

В 2013 году я уже участвовал в конкурсе, посвященном Великой Отечественной войне, занял призовое место в номинации «Военная история моей семьи». Теперь решил попробовать свои силы в исследовательской работе и оказать помощь школьному музею в сборе информации о военной истории нашего Селигерского края.

2013 год стал юбилейным годом для нашего Демянского района. В феврале 1943 года он был освобожден советскими войсками от немецко-фашистских захватчиков. 70-летие этой даты широко отмечалось местным населением. Поисковыми отрядами «Демянск» и «Находка» проводилась огромная работа по поиску и перезахоронению останков советских солдат Великой Отечественной войны. Установлено несколько памятников в местах ожесточенных боев, установлены имена погибших воинов.

Памятные мероприятия проходили и в Полнове. 7 мая на сельском кладбище в братской могиле нашли свой покой 77 бойцов. 8 мая в деревне Вотолино были перезахоронены 300 погибших. Фамилия одного из них стала известна всем жителям Полновского поселения. Это уроженец деревни Приозерная (Ходыриха) Карелин Евдоким.

Захоронение в в Полново 7 мая 2013 года.

В своей исследовательской работе я постарался раскрыть одну из страничек этой истории глазами местных жителей, а именно тех, кто непосредственно стал участником страшных событий той войны.

Сколько во время войны разрушено деревень, не знает никто. В сводках Совинформбюро бои за них значились как бои местного значения. Но люди помнят эти погибшие деревни, хранят о них память в сердце, в фотографиях. Сейчас это поросшие травой и бурьяном холмы. А раньше добротные дома, в которых жили большие многодетные семьи. О деревне Городилово в Полново-Селигерском районе люди помнят, далеко за его пределами. О ней вспоминали и ветераны Великой Отечественной войны, которым довелось освобождать Демянский район.

Объект исследовательской работы:

деревня Городилово, как стратегический объект военных действий во время наступательной операции советских войск на территории Демянского района.

освобождение Демянского района 1941-1943 годы.

Главная цель моей исследовательской работы:

изучение военной истории родного края.

Изучение военной истории родного края.

Перед собой я поставил задачи:

— Изучить имеющийся материал об исчезнувшей деревне Городилово.

— Изучить военную историю деревни Городилово, определить ее роль в освобождении Демянского района.

— Проанализировать воспоминания ветеранов, освобождавших наш край.

— Провести визуальное исследование местности.

— Представить свою точку зрения о значении деревни Городилово в период освобождения Демянского района.

— Оформить собранный материал для школьного музея.

Я считаю, что актуальность моей работы заключается в том, что нельзя вычеркнуть из военной истории освобождения Демянского района то, что помнят люди. Многое до недавнего времени было скрыто за грифом «Секретно». А каждый населенный пункт – это страница истории Демянского района.

О деревне Городилово не написаны книги, только воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны да бывших жителей деревни, которые после освобождения района так и не вернулись в родные края. Я считаю, что многие люди сегодня, особенно мое поколение, перестали гордиться своей Родиной, уважать и любить ее, а собранный мной материал никого не оставит равнодушным к военному прошлому Селигерского края.

В своей работе я использовал следующие методы достижения результатов исследования:

1. Сбор информации о деревне Городилово в период Великой Отечественной войны через:

работу в архиве школьного музея;

беседы с односельчанами, жителями деревни Дуброви;

встречи и беседы с поисковиками районных поисковых отрядов;

работа с источниками информации: военная историческая литература, районная газета «Авангард»;

поход к месту расположения бывшей деревни Городилово.

3. Анализ информации.

4. Оформление собранного материала.

Не первый год на территории Демянского района работают поисковые отряды «Демянск» и «Находка». Здесь в годы Великой Отечественной войны были страшные бои. Войска Северо-Западного фронта в течение полутора лет сковывали на этом направлении значительную группировку 16-й армии противника. Ценой своей жизни наши солдаты освобождали деревню за деревней. Враг был силён оружием и военной техникой. А русский народ – верой в победу. Не прошел к Москве ни один фашист. Много полегло советских солдат в той войне, многие пропали безвести. Леса и болота, где проходили бои, хранят свои тайны.

В мае 2013 года поисковый отряд «Демянск» работал в юго-восточной части Демянского котла, на Валдайской возвышенности, в верховьях озера Селигер.

Основной задачей Вахты памяти было исследование окрестностей села Городилово, которое в 1941 году линия фронта разделила пополам.

Из военной истории освобождения Демянского района.

В середине сентября 1941 года немецкие войска прорвались к озеру Селигер, однако развить успех не смогли. Части Красной армии, опираясь на хорошо подготовленный рубеж обороны, задержали здесь немцев и не дали им выйти на оперативный простор восточнее Селигера.

«Войскам 34-й армии предписывалось провести во взаимодействии с правофланговыми частями 53-й армии операцию с целью овладения рубежом Полново-Селигер. По выполнении этой задачи следовало подготовить операцию по овладению Боженкой и Белым Бором. На остальных участках активными действиями отдельных отрядов сковать силы противника и не допустить вывода немецких войск в район Васильевщина – Бяково – Росино «рамушевского коридора».

Войска 53-й, обороняясь на занимаемых рубежах, должны были подготовить и провести совместно с левофланговыми частями 34-й армии операцию по овладению районом Полново-Селигер-Жабье. В последующем намечалось провести операцию по овладению Березником и Печищем…» (А.Симаков «Демянский плацдарм, противостояние 1941-1943 гг.» стр. 372)

Памятный знак у деревни Васильевщина, установленный поисковым отрядом «Демянск».

Вот как описывает рубеж обороны комиссар 28-й танковой дивизии А.Л. Банквицер в своей книге: «Рубеж обороны в районе озер был заранее подготовлен. Впервые нам пришлось защищать так прекрасно оборудованную линию укреплений. Хорошо отрытые окопы шли вдоль всего берега Селигера, Полонца и прилегающих к ним озер. Узкие межозерные дефиле были перехвачены глубокими и широкими противотанковыми рвами. Огневые точки были тщательно замаскированы, сектора обстрела расчищены. Из амбразур и бойниц хорошо просматривалась местность, и обеспечивался полный контроль подходов артиллерийским и пулеметным огнем. Удачно размещенные наблюдательные пункты были тщательно замаскированы и защищены тройными настилами из бревен».

Городилово — один из узлов обороны 91-го укрепрайона, самой северной части Ржевско-Вяземской линии обороны.

«. 91 УР остальными силами (300, 355, 358, 351 ОПАБ) с 59 заградительным отрядом оборонялся на широком фронте, на рубеже: Кружики, сев. берег оз. Пестовское, Велье, Станы, по западному берегу оз. Велье, Александровское, восточная половина Городилово, Филипповщина, Крутуша, Полново — Селигер. «

Обратите внимание — половина Городилово. Село неоднократно переходило из руки в руки, и линия фронта практически делила Городилово пополам. В результате мало, что осталось от некогда большого села, ну а начатое войной довершило хрущевское укрупнение колхозов.

Несмотря на вроде бы стабильную линию фронта (в масштабах всей Войны) боевые действия в этом районе не прекращались ни на один день. Оборонительные бои осени 1941-го, Демянская наступательная операция зимы-весны 1942 года, неоднократные попытки взять немецкие опорные пункты по периметру котла и сжать сам котёл летом 1942 года, затем Демянская наступательная операция зимы 1943 года. Так описываются боевые действия в районе в документах.

Из архива школьного краеведческого музея

В нашем музее есть альбомы об исчезнувших деревнях Полновского края: д. Монаково, д.Городилово, д.Андрехново, островная д. Старый Скребель. И почти каждый год в них появляются новые данные о людях этих населенных пунктов, воспоминания, фотографии. Время вносит свои коррективы в копилку памяти.

Исчезнувшая деревня Городилово.

Большая красивая довоенная деревня, в которой было около 65 домов. Был свой Городиловский сельсовет, начальная школа. Был колхоз «Мопр».

Честно трудились его люди на полях и фермах. Даже детский сад был. Дружно и весело жили и работали колхозники, торжественно отмечали праздники. Все население выходило на демонстрации с лозунгами и транспарантами.

Окружали деревню сады, зеленые луга и поля хлеба. Работали советские люди, преумножая богатство родного колхоза. Председателем Городиловского сельского совета был Михаил Михайлович Большаков, 1891 года рождения, бывший подводник Черноморского флота .

В 1941 году фашисты нарушили мирную жизнь. Деревня была занята врагом. Жители Городилова выехали в советский тыл.

Покидая при отступлении, фрицы всю деревню сожгли, заминировали поля и луга. После освобождения Демянского района наши минеры пытались разминировать, но люди погибали, подрывались на минах то в одном, то в другом месте. Так и не удалось местным жителям восстановить эту прекрасную деревню.

Антон Васильевич Малышев. Житель деревни Городилово. Погиб в 1946 году. Пошел за грибами и не вернулся. Искали, но не нашли. Через несколько лет обнаружили лишь его ремень в лесу.

Антонов Ваня. Житель деревни Полонец. Окончил 7 классов Полновской средней школы. Погиб при взрыве мины в районе деревни Городилово в 1960 году. Вместе с отцом косил на лугах у Городилова. Лошадь, на которой Иван вывозил сено с луга, наступила на мину».

Вспоминает местная жительница Анастасия Ивановна Пчелина:

«Весной 1943 года после освобождения мы пришли в свою деревню Городилово, вернее на пепелище. Нас было 7 человек, 7 жителей деревни. Мы шли цепочкой, шагая через проволоку, натянутую между минами. Нам так хотелось пройти к местам, где стояли наши дома. Вдруг страшный взрыв. Я наклонилась оглушенная. Придя в себя, я услышала стоны нашего земляка Воронова. А потом стоны стихли, он умер. Я крикнула, чтобы были осторожней. Погибшего вынесли с большим риском для своей жизни. Больше я никогда не была в Городилове».

Вспоминает Молчанова Людмила Григорьевна. Год рождения 1950. Жительница деревни Дуброви.

«Старые люди говорили, что название деревня Городилово получила оттого, что вся была огорожена. До 1941 года деревню Городилово считали очень большой. Там был колхоз, школа, сельсовет. В школу ходили дети не только городиловские , но и из деревни Дуброви, Арханско. Главная улица была вымощена камнями. И до сих пор она сохранилась. Городилово было связано проезжими дорогами со многими деревнями в округе: Дуброви, Шанево, Арханско, Осинушка, Корзово, Ореховно, Полонец, Филипповщина и другими.

Но мирная жизнь закончилась в октябре 1941 года. Фашисты пришли как хозяева. Ведь Городилово для них являлось хорошим пунктом для прорыва к городу Валдай, так как расположено на стыке двух озер Велье и Селигер.

Линия обороны немцев проходила как раз по середине деревни. Из-за постоянного артиллерийского обстрела со стороны деревни Дуброви часть домов была разрушена, часть немцы разобрали для постройки блиндажей, все оставшиеся дома сожгли. Когда фашисты покинули Городилово, не осталось ни одного целого дома, а территорию вокруг деревни сильно заминировали. После освобождения Демянского района никто из жителей не вернулся к своим домам, страшно было.

Долго еще после войны взрывались мины: то животные подорвутся, то люди.

Полностью разминировали Городилово в начале 60-х годов прошлого века.

Еще рассказывали, что в год победы, в 1945 году, вернувшиеся с войны два фронтовика с развалин городиловской часовни принесли в деревню Дуброви колокол и повесили на березе, где раньше была часовня, но в 1992 году его украли.

Такой помнят люди большую деревню Городилово.

Из Новгородского сборника 1863 года:

«…Деревня Городилово, городиловского сельского общества, прихода села Полнова. Положение: при озере Городилове, в 8 верстах от пристани Полнова, в 12 верстах от Филиппогорской почтовой станции. В 3-х верстах от столбовой дороги из Полнова в город Демянск. Число жителей: 256 человек».

В конце 70-80- х годов наш школьный музейный комитет вел переписку с бывшими местными жителями деревни Городилово, письма этих людей очень ценный материал для нас .

В 2006 году учащиеся нашей школы, юные следопыты, вместе с учителем истории Коровкиной Галиной Анатольевной ходили в поход по местам боевых действий. Целью этого мероприятия стало знакомство с военной историей родного края. Ребята увидели останки разрушенной деревни Городилово, прикоснулись к фундаментным камням сожженных фашистами домов.

За десятилетия прошедшая мелиорация и среда человеческого обитания стерли с лица земли многие приметы той Великой войны. Но память людскую не сотрет и время. Даже металл за 70- летний период разрушается. И все же часто поисковикам подает сигнал металлоискатель, что здесь в Демянской земле там, где были деревни, лежат осколки, гильзы, солдатские каски, противогазы, котелки множество предметов домашнего обихода. Они говорят о том, что не только героизм наших воинов сделал ту победу, но и страдания мирного населения, их труд и вера обеспечили победный исход в Великой Отечественной войне. Таких деревень как Городилово, уничтоженное фашистами, много в Демянском районе. О них помнят люди, это и есть страницы военной истории нашего родного края.

В проведении исследований мне помогали учитель истории Коровкина Галина Анатольевна и Александрова Нина Петровна. Мы провели анкетирование учащихся школы с целью узнать, как дети относятся к военному прошлому своей малой родины, что знают о родном крае, о чем мечтают.

Поставленной цели — «Изучение военной истории родного края» я считаю, добился. Я понял, как работать с имеющимся и дополнительно собранным материалом, понял, что не последнюю роль играет работа с архивом. Я узнал многое о населенном пункте, который в годы войны, в период освобождения Демянского района сыграл не последнюю роль.

Работая по теме, я понял то, что делают поисковые отряды «Демянск» и «Находка» неоценимо и дорого для нас, живущих сейчас. Поисковики на позициях советской обороны демонтировали три бетонных дота в деревне Городилово. Один из них в память о подвиге установили на обочине дороги, где проходила линия фронта, и где был остановлен окончательно враг – у деревни Филипповщина. Надеюсь, что собранный мной дополнительный материал о Городилове поможет в работе школьного музея по изучению военной истории родного края.

Памятный знак у деревни Филипповщина, установленный поисковым отрядом «Демянск».

Используя, собранный мной дополнительный материал, я доказал, что деревня Городилово, вставшая на пути фашистов к Валдайской железной дороге, стала для них последним рубежом, через который враги могли бы пройти. Ни на шаг не отступили ниши воины. Не зря в народе говорят: «Дома и стены помогают». Я узнал, что военная история Демянского района включает в себя не только боевые операции, но и жизнь населения на оккупированной врагом территории. На их долю тоже выпало много испытаний, часто даже смертельных. Судьба деревни Городилово – это пример того, что не только люди стояли на смерть в Великой Отечественной войне, но и каждый населенный пункт боролся, каждый по-своему помогал советским войскам в битве за русскую землю.

Анализируя анкеты обучающихся, я увидел, что учащиеся школы с интересом изучают на уроках военную историю родного края, с интересом посещают школьный музей, где знакомятся с военным прошлым. Многие читают историческую литературу.

К сожалению, время берет свое и многих очевидцев того страшного времени уже нет с нами, но те, кто еще жив, кто помнит рассказы родных о войне, могут донести до нас то, что не напишут в учебниках, в книгах. Это воспоминания «местного значения». Это лишь строчки из военной истории Демянского района. Много деревень Демянского района, когда-то многолюдных, исчезает. Разрушаются оставшиеся без хозяев дома, зарастают огороды и поля. Возрождать деревни надо, без сельского хозяйства не проживет город. Поэтому нужно строить дороги, подводить газ и электричество, строить новые благоустроенные дома. И тогда молодежь не уедет из села.

-Выступить с презентацией на классном и родительском собрании в школе.

-Совершить поход с одноклассниками и классным руководителем по памятным местам родного края.

-Собранный материал исследовательской работы об исчезнувшей деревне Городилово передать в районный архив.

1. Архивный альбом школьного краеведческого музея «Исчезнувшая деревня Городилово».

2. Районная газета «Авангард» от 02 июля 2008 года.

3. А.Симаков «Демянский плацдарм, противостояние 1941-1943 г.г.» Печатный двор «Великий Новгород» 2012 год.

4. Воспоминания Молчановой Л.Г., жительницы д. Дуброви.

5. Письма- воспоминания ветеранов, освобождавших Селигерский край: «245 стрелковая дивизия в боях за освобождение Демянска и населенных пунктов Демянского района», письмо председателя Совета ветеранов 245 стрелковой дивизии, письмо Мартынова Ф.М..

6. Семейный фотоархив семьи Антоновых из д. Дуброви.

7. Интернет – ресурсы: «Новгородский сборник. Выпуск 3. 1863 год. Материалы по статистике Новгородской губернии – списки населенных мест и сведения о населении Новгородской Губернии Демянского уезда. 1882 год»; «Вахта памяти 2013. поисковый отряд «Демянск».

Антонов Николай Анатольевич

учащийся 8 класса муниципального автономного общеобразовательного учреждения средней общеобразовательной школы д. Лаврово.

Александрова Нина Петровна, руководитель школьного музея муниципального автономного общеобразовательного учреждения средней общеобразовательной школы д. Лаврово.

Николай Антонов — экскурсовод школьного краеведческого музея.

Лавровская средняя школа на берегу озера Селигер.

Поездка на озеро Вельё в деревню Балуево

— Самое красивое озеро в тех местах — это Вельё, обязательно поезжай туда, — захлебываясь от восторга, говорил мне мой знакомый, — красивее места трудно сыскать!
К его словам отнеслась с некоторым недоверием — красивых мест много! Но пришло время, и я попала туда. И поняла, почему так много восторгов по поводу этого места.

Началось все с … лошадей. На одном из конных форумов я подружилась с Марией, которая жила на Вельё и у которой, как выяснилось, была там своя база отдыха. Она охотно рассказывала про своих лошадей (аж пять голов), большое хозяйство, окружающие красоты. Мелькнула идея — а может, поехать к ней в гости? Сказано — сделано. Списались, созвонились, забронировали комнату и в намеченное время отправились в путь.

Озеро Вельё расположено на Валдайской возвышенности, в 18 км к северу от Селигера, в Новгородской области, в Демянском и Валдайском районах. Протяженность с севера на юг свыше 20 км, с запада на восток — около 5 км, площадь — около 35 кв. км, средние глубины 9-10 м, максимальная — 46 м. Береговая линия сильно изрезана, много полуостровов и островов. Велье ледникового происхождения, дно и берега преимущественно песчаные, дно местами заилено. Климат в этом районе умеренно континентальный с нежарким солнечным летом и мягкой и снежной зимой, однако возможны сильные заморозки зимой и жара летом. Вода прогревается до 25°С. Озеро богато рыбой, водится более 20 видов, среди которых — лещ, щука, окунь, карп, судак, плотва и др. Леса преимущественно хвойные и смешанные, наиболее распространены лисы, белки, волки, медведи, кабаны. Территория относится к Валдайскому национальному парку.

Название «Велье», по одной из версий, идет финно-угорских племен, населявших эту территорию в первые века нашей эры и переводится как «большой», «обширный».

Добираться до него непросто: от города Валдай надо ехать по местной дороге — сначала разбитой асфальтовой, потом грунтовке, а затем по бетонным плитам. Не каждой машине это под силу. Правда, в последнее время, как мне сказали, стало проще — до Валдая из столиц за пару часов можно доехать на «Сапсане», а дальше взять местную машину.

Мы едем по ухабистой дороге. Но вот между деревьями начинает мелькать озерная гладь, вернее, небольшие плесы глубокого синего цвета. К воде теснятся деревенские дома. Мы постепенно огибаем озеро. И вот, наконец, наша цель — небольшая деревня, откуда должна забрать лодка и перевести на противоположный берег — туда дороги нет.

Остров на озере Велье

Сама Мария живет в Балуево — деревне, расположенной на полуострове. В советские времена туда вела дорога. Но затем перешеек заболотился, дорога пришла в упадок. Так что теперь туда путь один: летом по воде на лодке, зимой на снегоходе по льду. В межсезонье Балуево отрезано от Большой земли.

Вид на деревню Балуево

Несмотря на кажущуюся удаленность от цивилизации, летом жизнь в Балуево кипит. Уже давно это красивейшее место облюбовали под дачи москвичи и питерцы, причем народ подобрался очень интеллигентный. Так, там я встретила сотрудницу Синологической библиотеки ИДВ РАН, несколько научных сотрудников и профессоров. Зимой все затихает, дачники и туристы приезжают лишь на праздники. Круглый год там живет лишь Мария со своей семьей и работники фермы.

Бани на берегу озера Велье

В предзакатный час на озере Велье

Иногда кажется, что время там остановилось: бани на берегу озера, мирно пасущиеся лошади, необъятные пастбища, свои продукты…

Лошади на закате

Пастбище в Балуево

Деревня Балуево на Велье

В предзакатный час

Поскольку мы были в августе, то пошли самые грибы — стоило чуть отойти от домов и пройтись часок по лесу, как корзинка оказывалась заполненной благородными грибами.

То и дело попадались валуны — свидетели последнего Валдайского оледенения. Поселившиеся на них лишайники создали свои странные узоры.

Само озеро буквально кишит рыбой. Рыбалка на озере Велье всегда считалась успешной. Сюда часто приезжают рыбаки.

Берег озера Велье

На лодках по Велье

Заграждение от животных

А любителям лошадей там вообще раздолье. Например, я с превеликим удовольствием плавала с лошадью — роскошным советским тяжеловозом по имени Барон, который, кажется, стал своеобразным символом Балуево.

Купание с лошадьми

Живности в Балуево много. Все животные чувствуют себя вольготно, явно наслаждаясь своим бытием.

Портрет с Лейлой

Сейчас вылетит птичка

Пейзажами озера Велье можно любоваться бесконечно. Они разные — то безмятежно спокойные, то напряженные. Здесь нет привычного бешеного ритма современной жизни, нет бесконечного напряжения. А какие интересные дома в самом Балуево! Сохранились старинные постройки, построенные в традициях валдайской архитектуры.

А еще мы попали на озере Велье в настоящую бурю. Об этом я рассказала в посте «Буря на озере Велье».

И еще из личных наблюдений. Озеро Велье чем-то напоминает озеро Пирос, лежащее неподалеку от города Бологое. В них есть что-то общее.

В обороне осташковского выступа

В течение июля ? августа сорок первого года, в ходе отступления, состав 27-й армии несколько раз менялся. В ее полосу пробивались из окружения более или менее значительные группы 11-й и 8-й армий, мы их пополняли из своих ресурсов, затем по приказу командования они выводились из нашего подчинения, а к нам прибывали другие дивизии. Все эти соединения, как правило, прошли с боями от самой границы, понесли большие потери в людях и технике.

К сентябрю, когда 27-я армия закрепилась на осташковском оборонительном рубеже в районе озер Селигер и Велье, в нее входили три дивизии: 23-я и 33-я стрелковые и 28-я танковая. Все они фактически представляли собой боевые группы. Всего в армии насчитывалось 78 легких полевых пушек и гаубиц и 27 зенитных орудий. Танков не осталось ни одного.

23-я стрелковая дивизия генерала С. Г. Горячева оборонялась на правом фланге армии, по восточному берегу озера Велье; 28-я танковая (она вскоре была переименована в стрелковую) дивизия полковника И. Д. Черняховского ? в центре, в межозерье, на участке Городилово, Полново, Селигер; 33-я стрелковая генерала К. А. Железнякова (затем ее возглавил полковник А. К. Макарьев) ? на левом фланге, на участке, проходившем по берегам озера Селигер и далее по озерам Шлино и Березай. [129]

Фронт обороны армии составлял около 60 километров, однако почти половина его приходилась на озера. К тому же район низменный, много болот и мало хороших, с твердым покрытием дорог. Эти особенности местности не позволяли широко использовать танковые соединения, и гитлеровское командование после неоднократных попыток прорвать оборону армии (особенно настойчивыми эти попытки были на участке 28-й дивизии Черняховского) сменило направление главного удара. Фашистские войска двинулись на Калинин южнее, как бы обтекая левый фланг 27-й армии. Так образовался осташковский выступ, нависавший над рвавшимся к Москве противником. Эта своеобразная конфигурация фронта сыграла впоследствии, в ходе разгрома немецко-фашистских армий под Москвой, очень важную роль. Отсюда армии Северо-Западного фронта нанесли мощный удар во фланг и тыл вражеской группе армий «Центр».

До поздней осени на участке обороны 27-й армии ни на день не прекращались бои. Хотя в сводках они именовались «боями местного значения», они были очень упорными и ожесточенными. В первых же боях отличился наш единственный зенитный дивизион ? 338-й. Зенитчики сбили девять фашистских самолетов. Управлявший огнем начальник штаба дивизиона майор А. С. Коченюк был награжден орденом Красного Знамени.

Поскольку артиллерии у нас было мало и надежно прикрыть все опасные направления не представлялось возможным, мы оборудовали огневые позиции так, что они превращались в своеобразные артиллерийские опорные пункты, хорошо подготовленные в инженерном отношении, прикрытые разного рода противотанковыми и противопехотными заграждениями. Каждое орудие имело круговой обстрел, каждое, в том числе и гаубицы, заранее пристреляло противотанковый огонь по рубежам.

Несмотря на непрерывные бои, наши дивизии с каждым днем становились все сильнее, полнокровнее. Впервые с начала войны к нам стало поступать обученное пополнение, получали мы также новую материальную часть артиллерии и другое вооружение.

Своими силами, в артиллерийских мастерских, наши вооруженцы наладили изготовление 82-мм минометов. Одним из главных инициаторов этого дела стал начальник артснабжения армии полковник В. И. Кудинов, очень [130] инициативный и знающий товарищ. Он разыскал в ближнем тылу подходящие по диаметру трубы, из них делали минометные стволы, а прицелы получили из Москвы. К 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции была изготовлена пробная партия ? первые 12 минометов. Их испытали стрельбой на максимальном боевом режиме, а две недели спустя артснабженцы передали в части уже 150 минометов. Учитывая, что дальность стрельбы 82-мм миномета превышает 3 километра, можно понять, какое подспорье получила наша оборона.

Генерал Берзарин сразу же заинтересовался этим делом, и мы вместе с ним приехали в артиллерийскую мастерскую. Осмотрев весь процесс изготовления минометов, Николай Эрастович спросил:

? Нельзя ли переконструировать кузова грузовых машин? Так, чтобы на двух-трех грузовиках разместить целиком минометную роту? Если это удастся, мы получим очень сильный и подвижный огневой резерв.

Такие кузова наши умельцы вскоре сконструировали, да так ловко, что минометы устанавливались на грузовиках в собранном виде, на опорных плитах. В случае необходимости огонь можно было вести прямо с грузовика. На двух машинах Зис-5 размещалась минометная рота ? 9 минометов и 19 бойцов и командиров. Правда, запас мин был ограничен. Ведь миномет, как известно, оружие весьма «прожорливое». Хорошо обученный расчет успевает выпустить четыре-пять мин, пока первая еще летит к цели. Поэтому на каждую минометную роту выделили еще по одной машине специально для подвоза боеприпасов.

По приказу командарма в каждой стрелковой дивизии сформировали по три таких подвижных минометных роты. Эти подразделения полностью оправдали возлагавшиеся на них надежды.

Кроме минометов мы наладили выпуск специальных станков, наподобие известного «станка Иванова» для стрельбы из легких полевых пушек по самолетам, а также изготовляли различные проволочные заграждения, снаряжали противотанковые и противопехотные мины.

Всю эту технику немедленно отправляли в войска, и оборона армии крепла. Когда же фашисты после ряда безуспешных попыток прорвать фланг 27-й армии сосредоточили [131] главные свои усилия южнее, на участке левого соседа, мы тотчас активизировали свои действия.

Значительные силы врага сковала 33-я стрелковая дивизия, ставшая к тому времени весьма сильным соединением, насчитывавшим до 12 тысяч человек при 50 артиллерийских орудиях.

Этой дивизии была поставлена задача форсировать озеро Селигер и овладеть на его западном берегу важными опорными пунктами Замысье, Ельник. Дивизия успешно выполнила задачу, заняла эти пункты и отбросила фашистов к селам Жабье и Манаково. Чтобы локализовать успех 33-й стрелковой дивизии, вражеское командование было вынуждено перебросить сюда часть резервов, предназначавшихся для наступления на Москву.

Упорно контратаковали противника и другие наши дивизии ? 23-я, где особенно отличался стрелковый полк подполковника Н. Ф. Батюка, впоследствии известного героя Сталинградской битвы, и 28-я дивизия полковника И. Д. Черняховского.

Иван Данилович уже тогда среди многих отличных командиров выделялся как личность чрезвычайно яркая. О храбрости его ходили легенды, и я сам имел возможность в этом убедиться.

Однажды я приехал в дивизию, когда один из ее полков готовился к атаке на фашистов, занимавших деревню Осинушка. Решив побывать на огневых позициях и передовых наблюдательных пунктах артиллеристов, я пошел туда вместе с Черняховским. На передовую мы попали в момент начала нашей атаки.

Огонь противника был сильным и плотным, он прижимал пехоту к земле, и она залегла. Тогда Иван Данилович ровным, неспешным шагом подошел к залегшей цепи, громко скомандовал: «Перебежками, справа по одному ? вперед!» И, не оглядываясь, пошел дальше, к деревне Осинушке. Рослый, красивый, с озорным блеском в глазах, он шел вперед, неторопливо расстегивая кобуру пистолета. Ну и я, конечно, с ним ? отставать неудобно.

Пехотинцы поднялись и, обгоняя комдива, двинулись в атаку. Бросок вперед ? залегли ? опять бросок. Как на учениях мирного времени. Все ближе околица деревни, и вдруг ослабел огонь противника, и уже простым глазом видно, как, не выдержав напряжения атаки, срываются из траншей и бегут в свой тыл гитлеровцы. [132]

А Черняховский все так же, не прибавляя и не убавляя шага, идет в боевых порядках пехоты и говорит что-то то одному бойцу, то другому, называет их по фамилии или имени, шутит. Память у него была феноменальная, он помнил имена и фамилии едва ли не всех старых солдат своей дивизии.

Кивнув на девушку санитарку, которая выносила из боя раненого командира, он сказал мне: «Больше двадцати человек вынесла». И громко крикнул ей: «Спасибо, Катерина!»

Наконец пехота ворвалась в Осинушку, закрепилась в деревне, а полчаса спустя уже отражала контратаку противника.

Насколько целесообразно командиру дивизии вот так, на виду у неприятеля, вести бойцов в атаку ? это вопрос далеко не простой, и одними уставными положениями его не исчерпаешь. Многое зависит от времени, места и других обстоятельств, в том числе обстоятельств психологического порядка.

Напомню, что это был ноябрь сорок первого года, что фашисты захватили Калинин, прорвались на ближние подступы к Москве и уже громогласно торжествовали победу. А здесь, на крохотном участке советско-германского фронта, под безвестной, затерянной в болотах деревушкой Осинушкой командир советской стрелковой дивизии ведет своих людей в атаку так, будто это он и его бойцы ? завтрашние победители. Его пример воздействует не только на тех, кто сейчас с ним рядом, но и на многих других, до кого дойдет солдатская молва. Его уверенность поможет тысячам и тысячам бойцов и командиров преодолеть естественный для каждого человек страх смерти, который особенно увеличивают военные неудачи и тяжелые отступления.

Таков, на мой взгляд, психологический аспект проблемы. К сожалению, до войны, обсуждая, что должен и не должен делать командир такого-то ранга в таких-то обстоятельствах, мы упускали эту сторону проблемы, вообще слабо занимались военной психологией. Поэтому, как мне кажется, и на войне бывали у нас случаи, когда человек, призванный руководить подчиненными, терялся, если в технически правильные его расчеты вдруг вторгались вопросы психологии ? не только психологии своих войск, но и войск противника. [133]

Штаб 27-й армии все это время стоял в селе Рабежа (в 30 километрах северо-восточнее Осташкова и в 10 километрах от линии фронта). Вражеская разведка, очевидно, установила место расположения штаба, и фашистская артиллерия начала методически обстреливать село. Нам приходилось то и дело прерывать работу и пережидать обстрелы в блиндажах. Берзарин приказал оборудовать штабное помещение в церкви, под защитой толстых ее стен, однако и это был не выход.

Здесь-то и пригодился мне опыт контрбатарейной борьбы, накопленный еще в мирное время. Правда, специальными подразделениями артиллерийской инструментальной разведки наша армия не располагала, но сейчас, в конкретном случае, можно было обойтись и без них. Дело в том, что Рабежа находилась в зоне предельной дальности огня вражеской артиллерии, и, чтобы «достать» нас, фашистам приходилось подтягивать батареи к своему переднему краю.

Таким образом, разведку целей, ведущих огонь по Рабеже, мы могли вести непосредственно с передовых наблюдательных пунктов, визуально. Тяжелой артиллерии у нас не было, но наши полевые 122-мм гаубицы и по дальности стрельбы, и по мощности снаряда значительно превосходили немецкие орудия соответствующего калибра и назначения. После того как мы подавили несколько вражеских батарей, обстрелы Рабежи прекратились.

У каждого военного человека, сколько бы ни прослужил он в армии, сколько бы мест службы ни переменил, всегда есть части и соединения, которые он вспоминает с особенной теплотой. Моя юность была крепко связана с 25-й Чапаевской стрелковой дивизией, зрелые годы ? с 14-м артиллерийским полком 14-й стрелковой дивизии. И в трудные первые месяцы войны я не раз вспоминал своих старых боевых товарищей. Как они там воюют?

И вот в Рабеже я узнал некоторые подробности о боевых делах чапаевцев и артиллеристов 14-й стрелковой дивизии. 25-я Чапаевская стрелковая начала Великую Отечественную войну на юге, на левом фланге советско-германского фронта; 14-я стрелковая ? на правом фланге, в Заполярье.

14-я дивизия передислоцировалась под Мурманск еще до войны. К тому времени на базе ее 14-го артполка было сформировано несколько новых частей, в том числе 143-й [134] артполк. Командир 2-го дивизиона капитан Е. Н. Егошин писал мне: «В 143-й полк из 14-го артполка перешла примерно треть личного состава, но традиции свои мы перенесли сюда полностью». 14-я стрелковая дивизия и ее артиллеристы с честью выдержали первые военные испытания. Они остановили и, нанеся тяжелые потери, отбросили рвавшиеся к Мурманску соединения горных егерей врага.

Огневой рубеж артполка, через который не удалось прорваться гитлеровцам, еще тогда, осенью сорок первого, северяне назвали героическим. Сейчас там возвышается обелиск. На его вершине издалека видна крупная цифра «6». А на подъезде к нему ? большой транспарант: «Товарищ! Остановись! До исторического места сражения шестой героической батареи осталось 5 километров. Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!»

6-я батарея лейтенанта Григория Филимоновича Лысенко почти полностью погибла на этом рубеже, но не отступила ни на шаг. Героям-артиллеристам в Мурманске воздвигнут величественный памятник, который венчает 76-мм пушка. Добавлю еще, что именно этой батареей 2-го дивизиона 14-го артполка в двадцатых годах командовал будущий маршал артиллерии Георгий Федорович Одинцов, а в 1936 году батарея завоевала первенство на Всеармейских состязательных стрельбах. Ныне это подразделение по-прежнему в строю Советских Вооруженных Сил, по-прежнему носит свой старый и славный номер.

О доблести 25-й Чапаевской дивизии, защищавшей города-герои Одессу и Севастополь, известно достаточно хорошо. Поэтому приведу здесь только один документ. На мой взгляд, он ярко характеризует и преемственность традиций старшего и младшего поколений, бойцов гражданской и Великой Отечественной войн, и героизм самих чапаевцев в сорок первом ? сорок втором годах. Документ этот я увидел уже после войны, в музее. Это письма двадцатилетней Нины Ониловой, идеалом которой с детских лет стала Анка-пулеметчица из кинофильма «Чапаев». Нина перед очередным боем писала: «Я мечтала стать пулеметчицей. Когда случилась война, я была уже готова, сдала на «отлично» пулеметное дело. Я попала ? какое это было счастье для меня! ? в Чапаевскую дивизию, в ту самую, настоящую. Со своим пулеметом я защищала [135] Одессу, а теперь защищаю Севастополь. С виду я, конечно, маленькая, слабая, худая, но я скажу вам правду: у меня ни разу не дрогнула рука. Первое время я еще боялась, а потом все прошло. Когда защищаешь дорогую родную землю и свою семью (у меня нет родных, и потому весь народ ? моя семья), тогда делаешься очень храброй и не понимаешь, что такое страх. »

Нина Онилова погибла в боях за Севастополь. Отважной пулеметчице посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. А скольких еще таких героев, известных и неизвестных, воспитывалось на замечательных боевых традициях Чапаевской дивизии!

Но о подвигах Нины Ониловой я узнал после войны. В то же трудные дни конца октября сорок первого года мне посчастливилось познакомиться с другой героиней. В Рабежу в штаб 27-й армии из-за линии фронта приехала двадцатилетняя Лиза Чайкина. Приехала уже по глубокому снегу, в санях-розвальнях, в сопровождении троих таких же юных, но в бородках, партизан, которые величали ее почтительно Елизаветой Ивановной.

Была она крепкая, скуластая, с миндалевидным разрезом глаз. Секретарь Пеновского райкома комсомола до войны, Лиза пользовалась у молодежи большим авторитетом. Когда пришли фашистские оккупанты, организовала партизанский отряд. К нам она явилась не только за оружием и взрывчаткой.

? Нас триста комсомольцев, ? говорила Лиза. ? Мы знаем все пути-дороги в здешних лесах. Дайте нам оперативное задание.

Она так и сказала ? «оперативное задание». И было что-то в ее манере держаться, в скупой, по-мужски точной речи, что заставило нас поверить в способность партизанского отряда выполнить серьезное задание.

Мы сидели в нашей столовой, обедали, слушали Лизу. Она рассказывала, что фашисты от главных дорог в сторону не суются. Боятся. Между этими дорогами, идущими к линии фронта, они расчистили от снега несколько поперечных дорог и установили на них сильные посты.

Берзарин достал крупномасштабную карту.

? Тут, тут и здесь. ? Она подчеркнула пункты на рокадных дорогах и продолжала: ? Вот здесь у них больше [136] кавалерия, кавалерийская бригада «Мертвая голова». А тут разведывательный отряд с танками. Берзарин поднял голову от карты.

? Партизаны смогут вывести из строя рокадные дороги? Это очень важно, Лиза. Тогда немцам трудно будет маневрировать резервами, перебрасывать их вдоль линии фронта. Понимаете?

? Понимаю. Выведем. Дайте только нам радиограмму: в такой-то день и час, в таких-то пунктах.

? И железнодорожный мост! ? добавил Берзарин.

? Да, и мост, ? ответила она.

Забегая вперед, должен сказать, что в январе, когда началось наступление войск Северо-Западного фронта, мы не раз вспоминали этот разговор. Партизаны вывели из строя все рокадные и железную дороги вплоть до Торопца, лишив гитлеровцев маневра. Правда, к великому нашему сожалению, Лизы Чайкиной уже не было в живых ? ее выдал фашистам предатель. Конечно, активно действовал не только Пеновский партизанский отряд, но в многие другие. Координацией их боевой работы занимался бывший первый секретарь Витебского обкома партии член Военного совета нашей армии И. А. Стулов.

В середине ноября гитлеровское командование, усилив резервами группу армий «Центр», предприняло второе «генеральное наступление» на Москву.

Мы, находясь довольно далеко от этих мест, делали все возможное, чтобы помочь защитникам родной столицы. Наши дивизии резко активизировали боевые действия, вынуждая немецкое командование направлять дополнительные силы на этот участок фронта.

Велика была наша радость, когда поступили первые сообщения о том, что войска Калининского, Западного и Юго-Западного фронтов, остановив врага на подступах к Москве, без всякой оперативной паузы перешли в успешное контрнаступление. Разгромленные, понесшие колоссальные потери, немецко-фашистские армии откатывались от Москвы.

По всем приметам чувствовалось, что и наш Северо-Западный фронт скоро перейдет в наступление. Решением Ставки Верховного Главнокомандования 27-я армия была переименована в 4-ю ударную, и штаб переместился ближе к фронту, в деревню Сорогу. Во второй половине декабря армия пополнилась новыми соединениями. Прибыла [137] 249-я стрелковая дивизия генерала Г. Ф. Тарасова. Это была очень сильная дивизия, сформированная в свое время из пограничников и уже имевшая хороший боевой опыт. В эти же дни встретил я и своих земляков ? ивановцев. 332-я Ивановская дивизия имени М. В. Фрунзе пришла в нашу армию из-под Москвы, и я тотчас поехал знакомиться с ней. Командовал дивизией полковник С. А. Князьков, комиссаром был полковой комиссар В. К. Лоскутов, начальником артиллерии ? полковник И. И. Таранов, командиром артполка ? майор С. А. Беркалов. Дивизия была сформирована по инициативе Ивановского обкома партии, участвовала в военном параде 7 ноября 1941 года на Красной площади и прямо с парада направилась на фронт защищать столицу.

Помимо этих дивизий армия пополнилась 334, 358 и 360-й стрелковыми дивизиями, четырьмя отдельными стрелковыми бригадами, десятью лыжными батальонами и частями усиления ? двумя танковыми батальонами, 270-м пушечным и 421-м гаубичным полками РГК, 408-м минометным полком, 254-м минометным батальоном, 109-м и 204-м гвардейскими минометными дивизионами М-13 («катюши»).

Впервые с начала войны 27-я армия (теперь уже 4-я ударная) получила в свое распоряжение столь значительную огневую силу. Теперь дело было за нами ? как мы сумеем этой силой распорядиться. Началась трудоемкая будничная работа, и, хотя приказ на наступление мы еще не получили, надо было исподволь к нему готовиться, и прежде всего проверить состояние вновь прибывших частей.

В конце декабря наш командарм Н. Э. Берзарин получил новое назначение ? командующим соседней армией, а на его место назначили генерал-полковника А. И. Еременко.

Такие перемещения в армейской службе ? вещь обычная, но тем не менее всем нам жаль было расставаться с Берзариным. Как ни говори, тяжелые боевые испытания сплачивают людей крепче, чем самая безоблачная дружба в мирные времена.

Почти у каждого и в юности, и в зрелые годы есть образец для подражания. Берзарин был тем человеком и командиром, на которого можно и должно равняться. Весь июль и август, отходя под натиском противника от [138] рубежа к рубежу, удерживая фронт протяженностью 100 и более километров, пополняя свои ряды только за счет пробившихся из окружения небольших групп, 27-я армия ни разу не позволила врагу прорваться через ее оборону, ни разу командарм Берзарин не дрогнул в самых тяжелых обстоятельствах.

Большая общая и военная культура, настоящая интеллигентность совмещались в нем с личной храбростью, сильной волей при решении важных оперативных вопросов. Он никогда и ни на кого не повышал голос, не любил горячки и рывков в работе. Этот стиль он привил и своему штабу, поэтому даже прорыв фашистских танков и автоматчиков к командному пункту армии (а это случалось неоднократно) не вызывал излишней нервозности. Мы отбивали противника или ликвидировали его и опять принимались за обычную работу.

Расставаясь с Николаем Эрастовичем, уговорились: если дойдем живыми-здоровыми до победы, встретимся в Берлине. И многие из нас встретились с ним, тогда уже комендантом Берлина, в мае сорок пятого года.

С генерал-полковником Андреем Ивановичем Еременко, принявшим от Берзарина командование войсками 4-й ударной армии, я раньше не встречался. Слышал о нем как о человеке горячем, инициативном, любившем первым наносить врагу удар, даже если он обладал значительным превосходством в силах и средствах. Не удивительно поэтому, что Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин называл его «драчливым генералом» и часто посылал в самые опасные места. Я уже рассказывал, как в июле сорок первого года, когда танки противника выскочили на шоссе Витебск ? Невель, Еременко лично организовал оборону этого участка.

Сейчас, когда он, принимая командование 4-й ударной армией, узнал, что я старый чапаевец, то с большой похвалой отозвался о молодом Чапаеве.

? Боевой командир! ? сказал он. ? В отца пошел.

Вместе с генерал-полковником А. И. Еременко в нашу 4-ю ударную армию прибыл и новый начальник штаба генерал-майор В. В. Курасов.

1941 год, первый год войны, был на исходе. Декабрьский разгром немецко-фашистских войск под Москвой [139] стал знаменательным фактом, вестником грядущих побед. Новый год мы встречали в преддверии нового большого наступления. Каждый из нас, участников войны, подводил итоги первому ее этапу. Разумеется, и я не был исключением.

Суммируя опыт оборонительных боев лета ? осени сорок первого года, я, как артиллерист, испытывал значительные затруднения. В самом деле: что скажешь про опыт организации и управления огнем крупных артиллерийских масс, если в твоем распоряжении таковых не было? Если все твои возможности ограничивались легкой полевой артиллерией стрелковых дивизий? Если даже в этих дивизиях вместо 70 орудий, положенных по штату, имелось, в лучшем случае, десяток-другой пушек и гаубиц? Если, наконец, твои артиллеристы из-за больших потерь в материальной части были вынуждены сражаться стрелковым оружием вместе с пехотинцами, а сам ты по той же причине то и дело выполнял разные боевые задачи как общевойсковой командир?

Да, в силу перечисленных обстоятельств решать большие, оперативного значения, задания артиллеристы Северо-Западного фронта не могли. Но в отношении тактическом они сделали очень и очень многое, чтобы подорвать наступательную мощь противника. Его подвижные соединения ? танковые и моторизованные ? наибольшие потери понесли от огня нашей артиллерии. Внимание, которое мы еще до войны уделяли противотанковой подготовке артиллеристов, сказалось и в тех случаях, когда с танками вели борьбу гаубичные батареи. Поставленные на прямую наводку, они зачастую одерживали успех.

Что же касается специальных противотанковых частей, то они полностью оправдали свое предназначение. Правда, в начале войны таких, специализировавшихся на борьбе с танками артиллерийских полков и бригад у нас было мало. Но ведь противник не имел их вовсе. Значит, рано или поздно дело это, в котором мы опередили врага, должно было дать свои плоды. Весь вопрос во времени, в том, как скоро сможем мы получить новую материальную часть и, пользуясь накопленным опытом, развернуть новые части и соединения противотанковой артиллерии.

Как показали бои на шяуляйском направлении, под Резекне и в других пунктах, наши противотанкисты были хорошо подготовлены и в тактическом плане. Их успех [140] в борьбе с танками часто решался умелым выбором огневых позиций, маневрированием, инициативой, стремлением навязать врагу свою волю, заставить его атаковать в выгодных для обороняющихся направлениях.

В единоборстве артиллерии против артиллерии, в контрбатарейной борьбе мы все лето были в далеко не равном положении. Огромное численное превосходство артиллерии противника дополнялось его подавляющим превосходством в воздухе. Фашистские бомбардировщики, в том числе пикирующие, постоянно давили на наши огневые позиции. И тем не менее нам часто удавалось выигрывать поединки с вражескими батареями. Кадры классных специалистов, которыми мы располагали, хорошо поставленная служба артиллерийской разведки ? все это были наши крупные козыри в контрбатарейной борьбе. Из-за трудностей первого периода войны нам пока не удалось раскрыть полностью все свои возможности. Значит, и тут дело тоже во времени. А оно уже работало в нашу пользу ? в Московской битве блицкригу был нанесен сокрушительный удар.

Смотрите так же:  Краткое содержание воробьиное озеро коваль